Образцовый суд над националистом Ивановым-Сухаревским оставил больше вопросов, чем ответов.
Александр Федоров. Статья. Целили по пятой графе, а попали по физиономии. Трибуна, № 61, 6 апреля 2002 г.


Долгожданная новость: лидер Народной националистической партии (ННП) Александр Ива­нов-Сухаревский признан винов­ным в разжигании националь­ной и расовой розни. Мосгорсуд приговорил его к трем годам ли­шения свободы условно с испы­тательным сроком на три года.
Как отмечалось в приговоре, Иванов-Сухаревский, возглав­лявший партию в 1995-1998 го­дах, неоднократно публиковал в газетах ННП "Я - русский" и "Эра России" статьи националисти­ческого содержания.. Проведен­ная лингвистическая экспертиза подтвердила наличие идей "на­ционализма, шовинизма и анти­семитизма" в публикациях. Кро­ме того, суд установил, что в про­грамме партии и выступлении Иванова-Сухаревского на митин­ге в декабре 1996 года на Пуш­кинской площади в Москве со­держались призывы к расовой дискриминации. Итак, приговор оглашен, зло посрамлено?
Не верится в это. Сам "наци", выйдя из-под стражи, тут же на­чал вещать в телекамеры все те же лозунги, товарищи по партии картинно вскидывали руки в приветствии (как же - бесплат­ная телереклама!) и раздавали литературу со свастикой, испол­ненной на славянский манер.
Вы видели глаза отца армян­ского мальчика, забитого на про­шлой неделе скинхедами в под­земном переходе на Дмитровс­ком шоссе? Во время похорон сына он грустно и совершенно беззлобно сказал телерепортеру: "Сегодня в Москве страшно не умирать, страшно - жить". Кто сегодня не подпишется под эти­ми словами? И одно из состав­ляющих подобного неутешитель­ного вывода - бытовой нацио­нализм, расцветающий куда бы­стрее весенних цветов.
Господин Иванов-Сухаревс­кий митингует в центре россий­ской столицы: "Смерть кавказ­цам и жидам!" и призывает гнать из Москвы "кавказцев, азиатов и негров". Признаем­ся: подобные призывы бальза­мом ложатся на души очень многих россиян, измученных страхом, бедностью, отсутствием ясных перспектив. Не все, конеч­но, признаются в этом, но сколь­ко миллионов людей готовы об­винить в своих бедах, больших и малых, пришельцев из неког­да братских республик! "Понае­хали - и грабят..." Что это, шови­низм, тоска по крепкой руке? За этими настроениями ощущается бессилие власти, не умеющей решать деликатные проблемы в многонациональной стране. На­чиная от нескончаемой войны в Чечне, подтачивающей терпе­ние и ресурсы, и кончая всем известной картинкой, когда ста­рушки из Подмосковья продают квашеную капусту и соленые огурцы, как правило, за ограда­ми рынков и на обочинах дорог. А фермеры, привозящие в сто­лицу картошку, мясо и прочее и чувствующие себя ограбленны­ми перекупщиками? Но об этом нужно спросить отнюдь не у кав­казцев, а у силовиков и отцов го­рода, у стражей порядка. Почему, кстати, в жесткой конкурент­ной борьбе на рынке "наших" и "ихних" чиновники и милиция неизменно занимают сторону последних? Насколько бескоры­стен этот выбор?
Именно на фоне этого бесси­лия институтов власти могут по­чувствовать себя спасателями русского народа Иванов-Суха­ревский и его чернорубашечни­ки, скинхеды и пацаны, начав­шие охоту на сверстников с дру­гим цветом кожи. Если странная, невразумительная чеченская война далеко, да и отстаивать там свои идеалы - себе дороже, то черные - вот они, в метро ря­дом едут, так легко дотянуться до обидчиков железным прутом.
Неужели свой киллер или грабитель ближе к телу, нежели азербайджанский или грузинс­кий? Глупо. Убийца не имеет на­циональности, как, впрочем, и убитый.