Давид Горелишвили слухами о новшествах со столичной пропиской: по сути изменения косметические.
Игорь Андреев. Статья. Слухи о свободе преувеличены. Новая газета, № 17.


На прошлой неделе Москва наполнилась слухами о новшествах со столичной пропиской. Говорили разное: то ли радикально упрощен порядок регистрации, то ли регистрация вообще отменена как институт. Кто-то поспешил обрадоваться: наконец- то можно будет легально работать в столице, посылать детей в школу, получать медицинскую помощь и так далее. И больше никаких унижений с проверкой документов милиционерами, ни копейки взяток.
"Новая газета" обратилась за разъяснениями к Давиду Горелишвили - руководителю Общественной приемной Московской Хельсинкской группы. - Oн занимается вопросами регистрации и прописки еще со времен СССР. Выяснилось, что особенно радоваться нечему
- Правительства Москвы и Московской области издали совместное постановление о внесении изменений в предыдущие постановления - № 1030-43 и № 241-28. Этот документ не был опубликован в официальном издании московской мэрии - газете "Тверская, 13". Именно поэтому появились слухи о якобы положительных изменениях в порядке регистрации. Но по сути изменения косметические. Столичная администрация, к сожалению, не упразднила временную регистрацию.
- Давид Валерьянович, разве Лужков может упразднить регистрацию? Ведь она предусмотрена федеральным законодательством.
- В том-то и дело, что федеральный закон говорит о регистрации вообще, но там нет ничего о ее сроках. То есть вы здесь живете - значит, вас обязаны зарегистрировать, и точка. Когда покинете Москву, просто сообщите в регистрирующий орган, чтобы вас сняли с учета. Вместо этого московское правительство придумало свой порядок: ограничить регистрацию сроками.
- Этот особый порядок в столице существует давно...
- Когда в России появилась новая Конституция, институт прописки был упразднен и введена регистрация по месту пребывания. Но московские власти посчитали положения Конституции слишком либеральными и ввели свои ограничения на свободу передвижения людей в столице. Однако в феврале 98-го Конституционный суд, по сути, запретил московским паспортным столам отказывать гражданам в регистрации по различным надуманным поводам...
- Известно, немножко долларов помогают милиционеру взглянуть на приезжего более либерально...
- Так это и происходит в массовом порядке. Ничего, кроме взяточничества, московская система регистрации не дает.
- Итак, что же произошло после решения Конституционного суда в 98-м году?
- Прочитав вердикт КС, я обрадовался, что работы на этом фронте для меня больше не будет. Но столичное правительство сразу же создало специальную комиссию... Трехлетняя практика ее работы самая ненормальная. Паспортные столы, получив от граждан документы, не регистрируют их. Вместо этого они направляют документы граждан в комиссию на рассмотрение. Сразу же возникает вопрос: почему федеральная структура передает документы граждан чиновникам городской администрации? ГУВД столицы не должно делегировать этой комиссии свои полномочия в части регистрации граждан, ведь оно является частью МВД России.
- За эти три года кто-то выступал против?
- Когда Путин занялся вертикалью власти, в регионах начали приводить свои законы в соответствие с федеральными. Только не в Москве. Правозащитники довольно легко выиграли много дел в судах. Но каждое из них - частный случай. Наша организация давно добивается в суде признания постановлений московского правительства о правилах регистрации незаконными.
- И вот под сообщения официальных СМИ об упрощении процедуры регистрации правительство Москвы...
- ...не только не упразднило пресловутую жилищную комиссию, но вписало ее в текст старого постановления.
- Так в чем же суть изменений?
- В сторону улучшения - по большому счету ни в чем. Московские власти по-прежнему не хотят регистрировать людей в столице.