Национализм в России.
Саша Иванский. Статья. Настоящие патриоты. Огонек, № 36


В четверг, 16 августа, около памятника Хо Ши Мину состоялся митинг так называемой фашистской организации под названием "Русский хозяин". Обеспокоенная настроениями в обществе редакция направила меня, нормального такого парня Санька ИВАНСКОГО, посмотреть, что же там эти мерзкие фашисты будут с народом делать, какие ужасы будут твориться. Мне посоветовали быть осторожным, а также сказали, что этот поход будет ни много ни мало, а настоящим журналистским подвигом. Ибо фашисты вообще-то опасны: они всех бьют.
Я взял свою паршивенькую мыльницу, вдохнул своей геройской грудью побольше воздуха и смело отправился к Хо Ши Мину совершать журналистский подвиг.
...Издалека я услышал призывные крики в микрофон и увидел памятник Хо Ши Мину. Около него, как ни странно, фашистов не было, а ходили несколько маленьких девочек. А если точнее, две маленькие девочки, одна в голубеньком платьице, а другая в джинсах и оранжевой футболке, рядом с детишками стояла женщина, которая была их мамой. Девочки постоянно бегали, а мама крайне обеспокоенно следила за их беготней.
Маленькие девочки и мама слышали нервные окрики неподалеку:
- А русские тем временем что делают? Мрут русские, мрут и мрут! А почему? А потому что питаются плохо, белков не хватает в организме, все такое... Ну что там говорить, господи... а русские - они ж не могут себя защитить!
Девочка удивленно повернулась в сторону криков:
- Да-да-да! Именно так! - как будто бы к этой девочке обратился оратор. - Видели ли вы когда-нибудь такого русского, который стремится к власти? Нет! Я - первый такой! Русский! Стремящийся к власти! И я призываю вас...
...Вокруг памятника стояло много скамеек, и вот около одной из них, как выяснилось, и проходило боевое политическое крещение первого русского, стремящегося к власти. Там, в теньке от свежих августовских деревьев, стоял мужчина с бородой, в белой рубашке и черных брюках, при параде, значит... Стремящийся к власти русский стоял около микрофона. По правую руку от него стояли двое молодых ребят - тоже русские и стремящиеся к власти - с белым транспарантом с надписью "Русский хозяин". Ребята, кроме того, что стремились к власти, страшно потели, так как в отличие от своего лидера в теньке не находились и нервно курили. По левую руку от выступающего, на скамеечке парка, сидели старички в количестве двух штук и, как говорится, смотрели выступающему в рот. В рот, как говорится, они смотрели очень внимательно и время от времени оборачивались друг к другу со словами: "Точно сказал!" Сам выступающий сильно сутулился, волновался, потел (хоть и находился в теньке, зато пылал речами), говорил свои фашистские речи быстро и сбивчиво...
- А вы... это самое... как думаете, что мы тут делаем? Испытываем нажимы власти, правильно... Почему мы стоим около этой жалкой скамеечки, а не около памятника? Потому что власть давит, а во власти, как известно, одни только еврейские мафиези... Господи, что тут говорить... - тяжело вздохнул мужчина. - Итак, продолжу...
И далее фашист начал подробно излагать свои взгляды на жизнь. Так получалось интересно, что практически в каждом взгляде у него встречались те или иные "мафиези". Сначала еврейские: - Еврейские мафиези прибрали к рукам власть! Это было в начале 90-х! Тогда Баркашов, депутат Госдумы, - я его очень уважаю как человека, потому что он патриот, - обратился к депутатам, мол, дайте мне эфир! Ничего такого вроде не сказал, да?.. Только эфир просил... И что потом было? Я все видел! Своими глазами! Как потом они пришли и им в спину стреляли! Всех расстреляли! Я видел! Все это еврейские мафиези...
Я начал немножко путаться в ситуации. Как же могли расстрелять Баркашова, если он до сих пор жив? Мне объяснил ситуацию, а также ввел в курс дела молодой парень в черной одежде. - Так вот и расстреляли... - растерянно сказал мне юный фашист. - А Баркашов выжил, он сильный мужик.
Автор этих точных по смыслу слов стоял немножко в стороне от выступающего, около большого ящика "для пожертвований" на развитие фашистского дела в нашей Родине:
- Собираем... на разные цели. Вот, например, видишь этот замечательный журнал в красной обложке? Мы его бесплатно раздаем всем желающим, потому что это агитация... А между тем стоит он двадцать рублей за штуку! Вот и собираем...
- Много денег дают фашистам?
- Мы не фашисты, а национал-патриоты... - обиженно ответил высокий стройный парень. - Денег дают мало!
Последние слова он сказал с некоторой даже гордостью, С той же гордостью потом продолжил:
- У нас в организации настоящих патриотов где-то двадцать человек! Я в их числе! А мужчина, который выступает, - Червяков, наш идейный руководитель...
- А Макашова я уважаю, хоть он и еврей! - голосил на заднем фоне идейный руководитель. Тем временем парень около ящика для пожертвований всучил мне журнал, который стоит 20 рублей, и сказал внушительно:
- Прочти. Потом приходи.
- А-а-а... Ну-ну...
Я заметил, что с этим красным журналом сидели все в парке. Народу было немного, человек 20 - 30, чаще всего останавливались проходящие мимо, а иные, живущие неподалеку, просто не меняли своих обычных мест для прогулок. Оратора от аудитории ограждала дорожка, по которой постоянно суетливо ходили люди по делам. Оратор при этом фыркал и говорил с пущим азартом про "мафиези". Его люди несколько раздражали...
- Сталин! Как его все любили! А не знали - он был евреем. Джугашвили в переводе с грузинского - это значит "сын еврея". Значит Сталин был евреем. Значит с того времени еще нами управляли еврейские мафиези! - Червяков перевел дух и перешел на современность. - Или вот Ельцин... Тоже еврейский мафиези... Вы знаете, что у него дедушка был евреем? Был! Еще каким был евреем, так что внучок - еврейский мафиези...
Еще на площади было несколько милиционеров. Они постоянно ходили туда-сюда. Очевидно, они готовились к буйному фашистскому митингу, но вместо этого встретили... потную тусовку в парке. Им было досадно, что работы нет никакой, и они, как говорят в таких случаях, создавали видимость действий. Например, главный милиционер подошел к оратору, что-то шепнул ему на ухо...
- Ага! - радостно воскликнул Червяков. - Вот-вот, видите! Он ко мне подошел и сказал: не говори лишнего! Я и не говорю!
Милиционер довольно улыбнулся, так как видимость действия перешла в само действие, и его слова нашли отклик. Он мне потом в интервью сказал:
- Я лично очень рад, что есть Червяков... Все правильно говорит, только надо поосторожней... в выражениях. Меж тем Червяков продолжал говорить о милиционере:
- Да, - говорил он бурно. - Возможно, меня уберут! Тут ведь все во власти как считают: русский - значит, можно бить и убивать! А я русский, и меня бьют! И когда-нибудь убьют! Но мне не страшно! За мной придут другие... русские патриоты! Мне не страшно, потому что за мной вся Россия!
После этого он продолжил о мафиези. Теперь Червяков перешел от мафиези еврейских к мафиези кавказским:
- Кавказские мафиези заполонили нашу власть и рынок! Я ничего против не имею, пусть приезжают, но... Извини меня, в гостях веди себя как гость!
Речи Червякова, казалось, уходили в пустоту. Только изредка подходили пьяные люди и что-то кричали в ответ. У Червякова сидела в парке солидная поддержка - пять полулысых парней. Впрочем, настроены они были вполне миролюбиво. Рядом со мной около памятника очутились две скромные и не очень красивые девушки. Они поделились:
- Пришли сюда по объявлению, через полгорода приехали... Мы с этим мужиком во всем согласны! Надо из Москвы всех кавказцев выселять, вот из нашего дома тоже. У нас в подъезде только кавказцы, они постоянно пристают к нам, даже парни нормальные к нам боятся ходить теперь...
- А сюда зачем пришли?
- А че? Делать-то летом нечего... не в деревню же. Я нашел еще одного поклонника творчества Червякова. Он с камерой стоял напротив него и не двигаясь снимал. Взгляд у поклонника первого русского, стремящегося во власть, был полон грусти и печали...
- Я снимаю все это для себя... Приятно, знаешь ли. Включу потом дома как-нибудь на празднике - пусть люди правду слышат. Или просто вечером включу, лягу на кровать, глаза закрою - здесь ведь главное не смотреть, а слушать... И ловлю кайф!
Парень-оператор грустно взглянул на меня:
- Правды нет в этом мире...
...Жизнь в парке кипела, только не совсем такая, какую я ожидал. Бабушки и дедушки - главные червяковские слушатели - все время тихо вздыхали и охали про "иные времена". Детишки играли и бегали друг за другом. Червяков продолжал свою речь мученика...
Я спокойно ходил по парку и фотографировал всех своей мыльницей, а фашисты лишь улыбались мне в мыльницу спокойно и довольно.
Иногда ко мне подходил довольный милиционер, громко меня хлопал по плечу и живо спрашивал:
-Ну что, "Огонек"?
В парке все сидели с красными фашистскими журналами. Кто-то ими обмахивался, чтоб не было жарко, кто-то, растерзав их постранично, устроился на травке сидеть. А я решил почитать журнал фашистов...
Значит, называется он "Русский хозяин". Подзаголовок - "Русский значит бесправный". В журнале множество статей про то, как в нашей стране угнетают русских... Одна история мне очень запомнилась. Называется статья "Как я стал фашистом". Рассказывается про путь одного патриота из Москвы на Родину... Значит, автор статьи со своим другом Павлом, оба русские, заходят в поезд...
"...В тамбуре вагона стояла группа лиц с кавказской внешностью. Мы услышали в спину: "А не проломить ли этим русским свиньям черепа?" - "Это вы нам?" - обернувшись, спросили мы у них. Но... уже простыл и след".
Далее герой едет в вагоне:
Сейчас за молодежь уже не там и сям, она разочаровала!
"Проведя всю дорогу в обсуждении проблем русского народа, его богоносности и места в истории развития человечества, мы не заметили, как поезд въехал в объятия нашего городка... и мы с Павлом двинулись к выходу в тамбур. Стоящие там уже знакомые нам кавказцы, агрессивно и с ненавистью посматривая на нас, загородили нам проход. Я вежливо предложил им пропустить нас, русских людей, приехавших к себе на Родину, но услышал в ответ ругательные и оскорбительные нелитературные выражения. Тогда Павел, не сдержав свой горячий казачий пыл, сказал: "А ну, быстро разбежались по своим купе!" и тут же получил по голове пустой бутылкой. От этого удара наверняка свалилась бы дюжина Рэмбо, но человек, в котором течет три четверти крови воинов Всевеликого Войска Донского, даже не дрогнул... На нас снизошел дух воинственной славянской экзальтации, дух наших великих предков. Не раздумывая, мы вступили в неравный бой с этой оголтелой толпой этнопаразитов нашей Руси. Одержав достойную победу, мы с достоинством вышли на перрон..."
Молодцы, ребята! Сумели защитить Родину!
Но, кроме хроник боевой славы, в журнале я еще нашел и материалы о тягостях нашего бытия. А именно - о том, как еврейские мафиези осваивают наши земли. Вот заголовки материалов славного "Русского хозяина":
"Может ли русский разговаривать с русским... без разрешения еврея?"
"Московская милиция как орудие еврейского нацизма"
"Еврей, широко понимающий фашизм"
"Ваши жалобы просто смешны"
"Смешны ли наши жалобы?"
И наконец, я хочу процитировать несколько изоблачительных статей, объединенных рубрикой "Внимание! Унижение русского Национального достоинства". В этом материале показано несколько примеров из ТВ-программ, в которых евреи-ведущие унижали русское достоинство. В первом случае три еврея изображали...
"Три еврея, переодетые в костюмы Бабы-яги, нелепо дергаются на сцене. Еврей, ведущий передачи, указывая на дергающихся евреев, переодетых под указанного персонажа русских сказок, провозглашает: "Да здравствуют русские женщины - самые красивые женщины в мире". Показываемая крупным планом на телеэкране еврейская общественность заливается хохотом и аплодирует".
Далее приведены другие примеры оскорбления русского достоинства на ТВ, после чего следует несокрушимый вывод:
"Другой вопрос: для чего совершаются эти надругательства над честью русской нации? На наш взгляд, для того, чтобы приучить русских к низкой самооценке... А унижающие русских телевизионные шуточки - это, очевидно, идеологическое оружие по порабощению сознания русского народа. Обо всех других выявленных случаях унижения русского национального достоинства просим наших читателей сообщать..."
Я, вволю посмеявшись, заметил, что народу становится все меньше и меньше. Митинг, по плану проходивший два часа, практически закончился.
- И что я вижу в стране? - продолжал взывать к аудитории единственный русский, борящийся за власть, с фамилией Червяков. Пот с него уже тек широкими ручьями.
- Я русский... Я хозяин на этой земле! Фашисты на меня совершенно не нападали. Журналистского подвига, в общем, я не совершил, увы. Потому что фашисты, насколько я понял, - они уже не те... Не те пошли фашисты.
Как все меняется в этом мире! Еще несколько лет назад так называемых националистов-фашистов было принято считать опасными врагами российского общества, а сейчас... Сейчас за молодежь уже не страшно - подравшись там и сям, она разочаровалась и в фашистах. Сейчас не боятся фашистов вообще, ибо как-то незаметно они не то чтобы прекратили свою деятельность в России - нет, напротив, по их утверждениям, партийную силу они из года в год все набирают и набирают, - а просто они перестали интересовать российских граждан. А российские фашисты сейчас заняли... пожалуй, свою нишу в российском обществе - нишу вечно ноющих, бесперспективных, жалких, смешных, никому не нужных людей, политиками которых назовешь с большой натяжкой.
Пусть впредь они там и будут.