Недавний погром московского рынка в Царицыно вряд ли можно назвать внезапной вспышкой экстремизма.
Статья. Власть, как всегда, застали врасплох. Независимая газета, № 210, 10 ноября 2001 г.


Эксперты "НГ" считают, что проблему национализма должно решать государство
Нечто подобное в нашей столице уже было. День примирения и согласия 7 ноября снова был отмечен митингом националистов-лимоновцев, где звучали лозунги "Москва для москвичей, Россия для русских". Обеспокоенность ситуацией выразил президент Путин. Глава Минюста Юрий Чайка вчера заявил о том, что нужен новый закон о противодействии экстремизму, старый уже не работает. Кто стоит сегодня за националистами? Кому выгодно разжигать в России межнациональную рознь? Почему местная и федеральная власти действуют так нерешительно? На эти вопросы отвечают эксперты "НГ".
Эмиль Паин, Центр по изучению ксенофобии и экстремизма Института социологии РАН:
- Насколько я понимаю, речь идет все-таки не о национализме, а о вспышке ксенофобии. Явление это обусловлено целым рядом обстоятельств фундаментального характера. Например, у всех народов России, по данным социологических опросов, растет этническое самосознание, и сильнее всего - у русских. Это некий объективный процесс, в котором русские отстали по сравнению с другими народами. Однако этот рост самосознания эксплуатируется сегодня экстремистскими группировками. Кроме того, налицо факт сознательного нагнетания неких фобий для политических целей, и это результат действия в том числе и правительственной информации. Скажем, информационная война, с помощью которой было сломлено антивоенное настроение российского общества в пользу поддержки действий российских властей в Чечне, не обошлась и без роста этнофобий, прежде всего в антикавказских настроениях. Есть и третий элемент.
Общемировая борьба с терроризмом зачастую превращается в сознании людей в некий антиисламский фронт. Все это определяет некий всплеск ксенофобии, но не объясняет конкретных событий на юге Москвы, поскольку это лишь социальный фон.
Существует масса мелких организаций полуфашистского типа, которые привлекают молодежь военной формой, лозунгами, мужской и дружеской солидарностью. Никакой государственной программы, связанной с попыткой цивилизованным образом занять эту нишу, не существует, и ее занимают экстремистские организации, что естественно. Я бы не сказал, что власть молчит. Реакция на события была на самом высоком уровне. Но можно упрекнуть власть в том, что у нее нет программы борьбы, у нее нет идеи борьбы с экстремизмом. И поэтому я боюсь, что все сведется к неким частным карательным милицейским акциям. Пока ведь и вся борьба с терроризмом - это некие военные действия. Между тем в истоках этой проблемы лежит комплекс социальных процессов, к которым нужно подходить фундаментально и системно. Необходима четкая государственная программа долгосрочных действий, а не только репрессивные меры.
Игорь Бунин, Центр политических технологий:
- Если мы рассматриваем проблему национализма, необходимо помнить об истории возникновения крайне правой националистической идеологии. Она возникла как реакция на распад великой державы, как попытка морально компенсировать этот распад. Потом были кавказские события, и прежде всего Чечня. Кроме того, в основе этого национализма лежит традиционный конфликт между торговым и земледельческим народом. В качестве торгового народа выступают на низшем уровне так называемые лица кавказской национальности. Такой конфликт обычно бывает всегда. Его надо купировать.
Но проблема торгового народа еще усугубляется чуждостью культуры части лиц кавказской национальности. Она может быть решена несколькими путями. Первый путь - американский, когда существует множество культурных сред со своими идеями и системой ценностей, но все соблюдают идентичность различных национальностей. Второй - французский вариант, когда существует гражданское понимание национальности. Ты родился во Франции, ты говоришь по-французски, значит, ты - гражданин Франции. Везде, не только в России, этот конфликт разных идентичностей достаточно силен. Есть и так называемый мусульманский фактор, который связан с некими особенностями фундаменталистского крыла ислама. Оно не принимает глобалистское универсальное космополитическое общество, которое строится во всем мире. Кроме того, часть нашей молодежи находится в маргинальном состоянии, она не может интегрироваться в общество и испытывает повышенную агрессивность к любому "центру". И есть силы, которые используют эту агрессию маргинальных молодежных стихий для своих собственных целей. Я думаю, что это заказчики среднего уровня, которые борются на том или ином рынке с доминированием, скажем, азербайджанцев. Что касается власти, то она, по своему обыкновению, всегда спохватывается. Она не умеет реагировать заранее. Это природа любой власти. Ведь и США тоже "спохватились" только после событий 11 сентября.
Валерий Федоров, институт политической конъюнктуры:
- Не думаю, что за погромами в Москве стоят какие-то организованные злые силы. Я полагаю, что это прежде всего активность молодежи, которая и в Европе наводит ужас на всех мирных жителей. Надо подчеркнуть, что и погромы в Москве, и межэтнические столкновения в Краснодаре - вещь отнюдь не новая. Мы наблюдаем это периодически на протяжении последних пяти-семи лет. Другое дело, что сейчас они приобретают иное звучание в свете растущего по всему миру межэтнического и межконфессионального напряжения, в контексте так называемого конфликта цивилизаций. Но пока единой силы для того, чтобы скоординировать эти ксенофобские выходки в масштабах всей страны и придать им политическую окраску, нет.
С другой стороны, понятно, что сейчас власть готова всеми силами препятствовать использованию межнациональных противоречий в политических целях. Не случайно совсем недавно был реанимирован проект закона о противодействии политическому экстремизму. Поэтому я думаю, что российские власти вполне готовы к сценарию дальнейшего раздувания межнациональных противоречий и встретят их во всеоружии.