Один из лидеров московских бритоголовых утверждает, что царицынский погром - не последний. Александр Богомолов.
Александр Богомолов. Статья. "Царицынский погром не последний". Новые Известия, № 205.


Так утверждает один из лидеров московских бритоголовых
Вчера рано утром москвичка Лилия Милявская и ее сын Марк выгуливали собаку возле своего дома на улице Юных Ленинцев. Неожиданно к 31 -летнему Марку начали приставать четверо скинхедов, угрожая ему физической расправой. Пожилая женщина попыталась заступиться за сына. Однако нервы 60-летней Лилии Милявской не выдержали такого испытания, и она умерла на месте. Прибывшие врачи признали, что причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Правда, к этому моменту скинхеды уже успели скрыться. Трагический случай на улице Юных Ленинцев вновь напомнил обществу о событиях 30 октября на юге столице.
Напомним, что в тот день около 400 молодых людей, вооруженных обрезками арматуры, атаковали площадь перед рынком "Царицыно", где, как всегда, находились много выходцев с Кавказа, а затем продолжили кровавую "зачистку" столицы возле гостиницы "Севастополь" и в вагонах метрополитена. По официальной статистике, жертвами погрома стали 3 человека. Даже президент Путин "заметил" побоище, развязанное молодыми нацистами в столице России.
Какие силы стоят за юными погромщиками? Что движет ими? И кто это был, скинхеды (бритоголовые), фанаты, члены РНЕ или других полувоенных организаций? Все это время пресса и телевидение пытались ответить на эти вопросы, выдвигая версии одна фантастичнее другой. Корреспонденту "Новых Известий" Александру БОГОМОЛОВУ удалось встретиться и побеседовать с лидером крупной группировки скинхедов (на вопрос об имени он предложил называть его на выбор Дмитрием, Иваном или Петром), который признался, что является одним из организаторов царицынского погрома.
Многие слова, прозвучавшие из его уст, покажутся шокирующими, но мы считаем, что их не следует подвергать какой-либо цензуре, дабы читатель смог понять, с какой силой столкнулось сейчас наше общество. Тревожным симптомом представляются заявления о безоговорочной поддержке погрома на юге столицы москвичами. Конечно, можно считать эти утверждения обычной демагогией, но достаточно вспомнить интерактивные опросы, которые проводили после событий 30 октября некоторые телеканалы. На вопрос, раздражают ли вас кавказцы на улицах Москвы, подавляющее большинство респондентов отвечали: "Да".
Мы партизаны в собственной стране
- Вы утверждаете, что были одним из организаторов погрома в Царицыне. А какую структуру вы представляете?
- Я принадлежу к одной из крупных группировок московских бритоголовых. Мы не сотрудничаем ни с одной из политических партий, не занимаемся официальной политической борьбой. Мы простые русские люди, которые устали от беспредела инородцев. Очевидно, что настала необходимость действовать. Мы называем себя партизанами в собственной стране, так как вынуждены бороться с засильем "гостей" практически военными методами. Ни одна из существующих националистических, нацистских и прочих организаций (РНЕ, ННП, НБП) не причастна к событиям на юге столицы.
— Тем не менее вы собрали около 400 человек, а ведь ни в одной из неформальных группировок такого количества членов просто. Как же вам это удалось? — В такие дни мы собираем "под свое крыло" всех, кого принято называть "праворадикальной русской молодежью": футбольных фанатов, скинхедов, просто сочувствующих. Это не первая наша "акция", мы уже довольно давно действуем подобным образом. Просто большинство предыдущих мероприятий, как правило, замалчивались сотрудниками милиции, не желавшими портить себе статистику раскрываемое™ преступлений. Постоянно происходят массовые беспорядки на этнической основе в День города, когда мы проводим как заранее запланированные масштабные акции, подобные царицынской, так и более мелкие, вроде "зачисток" метрополитена. Нередко громили и рынки, в частности в "Коньково", на "Юго-Западной", возле Киевского вокзала. Правда, нашумевшее побоище на рынке в "Ясенево" в день рождения Гитлера не наших рук дело. Его устроили представители какой-то другой группировки. Даже я, будучи напрямую связанным с лидерами разных формирований, с трудом представляю себе, сколько на сегодня в Москве скинхедов. Газеты печатают какие-то конкретные цифры, пишут о десятках тысяч бритоголовых. Но, поскольку наша среда чрезвычайно замкнутая и многие стараются не афишировать участие в подобных "делах", можно лишь предположить, что счет идет на тысячи. Мне не жалко погибших — Давайте вернемся к событиям 30 октября. Погром на юге Москвы был организован заранее или это была спонтанная акция? — Эта "акция" планировалась давно. Правда, первоначально мишень была совсем другая: мы планировали атаковать антиглобалистов, которые якобы собирались сорвать заседание Всемирного экономического форума. Но, как известно, никакие антиглобалисты в Москву не прибыли, и был задействован запасной вариант. — При чем же здесь антиглобалисты? Разве ваше движение выступает за глобализацию мировой экономики? — Вовсе нет. Мы также против глобализации, но антиглобалисты — в массе своей представители левых экстремистов, анархисты, коммунисты и антифашисты. Это наши враги, мы не хотим, чтобы в Москве кто-то пропагандировал социалистические идеи, принесшие России за 70 лет столько горя. — Но почему же в таком случае вашей целью стал именно юг Москвы? — Здесь две причины. Первая: в южных районах города проживает довольно большое количество некоренного населения. Там находятся несколько настоящих притонов для нелегальных иммигрантов, таких, как гостиница "Севастополь". В этих местах нередко возникают конфликты на этнической почве. А вторая причина лежит на поверхности: в тот день огромные силы милиции дежурили на севере столицы, в районе гостиницы "Мэрриотт", где на экономическом форуме выступал Путин, и на стадионе "Динамо", где проходил международный футбольный матч. Ясно, что юг остался фактически оголенным. Этим-то мы и воспользовались, проведя "удачную" акцию? — Ничего себе "удачную"! А как же трое погибших и несколько десятков раненых? Разве вас это не тревожит? — Мне не жалко этих людей. Все они чужие в моем городе и должны были убраться отсюда еще давно. Вопреки тем сведениям, которые публикуют в прессе, мы не трогали людей славянской внешности, женщин и детей. Объектом нападения были только кавказцы, индусы и афганцы. Открою вам небольшую тайну: данные о погибших и пострадавших значительно занижены. Милиции невыгодно брать на себя лишние "висяки", поэтому, скорее всего, тела других убитых "оформляли" каким-то иным образом. Возможно, руководство МВД и заинтересовано в раскрытии этого громкого преступления, но обычные стражи порядка, работа которых оценивается по количеству "галочек" в графе "раскрытые правонарушения", используют все возможности, чтобы закрыть заведомо тупиковые дела. — А как же погибший москвич, его вам тоже не жалко? - Мне он безразличен. Мы ведь говорим не о москвичах и немосквичах, мы говорим о русских и нерусских. Может быть, Лужков и заинтересован в создании какой-то особой "нации москвичей", этакой касты сверхчеловеков, главным отличительным качеством которых будет наличие штампа прописки в паспорте, но для меня и моих товарищей все это пустой звук. Я читал об убитом армянине в газетах, дескать, был строителем, крановщиком. Ну и что? Я тоже долгое время работал строителем, я же не поехал на заработки в Ереван, отнимать у граждан Армении рабочие места. Разумеется, крановщики или рыночные торговцы не первоочередная мишень, для нас враг № 1 - это диаспора в целом. Именно оттуда все зло: рэкет, наркотики, проституция, терроризм. А Кулиджаняну просто не повезло: он пострадал за всех своих сородичей. Разветвленная горизонталь - Начальник Московского ГУВД Пронин утверждает, что милиции известны адреса и клички участников погрома в Царицыне, и в настоящее время производятся их аресты. Вы не боитесь оказаться на скамье подсудимых? — Нет. В принципе я к этому готов. Другое дело, что такое вряд ли возможно. Наша структура настолько замкнутая, что для продвижения в руководящее звено нужно как минимум несколько лет. Поэтому вероятность появления среди нас милицейских информаторов чрезвычайно мала. На тех, кто действительно занимается планированием "акций" и заботится о развитии движения, выйти сможет далеко не каждый "свой". — Но мы-то с вами беседуем? — Мы хотим высказать свою точку зрения, и в конце концов не вы же нас нашли, а мы вас. Даже если допустить вероятность ареста, то максимум, что мне можно будет инкриминировать, - злостное хулиганство. Я взрослый человек и хорошо понимаю, что "пришить" мне участие в организации массовых беспорядков или разжигание межнациональной розни практически невозможно. Хотя, с другой стороны, говорить о каком-либо руководстве смешно, я просто пользуюсь определенным авторитетом, и мне хватает энергии, чтобы организовывать деятельность группировки. Структура движения - это не вертикаль власти, как в любой официальной партии, а, скорее, разветвленная горизонталь, что и привлекает к нам молодежь. К тому же у нас нет "фюреров" или "кукловодов", о которых так любят рассуждать СМИ. Мы не ведем активную пропаганду среди соратников, большинство из них прекрасно осознают, чем они занимаются. У движения нет "волосатой лапы", снабжающей нас большими деньгами за участие в беспорядках. Все средства, которые идут на "организационные расходы", мы берем из собственных заработков. — А вы, как взрослый человек, чувствуете ответственность за тех молодых людей, кого сейчас обвиняют в убийстве во время царицынского погрома? Ведь вы фактически повели их на "акцию", а теперь их, вероятно, ждет тюремное заключение. — Повторю еще раз, силком туда мы никого не тащили. И арматуру никому в руки насильно не запихивали. Я сам был в первых рядах дерущихся, а не отсиживался за чужими спинами. Каждый из тех, кто в тот вечер оказался с нами в Царицыне, знал, на что идет. Разумеется, попавшиеся ребята не останутся без нашей поддержки, но в чем она будет выражаться, вам знать не обязательно. И потом, тюрьма не самое страшное, что может случиться с человеком. За последние два года около десяти российских бритоголовых были убиты в ходе столкновений на этнической почве. Мы тоже несем ощутимые потери. Мы довольны царицынским погромом — Какова ваша реальная цель? Неужели вы считаете, что достигнете ее с помощью террора? — Мы хотим, чтобы власти создали нормальное иммиграционное законодательство и выкинули из России всех нелегальных иммигрантов. Мы считаем, что русский народ должен сплотиться по национальному признаку, а не на основе "государственного самосознания". Мы не россияне, мы - русские! Мы считаем, что каждый человек должен жить у себя на родине. Мы не собираемся ехать в Азербайджан и отнимать работу у местных жителей, так пусть и они к нам не суются. Мы не хотим, чтобы на территории России через несколько лет образовалось исламское государство. Посмотрите, что творится в Англии. Выходцы из Азии в Бредфорде и других городах берут под свой контроль целые кварталы и не пускают туда полицию и коренное население. Скоро подобное будет и у нас. - Но разве погром - это метод? - К сожалению, практика показывает, что да. Посудите сами, стоило устроить погром в Царицыне, и общество сразу же повернулось к проблеме лицом. По телевидению нас, конечно, осуждают, но простые люди в основном поддерживают движение. Мы довольны событиями 30 октября в том плане, что они получили широкое освещение в СМИ. Народ узнал, что есть та сила, которая способна противостоять засилью инородцев на улицах России. Надеюсь, что побоище на юге Москвы привлечет на нашу сторону много сочувствующей молодежи. - Как вы считаете, события, подобные царицынским, могут повториться в ближайшем будущем? - Я совершенно уверен в этом. Рассказывать о наших планах я, конечно, не намерен, но убежден, что если не мы, то другие силы обязательно постараются организовать нечто подобное. Я бы назвал эти действия "акциями народного гнева".