В Россию после развала Союза вернулось более восьми миллионов человек. Примерно у половины из них в связи с принятием нового закона о гражданстве возникнут различные проблемы. Прежде всего со старыми паспортами, которые станут недействительными. И что тогда, депортация?
Марат Хайруллин. Статья. 12 лет без права регистрации. Новые Известия, № 4, 12 января 2002 г.


"Новые Известия" писали о беженцах, размещенных в подмосковном пансионате "Ватутинки", в прошлом году. Напомним, в 1990 году после известных событий в Армении и Азербайджане 24 семьи беженцев были размещены в пустующем корпусе пансионата, принадлежавшего тогда Верховному совету. После расстрела парламента в 1993 году дом отдыха перешел в ведение Управления делами президента. И с тех пор у жителей хозяйственного корпуса начались проблемы.
Президентская администрация потребовала выселить беженцев, однако какое-либо альтернативное жилье, как положено по закону, государство предоставить отказалось. Людям ничего не оставалось, как отстаивать свои права в суде. Согласно закону о российском гражданстве, они автоматически считаются гражданами России, поскольку приехали в страну до 1992 года. Однако официальные власти упорно отказывались признавать их таковыми, из-за чего у беженцев, в подавляющем большинстве своем этнических россиян, возникло множество проблем. Их детей не брали в детские сады и школы, самих родителей не оформляли на работе, в больницах отказывались лечить.
Геннадий Жбанков, заслуженный метростроевец. 12 лет он строит метро в Москве и все двенадцать лет ездит на работу с толстенной папкой документов, поскольку у него отсутствует регистрация.
- Как остановит меня сержант, так я начинаю раскладывать всю эту бухгалтерию, - смеется Геннадий Петрович. - Объясняю милиционеру, что по сути я гражданин России, но фактически меня не желают прописывать. И хотя существует несколько судебных решений, паспортный стол упорно отказывается это сделать. Знаете, когда они видят столько юридических документов, то почему-то пугаются и сразу отпускают.
Когда дочь строителя выходила замуж, загс отказался ее расписывать без регистрации, и тогда чиновники сжалились над девушкой, в результате чего родилась уникальная бумага - свидетельство о регистрации на один день.
- Во всем этом меня больше всего удивляет другой момент, - говорит Гарольд Завадка, своего рода духовный или юридический лидер маленькой общины. - Мы ведь не бомжи. Все до единого с высшим образованием: инженеры, доктора, учителя. Все работаем, а нас в упор не видят. Дошло до того, что на одном из судов юрист Управления делами президента открыто заявил, что мы "не люди". Я потребовал занести эти слова в протокол, теперь думаем, как президентского юриста за это привлечь.
У самого Гарольда Казимировича в семье не менее курьезная ситуация - недавно родившемуся внуку отказываются выдавать свидетельство о рождении. Невестка Гарольда Казимировича коренная москвичка, но вот ее муж не имеет регистрации, а для выдачи документа ребенку требуется справка с места жительства отца. Он же нигде не прописан, справку не дают, и формально родившийся малыш вроде как и не существует.
- Самое смешное, что после статьи в газете мы выиграли целую серию процессов, - говорит Гарольд Казимирович. - Причем статья была приобщена к делу и рассматривалась судьей, как одно из доказательств. Благодаря чему суд обязал зарегистрировать нас и выдать вкладыши к паспортам.
Завадка с гордостью протягивает паспорт. Добившись признания своего гражданства, "ватутинские подкидыши" пошли еще дальше, через суд добились реализации своего права на выборы. Дело в том, что все эти годы местные избирательные участки отказывались предоставлять им это конституционное право. О беженцах вспомнили лишь однажды, когда Ельцину понадобились голоса для победы на вторых выборах. Тогда в пансионат прислали специальный автобус и все 24 семьи отвезли голосовать. И как-то без прописки обошлись.
Впрочем, официальные власти до сих пор не желают примириться. Прокуратура оспаривает все до единого выигрышные судебные решения ватутинцев, не признавая их гражданами России, права на выборы и т.д. Очередной процесс скоро состоится в Мособлсуде. Это заход уже на третий круг, в первые два раза прокуратура и беженцы доходили последовательно до Верховного суда, который отклонил все протесты и жалобы.
Я пытался выяснить у Михаила Можаева, прокурора Ленинского района города Видное, где paсположен пансионат, причины такого упорного нежелания признавать собственных же граждан таковым. Но Михаил Можаев отказался говорить с нами.
Между тем, по данным упраздненной ныне миграционной службы, в Россию после развала Союза вернулось более восьми миллионов человек. Примерно у половины из них в связи с принятием нового закона о гражданстве возникнут различные проблемы. Прежде всего со старыми паспортами, которые станут недействительными. И что тогда, депортация?