Будет ли работать новый российский закон об экстремизме.
Ксения Веретенникова. Статья. Закон не суров, но это закон. Политком.Ру, 14 мая 2002 г.


Лениво-нелюбопытно откликнулся российский обыватель на новую вылазку фашиствующих юнцов, изувечивших в вагоне московского метро гражданина Турции Вурала Озмена и устроивших погром на Старом Арбате. 18 то ли скинхедов, то ли просто бритоголовых по случаю весны болельщиков ЦСКА арестовали и доставили в УВД "Арбатское". Шалунов, конечно, скоро выпустят, тем более, что сам начальник ГУВД Москвы генерал-майор Владимир Пронин уже поставил диагноз: "некоторые болельщики ЦСКА, праздновавшие победу своего клуба, не реализовали эмоции на стадионе". Тем же, кто бил турка, придется какое-то время еще посидеть. Но недолго - на зону российские фашисты отправляются лишь по причине убийства. Или даже нескольких.
Как, например, скинхеды 14-18 лет, признавшиеся в зверских убийствах девяти "инородцев" в вагонах подмосковных электричек. Этим пяти подросткам уже предъявлено обвинение сразу по двум статьям Уголовного кодекса - "убийство" и "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью".
Вот они сядут надолго. А их руководители, которым подростки отдавали документы жертв, как скальпы - неопровержимое свидетельство совершенного подвига? Руководителей "ищут". Скорее всего, не найдут, потому что ни одного руководителя молодежной экстремистской банды пока не нашли: либо не искали, либо их не существует в природе, так как для компетентных органов отловить подобных боссов - сущий пустяк.
Да и смысла искать пока что нет никакого. В отсутствие статьи закона, по которой им можно предъявить обвинение. Однако перед праздниками произошло нечто, что может в корне изменить ситуацию. Президент России Владимир Путин внес на рассмотрение Госдумы проекты федеральных законов, направленных на борьбу с экстремизмом,
Президент предлагает дополнить Уголовный кодекс РФ Cтатьей 282-й, устанавливающей уголовную ответственность за создание организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений на почве политической, социальной, расовой, национальной или религиозной нетерпимости, а также за участие в экстремистском сообществе либо за публичные призывы к экстремистской деятельности.
Закон "О противодействии экстремистской деятельности" предложен сразу в нескольких вариантах, чтобы угодить думскому большинству.
Предложенная Президентом кара не слишком сурова: ответственность за организационную деятельность будет варьироваться от штрафа до четырехлетней отсидки, а участникам экстремистских формирований, вернее, их родителям придется раскошелиться на некую сумму штрафа. Тоже, впрочем, не страшную - до ста минимальных размеров оплаты труда.
Ничего не скажешь, закон не суров. Но это Закон!
Новость о президентской инициативе была встречена общественностью еще более вяло, чем репортажи о скинхедских вылазках. Общественность сейчас вообще мало чем удивишь: после всплеска эмоций она явно впала в апатию. А уж заботой о "черноте" - тем паче: большинство россиян сегодня пребывает по отношению к данной проблеме в состоянии глухого равнодушия с коричневатым оттенком ксенофобии. Тем более - после каспийского теракта.
Но жить в цивилизованном мире и быть свободным от цивилизованности невозможно. Во всяком случае, президенту страны. Поэтому антиэкстремистские инициативы Президента будут отлично поняты и поддержаны в Думе. Можно не сомневаться.
Другой вопрос - заработают ли новые статьи и закон? То есть, начнет ли милиция действительно искать организаторов экстремистских группировок, приравняв их к уголовным? Станут ли прокуратуры всерьез вести такие дела? Вынесут ли судьи приговоры по 282-й Статье УК? Или ей суждено стать такой же декоративной, как многие другие, года невостребованные ни одним судом и на деле доказавшие отличие от ружья в спектакле. Если статья "висит" в УК, то вовсе не обязательно, что она хоть когда-нибудь выстрелит.