О регистрации в Москве-2.
Владимир Емельяненко. Статья. Светлана Ганнушкина: Пусть милиция ловит бандитов, а не брюнетов. Известия, № 78-М.


Вряд ли есть более злободневная тема разговора для москвича и жителя области, чем регистрация в столичном регионе. Причем за регистрацию высказываются, казалось бы, самые непримиримые оппоненты - москвичка-правозащитница и подмосковный милиционер. Разница в нюансах. О них и спор, вынесенный по требованию правозащитного движения в залы Верховного суда РФ. О них и наш сегодняшний разговор.
Принято считать, что правозащитники в принципе против регистрации и делают все для ее отмены. Председатель комитета защиты прав беженцев "Гражданское содействие", член совета правозащитного центра "Мемориал" Светлана ГАННУШКИНА не ратует за ликвидацию регистрации как таковой. Ей просто не нравится, как работает система в Москве.
- Есть люди, которые считают, что наличие регистрации в какой бы то ни было форме нарушает права человека. Я к ним не отношусь.
- Вы правозащитник и ратуете за прописку?
- В Болгарии, где я недавно была, регистрация у меня заняла ровно десять минут. Я показала паспорт, мне поставили печать в приглашение, и этим дело кончилось. В этом смысле уведомительная регистрация, то есть сообщение органам внутренних дел о том, что вы проживаете по определенному адресу, на мой взгляд, прав человека не нарушает. При условии, конечно, что процедура не отнимает ощутимый кусок жизни и не превращается в ад хождения по инстанциям не только для приехавшего, но и для приютивших его родственников, которых следует "предъявить" чиновникам.
- Кому нужна регистрация?
- Не приезжему, для него она лишняя нагрузка. Органы внутренних дел заинтересованы в ней, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств они могли найти человека. Таким образом, запрещая регистрацию, московские власти не нарушают права человека, а препятствуют исполнению гражданином его обязанностей, определенных законом. Нарушения же прав человека начинаются тогда, когда отсутствие регистрации связывается с правом находиться в городе, ее проверяют на улице и за ее отсутствие карают. Если мы хотим в столице порядка, то я, как москвичка, заинтересована в том, чтобы приезжающие сюда люди регистрировались. Это дает возможность отделить добропорядочного гражданина, которому незачем скрывать место своего нахождения, от преступника. Если наши сограждане или иностранцы зарегистрировались и легально поступили на работу, то в казну города пойдут налоги, исчезнет нелегальный рынок рабочих мест. Рабский труд нелегалов если не исчезнет, то существенно уменьшится. Работодателям придется платить достойную зарплату рабочим, а не подкупать правоохранительные органы. Дети смогут пойти в школу, вместо того чтобы болтаться по улице или выпрашивать милостыню. Кстати, по Конституции мы обязаны предоставить возможность получения образования всем детям без исключения.
- Часто к вам в центр обращаются обобранные милицией?
- Бывает, но жертвами коррупции становятся не только они. От нее москвичи страдают больше всех: мы хотим, чтобы милиция нас защищала, а ей некогда, она обирает гостей. Система разрешительной регистрации - это вольница для криминала. У человека, который приехал в Москву "поубивать, пограбить, понасиловать наших женщин", как говорил мэр Лужков, проблем с регистрацией не будет. Проблемы с легализацией возникают у законопослушных граждан.
- Поэтому вы добивались и через суд добились отмены временной регистрации в Москве?
- Я как маленькую победу правозащитников расцениваю то, что по нашей жалобе Верховный суд РФ отменил ограничения по срокам регистрации, нормам площади и в приеме детей в школы. Но остается главное зло - принцип разрешительной регистрации.
- Будете добиваться ее отмены?
- Да, ее нужно отменять. Мы заинтересованы, как сказал однажды правозащитник Сергей Ковалев, в том, чтобы милиция ловила бандитов, а не брюнетов. Чтобы милиция кормилась не с нелегальной регистрации, и не с поборов с незарегистрированных, а с того дела, которому призвана служить, - защиты порядка и нашей безопасности.