В Москве у чеченцев продолжаются проблемы с регистрацией. Проводится принудительная дактилоскопия чеченцев. Все мероприятия по снятию отпечатков и контролю выходцев с Северного Кавказа проводятся в рамках специальной программы МВД "Свет".
Марат Хайруллин. Статья. Лица "неблагонадежной" национальности. Новые Известия, № 25.


В Москве у чеченцев продолжаются проблемы с регистрацией. Проводится принудительная дактилоскопия чеченцев. Все мероприятия по снятию отпечатков и контролю выходцев с Северного Кавказа проводятся в рамках специальной программы МВД "Свет".
Хава Торшхоева привезла больную мать в Москву в начале прошлого года. В Грозном, где женщина работала в правительстве Кадырова, лечить ее было негде. А в Первопрестольной у двух женщин начались проблемы с регистрацией. Но не сразу, а лишь прошлой осенью, когда Хава пришла в ОВД "Жулебино" продлевать полугодовую прописку.
Неожиданно выяснилось, что 40-летняя Торшхоева и ее мама, которой уже далеко за семьдесят, должны сдать отпечатки пальцев, сфотографироваться с номерком (фас, профиль, вполоборота и во весь рост), а кроме того, на них составят словесный портрет:
- Меня попросили даже предъявить шрам от аппендицита, - печально улыбается Торшхоева. - Я отказалась, хорошо мужчина-милиционер добрый оказался, на слово мне поверил. "Добрая" милиция также обязала Хаву и ее маму раз в месяц отмечаться у местного участкового. Кстати, подобная процедура предусмотрена законом только для досрочно освобожденных и осужденных с отсрочкой исполнения наказания.
- У моего участкового Дмитрия Домкина целый реестр таких, как я, "неблагонадежных", где он ставит галочки, - рассказывает Хава. - Мама говорит, что все это напоминает депортацию в Казахстан, когда все чеченцы и ингуши обязаны были вот так же отмечаться в комендатуре. Но ведь тогда мы были спецпереселенцами, а сейчас вроде как добровольно приехали в свою столицу. Но Хава Торшхоева знала не все. Оказывается, с прошлого года на каждого чеченца, включая детей, в столице заводится так называемое накопительное дело, куда собираются отпечатки, фотографии, словесные портреты. Участковый же обязан каждые десять дней посещать закрепленных за ним граждан "подозрительной" национальности и отчитываться рапортом, который подшивается в дело. В декабре депутат Госдумы Вячеслав Игрунов послал запрос начальнику ОВД "Жулебино" с требованием выслать ему документы, на основании которых проводится подобная процедура.
- Ответа до последнего времени я не получал, пришлось обратиться в ГУВД Москвы, - утверждает депутат.
С нами, впрочем, начальник ОВД "Жулебино" Сергей Карпов оказался более откровенным:
- Там у себя, в Чечне, значит, теракты устраивают, а здесь мозги сушат насчет "пальчиков". Все мероприятия по снятию отпечатков и контролю выходцев с Северного Кавказа проводятся в рамках специальной программы МВД "Свет". Я скажу более того, мы стремимся к тому, чтобы охватить "светом" всех россиян поголовно. И это будет очень хорошо, ведь сколько у нас неопознанных трупов, а тут, пожалуйста, все отпечатки, фотографии и словесные портреты будут в базе данных. В этой программе предусмотрена даже специальная кодировка в паспорте...
Однако дело Торшхоевой на этом не закончилось. Неожиданно депутат Игрунов получил из милиции сразу два ответа на свой запрос. В одном, за подписью первого заместителя начальника паспортно-визового управления МВД Смородиною, правоохранители утверждали, что у Торшхоевой отпечатки не брали. Кроме того, по факту этого нарушения законодательства начальнику ГУВД Москвы Владимиру Пронину дано указание провести служебную проверку.
Во второй бумаге, которая пришла к депутату спустя два дня, начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин утверждает, что дактилоскопия, реестр подозрительных личностей и фотографирование Торшхоевой осуществлялись на основании "специальных нормативных актов МВД РФ". Иными словами, по инструкции того же паспортно-визового управления МВД. Кто здесь лукавит - непонятно, но факт остается фактом, милиция не только нарушает законы, но и открыто обманывает россиян.