Как только МВД окончательно передадут функции Миграционной службы, вопрос о легализации в России афганских беженцев будет решен. По данным УВИР, афганская диаспора в Москве сейчас насчитывает до 10 тысяч человек. Об этом объявил начальник УВИР ГУВД Москвы Владимир Иванов.
Ирина Белашева. Статья. Миграционно опасен. Время новостей, 194.


Как только МВД окончательно передадут функции Миграционной службы, вопрос о легализации в России афганских беженцев будет решен. Об этом объявил начальник УВИР ГУВД Москвы Владимир Иванов. По его словам, имеется "четкое решение" на этот счет, и афганцы, чей статус до сих пор был вынужденно нелегальным, получат удостоверения беженцев и вынужденных переселенцев, которыми они фактически и являются.
По данным УВИР, афганская диаспора в Москве сейчас насчитывает до 10 тысяч человек, и, как считает г-н Иванов, это единственные нелегалы, которые официально не подлежат выдворению в связи с войной в Афганистане. Российские органы власти до сих пор не решались официально признавать их статус, чтобы не отягощать себя дополнительными финансовыми обязательствами.
А вот все остальные мигранты ощутят на себе совсем другие нововведения, связанные с переподчинением миграционного ведомства. И хотя начальник столичного УВИР весьма расплывчато говорил о своих ближайших планах (мол, пока существует только президентский указ и разрабатываются лишь положения об обновленной миграционной службе), очевидно, что МВД намерено ужесточить контроль за приезжими. Одной из первых задач, по словам Владимира Иванова, является усиление миграционного контроля при въезде в страну: "В нормальных странах сотрудник миграционного ведомства встречает прибывшего еще до пограничников и таможни, а у нас фактически ни ФМС, ни Минфедерации этим не занимались, миграционные посты так и остались на бумаге".
В качестве примера того, как в идеале должна работать служба, г-н Иванов привел экспериментальный пост, организованный совместно с пограничниками в Шереметьево. В результате только за несколько последних месяцев во въезде в Россию было отказано двум тысячам "миграционно неблагонадежных" иностранных граждан, имевших российскую визу.