Эмиссары экстремистских мусульманских организаций активно вербуют сторонников в столичных мечетях, на рынках и в вузах.
Зинаида Лобанова. Статья. Откуда у хлопца исламская грусть? Комсомольская правда, № 88.


Узнаешь брата мусульманина?
...Лето никак не хотело уходить из Москвы, и ранние осенние сумерки в Марьине пахли чертополохом. Двое крупных мужчин вышли из подъезда многоэтажки. У обоих бороды, но один явно южных кровей, а другой - типичный славянин.
- Ты - наш брат, - южанин смотрел в глаза собеседника тяжелым, немигающим взглядом, - помни, неверные должны быть уничтожены.
Славянин только кивнул. Они обнялись и расстались.
Эти оба при всей своей непохожести действительно были братья. "Братья мусульмане".
Вот уже несколько месяцев славянин Андрей готовился к поездке. От него держали в секрете, куда именно, но он знал, что там его ждут. А чего ему тут делать? Образование - техникум. Работы нет. Девушки - тоже нет. Да и вообще счастья нет! А этот бородатый, он ему за последний год как родной стал. Денег иногда подкидывает, привел к друзьям. Интересные вещи рассказывал. Например, что "пятая колонна", которая должна захватить власть, уже создана, а все, кто против, будут расстреляны по законам шариата.
В итоге Андрей, с чьих слов и рассказана эта история, никуда не поехал. Почему? Да потому, что связь с ваххабитами внезапно оборвалась. За нарушение законодательства был выслан из России его "учитель" - Ахмед Хабуха, эмиссар исламской экстремистской организации "Аль-Джамаат Аль-Исламийя", представляющей наиболее радикальное крыло "Братьев мусульман". В России Хабуха находился с 1991 года. А выслали его несколько месяцев назад.

Ты помнишь, как все начиналось?
После развала СССР в Россию хлынули мусульманские экстремисты. Так, в середине 1990-х только в Москве Минюстом было официально зарегистрировано более десяти (а фактически работали около 30) исламских благотворительных организаций. На деле же они занимались распространением чуждых для российской исламской общины идей.
Одним из первых в столице появились эмиссары международного экстремистского террористического движения "Братья мусульмане". Человек, который стоял у истоков, - египтянин Эль Лаббан. Хрестоматийная фигура в новой истории столичного экстремистского движения. У себя на родине совершил ряд афер, после чего был нелегально вывезен из страны. Пройдя специальную подготовку и получив необходимые документы, приехал в Россию. Женился на москвичке. Получил российское гражданство. Заработал славу дорогостоящего клиента среди проституток на Тверской. Чаще всего, знакомясь с людьми, называл себя Джимми. В центре Москвы выкупил целый этаж, где устроил подобие мечети.
Джимми-Лаббан занимался финансированием незаконных вооруженных формирований в Чечне, организовывал вербовку российских граждан для обучения в экстремистских центрах и террористических лагерях в Иордании и Йемене. Через его организации проходило по полмиллиона долларов в квартал.
Его интересы в конце 1990-х - Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Именно в это время там была попытка вооруженного захвата власти.
Странное письмо весной 1999 года получили некоторые районные администрации Московской области. Благотворительная исламская организация просила использовать территорию пионерских лагерей для своих целей.
Администрации отказались. Лаббан расстроился.
После взрывов в Москве "засветилась" его связь с Рамазаном Гочияевым.

СПРАВКА
Рамазан Гочияев - крайне радикальный ваххабит. В данный момент находится на скамье подсудимых в Пятигорске. Подозревается в проведении терактов в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Москве. Неоднократно приезжал в столицу, где встречался с Лаббаном.
Из Москвы Лаббан сбежал. Правоохранительные органы, а затем Минюст начали свою проверку его деятельности. Сейчас Лаббан находится в ОАЭ. Параллельно с Лаббаном Минюст закрыл еще шесть организаций, а их руководители были высланы из страны. Но в столице остались их помощники. Конвейер по вербовке желающих постичь "настоящий", т. е. воинствующий, ислам не останавливался.

Где найти наемника в Москве?
Людей для джихада исламские экстремисты ищут в столице повсюду. Приходят в молельные комнаты на рынках и приглашают верующих на благотворительную акцию. Приходят человек триста. Из них останутся человек десять - те, кто будет потом приходить на специальные квартиры, мини-мечети. По каждому будет проведена агентурная работа. Выясняется, что кто-то слишком любит деньги или мальчиков или ворует у своего хозяина. Селекция строжайшая - отберут одного-двоих. Вот с этими и начнут работать. Наиболее перспективных, с точки зрения вербовщиков, посылают учиться в Саудовскую Аравию. На фанатичных мальчиков никто не жалеет денег. Эмиссары понимают, что, вернувшись в Россию, те будут уже настолько захвачены идеей джихада, что смогут сами проповедовать и в нужный момент поведут на борьбу с неверными. Остальных отправят в лагеря по подготовке террористов под Урус-Мартаном или Сержень-Юртом.
...Руслана Ахмед Хабуха нашел в студенческой столовой. Тот беспечно ел сосиску в тесте, разглядывая проходящих мимо девиц. Хабуха сел рядом. За несколько лет в Москве он успел поучиться в разных медицинских и строительных вузах.
- Вы тут неправильно Коран понимаете, - заявил Хабуха, - мулла у вас старый. Ты приходи ко мне. Я учился в Арабских Эмиратах.
Руслан пришел. Обыкновенная съемная хата на окраине Москвы, в Чертанове. Одна из комнат - для молитв. Кроме Руслана, там еще были человек десять. Хабуха объяснял, как правильно молиться, как совершать обряды.
А через некоторое время Хабуха решил начать уроки... рукопашного боя. Он объяснял, что свою веру нужно уметь защищать.
Постепенно проповеди становились агрессивнее. Хабуха все больше говорил, что надо объединяться и жить по законам шариата, а не по светским.
Спустя несколько месяцев Руслан узнал, что некоторые из ребят, с которыми он вместе "учился" у Хабухи, получив по нескольку десятков тысяч долларов, уехали в Уфу и Казань. Новоявленным эмиссарам надо подбирать тех, кто готов к джихаду, кто способен повести за собой людей или в нужный момент, обвесившись гранатами, подъехать на машине к зданию милиции и взорвать себя.
...Я приехала в вуз, где учился Руслан. В курилке нашла его сокурсницу. Как оказалось, бывшую.
- Ты знаешь, с ним какие-то вещи стали странные происходить, - стрельнув сигарету, она отвела меня в угол, - дурной он какой-то стал. Мы его частенько мусульманином называли, вроде в шутку. А он взял как-то и избил парня за это. Девчонку свою бросил из-за того, что та - православная. А несколько месяцев назад он забрал документы. Слухи разные...

Книга - источник знаний
На какой-то момент исламских организаций в Москве оказалось так много, что им стало просто тесно. Торговки с Черкизовского рынка рассказывают, что были просто комичные случаи. Сначала приезжали "проповедники" от "Братьев мусульман", а через двадцать минут подкатывает джип, и хорошо сложенные ребята оставляют у молельной комнаты или возле шашлычной стопки книг. Синие или зеленые брошюрки идеолога ваххабизма Аль Маудуди в мягком переплете, напечатанные в Хасавюрте. Это ребята из "Аль-Игаса" ("Спасение") - наиболее агрессивной, пропагандирующей ваххабизм и явно действующей на территории Москвы организации.
...Скромная бронированная дверь на северо-востоке Москвы, на ней табличка: "Международная исламская организация". Под этой вывеской и скрывалась "Аль-Игаса", возглавляемая подданным Саудовской Аравии - Дагестани. Точки "работы" - рынки. Основная задача - отобрать десяток "проповедников", чтобы отправить их нести "свет ислама" в регионы. На деньги, которые эта организация проводила через Москву, в Уфе или Казани строились мечети.

Мы вам писали
Два года назад в "Комсомолке" вышла статья "Скоро из России выделятся 9 исламских государств?" ("КП", 18.10.2000). Там рассказывалось о российском отделении кувейтского "Общества социальных реформ". Безобидное благообразное название. А в их офисе были обнаружены карты, изданные в Саудовской Аравии, где обозначены будущие самостоятельные исламские государства. Это Адыгея, Краснодарский и Ставропольский края, Кабардино-Балкария, Ингушетия, Северная Осетия, Мордовия, Удмуртия, Марий Эл, Башкортостан, Татарстан, Чечня. Мусульманскими государствами представлены Армения, Грузия, Крым.
И что изменилось за это время? Ничего. Как стало известно "Комсомолке", это общество и сейчас действует в Москве.
Многие из тех, кого завербовали арабские эмиссары, так и остались жить в столице. "Правая рука" Лаббана, например, регулярно появляется в одной из столичных мечетей. Все эти люди - уважаемые мужи, имеющие хорошую работу и положение в обществе. Даже если у оперативников и есть информация о том, что они проповедуют ваххабизм или распространяют литературу, то сделать они ничего не могут. В законе нет юридического обоснования понятия "ваххабизм". А это значит, что нет оснований для привлечения их к ответственности.
Несколько сотен эмиссаров, работавших в Москве, находились здесь легально. Около сотни имели российское гражданство, женившись на москвичках. Практически все участковые знали, что на их территориях, в съемных квартирах работают подпольные мечети. Но молчали. Сумма за молчание варьируется от 300 долларов.
Как заявил руководитель Управления ФСБ РФ по Москве и Московской области Виктор Захаров, лидеры международных экстремистских организаций исламистского толка считают Московский регион ключевым для реализации своих планов в России.

ИЗ ДОСЬЕ "КП"
"Ваххабизм" в переводе - "дарующий свою милость". Изначально движение носило особый этнический характер. Мусульманин, принявший ваххабизм, должен подтверждать свою веру "ненавистью и враждой", ненавидеть всех тех, кого религия считает "неверными", "многобожниками" и "лицемерами".
По мнению ваххабитов, условием распространения их религии является джихад. Вооруженная борьба должна вестись против всех, кто препятствует распространению ваххабитского учения и его монопольному господству.
P.S. Скоро в Москву вернутся "первые ласточки" Лаббана. Это по-прежнему российские граждане с московской пропиской.