Проблемы мигрантов в Москве обсуждает Владимир МУКОМЕЛЬ - директор Центра этнополитических и региональных исследований.
Александра Самарина. Статья. Не так страшен мигрант, как его боятся. Общая газета, № 48


Погромщики - страшнее
Ксенофобию, как и любой страх, рождает отсутствие информации, считает Владимир МУКОМЕЛЬ - директор Центра этнополитических и региональных исследований.
- Ксенофобии были всегда. Просто они трансформировались. Сегодня, к примеру, не любят кавказцев и цыган больше, чем евреев. У нас ксенофобии особенно сильно проявляются на юге, в Краснодарском и Ставропольском краях - наименее урбанизированных территориях, где даже в городах найти горожанина в третьем поколении - проблема. Люди, оставившие свою культурную среду, с трудом осваиваются на новом месте. Но причины своих бед видят в чужаках. Они по сути маргиналы. Обратите внимание, кто зачинщики погромов в Москве? Молодежь из пригородов, еще не городские, но уже и не деревенские. В конце 60-х мы проводили опрос в Вологодской области. Вопроса о национальности в глухих деревнях Вологодчины народ просто не понимал...
На мой взгляд, московское правительство в сфере межнациональных отношений ведет себя адекватно. Лужков посещает и русскую православную церковь, он и в синагоге, и в мечети. Лужкову удается удерживать баланс. Однако система социально-экономической жизни в Москве организована так, что мигранты вынуждены существовать в теневой, криминальной экономике. Мигранту проще каждый раз откупаться от милиции, нежели попытаться легализовать свое положение. Кстати, известны попытки и в Москве, и в других регионах "освободить" рынки от влияния кавказцев - власти передавали их казакам. В результате торговцы сталкивались с еще более серьезным рэкетом. Кавказцам удается наладить нормальный торговый процесс. Распространенное заблуждение: достаточно заменить кавказца русским человеком - и все будет хорошо. Но у азербайджанца умение торговать в крови. Русскому с ним тягаться трудно. И если люди выполняют работу, которую делают лучше других, общество от этого только выигрывает. Необходимо просто легализовать их деятельность. Но при этом осознавать, что легализация неизбежно вызовет рост цен. И не только в торговле. Сегодня нанимают строить дачу молдаван и украинцев, которые не платят налоги. И именно потому их услуги так дешевы... Население должно понимать и другую свою выгоду: ведь москвичи не идут на грязные и тяжелые работы - на вывозку мусора, городские свалки, уборку дворов, на конвейеры ЗИЛа и АЗЛК, в общественный транспорт, в строительство.
- Ксенофобия держится слухами о нашествии иммигрантов. Притчей во языцех стала, к примеру, "желтая опасность"...
- На самом деле начиная с середины девяностых годов приток переселенцев неуклонно снижается. В 2000 году число прибывших по сравнению с пиковым 94-м было в 3,3 раза меньше. Сегодня преобладают социально-экономические иммигранты. Лишь 10 процентов указывают как причину переезда преследование по национальному признаку. Еще одно заблуждение: якобы основная масса прибывает с Кавказа. Сейчас - это Казахстан, Средняя Азия. Что касается "желтой угрозы". Мы уже не сталкиваемся с ситуацией начала 90-х годов, когда до половины туристических групп из Китая не возвращались, оседая в России. Сегодня постоянно находятся на территории Приморья до 30 тысяч китайцев. Большинство из них - туристы. Говорить о миллионах и даже сотнях тысяч китайцев в этом регионе неразумно. Еще один миф - тесная увязка нелегальной иммиграции с преступностью. Большинство экспертов считают - среди мигрантов преступность не выше, чем в других слоях населения. По сравнению с серединой девяностых число беженцев у нас также уменьшилось - в десять раз.
- Поможет ли приток иммигрантов решить проблему естественной убыли населения?
- Чтобы покрыть эту самую "естественную убыль", России надо, чтобы иммиграционный прирост превышал миллион человек. Для сравнения: в 2000 году иммиграционный прирост составил 267 тысяч человек. Прием и обустройство, создание рабочих мест и строительство жилья для миллиона переселенцев обойдется в 3,5 миллиарда долларов. Это больше, чем расходы на фундаментальные исследования, образование, здравоохранение, искусство вместе взятые.
- Как скажется недавний роспуск Федеральной миграционной службы на людях?
- Иммигрантам придется метаться из одного ведомства в другое. Кроме того, МВД не имеет опыта эффективного взаимодействия с неправительственными организациями. У Федеральной миграционной службы были серьезные трения с последними, но какой-то диалог все же удавалось наладить. В этом плане разница между МВД и ФМС - такая же, как между армией и Армией спасения. Один из специалистов сравнил передачу функций защиты иммигрантов милиции с назначением директора бойни председателем общества защиты животных.
- Сейчас заканчивается срок действия предыдущей иммиграционной программы. А новой нет - подготовленный документ правительство отклонило в июне нынешнего года. Чем грозит нам законодательный вакуум в этой сфере?
- Похоже, иммиграционная политика будет определяться Министерством внутренних дел, которое не станет оглядываться на общественность. Вряд ли нелегалов станет меньше. Нужен как воздух новый закон о гражданстве - единые правила для всех. Например, значительная часть населения Приморья и Хабаровского края в середине прошлого века были китайцами. "Желтая опасность" тогда мало кого волновала - это были граждане Российской империи.
- Осенью этого года принята целевая государственная программа воспитания толерантности. Поможет ли она решить проблему ксенофобии?
- Программа финансируется в крайне незначительных масштабах. К тому же она направлена на воспитание молодежи в рамках школьной программы. А как быть с воспитанием общества? Боюсь, подавляющая часть наших граждан незнакома с понятием толерантности. Ведь это прежде всего культура общения с другими. А сейчас ежегодное празднование у нас связанного с этим понятием международного Дня можно уподобить, извините, дню толерантности в доме терпимости!

Досье "ОГ"
Владимир МУКОМЕЛЬ - кандидат экономических наук. В середине 90-х годов работал главным аналитиком, советником аналитического центра президента РФ, в 98 - 99-м годах советником Совета безопасности РФ, в настоящее время занимается вопросами правового положения и практики регулирования прав национальных меньшинств в регионах России. Ведущий научный сотрудник Института социологии.