Московские загсы без регистрационных документов одного из вступающих в брак(прописки) отказываются даже принимать документы.
Александр Богомолов. Статья. Лужков-разлучник. Новые Известия, № 236.


Президент Путин, выступив по телевизору, вкратце обрисовал первоочередные задачи исполнительной власти в его лице. Одной из основных направляющих новой политики российского руководства, по мнению президента, должно стать укрепление института семьи. Все бы замечательно, однако иные местные руководители, очевидно, не согласны с гарантом, воздвигая на пути молодых людей к браку всевозможные препоны. В редакцию "Новых Известий" обратился молодой человек, рассказавший одну весьма поучительную историю. На бюрократическом языке такие сведения называются "сигналами с мест". "Место" в данном случае находится прямо под носом у главы государства и зовется ни много ни мало Москвой.
"Говорят, что в старые времена, еще до Ленина, жениться было очень проблематично, - рассказывает наш герой. - То злой отец-помещик велит засечь жениха-крепостного плетьми, то мать-мегера потребует от невесты огромного приданого, то еще что-нибудь в этом роде. Сейчас вроде бы дело обстоит гораздо проще: хочешь - женись, не хочешь - не женись. Приди в загс, подай заявление, и через месяц - марш Мендельсона. Даже свидетели теперь не нужны. Так думал и я, наивный, когда предложил своей любимой девушке руку и сердце. Немного пококетничав для порядка, она согласилась, и мы рука об руку направились в один из многочисленных московских загсов, чтобы заявить там о твердом намерении самоорганизоваться в первичную ячейку. Отсидев небольшую очередь (знали бы, сколько очередей нам еще предстоит!), мы с гордо задранными носами вошли в небольшой кабинет, где заседала очень ответственная тетенька. "Ваши паспорта!" - грозно сказала она. Мы протянули ей свои пока еще серпастые и молоткастые, она тщательно их изучила, и тут открылась страшная тайна...
Оказалось, что моя избранница мало того, что не москвичка (об этом я, конечно, знал), но она еще и НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА в столице. Ответственная тетенька быстро вернула нам паспорта, как будто они жгли ей руки. "Девушка, у вас же нет РЕГИСТРАЦИИ!!! - в ужасе вскричала она, напирая на "г" фрикативное, - мы не можем вас брачевать".
- Почему же? - наивно поинтересовался я.
- Не велено.
- Кем?
- Им! - с благоговением произнесла чиновница, указывая пальцем на нечистый потолок. На прощание, решив, видимо, что отпускать молодых людей без разъяснений все-таки не очень хорошо, тетя из загса с заговорщицкой ухмылкой добавила: "Ведь почему-то из Москвы к ним (в этом месте она скосила глаза на мою будущую жену) никто брачеваться не ездиет! А то понаприездило всяких в столицу!"
Мы вышли из кабинета откровенно униженными. "Невеста" ревела в три ручья, я чувствовал себя не лучше, но все-таки решил попытать счастья у начальницы загса. Она быстро вошла в наше положение и объяснила, что указание "не регистрировать без регистрации" поступило с самого верха, чуть ли не от самого Юрия Михайловича. Она, дескать, сама поделать ничего не может, и лишь посоветовала нам любыми способами зарегистрировать девушку. Кстати, выяснилось, что регистрация необходима как на день подачи заявления о браке, так и на день его заключения. В чем смысл этого распоряжения, начальница загса объяснить была не в силах.
Впрочем, ответить на этот вопрос не смогли ни сотрудники паспортного стола (куда нам пришлось отстоять три очереди), ни милиционер, выдававший злосчастную регистрацию, ни другие умные и образованные люди. Потратив на оформление документов две недели, мы все-таки смогли подать заявление. Правда, в другой загс, так как идти обратно к "тетеньке" невеста отказалась наотрез. Слава богу, наше чувство выдержало испытание московскими порядками, и мы уже готовимся к свадьбе. Но сколько людей, решивших связать себя узами брака, могут отказаться от этой затеи, столкнувшись с подобным отношением власти!"
Вот такой рассказ. Оказывается, для того чтобы один гражданин России вступил в брак с другим гражданином России, нужна загадочная бумажка, на получение которой требуется масса времени и нервов. Хочется спросить тех, кто издал это распоряжение, чем же они руководствовались? Даже если признать, что институт регистрации в той или иной степени городу необходим (несмотря на его очевидную незаконность), то почему свидетельство об этой самой регистрации нужно предъявлять, в загсе, неизвестно.
Фиктивные браки это не остановит, вопрос незаконной иммиграции не решит, но стать преградой на пути молодых семей вполне способно. Может быть, московским властям стоит задуматься о целесообразности подобной практики, которая не только нарушает конституционные права россиян, но и противоречит высоким устремлениям президента Путина.