Вчера на Пушкинской площади организованные журналом "Русский хозяин" патриоты митинговали в защиту "независимой и оппозиционной прессы" от евреев и кавказцев.
Ольга Алленова. . Статья. Патриоты против Пушкина. Коммерсант, № 92, 30 мая 2001 г.

Бритоголовые парни и девушки в камуфляже держали большие плакаты: "Свободу борцам против кавказской оккупации!" и "Позор Лужкову, продавшему Москву кавказской мафии!". Редактор журнала "Русский хозяин" Александр Червяков, организовавший митинг, пробовал микрофон. Молодой человек со свастикой на рукаве объяснял старичку-прохожему, что такое сионизм: "Это когда жиды кругом, знаешь, кто такие жиды?" Старичок знал. Юноша со свастикой успокоился и поднял повыше плакат: "Победили фашистов, победим и сионистов!"

Господин Червяков подробно рассказал митингующим и сочувствующим, как на рынке в Ясеневе, где "черные подрались с нашими русскими ребятами", сотрудники милиции арестовали двух корреспондентов журнала, которые вообще были ни при чем. "Они там репортаж готовили, как на рынке торгуют наркотиками, проститутками, что рынок заполонили черные, вся кавказская мафия, которая Москву заполонила",— пояснил Александр Червяков. А арестовали оппозиционных журналистов просто потому, что "все менты в Ясеневе — кавказцы".

На самом деле на этом рынке погром вот эти орлы и устроили, а кавказцы им потом отпор дали,— сказал мне скучающий неподалеку милиционер.— А пришли эти туда вроде как что-то свое отмечать, кажется, день рождения Гитлера.

Я, конечно, не одобряю погромные действия,— говорил тем временем в микрофон господин Червяков.— Не надо громить, надо просто отбирать эти рынки, магазины — все, что они у нас наворовали! Но я не могу осудить нашу русскую молодежь, которая сказала: с рынка мы их не выгнали, так хоть морду им набьем! И эта молодежь достойнее, чем мы с вами, кто терпит, как эта кавказская мразь командует нами!

"Правильно! Гнать черных!" — кричали в толпе бабушки с газетами "Лимонка" и "Дуэль" и парни с серьгами. Случайно присутствующие молчали. Группа бритоголовых рядом со мной активно обсуждала свои дела: "У нас в отряде четверо всего. И две пушки, остальные эти лохи ментам отдали".

И этот беспредел бесконечен, пока нами управляет еврей Лужков со своей еврейской и кавказской мафией! — продолжал оратор.— И все газеты, в которые мы обращались, не опубликовали наши заявления, потому что это еврейские газеты, а настоящий русский — это наш журнал, его вон там можно купить.

"Ну вот, а они на машине сзади подкатывают, документы спрашивают, а потом руки, мол, на капот,— продолжали о своем мои соседи.— Ну мы одному в лобешник, и свалили оттуда". Тут один из бритоголовых вдруг запел: "Выпил водки с братанами, заблудил и загулял и еврейского раввина на части порвал". Остальные начали подтягивать.

А че мы у Пушкина собрались? — прервался кто-то из поющих.

Да фиг его знает.

А он не жидом был?

Да не — негр, мне Саня рассказывал.

Мужики, а че мы тогда тут стоим?