Приближается профессиональный праздник скинхедов. Первыми к 20 апреля начинают готовиться правоохранительные органы

Аргументы и факты, № 14. Инна Образцова. Статья. Страна непуганных наци.

ПРИБЛИЖАЕТСЯ профессиональный праздник бритоголовых. Первыми к 20 апреля (дню рождения фюрера) начинают готовиться правоохранительные органы. По агентурным данным пытаются спрогнозировать планы “праздничных” мероприятий, проводят превентивные беседы с неблагонадежными подростками, настраиваются на усиленный режим несения службы.

Статистика с потолка

ЭТО в начале 90-х скины и спортивные фанаты были экзотикой среди молодежи. Сейчас, по официальным данным ГУВД Подмосковья, на территории области действуют 32 молодежные экстремистские группировки. 11 из них имеют националистическую окраску, остальные представляют футбольных болельщиков. По числу неформалов лидируют районы, прилегающие к столице: Люберецкий, Химкинский, Красногорский и Мытищинский. Но проявлять себя экстремисты предпочитают на территории Москвы: чем ближе к центру, тем больше резонанс от содеянного. В 2002 г. членами неформальных молодежных объединений было совершено более 10 преступлений, в том числе два убийства.

На самом деле вся эта статистика, приведенная на заседании антитеррористической комиссии региона, далека от жизни. Сами милицейские работники считают, что в реальности молодежных группировок экстремистского толка гораздо… меньше, чем в отчете. Ну можно ли назвать группировкой трех-четырех одноклассников, которые случайно встретились, стихийно напились пива и “отметелили” первого встречного, случайно оказавшегося чернокожим? Но, на взгляд обывателя, официальная статистика занижена. Потому что подростки с характерной внешностью (прическа под ноль, камуфляж, ботинки на толстой подошве и т. п.) чаще, чем хотелось бы, попадаются на глаза в метро и на улицах. При их приближении граждане жмутся по углам, не отличая фанатов от скинхедов. В газетах и теленовостях тоже перманентно присутствуют избитые лица кавказской, африканской и других неславянских национальностей, не говоря о погромах у метро “Царицыно”, “Ясенево” и на Манежной площади.

Звонить Диме

ПО ДАННЫМ начальника подразделения по делам несовершеннолетних ГУВД МО Ольги Орловой, к началу футбольного сезона на учете в области состоят 226 болельщиков и “неформалов” от 14 до 18 лет. По итогам прошлого года 40 несовершеннолетних подмосковных болельщиков задержаны на территории Москвы. Как считает Орлова, большинство подростков играют в скинхедов, не особо задумываясь над их идеологией, а только лишь потому, что сейчас это модно. И, как всякая мода, это пройдет. К примеру, в 1995 г. был всплеск интереса к религиозным, сатанинским организациям: подростки поджигали и вешали кошек. Сейчас пришла мода болеть за “Спартак” или “Локо”, а также на нацистскую атрибутику. При этом подростки бьют друг друга и случайных прохожих.

То, что экстремистских молодежных организаций на территории области официально не зарегистрировано, неудивительно. На то они и неформальные. Но то, что их действия — обыкновенное хулиганство, не имеющее националистической окраски, по-моему, большое заблуждение. Чтобы не популяризировать эти движения, не буду описывать их разновидности и методы привлечения молодежи. Чтобы насторожиться, достаточно зайти на какой-нибудь из “скиновских” сайтов в Интернете, которые вперемежку с матом пестрят недвусмысленными призывами к “белым братьям”. Вот несколько самых безобидных: “Пацаны! Чтобы одолеть черных и чурбанов, просим срочно выслать человек 20–30 в помощь! Ваши белые братья. Г. Красногорск”, “Я наполовину еврей. Могу ли стать скинхедом, потому что ненавижу азеров и негров? Г. Подольск”, “Кто знает о белых братьях и хочет с ними объединиться? Звоните Диме в Люберцы, тел….” Весь вечер я упорно набирала Димин номер. Телефон был хронически занят.

Кресты

ПО ОЦЕНКЕ начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина, “в последнее время обострились проблемы, связанные с противоправными проявлениями со стороны неформальных молодежных организаций. Преступления, совершенные представителями экстремистских объединений, как правило, отличаются дерзостью, особой и бессмысленной жестокостью”. А губернатор МО Борис Громов считает, что “подобные организации надо разобщать изнутри, а значит, нужно иметь полную картину о главарях, попытаться привлечь их к полезным делам, иными словами, воспитывать”. По заверениям милицейских начальников, правоохранительные органы Подмосковья и Москвы уже сформировали единую базу данных о молодежных группировках и их лидерах. Организуются совместные антиэкстремистские рейды. Например, в прошлом году пресекли попытку национал-большевистской партии организовать марш протеста в Мытищах и сорвали сбор скинхедов в ДК г. Одинцово — “песенный фестиваль”, где 300 бритоголовых из России и ближнего зарубежья задержали и… отпустили.

В отношении к экстремистам много странного. Почему тех, кто устроил армянский погром в Красноармейске, считают просто хулиганами? Так же, как и четырех школьниц Троицка, забивших насмерть 54-летнего таджика? Ольга Орлова процитировала мне новый Административный кодекс. В ст. 20.3, запрещающей демонстрирование нацистской атрибутики или символики, нет даже описания кельтского креста. И достала из шкафа свою награду “Лучший инспектор ПДН (по делам несовершеннолетних)”, выполненную, как и многие другие награды силовиков, в виде креста: “Чем этот крест по своему внешнему виду отличается от запрещенного?”

Как говорят в региональном комитете по делам молодежи, в Подмосковье пытаются заполнить молодежный досуг: открывают новые спортзалы, проводят соревнования, работают с байкерами, устраивают дни открытых дверей в исправительно-трудовых колониях. Но, во-первых, по отзывам самих подростков, эти традиционные методы воспитания скучны и однообразны. Во-вторых, до тех пор пока правоохранительные органы будут стесняться называть межэтнические конфликты и погромы своими именами, у бритоголовых есть шансы наращивать мускулы и собственную популярность.

По данным Фонда социальных технологий “Содействие и партнерство”, проводившего опрос школьников Москвы и Подмосковья, 20% детей против законодательного запрещения нацистской символики, 21% — знакомы с литературой профашистского толка, 6% — полностью разделяют взгляды отечественных фашистов, а 25% (!) — разделяют их частично.