2 апреля в Тверском межмуниципальном суде Москвы состоялось слушание по иску Национально-державной партии России к Министерству юстиции. НДПР требовала признать незаконным предупреждение, вынесенное Минюстом в ее адрес: замминистра В. Сидоренко расценил высказывания сопредседателя НДПР Б. Миронова в интервью газете “Московские новости” как призыв к экстремистской деятельности и разжиганию межнациональной розни.

Независимая газета, № 66. Валерий Цыганков. Статья. Скорого суда над Минюстом не произошло.

Вчера в Тверском межмуниципальном суде Москвы состоялось слушание по иску Национально-державной партии России к Министерству юстиции. НДПР требовала признать незаконным предупреждение, вынесенное Минюстом в ее адрес: замминистра Владимир Сидоренко расценил высказывания сопредседателя НДПР Бориса Миронова в интервью газете "Московские новости" как призыв к экстремистской деятельности и разжиганию межнациональной розни. Истцы заявили, что в беседе с журналистом их лидер высказал личное мнение, не имеющее ничего общего с партийной идеологией. Ответчики же аргументировали свою позицию тем, что публичное заявление сопредседателя, тем более члена постоянно действующего политсовета, каковым является Борис Миронов, в любом случае отражает линию партии.

В самом начале слушаний представители Минюста попались на удочку национал-державников. Сопредседатель НДПР Станислав Терехов заявил ходатайство о введении в процесс еще троих представителей истцов. На что представители Минюста возразили: доверенность на этих представителей была "заверена не официальным лицом - кем-то из сопредседателей НДПР, а физическим лицом - Тереховым С.В.". Судья отклонила ходатайство. Истцы возражать не стали - они, как выяснилось позже, только этого и добивались.

Прения между участниками процесса протекали весьма бурно. Внешне все выглядело так, будто представители Минюста терпят поражение: истцы и их адвокаты говорили много и эмоционально, а ответчики вяло возражали, ссылаясь на сухие положения законов. Кстати, о том, что Минюст изберет именно такую тактику, корреспонденту "НГ" рассказал накануне слушаний заместитель руководителя департамента по делам общественных и религиозных объединений Алексей Жафяров: "Оценка публичных заявлений, прозвучавших в интервью лидера НДПР Бориса Миронова, определена законодательством. Добавлять сюда еще что-то новое - только портить дело".

Национал-державники решили не ограничиваться рамками данного слушания. Сопредседатель НДПР Станислав Терехов рассказал суду о том, как с момента регистрации его партию преследует пресса "определенного свойства". Борис Миронов подверг критике профессионализм замминистра Владимира Сидоренко. "Чиновник, подписавший официальный документ (предупреждение), составленный в такой безграмотной форме, должен быть немедленно уволен, - заявил он. - Во всяком случае, так поступили бы в то время, когда я работал в правительстве". А адвокаты, отец и сын Севостьяновы, припомнили, что в начале процесса представители Минюста признали недействительной доверенность из-за подписи Станислава Терехова, поставленной без указания его официальной должности. "А вы ведь утверждаете, что сопредседатель партии в любом случае является "лицом при исполнении"?" - задал каверзный вопрос адвокат. Но главная адвокатская фишка заключалась в версии, согласно которой "преследование" НДПР Минюстом было вызвано личной обидой главы этого ведомства. Но обиделся министр Чайка, по мнению адвоката истцов, не на НДПР, а на газету "Московские новости", которая разместила на своих страницах портрет министра с подписью "Форма без содержания". "Таким образом, на министра Чайку оказали давление, обвинив его в том, что он зарегистрировал "не ту" партию, - воскликнул адвокат и сделал вывод: - После этого он просто был вынужден отдать команду начать преследование НДПР".

Не слишком убедительно прозвучал аргумент истцов, доказывающих "личностный характер" высказываний Бориса Миронова. Алексей Жафяров легко доказал обратное, процитировав выдержки из интервью сопредседателя НДПР, где он употребляет местоимение "мы".

Под занавес истцы пригласили в зал своего свидетеля. Им оказался 75-летний житель Москвы Давлет Халиулович Калимдаров. Однако он оказался не членом, а сочувствующим НДПР. Станислав Терехов спросил его: "Вот скажите, вас не побудили высказывания Миронова к экстремистским действиям, к разжиганию межнациональной розни?" Свидетель почтенного возраста не сразу понял, чего от него хотят, и заявил: "Миронов ничего экстремистского не говорил. Да я бы никогда и не пошел в экстремистскую партию. Это он (Миронов. - "НГ") полагал, что когда партия придет к власти, то она поставит вопрос о некоренных национальностях. А так Миронов ничего не разжигал. Экстремизм - это когда чужую территорию захватывают, я военный, знаю. А мы здесь у себя дома".

Доводам истцов суд не внял. Предупреждение, вынесенное Минюстом партии Миронова, оставлено в силе.