В Москве расизм и ксенофобия наблюдаются в гораздо большей концентрации, чем в любом другом регионе страны.

Русский курьер (web-сайт), № 32. Ольга Филатова. Статья. Давайте дружить этносами.

Москва - город обреченный на межнациональные конфликты. Именно здесь расизм и ксенофобия наблюдаются в гораздо большей концентрации, чем в любом другом регионе страны. Такое мнение высказал на пресс-конференции в Институте развития прессы Ашот Айрапетян, директор московского Центра межнационального сотрудничества. А собирал он журналистов для того, чтобы рассказать им о новой акции, которую его организация собирается предпринять перед началом выборов в Государственную Думу. От лица всех национальных меньшинств они решили обратиться к кандидатам в депутаты и политическим партиям с предложением внести в предвыборные программы несколько добавочных пунктов, наличие которых, по мнению предлагающей стороны, должно способствовать выбору граждан и привлечет на сторону данного кандидата множество голосов. Чьих? Да тех, кто кровно заинтересован в разрешении межнациональных несогласий, - представителей национальных меньшинств. Первый пункт: "Сохранять культуру и языки всех народов России". Второй: "Противодействовать этническому экстремизму". Третий: "Законодательно внедрять программы по воспитанию общества в духе уважения культурного и религиозного многообразия всех граждан России". Четвертый: "Добиваться законодательного реформирования избирательной системы в целях обеспечения представительства различных этносов". Инициаторы обращения надеются на поддержку. Если не компартии, то хотя бы "Единой России". Должна же хоть кому-то показаться близкой тема дружбы народов? Год назад по решению Правительства было упразднено Министерство по делам национальностей. То есть, в данный момент не существует никакой организации, которая бы всерьез занималась этим вопросом, как будто и проблемы такой в стране нет. Даже как-то перед Европой неудобно. У них, к примеру в Англии, есть Министерство внутренних дел и толерантности, а у нас нет и такого. Толерантностью у нас даже не пахнет. Англичане на сглаживание своих трений с арабами и другими этносами тратят по 12 миллионов фунтов стерлингов в год, а мы ведем себя так, как будто у нас в стране есть только одна национальность - якут. Что делить двум якутам в родной стране?.. А между тем, шел себе недавно по улице один интеллигентный якут по имени Ашот Айрапетян. Он и пятидесяти метров не отошел от офиса своего Центра межнационального сотрудничества, как его остановил другой якут, только в милицейской форме. Милиционер попросил у Айрапетяна документики, которые Ашот, как скоро выяснилось, оставил в офисе. На вежливое приглашение зайти в гости, милиционер ответил отказом, зато с большим удовольствием отвел гражданина без документов в ближайшее отделение, где Ашот Айрапетян оставался в гостях (сидел в "обезьяннике") более трех часов. "А потом он сказал мне "Вы свободны!" Подарил мне свободу" - рассказывает Ашот. А чтобы задержанный гражданин не отказался пройти в отделение, милиционер сообщил ему, что в случае отказа он, служитель правопорядка, подсунет ему в карман наркотики или патроны. Хуже будет! Таких историй на московских улицах происходят сотни, следовательно, национальные проблемы у нас все-таки есть. Так какая же этническая группа наиболее уязвима сегодня в Москве и в России? На пресс-конференции присутствовал Нур-Али Хасиев, председатель Общества чечено-ингушской культуры "Вайнах". Самыми многострадальными он назвал чеченцев, даже не потому что сам он - чеченец, по его внешности этого не скажешь. Просто иначе и не может быть в стране, где воевали два народа, в городе, где журналисты даже еще до начала следствия по делу "Норд-Оста" утверждают, что прослеживается "чеченский след". В России сегодня по различным данным от 10 до 30 миллионов человек принадлежит к различным национальным меньшинствам. То, что эти люди чувствуют себя неуютно - даже не их, меньшинств, проблема, а скорее уж наша, - большинства. Кажущаяся такой несущественной, пока она не касается лично тебя, она в состоянии в короткие сроки разрастись в катастрофу. Нет, слава богу, необходимости утверждать, что в стране обостряется межнациональная тема. Но что-то подозрительно много за один летний месяц было пресс-конференций и брифингов, на которых она обсуждалась. И лучше бы нам от нее не отворачиваться. В Германии цивилизованное сообщество ее однажды уже проглядело, а дальше что было?