Интервью с начальником Управления по делам миграции при ГУВД Москвы А. Батуркиным.

Анастасия Нарышкина. Статья. Нанять иностранца.. Время новостей, № 159

В прошлом номере нашей газеты о позиции власти в разрешении проблемы миграции рассказывал министр по делам национальностей Владимир Зорин. Однако было бы ошибкой думать, что проблемой миграции российские власти занялись только сейчас, приняв нашумевшие законы о гражданстве и «О положении иностранных граждан в РФ». Конечно, о миграционных карточках, квотировании иностранной рабочей силы и прочих запретительных механизмах заговорили недавно, но массовая миграция заинтересовала российские власти буквально в тот самый момент, как началась, -- году так в 1989-м. На федеральном уровне за все эти годы было принято множество законов, подзаконных актов и соглашений между республиками; регионы в это самое время жили по своим правилам. Правила эти и сейчас можно выразить двумя неласковыми словами: понаехали тут.

Москва, самый притягательный для мигрантов город страны, исключением не стала. Одна из первых она нарушила Конституцию РФ и ввела обязательную регистрацию приезжих. Москва была единственным субъектом федерации, квотировавшим привлечение иностранной рабочей силы. В ноябре, когда начнет действовать закон об иностранцах, эта практика будет распространена на всю страну.

На самом деле «приезжие» нужны Москве не меньше, чем прочим регионам. Здесь, как и везде, сокращается рождаемость, стареет население, увеличивается количество пенсионеров, приходящихся на одного работающего. Здесь, как в Европе, не хватает рабочих рук. Вот свежие цифры: в конце июня 2002 года на одну вакансию в службе занятости приходилось 0,43 человека (официально стоящего на учете в этой службе). Общий уровень безработицы в мае 2002 г. составлял 87 тыс. человек, или 1,6% от общей численности экономически активного населения столицы. Это слишком мало, и это значит, что большинство не обращается в службу занятости, потому что предлагаемые там вакансии их не устраивают. Выход только один -- привлекать мигрантов. Решать эту сложную во всех отношениях, деликатную задачу будут «органы».

О том, как функционирует эта новая система, корреспонденту газеты «Время новостей» Анастасии НАРЫШКИНОЙ рассказывает начальник управления по делам миграции при ГУВД Москвы Анатолий БАТУРКИН.

-- Миграционная служба страны претерпела радикальные изменения. Что происходит с нею в Москве?

-- Раньше всем этим занималось Министерство по делам федерации, национальной и миграционной политики РФ. Согласно указу президента №232 от 23 февраля соответствующий территориальный орган Минфедерации РФ в городе Москве был преобразован в управление по делам миграции ГУВД Москвы. Зарегистрировано оно 10 июля. Управление выполняет все функции, связанные с вопросами пребывания иностранных граждан на территории Москвы, определения статуса беженца и вынужденного переселенца.

-- А вы, стало быть, его руководитель. Можно узнать, чем вы занимались прежде?

-- Да, я начальник управления, полковник милиции Батуркин Анатолий Петрович. До этого я был начальником оперативно-розыскного управления ГУВД. До того -- советником Шанцева, еще раньше -- заместителем начальника РУОП Москвы. Такой у меня послужной список.

-- А московский комитет по делам миграции -- он прекратил свое существование?

-- С 1 июля, с момента вступления в силу нового административного кодекса, его функции ограничены. А до 1 июля он имел большие возможности, потому что в федеральном законе были пробелы. Теперь административные взыскания налагает суд, а до того Москва была единственным субъектом Российской Федерации, где действовал городской закон №41, который регламентировал привлечение и использование иностранной рабочей силы и предусматривал ответственность за ее незаконное использование. За каждого "незаконного" гражданина специальная комиссия налагала на работодателя штраф -- до 120 минимальных окладов.

-- Сейчас этот закон действует?

-- Нет, он перестал существовать, когда вступил в силу Кодекс об административных правонарушениях. Сейчас все решения о наложении штрафов принимаются судом.

-- Если я работодатель и хочу нанять иностранного рабочего, что я должна сделать?

-- Необходимо начать всю эту процедуру с обращения либо в свою управу, либо в префектуру. Затем идет отраслевой комитет, затем рассмотрение заявок проводится на заседаниях отраслевых комитетов, затем -- Межведомственная комиссия под руководством Валерия Павлиновича Шанцева. Она дает ту квоту, которое просит предприятие. С решением комиссии работодатель идет в федеральную миграционную службу МВД России, которая и дает разрешение. С разрешением работодатели приходят сюда, и мы оформляем подтверждение на право трудовой деятельности в Москве.

-- Очень сложно.

-- Сложно. Проходит порой два -- два с половиной месяца, это долго. Я Валерию Павлиновичу докладывал.

-- А если надо нанять сезонных рабочих, как тогда? Тоже ждать два месяца?

-- Вот сезонные рабочие выпадают. Надо упрощать эту процедуру, но это пока еще только идеи. Шанцев ставит такую задачу: пришел человек, подал документы в одно окно, пришел через пять дней, получил документы в другом окне. А у нас порой работодателю выгоднее решить вопросы, не обращаясь в нашу службу.

-- Городская программа регулирования миграции на 2002--2004 годы ставит задачу сократить привлечение иностранной рабочей силы в Москву, но каким образом -- там не сказано. Что вы думаете по этому поводу?

-- С одной стороны, благодаря иммигрантам мы заполняем те рабочие места, куда не идут москвичи. С другой стороны, работодателю не надо думать о технике, об усовершенствовании технологии. Ему проще за сто рублей нанять троих человек, чем тратить тысячу на научную организацию труда. Отсюда и утечка наших людей за рубеж -- они не могут найти применения своему уму, не знают, куда приложить руки. И болезней у мигрантов больше -- есть информация, что количество тяжких заболеваний среди них намного больше, чем среди коренных москвичей.

-- У них нет доступа к медицине?

-- Не хотят идти в поликлиники, скрываются, ведь, чтобы пойти туда, нужен страховой полис.

-- Сколько в Москве трудовых мигрантов?

-- Взять транспорт, взять строительство. Сегодня с Украины на транспорте работает 4536 человек -- это те, кому мы выдали подтверждения (а общая квота «Мосгортрансу», по-моему, около 5 тысяч). Плюс почти четыре тысячи подтверждений тем, кто может работать на строительстве.

-- И это только Украина?

-- В основном у нас Украина и Молдавия. Рабочим из Молдавии выдано на транспорт 1297 подтверждений, на строительство -- 692. Остальные наши бывшие союзные республики выглядят намного скромнее. Вообще я хочу сказать, что в Москве работают граждане из 124 стран мира. Из них почти 80% -- это граждане Вьетнама, Китая, Турции, Афганистана и стран бывшей Югославии. Прочие страны -- и ближнее, и дальнее зарубежье -- дают 20% мигрантов.

-- Это с учетом нелегалов?

-- Нет. Это те, кому мы выдали подтверждения, -- я могу говорить только о них. На этот год квота на потребительский рынок была 50 тысяч человек, и еще 43 тысячи -- без учета торговых организаций, то есть в общей сложности 93 тысячи. Всего с начала 2002 года на 1 июля мы выдали 64 тысяч 484 подтверждения. Для сравнения: за весь прошлый год было выдано около 70 тысяч подтверждений. За период с 1 января в Москву прибыло около 30 тысяч человек, выбыло около 40 тысяч, всего работало около 64 тысяч. Большинство них мужчины -- 56,5 тысячи. Теперь возрастной состав. Основная масса -- это люди 18--29 лет (16 тысяч человек) и 30--39 лет (почти 28 тысяч).

-- 64 тысячи -- это много для Москвы или мало? Нужны промышленности еще люди или все, больше не надо?

-- Понимаете, эта цифра, конечно, слишком маленькая. Она не отвечает действительности. Сейчас в разных СМИ звучат разные цифры -- до миллиона человек, я тоже могу это повторить. Мы выдаем подтверждения в лучшем случае десятой части работающих. Мы проверяли рынок в Восточном округе. Большинство работающих -- иностранные граждане, у львиной доли нет ни медицинских документов, ни регистрации, а о подтверждении на право трудовой деятельности и говорить не приходится. Никаких документов! Открылись -- и работают. Вот Зеленоградский рынок: по документам у них 119 торговых мест, а по оперативным данным -- более 300. Основной контингент торгующих -- граждане Азербайджана. Отсутствие медицинских книжек, разрешений на работу, сокрытие налогов. Арендная плата не всегда уплачивается как положено.

-- Что делает ваше управление, когда обнаруживает такие вещи?

-- Две недели как мы направляем материалы по результатам проведенных проверок в суд, но в основном пока на самих работников. За это время было три суда, суд осудил 19 человек.

-- И какие наказания?

-- На гражданина предусмотрен штраф до 10 минимальных окладов. Так что каждому присудили штраф по 500 рублей.

-- И что с ними будет дальше?

-- Суд обязывает работодателя узаконить их пребывание здесь.

-- А выдворять людей вам приходится?

-- Вопросами депортации занимается паспортно-визовое управление (ПВУ) ГУВД Москвы. Эту меру предусматривает и новый закон о положении иностранцев в России. Это дело времени. В управлении всего 70 человек, из них 68 гражданских и двое в погонах -- я и мой заместитель. Все эти 68 человек -- бывшие работники территориального органа, абсолютно гражданского ведомства. Теперь им надо привыкнуть к тем требованиям, которые предъявляют в нашем ведомстве. На это тоже необходимо время.

-- Московские власти ввели квотирование рабочей силы еще до появления нового закона об иностранцах, предусматривающего эту процедуру. Как она будет реализовываться в ноябре, когда закон вступит в силу?

-- По новому закону это прерогатива правительства России -- квоту определяет государство. А правительство Москвы должно дать в правительство свои предложения относительно того количества человек, которое необходимо городу. Сейчас, пока закон не вступил в силу, размеры квот определяет межведомственная комиссия.

-- Кто рассчитывает квоты?

-- Раньше этим занимался комитет по делам миграции. Работодатель обращался в комитет, они просчитывали, затем представляли Шанцеву. Решение принимало московское правительство.

-- В каких случаях работодатель рискует получить отказ?

-- Вот идет заседание межведомственной комиссии, на котором рассматривается вопрос... ну возьмем любую организацию, какой-нибудь троллейбусный парк. Стоит директор и говорит: мне необходима квота на 50 человек. В состав комиссии входят представители практически всех служб города, в том числе и службы занятости. И там должно быть заключение, что троллейбусный парк обращался в службу занятости этого округа, что желающих нет, и тому есть письменное подтверждение -- дескать, москвичи отказываются.

-- Что такое пункты миграционного учета на транспорте? Насколько широко они будут применяться?

-- В программе написано: «В порядке эксперимента открыть пункт миграционного учета на Рижском вокзале». Были еще в Москве в аэропортах посты иммиграционного контроля, раньше они входили в структуру территориального органа по городу Москве, но с момента передачи этой функции в МВД аэропорты стали субъектами территории другого субъекта федерации -- Московской области. И посты перешли в управление по делам миграции Московской области.

-- А чем занимается такой пост или пункт?

-- Я начну с аэропортов. Когда мы приезжаем за рубеж, мы с кем встречаемся вначале? -- со службой миграции. Она определяет, стоит человеку въезжать в государство или не стоит. И первым на борт самолета должен подняться сотрудник миграционной службы. Вот сейчас в Шереметьево три или четыре месяца живут два африканца, которые по пути от самолета до пограничника съели свои паспорта и не говорят, откуда они прилетели. Их нельзя депортировать -- неизвестно куда. А у нас сейчас посты иммиграционного контроля находятся за пограничным контролем... то есть человек уже перешел границу, уже отметился. Я вчера был в Домодедово -- сотрудник иммиграционного контроля выборочно просит показать паспорт, чтобы выяснить цели приезда в Россию. И был рейс, кажется, из Таджикистана. Если мы едем за рубеж, мы берем билеты туда и обратно -- так? А весь тот рейс, все, кого при нас отловили, человек двадцать -- ни у кого билета обратного не было. Все говорят: «Я еду в гости к сестре или брату», но ни у кого нет обратного билета. Они берут паспорта, подходят к стоечке, заполняют маленькую анкету -- и с ними прощаются. И все! Сегодня полномочий у поста иммиграционного контроля нет, они не могут применить какие-то меры.

-- А какие должны быть меры?

-- Вот он прилетел, заявленная цель визита не соответствует действительной -- его надо посадить в самолет, и пусть улетает обратно. По идее, посты должны работать именно так. На Рижском вокзале та же самая выборочная проверка граждан. Нельзя же проверить весь состав! Вот когда в соответствии с законом об иностранцах будет введена миграционная карта -- документ, в котором будет все, что положено знать об этом человеке, когда приехал, когда должен уехать...

Я думаю, всех тянет в Москву, Москва -- место хлебное. Здесь можно спрятаться. Здесь можно найти защиту международных организаций, этнических диаспор. Здесь много наших уважаемых правозащитников.

-- Какого рода задачи, помимо регулирования трудовой миграции, встают перед московскими властями, если говорить о миграции вообще?

-- Вот, например, сейчас очень сложная проблема с армянами, которые приехали в Москву еще в 89--90-м годах, когда начались первые национальные конфликты. Их здесь больше тысячи человек. Было постановление Совета Министров СССР и Совмина РСФСР о том, что они должны быть в Москве временно, а затем им должно быть предоставлено жилье за пределами Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Никто из них не уехал, они вместе проживают в гостинице, в частном секторе. 26 августа этот вопрос будет рассматриваться на правительственной комиссии России под руководством министра Зорина.

-- Какие могут быть варианты?

-- Вопрос только в выделении средств на строительство жилья за пределами Москвы, области и Петербурга. Хотя никто ехать туда не хочет, и русские в том числе. Вот вы поедете на Чукотку?

-- Конечно, нет.

-- А в Москве жилье для этих целей не строилось.

-- А район Востряково?

-- В Востряково было выделено несколько домов, когда после 90-го года приезжали, спасаясь от армяно-азербайджанского конфликта. И была проявлена добрая воля -- правительство Москвы выделило там три дома. Мы тогда были вместе, единой страной... Но это санитарно-защитная зона, временное жилье, там люди не могут быть прописаны постоянно. Но там они могут получить регистрацию, пенсию, дети могут учиться в школе.

-- Вернемся к трудовым мигрантам. Как вы считаете, потребность города в иностранной рабочей силе удовлетворена?

-- Сначала надо легализовать всех тех, которые здесь уже есть. Надо, чтобы все были легализованы, чтобы мы знали, кто они и что, и уже от этого можно было бы рассчитывать потребности города.

-- В федеральном законе об иностранцах об этом ни слова. Что изменится в Москве в ноябре, когда этот закон вступит в силу?

-- Будет меньше нелегальных мигрантов.