О притеснениях московского хирурга М. Адалова по национальному признаку.

Московские новости, № 43. Юрий Васильев. Статья. Не прячьтесь в операционной.

Неприятности московского хирурга Магомеда Адалова не ограничились внутрибольничными гонениями на национальной почве. К решению его профессиональных проблем подключилась газета "Завтра"

 - Я уеду из России, - Магомед Адалов, только что освобожденный от должности зам. директора 67-й клинической больницы по хирургии, вертит в руках самоучитель английского. - Здесь я уже никому не нужен.

С Магомедом корреспондент "МН" познакомился в феврале этого года. Группа врачей-кавказцев написала письмо в Администрацию президента, жалуясь на притеснения по национальному признаку со стороны главврача больницы Риммы Зеликович (см. "МН" N 7). Неправоту Риммы Александровны тогда засвидетельствовали многие коллеги по 67-й - люди разных врачебных профессий, должностей и наций. Общий тон - "мне стыдно, что Адалова, хирурга от Бога, и его коллег в нашей больнице гнобят за национальность".

После публикации "МН" в столичный Департамент здравоохранения вызвали и авторов письма, и главврача Зеликович, и директора больницы Александра Адаменко (в этой клинике директор - самый главный человек). Там сделали вывод: межнационального конфликта нет, а есть сложные межличностные отношения. Как одно исключает другое - Бог его знает...

Повод для следующей встречи с Адаловым был еще более печальным: взрыв в Тушине на рок-фестивале, шестнадцать убитых и поток раненых в 67-ю. Корреспондент "МН" был в больнице, когда Магомед несколько часов оперировал искромсанного в клочья паренька. И вытянул - хотя случай, по отзывам его коллег, был из ряда невозможных (см. "МН" N 26).

Вскоре больница отправила в московский Департамент здравоохранения списки на поощрение тех, кто спасал людей. Наградили всех, лишь одну фамилию в Департаменте из списка вычеркнули: Адалов.

- Мне передали, почему вычеркнули, - говорит Магомед. - В департаменте сказали: "Вместо того, чтобы организовывать процесс, этот начальник хирургии спрятался в операционной. За что его награждать?" А я сначала распределил всех раненых, а потом стал к столу, на самый сложный случай. И вот теперь - не начальник...

КАЗУС ПЕЛЕ

С награждением, правда, сейчас все не так плохо. Глава клиники Александр Адаменко проявил характер и отправил еще одно представление на Магомеда, прямо в Мосгордуму. Церемония намечена на 5 ноября.

- Знаю, что зададут мне в Думе убойный вопрос: "Как это вы его одной рукой поощряете, а другой снимаете с должности?" - предвкушает развитие событий директор 67-й ГКБ, показывая наградную бумагу. - А я отвечу: "Награды разные бывают. Одни - для солдат, другие - для офицеров, а маршалам вообще орден "Победа" полагается". Хирург и зам. директора по хирургии - две разные профессии. Возьмите, например, Пеле: гениальный игрок, а о его тренерских успехах никто не слышал. Вот и Адалов - очень хороший хирург, но не "тренер". Планов работы для больничной хирургии не пишет - считает, что они не нужны, поэтому вся работа идет кувырком. А ведь у нас - самая большая больница в Европе, 1600 коек. Из них чистая хирургия - 900.

- После Тушина на хирургию наслали проверку из Департамента, заказную, - уверен Магомед. - Она признала мою работу неудовлетворительной, хотя до этого больничный совет оценил ее в целом положительно...

Классическая ситуация "слово против слова". И не было бы вопросов: пусть доктора меж собой разбираются, кто достоин должности, а кто - нет. Если бы результаты той самой проверки, которую Адалов считает предвзятой, не появились за пару месяцев до его увольнения в патриотической газете "Завтра". Оформление соответствует: заголовок - "Врачи или рвачи?"

"ЗАВТРА" ВЫЛЕЧИТ ВСЕХ

"Назовите мне хоть одно медицинское учреждение, где нет на руководящих должностях специалистов из Закавказья, Чечни, Узбекистана, Казахстана и т.д?" - вопрошает газета "Завтра". Через пару предложений география сужается: претензии - лишь к "закавказским врачам". А дальше выясняется, что статья посвящена лишь двоим из них. И оба они трудятся в 67-й больнице - профессор ЛОР-отделения Хасан Давудов (он тоже подписывал письмо против Риммы Зеликович) и Магомед Адалов.

"В данной статье не идет речь о настоящих профессионалах, Врачах с большой буквы. Мы говорим о РВАЧАХ (стилистика сохранена. - "МН"), прилетевших к нам в Россию не для того, чтобы лечить людей, а для того, чтобы урвать себе побольше благ на этом лечении. Эти так называемые специалисты... с удовольствием "работают локтями", оттесняя наших российских врачей, извините за выражение, на задний план". И так далее.

Патриотам, видимо, только предстоит узнать, что Дагестан, откуда еще во времена Союза приехали в Москву Давудов и Адалов, уже полтора века входит в состав России. Хотя зачем им общие знания, когда для разоблачения кавказцев в "Завтра" вооружились специальными, то есть актами проверки из Департамента здравоохранения?

- Многие недостатки, указанные в актах - плохое состояние палат, отсутствие оборудования, - относятся не только к хирургии, возглавляемой Адаловым, - признает Александр Адаменко. - Но для публикации выбрали в основном его огрехи, действительные и мнимые - Хасану Давудову все-таки досталось меньше, - и связали их с национальностью. Мерзость, слов нет. Как эти акты попали к защитникам расовой чистоты, не знаю... Источник утечки мы не искали: документы в принципе открытые, без грифов. Добрая половина претензий снята нашими же стараниями: не Магомеда ведь вина, что у больницы пока денег нет. Но от этого лучшим администратором Адалов, увы, не становится...

ПРЕРВАННЫЙ ДИАЛОГ

Неоднократные попытки Александра Адаменко поговорить с хирургом по душам в последнее время оканчивались скверно: Адалов в какой-то момент прерывал разговор, хлопнув дверью.

- Недавно он заявил: "Кто вы для медицины и кто я?" - вспоминает директор. - Обидно, конечно. Даже на самые конструктивные предложения он уже не реагирует...

- Меня сняли с зама по хирургии из-за того, что я "черный", - уверен Магомед. - Должность главного хирурга, которую мне взамен предлагает Адаменко, - слова, не более. Нет такого поста по штату, и никто его для меня не нарисует...

- Да, предложил, - подтвердил директор. - Потому что Адалову на фиг не cдались эти бумаги административные. А нужны ему - пациенты. При этом в зарплате он не потеряет, кабинет останется при нем и называться он будет "главный хирург больницы" - и по факту, и по штату. Чем плохо?

Ничем. Осталось лишь убедить доктора медицинских наук, профессора и - ныне - простого ординатора 67-й больницы Магомеда Адалова, что на решение о "снятии с зама" повлияли чисто профессиональные соображения. Пока, к сожалению, не выходит: в деловой разговор коллег помимо их воли встревает другая тема. Та самая, которая обсуждаться не должна. Вообще.

ПОПЫТКА ФИНАЛА

- Вы будете еще говорить с Магомедом? - поинтересовался Адаменко. - Передайте ему, что мое предложение занять пост главного хирурга 67-й больницы остается в силе. На тех же условиях и несмотря ни на что.

P. S. Перед сдачей материала в печать корреспондент "МН" связался с его героями.

- Я позвонил Александру Михайловичу, - Магомед Адалов.

- Мы встречаемся завтра, - Александр Адаменко.

Они обязательно встретятся.

Если "Завтра" вновь не вмешается.