Интервью начальника отдела по работе с органами исполнительной власти в области миграции правительства Москвы.

Российская газета, № 228п, 2 декабря. Ираида Семенова. Статья. Болото, которое надо осушить.

МОСКВА намеревается ввести в столице обязательную регистрацию приезжих. Об этом сообщил мэр города, выступая на шестой сессии Международной ассамблеи столиц и крупных городов СНГ. Как это будет происходить? На этот вопрос корреспондент "РГ" попросила ответить бывшего руководителя Комитета по миграции правительства Москвы Сергея СМИДОВИЧА. Ныне он исполняет обязанности начальника отдела по работе с органами исполнительной власти в области миграции правительства Москвы.

- Сергей Глебович, информационные агентства сообщают, что Минюст собирается провести юридическую экспертизу намерения властей Москвы ввести обязательную регистрацию.

- Собственно, пока проверять нечего. Поясню. Межведомственная рабочая группа по совершенствованию миграционного законодательства приступила к разработке федерального закона "О внесении изменений в Закон РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ". Готов он будет к концу декабря, а затем внесен на рассмотрение депутатов Госдумы. Вызвана его необходимость тем, что закон о правовом положении иностранных граждан устанавливает общие правила игры с иностранцами. А как быть с внутренней миграцией? Мы хотим определить общие правила игры на внутреннем миграционном поле.

- В чем суть этих поправок?

- Раньше, до 1993 года, существовал административный метод регулирования миграции. Каждый гражданин СССР должен был прописаться постоянно либо временно. И только при наличии штампа местного отделения милиции человека брали на работу. Мы хотим, чтобы все приезжие выполняли Федеральный закон. А он гласит: "Граждане РФ обязаны регистрироваться по месту пребывания и месту жительства".

- Простите, но ведь это не что иное, как нарушение права граждан на свободное перемещение!

- Ни в коем случае. Организованный набор кадров создавал условия для труда. Когда мы сказали: "Все, у нас полная свобода - поезжай куда хочешь, живи где хочешь", - начался беспредел. И лишь когда нелегальная миграция подобно плесени "зацвела" в подвалах московских домов, мы обнаружили, что для регулирования внутренней миграции механизмов практически нет. Нельзя, чтобы нарушение правил регистрации не имело никаких последствий для граждан Российской Федерации. Закон нужно выполнять.

- За границей каждый живет где хочет и никто не требует регистрации. Неужели без этого невозможно обойтись?

- Это не так. В Германии регистрация обязательна. Вы мне объясните, что страшного в том, что гражданин зарегистрируется по месту пребывания? Ведь совсем не обязательно сниматься с регистрации по месту жительства: езди, регистрируйся, живи и работай. Тогда мы будем знать, сколько у нас населения, и с учетом этой статистики планировать развитие городской инфраструктуры: строить дома, садики, школы, точки общепита, городской транспорт и многое другое, так, чтобы столичное хозяйство работало слаженно, а люди комфортабельно жили и за это платили налоги. Упования на то, что процесс отладится рынком, не оправдались. Россия - не Запад. У нас по одному адресу регистрируют десятки, иногда сотни людей, которые на самом деле там и не живут.

- А не получится ли так, что по этим правилам в столицу вообще невозможно будет приехать, даже в гости?

- Пожалуйста, приезжайте, селитесь, только платите деньги. Но платить-то никто не хочет. Получается, что приезжие практически живут за счет коренных москвичей. Конечно, работодатель - от строительных фирм до рынков - заинтересован в нелегальной рабочей силе. К примеру, оборот московских рынков, в которых в основном используется дешевый труд нелегальных иностранцев, составляет около 10 миллиардов долларов в год. А уплачено ими налогов меньше одного миллиарда рублей. Я не хочу сказать, что иностранцев не надо пускать в столицу. Если они работают, значит, их руки нужны столице. Однако нужно, чтобы они платили налоги. Для этого требуется такое правовое поле, при котором фирмам было бы невыгодно привлекать "нелегалов". Вряд ли работодатель испугается штрафа, который по новому Кодексу административных правонарушений составляет до 20 МРОТ (две тысячи рублей).

- А не проще взять и выселить нелегальных мигрантов по примеру Московской области?

- Нелегко депортировать даже сотню таджиков. Однако как депортировать нелегальных китайцев, которых тысячи? Во- первых, трудно найти деньги на депортацию - это большие суммы. И если даже они найдутся, сложно будет отработать техническую процедуру выдворения. По новому Закону о правовом положении иностранцев депортация производится только по решению суда либо по решению органов внутренних дел. Однако нельзя отправлять граждан домой без согласия государства, которое должно их принять. Это показывает опыт той же Германии. В свое время она пыталась отправить так называемую "табачную мафию" - нелегальных вьетнамцев - домой. Увы. Межправительственный договор о возвращении нелегалов был подписан только после того, как Германия оказала помощь Вьетнаму. Причем принимают обратно только граждан, добровольно покинувших страну.

- Ходят слухи, что не сегодня-завтра появится муниципальная милиция или национальная гвардия. Якобы она будет заниматься мигрантами.

- Вести осознанную миграционную политику даже в теории невозможно без местных органов власти, без районных управ и префектур. На поле пропускают и забивают голы футболисты, а не судьи и тренеры. Федеральные органы власти должны следить за правилами игры, чтобы их не нарушали. Ведь на игроке лежит большая ответственность. В любом случае спросят с нас - представителей городской власти. Скажем, те же мигранты из Афганистана. Они пришли к Шанцеву и просят: "Возьмите наших детей в школу". А детей - шесть тысяч. Значит, нужно строить десятки новых школ. Милиция не будет обучать детей, лечить мигрантов и строить жилье.

- А чем будет заниматься ваше ведомство?

- Мы не будем заниматься проверками, штрафами, выдачей разрешений и миграционных карт - это прерогатива ФМС и ГУВД Москвы. В законе о правовом положении иностранных граждан есть два вопроса, в которых участвуют субъекты Федерации. Первый - в определении квоты на привлечение и использование рабочей силы: каждый регион вносит свое предложение, а Правительство России утверждает. Второй - квоты на временное проживание. Еще, кстати, придется уточнять эти квоты. Люди, получившие право на временное проживание, имеют право работать без разрешения. Поэтому на самом деле у нас будет больше иностранной рабочей силы (ИРС), чем это определено трудовой квотой. Основная же наша задача - наладить статистику и понять, что должны делать городские службы, наладить их взаимодействие в области миграции.

- Что, настолько чрезвычайная ситуация в столице?

- Город несет огромную нагрузку, он с трудом справляется с таким количеством приезжих. Образно говоря, организм работает на "форсаже". Ведь до сих пор мы считали, что в городе живут 8,5 миллиона коренных москвичей плюс один миллион зарегистрированных приезжих. После переписи выяснилось, что в мегаполисе - свыше 10,5 миллиона постоянных жителей.

- Насколько известно, московских работодателей наказывали за незаконное привлечение ИРС до 100 МРОТ. Тем не менее нелегалов меньше не стало. В чем причина?

- Да. За счет этих штрафов за полтора года бюджет пополнился на 9 миллионов рублей. Почему их не стало меньше? Во-первых, закон этот московский. В Подмосковье он не действует. Во-вторых, когда человек уже работает, его сложнее поймать. Гастарбайтера не вносят в ведомость выдачи зарплаты. Когда нелегалов все-таки "ловят" на стройке, прорабы и мастера говорят примерно следующее: "Они только что пришли сюда, и мы смотрим, сможем ли их взять". Если гастарбайтеров нет в базе данных, значит, платят им черным налом и поймать с поличным их невозможно. Нужна оперативная работа, информаторы, которые подтвердят факт привлечения незаконных рук. На Западе с этим легче, там уже стал традицией всеобщий "стук". Граждане Германии, как правило, доносят в органы на любого человека, который им кажется подозрительным. Таким образом там сохраняют порядок. В-третьих, и диаспоры приспособились, и фирмы. Они уже знают каналы, по которым договариваются о том, как избежать ответственности. Потом, на многих стройках стоит наготове автобус: чуть что - нелегалы тут же уезжают в неизвестном направлении.