После захвата заложников московская власть ищет "боевиков" по национальному признаку

Новые Известия, № 216, 30 ноября. Евгения Рубцова. Статья. Чеченец - значит террорист.

После захвата заложников московская власть ищет "боевиков" по национальному признаку

Прошел месяц после трагических событий в театральном центре на Дубровке. Как известно, непосредственных исполнителей теракта расстреляли на месте. Пособников же ищут по сей день, порой зачисляя в их ряды совершенно мирных выходцев с Кавказа. Лицо не понравилось или документы не в порядке - чем не повод для задержания. А остальное, как говорится, дело техники.

В редакцию "Новых Известий" пришло письмо от жен двух братьев чеченцев, которых задержали в Москве сразу после штурма "Норд-Оста". Именно Сайд и Ибрагим Ахтахановы мелькали на телеэкранах всю неделю после теракта. Комментарии были такими: "Найдены и обезврежены пособники террористов, возившие в машине тротил и план-схему Курского вокзала". Однако родственники разоблаченных "преступников" рисуют в своем послании совсем другую картину.

Братья Ахтахановы родились и жили до войны в Грозном. Потом скитались по лагерям беженцев, а год назад приехали со своими семьями в Москву. Они временно поселились у своей золовки Зуры, нашли хорошую работу в автосервисе "Сама-моторс". "Они были очень работящими, отличными слесарями, даже в выходные иногда убегали в сервис. Начальство было ими довольно, и клиенты никогда не жаловались", - рассказывает жена Ибрагима Зарема.

Все у братьев складывалось благополучно: у младшего Ибрагима рос малыш, Сайд готовился во второй раз стать отцом. Единственную проблему составлял пресловутый квартирный вопрос. Не легкое это дело найти жилье в Москве, да еще чеченцу, да еще и семейному. "Мы все ждали, что вот-вот снимем свою квартиру, там и зарегистрируемся", - объяснила жена Сайда Хадижат. Отсутствие у братьев Ахтахановых временной регистрации во многом и стало причиной их дальнейших злоключений.

По словам их золовки Зуры, в субботу, 26 октября, сразу после штурма театра к ней домой пожаловал участковый милиционер в сопровождении еще десятка сотрудников в форме и штатском. Они проверили у присутствовавших в квартире жильцов документы: женщин не тронули, а мужчинам скомандовали собираться.

"Я сама слышала, как один из милиционеров позвонил куда-то и сказал: "Мы задержали двух чехов (чеченцы. - Мил. сленг), готовьте на одного автомат, на другого - пистолет, - вспоминает Зарема. - А потом Сайда и Ибрагима увезли, не сказав куда".

Зура разыскала своих родственников только под вечер в отделении милиции № 92 ОВД "Басманное". По ее словам, поначалу дежурный вообще не признавался, что в отделение днем привозили задержанных. Девушка увидела братьев за решеткой совершенно случайно. Ибрагим только и успел крикнуть: "Позвони кому-нибудь".

Зура вспоминает, что ночью она проснулась от шума во дворе. Выглянув в окно, она увидела людей, которые копошились в "шестерке" Ахтахановых. Зура с сестрами выбежали на улицу, попросили предъявить им ордер на обыск, спрашивали, где понятые. Вместо объяснений Зура получила удар по лицу и краткое сообщение: "У нас свои понятые".

В воскресенье девушка позвонила начальнику отдела дознания ОВД "Басманное" Владимиру Гнедневу и услышала соответствующее продолжение истории. Господин Гнеднев ей заявил, что у Ахтахановых обнаружили на руках следы тротила, а в машине при обыске нашли тротиловые шашки. Ее возгласы, мол, вы же их забирали из дома, о каком тротиле вы говорите, действия не возымели. Более того, во второй половине дня оперативные сотрудники нагрянули в квартиру Зуры с обыском.

"Они показали мне какую-то невразумительную бумажку, даже без печати, и с таким ордером приступили к обыску, - говорит Зура. - Я позвала соседку старушку в качестве понятой, но милиционеры запугали ее вызовами на допросы и опознания, и она предпочла уйти".

При обыске милиционеры изъяли спичечный коробок с цветочными семенами, загранпаспорт Сайда, его водительские права, восемь видеокассет, на одной из которых был записан погребальный обряд с похорон бабушки, и листок с молитвой из Корана. Эти вещи, как выяснилось позже, стали косвенными доказательствами вины братьев Ахтахановых.

Сейчас Сайд и Ибрагим находятся в "Бутырке" по обвинению в незаконном хранении боеприпасов, взрывчатых веществ и наркотиков. Заметим, что после раскрутки истории Ахтахановых по телевидению план-схема Курского вокзала куда-то исчезла. Видимо, милиционеры поняли, что перебрали с уликами. При наличии подобной карты чеченским братьям пришлось бы инкриминировать терроризм, что значительно сложнее доказать в суде, чем банальное хранение взрывчатки и наркотиков.

Зарема и Хадижат наняли мужьям адвокатов, написали обращения депутату Аслаханову и в организацию помощи чеченским беженцам "Гражданское содействие". Но следствие как шло, так и идет.

Начальник отдела дознания ОВД "Басманное" Владимир Гнеднев назвал дело братьев Ахтахановых "чистым". "Сейчас стало модным критиковать правоохранительные органы, - сказал дознаватель. - Но в данном случае права задержанных не нарушены, мы допустили адвокатов с первого дня. Для жен их мужья всегда самые лучшие, поэтому неудивительно, что они обвиняют моих сотрудников во всех грехах. Но откуда же у наших оперативников такие деньги, чтобы купить тротиловые шашки, уйму патронов и марихуаны, которые они обнаружили у Ахтахановых. Ажиотаж, видимо, вызван событиями на Дубровке. Но национальность Ахтахановых и день их задержания, думаю, не более чем совпадение. На сегодняшний момент данных об их причастности к теракту у нас нет, но я не исключаю, что в ходе следствия такая информация может появиться".

Иного комментария истории чеченских братьев вряд ли стоило ожидать. Удивительно только, что господин Гнеднев не возмутился по поводу обвинений в подлоге. Более того, он сказал: "Если бы в деле фигурировало два-три патрона и немного марихуаны, я бы мог засомневаться..." Значит, подбросы патронов и наркотиков все же для милицейской братии дело привычное? И при чем тут стоимость этих товаров на рынке? Известно, что в отделениях милиции всегда есть конфискат по другим делам, который при случае можно пустить в ход.

Адвокаты Ахтахановых также не согласны с утверждением гражданина начальника о "чистом совпадении" национальности и даты задержания Сайда и Ибрагима с событиями на Дубровке. По словам защитника Ибрагима Мусы Хадисова, его подзащитного избили в отделении, заставляли признаться в терроризме. Он признание не подписал, и тогда ему намазали руки неизвестным веществом. Видимо, после этого эксперты и обнаружили на пальцах парня следы тротила.

У Сайда, по словам его адвоката Шамсутдина Цакаева, обнаружили в кармане куртки 37 патронов, аккуратно сложенных в пакетик. Никто, естественно, не снимал с пакета отпечатков пальцев. Вообще ходатайства адвокатов в большинстве случаев остаются без удовлетворения. Защитникам не дают знакомиться с материалами дела. Они писали жалобы прокурору о незаконном задержании, просили привлечь к ответственности сотрудников, которые проводили несанкционированные обыски, но в ответ получили лишь дежурные отписки.

Адвокат Цакаев ставил вопрос о прекращении дела за отсутствием состава преступления. По закону, следствие должно предъявить обвинение в десятидневный срок после задержания. В противном случае дело должно быть закрыто. Сайду Ахтаханову обвинение зачитали за два часа до наступления часа "X" прямо в "Бутырке" и в отсутствии какого-либо адвоката и переводчика, что недопустимо.

"Я считаю это дело подложным не только потому, что моему клиенту подбросили патроны и взрывчатку, - говорит Шамсутдин Цакаев. - Даже материалы уголовного дела по сути являются фальсификацией".

"За тридцать лет работы я такого правового беспредела еще не видел, - заявил Муса Хадисов. - Чеченцам и так жилось в Москве нелегко, а после событий на Дубровке - не то, что на улицу, дома оставаться страшно. Ладно, если бы сажали настоящих бандитов! Дознаватель из ОВД мне беззастенчиво заявил, что у него есть всего лишь предчувствие, что братья Ахтахановы связаны с боевиками. А где доказательства? Мало ли кто в Грозном родился?".

За последний месяц среди клиентов адвокатов Цакаева и Хадисова появились и другие соплеменники, которых задержали столичные правоохранники по надуманным предлогам. Словом, борьба с терроризмом идет со стахановским размахом. Вопрос в том, застрахует ли москвичей такое перевыполнение плана по отлову "боевиков" от очередного вторжения террористов в столицу.