О работе московского областного подразделения Федеральной миграционной службы.

Версты, № 65-66. Елена Павлова. Статья. Замыслил я побег.

Рыба ищет, где глубже, а человек - где можно выжить. Из Московского областного подразделения Федеральной миграционной службы

Лена родилась в красивом южном городе Баку. В 18 вышла замуж за бесшабашного Сашку Кузнецова, в 19 уже нянчила своего первенца. К пятилетию совместной жизни у супругов было уже трое детишек, а еще через пару лет Азербайджан встал на тропу межнациональной розни. Вскоре, всеми правдами и неправдами им удалось получить статус беженцев и регистрацию в Воронежской области. Но дальше всё начало рушиться. По воле хозяина дома, где они жили, пришлось покинуть насиженное место и перебраться к родственникам в Подмосковье. И началась скитальческая жизнь.

Пьющий от безысходности муж и семеро детей повисли тяжелым грузом на шее женщины. Не знаю, была ли она когда-нибудь "Еленой Прекрасной", но сейчас, в свои 33, она выглядит измученной, изможденной, ее лицо давно не знает, что такое косметический крем, а зубы не знакомы со стоматологом. Старуха в возрасте Христа. Она не может получить даже детских пособий на многочисленных детей, потому что доехать до Воронежа не на что. Муж периодически подрабатывает на московских стройках и ездит по столице, с ужасом косясь на милиционеров: ведь зарегистрирован-то в Воронеже... Разве ж это жизнь?

В голодные и неспокойные времена народ традиционно тянулся либо к югу, либо поближе к столице, справедливо полагая, что раз тепло, то и хлеб будет. Мегаполисы в этом смысле выглядят весьма привлекательно. Но здесь беженцев никто не ждет с распростертыми объятиями. И лишь хлебнув лиха и изрядно помыкавшись, основная масса бедолаг в конце концов обращается в миграционное ведомство. Прежде всего за помощью в трудоустройстве, в поисках жилья, за социальными выплатами.

В Подмосковье такая служба существует уже 10 лет. За 1999-2001 годы сделано, пожалуй, больше, чем за все предыдущие: 50 семей получили постоянное жилье, выданы 22 ссуды на строительство или приобретение готового жилья, 90 семьям предоставлены компенсации за утраченное жилье, 22 236 вынужденным переселенцам и беженцам вручили единовременную материальную помощь, 399 человек стали обладателями путевок на санаторно-курортное лечение.

Цифры говорят сами за себя. Но все же счастливый билет выпал далеко не всем, большинство семей после переезда в Россию пополняют беднейшие категории населения и увеличивают число нуждающихся в государственной социальной защите.

В Подмосковье есть районы, в которых положение беженцев весьма плачевно. Это Истра и Чехов, где в середине 90-х пытались начать новую жизнь переселенцы из Казахстана, Киргизии, Таджикистана. Они согласились на низкооплачиваемую работу и любое жилье, и в массе были попросту обмануты, не получив постоянной крыши над головой, прописки, прав на медицинскую помощь, пенсии, пособий на детей. Большинство из них не обратились за предоставлением статуса вынужденного переселенца и в результате лишились прав на государственную поддержку. И теперь выживают как могут.

Но есть на территории Московии чудесное место, которое для всей России может стать примером цивилизованного подхода к проблемам переселенцев. Пока в этом поселке всего две улицы, но со временем он станет городом Славгородом. К приезду переселенцев там готовятся заранее, используя, выражаясь канцелярским языком, "средства страны выезда". В данном случае обустройство новоселов взял на себя Узбекистан. Схема проста.

- С горнообогатительным комбинатом Навои заключен договор, по которому он строит для своих бывших сотрудников коттеджи, оговорив с будущим владельцем планировку, - рассказывает начальник Миграционного управления Московской области Виктор Сперкач. - Отработан механизм, по которому, сдав прежнюю квартиру, переселенцы получают право и средства строить жилье на исторической родине. Люди не чувствуют себя заброшенными, напротив, ощущают заботу о себе. Они получают дом, работу и поддержку местной администрации. Было бы полезно заключать такого рода договора на уровне правительств.

Кроме того, на территории Подмосковья зарегистрированы три национально-культурные автономии: немецкая, мордовская и татарская. На подходе формирование автономии корейцев (их 2000 чел.). Не зарегистрированы, но многочисленны армянская, азербайджанская и грузинская диаспоры. Причем армяне и грузины более законопослушны: стараются приобрести недвижимость и открыть свое дело, создавая производство. Азербайджанцы, напротив, от законного бизнеса далеки. Как правило, они монополизируют торговлю фруктами и овощами. Оценить и контролировать денежные потоки, идущие из столичного региона в Азербайджан, практически невозможно. Совершенно очевидно, что экономике и Московской области, и России в целом наносится значительный ущерб.

Отдельная тема - привлечение иностранной рабочей силы, так называемая внешняя трудовая миграция. Наибольший приток гастарбайтеров в Подмосковье пришелся на 1996 год - 17,2 тысячи человек. Всего же в течение 1994-2001 годов Миграционная служба выдала свыше 81 тысячи подтверждений на право трудиться в области. Причем доля рабочей силы из стран СНГ увеличилась с 27% в 1996 году до 78% в 2001-м.

Между тем более 80% иностранцев, прибывших в Подмосковье, нелегалы. Прозрачность границ со странами СНГ, долгое отсутствие четких межгосударственных соглашений и единой политики в отношении миграционной ситуации в стране привели к тому, что управлять этими потоками было невозможно. Отсюда рост преступности, заболеваемости нетрадиционными для россиян хворями (малярия, различные лихорадки, кишечные инфекции) и социальными болезнями (туберкулез). Так что недавнее решение о реорганизации и укреплении Миграционной службы России (к 1 июня она окончательно перешла в состав МВД) продиктовано самой жизнью. Хотя и подписан на днях президентом страны федеральный закон о гражданстве, закона о трудовой миграции пока не существует, нет и должного контроля за финансовыми потоками, материальной и гуманитарной помощью. Но есть надежда, что от перемены мест сумма все-таки изменится и люди в погонах сумеют наконец навести должный порядок.