Проблемы миграции в Москве.

Вечерняя Москва, № 164, 5 сентября. Ольга Вендина. Статья. Москва и немосквичи.

Письмо в редакцию

Уважаемая редакция! У меня вопрос: кто в Москве отслеживает демографические процессы? К сожалению, как в России в целом, так и в Москве в частности, никто не занимается этими вопросами, Строительный комплекс рапортует об очередных миллионах квадратных метров для "москвичей", а квартиры покупают правдами и неправдами жители всего постсоветского пространства. Я не случайно затронул вопросы демографии, встречая дочку из школы (она учится в 1-м классе), я вижу, как примерно половину класса встречают родители немосковского происхождения, которые разговаривают на непонятном для русского человека языке. Я допускаю, что через 10-20 лет в Москве, как и на Украине, в Прибалтике и других странах ближнего зарубежья, будут закрыты русскоязычные школы, а вместо них появятся армянские, грузинские, азербайджанские и многие другие. Почему у нас отсутствует инстинкт самосохранения нации, русской культуры? Заселяя Москву не самыми законопослушными гражданами, власти Москвы закладывают мину замедленного действия под каждого из нас. Зная поговорку про "яблоко от яблони", можно допустить, кто станет москвичом в самом недалеком будущем.

Я много лет выписываю "Вечерку". И за все это время прогрессивная, на мой взгляд, газета ни разу не подошла серьезно к анализу демографических процессов в городе. С уважением и благодарностью за вашу работу, пенсионер, отец пятерых детей Ленский Вячеслав Анисимович

Комментарий специалиста

Ольга ВЕНДИНА, старший научный сотрудник Центра геополитических исследований Института географии РАН

Приезжий - значит чужак

Москва, как и другие мировые столицы, является миграционно привлекательным городом. Сюда стремятся, чтобы получить образование, сделать карьеру, добиться успеха, "устроиться в жизни", найти временное экономическое или политическое убежище.

Отличительной чертой Москвы, пожалуй, оказалось то, что проблемы миграции в нашем городе практически отождествляются с проблемами межэтнических отношений. Произошло это, во-первых, из-за этнической однородности населения Москвы - на протяжении многих десятилетий переписи фиксируют абсолютное преобладание русских в населении столицы (89,7 - 90,4%), а во-вторых, из-за значительной замкнутости популяции москвичей: 65,8% жителей столицы родились в Москве. Совместное действие этих факторов сделало мигрантов легко узнаваемыми, видимыми и привело к наложению двух негативных стереотипов: "приезжий - источник проблем" и "приезжий - чужак, инородец". Следует сказать, что "чужаками" воспринимаются не только носители иного языка, религии или культурных традиций, но и русские -выходцы из провинциальной России.

Неприязненное отношение к мигрантам отчетливо выразилось в широком распространении бытовых мифов о чрезмерном наплыве приезжих, о повышенной нагрузке на транспорт, о переполненности Москвы беженцами и т.п. Мифологемы обыденного сознания поддерживаются и средствами массовой информации, трактующими растущее этническое разнообразие как потенциальную угрозу спокойствию и стабильности. Так анализ московской прессы, проведенный в Институте этнологии и антропологии РАН, показал: чтение газет оставляет впечатление, что "большинство представителей национальных меньшинств в столице - криминальные лица, их надо бояться и сторониться". Отсюда - проявления расизма в работе милиции, задерживающих людей, отличающихся антропологическим типом от большинства.

Сколько в Москве кого?

Доля русских в Москве сегодня соответствует их доле в общей численности населения страны и не превышает 80%. На изменение этнической структуры населения города влияют три главных фактора: рождаемость, миграция и самоидентификация населения, то есть кем себя люди считают сами.

Рождаемость, на мой взгляд, в наименьшей степени влияет на происходящие процессы. Показатели рождаемости для москвичей всех национальностей сравнимы. Идеалом является двухдетная семья. Даже если среди национальных меньшинств многодетные семьи встречаются чаще, чем у русского населения, это не дает оснований предполагать каких-либо "вспышек" рождаемости у татар, армян или азербайджанцев, нарушающих нормальный эволюционный ход демографических процессов. К тому же подавляющее большинство мигрантов - это экономические мигранты, плохо обустроенные в Москве, что явно не способствует росту рождаемости. Москва не Париж, где многодетные семьи получают значительные пособия, позволяющие их родителям не работать.

Самоидентификация - это наиболее тонкая материя. Огромное количество людей являются "продуктом" смешанных браков. Типичными являются русско-татарская, русско-еврейская, русско-украинская, русско-армянская семьи. Действует и фактор этнической дискриминации или наличия каких-либо выгод при выборе национальности. Так, анализ переписи 1989 года показал, что москвичи довольно часто называли себя русскими, полагая, что этническая принадлежность влияет на личный успех и положение в обществе. Противоречие между самоидентификацией и официальной регистрацией наблюдалось по крайней мере у 15% населения Москвы, в том числе у мордвы - 40%, евреев - 31%, украинцев - 24%, татар - 17%, латышей - 5%, азербайджанцев - 2%. Думаю, что и последняя перепись не будет свободна от влияния этого фактора.

Кто к нам приезжает?

Если говорить о демографической и социальной структуре этнических мигрантов, то в массе своей они пополняют ряды населения в трудоспособных возрастах, большинство попадает в возрастной интервал 25-45 лет.

Большинство мигрантов - это одинокие мужчины, ищущие в столице работу и заработок, который затем отправляется семьям в районы проживания. Мигрирующая публика, независимо от этнической принадлежности, состоит из горожан, и в Москву также приезжают выходцы из городов бывших республик СССР, а не сельской местности. Среди них преобладают люди со средним или среднеспециальным профессиональным образованием, нередки случаи утраты и снижения социально-профессионального статуса вновь прибывших в Москву, что ставит их в зависимое положение и рождает множественные комплексы. Основными странами выхода являются Украина, Молдавия, страны Закавказья - Армения, Азербайджан, Грузия и Белоруссия.

Среди этнических мигрантов, осевших в Москве, подавляющее большинство составляют выходцы с территории бывшего СССР. Они не только владеют русским языком, чтобы суметь объяснить свои проблемы и легко "вписаться" в жизнь города, но и являются носителями общей для всех советской культуры.

Мигранты из дальнего зарубежья, будучи в меньшинстве, тем не менее образуют достаточно заметную группу. В нее входят граждане Югославии, Афганистана, Китая, Турции, Ветнама, Ирана, Пакистана, Индии, Нигерии и других стран. Наиболее представительными являются турецкое, китайское и афганское меньшинства.

Будем ли мы спасать Россию?

Рассматривая возможность развития в столице конфликтного сценария национальных отношений, нужно помнить о факте доминирования русских в ее населении, выраженном абсолютно во всех районах города. Ни одно из меньшинств, включая самые многочисленные: украинское и татарское, не может рассматриваться в качестве "соперника" русских. Если предположить реальность возникновения межнационального конфликта в Москве, то он может развиваться лишь в форме неприятия и отторжения русским большинством "несимпатичного" ему меньшинства, выражаясь в избирательной дискриминации на бытовом уровне.

"Концентрация" национальных меньшинств по районам города, по-прежнему, незначительна, хотя можно легко найти безответственные заявления об этнизации тех или иных районов Москвы. Даже там, где по "драматическим" оценкам, предвещающим конфликты, много представителей армян или азербайджанцев, их доля в населении не поднимается выше 2,5-3,5%.

Да и сами нацменьшинства не отличаются сплоченностью. Это хорошо видно на примере азербайджанцев. Старожильческая часть азербайджанской общины довольно болезненно и настороженно отреагировала на наплыв соотечественников и отклоняющееся по московским меркам их поведение. "Коренная" часть московских азербайджанцев пыталась в определенной степени дистанцироваться от рыночных торговцев. В среде этнических меньшинств наблюдается разобщенность и по политическому признаку. Ведь слишком недавние москвичи еще сохраняют привезенные с собой политические конфликты и противоречий.

Наконец, разделяет меньшинства и имущественная поляризация. Элита, независимо от сферы деятельности (политика, экономика, бизнес, культура), предпочитает центр и прилегающие к нему кварталы. Особое место в этнических предпочтениях занимают Арбат и Тверская, видимо, с советского времени оставшиеся символами власти. Хорошо известный "золотой треугольник" маркирован сегодня выходцами абсолютно из всех республик и национальных автономий бывшего СССР. Экономические мигранты, вынужденные переселенцы и беженцы, независимо от национальности, осваивают окраины города. Таким образом, процессы социальной дифференциации в среде мигрантов доминируют над стремлением к этнической сегрегации, что находит четкое выражение в пространстве города.

Что будет с нами через 20-30 лет

Чем лучше будет жить Москва, тем большее число мигрантов она будет привлекать, соответственно, и этническая структура населения Москвы будет усложняться. Во всех европейских столицах доля коренного этноса, давшего название государству, ниже, чем в среднем по стране. Хотя, безусловно, этническое большинство и в столицах остается этническим большинством. Так, в Париже на долю иммигрантов приходится 14,7%. В Нью-Йорке, одном из наиболее привлекательных городов для иммиграции, доля лиц, рожденных за пределами США, составляет 35%. Например, только в районе Бруклин число выходцев из бывшего СССР превышает 18%, а русский язык является третьим по частоте употребления. Так что и в Москве следует ожидать роста этнических мигрантов. Однако этот процесс не будет бесконечным. Думается, что период валообразного роста уже пройден в середине 90-х годов, заработали механизмы внутренней саморегуляции и самоорганизации рынка труда, который имеет собственные ограничения, поэтому процесс стабилизировался.

Сохранится ли напряженность в отношении к этническим мигрантам? Думаю, что нет. Поскольку корни сегодняшних противоречий лежат в сфере экономической и психологической. Обе эти сферы способны быстро меняться, причем к лучшему. Рост уровня жизни населения, обретение людьми опыта межнационального общения будут способствовать росту толерантности в обществе. Уже сегодня отношение к этническим мигрантам становится мягче.

Меры, предлагаемы москвичами московскому правительству, по регулированию потоков международной миграции:

Ужесточить контроль над мигрантами в Москве и немедленно депортировать нарушителей - 40%

Надо ужесточить санкции к работодателям, предоставляющим работу иностранцам без законных санкций - 39%

Разработать необходимые меры для принятия русскоязычного населения из стран СНГ и Балтии - 32%

Необходимо придать силовым структурам больше полномочий для очистки Москвы от нелегальных мигрантов - 31%

Придать Москве статус территории с ограниченным правом выбора места пребывания и жительства - 26%

Внести изменения в порядок выдачи иностранным гражданам и лицам без гражданства виз с целью ужесточения визовой политики по отношению к потенциально нелегальным мигрантам - 25%

Необходимо ввести квоты для Москвы по приему мигрантов различных категорий - 20%

Ввести пункты иммиграционного учета на въездах в Москву (на вокзалах) - 16%

Принять меры, направленные на легализацию статуса части нелегальных мигрантов, способных принести пользу экономике Москвы - 15%

Создать программы легализации тех мигрантов, которые адаптировались к московским условиям, с целью возможного привлечения их труда в дальнейшем в связи с сокращением численности трудоспособного населения Москвы - 15%

Необходимо в кратчайшие сроки депортировать из Москвы всех иностранных мигрантов, в том числе из стран СНГ и Балтии - 8,6%

Создать гостиницы с упрощенной регистрацией прибывающих в Москву мигрантов - 4,1%

По данным опроса, проведенного под руководством профессора Т.Н. Юдиной в Московском государственном социальном университете.