14 апреля в столичной мэрии были подведены итоги исследования “Безопасность жизни в Москве глазами иностранцев”, выполненного независимым центром “Ромир Мониторинг” по заказу городского правительства.

Коммерсант, № 65. Екатерина Фоменко. Статья. У иностранцев глаза велики.

Вчера в столичной мэрии были подведены итоги исследования “Безопасность жизни в Москве глазами иностранцев”. На основании опроса представителей крупных зарубежных компаний центр РОМИР пришел к выводу, что иностранцы боятся жить в Москве из-за сотрудников милиции. Представители правоохранительных органов психологический дискомфорт, который испытывают иностранцы при встрече с человеком в погонах, считают положительным явлением.

Опрос иностранцев о безопасности жизни в Москве проводился по заказу столичного правительства. В качестве респондентов исследовательский центр РОМИР выбрал 40 представителей крупных зарубежных компаний, сотрудников торговых представительств, посольств и культурных фондов. Опрашивать иностранных представителей среднего класса и туристов правительство Москвы не стало, поскольку считает, что у них мало опыта жизни в столице и оценить ситуацию объективно они не могут. Кроме того, безопасность представителей крупных зарубежных компаний волнует столичную мэрию потому, что они являются потенциальными инвесторами в московскую экономику.

Руководитель департамента международных связей правительства Москвы Георгий Мурадов рассказал о том, что ситуация с безопасностью в Москве, по мнению большинства респондентов, хуже, чем в других крупных городах мира. Кроме непосредственного столкновения с угрозой для личной безопасности (скинхеды, криминальные разборки, заказные убийства и негативное отношение сотрудников милиции) иностранные граждане испытывают общий психологический дискомфорт, который, по рассказам исследователей, преследует их повсюду. Причем чем выше занимаемая иностранцем должность, тем сильнее это чувство. В качестве иллюстраций к сказанному господин Мурадов рассказал две истории. Одна про то, как он видел темнокожего гражданина Англии, на которого напали несколько хулиганов и никто не пришел ему на помощь, а вторая — про арабского миллиардера, мечтавшего вложить в экономику города несколько своих миллиардов, но отказавшегося от этой идеи после того, как сотрудники милиции семь раз подряд попросили его предъявить паспорт. “Все разговоры о новом указе начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина ничего не стоят,— с горечью говорил Георгий Мурадов.— Людей все равно не хотят оставить в покое, вынуждают давать взятки милиции и бояться ее, а на самом деле правоохранительным органам нужно доверять, а не бояться их”.

Заместитель начальника пресс-службы ГУВД Москвы Кирилл Мазурин с Георгием Мурадовым в этом вопросе не согласен. Он рассказал корреспонденту „Ъ" о том, что приказ Владимира Пронина, “запрещающий всем сотрудникам милиции проверять документы у граждан, если они не совершили административное правонарушение или преступление” действует, а в том, что общение •с сотрудниками Милиции вызывает дискомфорт, нет ничего страшного. “У гражданина любой страны есть право написать заявление в прокуратуру или отдел собственной безопасности ГУВД, если сотрудник милиции потребовал у него взятку или без причины попросил предъявить документы,— сказал он.— Другой вопрос, что потом может оказаться, что у сотрудника были основания для таких действий и тогда такое заявление может грозить уголовной ответственностью. Лично я никакого дискомфорта при виде человека в погонах не испытываю, может быть, потому, что и сам их ношу уже десять лет. Однако даже если он есть, то это хорошо, потому что если граждане будут плевать на офицеров, то это будет мешать их нормальной работе. Кроме того, я ни разу в жизни не видел, чтобы при встрече с милиционером кто-нибудь падал в обморок или заливался слезами. Всегда происходит нормальный конструктивный диалог”.

С результатами проведенного исследования Георгий Мурадов пообещал ознакомить сотрудников столичного ГУВД, с которым, по его словам, у правительства Москвы тоже давно идет конструктивный диалог. Однако Кирилл Мазурин не считает, что в Москве с иностранцами “происходит что-то сверхъестественное”, и полагает, что они слегка сгущают краски. “Граждане всех стран мира знают, что с законом нельзя вести себя фривольно, и Россия в этом смысле не исключение”,— сказал он.

Прямая речь. Вы чего в Москве боитесь?

Марк Вальш, сотрудник организации “Врачи без границ”, гражданин Ирландии:

— Я уже семь лет в России, и за это время ни разу мне не было страшно, где бы я ни был. А я побывал не только в Москве, но и на Камчатке, и в Сибири, и в Ингушетии, и в Дагестане, объехал почти всю стану. В России мне бояться нечего.

Стивен Дж. Лоуренс, старший партнер Tax Consulting U.K. (Великобритания):

— Когда я в первый раз приехал в Москву, я больше всего боялся непредсказуемости и экономической нестабильности. А еще боялся теневиков и “бизнеса по-русски”. Со временем эти проблемы почти сошли на нет — российский бизнес стал более цивилизованным.

Хон Чжун Ким, директор московского представительства Национальной организации туризма Кореи:

— Скинхедов. Они меня уже дважды избивали, и вообще из-за них иностранцам в Москве запрещено спускаться в метро. И сына я вожу в школу на машине. А еще в России очень сложно вести бизнес. Нигде в мире нет столько бумаг, как здесь.

Мития Аояма, директор некоммерческой организации “Японский центр”:

— Еще раз быть ограбленным. Два года назад воры взломали дверь моей квартиры. Денег украли мало, но забрали костюм и белье. Милиция никого не нашла. Я думаю, что меня ограбили только из-за того, что я иностранец. Впрочем, такое может произойти в любой стране. Я раньше работал в Ираке, в Иране и в Египте и честно признаюсь, в России мне живется и работается лучше, чем где-либо. Например, в выходные я на метро один доехал до Третьяковской галереи. Конечно, я был осторожен — старался никого не задеть, не наступить на ногу.

Хуан Хэнчжу, шеф-редактор московского бюро китайского информагентства “Синьхуа”:

— Всего боюсь! Например, скинхеды угрожают не только моей жизни, но и жизням сотрудников агентства. Корреспонденты боятся ездить на пресс-конференции на метро, всем теперь машины персональные подавай. Боюсь и наглых милиционеров и буду бояться, пока не произойдет реформирование МВД.