О националистических лозунгах, густо покрывающих «бесхозные» заборы вдоль железнодорожных путей в Москву.

Известия, № 189. Геннадий Анисимов. Статья. Нацистские граффити – в прокуратуре.

Вчера корреспондента «Известий» — автора материала «На этом месте могла быть другая реклама» («Известия» от 15 июля 2002 года) вызвали свидетелем в Московско-Курскую транспортную прокуратуру. В газетной статье речь шла о националистических лозунгах, густо покрывающих «бесхозные» заборы вдоль железнодорожных путей, в частности на станции «Люблино» Курского направления. Как выяснилось, публикация привлекла внимание Генпрокуратуры, и коллегам-транспортникам было поручено расследовать все подобные случаи в рамках статьи 282 УК РФ («призывы к разжиганию межнациональной розни»).

Следователь прокуратуры Александр Хомяков, ведущий дело, растерян. С одной стороны, это, конечно, прецедент — раньше «свастика на заборах» в лучшем случае шла по статье «хулиганские действия». С другой стороны, перспективы найти виновных и довести это дело до суда минимальны: «полный висяк», признается сыщик. Тем более что надписи в Люблине закрасили сразу после выхода статьи. И даже уволили «свидетелей» — в частности, начальника вокзала «Люблино».

— Наверное, это неправильно, что газета так активно контролирует ход следствия, — сказала «Известиям» сотрудник пресс-службы Генпрокуратуры Наталья Вешнякова. — Зачастую гласность вредит расследованию. Мы трепетно относимся к такой категории дел, особенно если речь идет об антисемитизме. Но по большому счету этой проблемы нет.

— К сожалению, не могу порадовать себя или вас, что мы подошли к раскрытию этого преступления. Боюсь, что дело вообще вряд ли дойдет до суда, — сказал корреспонденту «Известий» следователь Александр Хомяков. — Мы запросили о подобных случаях архив, но не уверен, ответят ли нам что-нибудь конкретное. На моей памяти дел по этой статье не возбуждалось. Когда из Моспрокуратуры пришло предписание открыть расследование по статье 282, я даже заглянул в Уголовный кодекс — что за статья такая.

Действительно, ранее большинство подобных дел, даже при наличии захваченного на «месте преступления» художника, квалифицировали как «хулиганство». Кстати, незакрашенных надписей вдоль московских железных дорог и сегодня ничуть не меньше.