Ксенофобия - массовая российская идеология, одна из самых популярных и электорально привлекательных. Именно она подпитывает сегодняшних милиционеров, специалистов по плотной работе с лицами кавказской национальности - антиконституционной и противозаконной, зато позволяющей не исполнять свои прямые обязанности по охране общественного порядка...

Андрей Колесников. Статья. Политическая карьера сержанта Назарука. Известия, № 162.

Ксенофобская идеология овладевает массами, ею пропитан быт постсоветских людей, и люди от обывательских истерик в жанре "Понаехали тут" переходят к прямым действиям. Надоело про это писать. Про эпидемию антисемитских плакатов, про погромы, про Красноармейск, про принципиальное бездействие правоохранительных органов. Но приходится: жизнь подбрасывает сюжеты.

Мою коллегу, журналиста еженедельника "Новое время" Наири Овсепян, и ее подругу разгорячившийся милиционер избивал на глазах у стыдливо прошмыгивающей мимо толпы прямо в переходе на станции метро "Китай-город". Место бойкое. Избивал на глазах у сотен людей, погромыхивая наручниками, потому что знал: его действия останутся безнаказанными, а дураков вступаться за двух хрупких интеллигентных армянок нет - себе дороже. Такой у нас сейчас сложился светлый образ милиционера, отнюдь не дяди Степы - сам не выхожу из дома без паспорта, а когда останавливают на улицах, все реже вступаю в дискуссии о Конституции, законе о милиции и собственном юридическом образовании. Опасно.

Сержант Назарук Сергей Владимирович избивал двух девушек за то, что они армянки. За то, что у них в порядке документы. За то, что они не дали ему денег, чтобы отвязался. Не поленюсь процитировать фрагмент статьи Наири Овсепян в "Новом времени": "Все, что происходило в дальнейшем, представляется слишком натуралистичным, дабы возможно было в красках описать, как здоровый мужик подсекает молодую женщину, валит ее на землю и принимается избивать, не забывая напомнить ей и мне: "Это мой дом, б...! Убирайтесь к себе!" Как он матерится, выламывает мне руки, рвет мою одежду, прижимает к стене, обещая размазать меня по ней. Потом, видимо, в его голове зреет новый план, ибо он уже сжимает мне шею и озвучивает свое намерение: свернуть ее. Как двое подельников в форме убеждают его отстать от нас и как он отвечает: "Если я сейчас этих б... отпущу, знаешь, какая х...ня потом будет!"

Конец цитаты. Но не конец истории. В присутствии начальства 5-го отдела милиции метро бравые милиционеры, в том числе те, которые пытались остановить разошедшегося коллегу, показали, что первый раз в жизни видят заявительниц. Кто б сомневался в личных морально-политических качествах сегодняшних милиционеров, специалистов по плотной работе с лицами кавказской национальности - антиконституционной и противозаконной, зато позволяющей не исполнять свои прямые обязанности по охране общественного порядка...

Догадываюсь, почему сержант Назарук не вспомнил девушек. Он, как и полковник Буданов, действовал в этот момент в состоянии временной невменяемости. Только полковник в силу обстоятельств военного времени зашел немного дальше подонка в милицейских погонах.

Я не боюсь писать все то, что пишу. Потому что занимаюсь проблемами ксенофобии уже больше десяти лет. И постоянно общаюсь с правоохранительными органами, включая суды. Немного утомился, но ничего - транзакционные издержки профессии. У нас, например, нельзя антисемита называть антисемитом. А у журналиста работа такая - называть вещи своими именами. Ксенофобские же взгляды сержанта Назарука - уже не его личное дело. Потому что когда ксенофоб начинает действовать - берет монтировку, если у него нет милицейских погон, или просто распускает руки, если погоны имеются, - это уже называется уголовным преступлением.

Недостатки в реализации норм уголовного законодательства - не единственная проблема. Главная проблема - это безликая толпа в метро. Выборка в высокой степени репрезентативна, что позволяет сделать некоторые выводы. С народом, который, опустив глаза, проскакивает мимо, когда "бьют черных", можно делать все что угодно. Навязывать любой политический режим, вбивать в голову фашистские истины.

Бытовая нечистоплотность очень недалеко отстоит от нечистоплотности политической. Среди 17 процентов респондентов ВЦИОМа (данные за июль), которые считают, что идею "Россия для русских" давно пора осуществить, и 38 процентов, которые за реализацию этого замысла, но в "разумных пределах", немало обывателей из спальных районов больших и малых городов. Больше того, после событий в Красноармейске можно быть уверенным в том, что среди этих 55 процентов (!) граждан нет никаких скинхедов и баркашовцев. Ксенофобия - массовая российская идеология, одна из самых популярных и электорально привлекательных.

И потому зря сержант Назарук скрывается от правосудия. Некоторые неприятности по службе, сочувствие товарищей по работе - и все. А дальше можно баллотироваться в депутаты с лозунгом "Убирайтесь домой!". Многие поддержат, карьера обещает быть блестящей…