Ряд общественных деятелей написали министру печати и информации России Михаилу Лесину письмо с просьбой закрыть программу «Антидеза» за разжигание межнациональной ненависти.

Аделаида Сигида. Статья. Журналисты занялись антисемитизмом. Коммерсант, № 162.

Вчера в Центральном доме журналистов состоялось заседание Большого жюри Союза журналистов России по поводу обращения президента фонда «Холокост» Аллы Гербер, обвинившей автора программы «Антидеза» Александра Жилина в антисемитизме. Пять часов видные журналисты России заседали, пытаясь выяснить истинное значение слова «жид» и наследственность Карла Маркса.

Заседание Большого жюри не первое событие, связанное с выходом программы в эфир („Ъ" уже писал о начале конфликта 17 августа). Напомним, что Юрий Лужков, Алла Пугачева и целый ряд общественных деятелей написали министру печати и информации России Михаилу Лесину письмо с просьбой закрыть программу «Антидеза» за разжигание межнациональной ненависти.

Программа тут же закрылась сама собой, но журналисты «Антидезы» рассказали корреспонденту „Ъ", что передача на самом деле просто сменила свое название и будет выходить в то же время — в 9.20 по воскресеньям. Видимо, предчувствуя это, министр печати и информации московского правительства Александр Музыкантский обратился к Михаилу Лесину с письменной просьбой закрыть весь телеканал «Московия» целиком. Журналисты «Московии» сделали ответное заявление, согласно которому московский министр печати господин Музыкантский, являющийся одновременно председателем совета директоров ТВЦ, просто хочет изжить конкурента, вещающего с ТВЦ на одной частоте. Вчера на заседании жюри автор «Антидезы» Александр Жилин и пришедшие с ним журналисты продолжили обвинять господина Музыкантского в захватнических замыслах. По их словам, Алла Гербер и пришедший с ней правозащитник Лев Пономарев являются агентами господина Музыкантского. Несмотря на эти заявления, журналистское жюри все же приступило к обсуждению. Для начала посмотрели саму программу — ведь до всей этой истории «Антидезу» никто и знать не знал. Из программы следовало, что «Израиль — расистское государство, построенное по принципам Третьего рейха», потому что простому русскому человеку получить израильское гражданство невозможно. «И после этого они еще называют себя форпостом цивилизации на диком Востоке!» — возмущается автор программы. Также он утверждает, что большинство евреев хорошие, но евреи-олигархи плохие, и вот эти самые олигархи совместно с другими глобалистами-капиталистами губят еврейский народ руками арабов и «свихнувшегося израильского правительства». Однако сочувствие бедным евреям господина Жилина не спасло: госпожа Гербер заявила, что он не просто фашист, но еще и хитрый: «якобы он в защиту бедных евреев, а его никто, кстати, не уполномачивал». В конце программы автор вдруг открывает словарь Даля и вычитывает там, что слово «жид» означает вовсе не еврея, а просто жадного человека.

Однако на вчерашнем обсуждении обвинители начали доказывать, что жид — это все-таки еврей, а председатель жюри Михаил Федотов показал словарь Даля, где оказалось написано, что жид действительно еврей. Потом выяснилось, что господин Жилин оклеветал еще и Карла Маркса, который якобы был сын раввина, хотя на самом деле отец Карла Маркса имел приличную профессию адвоката. В заключение слово дали эксперту — старшему сотруднику института этнологии и антропологии РАМН Вере Мальковой. Научное исследование показало, что никакого «явного противопоставления еврейского этноса другим не обнаруживается», но тем не менее «лексика не всегда здоровая, не может считаться толерантной».

Жюри совещалось полтора часа, прежде чем вынести решение. Оно оказалось таковым: господин Жилин в своей программе «воспроизвел „Протоколы сионских мудрецов", которые уже признаны фальшивыми», поэтому программа может служить разжиганию национальной розни. Александр Жилин обиделся и заявил, что никаких протоколов он не читал, а все, что сказано в передаче, сам придумал. Алла Гербер тоже обиделась, потому что жюри отказалось послать Михаилу Лесину письмо с просьбой закрыть «Московию». Все разошлись еще более недовольные друг другом, чем раньше.