Число гастарбайтеров в Москве превысило миллион человек.

Трибуна, № 28. Константин Благодаров. Статья. Дорогие гости.

Любителям круглых цифр: по сообщениям московского правительства количество иногородних и иностранных рабочих в столице России превысило миллион человек. Это - веха. Заодно была оглашена сумма убытков, которые несет муниципальная казна: более 1,5 миллиарда рублей в год. Трезво оценив собственные возможности, комитет по миграции московской мэрии полностью передал гастарбайтеров в ведение МВД - то есть из всех возможных способов решения проблемы выбран карательно-силовой.

Как и многое на Руси, институт гастарбайтерства в его отечественном варианте умом понять сложно. В нормальных странах ситуация выглядит следующим образом: работодатель, не желая платить государству налоги, пользуется услугами иностранных беженцев-нелегалов. Много их быть не может физически - приток контролируется элементарными квотами на визы, от туристических до рабочих, и в результате количество “вольных стрелков” не превышает двух процентов от общего рынка.

У нас все настолько иначе, что можно уже говорить о появлении социально-экономического феномена. Судите сами: по информации Министерства труда и занятости, в 2003 году в стране официально числятся 26 миллионов безработных россиян. Москва не краснея выдает на этом фоне цифру совершенно иного порядка - 30 тысяч человек. И тут же принародно констатирует факт миллионной армии приезжих, которая постоянно работает и живет в столице. Более того: московские руководители возмущены подобным паломничеством. Ведь приезжие отбирают рабочие места у москвичей, поскольку согласны на более низкие зарплаты. От гастарбайтеров ничего не перепадает городскому бюджету, зато ГУВД фиксирует постоянное ухудшение криминальной ситуации. Математика скверная: минус полтора миллиарда рублей в год (неуплата подоходного налога), плюс лишний миллион населения, на который не рассчитаны ни инфраструктура города, ни жилищный фонд, плюс 11 процентов от всех преступлений, совершаемых в Москве, лежат на совести приезжих.

Вывод напрашивается сам собой: надо мобилизовать бойцов ГУВД и устроить широкомасштабный чес по стройкам, рынкам и т.п. местам скопления “дорогих гостей”. Что, впрочем, и делается в последнее время регулярно.

Однако давайте вникнем, что именно захватило гастарбайтерское воинство в российской столице. 43 процента приезжих заняты на стройках, причем их удел - должности чернорабочих, каменщиков и бетонщиков, даже прорабы среди них большая редкость. Еще 14 процентов - это ремонтные конторы, лихо делающие москвичам в квартирах “красиво”. 21 процент торгует на вещевых и продуктовых рынках города. В автобизнесе (в основном слесарями) занято всего лишь 8 процентов гостей столицы; еще 5 процентов крутят баранки автобусов и троллейбусов. В ресторанах и кафе трудятся на низовых позициях 6 процентов пришельцев. И лишь 3 процента людей, в чьем паспорте никогда не было штампа о регистрации, окопались в столичных офисах.

Если сравнить эту раскладку с информацией о занятости москвичей, то становится ясно, что никакой борьбы за рабочие места между аборигенами и приезжими нет и быть не может. Гастарбайтеры аккуратно вписались в нишу, искренне столичными жителями презираемую: физический труд на свежем воздухе. Впрочем, дело вовсе не в воздухе, а в куда более материальном факторе - оплате труда. Именно в большой разнице в зарплатах (8 тысяч рублей против 12-13 тысяч у трудоспособного москвича) и кроется нынешний бум гастарбайтеров в столице.

Теперь давайте представим, что каким-то чудом удастся выдворить из Москвы всех гастарбайтеров. Меньше народу - больше кислороду? Не совсем. Тут же придется искать полмиллиона строительных рабочих, согласных надрываться за 300 долларов в месяц, при этом абсолютно бесправных и на все согласных. Москвичи потребуют минимум в два раза больше плюс социальные гарантии и страхование. Следовательно, расходы строительных компаний резко вырастут. Ни один бизнесмен по доброй воле с деньгами просто так не расстанется - он тут же повысит потребительские цены. Стоимость квадратного метра жилья на вторичном рынке и так уже перевалила за тысячу долларов, а если она скакнет вверх еще хотя бы на 20 процентов - это уже скандал.

Далее. Что вы скажете, если с рынков исчезнут все иногородние со своим нехитрым, но необходимым для нормальной жизни товаром? Думаем, очень скоро взвоете, потому что ананас из супермаркета, конечно, вкусный, но жарить его вместо картошки проблематично. А на рынках - они, гости. Это их стихия.

Да, кстати, на чем вы собираетесь передвигаться по городу? Вероятно, придется тренироваться в спортивной ходьбе, потому что чуть ли не треть машинистов электропоездов метрополитена, водителей автобусов и трамваев - иногородние. Про дворников, укладчиков асфальта и мусорщиков вообще говорить не приходится. В общем, итог удаления гастарбайтеров будет печальным. В классической литературе был такой барин, добившийся-таки на свою голову исчезновения всех мужиков из имения...

Выходов из этой ситуации два. Первый: довести заработок в не самых престижных, но крайне необходимых мегаполису профессиях до приличного уровня. Тогда, будьте уверены, и люди с давней московской пропиской, отбросив сомнения, засучат рукава и пойдут строить, подметать, торговать. Дело ведь не в их капризности. Просто для того, чтобы нормально жить в Москве и растить детей, денег требуется гораздо больше, чем на временное эмигрантское существование в комнатке на четверых. Поэтому платите нормально - и гастарбайтер уступит рабочее место аборигену. Выход второй: видеть в миллионе приезжих, не дармоедов и преступников, а обладателей двух миллионов очень нужных рабочих рук. Пока же одной рукой сажая приезжего за руль автобуса или всучивая метлу, другой власти берут гастарбайтера за горло. Еще в 1995 году муниципальные власти в Москве торжественно запретили принимать на работу лиц, не имеющих регистрации (тогда еще прописки) в столице, а потом регулярно издавали указы и инструкции по усилению контроля за паспортным режимом. Иногородний рабочий, приехавший в Москву на заработки, может быть, с удовольствием бы зарегистрировался, но это крайне сложно: вся система против него. Надзирающие и контролирующие органы надрываются в неравной борьбе с нашествием дешевых рабочих рук.

Единственный, кто получает прибыль от института гастарбайтерства, - это сами коммерсанты, имеющие вполне легальную возможность платить людям копейки и содержать их в скотских условиях.