Мосгорсуд признал пятерых московских скинхедов виновными в убийстве гражданина России армянского происхождения. Все приговоренные осуждены по п."л", ч.2, ст. 105 УК РФ -"убийство по мотиву национальной ненависти".

Колокол.Ру, 18 ноября. Статья. Российским судом впервые вынесен приговор за убийство на почве расизма.

Мосгорсуд признал пятерых московских скинхедов виновными в убийстве гражданина России армянского происхождения, сообщили Граням.Ру в Институте прав человека. Возраст подсудимых - от 12 до 17 лет. Рафиев Заур, скинхед азербайджанского происхождения, приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Баранов Алексей получил 5 лет воспитательной колонии, Заголо Константин - 5 лет и 6 месяцев в воспитательной колонии. Юный Антон Мещеряков, который проявил к убитому наибольшую жестокость, к уголовной ответственности не был привлечен из-за малолетнего возраста. Еще один подсудимый - Вячеслав Лавринов - оказался психически невменяемым.

Все приговоренные осуждены по п."л", ч.2, ст. 105 УК РФ -"убийство по мотиву национальной ненависти". Это первый в России случай приговора за преступление, совершенного именно на почве бытового национализма, заявили в Институте прав человека. Обычно судебная практика "списывает" националистические выходки на хулиганство.

28 марта 2002 года в пешеходном переходе на Дмитровском шоссе г. Москвы было совершено убийство гражданина России армянского происхождения Карена Георгиевича Яхшибекова. Преступление было совершено по мотиву национальной ненависти, что не скрывалось несовершеннолетними убийцами: многие в ту ночь слышали на улице и близлежащих дворах крики "Мы убили хача!", "Мы построим новый рай, Зиг Хайль!", "Россия для русских, Москва для москвичей!". По словам свидетелей, после убийства Антон Мещеряков заявил: "Я убил хача, теперь я буду носить белые шнурки". Белые шнурки в среде "скинов" означает принадлежность к особой касте, касте "посвященных". Двое убийц прошли ритуал вступления в бригады РНЕ.

В ходе предварительного следствия Мещеряков и Ларионов не скрывали мотивов совершенного убийства и открыто выражали свое отношение к "хачикам", евреям и неграм. Однако впоследствии их показания перестали считаться формальным доказательством расистских мотивов убийства, поскольку Мещерякова не судили по малолетству, а Ларионова - по невменяемости. Свидетели обвинения, которые на следствии прямо указывали на националистические мотивы "пятерки" обвиняемых, в суде один за другим начали отказываться от данных на следствии показаний. Это делалось то ли из солидарности со сверстниками, то ли из боязни за свою безопасность, отмечают в Институте. Поэтому обвинению было труднее доказать, что убийство было совершено именно на почве национальной ненависти. В результате это было доказано косвенным путем - через анализ материалов в Интернете, благодаря опросам жильцов района, где живут обвиняемые, через допросы приятелей и родственников подсудимых.

Лишь под тяжестью собранных в суде улик, обвиняемые, которые вначале отказались от дачи показаний, в последнем слове признались в содеянном, выразили готовность компенсировать сумму гражданского иска семье потерпевшего, - видимо, чтобы таким образом снизить сроки наказания.