Беседа с заведующим отделом ювенологии Центра новой социологии и изучения практической политики “Феникс” Александром Тарасовым.

Время новостей, № 71. Кирилл Василенко. Статья. Человек, прошедший скин-субкультуру, становится питательной массой для “новых правых”.

Движение скинхедов в России год от года становится все более массовым. Меняется и социальный состав юных участников радикальных групп. О причинах этого явления рассказывает корреспонденту газеты “Время новостей” Кириллу ВАСИЛЕНКО заведующий отделом ювенологии Центра новой социологии и изучения практической политики “Феникс” Александр ТАРАСОВ.

-- Александр Николаевич, растет ли сейчас количество скинхедов или уменьшается?

-- Прошлой весной была проведена широкая рекламная кампания перед днем рождения Гитлера. Многие СМИ говорили о скинхедах, объясняли, как они одеваются, какая у них идеология, что они делают. В результате все это привело к всплеску интереса. В большей степени в небольших городах -- в Магнитогорске, Нижнем Тагиле. Кстати, в Москве скинхеды несколько затихли, попав под пресс милиции после Царицынского погрома. Сейчас в России, по разным оценкам, около 50 тысяч скинхедов, что очень много для молодежной политизированной субкультуры, тем более для агрессивной субкультуры.

-- Эта цифра включает также сочувствующих, не входящих официально в движение?

-- В 50 тысяч входят все, включая так называемых “модников” -- тех, кто воспринимает движение, как моду, пытается соответствующим образом одеваться, бриться. Они тоже называют себя скинхедами, но в жизни никогда никого не тронули и по большей части выпендриваются у себя в школе. Такие составляют примерно половину от общей численности. Есть некоторые данные по регионам: два года назад в Ярославле проводили опрос среди старшеклассников. И выяснилось, что каждый четвертый хотел бы быть скинхедом. Проблема в том, что как только возникает необходимость заявить о себе, подтвердить свой статус, “сочувствующие” довольно быстро переходят к конкретным действиям. Вливаются в организованные и радикально настроенные группы на правах младшего поколения. Их называют “карликами” в скин-среде: термин пришел из субкультуры футбольных фанатов. Кстати, последние года три происходит взаимопроникновение этих двух сред.

-- Каков средний возраст участников движения?

-- Средний -- около 15--16 лет, а так скинхеды есть и 12 лет, и 27.

-- Изменились ли сами скинхеды за последние несколько лет?

-- Да, очень. Заметно изменилось их социальное происхождение. Если несколько лет назад движение было представлено в основном детьми из экономически неблагополучных семей, то сейчас это, наоборот, дети экономически благополучные, представители так называемого среднего класса. Их родители занимаются мелким и средним бизнесом, также это дети госчиновников, военных, сотрудников правоохранительных органов.

-- С чем вы связываете такие перемены?

-- Во-первых, представители социальных низов оказались оттеснены в традиционную нишу -- более криминализованную и неидеологизированную. Во-вторых, вступил в силу экономический фактор. Бизнесмены сталкиваются с прямой конкуренций в торговле со стороны представителей ближнего зарубежья. Дети ощущают себя продолжателями семейного дела и принимают расистскую и националистическую идеологию именно из соображений конкуренции. То есть они хотят вытеснить “чужаков” из экономической сферы неэкономическими методами. У нас воспроизвелась классическая дореволюционная схема. Черносотенцами были в основном люди, рассматривавшие инородцев и иноверцев в первую очередь как экономических противников.

-- Чистая экономика? А где же идейные и идеологические мотивы?

-- Влияет, конечно, и то, что в стране активно насаждается русская националистическая идеология. Существует большая мода на все русское. Кроме того, сверху дается очень четкая конфессиональная ориентация России как православной страны. Это транслируется по всем каналам телевидения, радио и даже через школьные учебники. Это еще одна причина, почему появляется больше детей-националистов из благополучных семей. Чтобы следовать моде, нужно хотя бы иногда смотреть по телевизору новости, а не только музыкальный канал. Или читать газеты. Подростки из бедных семей никаких газет не читают.

-- А каков путь от православия к национализму?

-- Первоначально скинхеды не были религиозно ориентированы. Наиболее продвинутые из них считали себя ближе всего к западным образцам, были арийскими язычниками, причем не славянскими, подчеркиваю, а германскими, в точности копирующими себя с элиты Третьего рейха. Но с тех пор произошла смена поколений. Сама субкультура скинов не очень интеллектуальна, она не способна выработать отдельных идеологем. Она погружена в массовую культуру. И новое поколение выросло в условиях, когда правильно и престижно считать себя русским и православным. Конфессиональный аспект оказывается достаточно важным. К примеру, наши скинхеды очень не любят поляков, которые тоже славяне, но они иноверцы, католики. А значит, неправильные славяне. И при этом лояльно относятся к прибалтам-православным.

Правда, грузины -- православные, Армянская церковь -- ближайшая родственница РПЦ. Но, к сожалению, скинхеды это не осознают. Это слишком сложно для них.

-- Говорят, что антикавказские настроения отчасти вытеснили антисемитизм?

-- Я бы не сказал, что вытеснили. Просто в реальности столкновений гораздо меньше. Непосредственно на улице, ввиду массовой миграции, с евреем так просто не столкнешься. Кроме того, чеченская война оказала огромное воздействие в этом направлении. Еще, если вы заметили, по всем телевизионным каналам идут фильмы, прославляющие спецназ, спецслужбы, ОМОН, которые героически борются с бандитами в Чечне. При этом все чеченцы -- кровожадные бандиты. При таких условиях основной составляющей идеей становится националистическая российская -- антикавказская.

-- Получается, что русские скинхеды существуют обособленно от аналогичного международного движения?

-- Созданные у нас отделения международных организаций наци-скинов, например Hammer Skins Nation или Bladen Honor (еще существуют трейды -- традиционные скинхеды, которые аполитичны, красные скины, считающие себя антифашистами), не признаны западными товарищами. И не признаны именно потому, что западные скинхеды рассматривают славян как недочеловеков. Это относится ко всем организациям, появившимся в славянских странах. Исключение сделано только для Чехии, так как скинхеды считают чехов германизированными славянами, а Чехию германским государством.

-- А как давно в России зародилось движение скинов?

-- Самые первые появились в 1991--1992 годах. Их было очень мало, около пяти человек в Петербурге и чуть более десяти в Москве. Это еще не было субкультурой. Лишь единицы “модников”, полностью копировавших свой стиль с западных образцов.

-- Что же происходит со скинхедами, когда они взрослеют?

-- Как обычно это происходит с субкультурами, вышедший оттуда человек становится простым российским обывателем, женится, находит работу, кто-то попадает в тюрьму, кто-то спивается. Другое дело, что человек, прошедший скин-субкультуру, как культуру агрессивно-российскую, и приобретший опыт агрессивного расизма, становится готовой питательной массой для возможных будущих движений “новых правых” -- нетрадиционных фашистов. В таких движениях классические фашистские идеологемы хитро заменяются на новые неолиберальные. Например, на смену теориям о расовом превосходстве приходят идеологемы несовместимости цивилизаций. Они не говорят, что белые лучше всех остальных. Но утверждают, что белые просто не совместимы с черными, желтыми, поэтому надо от последних отделиться и выгнать их от нас. На этой базе возникают массовые движения “новых правых”, такие как Национальный фронт Ле Пена во Франции, Партия свободы Йорга Хайдера в Австрии, Северная лига Берлускони в Италии; Партия Пима Фортейна в Нидерландах. Именно этого надо бояться. Если у властей есть желание (похоже, правда, его нет), скинхедов можно найти, выявить и показательно осудить. Но люди со скинхедским прошлым войдут в легальные правые парламентские движения, которые будут легально приходить к власти и легально через законы ограничивать права тех или иных церквей, гражданские права и права человека.