О связи организаций «Идущих вместе» и скинхедов.

Сергей Шаргунов. Статья. Хайль вместе. Новая газета, № 70

Когда я узнал про убийство на рынке в Питере, я попытался понять: кто они, эти скины? Вы помните, это было на прошлой неделе.

И я пошел в МУР. Парень, который меня там встретил, сказал:

— Послушай, у этих скинов нет организации, и все это обычное хулиганье.

Мы едим дыню, смог за окном, мелькают машины.

И вдруг парень мне говорит:

— Ты знаешь, а вот в Царицыне все было организовано со стороны.

Со стороны... А где эта сторона? Почему у меня в стране все время о себе заявляет какая-нибудь таинственная «сторона»?..

— В Царицыне, — говорит мой собеседник, — заранее заготовили арматуру. Этим отморозкам заплатили, вызвали их на стрелку. Серег, да не ввязывайся в это дело. Ну что ты сможешь нарыть?

Но я нарыл.

С самого начала я уже знал о многом.

О том, что так и не был найден и осужден ни один организатор погрома и что Госдума напрасно пыталась выяснить, кто стоял за погромами. Но все же я еще не верил, что и скины, и «Идущие…» — это дети Кремля. Не верил до того дня, пока не переступил порог одного особняка.

Мне сказали: есть такой Алексей Митрюшин. Руководитель северо-восточного отделения «Идущих вместе». Он же — вождь «Бешеных жеребцов».

Кто такие «Бешеные жеребцы»? Рассказываю.

Это одна из немногих реально оформленных группировок бритоголовых. Их человек сто, не больше. Именно «Бешеные» отличились 9 июня на Манеже. Но оказывается, пятьдесят из них — самые «бешеные» — они еще и «идущие»! «Бешеным» был и некто Леонид, в обнимку с решеткой заявившийся к писателю Сорокину.

Я позвонил человеку. Да, этому Алексею. Этому Митрюшину. Он сказал: «Приезжайте. Наш штаб — на Маяковке».

Я неплохо знаю этот район, гулял здесь подростком мимо Театра Сатиры и на Патриарших, когда еще не было никаких «идущих-грядущих» и много чего еще не было...

Увидел — удивился: особняк в центре города. Классно живут ребята. Многие фирмы, наверное, хотели бы жить так.

Меня пропускает недоверчивый детина-охранник (не идущий, а стоящий). Стены увешаны фанатскими шарфами.

Я думал, Митрюшин — старый. Оказалось, младше, чем я.

— Ну, с чего начнем? — спрашивает юный аппаратчик.

Начинаем с... все правильно, с борьбы за чистоту словесности.

— Мы хотим поставить грань, — рассказывает он. — Грань должна отделить нормальных писателей от порнографических.

Любопытствую:

— А Пелевин — тоже порнографический?

— Естественно. Давай я лучше про созидание...

Созидание, по его словам, — это помощь калекам, дискотеки и субботники.

— А летом целую тыщу собрали у озера. Заставили каждого книжку читать. Нормальную. Некоторые нас наколоть хотели. Берет «Мастера и Маргариту», а он их, блин, уже читал! Ну мы эту фишку быстро просекли...

— Алексей, а «Бешеные жеребцы» — это кто?

— Ну... это... Не совсем правильно ты перевел!

— А ты как переводишь?

— Ну примерно так. Да, есть у нас ребята. Рожи били по электричкам, все такое. Я сам болельщиком был. А теперь я другой, блин. Мое руководство все знает. Знает про меня. Погоди, если это в прессу пойдет, это мне карьеру рушить будет. Понимаешь?

— Могу назвать тебя инициалами.

— Шеф все равно опознает... Пиши уж мою фамилию. Ты пойми, мы же с разными болельщиками работаем, не только с «конями». И на Манеже фаны себя нормально проявили, во!

Я иду по коридору. Смотрю на фотографии по стенам. Толпа детей сгребает ворох снега. Вспотевшее юношество в спортзале: теннисистка, штангист, прыгун. А вот активисты изымают у граждан «неправильного» писателя. Посередке действа — два молодчика, головы — «под ноль». Распахнули книгу и в нее вчитываются. Книга тоньше, чем их армейские ботинки.

Я уже уходил и вдруг услышал:

— Значит, так надо жать? — девчушка прощается с парнем.

— Ну...

Обмениваются рукопожатием. Особым. Не ладонь в ладонь, а по-другому. Пятерня обхватывает локоть «соратника». Где-то я такое уже видел.

Да, я был у них, в штабе «Идущих вместе» в центре города. Вы спросите: кто они? фашисты? «Единство»? Не знаю. Но понял: и те, у кого на майках Путин, и те, кто зовется скинами, — из одной конюшни.

9 Мая 2002-го. Ровно месяц до событий на Манеже. «Идущие…» шагают на очередную акцию. Вот как описал мне увиденное сотрудник ГУВД: «Уверенные колонны близятся к Красной площади. Подростки освобождают себя от нашивок со свастиками, отщелкивают значки «White Power», прячут по рюкзакам черно-капюшонные курточки. Натягивают на торсы майки с ликом и сакраментальным: «Все путем!». А дальше... Естественно, направляются чествовать седых ветеранов».

Последний раз мы услышали о скинах после погрома в Питере, где погиб азербайджанец. Мне не интересны эти пацаны, которым вдруг позвонили, которых вдруг собрали и вооружили арматуринами. Интересно: кто позвонил? Кто им кричит: «Ату!»?

 

Кто? — этот вопрос возник перед следователями, взявшимися за «царицынское дело». Выяснилось, что участвовали в драке бритоголовые из группировки «Объединенные бригады-88», образованной в 1998 году в результате слияния небольших скин-групп «Белые бульдоги» и «Лефортовский фронт».

Их допросили. Всплыло имя гражданина Озерова, кличка — Озик. Житель Медведкова, он якобы еще со школы «запал на скинство», якобы при погроме был связным, отвечал за «башли» (выплату денег) и часть денег зажимал. Якобы.

Озерова взяли... И что? Перед следователем сидел видный функционер «Идущих…»! Улик не было, Озика отпустили.

А между тем тележурналистам удалось побеседовать с одним из бойцов все тех же «ОБ-88». И далее я цитирую по видеокассете: «Идущие вместе» на нас выходили... Нас используют, но у нас свой интерес, финансовый. Тогда еще митинг собирался в защиту НТВ в Останкине, а нам поручили его сорвать. Выдали энное количество денег, ракетницы... А по поводу Царицына... Изначально сообщили: нужен разгон приехавших в Москву антиглобалистов. Опять же деньги выдали, подручные средства. А антиглобалисты-то не приехали! Значит, задача поменялась. Именно поэтому в Царицыне и оказалось так много народу!»

Эти слова в передачу не вошли.

Странная история. Про одну бочку с двумя кранами для разных бутылок.