Скинхеды бесчинствуют, милиция молчит.

ИА "ПРИМА" (web-сайт), 24 ноября. Статья. Альбина Озерская.

23 ноября, в четыре часа дня около пятидесяти скинхедов вошли в вагон подмосковной электрички на перегоне "Кусково-Карачарово". Они зверски избили находящихся в вагоне трех человек, предположительно азербайджанцев. Разбили окно и, возможно, выбросили одного из кавказцев. Толпа скинхедов состояла из подростков 14-16 лет, с ними было несколько взрослых, которые в нападении не участвовали.

Очевидица происшедшего Евгения Тамарченко сообщила агентству ПРИМА, что она с мужем вошла в поезд практически одновременно со "скинами". Подростки заняли три вагона, и, когда налетели на одного из кавказцев, тот встал на сиденье, после чего раздался звон стекла. Очевидцы, опасаясь, что выброшенный человек погиб, вышли на следующей же станции "Чухлинка" и прошлись по перрону. Тела не обнаружили, однако расслышали, как один из взрослых мужчин, сопровождавших подростков, сказал другому: "Мы его убили, мы проверили". Супруги вышли на станции "Карачарово" и заявили о случившемся дежурившим на платформе охранникам. Затем позвонили в Московскую службу спасения. Вернувшись домой, позвонили по "02". Однако милиционеры заявили, что ничего не знают о происшедшем и, в целом, "знать не хотят".

Сегодня я пыталась узнать что-нибудь об этом инциденте в милиции. На станции "Кусково" дежурный по отделению Шориков сказал, что в журнале дежурств никаких записей об избиении людей в электричке за вчерашний день нет. Когда он узнал, что избитые - "предположительно азербайджанцы", искренне удивился: "А зачем вам это надо?".

Ни дежурный по городу ГУВД Москвы, назвавшийся просто Ивановым, ни дежурный Управления транспортной милиции Москвы Сергей Лобарев разговаривать на эту тему категорически не пожелали. Только в Московской службе спасения подтвердили, что звонок от Евгении Тамарченко был и что они передали эту информацию в милицию.

Это уже не первый подобный случай в электричках Нижегородского направления на этом участке. 12 мая несколько подростков зверски избили в электропоезде, следовавшем с Курского вокзала Москвы, руководителя общественной организации московских таджиков "Нур" Бохшо Лашкарбекова и двух его спутников. Это произошло в районе станции "Кусково". В пятом часу вечера Бохшо Лашкарбеков, его сын Мавлодот и аспирант Института языкознания Российской Академии наук Асадбек Асадбеков возвращались в Реутов с культурного мероприятия таджикской общины в Москве. В вагон электрички зашли около 30 молодых людей старшего школьного возраста. Они окружили таджиков и стали избивать их ногами. По словам Бохшо Лашкарбекова, при этом они кричали "Москва - для москвичей!" и "Россия - для русских!". У Бохшо Лашкарбекова было cломано ребро, у его сына - травмировано лицо, Асадбек Асадбеков получил многочисленные ссадины. Как только скинхеды покинули вагон, жертвы нападения позвонили друзьям, которые уведомили о нападении железнодорожную милицию. Однако милиционеры, хотя и связались с Лашкарбековым по телефону, так и не появились в вагоне.

Дежурный отдела внутренних дел Курского вокзала сообщил тогда корреспонденту ПРИМЫ, пытавшемуся выяснить, были ли задержаны хулиганы, что ничего не знает об инциденте. "Ничего не знают" они и теперь.

Между этими случаями прошло полтора года. Совершенно похожие сценарии нападений. Несколько десятков подростков. Действуют на протяжении одного перегона. Зашли - вышли. Нашли жертв, избили, перешли на другую сторону платформу, уехали. Другое совпадение, наверняка, не "срежиссированное" скинхедами, но являющееся необходимым условием их акций - бездействие милиции. Никто ничего не знает, никаких записей в журналах нет, ничего не можем поделать. И удивление дежурного моим словам, что избитые, возможно, были азербайджанцами: "Зачем вам это надо?".

И действительно, зачем это надо в городе, где единственным предвыборным аргументом кандидата на пост мэра Германа Стерлигова служит то, что в последнее десятилетие азербайджанская диаспора в Москве выросла в несколько раз. Без всяких комментариев. Всем все должно быть ясно. Эти предвыборные листовки расклеены сейчас в вагонах московского метро.