Трое подростков-скинхедов, зверски расправившихся в марте 2002 г. с 22-летним армянином К. Яхшибековым, получили от пяти до шести лет лишения свободы. Впервые Мосгорсуд вынес обвинительный приговор по делу об убийстве, признав при этом, что преступление совершено “по мотиву национальной ненависти”.

Газета, № 202. Владимир Баринов. Статья. “Бритоголовые” просили о снисхождении.

Трое подростков-скинхедов, зверски расправившихся в марте прошлого года с 22-летним армянином Кареном Яхшибековым, получили от пяти до шести лет лишения свободы. Впервые Мосгорсуд вынес обвинительный приговор по делу об убийстве, признав при этом, что преступление совершено по "мотиву национальной ненависти". Как правило, в большинстве случаев обвинение объясняет действия националистов хулиганскими побуждениями.

День рождения

На скамье подсудимых оказались 18-летний Заур Рафиев, 16-летний Алексей Баранов и 15-летний Константин Заголо. В компании себе подобных 28 марта они устроили пьяную оргию, которая в итоге привела к столь трагическим последствиям.

Как было установлено, в тот вечер скинхеды отмечали день рождения одного из своих товарищей - Вячеслава Лавринова. Самому младшему из них было 13, старшему - 18 лет. Все они из московских микрорайонов Бескудниково и Восточное Дегунино.

Подростки пили водку и пиво в подъезде одного из домов на Дмитровском шоссе. Праздновали шумно, с тостами и лозунгами типа “Россия для русских, Москва для москвичей!”, “Мы построим новый рай - зиг хайль!”. Кроме того, подростки при помощи ножей разукрасили свастиками стены подъезда. Окончательно дойдя до кондиции, молодчики отправились на улицу - найти кого-нибудь и избить.

Жертву стали выискивать у подземного перехода на Дмитровском шоссе возле дома № 28. Сначала было попытались пристать к двум мужчинам кавказской внешности. Однако те оказались неробкого десятка и дали достойный отпор. Так, Лавринову разбили нос. Скинхеды оттащили избитого приятеля на троллейбусную остановку, и тут им на глаза попался Карен Яхшибеков.

Расправа

Карен работал кассиром в магазине при Дворце бракосочетаний и учился в экономическом колледже. Жил со своими родителями и сестрой Нариной.

Карен давно жил в Москве (в свое время его семья переехала из Баку) и являлся гражданином России. Кстати, кавказцем он был лишь наполовину - отец у него армянин, а мать русская.

Когда он спустился в подземный переход, на него набросились пятеро молодчиков - Рафиев, Баранов, Заголо, Лавринов и их 13-летний приятель Александр Мещеряков. Они сбили Карена с ног и принялись избивать тяжелыми ботинками. Один из нападавших достал нож. Позже помимо множества ушибов и переломов эксперты насчитали на теле Яхшибекова 23 колото-резаные раны. Заголо по прозвищу Дукал (по аналогии с оперативником Дукалисом из сериала “Улицы разбитых фонарей”) орудовал железной ножкой от стула, которую постоянно носил с собой.

Когда Карен перестал подавать признаки жизни, скинхеды сняли с него кроссовки и забрали его сумку. Добычей убийц стала пачка стирального порошка и банка с моющим средством. Расправившись с Кареном, молодчики побили лампочки в переходе, после чего покинули место происшествия.

Пока шла расправа, еще один участник празднования - Антон Храпский - ожидал приятелей в компании нескольких девушек на остановке. Позже он спустился вниз, потрогал ботинком лежащего в крови молодого человека, убедился, что тот мертв, после чего спокойно удалился.

Белые шнурки

Найти убийц для милиции не составило большого труда. Большинство скинхедов значатся в картотеках милиционеров. Кроме того, “бритоголовые” также не делали особого секрета из происшедшего, хвастаясь "подвигом" среди сверстников. В результате в течение двух дней всех участников зверского убийства задержали. На допросах они во всем признались и даже подробно описали случившееся.

Одному из самых активных молодчиков, Мещерякову, не было еще 14 лет, поэтому привлечь его к уголовной ответственности не удалось. Сам он заявил, что теперь будет носить в своих “гриндерсах” белые шнурки. Это является отличительным знаком “бритоголового”, который “замочил хачика”.

Скинхеды также рассказали следователям, что в свое время прошли обряд посвящения в "бритоголовые": парни должны были пройти через строй скинов, которые избивали их ботинками и палками.

Вячеслав Лавринов позже был признан экспертами невменяемым. Интересно, что первый раз страдающий психическим расстройством Лавринов попал в поле зрения милиции еще в 7-летнем возрасте. Тогда он попался на краже пистолета из кобуры милиционера.

В результате обвинительный приговор услышали лишь трое убийц.

"Они успели убежать"

Рафиев, которому помимо убийства инкриминировался также грабеж (именно он снял с Яхшибекова кроссовки), получил 6 лет лишения свободы, Заголо и Баранов - по 5,5 и 5 лет соответственно. Любопытно, что отец ярого националиста Заура Рафиева по национальности азербайджанец. Мать подсудимого, выступая в суде, рассказала, что разошлась с мужем много лет назад. Мальчик рос без отца, не знал и не любил его. Вполне возможно, что именно разлад в семье и стал причиной того, что Заур стал скинхедом.

Во время судебного процесса в Мосгорсуде скинхеды отказались от сделанных ранее признаний. Кроме того, они отказались давать какие-либо показания вообще. Лишь в последнем слове они извинились за содеянное перед родственниками Карена и попросили о снисхождении. Надо отметить, что и обвинение, и суд заняли принципиальную позицию. Дело в том, что во время всех предыдущих процессов, в которых в качестве обвиняемых фигурировали скинхеды, обвинение объясняло их действия “хулиганскими побуждениями”. На этот раз статья “хулиганство”, которая вначале наряду с убийством инкриминировалась “бритоголовым”, из списка обвинений была убрана. Судья Дмитрий Медведев, оглашая приговор, заявил, что подсудимые виновны в убийстве, “совершенном группой по предварительному сговору по мотиву национальной ненависти и вражды”. Адвокат Рубен Киракосян, представлявший на процессе сторону потерпевших, заявил ГАЗЕТЕ: “Я удовлетворен тем, что приговор обвинительный, но, по-моему, 5 и 6 лет слишком мало для совершивших жестокое убийство преступников. Есть результат, но нет морального удовлетворения. И сама проблема национализма - а в данном случае бытового национализма - продолжает оставаться.

На следующий день после убийства Карена мы приехали к злополучному подземному переходу, положили цветы, прикрепили его фотографию. И почти сразу же какие-то двое “бритых” сорвали фотографию, разбросали цветы. Мы пытались их догнать, но они успели убежать…”.