За что извиняются чеченцы? Для московской милиции каждый из них - враг. Марат Хайруллин. Статья. Стр. 1,2

Если долго разговаривать с чеченцем в Москве, обязательно наступает момент, когда он (она) начинает извиняться или оправдываться. В конечном итоге — за свое происхождение. Говорят, раньше а этот тон сбивались евреи из гетто. То же самое произошло и с Маликой Вацаевой, появившейся в редакции. Ну, как объяснить, я не виновата в том, что родилась чеченкой, - всхлипнула мать троих детей и заплакала. - Где мне жить? Предыстория Малики и ее супруга Лом-Али обычная для наших дней. Дом разбомбили, оставшись без средств к существованию, они переселились в столицу к родственникам-москвичам. Отец семейства занялся бизнесом, сейчас снимают квартиру. Документы в полном порядке. Собственно, из-за этой регистрации все и началось.

Не прошло и двух недель после получения заветного штампика, как однажды вечером в квартиру Вацаевых постучали. Двое высоких мужчин, одетых в гражданское, представились сотрудниками милиции и предложили открыть дверь на предмет паспортного контроля.

Я была одна дома с тремя малолетними детьми и племянницей, - рассказывает Малика. На лестнице темно, в глазок удостоверения не вижу и тогда говорю, что боюсь открывать. Лучше бы им подождать, пока появится муж, или прийти потом.

Слова женщины вызвали ярость одного из пришельцев, он буквально взорвался криками и угрозами:

Вы, чечены недобитые, убиваете наших там, а мы вас всех здесь перережем, открывай немедленно дверь, — орал неизвестный на лестничной площадке.

В протокольной достоверности этих слов не уверен, но после разговора с соседями Малики, слышавшими все это, за смысл можно ручаться. От слов сотрудники милиции перешли к делу и под плач детей и крики женщины начали выламывать дверь.

В конце концов стороны сошлись на компромиссе - хозяйка дверь все же открыла. Незваные гости не стали скрывать свои должности (оперуполномоченные) и фамилии (Гаргушин, Жамалов), не помешали звонить в отделение милиции. В Ивановском РОВД, с которым связалась Малика, ей подтвердили наличие подобных сотрудников, правда, как выяснилось, никто их на проверку паспортного режима не отправлял. То есть зачистку они совершали по собственной инициативе.

Милиционер Гаргушин осмотрел квартиру, наговорил неприятных слов (в основном матерных) и отдал Жамалову команду готовить чеченскую семью на выселение. Повторимся, все документы у чеченской семьи были в полном порядке, в то время, как милиционеры никакими бумагами на обыск, а уж тем более выселение, не обладали. Но Гаргушина все это не смущало. Что в конечном итоге и побудило перепуганную женщину обратиться в редакцию.

Мы позвонили в милицию. Начальник Ивановского РОВД Иван Хонский оказался вполне достойным офицером. Он заверил разобраться, и в тот же день, поговорив с Маликой Вацаевой, извинился за действия своих подчиненных, пообещав, что никто больше беженцев беспокоить не будет.

Но история на этом не кончилась. Видимо, не удовлетворенные результатом, оперуполномоченные вызвали к себе главу семьи Лом-Али Вацаева и поинтересовались, хотят ли чеченцы спокойно жить. А если хотят, то зачем жалуются в газету. Ведь не маленькие дети же и понимают, что теперь в покое их не оставят в любом случае...

Собственно, из-за этого последнего абзаца и был написан весь материал. Мы убедились, что милицейские начальники не управляют своими подчиненными. Что любой оперуполномоченный сам себе хозяин, и если поставил цель выселить неугодную семью, он это сделает, несмотря на закон и извинения его прямого начальника.

Понимая, что милиция бессильна перед самой собой, и пользуясь правом, предоставленным нам законом, газета "Новые Известия" обращается в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой помочь МВД, провести проверку данных фактов и оценить законность действий названных сотрудников милиции.