ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 1 - 5 октября 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ
Мосгорсуд спутал журналистов с террористами. Судьи твердо намерены защититься и от одних, и от других.

На минувшей неделе журналисты нескольких центральных СМИ обращались в Фонд защиты гласности с сообщениями о том, что по неизвестной причине прекращен свободный доступ граждан, в том числе журналистов, в здание Московского городского суда. Отныне журналист может попасть в это учреждение только после того, как предварительно обратится в секретариат суда с просьбой о посещении и получит соответствующее разрешение. Телевизионщикам придется и того хуже: журналистам с телекамерами право на вход отныне предоставляется только с разрешения председателя суда или от одного из его заместителей.

В секретариате Мосгорсуда ситуацию разъяснили таким образом: ограничения введены якобы для того, чтобы препятствовать проникновению в здание суда террористов. Защита срабатывает: чтобы просочиться сквозь охрану, одного только журналистского удостоверения недостаточно. А судьи сами решают - пообщаются они с журналистом, или нет. Какой там Закон о печати.

 

Первая концепция информационной политики судебной системы будет представлена Совету судей при президенте России.
Анастасия Корня. Статья. Судьи выходят на связь. Время МН, № 178.

Основная задача, которую ставили перед собой создатели концепции - как пояснила корреспонденту газеты "Время МН" председатель комиссии Совета судей по взаимодействию с общественными органами и СМИ, председатель арбитражного суда Московского округа Людмила Майкова, - дать представителям "третьей власти" возможность быть услышанными обществом.

В судейском сообществе не скрывают, что с особенной остротой ощутили дефицит каналов связи с общественностью в тот момент, когда развернулась борьба вокруг судебной реформы. А точнее - тех ее положений, которые связаны с ограничением независимости судей: введением дисциплинарной ответственности, упрощением процедуры привлечения к уголовной, ограничением срока службы и так далее.

- Меня беспокоит, что в процессе обсуждения реформы мы слышим позицию исполнительной власти. Мы слышим позицию судей. Но само общество безмолвствует, - констатирует Людмила Майкова.

Отстаивая независимость третьей ветви власти от двух первых и апеллируя при этом прежде всего к общественности, судьи внезапно столкнулись с не слишком приятной для себя реальностью: они обнаружили себя в информационной изоляции. В обществе сложилось не слишком лестное представление о судебной системе в целом и о судьях в частности, в СМИ преобладает в основном "негатив". Попытавшись цивилизованным образом пролоббировать через те же СМИ свои интересы, представители Фемиды обнаружили, что, увы, не являются "ньюсмейкерами": в отличие от представителей, скажем, исполнительной власти, они могут рассчитывать на выступление в наиболее влиятельных СМИ разве что на правах рекламы.

Судейское сообщество оказалось, наверное, единственным элементом российской государственной системы, где до последнего времени практически игнорировали главный имиджеобразующий механизм - ведомственный пиар. Оберегая секреты "профессиональной кухни" и технологию принятия решений, судьи предпочитали держаться подальше от прессы. Теперь им приходится в некотором роде изобретать велосипед, ведь в течение последних десяти лет ведомственные пресс-службы и СМИ успели до мелочей отработать механизм обеспечения взаимных интересов и теперь понимают друг друга не только с полуслова - с полунамека. Такие элементы, как создание структурных подразделений по связям с общественностью на федеральном и региональном уровнях, а также собственных информационных ресурсов, мониторинг СМИ, анализ динамики общественного мнения, аккредитация представителей СМИ и подготовка аналитических и справочных материалов - это тот "джентльменский набор", которым уже давно обладает практически каждое ведомство.

Остается только посочувствовать судьям, которым придется начинать все практически с нуля - например, утверждать типовые правила аккредитации представителей СМИ. Впрочем, тут скорее приходится говорить о необходимости создания единой системы регулирования информационной работы судебных органов - своими пресс-службами более или менее давно уже представлены Конституционный, Верховный, Высший арбитражный суды, Судебный департамент и некоторые арбитражные и областные суды общей юрисдикции. Но из проекта концепции не совсем ясно - кто конкретно будет координировать общую информационную политику (между различными подразделениями судебной власти пока нет общего мнения по этому поводу, хотя наиболее часто называют Судебный департамент при Верховном суде - структуру, на которую возложено организационное и материальное обеспечение деятельности судов). И уже совсем неясно - за счет каких средств станет возможным проведение такой политики.

Предложения по финансированию создания этой системы в рамках федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России", внесенной Высшим арбитражным судом, остались без рассмотрения.

Недавно концепция судебной реформы была представлена на суд предполагаемых пользователей - в Доме журналистов прошел "круглый стол" "Суды и пресса: от конфликтов к взаимодействию". И тут обнаружилась одна любопытная деталь: оказывается, представления о том, как следует освещать работу судов, во многом противоположны. Если журналисты убеждены, что принцип открытости судебного заседания дает им все карты в руки, то судьи склонны настаивать на особом режиме защиты информации - концепция предусматривает даже разработку "правил многоуровневого доступа к информации, находящейся в обороте судебной системы". У судей есть претензии к правовой грамотности тех, кто освещает работу судов, а журналисты никак не могут понять, почему нельзя получить мотивированное решение в письменном виде сразу по окончании процесса.

Одним словом, между простой декларацией информационной открытости судебной системы и реальной открытостью остается немало препятствий. Однако, как показывает практика, главное в таком непростом деле, как связь с общественностью, - это готовность выйти на связь.

 

Почему мировая юстиция в столице существует только на бумаге?
Дмитрий Анохин. Статья. Судьи вне закона. Вечерняя Москва, № 185.

Почему мировая юстиция в столице существует только на бумаге?

Столичный Закон "О мировых судьях в Москве" вступил в силу более полутора лет назад, однако до сих пор мировые судьи не рассмотрели в нашем городе ни одного дела.

Еще в январе председатель Мосгорсуда Ольга Егорова планировала: первые мировые судьи приступят к работе в конце весны. Почему же этого не произошло?

Поскольку для москвичей мировые судьи - субстанция незнакомая, сначала несколько слов о том, что это за люди и зачем они нужны. В соответствии с принятым три года назад федеральным законом мировой судья рассматривает гражданские дела с не очень серьезными исковыми требованиями и уголовные дела, где наказание предусматривается в виде лишения свободы сроком не более двух лет. Как считают специалисты, институт мировых судей (рассматривающих, кстати, дела единолично, без заседателей и присяжных) позволит заметно разгрузить федеральных судей (по гражданским делам на 70 процентов, а по уголовным - на 20). В отличие от дореволюционной практики, когда мировым судьей население данного полицейского участка выбирало уважаемого гражданина империи без юридического образования, теперь такой судья должен иметь высшее юридическое образование и 5-летний стаж работы по специальности. Кроме того, теперь он не избирается, а назначается Городской думой.

И все было бы прекрасно, если бы формирование института мировых судей не совпало с реформой всей российской судебной системы. Федеральный закон возложил организацию работы мировых судей и финансирование их аппарата на органы юстиции соответствующего субъекта Федерации и на местные органы исполнительной власти. Но органы юстиции уже не имеют отношения к правосудию. А городские думцы, не захотев, чтобы исполнительная власть в Москве влияла на судебную, заложили в городской закон другой принцип: материально-техническое обеспечение деятельности мировых судов осуществляет Управление судебного департамента по Москве. Но на работу обычных районных судов этому Управлению деньги выделяет федеральный бюджет. А кто и как профинансирует аналогичные расходы? Местный бюджет? Но если мэрия переведет деньги московским судебным администраторам, то неминуемо нарушит... тот самый принцип независимости.

Провинция в ситуации разобралась: где-то создали управления при губернаторах, где-то повесили дополнительную обузу на Департамент Верховного суда. А в Москве пока единственное реальное достижение следующее: 20 человек назначены на должности мировых судей (4 - в Конькове, 3 - в Зюзине, по 2 - в Зеленограде, Котловке, Черемушках, Теплом Стане, Нагатине-Садовниках, Царицыне, 1 - в Северном Бутове). Но все эти бывшие федеральные судьи, преподаватели, адвокаты, юристы, следователи, получая зарплату из федерального бюджета, официально пока находятся на стажировке. То есть ходят в районные суды и присутствуют на рассмотрениях "своих" дел в качестве мебели.

Так что если сосед украл с веревки вашу простынь, обозвал нехорошим словом или вылил на балкон помои, вам по-прежнему придется париться в многомесячных очередях райсуда...

 

По распоряжению губернатора Подмосковья выделено 150 тысяч рублей для выплаты вознаграждения за добровольно сданное оружие, боеприпасы и взрывчатые материалы.
Информ. сообщ. Жители Подмосковья опять смогут продать оружие милиции. Московский комсомолец, № 219.

Получить деньги за сданное в правоохранительные органы незаконно хранящееся оружие могут отныне жители Московской области. По распоряжению губернатора Подмосковья выделено 150 тысяч рублей для выплаты вознаграждения за добровольно сданное оружие, боеприпасы и взрывчатые материалы.

Как сообщили "МК" в ГУВД Московской области, на руках у населения, как правило, находится оружие, ввезенное в Московскую область из районов боевых действий, похищенное из воинских частей, а также ввезенное контрабандистами из-за границы. За добровольную сдачу оружия государство освобождает граждан от уголовной ответственности.

Сдать оружие можно в любом органе внутренних дел Московской области. При этом необходимо сделать устное или письменное заявление, в котором сообщить свои личные данные, при сдаче оружия - его наименование и калибр, при сдаче боеприпасов и взрывчатых веществ - их количество, также необходимо указать место приобретения оружия или боеприпасов. После этого каждый вид сданного оружия будет тщательно проверяться - не похищено ли оно или потеряно, не совершены ли при его помощи какие-либо преступления. Если сданное оружие "чистое", граждане смогут получить полагающиеся им деньги. Так, по 10 минимальных размеров оплаты труда полагается за единицу огнестрельного оружия с нарезным стволом, по 5 - за гранату, мину, снаряд, детонатор или килограмм взрывчатки, по 2 минимальные зарплаты - за гладкоствольное охотничье оружие, по 0,5 минимального размера оплаты труда - за газовое и холодное оружие, по 1/20 - за каждую единицу боеприпасов. Вознаграждение будет выплачиваться в месте сдачи оружия.

Кстати, в 1998 году, по решению тогдашних подмосковных властей, ГУВД области уже осуществлялся прием оружия на возмездной основе. Тогда граждане сдали в милицию 12 единиц различного оружия и 2619 штук боеприпасов, за которые получили в общей сложности почти 17 тысяч рублей. Однако в связи с отсутствием финансирования эту практику временно приостановили. Теперь же деньги выделены снова, однако, по словам сотрудников ГУВД, сдавать незаконно хранящееся оружие за деньги граждане пока не торопятся. За полгода 2001 года жителями Подмосковья добровольно (но не за деньги) было сдано 246 единиц огнестрельного оружия, 871 штука боеприпасов к ним и 5 гранат.

 

…Опять об избиениях в московской милиции. Зоя Светова. Статья. Борис Грызлов еще не ответил, а его коллеги из ОВД "Отрадное" уже угрожают ... Новые Известия, № 177.

28 сентября в "Новых Известиях" была опубликована моя статья "Кавказское эхо в московских дворах"? В ней речь шла о том, как сотрудники ОВД "Отрадное", добиваясь признательных показаний, жестоко избили семнадцатилетнего подростка. К сожалению, случай, описанный в этой статье, не является чем-то из ряда вон выходящим. О том, что в милиции бьют, калечат и унижают задержанных, пишут много. На это жалуются в прокуратуру. Обвиняемые заявляют об этом на судебных процессах. Но уголовные дела против сотрудников милиции возбуждают крайне редко. Публикуя подобные статьи, мы стремимся привлечь к этой чудовищной проблеме российской действительности внимание общественности, и в первую очередь внимание высших должностных лиц государства. В данном случае мы очень надеялись получить официальный ответ на публикацию от министра внутренних дел Бориса Грызлова.

Реакция пришла с другой стороны. В редакцию позвонил некто Женя Зимин. Он рассказал о том, что один из героев моей публикации, оперуполномоченный Владимир Бочаров его "прессует". Требует признаться в угоне автомашины "БМВ". Поэтому он хотел бы, чтобы перед очередным допросом я пришла к нему домой и сфотографировала его до побоев и после. Подобная просьба показалась мне странной и неправдоподобной, и я предложила ему обратиться в правозащитную организацию "За права человека", где ему могли бы оказать квалифицированную юридическую помощь. По словам руководителя этой организации Льва Пономарева, Женя Зимин позвонил ему и отказался от помощи правозащитников, требуя встречи со мной. Одновременно в газету звонил кто-то из сотрудников ОВД "Отрадное", возмущался публикацией и грозил "отшкурить" журналистку.

Напомним: Харен Айрапетян, отец избитого подростка, по, заявление в Бутырскую межрайонную прокуратуру о возбуждении уголовного дела по факту из биения его сына. Дело было возбуждено, но через некоторое время в связи "с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого", приостановлено. Тигран Айрапетян, обвиняемый в вымогательстве долларов у своего приятеля по двору, с февраля 2001 года находится под подпиской о невыезде. Справка из травмпункта о переломе нижней челюсти в деле имеется. Тигран прекрасно помнит тех сотрудников милиции, которые его били. О чем он неоднократно заявлял в зале судебного заседания. Почему же так волнуются герои нашей публикации?

Как мне сообщили в Бутырской прокуратуре, уголовное дело по жалобе Харена Айрапетяна об избиении его сына было повторно возбуждено 28 сентября. По странному стечению обстоятельств как раз в день публикации статьи "Кавказское эхо в московских дворах".

 

В России учреждено новое научное общество - тюрьмоведческое. На первой же своей конференции, прошедшей в ГУИН Минюста, члены новой общественной организации подняли вопрос о необходимости восстановления смертной казни.
Статья. Тюрьмоведы за смертную казнь. Россiя, № 170, 1 октября 2001 года.

В России учреждено новое научное общество - тюрьмоведческое. На первой же своей конференции, прошедшей в ГУИН Минюста, члены новой общественной организации подняли вопрос о необходимости восстановления смертной казни.

Решение создать общество тюрьмоведов было принято в начале текущего года на съезде НИИ уголовно-исполнительной системы, занимающегося изучением российских тюрем и колоний. Новая организация, не имеющая, к слову, аналогов в Европе, займется исключительно разработкой тюрьмоведческой науки. Как пообещали учредители общества тюрьмоведов, за научные достижения в этой области будут присуждаться степени и звания. Так что очень скоро ряды российских ученых пополнятся кандидатами и докторами тюрьмоведческих наук, а следом, не исключено, появится и Академия тюрьмоведения.

Как заверил зампредседателя организации Анатолий Буданов, члены научного объединения будут "получать звания по честной схеме только за профессиональные достижения". По словам же министра юстиции Юрия Чайки, все теоретические разработки общества непременно будут использованы Минюстом в реформе исправительной системы.

 

Еще один -- уже второй меньше чем за месяц -- дерзкий побег был совершен вчера из столичного следственного изолятора №2, более известного в народе как Бутырская тюрьма.
Владимир Носов. Статья. Выход есть! Время новостей, № 180.

5 сентября трое осужденных-смертников ухитрились оттуда сбежать, пробив пол своей камеры. Вчера же другой арестант сумел просто выйти из ворот тюрьмы по поддельным документам. Происшествия вызвали без преувеличения фурор в столичных спецслужбах -- так часто, тем более из одного и того же СИЗО, в Москве, да, пожалуй, и во всей России, арестованные еще никогда не бегали. Чьей вины в ЧП больше, вчера еще не было ясно -- расследовать инцидент в изолятор приехала комиссия из руководителей всех правоохранительных структур. Однако в любом случае самое незавидное положение оказалось у начальника Бутырки Рафика Ибрагимова, который, по имеющимся сведениям, вчера сам написал рапорт об увольнении.

Переполох в изоляторе начался около 11 часов утра, когда обнаружилось исчезновение одного из "постояльцев" Бутырки -- 29-летнего гражданина Украины Ивана Виноградова, бывшего офицера-десантника, объявленного у себя на родине в розыск за вымогательство. 1 июля 2000 года в Москве, в районе Печатников, его с приятелем на машине остановили для обычной проверки сотрудники ГИБДД. Виноградов тогда пытался сначала дать взятку в 2 тыс. долларов, а когда это не вышло, начал отстреливаться, ранил сотрудника милиции и был ранен сам. Через два дня его поймали и отправили в СИЗО с целым "букетом" статей: "хранение оружия", "дача взятки" и "посягательство на жизнь сотрудника милиции". С тех пор он находился под следствием.

Как выяснилось, вчера утром Виноградову предоставили свидание с матерью. Он быстро переговорил с ней и, по предварительным данным, воспользовавшись невнимательностью дежурной смены, просто вышел. Проходя через КПП, он предъявил контролеру поддельное удостоверение сотрудника правоохранительных органов (какое именно, пока неизвестно -- проверяющий не запомнил ни фамилию, ни указанную в нем службу) и очутился на улице.

После этого следы его теряются. В Москве был введен специальный план поиска преступника "Сирена-1", все отделения милиции снабдили его фотографиями и приметами, на вокзалах, выездах из города расставили усиленные наряды милиции. Однако напасть на след беглеца так и не удалось.

Легкость, с которой Виноградову удалось выбраться на волю, сразу породила слухи, что ему помог кто-то из охраны. О возможном предательстве, кстати, говорили и после побега Куликова, Железогло и Безотечество. Тогда руководство ГУИН Минюста начало тщательную служебную проверку всего персонала тюрьмы, но эта версия как будто не подтвердилась. Впрочем, вовсе не исключено, что на этот раз кто-то из тюремщиков был подкуплен.

Вчера начальник ГУИН Владимир Ялунин, как и в прошлый раз, выехал в Бутырку вместе со своим заместителем, чтобы самому разобраться в обстоятельствах нового побега. Еще во время расследования беспрецедентно дерзкого "побега смертников" вскрылись факты просчетов и халатности сотрудников СИЗО. Учитывая же последний случай, очень вероятно, что побег Виноградова станет концом карьеры начальника изолятора Рафика Ибрагимова.

Вчера появилась информация о его отставке, но представитель УИН по Москве и области Игорь Баринов ее опроверг, заявив, что "начальник СИЗО-2 Ибрагимов по-прежнему исполняет свои обязанности" и "именно сейчас крайне нужен на своем месте". Впрочем, чуть позже представители ГУИН сообщили, что Рафик Ибрагимов все же подал рапорт об увольнении, и окончательное решение остается за начальством.

 

Назначен новый начальник СИЗО № 2.
Григорий Пунанов. Статья. Бутырка станет "красной". Известия, № 184.

В четверг руководители ГУИНа России неожиданно передумали и все-таки уволили начальника Бутырской тюрьмы Рафика Ибрагимова, подавшего рапорт об отставке еще после первого побега. Его место займет Владимир Ступин, теперь уже бывший начальник Балашовской тюрьмы, расположенной в Саратовской области.- "Владимиру Ступину 45 лет. Он родился в Саратовской области, окончил авиатехникум. Отслужив три года во флоте, решил пойти в нашу систему. В 1981 году его назначили на должность мастера цехового персонала. Дальше он двигался по оперативной линии. Сначала простым опером, а в 85-м уже стал начальником оперотдела Балашовской тюрьмы. Начальником тюрьмы стал в 1992 году." В криминальном мире Балашовская тюрьма считается одной из самых жестких в России

Сразу после того как 1 октября из Бутырки сбежал заключенный Иван Виноградов, пресс-секретарь столичного Управления исполнения наказаний Игорь Баринов заявил: "Рафик Ибрагимов останется на своем посту". А замначальника ГУИНа России Камиль Бахтиаров уточнил в день побега, что окончательное решение об отставке Ибрагимова будет принято на коллегии Минюста 10 октября.

- Я не располагаю информацией о причинах, по которым Рафика Ибрагимова все же решили освободить от занимаемой должности, - заявил "Известиям" начальник ЦОС ГУИНа России Илья Колубелов. - Но могу точно заявить, что подозреваемым в организации побегов он не является. А задержанные сотрудники Бутырки продолжают находиться под стражей, однако обвинения им пока не предъявлены.

овым начальником Бутырки назначен Владимир Ступин, бывший до сегодняшнего дня начальником Балашовской тюрьмы, расположенной в Саратовской области. Заместитель начальника УИНа Саратовской области по кадрам Владимир Жидков так охарактеризовал своего бывшего подчиненного в разговоре с "Известиями":

- Владимиру Ступину 45 лет. Он родился в Саратовской области, окончил авиатехникум. Отслужив три года во флоте, решил пойти в нашу систему. В 81-м году его назначили на должность мастера цехового персонала. Дальше он двигался по оперативной линии. Сначала простым опером, а в 85-м уже стал начальником оперотдела Балашовской тюрьмы. Начальником тюрьмы стал в 1992 году.

Начальство давно обратило внимание на Владимира Ступина. Он имеет даже награду от министра юстиции - именной пистолет. А Балашовская тюрьма известна жесткостью своих порядков и считается в криминальном мире "красной", то есть такой, где власть реально находится в руках персонала, а не "воров в законе". Из Балашовской тюрьмы был совершен только один побег - и тот до 1917 года.

Чего лишатся заключенные Бутырки
Один из заключенных Бутырки, сидевший там с 1998 по 2000 год по обвинению в мошенничестве, на условиях анонимности рассказал "Известиям", какие порядки были там при Рафике Ибрагимове.

- Бутырка слабо напоминала тюрьму. Мне мое проживание обходилось в 1500 долларов в месяц. За эти деньги меня перевели в маленькую камеру, где сидело еще четыре человека - все по экономическим статьям. Баня - три раза в неделю вместо одного, дополнительные прогулки, свидания, питание во внутреннем ресторане "Уют". Это буфет для персонала, но оттуда носят блюда и зекам. На прошлый Новый год в меню, например, была утка с яблоками, поросенок с хреном и гречневой кашей. Я наркотиков не употребляю, но с этим тоже проблем в Бутырке никогда не было. Героин носили даже опера. Один из них за 200 долларов принес мне мобильный телефон. Внутри Бутырки функционировала и своя автомастерская. Работали там зеки из так называемого хозотряда, естественно, бесплатно. Поэтому и цены там были весьма низкие. С проститутками тоже проблем не было. Их нужно было только оформить как общественных защитниц. Пока я сидел, из Бутырки был совершен один побег, о котором мало кто знает. В одной камере сидели два грузина. Одному светило условно за употребление наркотиков, а второму - большой срок за двойное убийство. Сначала должны были судить первого, а на суд вместо него поехал второй. Его действительно приговорили к условному сроку и отпустили. А второй зек потом сказал, что проспал свой суд. По-моему, сбежавшего так до сих пор и не нашли.

 

Начальник Бутырки подал прошение об отставке.
Вадим Соколов. Статья. Осенние побеги. Новое время, № 40, № 39.

Бедные работники Главного управления исполнения наказаний... В последних историях о побегах из тюрем все больше интересовались бежавшими, мало кто (никто практически) не озаботился судьбой тех, от кого они бежали. А ведь у последних определенно послетали после этого звездочки с погон, кое-кому наверняка было заявлено о неполном служебном соответствии, а против совсем уж невезучих, возможно, даже возбудили уголовное дело.

В 1998 году ГУИН, находившийся в ведении МВД, переподчинили Минюсту. "И вот что из этого получилось", - сказали бы высшие милицейские чины, переподчинением, естественно, недовольные. Еще бы, система наших ИТК и СИЗО - государство в государстве, населением не обделенное. Тюремного населения в России без малого миллион, при деградации колонейского производства оно ничего производить не способно, а способно только выкачивать у государства дикое количество денег (которых, впрочем, все равно катастрофически не хватает).

"ГУИН не ГУЛАГ", - говорят теперь в Минюсте. Переведя ГУИН в Минюст, власти познакомили нас с новой, западной, логикой отношения к пенитенциарной системе. Когда охраняют не те, кто посадили. Когда сфера действия карательных органов ограничена задержанием, арестом, следствием и выдвижением обвинения с последующей его поддержкой в суде. Если долгожданная судебная реформа состоится и санкцию на арест будет давать не прокурор, лицо заинтересованное, а, по крайней мере, гипотетически нейтральный судья, преступление в России станет судиться и наказываться совсем уж по-европейски...

Все бы хорошо, но побеги как не прекращались, так и не прекращаются. В последнее время они приобрели какой-то даже кинематографический оттенок. В начале сентября из Бутырки бежали люди с фамилиями, от которых становится страшно. По вполне правдоподобной версии Василия Кузнецова ("НВ", № 37), способ побега они избрали соответствующий, а именно: рассадили пол кувалдой и скрылись в московской подземке. 1 октября из Бутырки же, из комнаты свиданий, по поддельному удостоверению сотрудника управления исполнения наказаний ушел и не вернулся некто Виноградов. Указав нам еще один способ побега, менее эффектный, но зато более технологичный. Просто взял и ушел, возможно, навсегда.

Бутырку, как Бастилию, предлагают сделать памятником эпохе и устраивать вокруг нее праздники. Запутанные подземные коммуникации, сгнившие перекрытия камер якобы уже не способны обеспечивать над заключенными должный учет и контроль. Они, может, и действительно не способны, но возникает вопрос, куда отселять подследственных, если подавляющее большинство российских СИЗО находятся не в лучшем состоянии, ибо построены в прошлом и позапрошлом веках. Причем их явно не хватает, чтобы вместить триста тысяч несчастных - переполненность СИЗО доходит до трехсот и даже четырехсот процентов.

ГУИН разрушается, таким образом, в первую очередь тектонически, как собственно темница. А уже во вторую к его разрушению приложены ротозейство охраны и зэковские таланты, которым с разрушением тюремных производств остается лишь один способ реализации. И хотя нынешний контингент, по словам сотрудников исправительных учреждений, за последнее десятилетие изменился резко и в худшую сторону (нет больше "умниц", нет больше "технарей", "интеллигентов" же не осталось вовсе), новейшие заключенные все равно способны удивить.

Пополнение их рядов происходит в основном за счет скучных мелких воришек, но попадаются и редкостные экземпляры. Например, в одночасье ставшая знаменитой женщина-киллер Лариса Рощина, работавшая в суде, а затем из финансовых соображений пристрелившая двух коммерсантов (примета времени - на одном из них были надеты женские колготки). Говорят, она недавно родила ребенка и, брошенная мужем, осталась без средств к существованию. Когда уходила убивать, оставляла ребенка у подруги. После убийства, потерянная, долго бродила вокруг. При задержании сказала только: "Я устала прятаться". Как удержать такую в стенах тюрьмы, если в ней разыграется отчаянный материнский инстинкт?

В сложившихся условиях ГУИНу остается рассчитывать лишь на неожиданные удачи вроде той, что произошла три недели назад. Тогда был объявлен в розыск рецидивист и убийца Николай Чесновский, отпущенный из колонии в двенадцатидневный отпуск к жене и детям, однако у тех и других не объявившийся и в срок назад не вернувшийся. Чесновский нашелся сам, когда вышел (и пришел) из кромешного двухнедельного запоя.

Впрочем, надежда на то, что все сбежавшие будут уходить в запой и, следовательно, из него когда-нибудь возвращаться, слишком зыбка, чтобы строить на ней пенитенциарную политику. Это отчетливо понял на этой неделе начальник Бутырки - и подал прошение об отставке.

 

Структурно 55-я дивизия внутренних войск МВД России (ее еще называют "милицейской") входит в состав внутренних войск, но работает совместно с милицией общественной безопасности: патрульная служба на улицах Москвы и охрана порядка на массовых мероприятиях: концертах, футболах, митингах. Кроме того, они выставляют оцепление там, где произошли аварии, где есть опасность, куда нельзя пускать людей.
Юлия Калинина. Статья. Защитники. Московский комсомолец, № 222.

Кто остановит хулигана.
За эту карту террористы отдали бы хорошие деньги.

На ней отмечены все "опасные" объекты Москвы - от ядерных реакторов до химкомбинатов и фабрик, производящих косметику. Случись там авария, и радиационное или химическое заражение столицы обеспечено.

Помимо "опасных" объектов, отмеченных желтыми и черными значками, на карте еще восемь красных флажков. Это места дислокации восьми полков, составляющих 55-ю дивизию внутренних войск МВД России (ее еще называют "милицейской"). Карта висит в кабинете командира дивизии - генерал-майора Королева Ильи Ильича. А кабинет находится в штабе дивизии - недалеко от стадиона "Динамо", прямо за Бутырским рынком. Глухой желтый забор тянется вдоль улицы, поверху - проволока, и мало кто из обитателей окрестных домов знает, что там делается, за этим забором.

Раньше это место называли Кобылий лог - из-за женских общежитий. Жили в общежитиях работницы ткацкой фабрики капиталиста Морозова. Фабрика на улице Вятской и сейчас цела, ее видно с территории дивизии - старинные корпуса красного кирпича с широкими окнами причудливой, "дореволюционной" формы. Сейчас там размещается уйма всяких фирм, фирмочек, складов и компаний. А несколько трехэтажных домов, где селились работницы, отдали в конце 80-х годов милицейской бригаде (тогда она еще была бригадой, а не дивизией). Впрочем, если вспоминать с самого начала, речь вообще надо вести о милицейском полке. Создан он был 30 сентября 1966 года и долгое время дислоцировался в Балашихе, на территории дивизии Дзержинского, считаясь одним из ее полков, предназначенным специально для охраны общественного порядка в Москве. С тех пор прошло 35 лет. В конце прошлой недели милицейская дивизия отмечала юбилей, который и послужил поводом для нашей встречи с руководством дивизии.

- Структурно милицейская дивизия входит в состав внутренних войск, - объяснил генерал Королев. - Но работаем мы совместно с милицией общественной безопасности. Наша задача - патрульная служба на улицах Москвы и охрана порядка на массовых мероприятиях: концертах, футболах, митингах. Кроме того, мы выставляем оцепление там, где произошли аварии, где есть опасность, куда нельзя пускать людей (вот зачем мне карта с "опасными" объектами). Кстати, когда был взрыв на улице Гурьянова, мы приехали первыми. Только съемочная группа НТВ нас опередила. Но они на джипах, а мы-то на "уазиках"...

В дивизии примерно шесть тысяч человек личного состава. Две тысячи - офицеры и прапорщики, остальные - бойцы срочной службы.

Бойцов мы можем ежедневно наблюдать на улицах. Обычно они ходят парами. Молоденькие парнишки, одетые в темно-серую полевую форму вместо привычного для города милицейского кителя и брюк с красным кантиком. На голове тоже не фуражка милицейская, а серая кепка.

Патрули на улицах обычно производят неплохое впечатление подтянутостью и выправкой, здоровым видом. Другое дело - оцепление. Чем масштабнее мероприятие, тем больше воинов задействовано в оцеплении. А чем больше воинов - тем они страшнее. Десятитысячный митинг "Идущих вместе" на Васильевском спуске, помнится, охраняли бойцы, которые, казалось, вышли на денек из лепрозория. Короста на щеках, фурункулы, землистый цвет лица... Рядом с откормленными, пышущими здоровьем "идущими" они выглядели просто пугающе. Хотя для нищей, спившейся глубинки такой вид - в общем-то в порядке вещей.

Людям военным подобные проявления "социальных контрастов" хорошо известны. В армии они видны как на ладони, но в обычных войсках в общем-то безразлично, как боец выглядит. Не все ли равно, кого в Чечню посылать - доброго молодца или Змея Горыныча...

Другое дело - проходить службу на улицах Москвы и играть роль блюстителя порядка. Для этого все-таки надо иметь более-менее презентабельный вид. Нормальный москвич сочтет оскорблением, если неотмытый заморыш на ломаном русском сделает ему замечание.

Но в милицейскую дивизию, как и в любую воинскую часть, попадают всякие бойцы. Как объяснил генерал Королев, бывает, новобранцы безмерно удивляются трехразовому питанию и белым простыням. Обычно таких ребят все-таки стараются пореже выпускать на улицы. Они несут службу в основном на территории полков. Однако в особых случаях командованию приходится скрести по сусекам и ставить в оцепление всех подряд. В такие дни москвичам стоило бы ходить смотреть на то, что творится с россиянами, которые родились в нескольких сотнях километров от столицы. Просто, чтоб "почувствовать разницу".

Два года назад мэр Лужков и командующий Московским округом внутренних войск генерал Баскаев (сейчас он депутат Госдумы) решились на эксперимент. В дивизию стали направлять срочников-москвичей. С осени 98-го они составляли половину всего личного состава. Но сейчас их уже меньше, примерно одна треть. Остальные бойцы в основном из северо-западных регионов, из Башкирии, Татарстана.

- Милиция ведь тоже патрулирует улицы, Илья Ильич. Как отличить милиционеров от ваших бойцов?

- Мои, конечно, моложе, но есть и другие отличия. Скажем, милиция пешком не ходит по улицам. Милиция ездит на машинах. Видели белые автомобили с синей полосой, по борту надпись - "ПГ" номер такой-то? Это милиция. А мои бойцы ходят пешком, патрульными группами по два-три человека. На рукаве формы - шеврон с белым соколом. Милиция патрулирует с оружием - автомат, каски, бронежилеты. А мои бойцы ходят с резиновыми дубинками. В сумке фонарик, бинт, свисток, наручники, карточка маршрута. Есть рация, по которой они связываются с дежурным по наряду.

Дежурный - офицер, он ездит на "уазике" (они желтые с синей полосой) по тому району, где работают патрульные группы. Обычно их у него десять-двенадцать. В отделении милиции каждой группе нарезают маршрут - вот ваша улица, здесь вы следите за порядком, причем не только на самой улице, но и вокруг нее в пределах видимости и слышимости. Задача: чтоб не было на вашей улице преступлений. А если кто-то нарушает общественный порядок, патруль должен принять неотложные меры, доставить нарушителя в отделение милиции и составить протокол о задержании.

- Они имеют право проверять документы? К примеру, на улице люди в милицейской форме без конца останавливают молодых девушек, кавказцев, ребят студенческого возраста. У торговцев тоже спрашивают документы, разрешающие торговать... Ваши бойцы этим занимаются?

- Нет, это дело милиции. Мои бойцы имеют право проверить документы только у человека, который внешне похож на того, кто объявлен в розыск.

- А что делают ваши патрули? Пьяных собирают?

- Не только. Основные наши "клиенты" определены административным кодексом, статьей "мелкое хулиганство".

Мелкое хулиганство - очень емкая статья. Допускал оскорбительные приставания к гражданам, выражался нецензурной бранью, размахивал руками, выходил на проезжую часть, создавал аварийную обстановку на дороге, оскорблял нравственность внешним видом, отправлял естественные надобности в общественном месте - это все мелкое хулиганство. В принципе любого гражданина можно при желании "загасить" при помощи этой статьи.

Кроме "мелких хулиганов" бойцы милицейской дивизии должны задерживать людей, совершающих откровенно криминальные деяния. За восемь месяцев 2001 года задержано 220 человек за уголовные преступления, кражи и бандитские нападения. А всего за 35 лет бойцами дивизии задержано 4235 человек за преступления, 430038 человек - за административные правонарушения, изъято холодного и огнестрельного оружия 1124 единицы.

Прежде, чем выпускать бойцов на улицы, их учат, как себя вести в тех или иных случаях. Разыгрывают с ними ситуации: двое бойцов играют нарушителей, а другие двое - патруль. Еще их заставляют зубрить Административный кодекс и учат правильно писать протоколы задержания. Протоколы - самое трудное. Если боец доставит нарушителя в отделение с протоколом типа "я шел, а он кричал", судья такой протокол рассматривать не будет. Судье нужны жесткие юридические формулировки, а попробуй, научи восемнадцатилетнего парня выражаться, как опытный юрист. Тем не менее ко второму году службы многие худо-бедно, но овладевают этим мастерством. Поэтому в патрульную группу обычно включают одного старослужащего, который уже все умеет, и по ходу дела он передает опыт напарнику-новобранцу.

- Восемнадцатилетние солдаты - не самый надежный народ. Мало ли что в голову взбредет. Вы не боитесь их одних на улицу выпускать?

- Мы обязательно их контролируем. Каждая патрульная пара должна быть проверена не меньше одного раза в час. Дежурный по наряду их всех объезжает, а кроме того, проводятся негласные проверки. Офицерам штаба поручается по дороге домой обойти какие-то маршруты. Женщин, которые в части работают, тоже просим пройтись посмотреть...

- Бывает, что патрулям достается от нарушителей порядка?

- Бывает. На День десантника в Кузьминках в парке наш патруль сделал замечание компании десантников. Выпили, шли расхристанные, орали, ругались... Но их было пятеро, а наших трое. Так эти десантники у бутылки горлышко отбили и наших "розочкой" - одного в живот, другого в бедро... В госпитале лежали. Вылечились.

- Вы их наградили?

- Я их наказал за то, что действовали неправильно. Силы же надо соизмерять. Надо было сразу связаться с дежурным по наряду и вызвать подмогу. И в парке они с собакой служебно-розыскной должны были патрулировать.

Служба в милицейской дивизии связана с риском. К примеру, на позапрошлой неделе сержант получил травму - догнал нарушителя, а тот его ножом ударил. Еще недавний случай - задержали казаха, триста тридцать граммов тротила у него было. В другой раз тоже патруль догонял подозрительного типа, но, правда, не догнал, зато тип бросил сумку, а в ней оказались автомат и черная маска. "Киллер, - говорит генерал Королев. - Кому-то мы жизнь спасли".

Легенда дивизии - рядовой Белкин из Нижегородской области. Тоже догонял на улице нарушителя, а зима была, так он тулуп сбросил, чтоб легче бежать было, потом валенки сбросил, в носках бежал, а преступник еще стрелять в него стал из пистолета, всю обойму расстрелял, но так и не попал ни разу. Добежали до метро, тут Белкину на подмогу милиционеры рванулись, задержали преступника. Потом у Белкина спрашивали в бригаде: "Зачем же ты за ним бежал? Он ведь убить тебя мог". А Белкин объяснял: "Я просто очень испугался. В душе-то я не за ним бежал, а от него, но от страха уже повернуть не мог, вот и бежал прямо".

- Если мы за последнее время изъяли триста стволов, как вы думаете, рискованная у нас служба? - продолжает комдив. - А футбольные матчи! Там очень большая опасность для бойца получить травму. Представьте, триста болельщиков вырвали стулья и давай их метать в милицию. Что получится?

- В Лужниках тоже ваши бойцы стоят во время матчей?

- Там работают 135-е отделение, милиция центрального округа, ОМОН и мы. Наши обычно на входных турникетах. В первом ряду - бойцы дивизии Дзержинского.

На концертах тоже всякое случается. Зритель-идиот кинет пивную бутылку в оцепление - у бойца голова разбита, сотрясение мозга. Но чаще страдают все же сами зрители - из-за давки. Бойцы стоят у передней стойки и наблюдают за кайфующим партером, и если видят, что кто-то побледнел, глаза закатываются, то прямо за руки вытягивают его из толпы наверх. Значит, придавило, надо спасать.

В разгоряченной, полупьяной толпе может произойти что угодно. Могут прямо там и изнасиловать (кстати, частенько случается). Давка, поэтому никуда не денешься. Грохот, поэтому кричи-не кричи - никто не услышит... Однажды бойцы парня из толпы вытащили полупридушенного, а он без штанов, бедолага. Так что концерты - это мероприятие повышенной опасности, там надо смотреть в оба.

- У нас и в Чечне сейчас триста человек службу несут. Саперы и разведбатальон. В прошлом году пять сводных рот туда отправили. Тринадцать погибших за два года.

Почему в милицейской дивизии служат саперы и разведчики, я, честно сказать, толком не поняла. Из объяснений генерала Королева следует, что если бы он не принял их в состав своей дивизии, они бы просто не выжили. Вымерли без еды и предметов гигиены. А в Москве их можно содержать, потому что здесь префектуры, власти помогают, заботятся о милицейских полках. Пускай заодно позаботятся о батальонах саперов и разведчиков. Может, когда-то и в Москве они пригодятся. Хотя, не дай бог, конечно.

Впрочем, если говорить серьезно, то на случай чрезвычайных ситуаций, землетрясений, обломов и прочих революций в штабе милицейской дивизии есть самое важное. Самое главное, без чего не обойдется ни один вождь народа - ни президент, ни мэр, ни депутат.

Там есть старый-престарый БРДМ (это такой броневик на колесах) со встроенным громкоговорителем. Стоит он в гараже за Бутырским рынком уже много лет, и, хоть висит на нем листочек "на списание", его не списывают и не увозят. И правильно делают. Даже если он не заведется в нужный момент, бойцы милицейской бригады вытолкают его на площадь перед Савеловским вокзалом, на броневик заберется вождь, произнесет речь, и тогда все у нас встанет на свои места.

СПРАВКА "МК"
Общественный порядок охраняют сразу несколько структур, входящих в состав МВД.

Разобраться в них довольно сложно, поскольку все они рождались и росли в разное время, и какого-то единого замысла на их счет никогда не существовало, все образовывалось в соответствии с велениями времени. Не было так, чтоб кто-то главный однажды сел, подумал, нарисовал картинку и написал подробнейший документ, где все было бы четко расписано: вот милиция, вот внутренние войска, вот ОМОН, вот СОБР. Вот их функции: так они различаются, так дополняют друг друга, так дублируют. Поэтому сейчас все это имеет вид довольно приблизительный и расплывчатый.

Самая древняя структура этого рода - патрульно-постовая служба (ППС). Помните фильмы тридцатых годов? Там на улице непременно присутствовал милиционер, и герои фильма к нему обращались: "Товарищ милиционер, помогите".

В середине 60-х было решено, что ППС нужна помощь. В составе внутренних войск создали специальные моторизованные части милиции, которые помогали ППС патрулировать улицы и обеспечивать порядок на массовых мероприятиях. В конце 80-х оказалось: и этого мало. Митинговая стихия, обуявшая граждан, потребовала создания отрядов милиции особого назначения (ОМОН), в которые набирали уже не бесплатных срочников, а взрослых мужчин-контрактников. Некоторое время ОМОНы представляли собой силовую составляющую органов внутренних дел, но вскоре выяснилось, что и их не хватает. РУБОПам для борьбы с оргпреступностью понадобились собственные "быки". При РУБОПах стали создаваться отряды быстрого реагирования (СОБРы).

По мере развития демократии и рынка между структурами охраны общественного порядка перераспределялись функции, сферы влияния и финансовые потоки. После появления СОБРов вся оргпреступность (где водятся действительно большие деньги и можно хорошо зарабатывать) отошла РУБОПам. ОМОНу остались практически одни только массовые мероприятия, на которых ничего не соберешь. Тогда ОМОНы истребовали себе право проводить самостоятельные рейды по денежным точкам, которые окучивает территориальная милиция, - рынкам, проституткам, ларькам. Территориалы подвинулись, но не сильно. Свои участки они прилежно и ежедневно окучивают, крышуют (то есть охраняют) и собирают дань деньгами и натурой.

В каждом московском отделении милиции есть рота ППС - 60 человек. Но теперь уже к милиционеру на улице не подойдешь. Они ездят на машинах (ПГ номер такой-то) - очень занятые, очень серьезные. За дежурство столько точек надо объехать, отвлекаться некогда... Но не будешь же за машиной бегать: "Товарищ милиционер, помогите!"

В результате реально на улицах остались одни специальные моторизованные части милиции, то есть вот эти самые милицейские патрули, о которых идет речь в статье. Пацаны-срочники при всем желании никого окучивать не могут. Тут же подъедут солидные милиционеры и скажут: "Вы чего делаете на нашем объекте?" Поэтому патрулям остается вполне достойное занятие: демонстрировать наличие милиции на улицах, являясь по сути рекламным щитом, за которым прячется жестокая правоохранительная реальность.

Поскольку именно сейчас в структуре МВД идут преобразования, наши "внутренние дела" можно представить только в виде довольно грубой схемы, состоящей из трех блоков:

ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА

оперативные части

части по охране

важных гос. Объектов

спец.моторизованные части милиции

МИЛИЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (МОБ)

ГИБДД

противопожарная служба

вневедомственная охрана

патрульно-постовая служба (ППС)

паспортно-визовая служба

лицензионно-разрешительная служба

экологическая милиция

ОМОН

КРИМИНАЛЬНАЯ МИЛИЦИЯ

Главные управления

уголовного розыска

по борьбе с оргпреступностью

по борьбе с экономическими преступлениями

следственный комитет

Управления

оперативно-поисковое (наружка)

оперативно-технических мероприятий (прослушка)

собственной безопасности

по борьбе с оборотом наркотиков

по борьбе с преступлениями

в области высоких технологий.

 

Вопрос. Вы смогли бы руководить тюрьмой?
Коммерсант, № 180, 3 октября 2001 года .

После нового побега заключенных многих сотрудников Бутырской тюрьмы ожидает увольнение. Среди возможных вакансий место начальника Бутырок, который подал рапорт об отставке.

Геннадий Райков, лидер парламентской фракции "Народный депутат":

- Это очень сложное дело, но я бы справился. Завод, на котором я был главным инженером, а потом и директором, на протяжении 12 лет имел производство в колонии. Там работало более двух тысяч человек, и за все годы никто у нас не убежал. Потому что соблюдалась дисциплина и все инструкции, и зарплата была нормальная.

Валерия Новодворская, лидер "Демократического союза":

- Я - никогда, профессия правозащитника открывать двери тюрем и выпускать, а не сажать и закрывать. А вот президент Владимир Владимирович Путин на такую должность вполне бы подошел и отлично справился. А мы бы подыскали на его место человека с не столь богатым полицейским опытом.

Владимир Спицин, директор Московского зоопарка:

- Несмотря на наличие клеток, зоопарк все же не тюрьма, но если бы пришлось, то, думаю, я справился бы. Я с 18 лет в зоопарке, начинал простым служащим. Научился неплохо управлять и людьми, и животными. А система безопасности для особо опасных у нас очень надежная. Если кто от нас и убегал, то очень быстро возвращался: вне клетки и корма нет, и город сильно пугает.

Альфред Кох, гендиректор компании "Газпром-медиа":

- Ни за какие деньги я бы не согласился на эту должность. Ведь в тюрьме в отличие от зоны сидят еще не осужденные люди. Причем в скотских условиях, а среди них есть и невиновные. Поэтому пусть следственными изоляторами руководят те, у кого нервы покрепче. Хотя, если бы в нашей стране появились частные тюрьмы, я рассмотрел бы такое предложение как доходный бизнес.

Валерий Абрамкин, директор Центра содействия реформе уголовного правосудия, в 1979-1985 годах политзаключенный:

- В нынешних условиях- не смог бы. В Бутырке я провел весь 1980 год в камере коридора смертников, и даже представить тогда было нельзя, что кто-то сбежит. А сейчас кем руководить? Тюремщиков не осталось, новички и пенсионеры. Среднего звена офицеров тоже нет. Нехватка персонала - официально 20%, а поскольку заключенных в несколько раз больше, чем рассчитано, то и все 50%. И мне по-человечески тюремщиков жаль. При таких условиях они, как ни странно, изменились в лучшую сторону, а в туберкулезных зонах вообще одни подвижники работают. А с начальником Бутырки я знаком, он хороший человек, и думаю, только рад, что ушел в отставку

Ефим Шифрин, артист:

- Ну уж нет. Даже то, что показывают про тюрьмы по ТВ, меня приводит в ужас. С такими тюрьмами смертную казнь можно смело отменять, так они тождественны. Побеги - это симптом величайшего неблагополучия. И у меня есть подозрение, что наказываемые и наказуемые совершенно срослись.

Анатолий Приставкин, председатель комиссии по помилованию при президенте России:

- Нет, я по натуре не начальник и не лидер. К тому же из писем, заключенных знаю, что за деньги там все продается и все покупается. Надо систему менять, а не начальников. Тем более что многие из них давно уже не гулаговские типажи, а молодые офицеры. Но они зависят от больших начальников.

Сергей Михайлов, предприниматель:

- На эту должность я не гожусь по определению. Здесь должен работать профессионал, то есть человек, который имеет специальное образование, навыки, опыт и природное чутье.

Анатолий Поршнев, ректор Государственного университета управления имени Серго Орджоникидзе

- Законы управления я, конечно, знаю, но руководить академией и тюрьмой не одно и то же. Для этой должности необходим человек с соответствующей юридической и военной подготовкой. В иностранных академиях существуют отделения по подготовке менеджеров тюрем, а у нас нет. Но коль скоро тюрьмы передали в Минюст, то этот вопрос должен решаться.

Алексей Симонов, гендиректор завода "Топаз": - Если знаешь основы менеджмента, то руководить можно чем угодно. Хотя лично я Бутыркой управлять не смог бы, тут надо быть человеком из системы МВД или Минюста, надо пройти ступени этой системы. А у меня нет подобного опыта.

Ольга Вдовиченко, председатель государственного внешнеторгового объединения "Машиноимпорт":

- Во-первых, на эту работу я бы ни за что не согласилась. А во-вторых, скорее всего, я бы не справилась. Возможно, я человек и жесткий, но не настолько, чтобы тюрьмой управлять. При том, что начальник тюрьмы руководит не заключенными, а коллективом других людей, он все-таки должен быть скорее военным, чем штатским. Да и ментальность там совсем другая. А с финансовой точки зрения руководить тюрьмой не сложнее, чем любой другой бюджетной организацией.

Дмитрий Якубовский, адвокат:

- Я бы смог, но вряд ли захотел бы. И я бы не стал увольнять начальника Бутырской тюрьмы, это все равно, что уволить врача за то, что тяжело больные умирают.

Андрей Макагон, вице-президент банка "Держава":

- Смог бы, но недолго - при нынешней системе финансирования тюрем я скоро бы сам сбежал. Но если бы у нас ввели конкурсную систему финансирования учреждений ГУИН, как на Западе, то я был бы готов поработать. Можно даже тогда задуматься о создании предприятия "Тюрьма и К".

 

1 октября, в Москве возобновляет свою работу Управление по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды ГУВД Москвы, или экологическая милиция. Около двух лет назад подразделение, прославившееся поборами с автовладельцев упразднили.
Елена Вансович. Статья. Экологи с большой дороги. Коммерсант, № 178/П.

Сегодня, 1 октября, в Москве возобновляет свою работу Управление по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды ГУВД Москвы, или экологическая милиция. Около двух лет назад подразделение, прославившееся поборами с автовладельцев упразднили.

Чем обернется второе пришествие экологов в погонах, попытался выяснить корреспондент „Ъ". Дежурный отдела ГИБДД Западного административного округа сказал, что "зеленые" милиционеры будут проверять наличие талона экологического состояния двигателя. Иметь его необязательно, но желательно, даже если автомобиль прошел техосмотр. Однако зачем этот талон нужен, дежурный объяснить не смог. В отделе ГИБДД Северного административного округа объяснили, что замерять уровень СО - прерогатива сотрудников ГИБДД, а не экологической милиции, о существовании которой дежурный отдела ничего не знал. В отделе ГИБДД Юго-Восточного административного округа вопрос об экологических милиционерах вызвал недоумение. Источник „Ъ" в ГИБДД утверждает, что в ближайшие дни повальных проверок СО на дорогах не будет из-за нехватки оборудования.

Экологическая милиция впервые была создана в порядке эксперимента в 1996 году. За три года работы общий размер штрафов составил более 22,5 млн рублей. Деятельность экологической милиции подвергалась резкой критике в средствах массовой информации. Юристы указывали на незаконность ее существования и вымогательство денег у автовладельцев, загрязняющих, по мнению милиционеров, воздух Москвы. В результате эксперимент прекратили. Но в сентябре 2001 года мэр Москвы Юрий Лужков подписал постановление "Об управлении по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды ГУВД Москвы". Принятым документом вводится продолжение эксперимента, отмененного ранее без согласования с руководством Москвы.

Штатная численность вновь создаваемого в составе ГУВД Москвы управления по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды составит 1100 человек. Как сообщили в мэрии Москвы, в текущем году на финансирование экологической милиции из резервного фонда правительства Москвы выделено 53 млн 800 тыс. руб.

Чиновники считают, что воскресшие экологи в погонах примутся ловить нарушителей, моющих машины в неустановленных местах, подростков, жгущих костры в парке, и взрослых, вырубающих елки к Новому году. В каждом отделении экологической милиции при местном ОВД округа будут работать по три милиционера-эколога. В районах с особо охраняемыми зонами и водоемами количество борцов за экологию увеличат до семи человек. Среди них обязательно будет дознаватель, разбирающий жалобы и заявления от жителей, а также инспекторы, выезжающие на происшествия, связанные с нанесением ущерба окружающей среде, например сброс снега в реку. В обязанности инспектора входит также контроль за санитарным состоянием рынков и магазинов и пресечение захвата земли под гаражи-"ракушки" и торговые палатки.

 

В структуре московских органов правопорядка снова начнет функционировать подразделение экологической милиции.
Ксения Веретенникова, Евгений Чубаров. Статья. Зеленые в погонах. Известия, № 180-М.

- Нельзя экологическую милицию сравнивать с другими подразделениями, - говорит "Известиям" Константин Полуда, бывший начальником подразделения в прошлом и теперь снова назначенный на эту должность. - Милиция делала только первые шаги, а для раскрытия преступлений нужны наработки. Все знают, как раскрывать грабежи и разбои, так как они совершаются столетиями, а экологией никто не занимался. Хотели, чтобы за три года дали такую же отдачу, как участковые со своих территорий, но такого просто не могло быть. Зато город стал чище

С завтрашнего дня официально в структуре московских органов правопорядка снова начнет функционировать подразделение экологической милиции. Экологи в погонах уже появились в столице в 1996 году. Однако ровно год назад эксперимент был признан неудачным, и и.о. начальника ГУВД Москвы Виктор Швидкин по приказу министра внутренних дел Владимира Рушайло упразднил экологическую милицию. Дело приняло скандальный оборот: высказывались мнения, что подразделение стало жертвой неприязненного отношения руководства МВД к бывшему начальнику ГУВД Москвы Николаю Куликову и всем его совместным проектам с Юрием Лужковым.

Год назад, созвав пресс-конференцию на тему упразднения экологической милиции, Виктор Швидкин назвал ее неудачным экспериментом. По его словам, новое подразделение дублировало работу ГИБДД, а все возбужденные им уголовные дела были закрыты либо за отсутствием состава преступления, либо за малой значимостью.

- Нельзя экологическую милицию сравнивать с другими подразделениями, - говорит "Известиям" Константин Полуда, бывший начальником подразделения в прошлом и теперь снова назначенный на эту должность. - Милиция делала только первые шаги, а для раскрытия преступлений нужны наработки. Все знают, как раскрывать грабежи и разбои, так как они совершаются столетиями, а экологией никто не занимался. Хотели, чтобы за три года дали такую же отдачу, как участковые со своих территорий, но такого просто не могло быть. Зато город стал чище.

Год назад мэр Москвы Юрий Лужков встретил решение МВД бурным негодованием. Он заявил, что будет обращаться по этому вопросу к президенту России и даже подал иск в Тверской суд. Теперь, когда Владимир Рушайло ушел в Совбез, новый начальник ГУВД Владимир Пронин в сотрудничестве с руководителем департамента природопользования Леонидом Бочиным реанимировал Управление по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей природной среды ГУВД Москвы.

- Расформирование экологической милиции было незаконным, и связано оно исключительно с политиканствующими аспектами противодействия Лужкову, - заявил Бочин "Известиям", - проблема обеспечения охраны природы силовыми методами остается актуальной для всех крупных городов мира. За время работы экологической милиции было возбуждено более 450 уголовных дел и несколько тысяч административных. Предотвращенный ущерб исчисляется сотней миллионов рублей, что вполне перекрывало затраты на содержание экологической милиции за счет бюджета города. Что касается конфликта с ГИБДД, то он был связан с тем, что за сотрудниками этого ведомства не были закреплены функции замера уровня токсичности и дымности автомобилей. Когда мы вменили это в обязанность экологической милиции, это вызвало сложности. Сейчас на уровне ГУВД города мы надеемся решить вопрос взаимодействия ГИБДД и экологической милиции.

По словам Бочина, наиболее типичные экологические преступления - это несанкционированные свалки, разжигание костров, хулиганство в особо охраняемых природных территориях, загрязнение водоемов, несанкционированная мойка машин вдоль Москвы-реки и Яузы. Теперь, говорит Бочин, работа этого подразделения будет строиться на качественно иной основе:

- По договоренности с руководством ГУВД города и с МВД мы создаем специальную экологическую карту объектов, которые требуют охраны и внимания. Инспекторы экологической милиции будут закреплены за конкретными объектами. Будь то территория Серебряного Бора, Крылатских холмов, Воробьевых гор, или водоемы. Я убежден, что если бы существовала экологическая милиция в жаркое летнее время, количество утопленников было бы меньше.

- Наша первая задача - взаимодействие с разными структурами города Москвы: департаментами правительства, санэпидемнадзором, земельным комитетом, службой ГО и ЧС, пожарными. В структуре милиции общественной безопасности мы будем взаимодействовать в первую очередь с ГИБДД, - заявил Константин Полуда "Известиям". - Кроме того, потребительский рынок, транспортный блок и все, что связано с транспортом. Мы должны навести порядок на улицах и во дворах, а также на особо охраняемых территориях. Ведь газоны уничтожены, все загажено. Мы должны отбить охоту у физических и юридических лиц нарушать природоохранное законодательство столицы.

По словам Полуды, отбивать эту охоту инспекторы экологической милиции будут с оружием в руках:

- У наших сотрудников должно быть табельное оружие, но на выезды они будут ездить без автоматов. Еще при сотруднике всегда должен быть экспертный чемоданчик, чтобы он мог взять пробы воздуха, воды либо проверить машину на предмет выброса СО, СН.

Подразделение экологической милиции будет подчиняться ГУВД Москвы и МВД России и курироваться департаментом природопользования правительства Москвы. Численность подразделения восстановится в полном объеме и составит 1100 человек. Штат будет набираться из числа сотрудников органов внутренних дел, преимущественно из тех, кто уже работал в экологической милиции до ее ликвидации. Новобранцев будут также набирать из числа выпускников вузов, имеющих отношение к экологии. Финансироваться экологическая милиция будет из городского бюджета в прежнем объеме - 48 миллионов рублей в год.

Друзья заповедных островов идут по следу чахкли

На прошедшей неделе подростки и их пожилые наставницы, называющие себя "друзьями заповедных островов", резинками прикрепили к головам маски Чахкли и выстроились на сцене Московского городского дворца детского творчества на Воробьевых горах. Маска Чахкли - это весьма страшная вещь: злое лунообразное женское лицо, но люди, скрывающиеся под ними, не боятся их и говорят, что они с маленькими подземными гномами "чахкли" - подельники. И те, и другие - защитники природы. Правда, если у "чахкли" прямые родственники - немецкие гномы, то у "друзей заповедных островов" предки - пионеры, забивающие гвозди в скворечники. "Никто реанимировать пионерию не хотел", - сказала "Известиям" директор экоцентра "Заповедники" (высшая инстанция "друзей") Наталья Данилина. У "островитян", или, как их еще называют, "биопузиков", галстук не красный, а желтый с изображением грызущего орех барсука и надписью "По ягоды". По ягоды, кстати, "биопузики" не ходят - берегут природу. Их философия заключается в том, что особо охраняемые природные территории, на которые они наводят лоск, - единственные островки настоящей свободы - от индустриального человечества. На Воробьевы горы съехались защитники 22 заповедников. Вот, например, с какими карточками: "Род деятельности: инвентаризация грибов и мхов; дополнительная волонтерская деятельность: изучение бобровых поселений" (Вика Ляховская, 12 лет, Волгоградский национальный парк "Русский север"). Считается, что гном чахкли становится другом, если бросить на ковер мха монетку и мысленно попросить о покровительстве. "Друзья заповедных островов" мысленно попросили о покровительстве Британский совет, который и вложил в их маленькие руки фунты-стерлинги для поездки на слет в Москву.

Антон ЕЛИН

Нужна ли Москве экологическая милиция?

Людмила СТЕБЕНКОВА, депутат Московской городской думы:

- Конечно, нужна. У нас ведь как бывает: начнут где-нибудь парк незаконно вырубать, а пока власть отреагирует, одни пеньки останутся. А здесь - позвонил, приехали, разобрались. Главное, чтобы экологическая милиция не стала очередной инстанцией, вымогающей деньги.

Евгений УСОВ, пресс-секретарь общества "Гринпис России":

- Решение о возобновлении экологической милиции мы всецело приветствуем. "Гринпис России" всегда выступало за создание подобного ведомства. Нас удивило, что ГУВД это подразделение распустило. Конечно, в работе экологической милиции были недостатки. Значительная часть штата набиралась из бывших сотрудников милиции и других силовых ведомств, которые плохо разбирались в новой работе. Сейчас нужно будет решить все эти проблемы, чтобы создание экологической милиции не было профанацией.

Дмитрий ЯКУБОВСКИЙ, адвокат:

- Конечно, нужна. Ведь мы уже сейчас задыхаемся от старых "Жигулей" и "Запорожцев" и даже от старых "Мерседесов". Какое-то время милиции не было, но это скорее реструктуризация, как это модно сейчас называть. Я считаю, что нужно даже расширить ее полномочия и на все эти "дымовозы", шляющиеся по Москве, и которые сейчас можно только оштрафовать, накладывать арест до вынесения судебного решения.

Мария АРБАТОВА, публицист:

- Москва - это не город, а государство. Любое цивилизованное государство имеет экологическую милицию. Я живу в центре и когда в 4 утра встаю из-за компьютера, чувствую, что есть какой-то выброс в воздух. У нас подобными вещами занимается МЧС, которое не является компетентной в достаточной мере.

Экологическая милиция должна быть, тем более в мэрию Москвы поступает достаточно средств, и Лужков должен сделать так, чтобы в Москве могли расти деревья и люди были бы защищены.

Александр МИНАЕВ, музыкант, группа "Тайм-аут":

- Да! Потому что очень многие строительные фирмы, то что сейчас переделывают и застраивают в городе, проделывают очень варварскими методами - уничтожается много зеленых насаждений, и мне это очень больно видеть. Нужно создать какой-то прецедент - хотя бы кого-то за это привлечь к ответственности. Полемики на эту тему много, а конкретных действий я не вижу.

 

Вчера, по сообщению информагентств, был первый рабочий день нового управления по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды ГУВД Москвы. Корреспондент „Ъ" так и не обнаружил следов его деятельности.
Анна Качуровская. Статья. Милиция стала ближе к природе. Коммерсант, № 179.

Экологи в милицейской форме были поистине неуловимыми. Сотрудник пресс-службы МВД Анатолий Можайский бодро сообщил по телефону, что сегодня многие разыскивают экологическую милицию. На вопрос, соответствует ли учреждение экологического подразделения закону о милиции, Анатолий Можайский сказал, что в законе подразумевается такое подразделение в принципе: "Ведь есть же в Уголовном и Административном кодексах статьи по охране окружающей среды". По мнению Анатолия Можайского, "вырубка лесов, истребление лягушек и лисиц - это уголовка", а потому должно быть и подразделение при МВД охраняющее земноводных и млекопитающих. На главный же вопрос, где найти экологическую милицию, пресс-секретарь ответил, что надо звонить в ГУВД.

В управлении по общественной безопасности возмущенный дежурный сообщил, что сегодня к нему пристают с этим вопросом все кому не лень, и отправил к некоему господину Полуде, которого на месте не оказалось. Отчаявшись поучаствовать в рейде экологической милиции, но все еще надеясь хоть что-нибудь узнать о новом ведомстве, я позвонила как частное лицо по 02. Дежурная, выслушав просьбу связать меня с новой экологической милицией, сказала: "Алло, гражданочка, у нас такого управления нет" - и повесила трубку. Решив, что об экологической милиции должны знать в округах, я позвонила в ОВД "Сокол", где популярно объяснили, что такой службы нет, точнее, была, но расформирована год назад. На вопрос, кто занимается теперь экологическими правонарушениями, дежурный коротко и ясно сказал: "Никто! До свидания".

Уже совсем отчаявшись получить хоть какую-то информацию о новоиспеченном ведомстве, я позвонила в Дом журналиста, где на сегодня назначена пресс-конференция как раз на тему работы экологической милиции. Организатор пресс-конференции сказала, что понятия не имеет, кто к ним придет, а где их искать - тем более. Отвечая на резонный вопрос, кто же инициатор "круглого стола", представительница Домжура сказала, что адвокат Леонид Ольшанский, известный борец с ГИБДД и другими внутренними органами. Под конец рабочего дня я уже по привычке набрала телефон загадочного господина Полуды. Он оказался на месте. Более того, он оказался полковником Константином Полудой, начальником той самой экологической милиции!

Вот тогда и выяснилось, что первый рабочий день управления по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды ГУВД Москвы прошел очень насыщенно и заключался в том, чтобы назначить на должность начальника экологической милиции полковника Полуду, который ее и возглавлял до расформирования. Объясняя необходимость возрождения экологической милиции, Константин Полуда сказал, что в первую очередь его ведомство будет заниматься экологической безопасностью. Что же касается контроля СО и СН, то это прерогатива ГИБДД но, может быть, "временно эти проверки передадут милиционерам-экологам". По словам Константина Полуды, сотрудники ГИБДД плохо справляются с этой задачей: проверяют машины всего раз в год, чего явно недостаточно. Правда, по словам полковника, чтобы иметь право на замеры выхлопных газов, еще предстоит получить трехстороннее разрешение, подписанное МВД Министерством природных ресурсов и правительством Москвы.

Относительно же пресс-конференции Константин Полуда сказал, что его туда не пригласили и с кем будет дискутировать господин Ольшанский, ему непонятно. Но на всякий случай пояснил, что по закону о милиции правоохранительные органы имеют право создавать любые новые ведомства. И в подтверждение необходимости экологической милиции привел неоспоримые доказательства. До 1996 года (то есть до появления милиционеров-экологов) не было зафиксировано ни одного экологического преступления. Тогда как за время работы экологов в форме было заведено 385 уголовных дел. И с сожалением добавил, что "у нас за экологические преступления пока не сажают".

 

Есть мнение, что все действия воскресшей на днях столичной экологической милиции являются самочинными.
Елена Субботина Статья. "Стукнуть" куда следует. Время МН, № 178.

Это все, что может сделать "зеленый" милиционер - других полномочий закон ему не дает.

Следовательно, все действия воскресшей на днях столичной экологической милиции являются самочинными - внушали вчера в Центральном доме журналиста трое серьезных людей: депутат Мосгордумы Юрий Загребной, член Московской городской коллегии адвокатов Александр Добровинский, а также известный оппонент столичной власти адвокат Леонид Ольшанский. Заслуги последнего подробно перечислялись в собственноручно распространенном боевом листке "Хроника побед...". Заключительным пунктом боевого пути указано: "2000 г. Добился ликвидации экологической милиции".

Рекламную акцию в Домжуре вполне можно было бы проигнорировать, не будь перечисленные участники дискуссии абсолютно правы: юридический фундамент воскресшего, как Феникс из пепла, подразделения столичной милиции более чем зыбкий. Нужную для реноме московского мэра структуру вновь "родили" посредством приказа, а не путем внесения поправок в Закон о милиции. Короче, грабли оказались старыми, потому и расшибание лба будет происходить тем же способом. И закончится, скорее всего, так же бесславно, как и в прошлый раз: какой-нибудь жаждущий публичности адвокат возьмется опротестовывать законность существования означенной структуры, а какой-нибудь высокий чин МВД признает эксперимент не оправдавшим себя и прокроет лавочку. Правда, пока суд да дело, немало денег из городского кармана в эту дырочку утечет.

Разумеется, Москве вовсе не помешала бы действующая на законных основаниях "зеленая" милиция, однако полномочия ее должны быть закреплены не соглашением за подписью мэра и начальника ГУВД столицы, а поправками в закон, которые, согласно Конституции РФ, может внести только Госдума. Правда, о том, ожидается ли такая работа, общественности пока ничего не известно. Зато у нас есть все основания думать, что в МВД "зеленых" милиционеров вновь станут рассматривать лишь как боевые единицы для всякого рода зачисток и прочих силовых акций.

Кроме того, есть риск, что экологическая милиция вспомнит прежний стиль работы, состоявший в категорическом нежелании вникать в суть и расследовать экологические правонарушения при постоянной охоте проверять оптовые рынки и тормозить автомобили для ревизии выхлопных труб.

Начальником управления по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей среды назначен полковник Константин Полуда, успевший поработать в этой должности до ликвидации экологической милиции в 2000 году.

 

Какие функции будут возложены на "зеленых милиционеров".
Ирина Белашева. Статья. Это от природы. Время новостей, № 182.

Экологическая милиция, воссозданная правительством Москвы, отработала всего два дня, однако споры об этом подразделении уже идут вовсю. Власти настаивают на необходимости подобной структуры, в то время как многие автолюбители и правоведы опасаются, что ее деятельность будет не совсем законной. Дальнейшее развитие дискуссии, видимо, будет зависеть от того, какие функции будут возложены на "зеленых милиционеров".

Министр природопользования и охраны окружающей среды Москвы Леонид Бочин вчера на пресс-конференции напомнил, что подобное подразделение в Москве в порядке эксперимента действовало с 1996 г., но прекратило свое существование в 2000 г. Как уверяет г-н Бочин, исключительно по политическим мотивам, в эпоху противостояния столичной мэрии и МВД, которое признало эксперимент неудачным. Власти Москвы опровергали этот вердикт цифрами: более 500 уголовных и 2000 административных дел было возбуждено экологической милицией в отношении нарушителей природоохранного законодательства. И г-н Лужков добился возобновления эксперимента -- до 1 октября 2002 г.

В наследство от старого Управления новому достанется все "имущество" предшественника и даже тот же самый начальник -- полковник Константин Полуда. Ожидается, что новая служба начнет полноценно функционировать не позже чем через месяц, а к началу года ее штатная численность достигнет 1100 человек. По постановлению мэра Москва еще до конца 2001 г. выделит для экологической милиции из резервных фондов почти 54 млн руб., а в бюджете-2002 ее содержание будет выделено отдельной строкой.

Что касается функций борцов с правонарушениями в области окружающей среды, то они пока находятся, по словам полковника Полуды, "в стадии разработки". Леонид Бочин в качестве основной и главной назвал персональную ответственность каждого из "зеленых милиционеров" за чистоту и порядок на вверенном участке города. Кроме того, экологическая милиция подключится к наблюдению за тем, как предстоящей зимой будут происходить обработка улиц новым противогололедным реагентом и вывоз снега с дорог и из дворов.

Оппоненты гг. Бочина и Лужкова, самым известным из которых является адвокат Леонид Ольшанский, считают незаконным сам факт существования подобного подразделения в ГУВД. "Ни в одном нормативном документе нет такого понятия, как экологическая милиция", -- утверждает г-н Ольшанский. Больше всего противники экологической милиции опасаются, что вновь начнутся незаконные проверки содержания выхлопа автотранспорта на дорогах и, как следствие, поборы.

Начальник реанимированного управления вчера постарался развеять эти опасения. На пресс-конференции на Петровке, 38, полковник Полуда заявил, что прежние полномочия по проверке автотранспорта на токсичность его подчиненным пока не вернули, поэтому экологическая милиция в ближайшее время этим заниматься не будет. Хотя, по мнению столичных властей, эту практику нужно возобновить. И г-н Бочин, и г-н Полуда не отрицали, что уже ведутся соответствующие переговоры о взаимодействии с ГИБДД. "У инспекторов ГИБДД есть полномочия останавливать автомобили, а полномочия замерять и штрафовать будут у экологов", -- объяснил их суть г-н Бочин.

 

На бомжей заведут единое досье.
Информ. сообщ. Версты, № 111, 29 сентября 2001 г.

Своеобразной переписью бомжей займутся, возможно, в скором времени сотрудники столичной милиции.

Взять бродяг "на карандаш" стражей порядка заставляет, что называется, сама жизнь. В последнее время в городе резко возросло число обнаружений неопознанных трупов, порой со следами насильственной смерти. Как правило, умершие или погибшие - бомжи, установить личности которых и тем более найти убийцу крайне сложно. Именно поэтому на Петровке всерьез рассматривают вариант "освидетельствования" каждого бродяги при доставлении его в участок. В единую базу данных планируется включать не только обычные установочные данные (фамилия, имя, дата рождения и пр.), но и фотографию, и дактокарту. В дальнейшем это может заметно упростить процедуру опознания бродяги в случае его смерти и поиска преступника.

Как стало известно "МК", сейчас в Оперативно-розыскном управлении ГУВД Москвы уже прорабатывается вопрос о создании единой базы на лиц без определенного места жительства. Кроме того, экспертов-криминалистов обязали выезжать в составе следственно-оперативных групп на все места обнаружения неопознанных трупов.

 

Вчера в Главном управлении исполнения наказаний Минюста состоялась учредительная конференция межрегиональной общественной организации "Российское научное пенитенциарное общество", где говорили, что надо пустить в тюрьмы правозащитников, но смертную казнь восстановить.
Аделаида Сигида Статья. В России появилась наука о тюрьме. 29 сентября 2001 г. Коммерсант, № 178.

Вчера в Главном управлении исполнения наказаний Минюста состоялась учредительная конференция межрегиональной общественной организации "Российское научное пенитенциарное общество", где говорили, что надо пустить в тюрьмы правозащитников, но смертную казнь восстановить.

До создания научного общества в Европе еще не додумались, сообщили с гордостью, на конференции. Додумались у нас- ровно девять месяцев назад на съезде НИИ уголовно-исполнительной системы, специально созданного два года назад "для распространения передового опыта работы". На конференции заметили, что сейчас стать членом-корреспондентом какой-нибудь академии или научного общества стоит $300, а академиком - не меньше $1000. Но в Российском научном пенитенциарном обществе будут получать звания "не за зеленые, а за достижения" - это твердо пообещал заместитель председателя общества Анатолий Буданов.

Заключенные в России, наверное, не догадываются, что сидят по науке. Один перечень опубликованных в последние годы научных работ отечественных тюрьмоведов состоит почти из 500 позиций. Среди них такие: "Борьба с хищениями на объектах ИТУ", "Основы воспитательного воздействия", "Типология преступников", "Предупреждение антиобщественного образа жизни", "Самоубийство и его предупреждение". По словам министра юстиции Юрия Чайки, научные идеи, сформулированные в этих исследованиях, должны изменить уголовно-исполнительную систему и реформировать ее. "Сделан важный шаг, ряд важных шагов",- сказал министр.

Устав новой организации, в котором сформулирована "важная научная задача - подготовить сотрудников УИС новой формации, воспринявших идеи гуманизации и демократизации пенитенциарной системы", был принят единогласно. Единственное замечание высказал заместитель министра юстиции Юрий Калинин: "Там написано, что членами научного общества могут быть лица без гражданства. Сомневаюсь. Избавиться от таких граждан!" Немного убавил общий энтузиазм и бывший заместитель начальника ГУИНа, начальник кафедры академии МВД Александр Зубков, который заявил, что, несмотря на научный подход, "никакого наращивания гуманизирующих начал не будет происходить - мы не можем ожидать притока свежей крови и будем генерироваться из своей среды". Александр Зубков считает, что в исправительной системе сын часто идет по стопам отца - ив выборе профессии, и в понимании ее сути. А затем, к удивлению коллег, упрекнул их в слабом сотрудничестве с правозащитниками.

Заместитель начальника ГУИНа Олег Филимонов, который стал председателем тюремного научного общества, оправдывался: произошло недоразумение, с правозащитниками контакт действительно надо налаживать, а своим подчиненным, которые правозащитников не позвали, он "уши надерет". Главный научный сотрудник ВНИИ МВД РФ профессор Юрий Антонян согласился, что контакт налаживать надо, но "налаживать осторожно - они больше вреда приносят, чем пользы". По мнению Юрия Антоняна, правозащитники питаются западными идеями гуманистического отношения к преступникам, а эти идеи, напомнил профессор Антонян, зашли в тупик 11 сентября этого года. Его поддержал профессор Михаил Мелентьев из Академии права и управления Минюста высказавшийся за смертную казнь: "Не надо связывать себя с условиями Совета Европы - в России свои условия".

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Аркадий Бабченко. Статья. Округ военных попрошаек. Московский комсомолец, № 221

Сгорбленные фигуры московских нищих с детьми или собаками в качестве наглядного пособия стали неотъемлемой частью столичных вокзалов и переходов. Попрошайничество давно поставлено на конвейер и приносит неплохую прибыль. Однако в этом плотно поделенном бизнесе удалось найти нишу новой волне попрошаек - солдатам Российской армии.

- Извините, у вас десяти рублей не будет? - молоденький солдатик выловил меня около станции метро "Беговая". Военнослужащих, стреляющих у граждан червонцы, здесь можно встретить регулярно. В этом районе находятся гаражи Министерства обороны, различные части обслуживания и тому подобные военные учреждения. Примечательно, что здесь же расположена и Военная прокуратура МВО, под окнами которой и ходят с протянутой рукой замусоленные российские бойцы.

Толкает их на паперть отнюдь не крайняя нужда. Слава Богу, с голодухи солдаты в столице не мрут. Причина, заставляющая рекрутов просить милостыню, так же банальна, как и неискоренима. Армейское попрошайничество - одно из проявлений дедовщины.

- У нас в роте увольняются несколько "стариков", - рассказывает солдат, пряча мою десятку в карман. - У каждого есть свой персональный "дух" - новобранец. Один или несколько. "Дух" своему "деду" ежедневно должен класть под подушку сто рублей - подарок на дембель. А где ты их достанешь - дело твое. Не принесешь деньги, могут избить и ночью все равно отправят христорадничать. Пока не соберешь нужную сумму, спать не ляжешь.

Впрочем, гоняют "салабонов" за деньгами не только старослужащие. Не прочь положить лишний рубль в карман и иные офицеры. Да и себя "молодые" тоже не обижают - попрошайничество в войсках утвердилось прочно и не считается чем-то зазорным или оскорбительным. За день можно заработать столько, сколько и за год службы не получишь. Достаточно лишь постоять на улице.

Как и "взрослый" бизнес, места военного попрошайничества строго поделены между группировками - воинскими частями. Представители каждой части свято оберегают свою территорию, "вражеские" лазутчики изгоняются с нее незамедлительно. Как правило, "работают" солдаты на многолюдных пятачках перед выходами метро. Помимо "Беговой" наиболее приметные столичные районы: Лефортово - там находится Первый комендантский полк, Теплый Стан - здесь квартируется 27-я мотострелковая бригада, Раменки - Отдельная дивизия особого назначения. Словом, христарадничающих солдат можно встретить везде, где есть войсковые формирования.

Конкурентов у солдат-попрошаек мало. Сферы деятельности с теми же цыганами или инвалидами лежат в разных плоскостях. С протянутой рукой в переходе или на перекрестке не очень-то постоишь - тут же патруль сцапает. Поэтому тактика применяется иная - просят не у безликой толпы, а у конкретных прохожих, стараясь не привлекать внимания. Выбирают, как правило, пожилых женщин. Действует безотказно, гораздо эффективней, чем забитое "сами мы не местные".

Картина эта типична не только для столицы. В Подмосковье за неимением метро солдаты тусуются на трассах или побираются по деревням. Например, жители Одинцовского и Наро-Фоминского районов давно привыкли, что бойцы из местных дивизий то и дело предлагают им вскопать огород или натаскать воды. Разумеется, по сходной цене.

 

Осенний призыв.
Информ. сообщ. Призывник почувствует руку Москвы. Время МН, № 180.

В Москве уже пятый день идет военный призыв. Чтобы отправить в солдатские ряды необходимых 6700 юношей, в военкомат должно прийти не менее 90 тыс. человек. С каждым разом призыв становится все проблематичнее, тем более, что в прошлом году серьезно изменился официальный перечень причин, по которым молодые люди не могут попасть в армию. Список вырос более чем значительно, поэтому неудивительно, что из десяти призывников на службу попадает только двое. Да и тех надо найти. Благо у военкомата есть отлаженные способы для "приглашения" юношей на службу. Еще одна проблема - отсутствие закона об альтернативной службе. Хотя, по словам призывного начальства, оно уже и не помнит желающих служить альтернативно. Сегодняшнее скромное количество новобранцев планируется беречь и охранять: столичное правительство рассматривает вопрос о том, чтобы взять шефство над частями, где служат москвичи, чтобы те почувствовали родную руку.

 

Сто молодых москвичей вместо армейской и флотской наденут милицейскую форму. По договоренности с начальником столичного ГУВД генералом Владимиром Прониным в военкоматах города отберут для работы в милиции ребят, имеющих отсрочку от службы по уходу за детьми, родителями-инвалидами, и тех москвичей, у кого плоховато со здоровьем.

Юрий Гаврилов. Статья. Погоня за погонами. Московский комсомолец, № 219.

Вот и пришло время, которое с дрожью в коленках ожидали 18-летние парни, - 1 октября начался очередной призыв в армию. Этой осенью примерят военную форму 194 тысячи 824 человека, в том числе почти семь тысяч москвичей.

Если говорить точнее, из Москвы планируется призвать 6 тысяч 700 юношей. Именно планируется: по словам исполняющего обязанности столичного военкома полковника Виктора Безносикова, окончательные цифры набора в армию станут известны после 10 октября.

Доподлинно известно другое - сто молодых москвичей вместо армейской и флотской наденут милицейскую форму. По договоренности с начальником столичного ГУВД генералом Владимиром Прониным в военкоматах города отберут для работы в милиции ребят, имеющих отсрочку от службы по уходу за детьми, родителями-инвалидами, и тех москвичей, у кого плоховато со здоровьем.

Похоже, официальная возможность "откосить" от армии появится даже у злостных уклонистов. Таких сегодня в Москве насчитывается четыре с половиной тысячи. Для "косарей", по словам Безносикова, тоже подыскивают работу в столичном ГУВД.

Однако никакого массового приема призывников в милицию не будет. Речь идет лишь о специалистах, в которых московское управление внутренних дел остро нуждается.

И еще одна новость. В течение года ни одного призывника не направят в "горячую точку", все это время новобранцы станут заниматься боевой подготовкой.

 

При организации теперешнего призыва и хотят не повторять прошлых ошибок.
Илона Виноградова. Статья. Тактично: "Бери шинель. Пойдем". Известия, № 180-М.

Среди московских призывников были выявлены сто тридцать один ВИЧ-инфицированных. Медиков обвиняют в том, что они не всегда ставят правильный диагноз, особенно много ошибок при диагностировании психических заболеваний (кстати, внутренние болезни и психические расстройства - основное, чем страдают нынешние призывники. На третьем месте - наркомания). У врачей есть свое оправдание: скрытые болезни не диагностируются, они проявляются только в стрессовых ситуациях или при резкой смене образа жизни, то есть уже в армии

В минувший четверг в мэрии Москвы прошло расширенное заседание призывной комиссии, где несколько десятков военных и штатских чиновников обсуждали, каким образом вовремя и без грубости осуществить указ президента о призыве. Братьев не разлучать, наркоманов лечить, наркологов и психиатров, которых так не хватает в медицинских комиссиях, искать.

Самый животрепещущий вопрос для молодых ребят осеннего призыва, даже для тех, кто совсем не интересуется политикой, - это сегодняшняя международная обстановка, вызывающая страх и неуверенность: где им придется служить? Не случится ли так, что молодых бойцов после учебки забросят, ну, например, в 201-ю дивизию в Таджикистан? Виктор Безносиков, исполняющий обязанности военного комиссара Москвы, заверил "Известия" в том, что ни один из пяти тысяч ста двадцати девяти человек весеннего призыва не попал в "горячую точку".

- Все московские призывники проходят службу в безопасных воинских частях. И вообще, отправить солдата в "горячую точку" можно только, если он сам проявит желание и напишет соответствующее прошение, - сказал "Известиям" Виктор Безносиков.

Кроме того, по закону братьев всегда направляют в одну и ту же воинскую часть, а тех ребят, у которых в Москве остаются больные родители, - только в близлежащие части. Людмила Шевцова, председатель московской призывной комиссии, тактично и без грубости раздавала ц.у. всем собравшимся - представителям различных ведомств - от комиссариата до прокуратуры - ответственным за призыв в Москве. На московское ГУВД возложена важная задача по отлову всех уклоняющихся от службы в армии (весной от службы уклонились более четырех тысяч москвичей, до сих пор находятся в розыске около трех тысяч). В то время как прокуратура должна, с одной стороны, "обеспечить защиту прав населения, а с другой - неукоснительное выполнение закона".

- И пожалуйста, будьте тактичны с призывниками и их родителями, создайте необходимую атмосферу, это важно, - попросила Людмила Шевцова пришедших на заседание военных.

При этом неплохо было бы учесть все промахи в организации весеннего призыва и не повторять прошлых ошибок. Этой весной из армии вернули больше четырех тысяч молодых ребят на дообследование, четыре человека вернулись с обнаруженной уже в армии ВИЧ- инфекцией. В целом весной среди московских призывников были выявлены сто тридцать один ВИЧ-инфицированных. Медиков обвиняют в том, что они не всегда ставят правильный диагноз, особенно много ошибок при диагностировании психических заболеваний (кстати, внутренние болезни и психические расстройства - основное, чем страдают нынешние призывники. На третьем месте - наркомания). У врачей есть свое оправдание: скрытые болезни не диагностируются, они проявляются только в стрессовых ситуациях или при резкой смене образа жизни, то есть уже в армии.

Повезет тем, кто знает хотя бы один иностранный язык: таких ребят отправляют в Главное разведывательное управление.

 

Призыв в армию не успел стартовать, а будущим солдатам уже разъясняют, как улизнуть от службы.
Михаил Лобанов. Статья. Портянки не в моде. Трибуна, № 176, 29 сентября 2001 г.

Каждую пятницу в самый центр Москвы к дому номер шесть в Печатниковом переулке, как на конспиративную явку, приходят десятки молодых парней вместе с родителями. Два часа они проводят внутри здания, потом так же осторожно растворяются в шумном городе. Это не какие-то там шпионы, а обычные мамаши или папаши со своими чадами, которым пришла повестка из военкомата. А в доме номер шесть находится штаб-квартира небольшой организации с громким названием - Транснациональная антимилитаристская радикальная ассоциация, или просто АРА. Именно здесь заседают молодые люди, которые не только не желают нести службу в Российской армии сами, но и другим не советуют. Тут за умеренную плату ознакомят вас с массой абсолютно законных способов избежать призыва.

Начавшийся же осенний призыв обещает быть впечатляющим. В мире неспокойно, и главнокомандующий без раздумий подмахнул приказ, по которому затылки забреют аж двумстам тысячам хлопцам. Так что в Печатниковом переулке ожидается аншлаг.

АРА была создана пять лет назад под крылом скандально известной Радикальной партии. Радикалы то и дело напоминают о себе то протестами против визита в Россию Ким Чен Ира, то призывами остановить войну в Чечне или легализовать легкие наркотики.

- Сегодня для сколько-нибудь соображающего человека не попасть в армию - не проблема, но, увы, это делается нечасто, - вздыхает секретарь АРА Андрей Родионов. - Все норовят купить липовую справку о болезни, а по убеждениям уклоняются единицы. Сам я действовал по абсолютно честному и законному методу. Схема простая. Часть третья 59-й статьи Конституции дает право гражданину на альтернативную службу. Закон же об альтернативной службе до сих пор не принят, поэтому это право становится правом на отказ. Пишется заявление в призывную комиссию - у меня убеждения и так далее, поэтому прошу предоставить отсрочку до принятия закона. Естественно, заявление игнорируется, тогда - в суд. Тот тоже отказывает в удовлетворении. Но время уходит, на носу новый призыв, а под старый ты уже не попадаешь. И так до 27 лет. Мне сейчас 24 - немного осталось.

Пойти по пути Родионова решается далеко не каждый. Каждую пятницу в офисе АРА проводятся семинары для призывников - вход 50 рублей. Большинство молодых людей, внимательно выслушав антимилитаристов, вздыхают и идут писаться под себя или косить под дурачка. Связываться с судами и милицией не очень воодушевляет.

Те же, кто всерьез заражается идеями АРА, становится ее постоянным членом и помимо этого за 16 долларов вступает еще и в Радикальную партию. Сегодня АРА насчитывает более ста активных членов. Большинство из них ведут свою работу в Москве, но подтягиваются и регионы. Активная работа ведется в Питере, Екатеринбурге и других крупных центрах.

В зависимости от политического момента время от времени АРА сотрудничает и с крупными партиями. Периодически у антимилитаристов возникает любовь то с СПС, то с "Яблоком", то с ЛДПР.

Сегодня АРА вовсю разоблачает инициативы московского правительства, которое молодым москвичам предлагает вместо армии отслужить три года в столичной милиции.

Ага. Знаем мы таких! - возмущается Родионов. - В начале 90-х такой эксперимент уже делали. Брали в милиционеры и пожарные, потом человек пытался уволиться, а ему - нет, нельзя, иначе на два года в казарму!

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Москва отторгает приезжих неславянских внешности и происхождения.
Светлана Бабаева, Андрей Лебедев, Светлана Попова. Статья. Лицо национальности. Известия, № 183.

В среду за "круглым столом" в Центральном доме журналиста собрались люди, объединенные общей обидой. Представители столичных национально-культурных объединений и обществ решились озвучить серьезную проблему, о которой чаще говорят на бытовом, нежели на государственном, уровне: Москва отторгает приезжих неславянских внешности и происхождения.

Впрочем, это не только московская проблема. Общество в целом оказалось не готово к притоку мигрантов, которые хлынули в последние годы в Россию, а внутри страны стали особенно заметными в регионах, населенных до того исключительно или преимущественно людьми славянской внешности.

- В Москве особенно чувствуется атмосфера, когда твое неславянское происхождение становится раздражающим фактором, - считает ответственный секретарь Московского межнационального совещания Полат Джамалов.

С того момента, как Россия пережила первые взрывы в столичном метро (устроенные, напомним, национал-экстремистами армянского происхождения), понесла потери после терактов в Буденновске, Каспийске, Москве и Волгодонске, прошло достаточно времени. Неграмотный термин "лица кавказской национальности" стал расхожим. Его легко приняли на вооружение в милиции - именно по лицам происходят досмотр и проверка документов. Тема живет с тех пор, но нынешний возврат к ней не случаен. Думается, всплеска эмоций не было бы, если бы не теракты в США и не ответная волна бытовых эмоций, направленных против мусульман и лиц южно-восточной наружности в целом.

- Сейчас общество находится в стрессовом состоянии, - заявил Магомед Абдулхабиров, вице-президент Московского центра культуры Дагестана, - понятно, что людей легче всего провоцировать по национальному и религиозному признакам.

Но не только на московских рынках возросло напряжение. Политкорректная Европа жестко отреагировала на высказывания итальянского премьера Сильвио Берлускони о превосходстве христианской цивилизации над мусульманским миром. Бельгийские политики, например, разом оценили высказывания итальянца как неуместные и раздражающие арабские государства. Посыпались мнения, что антимусульманские воззрения поставят под вопрос продуктивное создание международной антитеррористической коалиции и озлобят весь арабский мир. Бельгийский премьер Ги Верхофстадт заявил, что подобные высказывания, "вместо того чтобы содействовать встрече цивилизаций, подпитывают чувство унижения". Другие политики добавили, что "европейские ценности не позволяют говорить о превосходстве одной цивилизации над другой".

Равным образом подобный разговор неуместен и в евразийской стране. Пример подает президент - в среду Владимир Путин заявил, что бороться надо против конкретных террористов, а не против государств.

Спасет ли Россию создание какого-нибудь совета по этнической толерантности от межнациональных распрей, позволит ли ей и дальше оставаться многонациональной и многоконфессиональной страной? В богатой истории нашей страны терпимость к инаким соседям всегда была достоинством, позволявшим выжить и тем, и другим. Однако вслушайтесь в слово "терпимость": в нем прямо-таки просвечивает вынужденность. А ну как терпение иссякнет? Это и тревожит приезжих с Юга и Востока. Участники "круглого стола", исполненные обиды, ни разу не произнесли термина "политкорректность". Однако по сути дела они требовали именно ее - перенесенной на российскую почву уважительной презумпции гражданских прав и свобод любого россиянина. Российскую модель политкорректности нам предстоит вырабатывать долгие годы, но пусть лучше этот процесс начнется с "круглого стола", чем с какого-нибудь самосуда над "лицами кавказской национальности".

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Мосгордума озаботилась неравенством полов.
Алла Тучкова. Статья. Независимая газета, № 183.

ВЧЕРА члены комиссии по социальной политике Мосгордумы обсудили концепцию городской программы "Женщины Москвы" и само положение женщин в столице. По словам депутата Ирины Осокиной, сейчас женщины возглавляют более трети коммерческих предприятий, нанимают четверть всей рабочей силы. Но тем не менее в конце прошлого года 72,9% официально зарегистрированных безработных составляли женщины.

Разработчики концепции программы, которую одобрили на заседании члены комиссии, предлагают разные виды поддержки женщин - например, создание новых центров по социальной адаптации и переподготовке безработных женщин, поддержку программ развития самосознания девочек, открытие кризисного центра и организационно-методологического совета по оказанию помощи несовершеннолетним женщинам, создание консультативно-информационного городского центра по предотвращению торговли людьми.

Концепция предлагает и проведение гендерной экспертизы московских законов. Как сказал депутат Евгений Бунимович, часто идеи неравенства полов закладываются в законы не из-за злого умысла, а потому что "так пишется". Поэтому Бунимович считает, что параллельно необходимо и "изменять сознание" людей. Депутат сказал, что время идет, а сознание не меняется - более 20 лет назад он "заплатил" за сына в роддоме 5 рублей, тогда как за дочерей "брали" по 3 рубля, сейчас такса изменилась, но соотношение осталось таким же.

Также вчера члены комиссии по социальной политике одобрили распоряжение премьера правительства Москвы о создании городского координационного совета по делам женщин и решили рекомендовать столичному правительству создать Центр гендерной экспертизы правовых и нормативных актов Москвы.

 

Сейчас при тюрьмах России существует десять домов ребенка, в которых находятся около полутысячи детей. Малыши содержатся там от рождения и до трех лет.
Информ. сообщ. Рожденные в неволе. Российская газета, № 194.

Матери, если они здоровы, могут посещать своего дитя, кормить его, играть с ним. Такие матери получают пособия и всевозможные льготы. Некоторые женщины ради льгот беременеют и в тюрьме, и рожают там.

- Мне довелось в прошлом году объехать все десять тюремных детских домов, - сказала Валентина Корж, директор программы "За решеткой детские глаза" Всероссийского детского фонда. - Мы подарили малышам подарки, одежду. Я познакомилась со многими мамашами, узнала их судьбы. Возможно, там есть и такие, кто попал в тюрьму случайно. Но большинству из них трудно верить. В искренность их слов, слез и раскаянии... Например, одна 20-летняя женщина совала мне в руки своего малыша, плакала горькими слезами и говорила, что осуждена несправедливо. Оказалось - сидит за хищение и хранение оружия и взрывчатых веществ и за участие в похищении человека. Сидит справедливо. Но ведь за преступление матери расплачивается и ребенок! Вот это страшно. О чем она думала раньше?

Трехлетних детей отправляют на волю. Если у мамы есть родственники, они могут взять дитя на воспитание. Если нет - малыша определяют в обычный дом ребенка, и там его воспитывает государство.

К сожалению, далеко не все женщины, которые попадают под амнистию из-за детей, забирают потом своих спасителей из детских домов и живут с ними. Есть немало случаев, когда мамаши, выйдя на свободу, забывают про ребенка, рожденного в неволе. Сейчас в России 35 миллионов детей, из них 620 тысяч - сироты. В том числе при живых матерях. Немало таких матерей сидят за решеткой.

 

 

СВОБОДА СЛОВА И ИНФОРМАЦИИ

Валерий Яков. Статья. Ликвидаторы. Новые Известия, № 176, 29 сентября 2001 г.

Московский арбитражный суд вынес решение о ликвидации ЗАО "Московская независимая вещательная корпорация" (МНВК), которое вещает на телеканале ТВ-6. Инициатором такого решения стал негосударственный пенсионный фонд "ЛУКОЙЛ-Гарант", который владеет 15-процентным пакетом акций вышеназванного ЗАО. Причиной иска, с которым лукойловцы обратились в арбитраж, послужило назначение на должность генерального директора ТВ-6 Евгения Киселева после известных событий с НТВ. Лукойловцы активно возражали против такого назначения, но на их возражения, инициированные кремлевской администрацией, никто не обратил внимания. И тогда был найден формальный повод для обращения в арбитражный суд.

Если воспринимать всерьез поданный иск, то можно подумать, что основанием для решения о ликвидации действительно послужила статья Гражданского кодекса, позволяющая ликвидировать любую компанию, имеющую отрицательный баланс активов на протяжении последних двух лет. Но лишь запредельно наивный человек способен поверить в истинность подобных оснований. Достаточно вспомнить, что точно таким же образом и с помощью того же послушного орудия в виде арбитража начиналось уничтожение НТВ. Причем судебное преследование энтэвэшников длилось лишь до того момента, пока с канала не были изгнаны не угодные Кремлю журналисты, а их место после ночного захвата студий не было занято послушными и управляемыми. Сразу же после этого представители "Газпрома", выступавшие по просьбе властей в роли ликвидаторов, успокоились и напрочь забыли про свои иски к НТВ. Не стал более демонстрировать заказанную "принципиальность" арбитражный суд, утихомирилась налоговая служба, вернулись к основной деятельности задействованные эфэсбэшники. Задача по уничтожению медиа-империи Гусинского, поставленная Кремлем перед карманными олигархами, была выполнена. И самый влиятельный оплот оппозиционной прессы рухнул, обильно усыпав своими осколками еще один массив информационных территорий, захваченных госконтролем.

Уже тогда аналитики, не питающие иллюзий по поводу истинного отношения Кремля к свободе слова и к прессе, не зависимой от власти, предрекали грядущие атаки на те немногочисленные СМИ, которые не стали выстраивать в очередь поклонников Путина. В числе первых называли обновленный ТВ-6 с командой Киселева. Теперь, когда стало очевидным, что эта команда действительно на глазах преображает аморфный и безликий ранее канал в яркий, информационно насыщенный и все более конкурент-неопасный для остальных госкнопок, власти дали отмашку. И очередной ликвидатор, на этот раз по имени "ЛУКойл", послушно взялся за дело. Тем более что подобного грязного опыта "лукойловцам" не занимать. Четыре года назад они уже проявили себя в истории с газетой "Известия", которая осмелилась перепечатать публикацию французской "Монд" о пятимиллиардном состоянии Виктора Черномырдина. Тогдашний премьер обиделся, и "ЛУКойл", владеющий крупным пакетом известинских акций, решил зачистить редакционное пространство. Вскоре с ним объединились потанинцы, которые якобы пришли известинцам на помощь, и уникальный журналистский коллектив был уничтожен. Теперь от былых "Известий" не осталось ничего, кроме названия. По аналогичной схеме, но уже с использованием послушного "Газпрома" Кремль расправился с НТВ, газетой "Сегодня", журналом "Итоги"... Опьяненная успехом, новая власть вошла во вкус и продолжает свое наступление. Одна команда ликвидаторов планомерно расправляется с Союзом журналистов, раскалывая его изнутри специально созданными параллельными структурами и захватывая Домжур. Другая берется за ТВ-6.

Руководство канала намерено отстаивать свои позиции в вышестоящих судебных инстанциях, тем более что для этого есть убедительные аргументы - баланс активов за последние шесть месяцев из отрицательного вырос до 186 миллионов рублей, а объем рекламы увеличился вдвое. Журналисты не планируют митингов протеста, использования эфира в свою защиту, обращений к президенту... Они полагают, что ситуацию можно спокойно и цивилизованно разрешить исключительно в зале суда.

Так то оно, конечно, так. Вот только наши карманные суды не имеют ничего общего с цивилизованностью. Наши новые власти не могут излечиться от мании информационной безопасности. А наш президент, судя по всему, имеет весьма специфическое представление о свободе слова - она в России, как и демократия, должна быть управляемой.

 

 

СВОБОДА СОВЕСТИ

Из столичного Комитета по спасению молодежи от тоталитарных сект пришло сообщение о возобновлении борьбы с сектой "Свидетели Иеговы".
Алла Малахова. Статья. Зомби от Иеговы. Вечерняя Москва, № 184.

Нынешним летом в Центр социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского поступили несколько человек, совершивших (цитирую документ) "общественно опасные деяния, связанные с идеями, содержащимися в учениях тоталитарных сект". В их числе - последовательница "Свидетелей Иеговы", убившая своего малолетнего ребенка.

Специальная комиссия в Москве в составе ведущих отечественных психиатров уже не первый год исследует последствия воздействия тоталитарных религиозных организаций на психическое здоровье личности. Основанием психиатрам служат письма и заявления, косяком идущие в Комитет по спасению молодежи, редакции газет, прокуратуру, МВД. Врачи выносят однозначный вердикт: все участники сект подвергаются серьезному психическому и физическому гнету.

А недавно из столичного Комитета по спасению молодежи от тоталитарных сект (КСМ) пришло сообщение о возобновлении борьбы с сектой "Свидетели Иеговы". Слушания гражданского дела в Головинском межмуниципальном суде Москвы по иску членов КСМ начались еще 17 ноября 1998 года. Поводом послужило, в частности, обращение члена КСМ Людмилы Канатовой, матери двух дочерей, заманенных иеговистами в секту. Затем процесс понемногу заглох, и лишь три с лишним года спустя это дело вернулось на круги своя: совсем скоро Головинский межмуниципальный суд приступит к повторному рассмотрению дела. В переданном в суд представлении прокурора содержится обвинение в адрес членов религиозной общины в разжигании религиозной розни, принуждении к разрушению семьи, посягательстве на личность, права и свободу граждан.

Очень серьезные обвинения.

Практически каждый москвич хоть однажды сталкивался с представителями "Свидетелей Иеговы". Они без устали ходят по квартирам, городским улицам и паркам небольшими группами, реже - поодиночке, предлагая бесплатную религиозную литературу. Проникают в православные храмы, являясь при этом врагами православия. Назойливо вовлекают своих потенциальных жертв в "божественные" дискуссии в общественном транспорте, библиотеках, учебных заведениях, магазинах. Дежурят в театрах, концертных залах, музеях. Иеговисты отлично умеют маскировать принадлежность к деструктивной секте и ненависть к ортодоксальному православию до тех пор, пока не войдут в доверие к своим слушателям. Их московский управленческий центр находится на улице Маршала Устинова, а места собраний адептов разбросаны по всей столице - их порядка 30. "Свидетели Иеговы" весьма плодовиты: число членов секты в Москве, по данным самого управленческого центра, составляет ныне 3% всех жителей столицы. Около половины из них - дети и молодежь, в связи с чем секта признана особо опасной.

Что же проповедуют иеговисты и в чем их опасность?

- Мы, "Свидетели Иеговы", - поясняет старейшина секты Алексей Назарычев, - трактуем Библию так, как она звучит на самом деле, а не как ее преподносит ортодоксальное православие.

Вместе с тем он почему-то "забывает" сказать, что иеговисты напрочь отрицают любую власть, кроме Иеговы, не признают такое понятие, как патриотизм, отвергают службу в армии, не отмечают никаких праздников, отказываются от медицинской помощи даже в самых крайних случаях.

По выводам членов медицинской комиссии (они, очевидно, будут заслушаны в ходе судебного заседания), ущерб здоровью и личности человека в секте наносится (цитирую) "в результате скрытого психического насилия и манипулирования сознанием человека под видом проповедей, обрядов, ритуалов, вследствие массивных внушений в состоянии искусственно измененного сознания, вплоть до глубокого гипноза и самогипноза, наступающих в результате применения определенных психотехнических методов во время литургий, обрядов, инициации, медитаций и под воздействием сильнодействующих психотропных средств". Прежде всего именно поэтому организация "Свидетели Иеговы" классифицируется как "деструктивная религиозная организация" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Евгений Васильев, Дмитрий Чернов. Статья. Битва за коммуналки. Время МН, № 178.

Жителям столичных коммуналок Верховный суд России сделал подарок - он признал недействующими нормы столичного закона, который регулирует приватизацию коммунальных квартир. Отныне россияне, пожелавшие продать свою комнату любому гражданину, могут не опасаться, что город воспользуется "преимущественным правом покупки" и вынудит собственника отказаться от своего намерения.

Статья 7 московского закона гласит, что "город вправе реализовать преимущественное право покупки с целью расселения квартиры коммунального заселения... при отказе собственников иных жилых помещений в квартире коммунального заселения от реализации преимущественного права покупки". Столь сложная юридическая формулировка отдавала право столичным властям все права на вашу комнату в том случае, если соседи по коммунальной квартире отказывались купить вашу жилую площадь.

Другими словами, человек был не вправе продать свою жилплощадь никому, кроме соседей или городских властей, которые, в свою очередь, могли по собственному усмотрению вселить в освободившуюся комнату нового жильца. Подобная ситуация выглядела абсолютно абсурдной на фоне постоянных заявлений столичных властей о борьбе с коммуналками.

К тому же остается непонятным и то, на каких основаниях город поставил себя в более привилегированное положение, нежели собственники квартир. Не поняли этого и в Московской прокуратуре, где первыми усмотрели несоответствие столичного закона Гражданскому кодексу и федеральному закону "О приватизации жилищного фонда".

Прокуратуру поддержал Мосгорсуд, он без колебаний признал столичный закон недействительным. Но столичные власти не желали терять столь лакомый кусок, благодаря которому чиновники могли по своему усмотрению распределять освободившуюся площадь, чаще всего в престижных районах центральной части Москвы. Они решили оспорить неблагоприятное для себя решение в суде высшей инстанции. Однако Верховный суд тоже встал на сторону простых москвичей, а не власть имущих. Верховный суд постановил оставить в силе решение суда московского и также признал недействующим и не подлежащим применению оспоренные нормы столичного закона "Об особенностях приватизации жилых помещений в квартирах коммунального заселения".

Незаконным признано и еще одно положение столичного закона, прописанное в статье 2. Этим положением не позволялось приватизировать жилье, находящееся в аварийном состоянии или признанное непригодным для постоянного проживания.

Между тем, что характерно, представители Мосгордумы, которые издали спорный закон, до сих пор уверены, что закон ни в чем не ущемляет права москвичей. К примеру, завсектором правового отдела Мосгордумы Оксана Минченкова заявила, что "федеральный законодатель никак не урегулировал вопросы приватизации коммуналок и подобный закон городу необходим". Мосгордума даже собирается обжаловать решение ВС в надзорном порядке. Однако оно уже вступило в силу - это позволяет многим владельцам коммунальной жилплощади отстоять свои интересы, ущемленные столичным законодателем.

 

Пропасть между обычным и привилегированным пенсионером все увеличивается.
Георгий Целмс. Статья. VIP - очень важный пенсионер. Новые Известия, № 177.

Большинство нищает, они богатеют. Пропасть между обычным и привилегированным пенсионером все увеличивается.

Привилегированные пенсионеры были всегда. При советской власти они назывались "персональными" (союзного, республиканского и местного значения). Персональной пенсией награждались особо верные слуги режима, "родной партии". Но тогда максимальная пенсия была в три-пять раз больше минимальной. Сегодня же VIP-пенсионер получат в десять раз больше пенсионера обычного. Кто он? Элита нации? В основном это госчиновник...

В Госдуме активно обсуждается внесенный правительством пакет законопроектов о пенсионной реформе. Из девяти проектов депутатами в первом чтении принято три. По остальным пока идут слушания.

Какие перемены нас ждут?

Как написал в своей "Пояснительной записке" Михаил Зурабов, председатель Пенсионного фонда России, в 2002 году средняя базовая пенсия будет 450 рублей плюс страховая (за полный трудовой стаж) 646 рублей. Итого, нам, простым смертным неработающим пенсионерам полагается в среднем 1096 рублей в месяц. (Работающим - примерно половина этого). Таким образом ветеранов труда ждет сумма, которая ниже давно замороженного прожиточного минимума. А ведь если обходиться этим "минимумом", то, как считают эксперты, после полугода такой жизни потребуется усиленное питание для восстановления жизненных сил. Правда, существует еще некоторая местная добавка, но всего лишь в трех субъектах Федерации (в том числе и в Москве, чуть не самом дорогом городе мира).

Проект реформы предполагает в конце каждого года индексировать пенсию "в соответствии с расчетным уровнем инфляции". Такой вот цинизм-ленинизм: "с расчетным". Судя по расчетам, она нынче должна быть не более 12%, а, как говорится, по факту скорее всего будет 20%. Таковы перспективы у многих миллионов пенсионеров. А еще у всех тех, кому сейчас 45 лет и больше. Ведь так называемая "накопительная пенсия", которую нам как манну небесную обещают власти, принесет свои плоды лет через 15-20. (Если вообще принесет). К этой радужной перспективе мы еще вернемся. Пока же познакомимся с пенсиями наших привилегированных слоев.

Вынесем за скобки военнослужащих и милицию. Во всем мире они имеют повышенные пенсии, поскольку их работа "и опасна, и трудна".

Привилегия быть чиновником

Основной привилегированный контингент в нынешней России - это госчиновники всех уровней и рангов, количество которых давно перевалило за 700 тысяч. В свое время закон о госслужбе, предусматривающий множество льгот, депутаты Госдумы принимать отказались. Тогда эти льготы потихонечку были введены указом президента. Впрочем, депутатам надо бы помалкивать в тряпочку. Ведь о себе, любимых, и, в частности, после выхода на пенсию, они позаботились предостаточно. Кроме госчиновников и депутатов, есть еще немало "очень важных пенсионеров". Например, судьи, прокуроры, работники таможен... Они имеют пенсии, равные 75% их далеко не хилой зарплаты (у судей --80-85%). Мы же, все прочие, - 25-30%. Если госчиновник, (а так же судья, прокурор и пр.) ушел с работы на пенсию, то он имеет право, устроившись на работу вне госслужбы, получать и полную пенсию, и полную оплату труда. Мы же, обыкновенные смертные, меньше половины пенсии. И еще. При повышении зарплаты госчиновникам, пенсионерам этого клана пенсии автоматически индексируется.

То есть "в стране действуют как бы две пенсионные системы. Первая нищенская - для народа, вторая привилегированная - для чиновников", сказал Михаил Захаров, давший интервью "Новым Известиям", доктор юридических наук и профессор, полвека занимающийся этой проблемой. Я, естественно, поинтересовался нашим будущим. Предполагает ли проект пенсионной реформы покончить с таким безобразием? По мнению Захарова, реформа, если она пойдет по чертежам правительства, только увеличит социальное расслоение пенсионеров.

- Для чего же тогда задумана реформа?

- Для того, - отвечает Михаил Захаров, - чтобы правительство могло воспользоваться деньгами пенсионеров в своих интересах. А это огромная сумма - 20 миллиардов долларов. Четыре пятых всего госбюджета!

- Михаил Львович! Вы возглавляли в хасбулатовском Верховном совете комиссию по социальной политике, то есть стояли у истоков постсоветского пенсионного законодательства. На кого же теперь пенять?

- Закон, касающийся пенсий, который был принят в 1990 году, впитывал в себя лучший опыт цивилизованных стран. И в частности, опыт социального страхования. Был введен механизм адаптации пенсий к новым условиям - росту средней заработной платы и к росту цен. Он был одобрен авторитетной Международной организацией труда (МОТ). Однако после расстрела Белого дома в 1993 году закон начали стремительно выхолащивать. И уже к, 1995 году бесконечными поправками свели на нет. Например, исключили увязку пенсии с прожиточным минимумом и средней зарплатой. Вместо этого вписали, что пенсия не может быть ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ). Уровень МРОТ был тотчас же заморожен и стал в несколько раз ниже прожиточного минимума. Такая вот получилась хитрость.

- Но, насколько знаю, размер пенсии сегодня все-таки увязывается с размером средней заработной платы?

- Это тоже лукавство. С февраля 1998 г. среднюю заработную плату четыре раза в год "рассчитывает" правительство. Так вот, если Госкомстат показывает, что средняя зарплата в России сегодня 3000 рублей (фактически она гораздо больше, но налоги платятся именно с этой суммы), то правительство дает свой "расчет" - 1600 рублей.

- Я помню, как хасбулатовский Верховный совет, да и все депутаты Госдумы различных созывов показывали избирателям, как они сражаются за повышение пенсий. Иначе как популизмом мы это не объясняли. Ведь так раскручивалась инфляция, а от нее пенсионерам было солонее всех.

- Конечно, популизма хватало. Но мы с коллегами по комиссии всегда сопротивлялись тому, чтобы все реформы шли за счет самого незащищенного слоя граждан. На это же были направлены нормы закона, предусматривающие независимость Пенсионного фонда от правительства. Это исключало нецелевое использование пенсионных денег. Но постепенно пенсионные деньги стали частью бюджета. И правительство смогло ими распоряжаться по своему усмотрению. К чему это привело, вы прекрасно помните - к массовым задержкам выплат. Пенсионными деньгами штопались различные дыры экономики. Кстати, и в советское время средства социального страхования были лишь формально в руках профсоюзов. Фактически же ими тоже командовало правительство. Что мы и стремились поломать. При всем при том надо отметить, что советские пенсии были не в пример сегодняшним. Средняя равнялась 90 рублям. На сегодняшние деньги это около трех тысяч...

- Как нам объясняли, задержки с выплатой пенсий вызваны были тем, что большая часть населения скрывала доходы и не платила налогов.

- Это верно только отчасти. В конце концов налоговая полиция добилась того, что удается собрать 94% налогов. Оказалось, что это вполне по силам власти. Конечно, далеко не вся экономика вышла из тени. Но правительство обязано с этим бороться. Ну хотя бы установить реальную, а не условную минимальную оплату труда. Однако вернусь к теме. Поскольку деньгами пенсионеров командовало правительство, социальным страхованием здесь и не пахло. Ведь человек не мог распорядиться своим страховым взносом. Завещать, скажем, его родным, забрать по своему желанию, инвестировать куда-либо. Подобная ситуация сохранится и после проведения реформы, если она пойдет по "правительственному пути".

- Не станете же вы утверждать, что не требуется никакой реформы, а просто нужно вернуться к закону 1990 года?

- Конечно, не стану. Реформа не только назрела, но может быстро перезреть. Именно сейчас самый благоприятный момент для радикальных изменений. Еще несколько лет число пенсионеров не будет увеличиваться, а, напротив того, вырастет количество работающих. Трудовую жизнь начинает поколение рожденных в восьмидесятые годы - пик рождаемости. Пенсионерами же стали и становятся те, кто был рожден во время войны и сразу после нее. То есть демографическая ситуация явно благоприятствует, так как нагрузка на пенсионный фонд не будет расти. Но "реформаторы", на мой взгляд, делают все, чтобы окончательно разрушить страховую систему и тем самым сделать жизнь десятков миллионов пенсионеров просто невыносимой.

Спасет ли нас накопительная система?

- Реформаторы предлагают в параллель со страховой системой ввести накопительную. То есть работающая часть населения сможет накопить себе к старости пенсию в зависимости от величины уплачиваемого налога. Это приведет к тому, что станет выгодно платить налоги...

- Накопительная система существует во многих развитых странах. Но лишь как довесок к страховой системе. И везде она функционирует исключительно на добровольной основе. То есть каждый имеет право выбирать, воспользоваться ею или нет. У нас же она почему-то внедряется в обязательном порядке, У всех, кто моложе 45 лет, часть пенсионного налога будет перекладываться на накопительные счета. И без того тощий пенсионный фонд поделят на две части. Ну а "накопительная часть" сможет приносить дивиденды лишь через 15-20 лет. И это в том случае, если власть нас не обманет, а ведь она обманывала уже не раз. Вот и сегодня Сбербанк не может сохранить реальные деньги пенсионеров: он дает лишь 8% годовых. Инфляция же, как известно, гораздо больше. Кроме того, как я уже говорил, правительство берет на себя право целиком распоряжаться накоплениями граждан. И человек не сможет завещать свой накопительный взнос, забрать его раньше и пр. Кстати, законопроект предполагает, что лишь с 2004 года граждане смогут разместить свои накопительные счета в частных пенсионных фондах. Меня эта дата настораживает - в 2003 году, как знаем, России предстоят самые крупные выплаты международного долга...

Правительство, как прописано в законопроекте, берет на себя также обязанность рассчитывать продолжительность жизни пенсионеров. И в соответствии с этим определять величину ежемесячной пенсии. Скажем, установят такой возраст в 80 лет. А у нас половина вообще не доживает до пенсии. И все накопленные деньги останутся в собственности не родственников умершего, не в распоряжении пенсионного фонда, а в собственности государства.

Главное: огромное количество людей - все, кому за 45 лет, - обречены будут на нищенское существование. Ведь величина страхового фонда будет постоянно сокращаться, перетекая в фонд накопительный. Какая уж при этом индексация пенсий! Самая большая подлость - нас всех обманывают. Уверяют, что от реформы выиграет каждый.

- Предполагается ли увеличить пенсионный возраст?

- Формально нет. Но тут опять лукавство, да еще какое! В законопроекте записано, что для пенсии нужен следующий трудовой стаж: мужчинам - 45 лет, женщинам - 40. Вот и считайте, в каком возрасте можно его заработать. Причем предполагается не учитывать в стаж годы учебы, годы ухода за ребенком и пр. Для госчиновников - другое дело. Для них существует выслуга лет. Уже после 15 лет стажа можно получать пенсию в размере 45% оклада. Далее за каждый год добавляется 3%. И так до 75%.

Вообще-то пенсионный возраст, может быть, и необходимо поднимать. Но делать это без обмана, а главное, постепенно. Скажем, в год на полгода...

- Законопроекты обсуждаются на думских слушаниях. Вы, насколько знаю, их активный участник. Вряд ли вы всего этого там не говорили. Как же возражают вам оппоненты?

- Не только я участвую, но и такие крупные ученые и знатоки проблемы, как академики Т. Заславская, Н. Римашевская... Мы произносим пламенные речи, нам никто не возражает. А дальше получается совсем по Крылову "А Васька слушает и ест". Думские слушания уже давно превратились в формальность.

- В заключение, простите, задам нескромный вопрос: какую пенсию вы получаете?

- Представьте себе, 8 тысяч 100 рублей. Причем, продолжая работать деканом юрфака. А вот моя жена - тоже известный ученый, доктор и профессор - 560. Когда она перестанет работать, то получит примерно полторы тысячи. Знаете, за что мне такая честь? За то, что находился внутри Белого дома, когда по нему палили из пушек. Повезло...

P.S. Редакция готова предоставить слово тем, кто не согласен с Михаилом Захаровым.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Владимир Тихомиров. Статья. Правозащитники против легализации анонимных доносов. Независимая газета, № 185.

Вчера по инициативе общественного движения "За права человека" в общественном Центре имени Андрея Сахарова прошел круглый стол на тему "О легализации анонимных доносов", посвященный возвращению правоохранительных органов к практике приема анонимных обращений граждан.

Поводом для волнений правозащитных организаций стала "Инструкция о порядке рассмотрения заявлений граждан в органах ФСБ", принятая еще в январе этого года. И в этой инструкции четко оговорено: анонимные обращения не рассматриваются и не регистрируются. Но есть и существенная оговорка: "За исключением тех анонимных обращений, в которых содержатся признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также сведения о лицах, его подготавливающих". Вот в этом исключении правозащитники и усмотрели нарушение Конституции и прав человека, хотя, по их же утверждению, узнали об этом от журналистов.

В феврале правозащитники обратились в Верховный суд с требованием исключить из текста инструкции, уже прошедшей экспертизу в Минюсте, вышеуказанный пункт об анонимных обращениях. Верховный суд, рассмотрев дело, в удовлетворении отказал. Тогда организация "За права человека" обратилась с кассационной жалобой, которая тоже не принесла результатов. "В инструкции отсутствует указание на то, что поступившее анонимное сообщение рассматривается в полном объеме, как заявление (не анонимное) о преступлениях, - говорится в определении кассационной коллегии ВС. - Не содержится и указания на необходимость рассмотрения таких анонимок и проверки конкретных лиц, на которых в анонимном сообщении указывается как на лицо, совершившее преступление. Соответствующая проверка по анонимным сообщениям должна проводиться только по факту совершенного преступления". Правозащитники же устами Льва Пономарева такое решение расценили как готовность общества вернуться на 14 лет назад. По итогам встречи руководство движения "За права человека" вознамерилось еще раз обжаловать решение Верховного суда и выступить с обращением к депутатам Госдумы.

Вообще обсуждение этой проблемы получилось несколько странным. Мир для правозащитников словно остановился где-то в 80-х, когда КГБ охотилось за диссидентами, а борьба за права человека сводилась только к понятию свободы слова, но никак ни к праву человека на жизнь. А если человек, ставший невольным свидетелем преступления и вознамерившийся сообщить о нем, просто боится мести со стороны сообщников преступников? А если в анонимке говорится о готовящемся теракте? Что важнее: права и свободы личности или жизнь десятков и сотен людей? Эти вопросы правозащитников не волновали, они предпочитали максимально упростить проблему, рассматривая лишь моральные аспекты, связанные с написанием анонимок. Кстати, о россиянах правозащитники оказались не такого уж и высокого мнения. По их словам, наши граждане только и ждут момента, чтобы накропать анонимный донос в ФСБ на соседа по лестничной площадке.

 

Марина Носкович. Статья. Анонимный процесс. Известия, № 183, стр. 2

В среду представители общероссийского движения "За права человека" Евгений Ихлов и Лев Пономарев сообщили, что они намерены обратиться в Верховный суд (ВС) с заявлением о повторном рассмотрении их иска к ФСБ и Минюсту. В случае неудачи они займутся сбором подписей 90 депутатов Госдумы для обращения в Конституционный суд. О такой возможности уже заявлялось в начале июля, но до сих пор ничего сделано не было.

В январе этого года Минюст зарегистрировал приказ № 613 ФСБ РФ "Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности". Третий пункт инструкции предписывает органам безопасности регистрировать все анонимные сигналы. Правоведы тут же заявили, что этот документ находится в противоречии с указом Президиума Верховного Совета СССР 1988 года, в соответствии с которым обращения граждан в любые государственные органы (КГБ не исключение) без указания фамилии, имени и отчества, места жительства и работы признавались анонимными и рассмотрению не подлежали.

- Страна со скрипом и скрежетом отходила от этой варварской привычки. Наконец было заявлено, что доносительство более не поощряется, как тут же мы и вернулись к этому, - говорит депутат Госдумы Сергей Ковалев.

- Использование и применение анонимных сообщений -международная практика, от которой нельзя ни в коем случае отказываться, - уверен бывший полковник КГБ Олег Нечипоренко. - Единственное, что необходимо, - это создание квалифицированной инфраструктуры, которая будет заниматься отбором этих сообщений. Трактовка прав человека настолько размыта, что существует опасность дать погибнуть тысяче человек во имя сохранения прав одного. 15 лет назад в конгрессе США рассматривалось аналогичное предложение и было похоронено. Чем это закончилось, мы видели месяц назад.

В апреле ВС, согласившись с тем, что анонимки писать нехорошо, разрешил их читать, регистрировать и рассматривать. В июле кассационная коллегия ВС окончательно утвердила за ФСБ право принимать анонимные жалобы. Аргументы: во-первых, инструкция предполагает не рассмотрение анонимного доноса по существу, а лишь проверку сведений. Во-вторых, инструкция не нарушает прав граждан, хотя допускается, что на практике подобное нарушение может произойти. Вот с этим и надо обратиться в суд. И в-третьих, поскольку Минюст зарегистрировал этот приказ, не усмотрев в нем никаких нарушений прав человека, все нормально.

- По сути любой офицер может написать сам себе письмо и возбудить на его основании дело о ком угодно, - негодует юрист Сергей Пашин.

Более всего правоведов печалит то, что народ, за права которого они борются, ничего особенного в легализации анонимок не видит.

 

Правозащитники выступили против анонимных доносов.
Елена Вансович
Статья. "Милиционера нанять дешевле, чем киллера". Коммерсант, № 181.

Вчера российские правозащитники провели очередной "круглый стол" на тему "Легализация анонимных доносов". Проиграв процесс в Верховном суде РФ („Ъ" писал об этом), правозащитники пытаются убедить общественность в опасности инструкции ФСБ о проверке анонимных сообщений граждан.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев рассказал, что практика рассмотрения анонимных сообщений и последующая оперативно-розыскная деятельность на основе полученной информации будут провоцировать наветы. То есть не только сердобольные соседи и друзья будут "стучать", но и сами правоохранительные органы будут фабриковать анонимки, чтобы устранить неблагонадежных. Господин Пономарев пояснил, что речь идет о третьем пункте инструкции о порядке рассмотрения жалоб ФСБ РФ, утвержденной весной 2000 года, где признается недействительность анонимных обращений, однако делается исключение для тех, в которых содержится информация о каких-либо противоправных деяниях.

- Заметьте, в инструкции используется выражение "противоправное деяние", а не "преступление". А в такой формулировке речь может пойти и о нарушении Гражданского кодекса, Налогового, Жилищного и т. д., - пояснил господин Пономарев.

В соответствии с инструкцией правоохранительные органы имеют право на основе анонимного сообщения проводить оперативно-розыскные действия. Как пояснили присутствовавшие на заседании правоведы, по закону понятие "оперативно-розыскная деятельность" включает в себя, в частности, наружное наблюдение за объектом, прослушивание телефонных разговоров, опрос соседей и работодателей и оперативный эксперимент (например, попытку дачи взятки подозреваемому). "Правоохранительные органы, пользуясь легализованными доносами, подбрасывают наркотики и патроны",- сказал Лев Пономарев. По его сведениям, конкуренты уже нанимают друг против друга омоновцев: "Всего за $100 милиционеры подбрасывают 1 г героина, это намного дешевле, чем нанимать киллера".

Лев Пономарев в очередной раз сообщил о том, что правозащитники намерены в ближайшее время обратиться в Конституционный суд РФ для проверки конституционности спорного пункта инструкции, а также начать сбор подписей депутатов нижней палаты за отмену или модификацию инструкции. Ранее правозащитники обращались в Верховный суд РФ с иском о признании недействительным пункта 3 инструкции ФСБ, однако иск удовлетворен не был. А правозащитник Евгений Ихлов напомнил о печальной судьбе литературного героя романа Дюма "Граф Монте-Кристо": "Эдмон Дантес, до того как стал богатым графом, отсидел 20 лет в тюрьме по анонимному доносу, потому что его соперник обвинил его в бонапартизме".

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

В Москве появится детский омбудсмен.
Информ. сообщ. Время МН, № 179.

В Москве появится уполномоченный по правам ребенка. Соответствующий закон приняла вчера Мосгордума. Уполномоченный имеет государственный статус, он независим и неподотчетен каким-либо другим госорганам. В его обязанности, в частности, входит прием юных граждан или их представителей, а также оказание бесплатной юридической помощи по вопросам защиты их прав. После этого уполномоченный имеет право направлять документы в суд.

 

Председатель Московской городской Думы Владимир Платонов хочет штрафовать депутатов, пропускающих рабочие заседания.
Елена Рудометкина. Статья. Народным избранникам запишут прогулы. Время МН, № 178.

Однако меры будут больше моральными, нежели материальными. Даже если очень захотеть много отобрать у госслужащего, не получится, так как по действующему законодательству больше чем одной зарплаты его не лишить. Из депутатской зарплаты планируется вычитать лишь небольшую сумму. Остальное, как предполагается, - дело совести народного избранника. Но едва ли выражение "должно быть стыдно" сможет пронять большинство сегодняшних депутатов - многие из них в приватных беседах даже не пытаются скрыть свое стремление использовать полученные на выборах голоса для улучшения уровня своей жизни. Поэтому их готовность затратить на свою избирательную кампанию сотни тысяч долларов уже никого не удивляет - это всего лишь выгодное вложение средств, которые должны за годы депутатства окупиться сторицей.

Отдельные законотворцы прекрасно себя чувствуют вне стен Мосгордумы, столицы и вообще вне границ России. Их имена остались только в списках бухгалтерии, где расписываться они не забывают. Так, Алевтина Никитина уже в течение трех лет удачно совмещает должность виртуального московского депутата и вполне реальное существование в США. Уважительные причины для того, чтобы не появляться на заседаниях, у нее быстро закончились, и депутат не долго думая перебралась в Штаты. Однако в прошлом году она не забыла приехать на свой день рождения в столицу и заодно получить причитающуюся за работу в Думе зарплату.

Закон в МГД принимается восемнадцатью голосами, поэтому если не хватает депутатов, то важный по сути документ может быть провален. Кто кого обойдет, еще неясно: депутаты уже научились прогуливать заседания так, чтобы не было заметно. Чтобы попасть в списки присутствующих, необязательно приходить к самому началу - достаточно появиться и зарегистрироваться за пять минут до конца работы коллег. Можно было бы и вообще не появляться, если бы не регистрация, которая проходит исключительно с помощью именной карточки.

В Госдуме, правда, один депутат может зарегистрироваться за десятерых. В московском парламенте, где числится всего 35 человек, голосование "за того парня" невозможно.

Сейчас депутатские голоса по поводу принятия штрафных санкций разделились: одни уже сегодня готовы проголосовать "за", другие задают вопрос о правомерности такого законопроекта.

Скорее всего, прохождение соответствующим законопроектам обеспечено, тем более что нынешнего депутатского созыва предложенные Платоновым меры не коснутся - все нововведения предназначены для следующего депутатского корпуса, который начнет работу после выборов в декабре сего года.

 

 

РАЗНОЕ

Влияют ли спецслужбы на вашу жизнь?
Тема дня. Известия, № 182.

Алексей МИТРОФДНОВ, депутат Государственной думы, фракция ЛДПР:

- Я никогда не сталкивался со спецслужбами. И хотя я учился в таком специфическом институте, как МГИМО, они всегда обходили меня за километр, потому что у меня были родственные связи с руководством этих организаций.

Игорь КИО, иллюзионист:

- Сейчас я этого не чувствую, а в прошлом было кое-какое касательство. В каждую поездку ездил представитель спецслужб, который именовался заместителем руководителя группы. Он разъяснял, как надо вести себя за границей, и пьянствовал. Лично я был на определенном положении, и вмешиваться в мои дела спецслужбам было не с руки. А вот рядовых артистов держали в рамках. И даже если спецслужбы меня и контролировали, я этого не чувствовал, у них были материалы на каждого человека, они знали, кому можно верить. Кроме этого я, пожалуй, всего лишь раз ощутил присутствие спецслужб в жизни, когда они активно поспособствовали тому, чтобы разрушить мой первый брак.

Сергей КОВАЛЕВ, председатель российского общества "Мемориал":

- Я отсидел в свое время десять лет, так что с прошлым все ясно. Что касается настоящего, судите сами: наш президент - подполковник КГБ, министр обороны - генерал-лейтенант. Из семи наместников пятеро - генералы этого же ведомства. Так что спецслужбы влияют сейчас на всю страну и на меня, разумеется, тоже. Все разговоры об их реформировании - пустое сотрясение воздуха. Там продолжают служить те же люди, которые нас сажали. Давайте будем честны сами с собой. Как я могу считать, что КГБ у власти - положительный для страны факт? Многие говорят: какая разница, где служил человек. Представляете мировую реакцию, если вдруг канцлером ФРГ стал бы эсэсовец в прошлом? А у нас человек, который обращает на это внимание, считается злобным ретроградом.

Олег НЕЧИПОРЕНКО, генеральный директор Национального антикриминального и антитеррористического фонда, бывший полковник КГБ:

- Как на меня лично можно влиять, если я сорок лет проработал в спецслужбах? В силу профессиональной деятельности я соприкасаюсь с правоохранительными органами и структурами. Мы находимся в контакте, влияем друг на друга, стараемся по возможности помогать спецслужбам в новых идеях и считаем это своим долгом.

Андрей КОБАЛАДЗЕ, генерал, бывший руководитель пресс-бюро Службы внешней разведки:

- Естественно, раньше влияли: я был сотрудником разведки в течение почти тридцати лет. После ухода я сохранил самые теплые воспоминания о своей службе. Это была самая важная часть моей жизни. Весь этот шум, который поднимается вокруг прошлого Путина не влияет на мое отношение к нему. Нужно судить не по принадлежности к какой-либо профессии, а по компетенции человека. Если он в состоянии решать возложенные на него задачи, все равно, сотрудник он спецслужбы или кинорежиссер. Пока из тех, что мне известны, бывших сотрудников спецслужб, ныне первых лиц государства не вижу некомпетентных людей.