ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 4 - 8 февраля 2002.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Отношение взрослого населения Москвы к отмене моратория на смертную казнь. Статья. Смертная казнь в России. Утро.Ру, 1 февраля 2002.

Смертная казнь - исключительная мера наказания, предусмотренная ст.59 Уголовного Кодекса Российской Федерации, которая устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на личность.

…Но пока, как показывают данные социологического опроса среди взрослого населения, в частности, Москвы за отмену моратория на смертную казнь высказалось подавляющее большинство опрошенных москвичей.

В ходе мониторинга, проведенного Научно-исследовательским институтом Московской гуманитарно-социальной академии (НИИ МГСА) в столице было опрошено 550 респондентов. В качестве экспертов дополнительно были опрошены 78 сотрудников МВД и 27 бывших заключенных.

Опрос показал, что подавляющее большинство москвичей - 89% выступает против запрета на смертную казнь для лиц, совершивших особо тяжкие преступления. Более того, 96% опрошенных сотрудников МВД и 100% бывших "зеков" также высказались против отмены смертной казни.

Однако в ходе опроса некоторые сотрудники МВД высказали опасение, что, учитывая наличие коррупции и недобросовестность отдельных судей, на смертную казнь могут быть осуждены невиновные.

Уже три месяца в Москве функционирует "Отдел по защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих судопроизводству". В последнюю категорию входят судьи, адвокаты, следователи прокуратуры и присяжные.

Статья. Александр Богомолов. Свидетелей защитят? Новые Известия, № 20

До недавнего времени понятие "защита свидетелей" было для наших сограждан чем-то загадочно необычным и попахивало заграницей. В многочисленных криминальных драмах и головокружительных боевиках, поставляемых на отечественный кинорынок голливудскими продюсерами, нередко звучали эти таинственные слова. Иногда вокруг программы по защите свидетелей даже разворачивался сюжет ленты, например, мафия стремилась изничтожить предателя интересов "коза ностры", а хороший сталлоне-шварценеггер активно мешал организованным преступникам. Теперь этим нелегким делом будут заниматься и российские правоохранители.

Уже три месяца функционирует пятый отдел управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) ГУВД Москвы. Называется он "Отдел по защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих судопроизводству". В последнюю категорию входят судьи, адвокаты, следователи прокуратуры и присяжные. В Великобритании аналогичная структура заботится еще и о безопасности подсудимых, которым угрожают жертвы или их родственники, однако в России до этого еще далеко. Защитить бы свидетелей!

То, что подобная служба нашей стране необходима, было известно давно. Особо откровенных свидетелей, разговорчивых потерпевших, принципиальных судей нередко похищают, шантажируют, запугивают, а то и просто убивают. До сих пор на территории России существовал только один отдел по защите участников судебного разбирательства — в Башкирии. Но там действует региональный закон о защите свидетелей. Закон же федеральный пока не принят, и когда Дума, Совет Федерации и президент его подпишут, неизвестно. А пока московские убоповцы пытаются втиснуть свою деятельность в рамки существующего законодательства, руководствуясь положениями законов "О милиции", "Об оперативно-розыскной деятельности", "О защите судей и должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". По словам начальника пятого отдела Олега Эктова, он и его сослуживцы с нетерпением ждут вступления в силу нового УПК, который способен значительно облегчить им жизнь.

Особенно интересными представляются возможные меры по защите свидетелей. Как нам рассказали сотрудники отдела, в случае возникновения серьезной опасности жизни и здоровью их "клиента" они могут даже "сочинить" ему новую биографию, то есть сделать из него совершенно другого человека. Ему предоставят новое жилье в другом районе или городе, сделают настоящие документы на измененную фамилию и (вот тут уже совсем по-киношному) с помощью пластической операции изменят внешность до неузнаваемости. Более того, во всех базах данных "старый" гражданин будет числиться умершим или уехавшим из страны. О его новой личности будут знать только несколько человек из пятого отдела, что способно предотвратить возможную утечку информации. Физическую охрану обратившегося к милиции осуществляют бойцы СОБРа.

Но все эти романтические действия будут производиться только в самом крайнем случае. Как утверждает Олег Эктов, пока к пластическим операциям прибегать не приходилось, правда, и существует новая служба совсем недолго. В настоящее время под защитой убоповцев находятся двое судей и один свидетель, чьи имена по вполне понятным причинам не раскрываются. В их адрес поступали угрозы, и милиционеры были вынуждены на них адекватно отреагировать. Преступников привлекают к ответственности по 296 и 309 статьям УК ("Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия..." и "Подкуп или принуждение к даче показаний." соответственно), по которым им может грозить несколько лет заключения.

Еще один вопрос, интересующий многих: за чей счет будет осуществляться защита? По закону средства должны выделяться из федерального и местного бюджетов, но оперативность нашего государства в деле оплаты своих долгов хорошо известна. Тем более что деньги нужны немалые. В Центре пластической хирургии и косметологии при больнице "Марьина Роща" нам сообщили, что операция, после которой внешность свидетеля будет изменена до неузнаваемости, стоит от 2,5 тысячи у.е. Московская квартира, даже однокомнатная, обойдется в несколько десятков тысяч "зеленых". А как быть с семьей укрываемого? Финансирование может также вестись из целевого внебюджетного фонда, но, по нашим данным, его пока просто не существует.

В общем, проблем у новой структуры хватает. К их числу можно отнести и нехватку кадров, впрочем, это общая беда сегодняшней милиции. Недостаточно или вовсе не проинформированы о новом отделе даже судьи и прокуратура, чего уж говорить о потерпевших и свидетелях. По просьбе сотрудников УБОПа сообщаем телефон "горячей линии" по защите свидетелей", по которому каждый участник судебного процесса может позвонить и сообщить о поступающих в его адрес угрозах, — 183-01-01.

С явной завистью посматривают московские милиционеры на коллег из американской Службы маршалов или итальянской полиции. В СЩА действует специальная федеральная программа защиты свидетелей, услугами которой воспользовались более десяти тысяч человек. На Апеннинском полуострове, где не жалеют средств на борьбу с мафией, огромные деньги тратятся на безопасность очередного "крестного отца", решившего порвать с преступным миром и дать показания суду.

На вопрос, как он относится к голливудским фильмам о защите свидетелей, Олег Эктов отвечает: "Настоящая работа мало похожа на то, что изображают в кино. Там погони, перестрелки, прыжки с крыш. Но возникновение экстренных ситуаций свидетельствует лишь о непрофессионализме сотрудников спецслужб. У нас же все куда более прозаично".

В Москве заработали мировые судьи. Время МН, № 20 Статья.

Анастасия Корня, Андрей Волков. Фемида с окраины. Независимая газета, № 20

6 февраля примут присягу и смогут приступить к исполнению своих обязанностей в Москве первые 24 мировых судьи, назначенные на эту должность еще прошлым летом. Правда, не все сразу: готовы пока помещения только 13 участков. Всего же столице полагается иметь 384 мировых участка — ожидается, что в полном объеме они заработают через полтора года.

Между тем мировой судья Надия Котлышева уже справила новоселье — первый мировой участок открылся еще во второй половине дня в пятницу на Нагорной улице: 150 кв. метров площади, евроремонт и даже душевая кабина для судьи. И едва к двери успели прикрепить табличку, как первый посетитель уже ненавязчиво интересовался: когда начнут принимать? Его попросили подождать до среды.

До сих пор из-за организационных нестыковок Москва серьезно отставала с введением мировой юстиции: сегодня в 80 регионах работают уже 3792 мировых судьи. Согласно замыслу авторов концепции судебной реформы 1991 года, мировой суд должен обеспечить максимальную доступность правосудия для населения и разгрузить федеральные суды, взяв на себя основную часть гражданских и мелкие уголовные дела. Это особенно актуально в преддверии нынешнего этапа реформы: с грядущим введением арестов по суду Фемиде часто предрекают чуть ли не полный паралич. Как подчеркнул недавно председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, мировая юстиция уже успела зарекомендовать себя как весьма эффективный институт: 94% рассматриваемых ими дел завершаются в срок — роскошь, пока еще недоступная судам общей юрисдикции. И хотя в целом по стране количество мировых судей еще не достигло "расчетной цифры" в 6,5 тысячи, им уже удалось взять на себя четвертую часть нагрузки по гражданским делам. А в отдельных регионах — например, в Саратове — до 70% .

Тем не менее мировая юстиция вынуждена прокладывать себе дорогу в жизнь с немалым трудом, и в этом смысле наша столица — далеко не исключение. Федеральный "рамочный" закон "О мировых судьях" был принят еще в 1998 году. Первый мировой судья был назначен только летом 2000 года, в Брянской области. Но до сих пор местные законы, которые позволили бы ввести институт мировой юстиции, не приняты даже в таких регионах, как Карелия, Ленинградская, Тверская, Ярославская области, что уж там говорить про Ненецкий или Коми-Пермяцкий автономные округа. А в Рязани и Свердловске законы приняли, но судей назначать не спешат.

Основная причина — в довольно запутанной системе финансирования мировой юстиции. Фигурально выражаясь, эта дама вынуждена сидеть на двух стульях: заработная плата судьи идет из федерального бюджета через судебный департамент при Верховном суде. А все остальное — содержание аппарата и материально-техническое обеспечение — ложится на местные бюджеты. Перспектива тратить деньги на содержание суда настолько не вдохновляла местные власти, что в федеральной программе развития судебной системы на 2002-2006 годы пришлось специально предусмотреть выделение средств регионам, чтобы те смогли начать создание мировых судов.

Однако даже в тех регионах, где ситуация обстоит более-менее благополучно, отмечают, что, во-первых, бороться за "хлеб насущный" приходится каждый год. А во-вторых, местные власти, даже если деньги дают, контроль над ними терять не желают и для их распределения создают специальные структуры с многочисленным штатом. Исключением можно считать такие регионы, как Самарская область, где губернатор К.Титов и глава местного судебного департамента Л.Вербицкая заключили официальное соглашение и где теперь полномочия по обеспечению мировой юстиции полностью возложены на региональное управление судебного департамента.

Москва по этому пути не пошла: на регистрационных документах управления по обеспечению деятельности мировых судей при Московской мэрии сейчас как раз сохнут чернила. Остается только надеяться, что при участии мэрии легче будет решаться "квартирный вопрос", который остается главной проблемой для столичной мировой Фемиды. Пока она обживает только окраины столицы: Нагатинский, Черемушкинский, Зюзинский районы. И Зеленоградский округ.

Сейчас в столице работают 407 судей, поэтому с введением мировых судей общее их число почти удвоится. Информ. сообщ.

Сергей Ивашко. В столице начинают судить по мировому. Газета.Ру, 5 февраля 2002 г.

У москвичей, которые годами ждут разбирательства небольших дел в районных судах, появилась реальная возможность ускорить рассмотрение своих исков. В столице начали работать мировые судьи.

Во вторник начальник отдела по связям со СМИ судебного департамента при Верховном cуде России Сергей Попов сообщил, что в Москве начал работу первый мировой судья. По словам Попова, работники судебного участка уже начали прием граждан.

В Мосгорсуде корреспонденту "Газеты.Ru" также сообщили, что в среду, 6 февраля, в их здании примут присягу первые 24 мировых судьи. Они начнут свою работу в течение ближайших двух месяцев. В феврале Мосгордума должна утвердить еще 28 кандидатур. А через полтора-два года количество мировых судей увеличится до 384 человек, которые будут работать во всех районах столицы. Первые четыре участка уже открылись в Черемушкинском районе, Зюзине, Нагатине, а также в Зеленограде.

Телефоны и адреса мировых судебных участков жители столицы могут узнать в канцеляриях по гражданским делам своих районных судов.

Последним округом столицы, где появятся участки мировых судей, станет Центральный - в этом округе очень тяжело найти свободное помещение для работы.

В других регионах России, например в Брянской, Самарской, Саратовской областях, мировые судьи работают почти год. Пока они оправдывают прогнозы аналитиков, которые утверждают, что институт мировых судей должен заметно ускорить прохождение дел в судах. Сейчас в столице работают 407 судей, поэтому с введением мировых судей общее их число почти удвоится.

По словам заместителя председателя Мосгорсуда по гражданским делам Вячеслава Горшкова мировые судьи будут рассматривать гражданские дела, например, о разделе имущества между супругами. Им также отдадут бракоразводные процессы, если между супругами не возникнет спор о детях.

Все дела, связанные с родительскими правами, должны рассматриваться только судами общей юрисдикции, подчеркнул Горшков. А в мировом суде можно только взыскать с ответчика незаконно присвоенные детские пособия.

Мировые судьи также будут заниматься трудовыми спорами (за исключением дел о восстановлении на работе), делами об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом, а также делами о разделе движимого имущества, в которых сумма иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда.

Скорее всего, большую часть времени мировым судьям придется заниматься делами о взыскании налогов, штрафов по налоговому, таможенному законодательствам, а также по административному кодексу (в основном, выписанных владельцам автомобилей). Правда, им отдадут и уголовные дела, но только в том случае, если максимальное наказание, которое грозит обвиняемому, не превышает двух лет лишения свободы.

Как пояснил Горшков, столичные суды общей юрисдикции каждый год рассматривают от 40 до 60 тысяч уголовных и порядка 140 тысяч гражданских дел. К мировым судьям "отойдут" до 20% уголовных и от 40 до 60% гражданских дел.

Вчера в Москве были торжественно приведены к присяге и получили удостоверения 24 мировых судьи. Иван Сухов. Статья. Судьи "для мелких дел". Время новостей, № 22

Мировая юстиция наконец-то докатилась и до Москвы: вчера здесь были торжественно приведены к присяге и получили удостоверения 24 мировых судьи. Вообще-то, такие служители Фемиды должны были появиться в России после принятия специального закона о них в 1998 году. Чтобы стать как раз теми представителями правосудия, которые стоят ближе всего к простым гражданам -- своего рода участковыми от судебной системы. В их ведение попали дела, которые при своей кажущейся простоте образуют основную часть потока, захлестывающего суды: о разводах, разделе детей и имущества, дорожно-транспортных происшествиях и нарушениях ПДД, имущественных спорах при сумме иска меньше 500 МРОТ, а также уголовные дела о малозначительных преступлениях. Между тем первый мировой судья в нашей стране был назначен только в 2000 году. Но уже сейчас в некоторых регионах мировые судьи разрешают больше гражданских дел, чем обычные суды, причем с гораздо меньшими задержками и проволочками. Своими мировыми судьями обзавелись уже около 80 субъектов федерации, их корпус составляет около 3 тысяч 700 человек. "В прошлом году на каждого из них приходилось около 43 дел, -- сказал председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. -- Когда работа мировых судей станет обычной практикой, это позволит разгрузить российские суды на 65--70%".

Обычной практикой это станет не раньше, чем будет полностью укомплектован штат: всего России нужно около 6,5 тысяч мировых судей. Но пока во многих регионах для них просто не хватает денег и помещений. Этих проблем достаточно и в Москве: на сегодняшний день созданы 64 участка, но готовыми офисами могут похвастать только 13. Остальное городские власти обещают сдать в ближайшие месяцы и надеются, что там будет кому работать: мэр Москвы Юрий Лужков заметил вчера, что всего столице необходимо 384 мировых судьи. По словам мэра, обычные суды Москвы перегружены, даже по уголовным делам все время происходят задержки. "Это ведет к беспрецедентному переполнению следственных изоляторов -- на 200%", -- сказал г-н Лужков. Похоже, столица торопится наверстать упущенное, не дожидаясь никакой помощи из российского бюджета. Власти города сами взялись за обеспечение деятельности мировых судей и уже создали для этого специальное управление при мэрии.

Судебные заседания в Зюзинском межмуниципальном суде таковы, что… "в большинстве случаев мы имеем дело с холодными чиновниками, озабоченными прежде всего защитой чести мундира прокурорских и следственных работников, брак работы которых они покрывают своими решениями"
.

Зоя Светова. Статья. Ссадина больше, чем жизнь. Новые Известия, № 21

Два суда, связанных одной трагедией

12 октября прошлого года "Новые Известия" опубликовали статью "Милиция опасна для жизни". Мы рассказывали, что 1 сентября 2001 года во дворе дома на Нагорном бульваре сотрудником милиции Молевым была убита Галина Пачина, которая вышла на шум из своего дома. Друг ее сына Алексей Коваль праздновал свой день рождения, когда к ним подъехала милицейская машина. Сотрудники милиции предложили молодым людям и девушкам предъявить документы. Когда оказалось, что паспорт есть только у одной из них, милиционеры стали требовать, чтобы "нарушители общественного порядка" поехали в отделение милиции для выяснения личности. На Пачина надели наручники, Коваля повалили на землю и наставили на него автомат. Одна из девушек закричала: "Не стреляйте!" На крик прибежала Галина Пачина и напоролась на выстрел.

Через два месяца ГУВД Москвы откликнулось на нашу публикацию и сообщило, что против сына убитой женщины Михаила Пачина и его друга Алексея Коваля были возбуждены уголовные дела по части 1 ст.318 УК РФ ("применение насилия в отношении представителя власти, не опасного для жизни или здоровья"). Сотруднику милиции Молеву предъявили обвинение по ч.1 статьи 109 УК РФ ("причинение смерти по неосторожности"). Честно сказать, в ответе ГУВД не содержалось никакой новой для нас информации. Мы знали о том, что эти дела возбуждены. И как раз обращали внимание читателя на то, что уголовное дело по факту убийства было заведено только через 18 дней после его совершения, и только благодаря настойчивым требованиям родственников погибшей. А обвинение милиционеру предъявлено почти через три месяца после произошедшей трагедии! И это при том, что Пачин и Коваль были взяты под стражу в ночь убийства, провели две недели в Бутырской тюрьме, откуда были отпущены под залог в 50 тысяч рублей, довольно большую сумму для этих малообеспеченных людей.

Отвечая на нашу публикацию, врио начальника ГУВД Москвы А.Иванов как бы говорил: "Посмотрите, мы сделали все, что должно, а теперь пускай суд разберется".

И вот суд разбирается....

11 января этого года в Зюзинском межмуниципальном суде Москвы началось слушание по делу Михаила Пачина и Алексея Коваля. Почти все первое заседание было посвящено "разбору" статьи из "Новых Известий". Судья Бекетова пыталась выяснить у обвиняемых и свидетелей, кто из них говорил с анонимным корреспондентом(!) Внимательно изучив статью "Милиция опасна для жизни", судья почему-то не заметила фамилию автора. Она, видимо, привыкла искать подпись в конце статьи, а не в начале, как принято в "Новых Известиях". Закончив с публикацией, Бекетова перешла к слушанию дела.

Судья нарушает презумпцию невиновности

"Перестаньте смеяться! Суд - это не театр", - обратилась она к присутствующим. В маленьком зале, битком набитом родственниками, соседями и друзьями подсудимых, стало тихо. На передних скамьях - четверо пострадавших милиционеров. По их версии, Пачин и Коваль сопротивлялись, были пьяны, Пачин "причинил ушибы и ссадины" трем(!) милиционерам. Один из них выронил автомат, а другой открыл предупредительную стрельбу, жертвой которой стала мать Пачина.

Миша Пачин и Алеша Коваль - в клетке для подсудимых. На этом настояла председательствующая, По мнению Ксении Костроминой, адвоката Пачина, тем самым судья нарушила презумпцию невиновности, гарантированную Конституцией РФ и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Пачин и Коваль в настоящее время находятся под подпиской о невыезде, а не под стражей. Поэтому сажать их в "клетку" Бекетова не имела права. Более того, судья не разрешила адвокату вести аудиозапись, хотя по постановлению пленума Верховного суда СССР разрешение председательствующего требуется только для производства в суде фото-, кино- и видеосъемки. Пленум Верховного суда указал судам на необходимость "устранить факты воспрепятствования.... в ведении записей по ходу судебного процесса".

Никак не отреагировав на возражения адвокатов, Бекетова продолжала меланхолически вести процесс. Вдруг прокурор Трофимов обратил ее внимание на то, что в зале есть люди, ведущие записи. Он имел в виду меня и студентку юридического факультета. Судья встрепенулась и немедленно потребовала предъявить документы. Удовлетворившись редакционным удостоверением, она разрешила мне сесть на место. У студентки не было документов, и ей было запрещено записывать. Напомним, что процесс является абсолютно открытым и в законе ничего не говорится о запрете на ведение каких-либо записей.

Что делать, когда нет свидетелей обвинения?

Интересы потерпевших представлял адвокат Демченко. Ему довольно трудно доказывать в суде, что трое стражей порядка не смогли справиться с двумя парнями. Вероятно, поэтому он так настойчиво задавал всем свидетелям один и тот же вопрос: "Почему милиционерам пришлось надевать Пачину вторые наручники? Он что, очень сопротивлялся?" На это никто не смог ответить. Чувствуя явную нехватку свидетелей обвинения, представленных по сути только самими потерпевшими, Демченко попросил судью разрешить пригласить в суд некую гражданку Просверкову, проживающую на Украине. Это предложение вызвало недоумение прокурора и судьи. "Кто обеспечит доставку этого дополнительного свидетеля?" - воскликнула Бекетова. Подсудимые возмутились. Они прекрасно помнили Просверкову, которую милиционеры задержали на улице и посадили вместе с ними в обезьянник. Значит, скорее всего, она подвергалась давлению милиции и ее показания вряд ли будут объективными. Прокурор и другие адвокаты высказались против вызова Просверковой, посчитав это технически невозможным.

"Неудачный" свидетель обвинения

Еще одна неудача подстерегала адвоката потерпевших с другим свидетелем, неким гражданином Самвиляном. "Вы знаете кого-либо из присутствующих в зале?" - спросила его судья.

"Знаю сотрудников милиции, - невозмутимо ответил он. - Я работал в магазине на Нагорном бульваре в 1996 году".

Судья перебила свидетеля, опасаясь, что он не совсем понимает, по какому делу его вызвали.

Но он все же вспомнил, что в ночь трагедии слышал шум во дворе и крики: "Не стреляйте!"

Тогда же к нему домой звонили из милиции. Якобы на определителе высветился его номер. Самвилян уверил судью, что он в ту ночь в милицию не звонил. Его заявления разочаровали потерпевших и их адвоката. Он был нужен обвинению. Ведь по версии милиционеров они приехали к месту происшествия после звонка обеспокоенных соседей. Адвокат Пачина заявила ходатайство о вызове дополнительных свидетелей, соседей, которые наблюдали произошедшую трагедию с балкона. Прокурор отреагировал незамедлительно: "А зачем эти свидетели? Что они могут рассказать?" Я чуть было не крикнула этому "знатоку законов": "Вы когда-нибудь слышали о состязательном процессе, о возможности сторон представлять своих свидетелей? Или вы считаете, что в суде хозяин - обвинитель?" Об этом прокурору напомнила Ксения Костромина, протестуя против его неуместных вопросов.

Милиционер, который не умеет применять спецсредства

24 января началось слушание второго уголовного дела. Об убийстве Галины Пачиной, в котором обвиняется милиционер Молев. Эти два дела неразрывно связаны. Не было бы убийства, не было бы и дела о применении насилия " сотрудникам милиции. Оно, по всей видимости, было необходимо прокуратуре, чтобы "прикрыть" сотрудника милиции.

24 января Пачин и Молев поменялись местами. Пачин стал потерпевшим, а Молев - подсудимым. Милиционера обвиняют по статье 109, часть 1 ("причинение смерти по неосторожности") Это преступление наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок. Судье, председательствующему на этом процессе не пришло в голову посадить милиционера в клетку для подсудимых, как это сделала его коллега судья Бекетова.

Молев не признает себя виновным, он утверждает, что обстановка вынудила его стрелять, чтобы позвать на помощь. "Почему вы не применили спецсредства: рацию, табельное оружие, если действительно хотели вызвать подмогу?" - спросила у обвиняемого адвокат Ксения Костромина. "Я не успел достать спецсредства, они были под бушлатом", - ответил милиционер.

- Но ведь вас учили в школе милиции, как пользоваться спецсредствами в экстренной обстановке, - допытывалась адвокат.

- Да, учили. - неуверенно ответил Молев.

- Вы говорите, что ехали по вызову о "драке с поножовщиной", почему вы не были готовы к этой ситуации? - допытывалась адвокат.

Молеву было трудно отвечать на вопросы адвоката. Осталось неясным, понимает ли он, что в критической ситуации надо сначала использовать спецсредства, а уж потом палить из автомата. Кстати, Молев и после совершенного им убийства продолжает работать в том же отделении милиции. Ему только оружие пока не доверяют. Ждут приговора суда, который, скорее всего, уже предопределен.

"Опасный" приговор

29 января судья Бекетова приговорила Михаила Пачина к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год и Алексея Коваля к полутора годам условно с испытательным сроком полгода.

А это значит, суд подтвердил, что молодые люди оказывали сопротивление милиционерам. Стало быть, Молев был прав, когда звал на помощь. Остались невыясненными важные обстоятельства: кто вызвал наряд милиции? Как получилось, что у одного из стражей порядка выпал боевой автомат? Неужели подвыпившие на дне рождения молодые люди так напугали доблестных милиционеров, что те не нашли нечего лучшего, как выстрелить? И это при том, что было темно и он не видел, куда стрелял. Правомочна ли судья вынести обвинительный приговор человеку, если его вина подтверждается показаниями только одного, явно заинтересованного свидетеля? Я имею в виду Алексея Коваля. О том, что он сопротивлялся милиционерам, известно только со слов одного из них.

Адвокат Ксения Костромина собирается заявлять ходатайство об отправлении дела об убийстве Галины Пачиной на дополнительное доследование. По ее мнению, действия Молева подпадают под часть 2 статьи 109 УК РФ ("причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей"). Лица, осужденные по этой статье, лишаются права занимать определенные должности в течение по крайней мере трех лет. В таком случае можно будет надеяться, что хотя бы три года милиционеру Молеву не захочется "позвать на помощь" и палить куда попало, когда он не сможет исполнить, как должно, свои профессиональные обязанности.

Судья - чиновник, а не арбитр

Судебные заседания в Зюзинском межмуниципальном суде оставили у меня грустное впечатление. Высокое звание судьи предполагает, что человек, которому оно присвоено, обладает мудростью и повышенным чувством справедливости. Увы, в большинстве случаев мы имеем дело с холодными чиновниками, озабоченными прежде всего защитой чести мундира прокурорских и следственных работников, брак работы которых они покрывают своими решениями. Ни разу за время судебных заседаний судья Бекетова не проявила сочувствия к Михаилу Пачину Она заставляла его и других по нескольку раз повторять обстоятельства смерти его матери. И приговор, вынесенный ею, является практически "копией" обвинительного заключения. Вина Пачина основывается лишь на показаниях сотрудников милиции, а свидетельства других очевидцев трагедии квалифицируются как недостоверные. Бекетова уверена, что все они - лица "заинтересованные".

Лукавство приговора очевидно. Ведь даже малому ребенку ясно, что самые "заинтересованные" в данном случае - сотрудники милиции. Их ссадины и ушибы, "кратковременное расстройство здоровья", якобы "причиненное" им Михаилом Пачиным, - ерунда по сравнению со смертью женщины, убитой "по неосторожности".

Кроме того, приговор, вынесенный Пачину, таит в себе определенную опасность: в течение трех лет Михаил не должен совершать ни одного административного правонарушения, вести себя как можно тише. Иначе он окажется за решеткой. А как известно, от провокаций представителей правоохранительных органов никто не застрахован.

P.S. 6 февраля состоится последнее заседание суда по делу младшего сержанта Молева. Оно поставит точку в трагедии на Нагорном бульваре и покажет, в состоянии ли судьи беспристрастно решать судьбу человека, в независимости от того, милиционер он или простой смертный.

"Новые Известия" будут следить за этим делом.

По словам председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, движение дел, задержавшихся в суде на год с лишним, сейчас поставлено под особый контроль. Председатели московских судов предупреждены о личной ответственности за волокиту — вплоть до освобождения от должности. А председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев пообещал провести в феврале "разбор полетов" со столичными судьями лично.

Вадим Рыков. Статья. Лужков озадачил судей.
Время МН, № 22

Вчера мэр столицы Юрий Лужков торжественно заполнил капсулу с посланием потомкам, заложенную в фундамент нового корпуса Московского городского суда на Богородском валу.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев и председатель Мосгорсуда Ольга Егорова последовали примеру градоначальника: церемония сопровождалась подобающим случаю ритуалом, а также клятвенным обещанием мэра, что уже в этом году судьи справят новоселье (строительство финансирует мэрия). В старом здании, рассчитанном на 65 судей, служителям столичной Фемиды тесно: уже сейчас там трудятся 146 человек, а ведь текущая судебная реформа предполагает существенное увеличение судейского корпуса. При планировке нового здания учли и остальные реалии последнего времени: предусмотрели специальные помещения для присяжных заседателей, для представителей обвинения, для центра повышения квалификации судей, не забыли и про спецчасть, где будут рассматриваться секретные дела.

И если потомкам когда-либо случится добраться до фундаментальных основ столичного правосудия, они узнают, во-первых, названия всех строительных организаций, участвовавших в создании его материальной базы. А во-вторых, о том, что предки в поте лица бились за справедливый суд. По этому поводу Юрий Михайлович весьма кстати рассказал известную байку: предложил барин мужичкам выбирать — как их судить, по совести или по закону. Мужички недолго раздумывали. Мол, по совести, барин: что такое закон, мы и не знаем. Вот и в послании потомкам, заметил мэр, про закон помянуть забыли.

Ну это небольшая беда: история в конце концов всех рассудит. А сегодня у Лужкова есть совершенно конкретные нарекания к работе судейского корпуса столицы, которые он и высказал чуть позже на расширенном совещании Мосгорсуда.

Лужков попенял судьям на волокиту — в минувшем году 11 тыс. дел было рассмотрено с нарушением сроков. Напомнил, что более года рассматривались дела 256 арестантов, числящихся за судами — и это при двукратной перенаселенности следственных изоляторов столицы. Массу вопросов вызывает качество работы судей: по данным мэра, сейчас удовлетворяются 89% протестов прокуроров на решения судов. Кроме того, Лужков считает, что пора провести сравнительный анализ эффективности работы районных судов: почему, допустим, Коптевский суд работает в несколько раз эффективнее, чем, Таганский? Правда, коэффициенты, которыми мэр измерял эффективность работы судов, в зале встретили с полнейшим недоумением — похоже, с такими методами оценки служители Фемиды столкнулись впервые. Да и сама ситуация, когда представитель исполнительной власти ставит задачи перед независимой (по закону) третьей властью, выглядит несколько двусмысленно.

Впрочем, в Мосгорсуде и так уже работают над ситуацией. По словам Ольги Егоровой, движение дел, задержавшихся в суде на год с лишним, сейчас поставлено под особый контроль. Председатели судов предупреждены о личной ответственности за волокиту — вплоть до освобождения от должности. А председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев пообещал провести в феврале "разбор полетов" со столичными судьями лично.

 

Российским чернобыльцам отечественная Фемида страшнее радиации. Статья.

Игорь Бедеров. На новые мучения в судах России мы не пойдем! Новая газета, № 9.

В первую очередь из зала суда выдворили видеокамеру. Инвалиды чернобыльской аварии давно снимают фильм о собственных злоключениях. Кадры с заседания президиума Мосгорсуда, где в очередной раз окончательно решался "чернобыльский" вопрос, для будущего фильма лишними бы не были. Но председатель Мосгорсуда Ольга Егорова объяснила, что право запрета съемки гарантировано суду соответствующей статьей Европейской конвенции.

— Ваша честь, почему же вы другие статьи Европейской конвенции не выполняете? – задал вопрос Егоровой чернобылец Дмитрий Горохов.

Председатель Мосгорсуда была несколько раздосадована несанкционированной репликой. Она не особенно старалась скрывать, что чернобыльцы для нее прежде всего оппоненты, а не одна из сторон в судебных спорах. Чернобыльцы отвечали главному судье Москвы взаимностью.

Рассматривался протест московской прокуратуры. Прокуратура столицы нашла в предыдущих судебных решениях ущемление прав ликвидаторов-инвалидов.

— Вы согласны с протестом прокуратуры? – спрашивает председатель суда у "чернобыльской" стороны.

— Мы не просили прокуратуру заявлять протест, – ошарашил суд Дмитрий Горохов. Терять ему было нечего.

В 1987 году инженера Горохова вызвали в военкомат и ненавязчиво предложили поучаствовать в ликвидации последствий ядерной катастрофы. Горохов было заупрямился, но его быстро поставили перед фактом: отдавать долг Родине все равно придется, не в Чернобыле, так в Афганистане или в одной из африканских стран, где свирепствовала страшная эпидемия.

Так Дмитрий Горохов попал в Чернобыль, не в Африку же ехать. За четыре "чернобыльских" месяца Горохов 51 раз "сходил" на станцию, "нахватал" микрорентген и заработал II группу инвалидности.

В 1996 году прекратились выплаты сумм возмещения вреда здоровью ликвидаторов. От первого иска до мало-мальски положительного решения по делу прошло три года проволочек, кассаций и протестов. Дмитрий Горохов и его товарищи по несчастью прошли все круги судебных инстанций – от Басманного народного суда до Верховного.

Жить приходилось на копеечную пенсию. Целый год возмещение вреда не выплачивалось вообще. Александру Пинчуку, инвалиду I группы, бывшему пилоту вертолета, проводившему над Чернобылем радиационную разведку, прописали дорогостоящее лекарство. Без этих препаратов он был обречен. Семья влезла в долги; продали все, что можно. Наскребли только на половину курса.

Государство долги возвращать не спешило. Положенной по закону неустойки, пени за задержку выплат, добиться не удалось даже в судах. В 1999 году 35 чернобыльцев подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Суд в Страсбурге принял дело к рассмотрению. Пятеро, среди них Александр Пинчук, до этого дня не дожили.

На заседание президиума Мосгорсуда пришла его вдова – Марина. Она была согласна с Гороховым: прокурорский "подарочек" сильно запоздал.

— В свое время прокуратура Москвы отказала нам в наших требованиях, — объяснял свою позицию Горохов, — Мосгорсуд тоже отказал. Заместитель председателя Мосгорсуда Егорова лично выносила решение, которое сегодня опротестовывается. Нашу жалобу принимают в Страсбурге – и сразу же начинается "благотворительность". С одной только целью. Чтобы вернуть нас, будто мы овечки заблудшие, в российские суды.

— Вы согласны с протестом, но хотите, чтобы вашу жалобу рассматривал Европейский суд, – прерывает выступление Горохова председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. Ее покоробило от такой речи.

Во время принятия решения всех выставили из зала заседания. Долго ждать не пришлось.

— Протест удовлетворен, — скороговоркой прощебетала секретарь суда и торопливо закрыла дверь.

— Ничего не сказала, — возмутились чернобыльцы. — Чей протест? Наш или прокурора? Когда можно будет получить решение на руки?

— Мы через нашего представителя отправим уведомление в Европейский суд по правам человека. – Горохов медленно закипал. — На новые мучения в судах России мы не пойдем. Российским судам мы больше не верим.

Кто-то из столпившихся в коридоре истцов попытался зааплодировать.

 

 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ. СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Из Кремля поступил заказ на борьбу с незаконными мигрантами. Статья.

Сергей Ивашко. В России объявлено нелегальное положение.
Газета.Ру, 1 февраля 2002 г.

…Министр юстиции России считает, что пожизненное заключение более страшное наказание, чем смертная казнь. Потому что российские тюрьмы, несмотря на то что разваливаются, переполнены. Скоро к нынешним зекам присоединятся миллионы незаконных мигрантов - по просьбе Кремля Минюст займется нелегалами.

…Заместитель главы президентской администрации Виктор Иванов сообщил, что скоро у всех подразделений Минюста прибавится работы. Из Кремля поступил заказ на борьбу с незаконными мигрантами. После упразднения Минфедерации, которое курировало эту часть находящихся на территории России людей, контроль над ними перешел к МВД. То есть милиционеры должны отлавливать их и отправлять обратно за границу. Однако на это у ведомства Грызлова денег нет. Поэтому скорее всего нелегалов будут просто сажать, так как поводов для этого зачастую долго искать не нужно.

По официальным данным, сейчас в России примерно один млн заключенных и 5,6 млн незаконных мигрантов.

По данным, которые Иванов получил в посольстве Азербайждана, на территории России находятся больше 2,5 млн азербайджанцев, а в Москве и Московской области живет почти 600 тыс. представителей этой страны. Но только 410 человек из них зарегистрировались по месту жительства, а на учете в налоговых органах состоят вообще 13 человек. Также, по данным Иванова, в Москве живут 200 тысяч китайцев, а на налоговом учете из них состоят всего 350 человек.

Большинство мигрантов занимается незаконной торгово-предпринимательской деятельностью. Ее незаконность, по словам Иванова, заключается в том, что нелегальные коммерсанты не регистрируют свою деятельность и, следовательно, не платят налоги. …

Видимо, по мнению Иванова, налоговые органы не в состоянии привлечь к ответу неплательщиков, поэтому он и призвал на помощь Министерство юстиции. Которое может помочь в этой борьбе только одним способом - потеснить заключенных в их камерах, чтобы освободить дополнительные места для новой партии пойманных мигрантов.

Ключевым направлением для Минюста станет миграционная политика. Замглавы кремлевской администрации Виктор Иванов также потребовал от Минюста возглавить законодательную работу в межведомственной рабочей группе по миграционной политике. Статья.

Бенефис Виктора Иванова в Минюсте.
Дмитрия Козака ограничили в правах и праве

Анна Закатнова. Независимая газета, 02.02.2002, с. 2

Вчера в Москве прошла традиционная ежегодная коллегия Минюста, посвященная подведению итогов работы за прошлый год. В заседании приняли участие первый замглавы президентской администрации Дмитрий Медведев, замглавы кремлевской администрации Виктор Иванов, председатели трех высших судов РФ, глава ЦИКа Александр Вешняков, министр внутренних дел Борис Грызлов, а также полпреды и депутаты Госдумы. Сюрпризов от этого чисто протокольного мероприятия никто не ожидал, поскольку ежегодные коллегии во всех ведомствах обыкновенно напоминают скучный, переполненный статистическими данными отчет. Но из выступления Виктора Иванова стало ясно, что в Кремле явно недовольны деятельностью Минюста, и, похоже, что в нынешнем году именно это ведомство попадет под самый пристальный контроль со стороны администрации президента. Так что заявления об "укреплении правовой вертикали" и "усилении государственного начала во всех сферах жизни общества", сделанные Юрием Чайкой в отчетном докладе, неожиданно обернулись против него самого.

Фактически в выступлении Виктора Иванова Минюсту была предписана новая политика ведомства, согласно которой оно должно превратиться в гораздо более активную структуру, вмешивающуюся во все сферы деятельности правительства и осуществляющую политические начинания Кремля. По словам Иванова, актуальными задачами для Минюста должно стать обеспечение единого правового пространства, координация законопроектной работы, улучшение деятельности уголовно-исполнительной системы и службы судебных приставов, а также дальнейшее развитие территориальных органов юстиции в Чечне.

Но, похоже, ключевым направлением для Минюста станет миграционная политика. Иванов сообщил, что в настоящий момент в России проживают 10-12 млн. мигрантов, многие из которых становятся "питательной средой для криминальных отношений". Замглавы президентской администрации привел данные по азербайджанской и китайской диаспорам в Москве: всего в столице проживают около 600 тыс. азербайджанцев, зарегистрированы из них только 410 человек, а на налоговый учет встали всего 13. Что касается китайцев, то из 200 тыс. живущих в Москве налоги платят всего 350 человек. Странно и то, что нет никакой статистики смертности мигрантов из Китая, как будто они вообще здесь не умирают. Замглавы президентской администрации также призвал Минюст активнее включиться в процесс подготовки нормативной базы, иначе в следующем году в России уже окажется 19 млн. незаконных мигрантов. При этом половину всей наличной валюты приобретают именно нерезиденты, а это может нанести стране огромный экономический ущерб. Более того, ведомство Чайки обвинили в недосмотре за МИДом, который на фоне борьбы с терроризмом "подписывает соглашения, упрощающие процедуру въезда" (на основании свидетельства о рождении). Иванов также потребовал от Минюста возглавить законодательную работу в межведомственной рабочей группе по миграционной политике.

Особому столичному режиму регистрации приезжих, похоже, приходит конец. Статья.

Анастасия Корня. Падение особого режима. Время МН, № 21.

Есть основания надеяться, что законное право россиян на свободу передвижения теперь будет сохраняться и в пределах столичного региона

Особому, столичному режиму регистрации приезжих, похоже, все-таки приходит конец: подготовлен проект изменений и дополнений в печально знаменитое совместное постановление правительства Москвы и Московской области N 241-28, устанавливающее особые правила регистрации граждан в Москве и Подмосковье. Вчера это постановление было принято правительством Московской области.

По словам начальника Главного управления региональной безопасности Николая Шилова, проект постановления уже одобрен столичным правительством и уже в течение ближайших десяти дней может быть подписан Юрием Лужковым и Борисом Громовым. Это ни в коем случае не означает отмену режима регистрации вообще.

Самое существенное из ожидаемых изменений: временная регистрация теперь не будет ограничена определенным сроком (сейчас это, как правило, не более шести месяцев, но чаще за раз "дают" не больше трех), а дети смогут ходить в столичные детские сады и школы вне зависимости от того, зарегистрированы ли вообще их родители в Москве или Подмосковье. Кроме того, изысканная, пусть на деле и мало что дающая формулировка "должностные лица, ответственные за регистрацию, в трехдневный срок со дня обращения к ним граждан с заявлением передают необходимые документы в органы регистрационного учета" теперь существенно дополнена. Органам регистрационного учета также предписано оборачиваться в трехдневный срок. Кроме того, если раньше на вселение в государственное или муниципальное жилье могли рассчитывать только граждане Москвы или области, то теперь это ограничение снимается.

Разумеется, за грядущее послабление режима стоит благодарить совсем не столичные власти - скорее уж общественную благотворительную организацию "Гражданское содействие", которая судилась за права граждан на свободу передвижения - в том числе в пределах МКАД - около двух лет. Принятые в столице ограничения признали незаконными практически все существующие в России судебные инстанции, включая Верховный суд. Однако понадобилось еще полгода, чтобы это признали и столичные власти - в мэрии не теряли надежду отстоять особый статус столицы. Не особо педалировали эту тему и в Кремле, хотя в принципе к нарушениям федерального законодательства регионами там относятся болезненно. Очевидно потому, что этот вопрос было удобнее эксплуатировать как рычаг давления на московского мэра.

Приверженность Юрия Лужкова особому режиму регистрации хорошо известна: он упорно защищал Москву и москвичей от "гастролеров" даже тогда, когда противоречить букве федерального законодательства стало немодно и даже опасно. Традиционные аргументы в защиту режима - это высокий процент преступлений, совершаемых приезжими (30% всех преступлений в Москве и 13% - в области). А также опасения, что транспорт и социальная сфера не справится с наплывом приезжих.

Однако на "криминогенный" фактор режим регистрации и сейчас слабо влияет: основную массу преступлений совершают как раз таки не зарегистрированные граждане. Количество людей, нелегально проживающих сейчас только на территории Москвы, в столичном комитете по делам миграции оценивают в 1 млн. Оформили себе какую-никакую регистрацию - менее трети, остальные прекрасно обходятся без нее: патрульному милиционеру в случае чего хватает "полтинника" в паспорте. И вряд ли в Москву хлынет поток людей больший, чем сейчас: основным сдерживающим миграцию фактором в столице давно являются в первую очередь цены на жилье и наличие вакансий на рынке труда. А режим регистрации на самом деле обеспечивает дополнительную статью дохода тем же представителям муниципальных властей и правоохранительных органов. Это давно сложившийся рынок услуг, с ценами можно ознакомиться на любом из многочисленных Интернет-сайтов. Временная регистрация сегодня от 50 до 100 долл. (документы бывают готовы максимум через неделю - на то, чтобы зарегистрироваться "по честному" придется потратить как минимум месяц, а также массу сил и нервов). Постоянная регистрация в Подмосковье сегодня обходится россиянам в 600-900 долл., иностранцам - раза в два дороже. И вряд ли стоит ожидать, что в ближайшее время на этом рынке произойдут серьезные изменения.

Подмосковное правительство одобрило новые правила регистрации. Информ. сообщ. Лента.Ру, 5 февраля 2002 г.

Правительство Подмосковья одобрило новые правила регистрации граждан, передает агентство "Вечерняя Москва"

Прописаться в Москве и области иногородним теперь будет проще. В частности, будет отменена плата за временную регистрацию, а сам срок пребывания будет продлен.

Кроме того, предполагается свободно принимать детей из незарегистрированных семей в школы и детские сады. Однако эти новые правила ещё должно одобрить правительство Москвы.

Власти Москвы изменяют правила регистрации. Информ. сообщ. ИА "Прима", 5 февраля 2002 г.

Правительства Москвы и Московской области намерены привести местные законы в соответствие с федеральными. На совместном заседании 5 февраля согласовали текст постановления о внесении изменений в правила регистрации на своей территории приезжих из других регионов России.

В частности, будет изменено постановление правительств Москвы и Московской области от 26 декабря 1995 года "О регистрации и снятии граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области".

На пресс-конференции 5 февраля начальник Главного управления региональной безопасности Московской области Иван Шилов сказал, что отменяется плата за оформление регистрационных документов, отменяется запрет детям незарегистрированных граждан посещать школы, отменяется ограничение сроков регистрации. Г-н Шилов сказал, что эти поправки необходимы для того, чтобы привести нормативные акты о регистрации в соответствие с федеральным законодательством.

Однако когда журналисты стали уточнять, означает ли это, что теперь иногородние смогут жить в столице и области столько времени, сколько они захотят, Иван Шилов ответил отрицательно. Как-либо объяснять данное противоречие он отказался.

По словам г-на Шилова, проект сегодняшнего постановления после некоторых доработок будет представлен на подпись мэру Москвы Юрию Лужкову и губернатору Московской области Борису Громову

В правила регистрации в столице и Московской области вносят изменения. Информ. сообщ. Хартия.Ру, 5 февраля 2002 г.

В постановление столичного и подмосковного правительств о регистрации граждан России, временно проживающих на территории московского региона внесены изменения. Об этом сообщил во вторник на пресс-конференции в Москве начальник Главного управления региональной безопасности области Иван Шилов. По его словам, с доработкой этого постановления оно станет соответствовать законодательству РФ.

Предполагается, в частности, отмена платы за оформление документов, поданных на получение регистрации. Кроме того, даже те дети, у которых нет регистрации, смогут посещать детские сады и школы, если они проживают в московском регионе.

Вместе с тем Шилов посетовал, что до сих пор так и не разработан "эффективный механизм борьбы с нарушителями регистрационного режима", что, по его словам, может сказаться на росте преступности в регионе. По статистике, сказал Шилов, число преступлений, совершаемых иногородними в Московской области, неуклонно растет. Он выразил мнение, что в окончательной редакции постановления о регистрации граждан следовало бы предусмотреть меры по борьбе с лицами, нарушающими регистрационный режим, передает ИТАР-ТАСС.

Уже весной приезжих в Московском регионе будут регистрировать по новым правилам. Статья.

Александр Макухо. В Москве и Подмосковье собираются вводить новые правила регистрации приезжих. Комсомольская правда, № 23.

Вчера на заседании правительства Московской области был принят "Проект постановления о внесении изменений и дополнений в постановление № 241-28 от 30.03.99 "Об утверждении правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области".

В ближайшее время его будут обсуждать члены столичного правительства. Поскольку оно и готовилось чиновниками обеих сторон, то каких-то неожиданностей случиться не должно. Потом его подпишут Громов с Лужковым, и уже весной приезжих в Московском регионе будут регистрировать по новым правилам.

Совместно руководить гастарбайтерами, беженцами и прочими мигрантами власти Москвы и области пытаются уже давно. Приезжие не хотят понимать, что столица и окружающая ее область - два разных региона. И свободно пересекают административные границы, меняя места работы и проживания, совершенно не считаясь с местными законами. И даже пользуются лазейками в виде несостыковок в законодательной базе двух субъектов.

Первое совместное постановление "О регистрации..." появилось еще в 1995 году. Но оно настолько не соответствовало федеральным законам, что правозащитники затопили многочисленными исками суды. Указывали на нарушение конституционных свобод и прокуроры. Поэтому правила регистрации неоднократно уточнялись и переписывались. Но общественность, к которой присоединился и полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, не унималась. На сторону приезжих встали Конституционный суд и Генеральная прокуратура.

В итоге чиновникам Москвы и области пришлось разработать проект нового постановления "О регистрации...", которое, по словам начальника Главного управления региональной безопасности Московской области Ивана Шилова, будет "полностью соответствовать действующему российскому законодательству".

Комментарий специалиста

По мнению Евгения БОБРОВА, юриста Московской Хельсинкской группы, в проект этого постановления "забыли" внести правила лекарственного обеспечения иногородних. Кроме того, есть сильные сомнения в эффективности нового положения. На сегодняшний день уже есть судебные решения, согласно которым признаны незаконными многие постановления правительства Москвы и области, регулирующие правила регистрации и права мигрантов.

Так, например, бесплатный медицинский полис до сих пор выдают лишь на срок регистрации. Хотя, по закону, обязаны выдавать бессрочный. Это всего лишь один из многих примеров. Так что в ближайшем будущем никаких реальных послаблений приезжим в Москве не будет.

Чем занимаются приезжие

По данным Управления паспортно-визовой службы Московской области, все приезжие стараются селиться компактными группами по этническому признаку и подвизаются в определенном бизнесе (только легальная деятельность): Азербайджанцы - торговля на рынках. Молдаване - строительство. Украинцы - ремонт внутренних помещений. Армяне - продажа и ремонт автомобилей. Грузины - рестораны и кафе. Вьетнамцы - торговля одеждой и обувью. Таджики - рабочие в коммунальных городских службах и сельское хозяйство. Чеченцы - сельское хозяйство.

Что изменится для приезжих:

Регистрация, как и предписывает Конституция, будет носить не обязательный, а рекомендательный характер. Штрафы за ее отсутствие отменены.

Нет временного ограничения по регистрации.

При сохранении прежнего порядка регистрации установлены сроки ее получения. Чиновники обязаны выдавать свидетельство о регистрации в течение трех дней.

За регистрацию теперь не взимается госпошлина.

Детсады, ясли и школы детей будут принимать вне зависимости от того, зарегистрированы ли их родители в Москве или области.

С этими изменениями члены правительства Московской области согласились без колебаний. Дискуссия развернулась лишь по вопросу, связанному с предоставлением жилья временным жильцам. Прокурор области выразил сомнение в том, что эти вопросы должны решать жилищные комиссии Комиссии при правительствах Москвы и Московской области, что опять может нарушить конституционные права россиян. Представлявший документ глава Управления региональной безопасности Иван Шилов с замечанием согласился и пообещал в 10-дневный срок убрать этот пункт.

Испытано на себе

Как я получал "прописку" в Подмосковье

- Так, значит, из Башкортостана к нам пожаловали? А в Москве вы давно уже? - спрашивает у меня милиционер, почему-то обращаясь к моему паспорту.

- Третий день! - не думая ни секунды, соврал я.

- А билетики у вас сохранились? - парирует страж закона.

- На машине приехал, - продолжаю вдохновенно врать.

В результате я оказался в отделении милиции, где с меня взяли сто рублей. В течение трех дней меня обещали "отмазать" в случае, если возникнут проблемы с регистрацией.

После этого инцидента окончательно и бесповоротно было принято решение зарегистрироваться в ближнем Подмосковье, где живет моя знакомая. Но вот как это сделать побыстрее и подешевле?

Способ № 1. Законный, но неэффективный

Узнаю местонахождение паспортного стола и график работы. Мне пояснили, что со мной должен прийти человек, прописанный в этой квартире.

Моя девушка с трудом отпросилась с работы, и, отстояв длинную очередь, мы наконец попали в заветный кабинет. Там сообщили, что должен прийти и ее брат, так как он является официальным квартиросъемщиком.

Пришел брат. Несколько часов ожидания - и вот я отдаю свои документы паспортистке. Порывшись в бумагах, она поинтересовалась, где находится другой жилец. Оказывается, на торжественный акт регистрации должны явиться все прописанные в этой квартире...

Собрать их удалось только с третьего захода. Но регистрировать на три месяца (максимально возможный срок) меня отказались. Видите ли, в квартире слишком много людей (два человека в двухкомнатной "хрущевке"). Дабы не утомлять хозяев столь густонаселенной квартиры, добрые чиновники разрешили там пожить только 45 дней.

Иду к начальнику. В ответ на робкое "Здравствуйте" неожиданно слышу грозное:

- А почему у вас паспорт старого образца? Объясняю, что в Башкортостане произошла задержка с выдачей - из-за споров о том, вписывать ли туда графу "национальность". Половина жителей республики вообще ходят со справками вместо паспортов! Мне еще больше сократили срок регистрации - до тридцати дней - и пригрозили в следующий раз вообще в ней отказать.

От меня требовалось внести квартплату за тридцать дней, на которые я получил регистрацию, принести две фотографии любого формата, оплатить госпошлину (один рубль), сделать ксерокопию со своего паспорта. На сбор всех бумажек ушла неделя. Вместе с ними в паспортном столе у меня попросили оставить и свой паспорт. Долгожданную регистрацию через три недели мытарств я в итоге получил, но зато лишился основного документа, удостоверяющего личность...

Способ № 2. Незаконный, но эффективный

Месяц "законного" пребывания в Подмосковье прошел очень быстро. Второй раз совершить этот подвиг мне было явно не по силам. Стал интересоваться у знакомых "лимитчиков", каким образом они решают эту проблему. Абсолютное большинство ответило: "Никаким!" Люди просто периодически платят штраф или же "отстегивают" милиции определенную мзду. Одному моему приятелю регистрацию просто подарили. Некий таджик при помощи компьютера, сканера и хорошего принтера производит справки о регистрации пачками. Предъявив это липовое свидетельство, мой знакомый без каких-либо проблем устроился работать в крупную компанию.

Купить регистрацию вообще оказалось делом несложным. Объявление можно найти в любой рекламной газете. Стоит это удовольствие от 400 до 600 рублей. Никаких очередей и нервотрепки. Девушки по телефону убеждали меня, что у них все абсолютно законно и контора действует официально. Срок изготовления - от нескольких часов до суток.

В области стоимость такой бумажки ниже в полтора-два раза. Для того чтобы найти продавца, достаточно раздобыть местную газету.

Какой способ выбрать - решайте сами...

На днях правительство Московской области одобрило либеральные поправки в знаменитое постановление о правилах регистрации граждан в Москве и Подмосковье. Статья.

Ирина Белашева. Гостеприимство по принуждению.
Время новостей, № 23

У россиян, приезжающих в столицу и ее окрестности, появилась надежда на то, что власти региона будут по отношению к ним более гостеприимны. На днях правительство Московской области одобрило либеральные поправки в знаменитое постановление о правилах регистрации граждан в Москве и Подмосковье. В ближайшее время аналогичное решение должно принять и правительство Москвы. Поскольку границы между областью и городом весьма условны, а проблемы схожи, то эти нормативные акты объединены в совместном документе. Назвать эти поправки, либерализующие процесс регистрации иногородних, актом доброй воли со стороны московского и подмосковного правительств, довольно трудно. Чиновников, настаивающих на сохранении института прописки, принудило к этому решение Верховного суда, который посчитал неконституционными некоторые ограничения для приезжих.

Главная поправка -- это изменение статуса самой регистрации. Теперь она будет носить не обязательный, а рекомендательный характер. Кроме того, раньше человек мог зарегистрироваться по месту пребывания на срок не больше шести месяцев, теперь ограничений по времени не будет. Отменена обязательная плата за оформление (сейчас она составляет 1% МРОТ), а рассмотреть обращение гражданина обязаны в течение трех дней. Ну и самое главное: в Москве и Московской области детей должны принимать в школы и детские сады, даже если их родители не имеют постоянной или временной прописки.

Правозащитники весьма одобряют "либерализацию" регистрации, но считают действия властей недостаточными. Светлана Ганушкина, председатель "Комитета гражданского содействия" (той самой организации, которая опротестовала существующие правила в суде), сообщила газете "Время новостей": "Формально решение Верховного суда выполнено, но не видно изменения концепции, не видно, чтобы власти изменили отношение к людям". Во-первых, чиновники по-прежнему увязывают вопросы регистрации в регионе с наличием жилплощади. Во-вторых, в документе фигурирует особое упоминание о вынужденных переселенцах. Согласно новым правилам они должны будут "регистрироваться по месту пребывания в жилые помещения, предназначенные для их временного проживания, на срок действия удостоверения вынужденного переселенца". Г-жа Ганушкина считает, что никаких особых правил регистрации для беженцев, которые являются такими же гражданами России, как все остальные, быть не должно.

Кроме того, правозащитники опасаются, что либеральные положения постановления могут быть дезавуированы подзаконными ведомственными актами. Например, после отмены дискриминационной нормы о приеме в школы и ясли детей только зарегистрированных родителей столичный комитет образования уже распространил по школам новую директиву. В ее первом абзаце руководителям образовательных учреждений велено принимать учеников только "на основании записи детей в паспорт родителей и их письменного заявления с указанием адреса проживания без учета наличия или отсутствия регистрационных документов". Второй абзац заканчивается просьбой "информировать органы внутренних дел о фактах отсутствия регистрации у родителей несовершеннолетних граждан".

В правилах регистрации в московском регионе неожиданно появилось маленькое дополнение, согласно которому вопросы вселения и регистрации будут решать так называемые жилищные комиссии. На каких основаниях действует этот орган и каким образом будет осуществляться сам процесс регистрации, не известно. Более того, жилкомиссии уже действуют в столице без всяких поправок к правилам с мая прошлого года и успешно отказываются регистрировать в Москве граждан России. Статья. Марат Хайруллин. Московские власти узаконили донос. Новые Известия, № 23.

Как и прогнозировали "Новые Известия", борьба правозащитников за отмену ряда дискриминационных пунктов столичных "Правил регистрации и снятия с учета граждан РФ..." окончилась ничем. Несмотря на ряд проигранных процессов, в том числе в Верховном и Конституционном судах, московские власти пошли на очередное вопиющее нарушение отечественных и международных законов.

На этот раз бюрократы не могли придумать ничего лучшего, как) разослать по московским школам бумагу с инструкцией ГУВД города и области. Учителям вменяется в обязанность сообщать о каждом ученике и его родителях, которые не имеют регистрации. Или имеют, но временную, то есть вроде граждане, но иногородние, а значит, второсортные и подозрительные. Отдельной строкой проходят чеченцы и вообще все, кто сбежал "от наведения конституционного порядка" в этой северокавказской автономии. Таким образом, широкая дискриминация по расовому признаку по-прежнему продолжается.

Наша газета и правозащитники не раз обращались в органы с просьбой показать правовые акты, на основании которых проводятся подобные мероприятия. В ответ чиновники в погонах сообщают, что не могут представить эти постановления и инструкции по причине их секретности.

На днях правительство Московской области провело широкую пиар-кампанию по презентации новых изменений в правила регистрации граждан России в Москве и области.

На пресс-конференции начальник Главного управления региональной безопасности Московской области, бывший сотрудник КГБ Шилов, сообщил о проекте новых поправок в правила регистрации, правда, при этом горько посетовал на то, что отныне процесс регистрации в столице и области становится "слишком мягким".

Предполагается, что отныне убираются все так называемые санитарные нормы площади, срок регистрации не ограничивается, а школы и детские сады будут беспрепятственно принимать детей незарегистрированных родителей. Но, как и прежде, чиновники приписали исключительно себе все заслуги на правовом поле, "забыв" рассказать, что все эти изменения суд обязал чиновников внести почти год назад:

- Судебное решение по внесению всех этих поправок вступило в силу еще 15 марта прошлого года, но столичные власти почему-то только сейчас начали разрабатывать проект, -говорит Светлана Ганушкина, руководитель общественной организации "Гражданское содействие", выигравшей один из исков к мэрии по правилам регистрации. - Но проект постановления в данном виде меня очень тревожит. Судя по всему, мэрия и областная администрация, мягко говоря, лукавят, когда говорят, что правила становятся слишком простыми и доступными...

Действительно, в правилах регистрации неожиданно появилось маленькое дополнение, согласно которому вопросы вселения и регистрации будут решать так называемые жилищные комиссии. На каких основаниях действует этот орган и каким образом будет осуществляться сам процесс регистрации, не известно. Более того, жилкомиссии уже действуют в столице без всяких поправок к правилам с мая прошлого года и успешно отказываются регистрировать в Москве граждан России.

 

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

В Мосгорсуде прошло слушание по делу о погроме на рынке "Ясенево". Статья. Хартия.Ру, 4 февраля 2002 г.

Мосгорсуд в понедельник отказался отправить на доследование уголовное дело о погроме на продовольственном рынке "Ясенево" в апреле 2001 года. С соответствующим ходатайством обратился адвокат главного обвиняемого - 30-летнего жителя Ногинского района Московской области Андрея Семилетникова.

В ходе слушания суд также отклонил ходатайство адвоката об изменении его подзащитному меры пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде. На заседании было начато оглашение обвинительного заключения, которое продолжится во вторник.

Семилетников, занимавший до ареста должность главного редактора журнала "Русский хозяин", обвиняется прокуратурой Юго-западного округа столицы в организации массовых беспорядков (часть 1 статьи 212 УК РФ), а также в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность (часть 2 статьи 150 УК РФ).

К уголовной ответственности по делу всего привлекаются 6 человек, передает РИА "Новости". Кроме Семилетникова перед судом предстала внештатная сотрудница журнала "Русский хозяин" Елена Липинина, а также курьер одной из столичных фирм Андрей Почукаев и некий Евгений Сержантов. Они обвиняются в участие в массовых беспорядков.

Кроме того, Почукаеву инкриминируются призывы к массовым беспорядкам и насилию. Липинину и ее 20-летнему знакомому Александру Кузьмину следствие также вменяет хулиганство в январе 2001 года. Тогда, как утверждает прокуратура, "подогретые" спиртным молодые люди в компании со своими приятелями рядом со станцией метро "Арбатская" избили двух граждан Судана.

Шестой обвиняемый - 17-летний Валерий Русаков. Он проходит по уголовному делу о погроме на Царицынском рынке, а также о массовых беспорядков на станциях метро "Каховская" и "Каширская", и у гостиницы "Севастополь".

Всего, по данным следствия, в погроме на рынке в Ясенево 21 апреля 2001 года принимало участие от 100 до 200 представителей молодежного неформального движения "скинхедов". В результате действий агрессивно настроенной молодежи были разгромлены около трех десятков торговых павильонов.

Рассмотрение уголовного дела о погроме, учиненном на продовольственном рынке "Ясенево" в апреле 2001 года, началось в Московском городском суде, сообщает NTVRU.COM. Статья. Погромщиков начали судить.Колокол.Ру, 5 февраля 2002 г.

В организации массовых беспорядков и участии в них обвиняются пять человек, в том числе и заместитель главного редактора журнала "Русский хозяин" 30-летний Андрей Семилетников. Ему же вменяется в вину вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность.

В участии в погроме обвиняются также 18-летняя внештатная сотрудница журнала "Русский хозяин" Елена Липинина и ее ровесник, курьер одной из столичных фирм Андрей Почукаев. Последнему инкриминируются также призывы к беспорядкам и насилию. Кроме того, перед судом предстанут 18-летний Евгений Сержантов и 20-летний Александр Кузьмин.

Шестому обвиняемому, Валерию Русакову, инкриминируется также участие в погроме, произошедшем 30 октября 2001 года у станции метро "Царицыно".

Напомним, что 21 апреля прошлого года группа подростков в возрасте от 13 до 18 лет разбила на Ясеневском рынке стекла 29 торговых павильонов, в которых работали лица кавказской и среднеазиатской внешности.

По данному факту первоначально было возбуждено уголовное дело по статье о хулиганстве. Затем в ходе следствия оно было переквалифицировано на статью 212 УК РФ (массовые беспорядки).

Лужков отметил, что в молодежные организации экстремистского толка, которые действуют на территории Москвы, внедрена спецагентура, а работники УФСБ и ГУВД Москвы научились отслеживать деятельность таких организаций, "прогнозировать их намерения и пресекать их сборища". Информ. сообщ.

Лужков не считает нужным бороться со скинами. Колокол.Ру, 6 февраля 2002 г.

Мэр Москвы Юрий Лужков заявил, что "скинхеды сами по себе не являются объектом борьбы" и что органы правопорядка и московские власти будут бороться "не со скинхедами, а с правонарушениями и преступлениями, которые они совершают", сообщает "Интерфакс".

По его словам, "если человек решил побриться наголо - это еще не значит, что он стал врагом общества".

Однако Лужков отметил, что в молодежные организации экстремистского толка, которые действуют на территории Москвы, внедрена спецагентура, а работники УФСБ и ГУВД Москвы научились отслеживать деятельность таких организаций, "прогнозировать их намерения и пресекать их сборища".

Публикация материалов об экстремистских организациях столицы. Статья. Евгений Карамьян. Москва коричневая. Россiя, № 21.

Продолжаем публикацию материалов об экстремистских организациях столицы. Начало в №20 от 5 февраля. В последнее время среди скинхедов стали ходить некие инструкции. Написаны они почему-то готическим шрифтом, и получают их в основном командиры и идеологи скинбригад.

Приведем цитату из этой инструкции:

"Для достижения пропагандистского эффекта следует отказаться от одиночных нападений на взрослых человекоподобных особей мужского рода, так как на подобные акции затрачиваются определенные ресурсы. Гораздо эффективнее остановиться на следующих целях: женские особи недочеловеков любого возраста и детские особи любого возраста.

Следует активно вести работу с предателями белой расы - демократами и христианами. Составляйте подробные списки врагов белой расы. Отдельно надо продолжить работу по кладбищам. Особенно там, где похоронены евреи, цыгане и кавказцы..."

Воистину документ, достойный Ванзейского совещания, когда нацисты так же подробно инструктировали эсэсовских палачей.

Нечто подобное можно прочесть и в нацистской прессе. Газета Народно-национальной партии "Я - русский" (№ 10 за 2001 год) поместила интервью с неким партийным товарищем Салазаром, автором брошюры "Азбука славянских бритоголовых". Сама брошюра - практически сборник инструкций для скинхедов, подобных той, что мы процитировали выше. Создается впечатление, что написаны они одной рукой.

Процитирую некоторые фразы из интервью господина Салазара, рискуя быть обвиненным в разжигании национальной розни: "Я с малых лет испытывал неприязнь к сверстникам нерусского происхождения, видел, что они сильно отличаются от русских... Неконтролируемое животное размножение небелых народов и захват ими нашего жизненного пространства... Но хуже всего, когда появляются их дети. Они считают себя местными, равными нам и уже имеют наглость верещать о своих правах... Сегодня каждому белому человеку пора определиться, с кем он - с нами или с ними - цветными недочеловеками..."

Я рискнул показать "Азбуку" психологам. Их вердикт: "Азбуку славянских бритоголовых" написал глубоко закомплексованный человек, ненависть к "цветным недочеловекам" - навязчивая идея. Вполне возможно, Салазар имеет склонность к садизму, вызванному сексуальной неудовлетворенностью, а возможно, и отклонениями". Вердикт психиатров еще жестче: "шизофрения".

К слову, практически все неонацистские фюреры, включая известных деятелей, страдают психическими заболеваниями. Самые распространенные - шизофрения, мания величия, мания преследования. Отсюда, к слову, и все рассуждения о "заговоре инородцев против Святой Руси".

Как стать скинхедом

Кто же вступает в радикальные группировки?

Как правило, это дети из неблагополучных семей. В семьях большинства скинхедов родители пьют и нередко занимаются рукоприкладством. В школе будущие наци - постоянный объект насмешек одноклассников.

Одна из главных причин пополнения неонацистских группировок молодняком - культивируемая, в том числе и в самых добропорядочных семьях, ксенофобия. Москвичей шокировал не сам погром на Царицынском рынке и не убийство людей. Их возмутило то, что во время побоища молодчики били еще и русских. Наверное, только поэтому погром в Царицыне вызвал общественный резонанс. К слову, апрельские беспорядки в Ясеневе общество проигнорировало: там русских не били.

Что представляет собой скин-банда? Обычно группу из 10-15 человек собирают разочаровавшиеся в своих вождях бывшие члены неонацистских партий, сами, к слову, не успевшие удовлетворить свои вождистские комплексы. О себе они могут говорить очень много: дескать, только я могу спасти страну от инородного ига, я рожден для того, чтобы править, и т.д. и т.п. Свое нежелание примкнуть к "взрослым" наци такие персонажи объясняют следующим: "Все патриотические деятели только много говорят и ничего реально не делают".Перед тем как собрать национал-патриотическую группу, для нее придумывается звучное название. Интересно, что чем меньше партия, тем громче она называется: "Небесные арии", "Скин Гитлера", "Орден СС" и т.д. и т.п. Друзья новоявленного фюрера образуют костяк, а молодняк, идущий в скины, становится активом.

Большинство скинбанд вообще не имеют централизованного руководства, они просто бьют всех тех, кто им кажется "отходом от норм белой расы", и обыкновенный разбой называют "национальной революцией". Но есть и жестко структурированные банды. Железная дисциплина тут объясняется только тем, что костяк бригады под благовидным предлогом, прикрываясь словами о порядке, делит "заработанные" разбоем деньги между собой, оставляя молодняку только на пиво.

Их козырь - террор

Одним из первых начал работать со скинбандами лидер Народно-национальной партии Иванов-Сухаревский. Правда, он регулярно заявляет, что не поддерживает индивидуальный террор. Однако статьи, которые публикует его газета "Я - русский", говорят как раз об обратном. В качестве примера - статья из этой газеты некоего Широпаева. Озаглавлена весьма характерно: "Скажем громче: "Жиды!" - и мы победим". Приводим только одну цитату: "Помните, русские люди: разгуливающие по вашим городам черные - это союзники жидовской власти". И подобных антисемитских, расистских и антикавказских статей море в каждом номере. Правда, прокуратура почему-то не считает подобный бред поводом для возбуждения уголовного дела.

Странно, что подобное "творчество" проходит мимо внимания правоохранительных органов. Хотя если учесть, что некоторые стражи порядка откровенно симпатизируют нацистам, то все становится на свои места. Как-то знакомый опер прямо заявил: "Чего ты привязался к русским людям? Они в своем, в отличие от тебя, доме. Мы устали от черных и евреев. Все эти баркашовцы и бритые делают во многом нашу работу. Ты думаешь, я один такой в милиции? Зря. Запомни: пора гнать всех черных и жидов из России"...

Но вернемся к "народным националистам". В своей книге "Моя вера - Русизм" Иванов-Сухаревский откровенничает: "Только став русистом, то есть расистом, ты станешь человеком".

К слову, у Иванова-Сухаревского есть конкурент - главный редактор "Русского хозяина" Александр Червяков. По имеющейся у нас информации на базе этого журнала Червяков решил создать движение с аналогичным названием. Начал с того, что стал вербовать в свою организацию именно бритоголовых. Люди Червякова теперь регулярно появляются в местах сборищ скинхедов. Это прежде всего рок-клубы, футбольные матчи и окрестности киосков, торгующих нацистской атрибутикой. Делается явная попытка объединить разрозненные скинбанды под одним общим руководством хозяина "Русского хозяина". Практически все сборища юных червяковцев, если верить самим бритоголовым, заканчиваются избиением "недочеловеков". Разумеется, сам Червяков регулярно заявляет, что он тоже не имеет никакого отношения к погромам. Хотя его зам по журналу, напомним, сегодня сидит на скамье подсудимых и его обвиняют в организации погрома в Ясеневе.

К слову, немного о самом журнале. Какую-либо художественную ценность червяковское детище вряд ли представляет. Бесконечные списки "скрытых евреев" в правительстве России и расовые таблицы на тему "Как истинному русскому патриоту опознать еврея".

Конечно, неонацисты читают не только газету Иванова-Сухаревского и журнал Червякова. У меня в руках "оппозиционная русская патриотическая газета "Наше Отечество", которую издает некий Щекатихин. Вот несколько цитат: "Акт возмездия, проведенный арабскими патриотами-смертниками, привел в шок российских жидов... Жиды все - генетические мошенники и предатели, а высшая цель в жизни любого человека - истребить как можно больше жидов во славу Господа, народа и всего человечества". Прокуратура, как и Минпечати, разумеется, ничего не замечает. Как не замечает и деятельность бывшего министра печати Бориса Миронова, выпустившего шестнадцатистраничную брошюру под эпическим названием "Это должен знать Русский". Опять несколько цитат: "Не мы - жида, так жид - нас", "Скоро жиду судьба Бонапарта медом покажется", "Страшнее жида зверя нет". Поговаривают, что Миронов недавно создал фонд "За освобождение от жидовского ига".

Приобщить к "борьбе" скинбанды пытаются, наверное, все националистические лидеры. Но не всем это удается. Возможно, потому, что никто из официальных патриотов не является для них признанным лидером.

И все же работа с отморозками идет. Именно "взрослые дяди патриоты" финансируют газеты для скинхедов. Именно в патриотических листках рекламируются расистские рок-группы типа известного "Коловрата" или "Коррозии Металла". Кстати, недавно Сергей Троицкий, он же Паук, выпустил новый диск с характерным названием: "Бей черных - спасай Россию". Под черными подразумеваются, конечно же, кавказцы.

Нельзя не сказать и о тех, кто защищает бритоголовых убийц. Активно им симпатизирует главный редактор газеты "Завтра" Александр Проханов, который умудрился назвать царицынскую бойню "восстанием детей". Если верить Александру Андреевичу, погромщики - это настоящие патриоты, пришедшие освободить Москву от мафии. Коммунисты вообще не скрывают радости по поводу погрома.

Понятное дело, практически никто из нацистских фюреров не рискнет лично руководить погромом или даже акцией типа избиения африканских студентов возле Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Для этого существуют штатные заместители по работе с молодежью. Они-то как раз и начинают накачанную загодя водкой и пивом агрессивную толпу подстрекать к погромам и убийствам. Интересно, что после погромов в Ясеневе и беспорядков на Петровско-Разумовской у некоторых задержанных были изъяты партийные билеты той же Народно-национальной партии и редакционные "ксивы" изданий типа "Русского хозяина".

* * *

И в заключение специально для Генеральной прокуратуры, Министерства печати и прочих заинтересованных (если таковые имеются) органов: газета "Я - русский" - регистрационное свидетельство № 018070 от 26.08.1998 г.; журнал "Русский хозяин" - регистрационное свидетельство №19089 от 09.07.94 г.; газета "Наше Отечество" - регистрационное свидетельство № П0267 от 21.01.93 г.

Очевидцы массовых беспорядков, как выяснилось, опасаются мести со стороны бритоголовых.
Статья. Свидетелей Ясеневского погрома запугали журналисты. Вечерняя Москва, № 25.

Давать показания против скинхедов, устроивших погром на Ясеневском рынке, отказываются свидетели из-за повышенного интереса СМИ к судебному процессу, который на днях начался в Мосгорсуде. Очевидцы массовых беспорядков, как выяснилось, опасаются мести со стороны бритоголовых.

Как сообщили "ВМ" источники в Мосгорсуде, на процессе планируется заслушать около 40 свидетелей, однако лишь один из десяти человек отваживается явиться в суд. Особенно напугал очевидцев митинг в поддержку бритоголовых, сюжет о котором транслировало телевидение. Тогда, в первый день суда, активисты национал-патриотического движения собрались возле здания Мосгорсуда с требованиями "прекратить расправу над русскими патриотами".

Впрочем, некоторые опасения высказывают и сами работники суда. Дело в том, что вечером того же дня трое обвиняемых, причем в нетрезвом состоянии, встречались служителям Фемиды неподалеку от горсуда. Они находятся всего лишь под подпиской о невыезде, поэтому могут беспрепятственно передвигаться по столице.

Напомним, что в апреле 2001 года две сотни бритоголовых хулиганов, вооруженных кусками арматуры и обрезками труб, устроили погром на Ясеневском рынке. В результате "разборок с кавказцами" были разгромлены два десятка палаток, около 10 торговцев получили различные травмы. На днях в Мосгорсуде начался процесс над активистами этой акции. Замредак-тора журнала "Русский хозяин" Андрея Семилетникова и сотрудницу этого издания Елену Липилину следователи считают идеологами погрома, а четырех столичных "скинхедов" — Андрея Почукаева, Евгения Сержантова, Александра Кузьмина и Валерия Русакова - исполнителями. Кстати, скоро всех шестерых обвиняемых ждет обязательная психиатрическая экспертиза.

В России избивают африканских дипломатов. Власть бездействует. Статья.

Сергей Базавлук, Геннадий Чародеев. Белый террор. Известия, № 23.

В России избивают африканских дипломатов. Власть бездействует

В четверг в центре Москвы избили студента Брэнда Мумби. Этот человек является близким родственником высокого дипломатического чина из посольства Кении в России. Африканских дипломатов, не говоря уже о студентах, в нашей стране избивают постоянно. Дипломаты уже боятся обращаться за защитой в российское Министерство иностранных дел - там кивают в сторону Министерства внутренних дел. Но ничего не меняется, хотя преступление против иностранного дипломата равносильно преступлению против иностранного государства.

Страна, которая гордилась, почти кичилась многонациональностью, гостеприимством и веротерпимостью, становится откровенно расистской. Фашистские организации у нас, где до сих пор почти в каждой семье есть погибшие на самой страшной в истории человечества войне с фашизом, действуют открыто. Отмечают день рождения Гитлера. Громят рынки, лица торговцев на которых им не нравятся. Избивают до смерти людей "неарийской" расы. И почти никогда не оказываются на скамье подсудимых.

У русских фашистов - это ни для кого не секрет - есть единомышленники в спецслужбах и в милиции. Быть может, поэтому черные дела скинхедов и других нацистов по сути остаются безнаказанными. То, что происходит с африканскими дипломатами, - позор для нашей дипломатии, для нашего общества, для нашей власти. Позор, который можно смыть только жесткой и даже жестокой борьбой государства с "белым террором".

В столичном супермаркете "Перекресток", что на Юго-Западной, в "скорую" усаживают молодого африканца. Он морщится от боли - повисла сломанная рука, требуется срочная медицинская помощь. Давясь слезами, чернокожий парень вдруг опомнился и прокричал через закрытое стекло в микроавтобусе: "Я ангольский студент! Это скинхеды меня толкнули. Очень боюсь!" Случайные прохожие, свидетели происшествия - словно у них украли что-то, а вора схватили на месте преступления - зло прокричали вдогонку "скорой": "Расплодили черномазых, гнать из России!" Милиционер с автоматом на шее лишь ухмыльнулся и ушел восвояси.

Посол Кении в России Мешак Нямбати так прокомментировал "Известиям" отношение москвичей к черным африканцам: "Я работаю в Москве четыре года. Все это время слышу от своих коллег жалобы на здешних прохожих - могут толкнуть, ни за что обругать. Были случаи, когда на виду у прохожих и милиции избивали африканских студентов и даже школьников. Могут убить средь бела дня. Мы вынуждены звонить в милицию, чтобы власти защитили от хулиганов, навели порядок. Но происшествий с каждым днем все больше".

Г-н Нямбати представил нам третьего секретаря посольства Саймона Койма, которого 2 февраля группа молодчиков, одетых в черные куртки с фашистской свастикой на рукавах, избила около станции метро "Добрынинская". Их было больше двадцати.

- Все они подростки, - сказал Койма. - Хулиганы кричали: "Черные, убирайтесь из России домой!" Москвичи предпочитали не вмешиваться. И только одна женщина, имя которой я, к сожалению, не запомнил, пыталась вступиться за меня. Они хорошо тренированы и знают, куда бить - по шее и голове. Милиционеров рядом не оказалось. Они вмешались только через полчаса. В отделении, куда доставили меня и нескольких задержанных скинхедов, милиционеры вместо моральной поддержки сказали, словно ударили кулаком по лицу: "Опять сникерса привели!"

В редакцию позвонили ангольские дипломаты, у которых свои счеты с молодыми головорезами. По их словам, на днях подростки в кожаных куртках со свастикой избили маленьких внуков министра-советника посольства Анголы г-на Лиже Эдуарду Менговако. Многочисленные побои, как установила милиция, детям нанес 19-летний москвич Павел Заболотников. Когда у задержанного преступника спросили, за что, он ответил: "Черных не должно быть здесь, их место в Африке!"

Сотрудники иностранных посольств ищут защиту по единственно возможному адресу - на Смоленской площади. 23 января делегация из семи африканских послов, обеспокоенных бездействием милиции и медлительностью судебных органов, во главе с дуайеном африканского дипкорпуса в Москве - послом Мали А.Ш. Даниоко - добивалась приема у министра иностранных дел Игоря Иванова. Однако тот, сославшись на занятость, направил их на беседу к своему заместителю Александру Салтанову. Высокопоставленный дипломат ограничился дипломатической отговоркой: "Дело находится под контролем МИД. Обращайтесь в милицию".

В МВД России "Известия" отослали в районные отделения милиции, на территории которых были зафиксированы избиения африканских дипломатов. В ОВД "Замоскворечье" УВД ЦАО с корреспондентами "Известий" говорили откровенно:

- Ситуация сложная. Группировки скинхедов состоят из подростков. Скорее всего ими руководят взрослые. По каким-то причинам бритоголовые юнцы в последнее время стали часто собираться возле метро "Добрынинская". Милиция пытается предотвращать возможные правонарушения. Мы знаем о случае с третьим секретарем посольства Кении Саймоном Койма. Милиция задержала в тот день нескольких подростков. Возбуждено уголовное дело по статье 213, часть 2 -"хулиганство". Бороться с бандами скинхедов стало чрезвычайно тяжело. Но после событий на рынках в Ясеневе и Царицыне милиция уделяет им серьезное внимание. Но одни мы не справимся. Для борьбы с этим социальным злом необходимо принять решение "на самом верху". К органам МВД надо подключать ФСБ - то есть заняться этой проблемой по-настоящему серьезно.

Справка "Известий"

С мая 2000 года в Москве от скинхедов пострадали граждане 23 стран. В 104 случаях иностранцы получили увечья и попали в больницу. Среди них есть дипломаты и члены их семей. 4 африканца погибли. В официальных нотах, направленных в российский МИД, названы имена пострадавших из Кении, Ганы, Чада, Бенина, ЮАР, Мали, Анголы, Судана, Ливии, Индии, Шри-Ланки, Индонезии.

Кстати

На Смоленской площади "Известиям" заявили: "МИД знает о случаях противоправных действий в отношении сотрудников посольств африканских стран, членов их семей, а также других граждан этих государств. Мы оперативно реагируем на все сообщения на эту тему, поддерживаем тесную связь с правоохранительными органами. Помимо этого информируем послов о проводимых расследованиях, наказании виновных. В МИД России исходят из того, что указанные инциденты не являются проявлениями расизма или ксенофобии, а прежде всего отражают общую непростую криминогенную обстановку в стране".

Сталкивались ли вы с проявлением расизма в России?

Дмитрий БИЛИБИН, ректор Российского университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы:

- С организованным проявлением расизма мой университет не сталкивался. Но отдельные случаи, конечно, происходили. У нас медики ведь ездят по всей Москве, и было несколько случаев нападения на иностранных студентов. Совсем недавно группа подростков от 16 до 20 лет, которая отдыхала недалеко от нашего университета на дискотеке, приехала к медицинскому факультету и стала избивать всех подряд. Потом подростки кинулись в автобус, который поехал по направлению к Ленинскому проспекту. Наша служба охраны порядка задержала этот автобус и доставила всех, кто там был, в отделение милиции. В автобусе они все побросали, потом там нашли и нунчаки, и кастеты, и ножи. На нескольких человек было заведено уголовное дело.

Марк ЗАХАРОВ, художественный руководитель театра "Ленком":

- Я с такого рода вещами не сталкивался. В свое время были проявления мелкого антисемитизма, но это не носило серьезных корней, потому что народ любит очень многих артистов и деятелей культуры, имеющих нерусское происхождение. А вот последние события с организацией боевых отрядов русского фашизма показали, что наша правовая система не готова к борьбе. Мы здесь проявляем удивительное безволие, и оно меня очень беспокоит.

Любовь КАЗАРНОВСКАЯ, оперная певица:

- Я долго жила в Нью-Йорке, где половина населения негритянского происхождения и там расизм, конечно, не так ощущается. В Европе - очень сильно. В России раньше к неграм были очень по-доброму настроены. Сейчас, похоже, чувствуется какая-то прохладца. Говорят, что они "достали": с русскими девушками общались, были смешанные браки. Больше ненависть к так называемым "лицам кавказской национальности", и все время муссируется "еврейский вопрос". Это - проблемы, а к неграм, пакистанцам, индийцам отношение совершенно нормальное.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор "Учительской газеты":

- Лично я не сталкивался. Я практически ни разу в метро не видел людей с другим цветом кожи. Но когда я вижу, как милиционеры все время останавливают на улице лиц кавказской национальности, внутри возникает желание вмешаться. Как можно сразу записывать всех этих людей в бандиты? Это, конечно, не проявление расизма, но неуважение к человеку.

Римма КАЗАКОВА, поэтесса:

- Нет. Русский человек больше не любит евреев, затем идут кавказские народы - армяне, грузины, дагестанцы - и только потом идут негры.

Анатолий НИКИТИН, депутат Госдумы, заместитель председателя комитета по делам национальностей:

- Не доводилось. Не слышал и не видел. Я сам отношусь к представителям другой расы хорошо, мои друзья тоже. Это средства массовой информации разжигают вражду. И передачи, и фильмы об этом. Вот у нас в Рязанской области есть военное училище, там много иностранцев, женятся они на русских, и все хорошо, дружно живем.

Экстремизм в столице.

Статья. "Нет китайского студента, которого бы не избили бритоголовые". О националистических организациях в России. Известия, № 23.

Сейчас в России действует свыше 250 экстремистских организаций. Только в столице, по информации Московского антифашистского центра, около 10 тысяч приверженцев идей национализма, восстановления монархии, антисемитизма, национал-большевизма. Фашистами никто из них себя не называет, дабы не подставляться органам. Но это всего лишь вопрос терминологии.

Националистические организации в России контролирует Управление ФСБ по борьбе с экстремизмом и региональным сепаратизмом.

- Их деятельность - один из аспектов нашей работы, причем основное внимание мы уделяем именно экстремистской составляющей, - рассказали "Известиям" в центре общественных связей ФСБ. - Когда они выходят за рамки социальной безопасности - организуют массовые беспорядки или теракты, с нашей стороны начинается репрессивный момент: мы предупреждаем их о возможности прекращения деятельности организации, либо, как в случае с Лимоновым, обвиняем в терроризме и создании бандформирований.

Однако на откровенно экстремистские действия националисты идут редко, ограничиваясь нападениями на иностранцев и кавказцев.

В Петербурге факт существования националистических организаций и расистских настроений власти отрицают - даже несмотря на инцидент, потрясший в конце января весь город, когда толпа бритоголовых на Невском проспекте зверски избила 19-летнего китайского студента Ван Чаои, сообщает Елена Олень. Юноша почти не говорит по-русски, но уверен, что его били местные фашисты - все они были разрисованы свастиками. То, что это преступление, как и многие другие, было совершено из расистских побуждений, милиция не признает. В Питере иностранные студенты с неславянской внешностью близки к отчаянию. Осенью они даже устраивали забастовки и отправили в правоохранительные органы обращение с требованием прекратить беспредел. Обращение осталось без ответа.

Московское правительство с некоторых пор начало "подрезать крылья" националистам: летом прошлого года руководство Центрального округа столицы запретило им проводить акцию в поддержку действий Лужкова по сохранению жестких правил регистрации для приезжих (кстати, за месяц до этого был проведен митинг с диаметрально противоположным лозунгом "Позор Лужкову, продавшему Москву кавказской мафии!"). Но предотвратить погромы власти столицы не в силах. В прошлом году в день рождения Гитлера бритоголовые разметали рынок в Ясеневе, пострадали десять азербайджанцев. В конце октября при нападении националистов на рынок "Царицыно" погибли три человека. Милиция поначалу пыталась списать этот инцидент на разборки футбольных фанатов. Лишь неофициально в ГУВД признают, что в Москве существует проблема экстремистского национализма, и называют страшные цифры: в столице постоянно проживают от 1,5 до 2 тысяч радикально настроенных боевиков, чьи группировки поддерживают связь с 25 тысячами экстремистов.

Такое отношение милиции к диким выходкам националистов характерно и для регионов. В конце прошлого года Орел покинули 10 китайских студентов, мотивировав это тем, что в городе стало опасно находиться, передает Сергей Ждакаев. Бритоголовые подростки в черных куртках брали в осаду студенческое общежитие и демонстративно маршировали у его стен. "У нас нет ни одного китайского студента, которого бы не избили бритоголовые, - рассказала "Известиям" заведующая общежитием Орловского гостехуниверситета Галина Тимохина, которая лично бинтовала головы пострадавшим. - Мы вынуждены настоятельно рекомендовать иностранным студентам не снимать квартиры в городе и не ходить на экскурсии". По словам преподавателя Орловского государственного университета Ван Сыцдзе, чтобы выйти в город, студенты собираются по 5-6 человек и просят у милиции сопровождение. Милиционеры, однако, относятся к происходящему с удивительным спокойствием. Случалось, что китайцев уговаривали забрать заявления или просто отказывали в возбуждении уголовных дел. Лишь в январе 2002 года приказом начальника УВД Ильи Савченко была создана спецгруппа, которая нашла обидчиков китайских студентов. Начальник отдела УГРО Орловского УВД Роман Сезонов настаивает, что все обвиняемые - лишь хулиганствующие мальчишки.

В последнее время о самых известных радикальных организациях - РНЕ, Русском национальном союзе (к которому напрямую относятся организации скинхедов), Народной националистической партии и Национал-большевистской партии Лимонова - практически ничего не слышно ни в регионах, ни в центре. За исключением нападений на беззащитных иностранных студентов националисты не дают повода вспомнить о своем существовании. Представители российских антифашистских организаций объясняют это тем, что радикалы утратили поддержку властей, решавших за их счет свои рейтинговые проблемы. "Дождитесь ближайших выборов - и вы еще не раз услышите об этих нелюдях", - считают антифашисты.

 

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Информ. сообщ. Место службы московских призывников определит Лужков. Лента.Ру, 1 февраля 2002 г.

Правительство Москвы намерено согласовать с Министерством обороны России список частей, куда будут отправлять на службу москичей-призывников. Как сообщила на заседании призывной комиссии Москвы первый заместитель мэра Людмила Швецова, предварительная договоренность об этом с военными уже достигнута.

Швецова потребовала от комиссии в течение 2 недель подготовить такой список, передает РИА "Новости". Список нужен для того, чтобы Лужков мог обсудить его на встрече с министром обороны России, пояснила заместитель мэра.

Военкоматы забирали и милиционеров, хотя что в свое время начальник ГУВД Москвы сказал, что служба в милиции может засчитываться как альтернативная гражданская служба, - и пожарных, что вовсе противозаконно. Роман Скольский, Роман Шлейнов, Павел Волошин. Статья. В/Ч "Родина" - 3. Стр. 5

"Новая газета" продолжает акцию против уличных облав на призывников

Помните, как радовались милицейские начальники неожиданной моде на службу в российских "органах"? Секрет популярности был прост, как резиновая дубинка. Оказывается, начальник ГУВД Москвы, не дожидаясь медлительных думских законодателей, своим решением приравнял работу в своем ведомстве к гарантированной Конституцией альтернативной гражданской службе. Листовки, рекламирующие новый способ "закосить" от армии, были расклеены во всех московских жилконторах.

Радость поверившей генеральскому слову молодежи продолжалась недолго – аккурат до осеннего призыва 2001 года. К изумлению свежеиспеченных патрульных, выяснилось, что военкомов милицейские погоны и грозные краснокожие "ксивы" совершенно не впечатляют. Юных милиционеров забривали в армию так же беспардонно, как и прочих "уклонистов" из числа студенческой молодежи. Участие в прежних военкоматских облавах новобранцам не засчитали. А заодно под горячую руку прихватили пару-тройку пожарных. Им вообще-то идти служить в армию не положено по закону, но про это в запарке как-то позабыли…

С точки зрения армейского руководства, все правильно. Патриотизм – вещь для молодежи обязательная. Здесь исключений быть не может. Даже если ты уже носишь погоны милиционера или пожарного. А служебное удостоверение и верная резиновая дубинка подождут вчерашнего патрульного в каптерке. Или того хуже. Армейский язык иногда бывает излишне метафоричен. Милиционеру Алексею Петрову, например, сотрудники военкомата посоветовали засунуть его милицейские "корочки", мягко говоря, подальше.

Камера хранения дубинок

Были у Алексея форма с погонами и удостоверение. Вот только работал он не с людьми, а с собаками – кинологом. Все, как в старом фильме "Ко мне, Мухтар": долгие месяцы дрессировки, выезды на места преступлений, беззаветная преданность четвероногого "сыщика". В свободное от службы время кинолог Петров, как и положено образцовому милиционеру, повышал уровень собственного образования. Говоря проще, учился в Государственной академии управления. На математика.

С участковым у Алексея сложились прямо-таки идиллические отношения. Как-никак, коллеги. Местный Анискин даже в гости иногда заглядывал: посмотреть, как растет милицейская смена. Чай пил, хвалил выбор жизненного пути. Делился жизненным милицейским опытом. А к зиме прошлого года зачастил в квартиру Петровых по делам служебным. Нужно, дескать, сходить к военкому. Очень тот просил сняться с армейского учета и встать на учет по месту службы — в милицию.

В военкомат Алексей отправился субботним утром

8 декабря. Добряк-участковый предложил подбросить коллегу на машине. Вышел Алексей налегке – чего собираться, минутное дело. И пропал.

Родители спохватились через несколько часов. Позвонили в милицию. Дежурный посмеялся: "Нечего беспокоиться, ваш сын – сам милиционер". А после обеда позвонил Алексей и сказал, что его забирают в армию.

В субботу районный военкомат не работает. Во всяком случае, за справкой в этот день туда обращаться бесполезно: неприемный день. Для Алексея сделали исключение. Забрали удостоверение, посадили в автобус и отправили на сборный пункт. А оттуда – в часть.

Служба в армии отчасти похожа на службу в милиции. Строевая подготовка, форма… Вот только патриотизма у Петрова поубавилось. Особенно по отношению к различного вида государственной символике. Помнится, когда Алексея принимали на работу в милицию, его прежние командиры много говорили о той власти и той ответственности, которую дает человеку удостоверение сотрудника Министерства внутренних дел. Примеры приводили – все больше из жизни Глеба Жеглова и Володи Шарапова. Романтику развеяла призывная комиссия. Военкоматские работники придерживались на сей предмет несколько иной точки зрения. На вопрос Алексея, что ему делать с подписанным контрактом на службу в органах внутренних дел и милицейским удостоверением, военком ответил по-армейски кратко и образно: "А засунь ты их…".

Охота на огнеборца

Если московский пожарный Алексей Балашев все-таки попадет в армию, рядовым ему не быть. Дело в том, что в своей пожарной части он уже успел дослужиться до лычек старшего сержанта. "Заработать" их, борясь с огнем, – это вам не армейскую "учебку" закончить. Вот, наверное, работники военкомата и решили пристроить столь ценный кадр к настоящему, по их мнению, делу – армейской службе.

Процедура призыва старшего сержанта Балашева напоминала настоящую боевую операцию. Ранним утром 6 декабря, когда Алексей только собирался отправиться на службу, его квартира была взята штурмом превосходящими силами работников военкомата в количестве четырех человек. Захватив Балашева, боевой отряд тыловых службистов отконвоировал его в подвал местного военного комиссариата, где Алексея продержали несколько часов – для острастки. После отсидки Балашев повторил путь, пройденный сотнями жертв предыдущих облав, – призывная комиссия, сборный пункт "Угрешка", воинская часть.

В армии пожарный Балашев служил хорошо, но недолго. Старшего сержанта, к конфузу военкоматчиков, пришлось вернуть домой. Внезапно проснувшаяся законопослушность военкома тут ни при чем. Все гораздо проще: родные Алексея сумели обжаловать действия армейцев в суде. Сегодня старший сержант Балашев находится дома – ждет решения по своему делу. А заодно в силу служебных обязанностей тушит московские пожары…

От редакции. У нас очень удобное законодательство — для государства. Объем несостыковок, дыр и прорех в нем таков, что туда весьма успешно провалились все права человека. Конечно, не дело граждан переписывать законы. Но обязаны ли они страдать от их несовершенства?

Комментарии специалистов

Анна БЕЛЯКОВА, юрист Союза комитетов солдатских матерей России:

— Ситуация с призывом работников органов внутренних дел, которые не имеют высшего образования и работают, к примеру, в отделениях милиции, довольно сложная. Всем известно, что в свое время начальник ГУВД Москвы сказал, что служба в милиции может засчитываться как альтернативная гражданская служба. На самом деле фактически он всех обманул. Работники милиции призываются. Отсрочку получают только те, кто имеет высшее образование и работает в органах внутренних дел и прокуратуры.

И, тем не менее, это не значит, что лица, работающие в милиции, были призваны в ходе этих облав законно. Законность призыва предполагает не только соблюдение материальных норм, то есть оснований для предоставления отсрочки, но и соблюдение процедуры призыва, что не менее важно. Нельзя взять человека на улице и направить его в воинскую часть. Он должен пройти всю цепочку — получение повестки, медицинская комиссия, проведенная в полном объеме, вынесение решения призывной комиссией, получение повестки о явке на сборный пункт и, соответственно, возможность обжалования решения призывной комиссии в судебном порядке. И только после этого человек может быть призван.

Павел УСПЕНСКИЙ, начальник отдела кадров Управления пожарной охраны по городу Москва:

— Граждане призывного возраста, которые служат в подразделениях пожарной охраны Москвы, не могут быть призваны в армию. Это я могу сказать абсолютно точно. Есть закон, в котором черным по белому написано, что пожарных в армию призывать нельзя. Его нельзя так просто обойти.

Саттар ДАДАШЕВ, начальник отдела по надзору за исполнением законов органами военного управления и воинскими должностными лицами Московской городской военной прокуратуры:

— Согласно закону РФ о воинской обязанности и военной службе отсрочка предоставляется лишь тем сотрудникам милиции, которые окончили специальные учебные заведения или обучаются в них и имеют специальные звания. По закону о милиции другим работникам милиции такая отсрочка не предоставляется, они лишь снимаются с учета и состоят на учете в МВД.

Законом о пожарной безопасности предусмотрено, что личный состав этой службы не подлежит призыву в армию, поэтому есть некоторые несоответствия между этим законом и основополагающим законом, регламентирующим призыв. По закону о воинской обязанности этой категории граждан отсрочка не предоставляется. Думаю, мы не вправе комментировать законы. Есть специально уполномоченные судебные органы, которые вправе разрешать данные споры.

Сотрудник пресс-службы ГУВД Москвы:

— Есть законы о милиции и о пожарной безопасности. А есть закон о воинской обязанности, который является основным в том, что касается призыва, и, безусловно, в этой части с ним должны были согласовывать все прочие законы. В законе о милиции подразумевали, что от армии освобождаются только имеющие звания и курсанты, но, к сожалению, получилось все не так однозначно, поэтому появилась совместная директива министра обороны и министра внутренних дел о том, что сотрудников милиции призывного возраста все-таки берут в армию, но комплектуют ими внутренние войска.

…В мае 1996 года случилось знаменательное событие -- Конституционный суд по одному из провинциальных случаев вынес определение, где еще раз подчеркивалось главенство Конституции, в которой прописано право на АГС, над другими законами, где возможность альтернативной службы не предусматривается. Поэтому все последующие судебные процессы и обвинительные приговоры кажутся просто абсурдными. Это понимают и многие судьи и чиновники: практически все приговоры затем отменяются судами высшей инстанции. Статья. Сергей Сорокин. Армии уже надоело судиться. Автор - председатель "Движения против насилия". Время новостей, № 19.

Выяснение отношений в судах между военкоматами и молодыми людьми, требующими замены службы в армии альтернативной, начались вскоре после появления такой юридической нормы в государственных документах. Право на альтернативную гражданскую службу в ноябре 1991 года было закреплено в российской Декларации прав человека и гражданина. В апреле 1992 года его включили в старую Конституцию страны, а в новой эта норма была обозначена с самого начала.

Первым было дело Александра Пронозина. В январе 1992 года Чертановский районный суд вынес по нему обвинительный приговор, но городской суд не признал молодого человека злостным "уклонистом". В 1995 году военные добились пересмотра дела и выиграли процесс. Александр не попал в армию лишь потому, что его к тому времени уже признали негодным для службы по зрению.

Второй памятный эпизод был связан с анархистом Александром Черняевым -- он два года бегал от военкомата, потом пришел сдаваться и написал заявление об альтернативной службе. В 1993 году Тимирязевский суд его оправдал. А свидетель Иеговы Павел Нудель в то же самое время в другом районе Москвы, Черемушках, был признан виновным в уклонении и получил год условно. Тогда же реальный срок получил Александр Чижиков -- он стал первым угодившим за решетку "альтернативщиком". Ему и еще одному молодому человеку, просившему заменить военную службу на АГС, Олегу Осташкину, наверняка пришлось бы отбыть наказание полностью. Но помогла реакция на их процессы за границей. Весной 1993 года в Вене проходила международная конференция в защиту прав человека, на которой обоих объявили узниками совести. Вскоре после этого Московский городской суд пересмотрел два дела, и молодых людей освободили. Громкие процессы постоянно шли не только в Москве. Например, благодаря поддержке общественности в 1996 году в Ногинске был оправдан Вадим Гессе.

А в мае 1996 года случилось знаменательное событие -- Конституционный суд по одному из провинциальных случаев вынес определение, где еще раз подчеркивалось главенство Конституции, в которой прописано право на АГС, над другими законами, где возможность альтернативной службы не предусматривается. Поэтому все последующие судебные процессы и обвинительные приговоры кажутся просто абсурдными. Это понимают и многие судьи и чиновники: практически все приговоры затем отменяются судами высшей инстанции. Например, широко известно обнинское дело Дмитрия Неверовского, которому в октябре 1999 года вынесли обвинительный приговор, посадили в тюрьму, но затем оправдали. Сейчас в Москве "зависло" дело Юрия Лебедева -- Черемушкинский райсуд приговорил его к штрафу в октябре 2001 года, городской суд приговор отменил и полностью оправдал молодого человека, но почему-то не выдает своего решения.

Однако не всегда заявление с просьбой направить на альтернативную службу заканчивается судебным процессом. Практика показывает, что сначала в военкомате пытаются сломить человека криком и угрозами. Если призывник настаивает на своих правах, готов предоставить обоснованные доказательства своих убеждений и демонстрирует готовность обратиться в вышестоящие инстанции, районные военкомы зачастую предпочитают не связываться -- и просто признают молодого человека негодным по состоянию здоровья. Так и мороки меньше, и статистика не портится. Мой сын, кстати, год назад написал заявление на АГС. А этой осенью у него нашли сколиоз.

Методы, которыми военкоматы вместе с представителями право-охранительных органов добились выполнения плана осеннего призыва, вызывают ужас не только у родителей, но даже у членов столичного правительства. Статья.

Мона Платонова. Военных отругали по - крупному. Вечерняя Москва, № 22

План осеннего призыва выполнен в Москве почти на 100%. Но вот методы, которыми военкоматы этого добились, вызывают ужас не только у родителей, но даже у членов столичного правительства.

На днях 16-летний сын моей подруги пришел из школы и заявил родителям, что не собирается поступать в институт. Как ему объяснили в военкомате, нужно пойти в армию и исполнить гражданский долг. Папа и мама схватились за головы: их совершенно не радовала такая перспектива.

В минувшую пятницу в столице прошло расширенное заседание призывной комиссии г. Москвы. Председательствующая на заседании вице-премьер правительства Москвы Людмила Швецова устроила военным настоящий разнос.

В последние годы ситуация с призывом на военную службу в Москве складывалась критически: столичные военкоматы не набирали и 70% от плана. Дабы исправить положение правительство приняло постановление, заставляющее военкоматы вместе с представителями правоохранительных органов искать уклонистов и доставлять их на призывные пункты.

Сначала это нововведение не принесло успеха. Милиционеры действовали мягко: ходили по домам призывников, объясняли родителям, что их сын на сборный пункт все-таки должен явиться. Поскольку тактика уговоров не принесла плодов, люди в погонах перешли к решительным действиям. Сейчас нередки случаи, когда юношу, внешне старше 18 лет, милиционеры хватают на улице, сажают в машину и привозят в отделение. А потом несколько часов разбираются: "косит" ли он от армии?

К сожалению, сейчас в армию идут в основном те, кто не смог от нее откупиться. Перспектива загреметь в Чечню, попасть на мушку свободолюбивого горца молодых людей не привлекает. Как, впрочем, и грубость офицеров, дедовщина.

Но похоже, сами работники военкоматов тоже всеми силами стараются расшатать имидж армии. Призывников и их родителей клятвенно заверяют, что служить солдат будет где-нибудь в Подмосковье, а на самом деле отправляют на Северный Кавказ. Вместе со здоровыми ребятами в частях оказываются наркоманы, алкоголики, психически больные юноши — одним словом, ради плана хватают всех подряд — в прошлом году прокуратура возбудила 214 дел по незаконному призыву в армию, 100 человек возвращены на повторное медицинское обследование.

Но как говорят, спасение самих утопающих — дело рук самих утопающих. Военные должны навести порядок в своей вотчине. На решение большинства проблем вице-премьер отвела им две недели. За это время они должны окончательно определить перечень районов, где могут проходить службу московские призывники. Также в самое ближайшее время армейским чиновникам предписано составить списки людей, не подлежащих призыву, имеющих отсрочку или уклоняющихся от армии. Эти бумаги должны быть в каждом отделении милиции. Для поднятия боевого духа будущих солдат Комитету образования настоятельно рекомендовано укомплектовать школы преподавателями ОБЖ — пока их не хватает в половине столичных учебных заведений.

— Если же все вышеперечисленное сделано не будет, военные продолжат самоуправствовать — хватать всех подряд на улицах; врачи, представители ДЭЗов, негосударственные учебные заведения станут за деньги скрывать от военкоматов здоровых призывников, многие начальники лишатся кресел, — пообещала Людмила Швецова.

Где служат призывники столицы?

Части Московского военного округа - 66,6%; на Севере России - 14%; на Дальнем Востоке - 12%; на Северном Кавказе - 6%; в Молдове - 25 человек.

Когда в вуз приходит разнарядка на призыв, аспирантов попросту выгоняют, лишая отсрочки от армии. Статья. Московский аспирант отстоял свои права.

Светлана Кириллова. Подумаешь, извинимся. Московские новости, № 5

На днях Преображенский межмуниципальный суд принял решение: восстановить в аспирантуре Московской государственной академии приборостроения и информатики (МГАПИ) Александра Воронова. Это судебное решение наверняка войдет в историю правозащитного движения в России: оно стало первым такого рода в Москве и вторым - в стране.

Несколько месяцев "МН" (2001, Э 37, 41, 47) следили за судьбой лейтенанта запаса Воронова, которого распоряжением ректора МГАПИ Бориса Михайлова незаконно отчислили из аспирантуры. Незадолго до исключения Воронова ректор получил послание от районного военного комиссара. Военком, не стесняясь в выражениях, "воспитывал" граждански несознательного ректора: МГАПИ не выполняла разнарядку на призыв лейтенантов запаса. У ректора был один выход: загнать на военную службу пару безответных лейтенантиков. А чтобы те не вякали про аспирантскую отсрочку, выкинуть их из аспирантуры.

О том, почему именно в прошлом году внезапно началась "охота на аспирантов", остается гадать. У Сашиного адвоката Геннадия Ефросиньина впервые за его многолетнюю практику появились такие дела.

- Такое впечатление, что кто-то дает команду, и все бросаются эту команду выполнять. А потом все затихает, - размышляет Юлия Горячева из Комитета солдатских матерей.

Эксперты Минобразования РФ с первого взгляда установили, что ректором МГАПИ издан противозаконный указ, грубо нарушающий несколько положений Закона о высшем профессиональном образовании и других законов. Но принцип "государственное выше личного" сработал в России, как всегда, с точностью часового механизма. На свою жалобу в Минобр Саша получил официально-туманный министерский ответ, которым лейтенанту посоветовали подчиниться предстоящему решению суда.

На решение суда в пользу лейтенанта Воронова власти не рассчитывали. Проректор по научной работе Валерий Ивченко, представлявший на суде интересы МГАПИ, снисходительно замечал: "Что будет, если суд восстановит Воронова? А ничего! Подумаешь, извинимся, стипендию ему выплатим..."

Судья Преображенского межмуниципального суда Ольга Ульянова тщательно разобрала детали нового - не только для нее, но и для всей страны - дела. И приняла решение: Воронова, незаконно исключенного из аспирантуры, восстановить. В зале суда как будто бомба взорвалась. "Мы восстановим его, хорошо! Но как нам быть с другими аспирантами? - воскликнул несчастный проректор Ивченко. - Не забывайте, что к нам в вуз снова пришла разнарядка на призыв!"

Год назад именно эта разнарядка спровоцировала "дело Воронова". Тогда же Главная военная прокуратура РФ признала, что ряд пунктов "Инструкции по подготовке и проведению мероприятий, связанных с призывом на военную службу граждан РФ, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера", не соответствует Закону о воинской обязанности и военной службе. Но наступил 2002 год - и в высшие учебные заведения пошли новые разнарядки из военкоматов, подкрепленные письмами из Правительства Москвы.

"Прошу Вас, - говорится в письме ректору МГАПИ за подписью первого заместителя премьера Правительства Москвы Людмилы Швецовой, - оказать содействие военному комиссариату в своевременном представлении призывного материала и откомандировании призванных к местам службы". Автор письма сделала вид, что не знает: "командировать к месту службы" по Закону о воинской обязанности имеют право только военкоматы. Хотя после проверки Главной военной прокуратуры руководителям всех мастей должно быть известно: следуя устаревшей инструкции по призыву, они нарушают закон. Конечно, в присутствии журналистов заместитель премьера столицы уверяет: "Конституция и Закон о воинской службе должны строго соблюдаться". (Интервью Швецовой газете "Метро", 22 января 2002 года.) Да, жизнь по двойному стандарту утомительна. Особенно, если ты - руководитель и никогда не знаешь, какое невероятное распоряжение "для служебного пользования" тебе принесут завтра.

Закон есть закон, призыв есть призыв. Вместе им не сойтись.

...У ректора МГАПИ осталось несколько дней, чтобы апеллировать на решение суда. Борис Михайлов дал понять, что не будет апеллировать. Проректор Ивченко и заведующий военной кафедрой МГАПИ Перфильев напоследок пожаловались, что их, академика и полковника, ни за что затаскали по судам.

 

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Ситуация с беспризорниками в Москве.

Около 50 тысяч детей работают на улицах Москвы в нарушение всех санитарных и трудовых норм. Статья.

Евгения Обухова. Труд, который не облагораживает. Время МН, № 19, 2 февраля 2002 г.

Доклад "Положение работающих детей в Москве" представила Международная организация труда. Летом 2001 года исследование провели ученые Санкт-Петербургского университета. В рамках Программы по искоренению детского труда (ИПЕК) они опросили 1500 работающих на московских улицах детей, 200 их работодателей и экспертов из правительственных и неправительственных структур. Результаты оказались ужасными. От 30 до 50 (в зависимости от сезона) тысяч детей в возрасте от 4 до 15 лет заняты тяжелейшим трудом - разгружают машины на рынках, убирают и сторожат торговые места, собирают утиль, попрошайничают. При этом от 3 до 10 тысяч детей воруют и продают ворованное и наркотики, а 10-15 тысяч занимаются проституцией.

Эксклюзивное интервью нашей газете дала координатор программы ИПЕК Пирьо Микконен. …

В Москве сейчас 28 тысяч бездомных детей. Статья.

Детей убирают с улиц. Известия, № 19, 2 февраля 2002 г.

Вчера в Министерстве труда и социального развития начала работать "горячая линия". По телефону 925-53-85 ждут информацию о беспризорных детях. Минтруд стал координатором четырех оперативных штабов по детской беспризорности: МВД будет устанавливать личность беспризорников и отвозить их домой или в приют, Минобразование проведет перепись детей, не посещающих школу, Минздрав организует лечение детей улицы.

…Вчера в Медиа-центре "Известий" прошел "круглый стол" по проблеме детской беспризорности. Его участники отметили, что если в 1991 году в СССР было 100 тысяч бездомных детей, то сейчас в России их от 1 до 4 миллионов, а в Москве - 28 тысяч. В столице, по мнению экспертов, из группировок юных бродяг создается своеобразная империя со своими сферами влияния. Например, беспризорники из криминально известного города Орехово-Зуево давно облюбовали территорию близ редакции "Известий" рядом с Пушкинской площадью.

Борьбу с беспризорностью в столице начали с создания специального органа - городского Совета по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. Практически весь труд беспризорников противозаконен: ведь минимальный возраст приема на работу -- 14 лет. Уличные дети заняты грязным, неквалифицированным трудом: моют машины, занимаются погрузкой-разгрузкой, торгуют на рынке. Статья.

Ирина Белашева. Без квартиры, но с деньгами. Время новостей, № 19.

После придания борьбе с беспризорностью статуса дела государственной важности региональные власти России рьяно взялись за отлов и перевоспитание детей улиц. Правда, среди чиновников, воодушевленных недавними призывами Владимира Путина и Валентины Матвиенко, новых Макаренко пока не обнаружилось. Действуют они в основном бюрократическими и полицейскими методами.

В столице, например, начали с создания специального органа -- городского Совета по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. Межведомственный совет, как предполагается, будет координировать работу властей и разнообразных общественных организаций, которые занимаются проблемами уличных детей. Возглавил орган лично московский мэр Юрий Лужков, считающий одной из первоочередных задач увеличение в городе количества приютов и приемников. Начали борьбу с беспризорностью в Москве, впрочем, с тотальной чистки улиц от безнадзорных детей. Но действующее законодательство позволяет помещать в милицейские центры временной изоляции малолетних правонарушителей лишь подростков, совершивших какое-либо преступление. Поэтому не пойманных на месте преступления беспризорников направляют сейчас в обычные детские больницы -- для обследования. Пока власти не признают, что эта тактика породила новую очень серьезную проблему. Но пожелавшие сохранить анонимность сотрудники детских клиник в беседе с корреспондентом газеты "Время новостей" жаловались на новый "контингент". Уличные подростки зачастую терроризируют не только своих "домашних" сверстников (медики, кстати, неофициально советуют родителям по возможности забирать своих детей по домам), но и персонал больниц. К большому удивлению небогатых в массе своей врачей и медсестер, беспризорники оказались людьми обеспеченными. Многие наотрез отказываются от больничной пищи и готовы доплачивать санитаркам за доставку продуктов из ближайших закусочных или "Макдоналдса".

Всего же столичным властям предстоит "нейтрализовать" от 30 до 50 тысяч безнадзорных детей. Именно такие данные обнародовали на днях эксперты Международной организации труда (МОТ), презентовавшие результаты своего исследования о положении работающих уличных детей в Москве. Как рассказала Полин Баррет-Рид, возглавляющая московскую миссию МОТ, исследования проводились накануне ратификации Россией конвенции "О запрещении и незамедлительных мерах по искоренению наихудших форм детского труда".

Социологи считают, что практически всех уличных детей можно считать работающими, если за работу принять любые виды заработка, вплоть до собирания бутылок или попрошайничества. И практически весь этот труд противозаконен: ведь минимальный возраст приема на работу -- 14 лет. Уличные дети заняты грязным, неквалифицированным трудом: моют машины, занимаются погрузкой-разгрузкой, торгуют на рынке. Больше половины уличных детей (50--60%) не старше 13 лет, в основном это мальчики (60--80%). Москвичей среди них немного (10--35%), основная часть -- мигранты из Беларуси, Украины, Таджикистана и жители Подмосковья. Почти треть из них (до 30%) вовлечена в противоправную деятельность (воровство, торговля краденым, продажа наркотиков), еще примерно столько же занимается проституцией и участвует в съемках порнофильмов. По словам координатора исследований, руководителя центра мониторинга социальных процессов факультета социологии СПбГУ Светланы Сноповой, работу беспризорники находят в основном сами. Даже треть малолетних проституток утверждает, что вышли на панель добровольно (хотя социологи и сомневаются в этом). Как заметила г-жа Снопова, в целом результаты исследования не были неожиданными для социологов, однако данные о количестве детей, вовлеченных в противоправную деятельность, показались пугающими. "Эти явления легче предупредить, чем потом бороться с ними, -- говорит Светлана Снопова. -- Ведь только 13 процентов опрошенных нами детей готовы уйти с улицы, остальные не хотят. Поэтому помещением их в интернаты проблему не решишь -- они вернутся на улицу. А значит, надо идти по пути организации "ночлежек", организовывать специальную социальную работу прямо на улицах и стараться, чтобы ряды этих детей не пополнялись".

Опросы, проведенные социологами по заказу Международной организации труда, показали, что заработок подростков-беспризорников в Москве выше прожиточного минимума. В среднем они ежедневно зарабатывают:

грузчики -- 150 рублей;

продавцы на рынке -- 154 рубля;

уборщики -- 92 рубля;

проститутки -- 735 рублей.

О помощи безнадзорным детям. Статья.

Михаил Демиденко. Беспризорникам уже не спрятаться от общей заботы. Коммерсант, № 19.

Вчера в Мосгордуме заседала комиссия по социальной политике. На повестке дня был вопрос, который вот уже две с лишним недели, с тех пор как им заинтересовался президент, стоит на повестке дня практически любого совещания — о помощи безнадзорным детям. Все выступавшие говорили о необходимости прорыва в сотрудничестве законодательной власти с исполнительной по этому направлению, но отметили обычную трудность: денег не хватает.

Докладчиком выступил председатель комитета социальной защиты населения Москвы Игорь Сырников. По регламенту ему выделили десять минут, но их не хватило, чтобы рассказать обо всех проблемах московских беспризорников. Обращаясь к департаменту финансов, Игорь Сырников горько сетовал на нехватку денежных средств и назвал цифры: в 2002 году на беспризорников должно быть выделено 184 млн руб., а пока дали 4 млн на ремонт и оснащение приютов, еще миллион на питание постояльцев — и все. Пожаловавшись на бедность, Игорь Сырников перешел к описанию самой работы с беспризорниками. Сначала их ловит милиция, доставляет в отделение и звонит по 03. Приезжает "скорая помощь" и развозит беспризорников по трем специально назначенным больницам для медосмотра. В свою очередь медики, осмотрев детей, звонят в приюты, откуда прибывает транспорт и забирает детей. Немудрено, что за время пути с пересадками половина беспризорников сбегают, а остальные пытаются бежать уже из приютов, в которых, по мнению докладчика, не хватает прежде всего милицейской охраны.

Господина Сырникова поддержал содокладчик депутат Евгений Балашов. Отметив еще раз плохое финансирование борьбы с беспризорностью в целом, он поднял вопрос о зарплатах приютских работников: господин Балашов справедливо утверждал, что за тысячу рублей возиться с трудными детьми никто не захочет. Ведь, по данным депутата, половина беспризорников — психически неуравновешенные дети, а среди девочек (да и мальчиков) много проституток. Но попытку Евгения Балашова заострить проблему детской проституции пресек спикер Мосгордумы Владимир Платонов: "Мы со взрослой-то разобраться не можем". Однако вновь взявший слово Игорь Сырников развил тему, затронутую коллегой Балашовым; он сказал, что в приюты за детьми часто приезжают не родители, а "паханы" (так депутат назвал сутенеров), которые предлагают выкупы за детей по $500, чтобы забрать их и опять послать на разврат.

Тут снова заговорили о деньгах. Оказалось, что беспризорников из столицы (из них только 2% москвичи) отправляют в родные места на деньги московских налогоплательщиков. Учитывая то, что в московских приютах кормят и моют, туда стремятся попасть на отдых дети со всей страны и из ближнего зарубежья. После такого "курорта" их на московские же деньги отправляют по домам. Так что столичным жителям приходится платить за то, чтобы беспризорники со всех концов света уехали, а они вскоре возвращаются.

С неожиданным, но логичным предложением выступил депутат Михаил Москвин-Тарханов. Он предложил всем присутствовавшим перечитать Диккенса. Как оказалось, сам господин Москвин-Тарханов вычитал у английского писателя, что в XIX веке в Италии и Англии беспризорность побороли всего за 40 лет. Депутат предложил перенять иностранный опыт позапрошлого века. Вероятно, судьба Оливера Твиста ему показалась вполне подходящей для нынешних российских сирот.

Ноту надежды в дискуссию внесла первый заместитель председателя правительства Москвы Людмила Швецова. Она сказала, что некоторые беспризорники отправятся на перевоспитание прямо в воздушно-десантные войска. Это ей пообещал лично главком ВДВ РФ генерал-полковник Георгий Шпак. Кроме десантников желание пригреть беспризорников выразили представители православной церкви и многие обычные люди. Но госпожа Швецова верит, что и без этих добрых людей беспризорники не пропадут, поскольку в Москве уже есть много приютов, один из которых она назвала "пятизвездочным".

В Государственной Думе вчера прошли парламентские слушания на тему "Социально-правовая защита детей от сексуальной эксплуатации и растления". Статья.

Торговля детьми в центре Москвы. Утро.Ру, 4 февраля 2002 г.

В Государственной Думе сегодня проходят парламентские слушания на тему "Социально-правовая защита детей от сексуальной эксплуатации и растления".

…Советник председателя ВГТРК Аркадий Мамонтов, выступая на слушаниях, также высказался за ужесточение уголовной ответственности за эксплуатацию детей. Мамонтов напомнил, что является одним из авторов телепрограмм, показанных по российскому телевидению, где рассказывается о существовании целых группировок, заставляющих детей заниматься проституцией. По данным Мамонтова, "в Подмосковье проходят детские бои, как рукопашные, так и с использованием холодного оружия", которые часто заканчиваются смертельным исходом. Ставки на таких поединках равны $10-20 тысяч.

По словам журналиста, "если сейчас не принять самые жестокие законы, мы потеряем целое поколение"….

В приюте на северо-востоке Москвы пытаются вернуть украденное детство. Статья.

Нина Егоршева. Не хочу домой. Труд, № 22

"Поднимите меня, ну поднимите..." - просит мальчик и жмется к Лидии Ивановой, главному специалисту социальной службы приюта для детей и подростков Северо-Восточного административного округа Москвы. Она гладит его по голове, понимая, как тому не хватает материнской ласки. Взять на руки семилетнего малыша женщине тяжело, но она не может отказать ребенку. Сережина мама тяжело больна и месяцами не выходит из больницы. По выходным в гости приезжает лишь соседка.

Детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в приюте чуть больше сотни человек. Одни живут здесь постоянно, другие приходят только днем, чтобы не болтаться зря на улице. В отличие от детдома приют - место временного пребывания. У многих ребят есть родители - пьяницы, наркоманы или тунеядцы, не способные накормить, одеть и воспитать. Считается, что дети находятся здесь лишь до тех пор, пока непутевые родственники не одумаются. Процесс часто растягивается на несколько лет. Поэтому через приют проходит не более 200 - 300 детей в год. Хотя, рассказывает директор приюта Татьяна Барсукова, надеялись при его создании обогреть и дать кров гораздо большему числу обездоленных детей.

Двенадцатилетний Ваня в приюте живет уже четыре года. По выходным его отпускают домой к родителям, но он все чаще отказывается идти туда: "Они все время пьют и ругаются, а до меня им дела нет". Четырнадцатилетняя Катя живет в приюте вместе с шестью сестренками и маленьким братиком. Отец бросил семью много лет назад. Мать спилась, нигде не работает. Суд уже три раза пытался лишить ее родительских прав. Катя надеется, что этого не произойдет: "Я когда попала сюда, все плакала... Хотела домой, к маме. Сейчас привыкла, и мне здесь даже нравится".

Но "постоянную прописку" в приюте могут получить лишь москвичи. Иногородние дети, а их за год через приют проходит немало, в приемном отделении задерживаются не дольше, чем на месяц. За это время врачи должны обследовать состояние их здоровья, а социально-правовой отдел установить - кто они и откуда. Чаще всего дело заканчивается тем, что Комитет социальной защиты выделяет деньги на билет, и беглеца отвозят домой. "Отправляем мы недавно мальчика в Челябинск, а он говорит: "Знаете, какая у меня самая заветная мечта? Вернуться к вам..." Беда в том, что дома его никто не ждет", - рассказывает директриса. Чтобы "возвращенцев" было поменьше, столица начала работу с регионами по созданию подобных приютов во всех крупных городах России. Ну а для ребятишек, которые упорно стремятся сбежать именно в Москву, столичные власти решили открыть центр для иногородних беспризорников. Пусть живут под крышей, а не на улице, как сейчас.

В приюте СВАО чисто, светло, цветы на подоконниках. Кормят шесть раз в день(!). Для наголодавшихся ребятишек это много значит. Из городской казны на содержание приюта ежегодно выделяется около 7 миллионов рублей. И еще миллион подбрасывают спонсоры. Они закупают необходимую мебель, телевизоры, игрушки. Префектура и районная управа одаривают билетами в цирк, на елки. "Мы единственные, кто проводит с детьми работу по трудовой адаптации, - гордится Лидия Иванова. - Для девочек открыты кружки флористики и поварского дела, для мальчиков - столярно-слесарный кружок и обувная мастерская".

Сейчас в столице имеется семь детских приютов на 700 мест. Для такого огромного города - капля в море, учитывая, что в Москве, по данным ГУВД, не менее 28 тысяч беспризорников. В прошлом году была поставлена задача открыть по приюту в каждом административном округе. Не выполнили. Теперь эту программу взял под личный контроль мэр Юрий Лужков.

Только один из полусотни малолетних попрошаек, задерживаемых в нашем городе, оказывался москвичом, в столицу бегут неблагополучные дети практически изо всех уголков страны. Статья.

Дмитрий Анохин. Для охраны нам два поста мало. Вечерняя Москва, № 23

За последние два года в среднем только один из полусотни малолетних попрошаек, задерживаемых в нашем городе, оказывался москвичом. По словам первого заместителя министра труда и социального развития Галины Кареловой, в столицу бегут неблагополучные дети практически изо всех уголков страны. Естественно, с целым букетом болезней.

В 1999 году был принят федеральный закон, который запрещал милиции помещать бесцельно шатающихся на улице детей, не совершивших противоправных действий, в Центр изоляции малолетних правонарушителей. Это учреждение на Алтуфьевском шоссе, прежде называвшееся приемником-распределителем, опустело, а для беспризорников в городе заработали три государственных приюта на 190 мест. Помимо этого, двести с лишним койкомест предоставляли приюты общественных организаций. С возросшим нашествием беспризорников в столицу этих площадей оказалось мало, и нынешней зимой президент Путин указал министру труда Александру Починку на необходимость форсированного решения проблемы. И новые приюты, которые решением городского правительства планировалось ввести в следующем году, стали спешно открываться уже сейчас.

Репортеры "ВМ" побывали в одном из таких приютов на Новопоселковой улице. Здание капитально отремонтированного детского сада окружено внушительным забором. Директор Геннадий Клейменов показывает свои владения. В тренажерном зале среди луж два шкета в одинаковых трениках и тельняшках режутся в настольный теннис.

- Так, а почему воду не убрали? - спрашивает директор. Шкетов этот вопрос, кажется, не очень заботит. - Весна, видите ли, - извиняясь, говорит нам Геннадий Дмитриевич. - Все потекло, и вот... Пока не уберете пол, играть больше не разрешу!

Ворча, пацаны отжимают мокрые тряпки в ведро.

Сейчас в приюте 23, мальчика в возрасте от 6 до 15 лет. Перед отправкой в приют милиция занимается выяснением их личности, а потом свежеиспеченных воспитанников помещают на пять дней в больницу. За это время ребята сдают анализы и проходят карантин (практически у всех обнаруживаются педикулез и чесотка), и только потом их везут в приют.

Режим их жизни здесь такой. Подъем - в семь утра, с полвосьмого до восьми - завтрак. Затем должны идти уроки, но с учителями школ округа договориться пока не удалось. Так что и до, и после обеда ребята играют или смотрят телевизор. Предусмотрен ежедневный "общественно полезный труд" (уборка снега во дворе). В туалетах персонал регулярно обнаруживает окурки... Шесть беспризорников, в том числе единственная барышня, из приюта уже сбежали, воспользовавшись открытой оконной решеткой. Директор, кстати, считает, что детей разных полов, учитывая их осведомленность в самых разных сторонах жизни, в приютах содержать небезопасно. Так что впредь формироваться контингент этих заведений будет, видимо, по половому признаку.

Как и всякие новшества, открывающиеся приюты словно магнит тянут к себе всякую муть с общественного дна.

- За полчаса до вас ко мне в кабинет пришел молодой человек, - рассказывает юрист приюта Наталья Егорова. - Представился активистом Красного Креста, предъявил удостоверение. Попросил пообщаться с ребятами. Только я вышла из кабинета, ко мне дети: этот дядя, говорят, на вокзале нас сексу учил, мы его узнали!

Вместо ребят "активисту" пришлось общаться с милицией. Но с явным криминалом после введения постоянного дежурства в приютах справиться можно. Куда сложнее решать дальнейшую судьбу ребят. Прежде всего неясно, на какой период в приютах задерживать беспризорников (в уставах этих учреждений оговаривается лишь временный характер содержания, а точный срок не оговаривается). В Министерстве труда надеются на зарезервированные федеральным бюджетом

50 млн. руб. для транспортировки беспризорников домой. Но если маленький бомж не хочет к родителям, он все равно сбежит обратно, в большой, красивый и богатый город, где попрошайничеством за пару-тройку дней можно "заработать" те же 1900 рублей, которые государство платит юристу Наталье Егоровой в месяц. Во-вторых, на реконструкцию и ввод в строй новых приютов министерство тоже обещало перечислить деньги московскому правительству. Но до реальных субвенций дело пока не дошло.

Мы уже покидали приют в Тушине, а директор так и не притронулся к остывшему обеду. В его кабинете опять раздался звонок. "Извините, - измученно улыбнулся нам Геннадий Дмитриевич, - спонсоры подарки принесли. Надо встречать..."

Кстати

Вчера в Мосгордуме заседала Комиссия по социальной политике, обсуждавшая проблему безнадзорных детей. По словам председателя Комитета социальной защиты населения Москвы Игоря Сырникова, в 2002 году на беспризорников должно быть выделено 184 млн. рублей, пока же дали только 4 млн. на ремонт и оснащение приютов и 1 млн. - на питание их обитателей.

Наша справка

28 января создан приют в Северо-Западном округе. 4 февраля принял первых безнадзорных городской Центр профилактики бродяжничества на Алтуфьевском шоссе. 15 февраля начинает действовать приют в Южном округе. 200 беспризорников готов принять Центр социальной адаптации "Филимонки" Комитета соцзащиты... В соответствии с распоряжением мэра приюты должны открыться в каждом округе, а всего в городе будет 1087 койкомест для несовершеннолетних скитальцев.

Реабилитационный центр для наркозависимой молодежи выселяют. Статья.

Лика Щербань. Убить страну живых. Версты, № 11, 2 февраля 2002 г.

Все дело в деньгах... За три года своего существования некоммерческий центр социально-психологической помощи населению "Страна живых" гарантированно "снял с иглы" 15 и уже почти воскресил из мертвых еще 38 наркозависимых. Постояльцы сами подняли из руин здание бывшего детского сада на Сиреневом бульваре - теперь их "родного дома", как вдруг выяснилось...

За восьмимесячную неуплату ни с того ни с сего выросшей аренды (3 тысячи долларов в месяц вместо тысячи) и за мифическую недоимку по техобслуживанию Министерство имущественных отношений с дочерней компанией "ВПК-Сервис" требуют: или до 6 февраля "наркоманы" платят "по счетам" 24 тысячи долларов, или... катятся на все четыре стороны.

У жителей этой необычной "коммуны" свой устав. Его главные пункты: беречь репутацию Дома, работать, помогать друг другу бороться с наркотической зависимостью, страстно хотеть "ожить" и быть честными. И действительно, по уверению директора центра Дмитрия Кореняка (настоящего фаната своего дела), его подопечным, которые живут здесь по 1, 5-2 года, можно полностью доверять. Ребята (от 16 до 30 лет) сами изгонят со своего последнего островка надежды любого, кто попробует соблазнить недавно "слезших с иглы" алкоголем или наркотой. Реабилитационная программа бесплатной, для всех нуждающихся "Страны живых" крайне гуманна: вместо решеток на окнах, овчарок во дворе и принудительного лечения здесь полное доверие к "пациентам". Длительная изоляция от внешнего мира, трудотерапия (дежурства по дому и кухне, занятия спортом, вокалом, столярным делом) и психологическое внушение, что возвращение к нормальной жизни - главная и абсолютно достижимая цель.

Результат уникального безмедикаментозного метода лечения - лишь 10% прошедших курс "срываются"...

Все дело в деньгах.

По закону реабилитационный центр - не медицинское учреждение, а потому не попадает под опеку Минздрава. Центр не имеет ни денежного пособия (деньги на питание и прежде терпимую аренду год назад давали спонсоры, а теперь "кто сколько сможет", в частности, небогатые родители пациентов), ни даже собственного помещения. Больную молодежь и 20 человек персонала, уже несколько месяцев работающего бесплатно, собираются выгнать на улицу, а здание отдать под офисы. Обречь недолечившихся наркоманов на верную гибель и заработать на их освободившемся помещении Министерство имущественных отношений, по-видимому, решилось лишь из-за полной социальной незащищенности нового для России явления - длительного, по принципу детского дома, стационара для молодежи (еще один есть в Одессе).

...Пока же московская "Страна живых", где социальную адаптацию проходит молодежь не только из разных городов России, но и из закрытого за долги филиала центра в Туле, еще живет, а точнее, доживает.

На что они надеются?

На росчерк пера президента, однажды уже уберегшего от точно такой же судьбы приют для детей из "горячих точек"?

На предложение министра образования взять наркозависимых под опеку своего ведомства?

На личное обещание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II вступиться за сживаемое со свету богоугодное дело?

Сергей А. уже семь месяцев находится в центре после четырех лет тяжелых наркотиков. По окончании всех этапов лечения - отвыкания, духовного переосмысления жизни и развития собственной личности - мечтает снова выйти в мир и завести семью, ведь профессия мебельщика, которую ему здесь дали, уже сейчас кормит не только его, но и многих в этой общине. И потому Сергей, как и его 38 товарищей по несчастью, хватается за последний шанс - за веру: символ "Страны живых" - расцветающая засохшая яблоня даст еще плоды.

Все дело в деньгах?..

Власти Восточного округа Москвы пытались закрыть православный девичий приют "Остров надежды". Статья.

Татьяна Филиппова. Сироты остались жить незаконно. Коммерсант, № 21.

Москомимуществу пока не удалось выселить девичий приют из старинного особняка

Вчера власти Восточного округа Москвы пытались закрыть православный девичий приют "Остров надежды". В одиннадцать часов утра к зданию в проезде Попова прибыли судебные приставы, представители Москомимущества и городской управы "Сокольники", милицейский наряд, а также крытый брезентом грузовик, в который предполагалось погрузить выселяемых из приюта детей. Свидетелем событий стала корреспондент Ъ ТАТЬЯНА ФИЛИППОВА.

Без четверти одиннадцать подходы к "Острову надежды" были перекрыты пикетом. Выстроившиеся в цепь молодые люди в красных майках с надписью "Все путем", которых подъезжавшие один за другим телевизионщики поначалу принимали за выселяемых детей, на поверку оказались вездесущими "Идущими вместе".

– А что вы собираетесь здесь делать? – удивлялись телерепортеры.

– Не пускать,– с готовностью отвечали "Идущие".

Постепенно к зданию начали подтягиваться реальные действующие лица. В припаркованной у обочины машине сидели три дамы с каменными лицами, представлявшие органы опеки и попечительства. Дамы были настроены агрессивно.

– Да, мы собираемся вывозить детей.

– Куда?

– Сначала в больницу. Они же больные! И чесотка у них была, и вши. Это же притон! Здесь никто не занимается розыском их родителей, и воспитателей не хватает. Мы хотим устроить этих детей по-человечески.

Пока я разговаривала с попечительницами, к месту событий прибыл наряд милиции. Сотрудника ОВД "Сокольники" майора Конина тоже беспокоила судьба несчастных детей. И только представитель Москомимущества по Восточному округу Владимир Горшков не стал ничего говорить о детях, а сразу же объявил: "Выселяем организацию, незаконно занимающую это здание. Все остальные вопросы – к судебному приставу".

К одиннадцати часам пикетчики начали хором скандировать: "Не дадим детей в обиду! Дайте детям жить спокойно!" Приютские воспитанницы позировали перед телекамерами и рассказывали душераздирающие истории о своей жизни на улицах и вокзалах. Ждали приезда судебных исполнителей, которые и должны были отдать приказ о насильственном выселении приюта.

Они приехали втроем: молодой человек в очках, представившийся сотрудником отдела судебных приставов Восточного округа Москвы Сергеем Семешиным, и две молодые женщины, которые очень не хотели называть свои имена. Им понадобилось совсем много времени, чтобы оценить обстановку.

– Значит, детей не трогаем?

– Нет, только проверяем учредительские документы.

После этого приставы начали отвечать на вопросы журналистов. Потом на вопросы отвечал директор приюта. Из ответов выяснилось, что единственный в стране негосударственный приют существует уже семь лет и все это время идет спор между правительством Москвы и приютом относительно того, имеет ли последний право занимать это здание. Директор "Острова надежды" Александр Огородников, известный в прошлом правозащитник, отсидевший в свое время восемь с половиной лет по политической статье, являлся лидером партии "Христианско-демократический союз России". Как лидер ХДС, он и получил в аренду симпатичный особняк в проезде Попова. Приют, в котором сейчас обитают полтора десятка детей от восьми до восемнадцати лет, никакого права на дом не имеет, а Христианско-демократический союз Преображенский суд решил из здания выселить.

Приглашенный господином Огородниковым адвокат Михаил Расташанский комментировал это так: "Получилось так, что приют находится здесь незаконно. Есть вступившее в законную силу решение о выселении ХДС. Сейчас судебные приставы дали месячную отсрочку по исполнению этого решения. Суд по приюту идет около года. Истец – Госкомимущество. Решение еще не принято. У приюта, к сожалению, нет никаких законных оснований здесь оставаться, но этим людям важнее накормить ребенка, чем думать о том, как правильно оформить все юридически. То, что вы видите,– агония".

А прохожие комментировали это, исходя из здравого смысла: "Особнячок-то какой симпатичный! И стоит хорошо, в сторонке. Видать, кому-то приглянулся".

Кому именно, представитель Москомимущества сообщить отказался категорически. Но есть слух, что за дом спорят две силовые структуры.

А выселение в результате отложили. На месяц.

Кампания по борьбе с беспризорностью продолжается.

Городские власти спешно наладили "механизм" по искоренению беспризорности. Смысл его в том, чтобы уличными детьми одновременно занимались милиция, медики и службы опеки. Но на деле получаются те же самые "изъятия" - временные и формальные. Вновь созданные приюты работают на полную мощность. Не успеет ребенок сбежать, как на его место привозят нового. Персонал близок к панике. И, хотя в Москве есть разного рода нестандартный наработанный опыт работы с беспризорниками, использовать его чиновники не умеют
. По мнению психологов государственная система неэффективна, потому что в ее основании интересы ведомства. Милиция борется с детской преступностью, Минздрав - с наркоманией, Минтруда - с безнадзорностью. А ребенком как личностью не занимается никто. Он вроде механической куклы, которую можно переносить с места на место. Давайте понастроим приютов, и дети будут в них жить. Не будут! Статья.

Вадим Речкалов. Сироты при живой родине. Общая газета, № 6.

…Детсад для бродяг

А по Москве прошел слух - беспризорников с "трех вокзалов" сотнями вывозят на 101-й километр. На самом деле происходит следующее. Городские власти спешно наладили "механизм" по искоренению беспризорности. Смысл его в том, чтобы уличными детьми одновременно занимались милиция, медики и службы опеки. Но на деле получаются те же самые "изъятия" - временные и формальные.

Уже три недели милиция отлавливает тех, кто не успел спрятаться, и вызывает неотложку. Специально для этого выделено шесть карет. Пойманных свозят в четыре детские больницы: Тушинскую, Морозовскую, Св. Владимира и 21-ю.

По неофициальным данным, за время кампании в 21-ю поступило не менее 150 детей. Примерно столько же в Морозовскую, из которых человек 10 сразу сбежали. В больницу Св. Владимира только 1 февраля привезли шестерых. Самые подробные сведения по Тушинской: к началу этой недели поступило 123 ребенка, 45 из которых переправлены в приюты, 16 отданы родителям, 9 сбежали. Беспризорников старше 15 лет везут во взрослые клиники.

Опрошенные врачи и медсестры говорят одно и то же. Что подавляющее большинство детей вполне здоровы. Что медики вынуждены выполнять работу воспитателей. Что уличные дети обижают домашних и портят больничное имущество.

По замыслу властей из больниц беспризорников должны забирать социальные работники и отвозить их к родителям, определять в приюты и детские дома. Что из этого выйдет, можно предположить по опыту московского детского сада № 569, спешно переделанного в приют на 30 мест. Его открыли 25 января и заполнили в два дня. На третий день 11 человек сбежали, прихватив казенную одежду. Работники приюта не могут справиться со своими подопечными. Здесь всего шесть воспитателей, ни один из которых никогда не работал с беспризорниками. Психолога нет. Но приют работает на полную мощность. Не успеет ребенок сбежать, как на его место привозят нового. Персонал близок к панике.

- Эти дети не хотят жить по законам нашей страны, - сказал мне один из воспитателей. - Нашей страны и нашего приюта. Они хотят курить, заниматься сексом, засыпать и просыпаться, когда вздумается. С ними могут справиться только специалисты. Надо что-то исправлять в их душах. Научить отличать хорошее от плохого.

Некоторые из беглецов возвращаются. Отогреться, отоспаться, посмотреть телевизор, спрятаться от очередной вокзальной облавы. Они не скрывают, что скоро опять сбегут. А бывшие детсадовские воспитательницы никак не могут им объяснить, почему жить на улице - плохо.

Технология любви к ребенку

- Почему ребенок живет на улице? - спрашивает Зыков. И сам отвечает: - Потому что дома ему хреново.

Олег Зыков - психиатр, президент благотворительного фонда "Нет алкоголизму и наркотикам", эксперт Госдумы, кандидат наук и доцент - предпочитает рекомендоваться социальным технологом.

- Почему государственная система неэффективна? - продолжает спрашивать Зыков. - Потому что в ее основании интересы ведомства. Милиция борется с детской преступностью, Минздрав - с наркоманией, Минтруда - с безнадзорностью. А ребенком как личностью не занимается никто. Он вроде механической куклы, которую можно переносить с места на место. Давайте понастроим приютов, и дети будут в них жить. Не будут!

Уже много лет Зыков вместе со своими единомышленниками создает теоретическую базу для работы с беспризорными детьми. Он увлечен всякими "технологическими модулями".

- Прежде всего надо понять, что с ребенком случилось. Как к нему подойти, о чем заговорить, во что быть одетым? Вот методичка! Выяснив, что происходит с ребенком, можно выстраивать план его реабилитации. Сразу вернуть в семью, что-то в ней подправив, или поселить в приют и искать опекунов. Сейчас одна из программ фонда - развитие опекунских семей. Государственные органы в этом не заинтересованы. У них задача простая - оформил на ребенка бумаги, отправил в интернат. А с опекунами надо возиться: подбирать, обучать, контролировать. Это тоже социальная технология. А есть такие дети, которые настолько адаптировались к улице, что не хотят с нее уходить. С ними и работать надо на улице. Эти слов не понимают, только поступки. Какими должны быть поступки? Вот методичка! Для ребенка уход из дома - трагический выбор из двух зол. Кстати, не все убегают от побоев. Бывает достаточно и того, что ребенок не чувствует уважения и любви. Ну не могут родители ему это продемонстрировать. Бог не дал. Вот, пожалуйста, методичка! Как видите, я бюрократ!

Почти десять лет назад "бюрократ" Зыков открыл на Юго-Западе детский приют "Дорога к дому", который работает по сей день. Единственный в городе приют, куда бездомный ребенок может попасть прямо с улицы, без всяких справок и направлений. Просто попроситься.

Пока не превратился в гада

Сейчас приют находится в совместном ведении зыковского фонда и московского комитета здравоохранения. Город платит жалованье сотрудникам, а Зыков испытывает здесь свои теории. В основном на деньги иностранных фондов. Последний грант получили от британского МИДа. Двадцать профессиональных социальных работников целый год выявляли неблагополучных детей в пяти районах ЮЗАО. Выяснили, кто из них употребляет наркотики (82 человека), алкоголь (774), нюхает клей (43). Кто живет на улице постоянно (3), кто периодически (72), а кто приходит домой только переночевать (387). Посчитали попрошаек (33), воришек (122), хулиганов (234), детей "группы риска" (1030), то есть тех, кто в любой момент может стать бродягой, наркоманом и т.д. Сотрудники знали все места детских тусовок и даже имели в этой среде нечто вроде агентуры. Беспризорники позвонили однажды, чтобы сообщить о появившемся в их компании новичке.

- Забрали бы вы его к себе в приют, - посоветовал наглый мальчишеский голос. - Пока он не превратился в такого же гада, как мы.

Социальные работники не только собирали информацию, но и постоянно общались с детьми и их родителями. Это могло быть хорошим началом для большой и многолетней работы, обещающей пусть не скорые, зато надежные результаты. Но год прошел, английские деньги кончились, а местные власти программу не подхватили, хотя поначалу и обещали. Почти четыре тысячи детей оказались брошенными теперь и социальными работниками.

- Я зарекся работать с детьми на гранты, - горько сказал мне психолог Булат Ширгалин. - Финансирование должно быть постоянным, то есть государственным. Грант заканчивается, и детей приходится предавать.

Единственное, что осталось, - наработанный опыт. Который, возможно, пригодится озабоченным беспризорностью чиновникам. А возможно, и нет. Они ведь привыкли к другим методам.

Не успели московские власти дать указание о создании детских приютов при окружных управлениях социальной защиты, как к Зыкову пришли из администрации ЮЗАО. Предложили перевести приют "Дорога к дому" из управления здравоохранения в управление соцзащиты. Олег Владимирович вежливо отказал.

- Людям надо срочно отчитаться, - говорит психиатр Зыков. - Я их не осуждаю. Нормальная примитивная реакция.

Две причины войн подростков в городе: нет адекватной реакции со стороны государства, а, в частности, —от правоохранительных органов, то есть нет общественного "тормоза".И, кроме того отсутствует "ювенальная юстиция", позволяющая не только наказывать, но и заниматься реабилитацией, работать с детьми риска на улицах. Статья.

Анвар Тавобов. Террор несовершеннолетних. Вечерняя Москва, № 25

В городе идет война. Незаметная на первый взгляд, она не прекращается ни на минуту. Никто официально не подсчитывает потери и увечья в этой войне. Но каждый подросток, в особенности на окраинах Москвы, выходя из дому — в школу или в булочную за хлебом, — внутренне готовит себя к тому, что он может стать ее участником.

Парня зовут Леха — через "е" без точек — это не имя, а производная от фамилии. Леха в восьмом классе, но он высок ростом и так крепко сложен от природы, что производит впечатление одиннадцатиклассника. Леха живет в шести остановках трамваем от метро "Коломенская". Свой район считает лучшим в городе и, как может, борется за справедливость в нем. Вместе с Лехой борются его друзья — братья Вадик и Артем (Дрон-старший и Дрон-младший — тоже от фамилии), а также Гена, которого просто зовут Толстым. Эти ребята объединились полтора года назад. Что заставило их это сделать?

- Я присоединился к ним с прошлого учебного года, — рассказывает Гена. — Короче, я хотел пойти в компьютерный клуб. Там мы командой, сразу на сорока "компах", играем в "Контр-Страйк"...

В клубе один час игры за компьютером стоит 15 рублей. Гена рассчитывал играть 4 часа и должен был потратить 60 рублей. Все, как в школьной задачке. Но у матери не оказалось мелких денег, и она дала ему сторублевку, строго наказав не потерять и принести сдачу.

На остановке у клуба к Гене подошли четверо подростков.

- Сразу было видно, что они скинхеды, — рассказывает Гена, — потому что скины свои шапочки на голове подворачивают два раза, чтобы было видно, что они пострижены наголо. Один из них спросил меня: "Хач?" Я ответил, что русский. Тогда они начали придираться к моему внешнему виду. Им не понравилось, что на мне брюки-"трубы" и на ногах ботинки-"гриндера". "Нарезали" мне хорошо, ну то есть избили, отобрали 100 рублей и проездной.

Гена знал, что Леха давно уже воюет со скинами. Он обратился к нему. Деньги вернуть не удалось, но троих из тех, кто его грабил, они нашли и избили. Четвертый, как оказалось, живет в Панках, что за Люберцами, и наезжает редко. Ехать в Панки опасно. Как утверждают подростки, это город скинхедов.

Сейчас они чаще всего ходят вчетвером. Но когда "забивается стрела", то есть начинаются крупные "разборки", то "реально", как выразился Леха, он может собрать и 30 человек.

Скины к нам не с Марса спустились, они такие же подростки, как и все остальные. Я спросил Леху, откуда такая вражда и взаимная ненависть. Скинхеды не любят инородцев, но ведь Леха не относится к их числу. А оба Дрона — вообще "Иванушки-интернейшл".

— Я рэпер, — отвечает Леха, — они нас не уважают. Говорят, рэп — музыка негров. Но вообще-то, им по барабану — лишь бы придраться. Например, к Вадику придрались за то, что у него брови "лохматые". Кому понравится, если остановят и начнут разглядывать: откуда у тебя уши растут? Мне лично это никогда не понравится!

Самих скинов, кроме бритых голов, можно отличить еще и по высоким "омоновским" ботинкам. Чтобы отличать друг друга в городе, они даже специально подворачивают брючины.

Как утверждают подростки, в их районе до сотни скинхедов, занимающихся "гоп-стопом" — мелким грабежом ровесников — и убежденных в том, что тем самым они борются за чистоту нации. В милицию пострадавшие подростки, как правило, не обращаются. Кто-то боится, а большинство считает это бесполезным. Легче, как говорит Леха, защищаться самим.

Часто родители, посылая сына-подростка в магазин с деньгами, и не подозревают, что за отказом их ребенка стоит вовсе не лень, а страх и нежелание в нем признаться...

Обычно скины носят в кармане горлышко от бутылки, которое называют "розочкой". Известно также их пристрастие к арматуре. В прошлом году Лехе ударом арматуры сломали кисть. Леха не мог отомстить и очень переживал. Тогда старший Дрон отправился в школу, где учился скин. После этой встречи скину тоже пришлось походить в гипсе.

С тех пор, опасаясь ответной мести, Леха со товарищи также по вечерам прихватывают с собой что-нибудь потяжелее…

Борис АЛЫШУЛЕР — руководитель общественной организации "Право ребенка":

Почему идет война подростков? По двум причинам.

Первая. Нет адекватной реакции со стороны государства, а в частности — правоохранительных органов. Нет общественного "тормоза". Вспомните, когда произошли погромы в Ясеневе, нас убеждали в том, что это были просто "хулиганские действия отдельных подростков". Либо не хотят видеть реальную картину, либо есть соответствующая установка ее "не видеть". Что проявляется и сегодня: ведь суд над "хулиганами" никак не назовешь публичным.

Вторая причина вытекает из первой. Есть такое понятие, как "ювенальная юстиция" — юстиция для несовершеннолетних. То есть не только наказывать, но и заниматься реабилитацией, работать больше на улицах, с детьми риска. На Западе есть такая специальность: уличные социальные работники. У нас их нет.

Торговля детьми в Москве и детский порнобизнес — очень безопасный бизнес. Статья. Денис Беликов, Дмитрий Кафанов, Мария Черницына, Наталья Золотарева. Маленькие жертвы большого секса. Московский комсомолец, № 30

Секс у нас давно уже есть. Причем процветают его самые гнусные формы — в первую очередь педофилия. Странно, что власти в лице депутатов Госдумы заметили это лишь на прошлой неделе, посмотрев на закрытой комиссии крутое детское порно...

Считается, что в разгар любой кампании, начатой властями, явление, которому кампания посвящена, временно затихает. Но в случае с использованием детей в качестве сексуальных объектов в порноиндустрии это правило не сработало.

Корреспондент "МК" потолкался возле торговых палаток у Ленинградского вокзала всего 10—15 минут, когда к нему подошел молодой человек и поинтересовался, что интересует.

— Да вот, чего-нибудь "остренького" ищу.

— Гомо-гетеро-дети? — деловито поинтересовался парень.

— Ну... чего-то с молоденькими.

Кассета с участием детей стоила 500 рублей. За "жесткое порно с элементами насилия" просили на 200 рублей дороже...

Познакомиться с потенциальными актерами тоже не составило большого труда.

Кирилл, 10 лет, туляк. На улице полгода. Отец пьет, матери нет. На левой брови — шрам: "папаша ударил о батарею".

Леша, 10 лет, из Ярославля. Отца нет, мать пьет. В этот раз на улице три недели, из них неделю — в Москве.

Вася из Нижегородской области, 11 лет. Отца нет, мать пьет, выгнала из дома...

Судьбы — как под копирку. Отличные биографии для того, чтобы стать "звездой порнобизнеса".

К детям постоянно обращаются неизвестные люди с предложением пойти на квартиру, посниматься. Предложения маскируются просьбой помочь по хозяйству за вознаграждение. Но ребята прекрасно знают, что скрывается за этими словами.

Кириллу, к примеру, предлагали от 250 до 8000 тысяч рублей за день съемок. Эти ребята говорят, что отказывались. Но "другие пацаны соглашаются". Рассказывает Леша:

— Сидим мы на Пушкинской. Подходит дядька лет 40. С бородой и усами, в темных очках, черноволосый. Говорит: "Пойдем в милицию". А я про него точно знаю, что он не милиционер. Мы убежали...

По словам детей, уже после нашумевшего убийства мальчика Жени на Курском вокзале, на 5-й платформе изнасиловали и убили 14-летнюю девочку Кристину...

Дико было слушать эти истории от обыкновенных на вид, разве что замызганных детей. Не дебилов, с нормальными лицами, с нормальной для их возраста речью...

Любители малолеток съезжаются в Москву со всего мира и чувствуют себя здесь комфортно. Их ждут чудеса сервиса: огромный выбор сексуальных рабов от 7 до 14 лет, копеечные цены и — если не очень повезет — очень смешные сроки уголовного наказания. Благодаря всем этим "прелестям" российская столица может смело претендовать на звание мирового центра детской секс-индустрии.

Взрослые московские проститутки принимают клиентов в "апартаментах" и выезжают к ним на дом. Их услуги стоят минимум 50—70 долларов... Беззащитные дети-проститутки лишены даже этих "благ". Они снимаются на вокзалах — за 50 рублей, за пачку сигарет, за тюбик клея. Больше требуют "мамки" — до 500 рублей за девочку (причем торг уместен).

Торговля детьми в Москве — очень безопасный бизнес. Ольга, сутенерша с Курского вокзала, о которой "МК" писал еще несколько месяцев назад, и сейчас спокойно "работает" на прежнем месте. А самая известная московская обитель извращенцев — у памятника героям Плевны — цветет пышным голубым цветом уже много лет. "Зачистки" здесь проводятся чуть ли не раз в неделю. Но все возвращается на круги своя... По словам самих беспризорников, некоторые сотрудники милиции берут с них дань. Тариф гуманный — "всего" по 50 рублей с носа. Видимо, делают скидку на возраст...

...На Курском вокзале в разгар нашей беседы с помощницей сутенерши Ольги, некой Леной, появился милиционер и потребовал предъявить документы. Лена давно утеряла свой паспорт, но ее-то как раз не забрали. В "обезьянник" попал корреспондент "МК".

В Московско-Курском ЛУВД, куда его доставили, причину задержания никто не объяснил, а местный начальник уголовного розыска Сергей Макаров даже пригрозил: "Мы, опера, никому не верим — у нас есть три часа на установление вашей личности. Это время мы предлагаем вам провести в камере предварительного заключения: там уже сидят и проститутки ваши любимые, и бомжи..." Это несмотря на предъявленный паспорт и удостоверение газеты!

Но, переписав домашний адрес и телефон, Сергей неожиданно ударился в философию:

— Жизнь путан тяжела. Вот "мамка" Ольга воспитывает четырех детей, гражданка Украины, вам бы с ней пообщаться… — посоветовал он. И, получив согласие, бодрым шагом проводил корреспондента к центральному входу на вокзал, где толпились проститутки. Там, приобняв "мамку"-Олю, он сказал: "Олечка, познакомься! Это журналист из "МК".

После столь теплого знакомства Ольга радостно сообщила, что даже когда были облавы на всех беспризорников, ее девиц не тронули.

— Потому что это не считается "точкой", — объяснили местные путанки. — Порой дело даже не в 50 рублях: малышня сама садится к "добрым дяденькам" в машины и едет на квартиры за пачку сигарет. Почти за бесплатно соглашается на съемки...

...В отличие от вокзальных ребята, которые торгуют собой у памятника героям Плевны, считают себя профессионалами. Корреспонденты "МК" поговорили с некоторыми из них.

Димке — 13 лет, свою проститутскую деятельность он воспринимает просто как бизнес. У беспризорников между собой так и принято говорить: "сдавать себя в аренду". Магомету — 15. Они оба — из Ростова-на-Дону. Именно старший товарищ предложил Димке "поработать" в Москве. Но с одного клиента удается стрясти всего 100 рублей, так что разбогатеют мальчишки еще не скоро.

На Плешке беспризорники работают самостоятельно: никаких сутенеров у них нет. Действо может происходить прямо в ближайших кустах, но чаще переносится в машину или на квартиру "арендатора" детского тела. Иногда пацаны объединяются толпой, чтобы дружно кинуть клиента: стоит заплатить деньги — и на него набрасываются с кулаками. Существует в этой детской "работе" и сезонная специфика. На холодную зиму бомжата стараются найти себе "дом" — сожительствуют с клиентами весь сезон практически бесплатно, за еду и компьютерные игры. А весной появляются на вокзале в новой одежде с карманами, набитыми деньгами. Правда, часто платой за это богатство становятся букет венерических заболеваний и даже СПИД. Кто-то после "зимовки" вообще не возвращается...

Отдельная сфера "бизнеса" — детская порнография. У любого московского ларька с видеоэротикой обязательно вертится хмырь с бегающим взглядом, который предлагает кассеты с характерными названиями: "Извращенец и малолетний" или "Изнасилование ребенка". Стоят они от 300 до 500 рублей. Правда, по словам работников МУРа, вокзальные распространители составляют лишь мизерную часть порнодельцов, самую верхушку этого айсберга. В основном кассеты расходятся по проверенным, тайным каналам и стоят гораздо дороже — от 45 до 300 долларов. На московском черном рынке представлена и отечественная, и западная порнопродукция. Но западная в основном распространяется через Интернет, а вот кассеты с порнофильмами — в большинстве наши.

Денег за съемки в порно дети обычно не получают. Да и взрослые мерзавцы, насилующие их перед камерами, довольствуются "гонорарами" рублей в 200. Они "работают ради удовольствия". Практически все задержанные производители и распространители детской порнографии имеют сексуальные отклонения. За несколько лет в Москве был осужден лишь один распространитель детского порно, занимавшийся этим только ради выгоды. Он делал вещи сравнительно невинные: скачивал картинки из Интернета и продавал.

А сколько же всего уголовных дел было возбуждено в Москве за детскую порнографию? Этого не знает никто! По абсурдной причине: в российском законодательстве... просто нет такого понятия.

Извращенца могут обвинить либо в распространении порнографии (неважно какой — взрослой или детской), либо в "развратных действиях в отношении малолетних". Преступники получали крупные сроки, только если истязали ребенка перед камерой. А так — распространители детского порно отделываются сроком до двух лет, а развратники — до четырех. И любому бомжу проще "приласкать" ребенка перед камерой, чем, скажем, украсть курицу. Последнее преступление по нашим законам более тяжкое: за кражу можно и лет пять получить...

Наши законы не оставляют развратников без "участия" и за тюремной решеткой. Так, после амнистии в мае 2000 года на свободу вышли практически все российские педофилы.

Характерный пример. По громкому делу "Голубой орхидеи" — изготовителей и распространителей детского порно — были задержаны и русские, и американцы. Наш человек получил за распространение порнопродукции полтора года тюрьмы, но отсидел меньше года. А американец ждет суда в марте у себя на родине. И прокурор штата требует для него пожизненного заключения...

В США за детскую порнографию дается минимум от 15 лет — даже если человек провозит единственную кассету для собственного пользования из штата в штат. Не дают поблажек извращенцам и в других западных странах. В Голландии и Германии в тюрьму сажают и за хранение кассет с детской порнографией.

А у нас... У нас пока борются только за то, чтобы преступления, связанные с развратными действиями в отношении несовершеннолетних, называть особо тяжкими. И осуждать на сроки от пяти лет. Пока же Москва открыта для извращенцев всех кровей. За последние два года в столице было задержано пять иностранных педофилов. А сколько "секс-туристов" погуляли в Москве безнаказанно — остается только гадать...

 

 

 

СВОБОДА СОВЕСТИ

Информ. сообщ. Центр юридической помощи верующим в Москве. С инициативой создания Центра выступил московский Гуманитарный центр Хаббарда, сообщил Вячеслав Жуковский. ИА "ПРИМА", 4 февраля 2002 г.

В ближайшее время в Москве откроется Центр правовой поддержки религиозных групп. Центр объединит юристов, готовых оказывать "правовую поддержку всем без исключения религиозным объединениям" в стране.

Как сообщил в ходе прошедшего 4 февраля в Москве заседания неправительственного Межрелигиозного совета адвокат Вячеслав Жуковский, организация будет вести судебные дела религиозных групп, вплоть до подготовки обращений в Конституционный суд РФ. Центр будет учрежден как автономная некоммерческая организация. Его сотрудники, юристы, которые будут работать на платной основе, готовы нести материальную ответственность за качество услуг.

Юристы Центра также ставят своей целью привести в соответствие с российской Конституцией действующее законодательство в этой сфере. В частности, это касается закона "О свободе совести и религиозных объединениях" от 1997 года.

С инициативой создания Центра выступил московский Гуманитарный центр Хаббарда, сообщил Вячеслав Жуковский.

 

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Алла Тучкова. Статья. Москву поставили на карту. Независимая газета, № 21.Столичному правительству показали экологическую схему города, которая должна помочь решить проблему его загрязнения

Вчера на заседании правительства Москвы была впервые представлена экологическая карта-схема города. Ее подготовили департамент природопользования и охраны окружающей среды и Научно-исследовательский и проектный институт экологии города Москвы. Насколько известно, таких карт еще нет ни в одном регионе России. Московская карта-схема разрабатывалась для того, чтобы с ее помощью улучшать экологическую ситуацию, и потому на нее нанесены даже такие, казалось бы, мелочи, как резервуары для хранения жидких противогололедных реагентов и автомойки.

Отмечены на карте-схеме и "места потенциального образования свалок", то есть те места, куда граждане и организации имеют обыкновение выбрасывать разного рода отходы. Из карты-схемы следует, что такие несанкционированные свалки находятся, например, рядом с Кузьминским прудом и в Ухтомском районе.

Также здесь отмечены рынки, автозаправки, нефтехранилища, взрыво- и пожароопасные предприятия. Есть и "экологически опасные объекты, производящие сбор, сортировку или утилизацию отходов". Среди них - Опытно-производственный центр МГУП "Промотходы" на улице Речников и АО "Пластполиэтилен" во Втором Нагатинском проезде.

Сейчас на территории города находятся более 5 тыс. промышленных и транспортных предприятий. Ежегодно в Москве образуется 3 млн. тонн промышленных отходов, 3,8

млн. тонн твердых бытовых отходов и более 3,5 млн. тонн строительных отходов. Но, как сказал после окончания заседания руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонид Бочин, существование многочисленных промышленных предприятий не вызывает у него каких-то негативных эмоций, поскольку практически все они давно уже не работают в полную мощность. Сейчас основным источником загрязнения окружающей среды является автомобильный транспорт.

Экологическая карта-схема была создана в первую очередь для сотрудников экологической милиции. А необходимость ее создания была вызвана тем, что сведения об объектах, которые надо контролировать, до сей поры находились в разных организациях. И из-за этого в органах инспекционного экологического контроля необходимая информация иногда просто отсутствовала.

Членам московского правительства карта-схема понравилась. Они лишь выразили пожелание, чтобы в нее внесли побольше разных сведений, например об уровне шума в разных районах, и чтобы она своевременно обновлялась. Но первый заместитель премьера правительства Москвы Валерий Шанцев довольно скептически отнесся к этому начинанию. "У нас слишком много людей занимается анализом экологической ситуации, - сказал он. - Но практически никто не занимается улучшением ситуации в лучшую сторону. И в результате получается, что в природоохранных зонах у нас лежат плиты, горы мусора, разбитые машины и черт знает что! Я тут был в историческом парке на улице Куусинена. Посередине этого исторического парка военные закопали емкость, сделали там автобазу и заправляются горючим!"

 

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

6 февраля Юрий Лужков на заседании столичной Думы утвердил на должность Уполномоченного по правам ребенка исполнительного директора благотворительного центра "Соучастие в судьбе" Алексея Голованя.

Хартия.Ру, 6 февраля 2002 г.

Олег Федорченко. Статья. У беспризорников появился соучастник.

В Москве назначен Уполномоченный по правам ребенка. Сегодня Юрий Лужков на заседании столичной Думы утвердил единственного кандидата на эту должность, которого сам же и выдвинул, - исполнительного директора благотворительного центра "Соучастие в судьбе" Алексея Голованя.

Функции Уполномоченного заключаются в том, чтобы обеспечивать государственную защиту прав, свобод и законных интересов ребенка. Ребенка, однако, не каждого, а такого, которого больше защитить некому: главное внимание Уполномоченный сосредоточит на защите интересов детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также тех детей и подростков, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Согласно городскому законодательству, на эту должность может быть назначен гражданин РФ, достигший 30-летнего возраста, обладающий общественным авторитетом, занимающийся проблемами детства и имеющий опыт защиты интересов ребенка.

А у Голованя как раз имеется обширный опыт защиты сирот. Именно в качестве лучшего друга всех детей в прошлом году он принимал участие во встрече представителей общественных организаций с Владимиром Путиным, а также входил в оргкомитет Гражданского Форума. Кроме того, Алексей Головань - один из авторов столичного закона об институте Уполномоченного по правам ребенка. Правда, не известно, принадлежит ли именно ему авторство пункта, согласно которому Уполномоченный по правам ребенка независим и не подотчетен никаким государственным органам и должностным лицам.

В интервью нашему корреспонденту Алексей Иванович признался, что известие о возможном назначении на эту должность было не столько неожиданным, сколько просто приятным. По словам Голованя, перед внесением своей инициативы Лужков долго советовался со "всем комплексом социальной сферы", и сфера в один голос потребовала Голованя в уполномоченные. Он добавил, что несмотря на независимость Уполномоченного, "инициатива мэра Лужкова ко многому обязывает".

Головань сообщил, что на новом посту намерен в первую очередь заняться организационными вопросами: надо решить вопросы штата и помещения. Раздобыв помещение, уполномоченный начнет принимать в нем граждан, преимущественно детей, а потом поедет по тюрьмам и детским домам. Головань также предполагает содействовать развитию института попечительского воспитания и вообще всячески проявлять готовность к соучастию в детских судьбах.

Головань напомнил, что с беспризорностью боролись всегда, и всегда эта борьба приносила свои результаты. Поэтому не стоит полагать, что тема московских беспризорников стала актуальной только после соответствующего указания президента Путина. Хотя, конечно, внимание президента и вице-премьера Валентины Матвиенко к детским проблемам не может не радовать. По мнению Голованя, подростковое бродяжничество - проблема не столько социальная, сколько психологическая и педагогическая. Поэтому особенно его тронуло недавнее распоряжение Валентины Матвиенко, велевшей соответствующим специалистам выяснить побудительные мотивы детей к бродяжничеству и обосновать их с научной точки зрения.

Алексей Головань утвержден на пять лет на должность уполномоченного по правам ребенка в Москве. Александр Орехов. Статья. Московских детей взяли под защиту. Известия, № 22

Вчера Московская городская дума утвердила предложенную Юрием Лужковым кандидатуру на должность уполномоченного по правам ребенка. На пять лет им стал 36-летний Алексей Головань. Он принял присягу прямо на заседании Мосгордумы.

Проблемами детей-сирот он стал заниматься после окончания МИФИ. В 1989 году Алексей Головань создал благотворительную организацию "Соучастие в судьбе", которая оказывает помощь выпускникам детских домов. Первое, что намерен сделать Головань на своем посту, — создать эффективно работающую приемную для детей или их законных представителей. За бесплатной юридической помощью к уполномоченному по правам ребенка смогут обращаться все дети. Сейчас подыскивается помещение для этих целей. На организацию института уполномоченного по правам ребенка в городском бюджете на текущий год предусмотрено 14 млн рублей.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве Радиопередача.

"Эхо Москвы", 6 февраля 2002 г.

Антон Орехъ. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве.

В гостях: Алексей Головань

Ведущий: Антон Орехъ

А.ОРЕХЪ: Взбудоражила общественность сегодняшняя новость по поводу закрытия, вернее, выселения детского приюта "Остров надежды". Каким-то образом можете Вы это прокомментировать? Что это за ситуация, что это за история, на каком основании закрывается приют, какая его дальнейшая судьба, тем более, как я понял, это чуть ли не единственный негосударственный детский приют в столице. Что вы можете по этому поводу сказать?

А.ГОЛОВАНЬ: Я только сейчас увидел сообщение "Интерфакса" о закрытии этого приюта. Сообщение мотивируется решением соответствующих судов о заключении договора аренды, о выселении. Я на сегодняшний момент не могу сказать мотивировку этих судов и чем вызвано это решение, но полагаю, что придется этим заняться и разобраться в судьбе этого приюта. Сказать, что он является единственным негосударственным приютом в городе Москве, я не могу. Эта информация не соответствует действительности. В Москве есть другие негосударственные приюты, и они успешно работают.

А.ОРЕХЪ: Я так понял, у Вас есть лично просто какие-то претензии к господину Огородникову. Александр Огородников – это директор этого приюта "Остров надежды". Мы до эфира с Вами говорили.

А.ГОЛОВАНЬ: Я не скажу, что у меня есть личные претензии. Просто некоторое время назад я слышал разную информацию о деятельности этого приюта, о соблюдении прав детей, которые там находятся, в том числе и по обращению конкретного ребенка, которое было со стороны этого ребенка в нашу организацию - Благотворительный центр соучастия судьбе. И насколько я знаю, права этого ребенка, находящегося в приюте, нарушались. Нарушались не руководством приюта, а происходило определенное бездействие со стороны администрации приюта по защите прав ребенка.

А.ОРЕХЪ: А что Вы подразумеваете под действием? Бездействие – понятно что такое. Что должен делать приют, его руководство?

А.ГОЛОВАНЬ: С юридической точки зрения действие и бездействие это близкие вещи. Не происходило защиты прав. То есть ребенок находился в приюте, но требовались определенные меры по защите его прав. Эти меры не принимались, насколько я знаю.

А.ОРЕХЪ: Каким образом можно защитить в приюте права ребенка? Тем более, что Вы уполномоченный по правам ребенка, следовательно, Вы знаете, наверно, как можно их защитить, каким образом и от чего.

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что ребенок, который находится в приюте, имеет какую-то предысторию - как он попал, в связи с чем, что у него, например, с жильем, где у него родители. То есть очень важно определение статуса этого ребенка и просчитывать дальнейшие шаги, что будет с этим ребенком, когда он покинет стены приюта. Ведь мы понимаем, что приют это временная мера, а потом ребенок должен куда-то выйти. И если ребенок пока находится в приюте, а что-то происходит с его жильем и ребенок лишается этого жилья, а администрация приюта не принимает никаких мер к тому, чтобы защитить эти права ребенка, жилищные, то это как раз идет речь о том, что права ребенка нарушаются.

А.ОРЕХЪ: Начиная с Нового года вообще о беспризорных, о сиротах, о проблемах детей у нас говорят почему-то очень много. То есть это, наверно, хорошо, что говорят много, даже на самом высоком уровне, на прошлой неделе этот вопрос обсуждался, правда, потом его затмила тема с организацией спортивного канала. Но, тем не менее, Вам не кажется, что в этом есть, может быть, не кампанейщина, но что-то в этом роде, то есть попытка создать шум, показать, что государство заботится, что оно вот-вот эти проблемы или решит или начнет решать, и на том как-то потихонечку затихнуть… Нет у Вас такого ощущения?

А.ГОЛОВАНЬ: Это сложный достаточно вопрос. Проблема безнадзорности - это то, что мы получили за определенное время перемен, которые происходили в России. То есть это, если хотите, зеркало тех перемен, ужасное зеркало тех перемен, которые произошли. Это то, что мы видим каждый день, буквально выйдя на улицу или открыв окно. Но это не является единственной проблемой детства. То есть это то, что лежит на поверхности, а под этим есть еще целый ряд проблем, которые просто не видны невооруженным глазом и которые требуют какого-то дополнительного изучения, дополнительного наблюдения. Я думаю, что эта тема кампанейщины не будет в данном случае присутствовать, так как на эту тему заговорил президент России и последнее время, по крайней мере, президент проводил политику "сказал, что сделаю, значит сделаю и выполню это обещание". Этому есть ряд примеров, и я думаю, что просто президент тем самым озвучил уже то, что некуда было никому скрыть. То есть проблема уже настолько бросалась в глаза, что нужно было делать. Дальше уже ждать сил никаких не было, поэтому народ стал этим заниматься.

А.ОРЕХЪ: Ирина спрашивает: "Назовите, пожалуйста, адрес, по которому можно написать письмо о нарушении прав ребенка" Допустим, она стала свидетелем нарушения прав и хочет кому-то об этом сообщить каким-то образом.

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что уполномоченный по правам ребенка в городе Москве назначен буквально 2 часа назад, и поэтому у него пока нет ни адреса, ни телефона. Но я полагаю, что через неделю – через две у него будет уже место, куда можно обращаться, и поэтому на сегодняшний день я думаю, что какое-то письменное обращение можно написать пока на адрес Московской городской Думы: Москва, улица Петровка, дом 22, и это письмо обязательно попадет к уполномоченному.

А.ОРЕХЪ: Не получится так, что как на деревню дедушке?

А.ГОЛОВАНЬ: Нет, это не получится. У нас будет договоренность с Московской городской Думой о передаче пока временно корреспонденции, до тех пор, пока у уполномоченного не появится собственное помещение.

А.ОРЕХЪ: Вы занимаетесь всеми детскими проблемами, и беспризорными, и сиротами, и ребятами, которые побираются на улице, может быть, у них есть и родители, может быть, они даже дома живут, но, тем не менее, таким образом деньги добывают. То есть весь спектр проблем относится к Вам?

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что в законе города Москвы об уполномоченном по права ребенка сказано, что уполномоченный занимается всеми нарушениями прав ребенка на территории города Москвы. Но в законе же установлен приоритет, что приоритетной деятельностью уполномоченного является защита прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также иных детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, это очень широкая категория, и эта категория детей указана в законе об основных гарантиях прав ребенка. Это дети, которые остались на улице без присмотра, это и дети-инвалиды, и ряд других категорий. То есть, по большому счету, уполномоченному, я так полагаю, придется заниматься достаточно широким спектром проблем детей.

А.ОРЕХЪ: Человек идет по улице, видит ребенка, очевидно, по одежде, по чумазому лицу понятно, что это беспризорник. Соответственно, как ему в такой ситуации к нему относиться, к этому ребенку? Есть масса таких граждан, которые дадут пинка под зад и еще порадуются. Есть такие, которые хотят этого ребенка чуть ли не привести к себе домой, накормить, обогреть, помыть. Для более сердобольной части граждан что Вы можете сказать? Насколько вообще опасно это или не опасно? Некоторые ведь считают, что если дать такому ребенку копеечку и покормить его, то он еще и привыкнет, и совсем уже не захочет ни учиться, ни возвращаться в семью, ни чего-то еще делать. Он понимает, что ему всегда подадут, всегда у него будет какой-то кусок масла на кусок хлеба. Вы что посоветовали бы таким гражданам, которые хотят лично каким-то образом поучаствовать в судьбе совершенно не знакомого им человечка?

А.ГОЛОВАНЬ: Я думаю, что на Ваш вопрос нет какого-то универсального и общего ответа. Потому что, как любая ситуация, как любая судьба, нет похожих судеб, нет похожих ситуаций, и поэтому сказать, что сделать в этом случае, а что сделать в другом – для меня ответить на этот вопрос затруднительно. Я бы для начала просто попытался поговорить с ребенком и выяснить, откуда он, что, почему он оказался на улице. Сейчас подготовлен проект постановления правительства Москвы, где установлен механизм взаимодействия государственных структур г. Москвы по оказанию детям, оказавшимся без надзора на улице. И там сказано, что должны делать органы внутренних дел, комитет социальной защиты, органы здравоохранения и так далее. Если кто-то хочет помочь конкретному ребенку, можно обратиться к ближайшему милиционеру, потому что сейчас есть четкая установка по ГУВД г. Москвы, как заниматься с этими детьми и как им оказывать помощь. Либо можно обратиться в комитет социальной защиты, там тоже сейчас есть специальные структуры, которые занимаются этими детьми. Но поймите правильно, ведь это очень сложная проблема, и далеко не все дети хотят попасть в какой-то приют, не все дети хотят, чтобы их поместили в какие-то достаточно комфортные условия. Совершенно интересно. Или, скажем так, печальная история, например, произошла в приюте на Северо-Западе, который недавно открылся. Туда поместили сразу 30 детей, и на следующий день из этих 30 детей 15 просто убежали. Привезли новых 15 детей на освободившиеся места. Через день из этих 15 убежали 7. То есть это проблема не только в том, чтобы дать кров, чтобы обогреть, прокормить, а это более серьезная проблема, она частью связана с медицинскими разными аспектами и с психологическими. И поэтому сказать, что сделать в конкретном случае, я на сегодняшний момент не могу.

А.ОРЕХЪ: Сейчас у нас еще в эфире поучаствует семья Куликовых в лице Елены. Елена, добрый день. Я знаю, что Вас очень волнует по-человечески проблема ребенка и Вы в своей анкете даже написали, что Вы хотели бы каким-то образом участвовать как частное лицо в их решении. Соответственно, Вы можете сейчас уполномоченному по правам ребенка задать свой вопрос, который посчитаете нужным.

Е.КУЛИКОВА: Во-первых, добрый день, Алексей. Мне хотелось бы узнать, что Вы делали до этого времени. Я так поняла, что Вас назначили совсем недавно на этот пост ответственный. И какое у Вас образование? Кроме этого, мне интересна была бы Ваша оценка деятельности наших чиновников и правительства до этого времени, до того, как Владимир Путин указал нам всем на этот вопрос, который был у нас у всех под ногами и мы наблюдали эту беспризорность. Как Вы оцениваете их деятельность? Я думаю, что они не делали, в общем, ничего. Если бы я была учителем, я бы поставила им "2" или "1". Может быть, они их куда-то свозили или они куда-то разбегались, но на этом уровне…. И не кажется ли Вам, что нужна принципиально другая идея и другие люди для решения этой проблемы, может быть, менее замыленные, более заинтересованные. Но у нас есть такие люди в этой стране, в конце концов, в нашей стране?

А.ГОЛОВАНЬ: Я начну по порядку отвечать на Ваши вопросы. До назначения на пост уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, что произошло буквально 2 часа назад, я работал в общественной организации, которая называется Благотворительный центр соучастия судьбе. Этой организации больше 10 лет, и я участвовал в ее создании. Центр соучастия судьбе оказывал комплексную помощь и защиту прав выпускников детских домов. Мы помогали ребятам в трудоустройстве, ходили с ними в суды, защищали их права, добивались решения каких-то проблем в их интересах через административные органы и так далее. У меня высшее образование, я по первому образованию инженер-физик, закончил МИФИ, а по второму я юрист, закончил Московскую государственную юридическую академию. Что касается Вашего вопроса по поводу оценки деятельности государственных органов по проблеме беспризорности, мне кажется, мне даже неловко об этом говорить, эту оценку дал президент во время своей беседы и с членами правительства, и с вице-премьером Валентиной Ивановной Матвиенко, поэтому в данном случае ни добавить, ни прибавить. Однако мне хотелось бы подчеркнуть, что нельзя говорить, что ничего не делалось по этой проблеме. Может быть, делалось недостаточно и в связи с тем, что президент оценил эту работу как неудовлетворительную. Сейчас будут предприняты более активные и более эффективные меры. Что касается новых подходов, я совершенно с вами согласен, что только одним механизмом помещения детей в приюты эту проблему не решишь. Здесь нужны совершенно иные механизмы новые какие-то концепции, и эта проблема, по большому счету, не является проблемой только сегодняшнего дня. То есть в этой проблеме есть какие-то оперативные вопросы, когда мы должны ребенку, которого мы видим и который нуждается сегодняшней какой-то немедленной помощи, эту помощь оказать, но это же проблема будет еще длительное время. Специалисты говорят, что аналогичные проблемы в Италии, например, и в Англии решались порядка 30-40 лет. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что если мы хотим серьезно, например, заниматься этой проблемой, что эту проблему нам придется решать еще долгие-долгие годы. И я согласен, что, с одной стороны, мы должны готовить специалистов, которые могли бы заниматься этой проблемой, а сейчас ни один вуз не готовит специалистов, которые бы могли заниматься с детьми, находящимися на улице без надзора, и, с другой стороны, мы должны осуществлять переподготовку тех специалистов, которые сейчас уже занимаются этой проблемой, так как говорят, что в нашей стране нет другого народа, так у нас нет других людей и мы должны этих специалистов растить, создавать новых и переобучать тех, которые уже есть.

А.ОРЕХЪ: Алексею я еще успею задать несколько вопросов от наших слушателей. Михаил спрашивает Вас, вдогонку той теме, с которой мы начали, по поводу закрытия, судя по всему, на данный момент такая ситуация, негосударственного детского приюта "Остров надежды". Вы сказали, что это не единственный негосударственный приют в столице, по Вашим данным. Михаил Вас спрашивает, сколько частных или негосударственных приютов для детей в Москве, потому что он пока склонен верить тем данным, что этот приют единственный и что его именно закрывают.

А.ГОЛОВАНЬ: Я не могу сказать точно цифру, но я могу сказать, что есть, например, очень известный приют фонда "Нет алкоголизму и наркомании", фонда НАН, который расположен в районе метро "Профсоюзная". Этот приют функционирует достаточно давно, он известен, и как раз именно специалисты этого приюта предлагают, сотрудники этого фонда, этого приюта предлагают новые методики, новые механизмы оказания помощи беспризорным детям. Поэтому это действительно так, приют "Остров надежды" не является единственным приютом негосударственным в городе Москве.

А.ОРЕХЪ: Известно, что у нашего государства почти ни на что нет денег, я думаю, что не получите и вы больших ассигнований на защиту прав ребенка. В связи с этим вы не думали о том, что может быть каким-то образом посотрудничать с церковью? Необязательно это будет православная церковь и вообще какие-то христианские конфессии, это могут быть и мусульманские и какие угодно представители. Не думали ли вы о том, чтобы каким-то образом совместно решать эту проблему? При том, что, конечно, церковь у нас во всех ее видах отделена от государства.

А.ГОЛОВАНЬ: Я думаю, что в работе уполномоченного придется очень активно сотрудничать и с государственными органами, это прежде всего с исполнительной властью, с законодательной властью, и ему придется очень активно взаимодействовать с общественными организациями, опираться на них, использовать те ресурсы, которые у них есть. И, конечно, уполномоченный, я уверен, будет сотрудничать и с церковью, с различными конфессиями, если они будут готовы к этому, будут предлагать какую-то помощь, и это будет как бы соответствовать целям, задачам уполномоченного.

А.ОРЕХЪ: Каким образом Вы бы отнеслись, если бы был создан церковный какой-то приют, естественно, не один, просто к самой идее создания церковного приюта?

А.ГОЛОВАНЬ: Это нормальный совершенно шаг. И как раз в понедельник было заседание комиссии по социальной политике Московской городской Думы, в котором участвовала и Людмила Ивановна Швецова, и Владимир Михайлович Платонов. И как раз там говорилось, что одним из возможных направлений решения этой проблемы беспризорников будет создание приютов при церкви.

А.ОРЕХЪ: Еще одна разновидность приютов детских домов. Несколько лет назад об этом очень много говорили, в последнее время я что-то про это почти ничего не слышу. Может быть, говорят, может быть, просто мне не везло. Семейные детские дома - к этой форме как Вы относитесь? Было, где-то по какому-то из телеканалов показывали, где-то за городом какая-то как деревня, там живут все, ведут общее хозяйство, у них воспитательница как мама, несколько детей живут с ней. Как вы к этому относитесь, к этой форме?

А.ГОЛОВАНЬ: Я считаю, что чем больше будет различных форм для воспитания детей, для устройства детей, тем это лучше. Потому что сказать, что на сегодняшний момент мы должны отдать какое-то предпочтение одной из форм, это совершенно неверно. И поэтому семейный детский дом, приемная семья - они имеют совершенно полноправное право на существование, наравне с государственными учреждениями, с детскими домами, с интернатами. И вообще безусловно, что воспитание ребенка в семье предпочтительнее, чем воспитание в государственном учреждении. И государство уже берет курс на создание либо малокомплектных детских домов по принципу семейных, либо на создание так называемых семейных детских домов, о которых говорите Вы.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве.

 

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

В настоящее время, как свидетельствуют результаты статистических наблюдений, в Подмосковье более 160 тыс. человек работают в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам. Статья.

Любовь Портнова. Ну очень много рекомендаций.
Ежедневные Новости. Подмосковье, № 23

На заседании Московской областной Думы, состоявшемся 6 февраля, депутаты рассмотрели внесенный губернатором проект закона "Об областной целевой программе "Улучшение условий и охраны труда в Московской области на 2002 - 2005 годы".

В настоящее время, как свидетельствуют результаты статистических наблюдений, в Подмосковье более 160 тыс. человек работают в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам. Ежегодно вновь регистрируется свыше 100 случаев профессиональных заболеваний, происходит свыше 600 тяжелых несчастных случаев на производстве, в том числе со смертельным исходом.

Ни один из депутатов на усомнился в том, что проблему нужно решать как можно скорее и, разумеется, комплексно. Но предложенный документ вызвал немало нареканий. Например, привлечение различных организаций для разработки нормативных правовых актов. Для этого из областного бюджета планировалось выделить финансовые средства. На каком основании? Разработчикам не удалось обосновать и объемы финансирования отдельных мероприятий программы.

Как отметила председатель думского Комитета по труду и социальным вопросам Вера Щербакова, программа должна содержать только те мероприятия, которые действительно будут способствовать улучшению условий и охраны труда. Их, кстати, в предложенном документе не так уж много " основное внимание уделяется разработке различных рекомендаций, методик и перечней. Что касается рекомендаций, то недостатка в них на предприятиях области никогда не было. Поэтому Вера Щербакова предложила исключить из программы раздел "Нормативно-методическое обеспечение охраны труда" и сэкономить таким образом 2 млн. бюджетных средств.

Депутаты охарактеризовали программу как очень "сырую" и вернули ее губернатору - на доработку.

Областная Дума утвердила состав правления Московского областного фонда обязательного медицинского страхования. На заседании был также избран председатель Комитета по вопросам бюджета, финансовой и налоговой политики, им стал Андрей Епшин.

 

 

 

РАЗНОЕ

Информ. сообщ. Ужель та самая Татьяна.
Грани.Ру, 7 февраля 2002 г.

Татьяна Дмитриева, бывший министр здравоохранения России, а ныне директор Государственного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского, издала ученую монографию под названием "Альянс права и милосердия. О проблеме защиты прав человека в психиатрии". Исследование в значительной мере обращено в прошлое - и похоже, что как раз в этом и состоит его актуальность. Вывод компетентного автора таков: в Советском Союзе вовсе не было "специально организованной и развитой системы использования психиатрии в политических целях". Что ж, зачистка преступлений советского режима - дело для нашего времени закономерное. И в своем роде характерно, что предаться этому занятию решила именно г-жа Дмитриева. В 1992 году она, находясь на той же должности, что и сейчас, встречала в своем институте его бывшего узника - прославленного борца с коммунистической системой Владимира Буковского. И сумела растопить сердце недоверчивого лагерника, найдя берущие за душу слова: "Я читала вашу книжку и давно хотела вам сказать: все, что вы написали и о нашем институте, и о спецбольницах, - правда". "Я знаю, она не лицемерит", - добавил диссидент, вспоминая о разговоре с "молодой, миловидной женщиной" (Владимир Буковский. Московский процесс. М.: МИК, 1996, с. 161.) Остается только догадываться, как оценил бы он теперь внешний облик и душевные качества своей тогдашней собеседницы. Всего десять лет прошло - а как изменился человек! Но еще больше изменилось время.

Грани.Ру, 6 февраля 2002 г.

Александр Подрабинек. Статья. Психиатры лечат память.

Есть такая мечта кошмарной жизни: чтобы вдруг проснуться и увидеть - все хорошо. Чудо! Сгинули ужасы, угрозы, всякие неприятности и неожиданности, впереди только радости, сбывающиеся надежды и сплошные удовольствия. Нечто подобное, казалось, происходило с нашей страной в конце 80-х начале 90-х. Вот напечатали "Архипелаг ГУЛАГ", вот уже нет КГБ и рухнул СССР, вот наконец появились разные партии, а вот уже выходит множество газет и все разные, и телевидение стало разнообразным, смотри что хочешь - от эротики и азартных игр до новостей CNN и дискуссий о свободе слова.

Задели перемены и психиатрию, столь услужливо помогавшую советской власти бороться с диссидентами. Дожившие до новых времен мастодонты карательной медицины ушли в тень, а на свет вышли честные психиатры из Независимой психиатрической ассоциации России. И ее приняли во Всемирную психиатрическую ассоциацию даже раньше, чем туда вернулась официозная минздравовская ассоциация, выгнанная из ВПА в 1983 году за использование психиатрии в политических целях.

Спецпсихбольницы отняли у МВД и передали в Минздрав. Новые руководители старых психиатрических служб и институтов, застенчиво потупив глаза, публично признавали: да, были в нашей истории позорные страницы, да, расправлялись психиатры с диссидентами по указке КГБ. Но, уверяли новые руководители, все это в прошлом, это никогда не повторится, а кто старое помянет - тому глаз вон.

Ах, сладкие сны конца 80-х - начала 90-х! Тогда сотни тысяч граждан выходили на центральные площади Москвы и диктовали свою волю растерянным аппаратчикам, спешно меняющим партийную принадлежность, лексику, одежду, манеры и идеологию. Но постепенно все утряслось. Вчерашняя партийная знать нашла свою нишу в новых условиях, а граждане перестали выходить на митинги, потому что им надо ходить на работу, зарабатывать деньги, бороться с инфляцией, думать о семьях и по возможности отдыхать.

Пока граждане расслаблялись, власть оправлялась от недавних потрясений и готовилась к реваншу. Место КГБ заняла ФСБ, мало чем отличающаяся от своего одиозного предшественника. Количество партий подсократили. Кое-какие газеты, журналы и телеканалы закрыли или передали в верные руки.

Встрепенулась и официальная психиатрия. "Не пора ли выйти из тени", - подумали те, кто еще совсем недавно так опасался нового Нюрнберга, а идею люстрации называл не иначе как "охотой на ведьм". И вот уже Татьяна Котова, многолетний главный врач Орловской спецпсихбольницы, где мучили нейролептиками не один десяток диссидентов, в 1995 году получает из рук президента Ельцина звание заслуженного врача России. Вот профессор Федор Кондратьев, 12 лет курировавший эту самую больницу в Институте судебной психиатрии им. Сербского, цитадели карательной психиатрии в СССР, выступает экспертом на многочисленных судебных процессах по лишению регистрации новых религиозных объединений. Он свидетельствует о психической ненормальности последователей новых религиозных движений, которые он именует "тоталитарными сектами". Он публикует в "Известиях" статью под красноречивым названием "Психического террора у нас не было".

А вот Борис Шостакович, тоже штатный сотрудник того же славного института, замелькал на телевидении, зазвучал в радиоэфире со своей трактовкой медицинской этики, критериев социальной опасности и истории отечественной психиатрии. Немногие помнят теперь, что это именно д-р Шостакович в 1970 году был экспертом в деле принудительно помещенного в психбольницу известного генетика Жореса Медведева. Это его подпись стоит под таким замечательным экспертным заключением: "...Медведев проявляет повышенную нервозность и поэтому нуждается в некотором дополнительном наблюдении в условиях больницы".

Впрочем, не только маститые профессора, отметившиеся в гонениях на диссидентов, спешат внести свою лепту в реставрацию коммунистических ценностей и порядков. Татьяна Дмитриева, бывший министр здравоохранения, а ныне директор Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского (меняются времена - меняются вывески) в своей только что вышедшей книге "Альянс права и милосердия" уже не сожалеет о былых психиатрических репрессиях, а наоборот, как бы сомневается в том, были ли они на самом деле. И уж она точно уверена, что "специально организованной и развитой системы использования психиатрии в политических целях" не было. Как тут не вспомнить вынесенный в Германии несколько недель назад обвинительный приговор человеку, который публично утверждал, что в нацистских лагерях смерти никого не убивали, а все это выдумка победителей Третьего рейха.

Вслед за Дмитриевой отметился и профессор Вячеслав Котов, бывший в 70-х годах, в разгар психиатрических злоупотреблений, главным психиатром Москвы. На пленуме Российского общества психиатров (того самого, официозного), отвечая на призыв с Запада осудить психиатрические злоупотребления в Китае и Туркмении, он заявил: "И на нас возводили ту же напраслину". А главный детский психиатр Минздрава России Владимир Волошин высказался еще определеннее: "Начинает проясняться, что никаких злоупотреблений не было" ("Независимый психиатрический журнал", IV, 2001).

Не отстает от Москвы и провинция. Но там люди практичнее: что у Москвы на уме, то у провинции на деле. В Магадане недавно возбуждено уголовное дело по статье 129 УК РФ ("Клевета") против Рафаэля Усманова, сильно досаждавшего местному губернатору и судебным властям своими выступлениями в качестве общественного защитника в судах и разоблачениями коррупции. Чтобы он не мешался следствию, его с нарушениями закона упрятали в психбольницу (позже вышестоящий суд признал госпитализацию неправильной, но Усманова не освободили - просто дело отправили на новое судебное рассмотрение). Пока же провели судебно-психиатрическую экспертизу и признали его социально опасным, невменяемым и нуждающимся в принудительном лечении в психбольнице с усиленным наблюдением (то есть, выражаясь человеческим языком, в тюремной спецпсихбольнице). Теперь окончательное слово за судом, который рассмотрит дело о клевете.

Как говаривали в советские времена, наша страна движется семимильными шагами. И вместе с ней психиатрия. Вопрос только в том, в какую сторону.