ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 4 – 8 июня 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Московская милиция Лужкову больше не подчиняется.
Информ. сообщ. Время МН, № 96, 7 июня 2001 г.

ГУВД столицы выведено из двойного подчинения. Как сообщили в мэрии, постановлением правительства Москвы в Положение о главном управлении внутренних дел внесены изменения, которые устраняют противоречия с федеральным законодательством. Ранее ГУВД подчинялось министерству внутренних дел, а также правительству и мэру Москвы. Теперь московскому правительству будет подчиняться только милиция общественной безопасности.

ГУВД Москвы выведено из подчинения Юрию Лужкову
Информ. сообщ. Милиция мэру не по зубам Россiя, № 97, 7 июня 2001 г.

Как и предполагала газета "Россiя", ГУВД Москвы выведено из подчинения Юрия Лужкова. В постановление правительства столицы в положение о милицейском главке внесены изменения, которые устраняют противоречия с законами о милиции и принципах местного самоуправления.
Ранее ГУВД подчинялось Министерству внутренних дел РФ, а также правительству и мэру Москвы. В соответствии с внесенными поправками московскому правительству наряду с министерством будет подчиняться только милиция общественной безопасности, в которую входят подразделения ДПС, охраны общественного порядка, противопожарной службы и т.д.

Статистика по следственным изоляторам Москвы.
Информ. сообщ. Уже сидят... Правда, № 60

16 тысяч 800 граждан находятся сегодня в следственных изоляторах столицы. Из них три четверти числятся за судами, остальные - за следствием и дознанием. Такие цифры огласил на встрече с журналистами заместитель Генпрокурора России Василий Колмогоров после проведения его подчиненными плановой проверки СИЗО.

Скоро москвичи узнают, что такое быстрое правосудие.
Екатерина Пичугина. Статья. Фаст-суд по-русски. Московский комсомолец, № 119, 5 июня 2001 г.

Быстро только кошки родятся. Все остальное родится медленно. Но рекорд в этой номинации могут поставить мировые судьи, идею об учреждении которых руководство Москвы вынашивает уже три года. За это время москвичи, вынужденные ждать рассмотрения своих дел годами, уже перестали верить в реальность обещанной властями реформы судопроизводства. А вот и напрасно. По последним данным "МК", первые мировые судьи должны заработать в столице в сентябре-октябре этого года. Но пока только в четырех местах — в Зюзине, Нагатине, Черемушках и Зеленограде.
Сейчас Москву обслуживают 33 межрайонных суда со штатом 450 судей. В этих цифрах — трагедия девятимиллионного города. Нагрузка на одного судью в Москве превышает среднюю по России почти в полтора раза по гражданским и в два раза по уголовным делам.
Но в мэрии обещают: ситуация изменится коренным образом. На помощь коллегам в мантиях поспешат мировые судьи. И возьмут на свои плечи 70% гражданских дел и до 40% уголовных. В их компетенцию - будут входить "мелкая уголовщина" (срок не более двух лет), дела о расторжении брака (без "дележа" детей), другие семейные дрязги (за исключением оспаривания материнства, лишения родительских прав и усыновления), имущественные споры при цене иска не более 500 минимальных зарплат, трудовые споры.
За эту "мелочовку" люди в мантиях уже прозвали своих будущих коллег "недосудьями". Однако у "недосудей" будет очень ценное право: в считанные секунды принимать единоличное решение без суда присяжных и народных заседателей. Механизм правосудия заработает, как конвейер.
Уже подсчитано: чтобы в столице все было о'кей, на каждые 15—30 тысяч москвичей нужен один мировой судья. Итого: 384 судьи на город. Но хорошо сразу не бывает. В этом году предусмотренных в горбюджете 100 миллионов рублей должно хватить на 64 мировых судьи.
Впрочем, лето на носу, а бюджетные деньги пока целехоньки. Ибо готово пока всего четыре помещения для судей в Нагатине. Вообще-то помещения рассчитаны на восемь человек. Однако первое время придется потесниться; за отсутствием других помещений там будет работать весь нагатинский резерв мировых судей: 27 персон. Там уже есть компьютеры, мебель. Нет одного: людей.
По закону на новую должность может рассчитывать любой гражданин старше 25 лет, с высшим юридическим образованием и стажем работы не менее пяти лет. Но московские власти намерены подойти к отбору со всей строгостью. И вряд ли утвердят кандидатуры раньше начала осени. А до конца года мировые судьи, кроме Нагатина, появятся в Зюзине (11 человек), Черемушках (171 и Зеленограде (9). Специалисты считают, что жителям этих мест несказанно повезет. Из-за пустяков теперь в очереди стоять не придется. Мировой судья или сразу вашего обидчика накажет, или вас на фиг пошлет. А вообще-то "мировые" — от слова "мир". Главная функция новых судей — стараться решать дела полюбовно, без прокуроров и адвокатов.
Ну, например, пришли Лужков с Доренко к судье и без всякой очереди... расцеловались.

К началу года в столице начнут работу мировые судьи
Филипп Стеркин. Статья. Судебная демаркация Время новостей, № 99, 7 июня 2001 г.

Москва пока остается одним из немногих регионов, где не появились мировые суды, но до конца года они должны заработать. Вчера столичная Дума приняла сразу два необходимых для этого закона. Первый предусматривает создание при московской мэрии специального органа, обеспечивающего деятельность мировых судей. Второй утверждает границы их участков. Кроме того, в городском бюджете выделено на первую стадию организации судов 100 миллионов рублей.
"Мировые судьи, во-первых, позволят существенно разгрузить районные суды, -- пояснил председатель комиссии по законности и безопасности Мосгордумы Олег Бочаров. -- А во-вторых, как показала, например, практика Саратовской области, эта форма юстиции чаще приводит к мировым соглашениям, а потому споры там разрешаются намного быстрее". Всего судейский корпус Москвы должен увеличиться на 384 человека. Принятый вчера проект предусматривает пока создание лишь 64 мировых судебных участков в границах Зеленоградского, Зюзинского, Нагатинского и Черемушкинского межмуниципальных судов. Эти судебные районы были выбраны потому, что их границы совпадают с границами административными. Сейчас помимо изыскания средств на остальные участки придется еще и перекраивать судебную "демаркацию" Москвы. Сколько это займет времени и когда будут найдены остальные деньги, пока неизвестно. "Мы надеемся, что уже к концу следующего года вся Москва будет охвачена мировой юстицией", -- считает г-н Бочаров.

Верховный суд России отменил обвинительный приговор Тамаре Рохлиной и освободил ее из-под стражи.
Григорий Пунанов, Андрей Колесников. Статья . Генеральное разочарование. Известия, № 101

Вчера Верховный суд России отменил обвинительный приговор Тамаре Рохлиной и освободил ее из-под стражи под подписку о невыезде. Дело об убийстве Льва Рохлина решено вернуть в Наро-Фоминский городской суд для нового рассмотрения. "Я надеюсь, что на этот раз Тамару Павловну полностью оправдают", - заявил "Известиям" после оглашения решения адвокат Рохлиной Анатолий Кучерена. А прокурор Сергей Грибинюченко не мог скрыть своего разочарования и от подробных комментариев решил воздержаться. Вчерашний вердикт сильно ударил по престижу Генеральной прокуратуры. Убийство Рохлина было единственным громким преступлением последних лет, которое считалось раскрытым.
Сначала председательствующий Василий Кочин зачитал протест на обвинительный приговор, подписанный заместителем председателя Верховного суда России Ринатом Смаковым. Смаков указывал на то, что в суде первой инстанции не были устранены противоречия между показаниями эксперта Новикова и выводами судебно-медицинской экспертизы. После убийства Новиков заявил, что в Рохлина стреляли с нескольких метров, а судебно-медицинская экспертиза установила, что выстрел производился в упор. Не установил суд и причины появления синяков на теле Тамары Рохлиной. Сама она утверждала, что ночью 2 июля 1998 года в ее дом ворвались три человека в масках. Они, по ее словам, убили мужа, сильно избили ее саму и пригрозили, что расправятся с семьей, если она не возьмет вину на себя.
- Свидетели утверждали, что в тот вечер между Тамарой Рохлиной и ее покойным мужем были прекрасные отношения, - заявил суду адвокат Анатолий Кучерена. - Отправляясь в спальню, Рохлин сказал своей жене: "Томочка, я иду спать и жду тебя". Она ответила ему: "Хорошо, Левушка, сейчас помою посуду и приду к тебе". После таких слов разве могла она застрелить мужа?
А дочь Рохлиных Елена дрожащим голосом поведала суду, что следователи предлагали ей различные варианты "сделок":
- Сначала маму уговаривали взять вину на себя и обещали признать ее невменяемой. Потом предлагали свалить все на моего брата Игоря. Все, что написано в уголовном деле, - это собрание сочинений.
Последним выступал прокурор Сергей Грибинюченко. Он назвал приговор справедливым и законным, а вину Рохлиной полностью доказанной. Но суд с ним не согласился. После двадцатиминутного совещания судья Кочин огласил свое решение: приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в Наро-Фоминский суд, а Тамару Рохлину освободить под подписку о невыезде.
- Спасибо! - закричали люди с галерки. В зале послышались аплодисменты. А адвокаты и дочь Тамары Рохлиной Елена, не скрывая радости, бросились в объятия друг другу прямо в зале суда. Пока царила радостная неразбериха, прокурор Сергей Грибинюченко быстро вышел в коридор. Он только пообещал, что решение будет обжаловано в президиуме Верховного суда, и поспешил удалиться. Кто-то из присутствовавших на процессе зевак крикнул ему в спину:
- А вам, молодой человек, должно быть стыдно!

* * *

Дело Тамары Рохлиной будет пересмотрено

Перечень нарушений, изложенных в протесте на обвинительный приговор, впечатляет. Ни один из судов всех трех инстанций, занимавшихся делом Рохлиной (Наро-Фоминский городской суд, Мособлсуд и президиум Мособлсуда), не потрудился, например, разобраться в том, почему показания судмедэксперта, осматривавшего труп генерала наутро после убийства, и выводы судмедэкспертизы расходятся в главном - не дают четкого ответа на вопрос, был ли роковой выстрел произведен в упор. Не выяснены обстоятельства получения Рохлиной телесных повреждений. Аудиозапись с признательными показаниями вдовы получена незаконным путем и не может считаться доказательством.

Андрей КОЛЕСНИКОВ

Все это - буквально кричащие противоречия и нарушения, на которые уж совершенно точно обратил бы внимание любой студент юридического вуза, которому предстоит сдавать экзамены по уголовному процессу и криминалистике. Но у судей, работающих в судах разных инстанций, глаз замылен до такой степени, что даже на столь очевидные противоречия никто не обращает внимания.
Есть и еще одно обстоятельство: доведенная до автоматизма привычка штамповать решения нижестоящих инстанций. Понятно, например, что обжалование определения Мособлсуда в президиум того же суда было естественным действием адвоката - без этого просто нельзя двигаться дальше по инстанциям. Но вряд ли у кого-то были сомнения в том, что высшая областная судебная структура продублирует предыдущее решение.
В Верховном суде работают судьи высшей квалификации, и они не могли не обратить внимания на такие нарушения, как запись в протоколе судебного заседания одних фамилий народных заседателей, а в собственно приговоре - других. Этот казус вскрывает другое свойство плохих судей, которых реформаторы из администрации президента и собираются подвергнуть ротации: подобного рода процессуальные огрехи и "мелочи" у нас за нарушения не считают, и судьи готовы закрывать на них глаза. А в результате получается, что это одно из оснований для развала дела.
Рохлина направила жалобу в Европейский суд по правам человека с требованием компенсации в размере 5 млн долларов. Но движение этой жалобы по страсбургским инстанциям скорее всего будет приостановлено, поскольку, как теперь выясняется, еще не исчерпаны все возможности для оправдания вдовы и возмещения ей ущерба национальными судами.
Вообще говоря, судейская корпорация просто сделала подарок авторам и инициаторам судебной реформы, а также лично замглавы администрации президента Дмитрию Козаку. Неряшливое, небрежное, невнимательное, причем как будто сознательно невнимательное, рассмотрение дела Рохлиной - дополнительные козыри для изменения представлений о несменяемости судей. Некоторые особенности кадрового состава судов низших инстанций говорят в пользу того, чтобы ротация прошла как можно быстрее. Теперь авторам реформы будет легче доказывать свою правоту.

* * *

Справка "Известий"

Лидер Движения в поддержку армии генерал Лев Рохлин был убит выстрелом из пистолета в висок в ночь на 3 июля 1998 года на собственной даче в деревне Клоково Наро-Фоминского района Московской области. В этот день вся семья отмечала 14-летие сына Рохлиных - Игоря. Наутро Тамара Рохлина призналась в убийстве мужа. Супругу убитого тут же заключили под стражу. По версии обвинения, Тамара Павловна взяла наградной пистолет мужа, застрелила его спящим, вымыла оружие стиральным порошком и выбросила в траву рядом с крыльцом. Причиной убийства, по мнению Генпрокуратуры, стал уход Рохлина в политику - он не уделял семье времени. Через полгода Рохлина отказалась от признательных показаний, заявив, что ее запугали и заставили взять вину на себя. 16 ноября 2000 года Наро-Фоминский суд приговорил Тамару Рохлину к 8 годам лишения свободы. 21 декабря 2000 года Московский облсуд сократил срок до 4 лет. В марте этого года заместитель председателя Верховного суда России Ринат Смаков внес протест в президиум Мособлсуда на обвинительный приговор - протест отклонили. Тогда Смаков внес повторный протест в кассационную палату Верховного суда, который и отменил вчера приговор. Сама Рохлина недавно направила в Европейский суд по правам человека заявление с просьбой "признать незаконным нарушение ее прав на справедливое публичное разбирательство в разумные сроки беспристрастным судом" и обязать Россию выплатить компенсацию - $5 миллионов.

Мосгорсуд приступил вчера к повторному рассмотрению скандального "шпионского" уголовного дела российского дипломата Платона Обухова.
Владимир Носов. Статья. Дело Обухова снова в суде. Время новостей, № 99, 7 июня 2001 г.

Мосгорсуд приступил вчера к повторному рассмотрению скандального "шпионского" уголовного дела российского дипломата Платона Обухова. Сын бывшего заместителя министра иностранных дел СССР обвиняется в шпионаже в пользу британской разведки (МИ-6). В июле прошлого года Мосгорсуд признал Обухова виновным и приговорил к 11 годам лишения свободы. Однако 16 января этого года судебная коллегия Верховного суда по уголовным делам, куда с конституционной жалобой обратились адвокаты дипломата, отменила этот приговор и направила дело на новое рассмотрение. По прогнозам адвокатов Платона Обухова Галины Крыловой и Елены Забраловой, оглашение обвинительного заключения может занять два дня. В ходе вчерашнего слушания суд частично удовлетворил ходатайство подсудимого о вызове дополнительных свидетелей. По просьбе обвиняемого дадут показания люди, которые знали его в период учебы и по работе. Они расскажут о поведении Платона Обухова и его психическом состоянии. Кроме того, суд предоставил подсудимому возможность ознакомиться с обвинительным заключением (именно из-за того, что в предыдущем судебном процессе Обухову не была вручена копия обвинительного заключения, приговор по его уголовному делу был отменен). По словам Галины Крыловой, ее подзащитный уже целый год не обследовался врачом-психиатром. Поэтому адвокат не смогла прокомментировать его психическое состояние. Вместе с тем, по ее мнению, поведение Обухова "не вполне адекватно". Однако согласно справке врачей Лефортовского СИЗО, психическое состояние Обухова "упорядочено". В ходе судебного процесса защитники намерены поставить вопрос о назначении стационарной экспертизы психики подсудимого. Дело в том, что некоторые эксперты считают, что Обухов страдает так называемой вялотекущей шизофренией и является невменяемым. Платон Обухов был арестован в апреле 1996 г. В 1997 г. Мосгорсуд направил его на принудительное лечение в психиатрическую клинику. После двух лет больницы экспертиза установила, что Обухов вменяем, рассмотрение дела в Мосгорсуде было продолжено.

О работе московских судов.
Эд. Поляновский. Статья. "Разобраться! Доложить!". Известия, № 92, 26 мая 2001 г.

Мысль давняя, принадлежит Анатолию Аграновскому: у нас можно добиться всего, только не с первого раза. От себя уточню: и не с шестого. История эта длится столько же, сколько вся Великая Отечественная война.
Дима Георгиев родился и вырос в Старой Руссе Новгородской области. Ушел в армию, там, в Комсомольске-на-Амуре, скончался: гнойный менингоэнцефалит.
Командир Елькин, отправляя скорбный груз в Старую Руссу, заплакал.
- Какого офицера потеряли...
Это правда, Диму любили. За минувший год - четыре благодарности, внеочередное звание.
По факту смерти было возбуждено уголовное дело. Следователи вынесли решение: умер по своей халатности - медики войсковой части требовали, чтобы он лечился, а больной отмахивался. Дело прекратили: "...лиц, виновных в смерти, нет".
Обо всем этом было рассказано в статье "Он не умер, он погиб" - более двух лет назад ("Известия" N 59 от 3 апреля 1999 года).
И не только об этом.
Родители Валентин Петрович и Светлана Анатольевна Георгиевы должны были получить единовременное пособие - 120 денежных окладов. Но заместитель генерального директора ОАО "Военно-страховая компания" А. Тимошенко отказал: "Смерть наступила в квартире... Нахождение дома не является исполнением обязанностей военной службы".
Нашел где умереть. Упал бы в красном уголке части, поближе к знамени, да пусть бы даже и на пути домой, но не доходя до КПП, а так - в 20 метрах от него, снаружи. А уж когда и где он получил энцефалитный яд, кто и где его укусил, это никому не интересно.
Администрация Ельцина в лице консультанта Трусова перебрасывает письмо Георгиева в Министерство обороны. Трусов - то ли малограмотный, то ли неряшливый: железнодорожные войска к Министерству обороны не относятся. МО перекинуло письмо в войска, те - в Военно-страховую компанию. И опять Георгиеву-отцу отвечает слово в слово тот же Тимошенко: умер не при исполнении...
Еще эти неряшливости. "Старя Русса", - пишет начальственный железнодорожник Вдовин. "Уважаемый Валентин Павлович!" - перевирает отчество военно-страховой Тимошенко.

* * *

Неужели предлагали сделку только мне?
После публикации событий было много.
В полной ярости позвонил замгендиректора Военно-страховой компании Тимошенко: вы - желтая пресса! Почему вы не пишете о нас, когда мы выплачиваем пособия? Уцепились! Подумаешь, отчество Георгиева перепутали! Мы не будем ему выплачивать по закону, в котором вы не удосужились разобраться.
- Почему вы не соизволили прийти к нам перед писаниной?!
- У меня не возникло к вам вопросов. И сейчас - нет.
Более всего были задеты в публикации железнодорожные войска. Вот кому, казалось бы, в первую очередь встать в позу защитников "чести мундира". Но офицеры поняли честь мундира в истинном смысле, без кавычек. Командующий железнодорожными войсками Г. Когатько наложил жесткую резолюцию: "Разобраться! Доложить!" На Дальний Восток отправились военные комиссии. По факту смерти офицера было возбуждено новое уголовное дело. В войсковых частях провели собрания. Вскрылись новые факты, в частности, гроб Димы Георгиева в Старую Руссу сопровождался под руководством офицера, который по дороге загулял и в доме Георгиевых не появился.
Всех ли наказали? Не знаю. Но многих.
В "Известия" прибыла внушительная военная делегация во главе с замкомандующего железнодорожными войсками генерал-лейтенантом Виктором Григорьевичем Якименко. Случай по нынешним дням редкий: в оценке армейских безобразий газета и военные оказались едины.
Главный вопрос - о пособии - решен не был.
- Это решает ВСК, - сказал Якименко. - Единственное, что мы можем сделать и сделаем, окажем родителям свою помощь - поменьше, но все же. Мы строим и ремонтируем мосты, дороги. Заработаем и через пару месяцев отвезем.
Ровно через два месяца в Старую Руссу к родителям Георгиевым отправился с извинениями полковник Бышевец. Ах, если бы все ведомства, военные и гражданские, так реагировали на публикации, половина проблем в России разрешилась бы, а другая, может быть, и не возникла.
Парадокс: те, кто, казалось бы, должен защищать интересы своего военного ведомства, приняли сторону родителей погибшего офицера, а те, кто должен быть на стороне пострадавших, отказывают в помощи.
"Известия" готовы были сотрудничать и с Военно-страховой компанией, даже после звонка Тимошенко. Замглавного редактора "Известий" В. Захарько связался по телефону с генеральным директором ВСК С. Цикалюком. В назначенное время мы с юристом "Известий" Максом Хазиным ждали представителей ВСК.
Никто не пришел. Зато заму главного стали звонить недовольные армейские генералы.
Руководитель "Известий" снова набрал телефон генерального директора. "Разве наши не приходили? - удивился Сергей Алексеевич. - Обязательно придут", - снова пообещал генеральный директор.
Названы те же фамилии, заказаны пропуска.
И снова никто не пришел.
Зато опять вместо встречи - звонок. От бывшего известинца, теперь уже сотрудника пиаровского информагентства "Акта-публика". Он позвонил мне домой.
- К нам обратились за помощью представители ВСК. Как бы это дело уладить? Может, договоримся? Ну, часть денег им дадим и замнем... Тысячу долларов - сойдемся?
Со мной стали торговаться, и я понял, что я - в доле. Больше всего поразил уровень комбинаций Военно-страховой компании. Уровень наперсточников.
Я и до этого много размышлял, сомневался в необходимости подобных посредников, которых нынче развелось во множестве. Банки-посредники многократно прокручивают деньги для шахтеров. Профессора рассказывали мне, какая выгода была бы для всех, если бы предприятия заключали договора с лечебными учреждениями напрямую, минуя страховых агентов. Обобщать, конечно, нельзя, дело - в каждом конкретном случае.
Но разве нормально, разве не порочно, когда посмертную судьбу воина решают не государственные чиновники (военные или гражданские), а коммерческая компания, коммерсанты - частники.
...Неужели они пытались "договориться" только со мной?
Происхождение защиты
В суд? В суд.
Но где, скажите, найти могучего адвоката?
На телеэкранах они мелькают часто, чаще, чем надо. С горящими глазами режут правду-матку, не боятся вступиться за честь и достоинство опальных олигархов, магнатов, отстаивают права богатых компаний.
За неистовую адвокатскую правду-матку они берут, как мне сказали, 200 долларов в час. При условии, что несчастные родители Георгиевы все же вырвут у ВСК деньги за погибшего сына, им этой суммы не хватит, чтобы расплатиться за сутки.
Не исключаю, что кто-нибудь из этих свободолюбивых узников капитала согласился бы витийствовать и за умеренную плату, если бы это витийство широко разрекламировали (это ведь новые будущие деньги). Но кто же станет раскручивать борьбу провинциальных пенсионеров?
Защитники нашлись, точнее - защитницы.
Общественный фонд "Право Матери" защищает интересы родителей тех, кто погиб в армии в мирное время. Правление фонда под председательством Вероники Марченко работает бесплатно. Пенсии, пособия, страховки, льготы - юристы фонда оказывают правовую помощь (в том числе заочно), выступают защитниками в судах. Вот типичное дело.
У 19-летнего Дениса Салькова болело сердце. Накануне армейского призыва он проходил обследование в московской горбольнице N 52. Врачи сочли юношу за симулянта. Через полтора месяца армейской службы Денис скончался от сердечного приступа. Хорошевский межмуниципальный суд заседал пять раз, прежде чем юристы фонда Л. Голикова и Д. Бундина вместе с врачом фонда Н. Власовой убедили судью в очевидном. Мама Дениса получила 50 тысяч рублей - "в качестве компенсации за моральный вред".
Больное место - дедовщина. Доказать убийство в армии трудно, вместе с военными держат оборону и суды: это не убийство, а несчастный случай.
Общественный фонд "Право Матери" бьется с могучими государственными ведомствами - военным, судебным, прочими. Дела тянутся годами.
Понадобилось несколько судебных заседаний, чтобы доказать, что рядовой Евгений Пик был именно доведен до самоубийства. Истязатель получил срок.
Антон Пономарь из Краснодарского края в Чечне сошел с ума. Дома изрезал ножом родителей.
Солдатское сумасшествие - не новость, и тем более самоубийство в армии - не новость. А новость теперь - самоубийство родителей. Фонд "Право Матери" занимается психологической реабилитацией родителей, собирает для них пожертвования - на розыски детей, пропавших в Чечне без вести, на ритуальные услуги, на памятники, ограды на могилы да чтоб просто не пропасть с голоду. У москвички Евгении Давыдовой, потерявшей в армии сына, случился пожар. Кроме денег - 3366 рублей, фонд собрал ей вещи: матрас, посуду, табуретку, зимние сапоги, две подушки, одеяло, теплую одежду, электроплиту, кухонный стол, оконную раму.
Деньги матерям шлют Дудинка, Екатеринбург, Мангит (Каракалпакия), Пушкино Московской области, Тамбов, Татарстан, Рязанская область, Челябинск.
Даже странно, что в наше хищное время существует такая бескорыстная организация - фонд "Право Матери". Через несколько дней, в июне, фонду исполнится 12 лет.

* * *

Вы поняли, читатель, благородное происхождение представителя родителей Георгиевых: Людмила Юрьевна Голикова - юрист фонда "Право матери".
В фонде, узнав фамилию судьи, загрустили. Они ее знают.
Судья Шиканова
Письменные неряшливости в обращениях очень точно характеризуют отношение властных особ к маленькому человеку. Разве переврал бы отчество чиновник ВСК Тимошенко, если бы обращался к кому-то наверх?
Судья Мещанского межмуниципального суда г. Москвы Ирина Васильевна Шиканова направила в Старую Руссу судебную повестку: "Григорьевым". Хорошо, что в райцентре почтальон знает жителей, повестку вручили Георгиевым.
Бессонная ночь до Москвы. Георгиев не знает в столице никого, останавливается у меня. Глотает массу таблеток. Едет на Каланчевскую - в суд. У него важные документы: сообщение командира в/ч Елькина в военкомат Старой Руссы (сразу после трагедии) о том, что смерть Дмитрия Георгиева "связана с исполнением обязанностей военной службы" и еще такое же точно сообщение от нового командира в/ч Макарова, при котором проводилось новое расследование после публикации "Известий".
Ответчики - ВСК - в суд не явились. Сообщили письменно о том, что у них - своя выписка из приказа за подписью того же Елькина и ст. писаря штаба Крюковой: "Смерть не связана с исполнением военной службы". ВСК уведомляет суд о том, что якобы ими сделан запрос в в/ч по поводу разноречивости бумаг.
Шиканова переносит суд на 31.05.2000 г.
Снова - таблетки, Георгиев лежит на диване. Бессонная ночь в поезде на обратном пути.
31 мая 2000 г. Людмила Голикова уехала лечить сломанную ногу, ее заменяет юрист Анна Валагина, из того же фонда "Право матери". В маленьком зале, в уголочке - группа веселых студентов - будущие судьи. Заседание - открытое, но секретарь суда Анна Робертовна Зачко сурово допрашивает меня: кто? откуда? зачем? Через паузу входит адвокат ВСК Сергей Александрович Зверев, веселый, улыбающийся. Да что я их по отчеству - молодые красивые люди. Они распахнули руки навстречу друг другу, как будто потерялись когда-то в войну и только теперь встретились.
Служебная радость встречи. Именно Шиканова вместе с еще одной судьей ведет абсолютно все дела ВСК. Судья и ответчики замечательно знают друг друга.
- Высокий суд, - ответствовал адвокат ВСК. - Ваша честь! - Он обращался уважительно, употребляя благородный слог. Провинциальный Георгиев сидел, как в темном лесу, не понимая больше половины высокопарных слов.
Зверев просил снова отложить суд, поскольку ВСК не получила ответ на запрос.
- А вы его посылали? - неожиданно спросила Валагина. - Разрешите посмотреть исходящий номер, от какого числа, месяца? - Она протянула руку. Возникла долгая неловкая пауза. Растерявшийся адвокат ВСК машинально вложил в протянутую руку пачку бумаг. Неожиданно он вскочил и через стол... кинулся на Валагину. Милый, обходительный юноша оказался обыкновенной дворовой шпаной. Он хватал Анну Викторовну Валагину за руки, вырывал назад свои бумаги. Она держала их крепко. Завязалась рукопашная.
Шиканова молча, не без удовольствия наблюдала. Она знала, что в рукопашной побеждает сильнейший. Между прочим, это она должна была бы поинтересоваться запросом.
Я думаю, студенты - будущие судьи многому научились в этом маленьком зале.
Судебное заседание вновь перенесли - в ожидании ответа на запрос.
Лекарства, диван, бессонная ночь на обратном пути.
Через несколько месяцев Георгиеву придет письмо из в/ч: "Запроса от Военно-страховой компании в части не зарегистрировано, т.к. такого не было".
Вы поняли? ВСК продолжает игру в наперстки.
Я написал командиру в/ч Елькину: как могло оказаться, что он подписал два противоположных документа?
"Речь идет не о вашей личной репутации, а о достоинстве и чести железнодорожных войск.
Я 40 лет в журналистике. Герои мои - люди обездоленные, я их никогда не бросал. Не брошу и Георгиевых".
Сергей Николаевич Елькин отозвался быстро: "Подлинной является выписка из приказа, подписанного мною, которая была выслана в адрес Старорусского ГВК Новгородской области, а также была подшита в материалах уголовного дела". Командир приложил к письму выписку из приказа об убытии Георгиева в служебную командировку в тот период. И объяснительную ст. писаря А.Крюковой, очень любопытную. По поводу выписки из приказа, ею якобы заверенной и оказавшейся непонятно как в руках ВСК ("Смерть не связана с исполнением военной службы"), Крюкова поясняет: "Данную выписку своей подписью я не заверяла, подпись, поставленная на выписке, мне не принадлежит".
Подлог. Серьезный повод для возбуждения еще одного уголовного дела.
Я знаю, кто совершил этот подлог для ВСК. Офицер в звании, старшем, чем командир части. Тайну попридержу, она еще пригодится.
Ошибки в пользу государства
Есть свидетели последних мучений Димы, свидетели того, как он умирал. Почти свидетели: не видели, но слышали.
Е. Кузнецова с мужем И. Кузнецовым и сыном Андреем живет по соседству. Она показала на следствии: "Слышала скуление... Скуление продолжалось всю ночь, потом еще весь день". Только в ночь на 19-е все стихло.
Неизвестно, писал я тогда, более двух лет назад, кем вырастет теперь Андрей Кузнецов, родители которого спокойно слушали, как за стеной мучительно воет, скулит человек, слушали ночь, день и еще целый вечер.
Наверное, когда он вырастет, Россия станет еще страшнее.
Сегодня мне важно, какими вырастут и дети тех, кто занял такую прочную круговую оборону против сирот-родителей. Есть и другая мысль на тему: родители-дети. В общем, примитивная, но все же. Не дай Бог, никому, конечно, но - если бы на месте Димы оказался сын, брат, отец Ирины Васильевны Шикановой, она, судья, вела бы себя точно так же? Если бы на месте Димы Георгиева оказался родной человек молодому адвокату ВСК Сергею Звереву, он так же яростно вырывал бы документы из рук у представителя пенсионеров Георгиевых? Если бы на месте Димы оказался сын генерального директора Военно-страховой компании Сергея Алексеевича Цикалюка, компания так же, всеми неправдами отбивалась бы от уплаты?
Ну да, нехорошо, я знаю. Еще раз повторяю: не дай Бог! Никому... Раньше времени... Просто мысли вслух.
Бывает, наступает чувство опустошения: чем дальше двигаешься, тем больше - в никуда.
- Может быть, нам как-то попытаться отозвать судью? - спрашиваю Людмилу Голикову.
- Юридических оснований нет. Все происходит в рамках закона. К сожалению. И потом Шиканова - не худший вариант.
- Да что вы!
- Вы других судей не знаете.
Весной 1995-го, когда пошли первые гробы из Чечни, именно фонду "Право Матери" пришла идея подавать иски к государству, в лице которого чаще всего выступало Министерство обороны.
За эти трагические годы выявились судьи-рекордсмены. Самыми непробиваемыми оказались Замоскворецкий и Пресненский межмуниципальные суды. Конкретно - судьи Печенина, Болонина. В декабре 1999 года Мария Александровна Болонина за один только день отклонила шесть (!) исков родителей детей, погибших в Чечне, отведя на каждый по 10 минут. А всего она отказалась принять к рассмотрению более трехсот (!) исков. О самом первом своем отказе она сообщила родителям лишь через полгода (!) после подачи иска.
Вмешались Генеральная прокуратура, Верховный суд России. Никто не поставил ей на вид, никто не объявил порицания. Наверное потому, что судья Болонина ошибалась в пользу государства. Мосгорсуд посоветовал: хотите отказать истцам - откажите в судебном процессе. Пришлось принимать иски к рассмотрению.
Но как отказать в суде? Истцы опротестуют.
Возникла идея: иски принимать, но с рассмотрением - тянуть. Идея более чем надежная. Почти находка. Ведь иски подают люди усталые, разбитые, тяжело больные после трагедий. Отступятся. Не выдержат.
В 1995 году в одном бою погибли два мальчика, их тела перепутали и выслали матерям. Уже после похорон вскрылась ошибка. Провели эксгумацию. Вера Павловна Некрасова (из Тюменской области) опознала сына по коронке на зубе. Опять новые, двойные похороны.
Судья Болонина никак не могла начать судебный процесс. То она заболела, то ушла в отпуск, потом была просто занята. Потом судья Болонина и секретарь перепутали дату суда: объявили матери не тот день... Каково это - мотаться впустую из Тюменской области? Потом суд, не спеша, долгие, долгие месяцы истребовал документы.
В такие же майские дни минувшего года, когда судья Шиканова еще только начинала мять и затаптывать дело несчастных Георгиевых, судья Болонина продолжала круговую оборону: Вера Павловна Некрасова пыталась добиться рассмотрения иска в очередной, девятый (!) раз.
Опять она, судья Шиканова
4.10.2000 г. Очередное слушание дела. Кажется, все ясно. Подлинность подписи установлена.
Но дело опять откладывают. Представитель ВСК сомневается в законности приказа командира. Может быть, он, Елькин, - жулик, родители Георгиевы могли, например, подкупить его. Надо обратиться к военным прокурорам.
Судья Шиканова, конечно, соглашается. Суд отложен на 29.11.2000 года.
Диван, капли, таблетки, обратная ночная дорога.
"Известия" обратились к депутату Государственной думы от Хабаровского края Борису Резнику. Резник направил запрос в Дальневосточную военную прокуратуру.
Военный прокурор Краснознаменного Дальневосточного военного округа полковник юстиции Ю.Никольский прислал ответ: "Следствием бесспорно установлено, что... старший лейтенант Георгиев был направлен в служебную командировку в в/ч 11892 для обучения молодого пополнения, ему было выдано командировочное удостоверение N 92. ...Смерть старшего лейтенанта Георгиева Д.В. связана с исполнением обязанностей военной службы. Приказ (командира в/ч Елькина. - Э.П.) соответствует требованиям Закона. Оснований для его опротестования не имеется".
Командировка, она и ночью командировка, даже когда спишь.
29.11.2000 г. Письмо не успело прийти. ВСК вновь подтвердила, что у нее - свои запросы к военным прокурорам. По просьбе ВСК суд снова перенесли.
17.01.2001 г. Очередное, пятое заседание. Георгиев представил суду ответ военного прокурора Никольского. Адвокат ВСК Зверев засомневался в законности выводов теперь уже дальневосточных прокуроров. А может быть, Георгиев и Никольского подкупил? "Надо подождать ответа из Главной военной прокуратуры в Москве, - сказал Зверев. - Мы же запросили".
Шиканова, естественно, соглашается. Суд перенесли.
Очень скоро Георгиеву придет ответ из Главной военной прокуратуры. Нет, ВСК никаких запросов не делала. Да и зачем? Суд обязан принять выводы дальневосточных коллег.
Квитанция на каждую слезу
В дни, когда поединок с судьей Шикановой только начинался, пресс-секретарь фонда Валерия Пантюхина вручила мне свежий пресс-релиз за май 2000 года. Как бы предупредила, каким терпением надо запасаться.
Из-за путаницы в списках погибших Светлана Леонидовна Яхонтова из Кургана целый месяц не знала о смерти сына, тело которого под другим именем валялось в вагоне-рефрижераторе в Ростове-на-Дону. 18 мая Пресненский межмуниципальный суд (судья Т. Печенина) отказал матери в иске о взыскании морального вреда.
- Вы понимаете, - говорит пресс-секретарь фонда Валерия Пантюхина, - этим судьям сам "факт наличия" таких страданий нужно доказывать с помощью документов, у них же все "по закону": на каждую слезу нужна квитанция.
24 мая все тот же Пресненский суд, все та же Болонина начали рассмотрение очередного иска к МО Людмилы Вилисны Голоцан из Челябинской области. Тема та же - моральный вред.
Ее сын Андрей погиб в Грозном в уличном бою, это было еще 7 января 1995 года. Разыскивая тело сына, мать с отцом пересмотрели трупы в трех рефрижераторах. Из третьего вагона-холодильника Сергей Андреевич вышел совершенно седым. Когда тело вынесли из вагона, какая-то женщина приняла его за своего сына и хотела забрать. Людмила Вилисна не отдавала. Одна уцепилась за голову, другая - за ноги. Мать и чья-то мать тащили, рвали тело к себе.
После похорон сына Сергей Андреевич, как от цинги, потерял зубы - все до одного, стал похож на деда, а не на отца. Людмила Вилисна, надышавшись трупным ядом, "посадила" сердце. Ее мать, бабушка Андрея, после похорон сошла с ума, быстро скончалась и легла рядом с внуком.
24 мая представители ответчика в суд не явились. Судья Болонина задала вопрос юристу фонда "Право Матери" Анне Валагиной, представлявшей убитых горем родителей:
- Готовы ли вы рассматривать иск в отсутствие представителей ответчика?
- Да, обязательно.
Спросила, получила согласие и... отложила слушание.
Надежный, очень надежный прием - тянуть время.
Предупредить-то предупредила нас пресс-секретарь фонда, а все равно всегда кажется: то, что коснулось других, тебя минует, даже обычная смерть. И провинциальному пенсионеру Георгиеву долго мерещилось: это - с другими, не с Димой и не со мной.

* * *

Сейчас много говорят о судебной реформе. Реформа - это хорошо. Но мне не очень понятно, от кого надо защищать, например, лукавого или корыстного судью, от чьих посягательств? И какая нужна дополнительная независимость такому судье? Свобода ЧЕГО нужна такому судье? При властной неподконтрольности, при полной независимости ни от кого и ни от чего у лукавых и корыстных судей появится еще больше возможностей для приятной зависимости и сладкой несвободы от богатых компаний, магнатов, олигархов.
Реформа нужна. Но с учетом малой частности: независимость и свобода всякого судьи, любого другого должностного лица должна быть прежде всего - внутри себя. В ином случае очередное провозглашение очередной свободы не просто бессмысленно, но и вредно.
Школьный спектакль
Ни одно заседание суда не начиналось вовремя, даже если оно было назначено на утро.
28.03.2000 г. Очередное слушание назначено на 9.45.
В 11.00 стороны были приглашены в зал заседаний.
В 11.20 раздался звонок мобильного телефона судьи Шикановой. Она подняла трубку и любезно передала адвокату ВСК: "Это вас".
11.30. Переговорив с кем-то о чем-то, Зверев сам набирает номер. "По факсу? Прямо на суд? Хорошо".
Судья, секретарь, те, кто в зале, послушно ждут.
11.40. Представитель истца в лице Людмилы Голиковой предлагает начать рассмотрение иска, поскольку все необходимые ответы получены. Встает Зверев: да, заключение дальневосточной прокуратуры по закону дает право истцу на выплату пособия. Но я только что, вы слышали, получил звонок от руководства ВСК, оказывается, в Главной военной прокуратуре другое мнение: не выплачивать. Через минуту они сбросят факс в адрес суда. Прошу подождать.
Стали ждать. Шиканова спросила в паузе у представителя железнодорожных войск: "А вы-то как считаете?"
- Вы же видите: надо выплачивать, - ответил полковник Евгений Павлович Сощенко, сотрудник юридического отдела федеральной службы железнодорожных войск.
Ждали - час! Тишина.
- Ну, что ж, - сказал Зверев, - видимо, техническая накладка. Предлагаю перенести...
Что это было - школьный спектакль или просто мелкое хулиганство? На выходе из зала заседаний Сощенко спросил Зверева: "Что же происходит-то?" - "Я знаю столько же, сколько и вы", - зло ответил представитель ВСК.

* * *

Послепослезавтра, 29 мая, в 9.45 на Каланчевской улице состоится очередное - седьмое по счету - заседание Мещанского муниципального суда под председательством Шикановой.
Георгиев все равно приедет, если позволит здоровье.
В последний раз он пролежал на диване почти сутки: давление - за двести - не спадало.
Стыдно быть несчастливым
Кто остался еще из кровной родни, из близких, хотя бы духовно? Оглянись, кому еще ты нужен и кто нужен тебе? Так бывает после жизненных катастроф, при неизлечимых болезнях или в глубокой старости: жизнь теряет смысл. В очередной раз приходится извлекать, как лекарство из аптечки, целительную мысль драматурга Александра Володина:
"Стыдно быть несчастливым".
Слова, правда, звучат одиноко и больше ложатся не на музыку, а на метроном.
Все просторнее вокруг, не остается никого из тех, ради кого стоит жить.
И все же жизнь еще жива, и другой - ни хуже, ни лучше - больше не будет.
Стыдно. Стыдно быть несчастливым.
В конце концов оба выжили и не сошли с ума. Двое, это тоже - семья.
И мертвого Диму никто не рвал на части и не присваивал себе.
И не подсунули чужой гроб.
Стыдно, стыдно. Стыдно быть несчастливым.

 


 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Сегодня под судом и следствием находятся лидеры десятка неофициозных молодежных объединений.
Максим Гликин. Статья. Неформалов приравняли к "авторитетам". Общая газета, № 23, 7 июня 2001 г.

Еще недавно казалось, что политзаключенные и политические процессы остались в советском прошлом. Но времена стремительно меняются. Одновременно с попытками строительства нового комсомола ("Идущие вместе", "Молодежное Единство") власти дают понять, что не собираются впредь равнодушно взирать на деятельность "неформалов". Уже сегодня под судом и следствием находятся лидеры десятка неофициозных молодежных объединений. Сроки, которые им грозят, сравнимы разве с теми, что дают главарям преступных группировок.
Процессы над левыми радикалами были и при Ельцине. Но тогда им инкриминировали нетяжкие преступления: вандализм, призывы к свержению власти. Суды обычно заканчивались амнистией или условными сроками. Леваки и анархисты, как правило, не отрицали того, что вменялось им в вину, и приговоры воспринимались как вполне адекватные. Но в последний год ситуация резко изменилась.

Дело истязателей

С начала перестройки тихо и мирно существовала молодежная общественная организация "П.О.Р.Т.О.С" - Поэтизированное Объединение Разработки Теории Общенародного Счастья (другое название - "Братство Кандидатов в Настоящие Люди"). Филиалы организации были официально зарегистрированы в разных городах России и Украины. При несколько необычной, романтизированной идеологии (чем-то напоминающей французский утопический социализм) портосовцы вели жизнь рядовых общественников. Издавали газету "Теория счастья на защите общества", помогали инвалидам и ветеранам (дружили с "настоящим человеком" Маресьевым), участвовали в избирательных кампаниях симпатичных им политиков - в 1996 году, например, работали в штабе Михаила Горбачева. Служили в народных дружинах и в числе прочих удостоились приза от вице-мэра Москвы Валерия Шанцева как лучшие дружинники столицы. На жизнь портосовцы зарабатывали в сельскохозяйственных коммунах. Одно из таких хозяйств с начала прошлого года создавалось в подмосковном поселке Машково. Молодежь из разных городов России и ближнего зарубежья приезжала туда как в своеобразный лагерь труда и отдыха. Помимо работы ребята играли в ансамбле, бегали кроссы, занимались в компьютерных классах, учились писать стихи, осваивали эсперанто.
В конце лета этим странным "кибуцем" заинтересовались спецслужбы. На ферму зачастили сотрудники ФСБ и милиции, но ничего противозаконного не находили. Видимо, с того момента в ряды портосовцев был внедрен информатор. Правоохранители явно искали повод для силовой акции. Такой случай представился в декабре. Руководители коммуны наказали двоих шестнадцатилетних воспитанников за распитие водки и курение, что по уставу организации считается "тяжким грехом". Нарушителям предложили уехать с фермы или выбрать себе наказание. Они выбрали - порку. На следующий день на базу ворвались 30 рубоповцев и по подозрению в "истязаниях малолетних" задержали всех, кто попался под руку, в общей сложности около сорока человек. Под видом обыска учинили настоящий разгром хозяйства. Впоследствии и другие фермы портосовцев были разорены, разграблены, сожжены.
С декабря четверо портосовцев, в том числе две девушки, находятся за решеткой, еще десяток активистов объявлены в розыск. Если судить по статьям УК, которые им инкриминируют ("создание незаконного вооруженного формирования", "похищение людей"), и по срокам, которые им грозят (до 20 лет), можно подумать, что речь идет о настоящей банде рэкетиров. Лидеру организации Юрию Давыдову в "пресс-хате" сломали три ребра. Таня Ломакина после допросов была в таком состоянии, что к ней вызывали "скорую". Адвокату она рассказала, что на ее голову надевали каску и били по ней дубинкой. Их товарищи скрываются на конспиративных квартирах. Корреспондент "ОГ" побывал в Мособлпрокуратуре, но из двухчасовой беседы со следователем Ростиславом Березкиным так и не понял, почему этих юношей и девушек собираются судить как матерых бандитов.

Дело боевиков

Более широкую огласку получил арест писателя Эдуарда Лимонова и его соратников по национал-большевистской партии. Официальная версия выглядит следующим образом. Лимонов и его товарищ Аксенов неожиданно надумали создавать "национал-большевистскую армию". С целью экипировать эти бандформирования член саратовского отделения партии Олег Лалетин 11 марта купил два б/у автомата и несколько патронов. Доблестные сотрудники саратовских спецслужб задержали нацбольшевика на месте преступления. Невзирая на этот арест, упорные Лимонов и Аксенов послали в Саратов за автоматами еще одну группу бойцов - Карягина, Пентилюка и Силину. 24 марта они купили еще четыре подержанных автомата. Но и эти стволы не удалось переправить в арсенал гипотетической армии: сию группу нацболов тоже взяли с поличным.
Кажется, сотрудники правопорядка так долго отрабатывали эту версию, что и сами поверили в то, что Эдичка превратился в полевого командира. Во всяком случае, брать Лимонова на алтайскую таежную заимку (кроме писателя, там находилось еще семь человек) прибыла целая рота спецназовцев ФСБ - по разным оценкам, от 60 до 100 бойцов в бронежилетах и при полной боевой выкладке.
Ни один лимоновец оружия при себе не имел, обыски на месте тоже ничего не дали. Тем не менее Лимонов и Аксенов сидят в лефортовском изоляторе и обвиняются по статье о незаконном приобретении оружия по сговору организованной группой. Главные козыри ФСБ - арестованные с поличным Лалетин и Карягин, точнее, их адвокаты. Защитников эти два паренька выбрали по совету чекистов. Адвокаты, в свою очередь, порекомендовали клиентам активно сотрудничать со следствием и уличать Лимонова в далеко идущих преступных замыслах. Лалетину и Карягину это вроде бы невыгодно: за групповое преступление карают гораздо строже. Однако... "Это гражданская позиция моего подзащитного, и я ее целиком поддерживаю", - заявил корреспонденту "ОГ" Шамиль Арифулов, работающий (так и хочется сказать - служащий) в лефортовской юридической консультации, расположенной аккурат возле изолятора ФСБ.
Показательно, что продавцы оружия до сих пор не найдены и не арестованы. Адвокат Лимонова Сергей Беляк предполагает, что это были провокаторы ФСБ, которые и склонили идейно неустойчивых нацболов к покупке стволов. О том, что такая практика давно существует, свидетельствует история еще одной молодежной организации, атакованной спецслужбами, языческого общества "Нави".

Дело язычников

Это был московский философско-религиозный клуб, члены которого изучали литературу о праславянских культах и пытались имитировать обряды, якобы существовавшие у наших предков. Как утверждает руководитель общества 25-летний Руслан Воронцов, в лучшие годы клуб посещали до 300 молодых людей. Компетентные органы с некоторых пор стали активно интересоваться этой организацией, в штаб-квартире регулярно проводились обыски, членов клуба, включая самого Воронцова, приглашали на Лубянку и предлагали сотрудничать. Склоняли на покупку оружия - причем обещали одновременно предоставить и стволы, и деньги на их приобретение. В случае отказа грозили, что у ребят будут большие неприятности. Но те на уговоры не поддались.
В начале 2000-го общество распалось само собой. Однако контрразведчикам, видимо, очень хотелось реализовать накопленный материал. Руслана Воронцова арестовали 27 июля. Заехали с ним на Лубянку, показали арестанта какому-то чину в штатском, а потом повезли в Казань. Воронцову было предъявлено обвинение в ритуальном (сатанинском) изнасиловании жительницы татарской столицы. "Чистосердечное признание" выбивали 10 дней - пытали током, душили с помощью противогаза. Но парень продержался. Руслан знал, что у него железное алиби: 6 января, в день, когда по версии следствия произошел "сатанинский акт", лидер общества "Нави" находился в Москве и участвовал в рождественских мероприятиях. Его видели как минимум двадцать человек.
Впрочем, и алиби не помогло бы, если бы за вызволение Руслана не взялась его подруга Алина Витухновская, уже имеющая большой опыт борьбы с репрессивным аппаратом. К освещению этого инцидента она привлекла центральные СМИ, репортаж о злоключениях Воронцова прозвучал на радио "Cвобода". Через два месяца Руслана отпустили, и вскоре дело против него было прекращено. Тем не менее бывших членов "Нави" продолжают вызывать на допросы, а самого Воронцова недавно снова задержали и, жестоко избив в отделении милиции, выкинули на улицу. Видимо, такие меры воспитания считаются профилактикой.

Следствие ведет ФСБ

По подсчетам руководителя правозащитного фонда "Гласность" Сергея Григорьянца, в производстве находится уже более десяти уголовных дел против молодежных организаций и их лидеров. Например, против "Российского движения за независимость Чечни" - членов организации пока только допрашивают и обыскивают; против "Новой революционной альтернативы" - по обвинению во взрывах в приемной ФСБ в СИЗО уже год сидят четыре девушки, одна из них - с грудным ребенком на руках; против бывшего активиста "Реввоенсовета" Андрея Соколова, получившего условный срок за взрыв кладбищенской плиты, а в прошлом году арестованного по статье о незаконном ношении оружия и приговоренного к 6 годам лишения свободы (дело находится на апелляции).
У этих дел много общего. В расследовании их прямо или косвенно участвует ФСБ, причем сотрудники центрального аппарата. Хотя обвиняют молодежь не в шпионаже и диверсиях, а в чистой уголовщине. При этом по каждому эпизоду работают большие следственные бригады - как будто речь идет о солидных преступных группировках. Вообще, силы брошены значительные. Руслан Воронцов, который уже много раз побывал на Лубянке, обратил внимание на то, что с ним всегда беседовали разные сотрудники. Его персоной занималась в общей сложности дюжина офицеров.
Все эти дела роднит показательный характер процессов. Важно не обезвредить злоумышленников (беглых портосовцев, как выяснил корреспондент "ОГ", никто не ищет), а продемонстрировать силу и решительность спецслужб. Видимо поэтому аресты неформалов всякий раз сопровождаются большой кампанией в СМИ. Журналисты, с которыми сыщики по-дружески делятся "сенсационными подробностями", на эпитеты не скупятся. Вот, например, заголовки статей, освещавших дело портосовцев: "Секта мордовских рабов разоблачена в Москве", "Педагогическая поэма за колючей проволокой", "Концлагерь под крышей "Альфы". Еще хлеще наши коллеги пропечатали Руслана Воронцова: "Сатана объявился в Казани", "Прокуратура нашла сатаниста", "Черт не шутит".
У этих процессов, по большому счету, две цели, - говорит Сергей Григорьянц. - С одной стороны, надо как-то оправдывать растущий как на дрожжах аппарат спецслужб. С другой, требуется по-новому воспитывать молодежь. По крайней мере, ее активную часть. Надо приучать ее к мысли, что альтернативы "Идущим вместе" уже нет, что примыкание к "маргинальным" организациям не только бесперспективно, но и опасно. Молодым людям доходчиво объясняют, что их деятельность мешает новообразующейся политической системе, не вписывается в русло обновленной имперской доктрины.
Недавно один из лидеров "Идущих вместе" заявил корреспонденту "ОГ", что в организацию не принимают "пьющих, наркотизированных и непонятных". Теперь ясно, кто эти "непонятные". И кто будет их перевоспитывать.

Московский городской суд вчера отказался выпустить на свободу писателя и лидера Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова
Сергей Кувалдов. Информ. сообщ. Время новостей, № 100, 8 июня 2001 г. Эдуарду Лимонову продлили лефортовскую "прописку".

Московский городской суд отказался вчера выпустить на свободу писателя и лидера Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова (настоящая фамилия Савенко), который уже два месяца находится под арестом в Лефортовской тюрьме по обвинению в покупке огнестрельного оружия. В середине мая его адвокат пытался опротестовать решение следователей ФСБ, арестовавших Лимонова, через Лефортовский межмуниципальный суд, но безуспешно. Теперь и городской суд признал, что претензии контрразведчиков к главе НБП вполне обоснованны. Эдуарда Лимонова и его сподвижника по партии, учредителя газеты "Лимонка" Сергея Аксенова, задержали 7 апреля. Поводом послужила серия арестов рядовых членов НБП, которые, по версии ФСБ, пытались купить на черном рынке несколько автоматов. Следователи полагают, что лидер национал-большевиков не только знал о намерениях своих подопечных приобрести оружие, но и прямо давал им соответствующие указания. Адвокат лидера НБП Сергей Беляк вчера еще раз заявил, что считает дело своего клиента политическим. По его словам, сам г-н Лимонов категорически отвергает выдвинутые против него обвинения, а Сергей Аксенов вообще отказывается от разговора со следователями и просто молчит.

Дата вооруженного восстания объявлена.
Борис Клин. Статья. Вчера в Москве в рамках подготовки к всероссийской стачке состоялся очередной митинг движения "Трудовая Россия". Виктор Анпилов объявил, что берет курс на вооруженное восстание, и пообещал с криком "Аллах акбар!" 3-4 октября "поставить к стенке Чубайса". Коммерсант, № 98, 7 июня 2001 г.

Митинг назначили на 17.00. К этому времени на мосту имени 1905 года (бывшем Горбатом) у Дома правительства собрались пожилые революционеры. В ожидании вождей они обсуждали текущие политические новости. Опытный борец с режимом в соломенной шляпе уверял, что Владимир Путин хороший, только боится членов ельцинской семьи. Его оппонент в камуфляжной выцветшей кепке зло отвечал: "А не х... было в президенты садиться, если боишься!"
Спор прервал тренерский свисток: один из организаторов потребовал строиться в две шеренги. Под бодрые песни о предстоящей революции митингующие построились и развернули плакаты. Главный — "Долой правительство буржуев!" Кроме традиционных лозунгов типа "Починку— зарплату рабочего" и "Долой антинародный режим" появились новые: "Питерскую банду вон из России" и "Долой питерскую банду".
Пока лидеры задерживались на открытии памятника генералу Льву Рохлину, рядовые анпиловцы по свистку скандировали речевки: "Чубайс— урод, грабит народ" и "Чубайсу — вышка, Грефу — крышка". Авангард красной молодежи в количестве пяти человек перекрывал немолодых соратников: "Наша родина — СССР!" Смена держала экономический лозунг, свидетельствующий о юношеском максимализме: "Студентам — по 100 р. в день, пенсионерам — 3000 р. ежемесячно".
Получается, поровну и студентам, и пенсионерам? — поинтересовался корреспондент „Ъ" у одного из авангардистов.
А чем плохо? — ответил тот. Но руководитель авангарда беседу пресек. "Не надо дискуссий",— кратко скомандовал он, и молодой замолчал.
К половине шестого подъехали Викторы Ивановичи — Анпилов и Илюхин. Их бурно приветствовали. Первый Виктор Иванович отругал соратников прямо в микрофон — митинг надо было начинать, не дожидаясь его,— после чего перешел к делу. Он рассказал, что никарагуанские партизаны, с которыми он был близко знаком, взрывали линии электропередачи, чтобы дискредитировать проамериканский режим диктатора в обесточенных деревнях. Анатолий Чубайс тоже отключает электричество, хотя и без бомб, но не для подрыва режима, а чтобы унизить народ. "Ельцин — убийца. Путин — кровопийца!" — вдруг закричал товарищ Анпилов, и народ подхватил лозунг. Затем Виктор Анпилов, чертыхаясь, призвал народ к борьбе против приватизации МПС, против РАО ЕЭС, жилищно-коммунальной реформы и нового КЗоТа. "Никакой коммунальной реформы, пока зарплата не будет 100 рублей в час",— заявил товарищ Анпилов. А депутат Госдумы Виктор Илюхин с горечью констатировал, что надежды на Владимира Путина не оправдались. На это Виктор Анпилов заявил, что "Трудовая Россия" никаких надежд на президента и не возлагала. Тем временем депутат Госдумы Василий Шандыбин просто грозил кулаком "власовскому флагу" на Доме правительства и говорил, что под трехцветными лохмотьями Россия всегда терпела поражения. А маленькая девочка Люба, с хорошей, как сказал товарищ Анпилов, "русской, а не дворянской фамилией" Оболенская, прочла стихи про Ленина.
После этого Виктор Анпилов и заявил, что на 3-4 октября назначается вооруженное восстание. "И тогда — Аллах акбар! Тогда Чубайса к стенке!" — закричал Виктор Иванович и призвал журналистов точно его процитировать.

Социальная база политического экстремизма - это прежде всего безработная или перебивающаяся случайными заработками молодежь, а также перешедшие в разряд люмпенов люди среднего возраста.
Анвар Тавобов. Статья. За доллар он взорвет что угодно. Вечерняя Москва, № 101, 1 июня 2001 г.

Каждую субботу у Исторического музея появляется небольшая, но очень сплоченная группа москвичей среднего и молодого возраста. "Просящих" на этом пятачке в центре Москвы чрезвычайно много. Кроме нищих и убогих тут расхаживает человек, похожий на Ленина, с красным бантом на отвороте пиджака, приглашающий всех сфотографироваться с собою за деньги. Рядом стоят молча монахи в черном одеянии, собирающие "на храм".
А эти называют себя "партизанами". Другое название - РВС. Они вытаскивают из сумок пачки газет, мятый стенд из картона, мегафон и, опять-таки, ящик для пожертвований.
- Сдавайте деньги на нужды политзаключенных, - зазывают через громкоговоритель любопытных и зевак, - каждый из вас сегодня будет ужинать дома, а наших товарищей ожидает тюремная похлебка...

От тюрьмы да от сумы в России лучше не зарекаться. Потому прохожие жертвуют, кто сколько может. Тем более что на стенде наклеены подлинные фотографии нескольких "партизан", которые действительно находятся под следствием.
Кто они? У всех на памяти акции "лимоновцев", хулиганские действия "скинхедов". Но "партизаны" никаких коллективных действий пока не предпринимают, организация малочисленна. Сегодня эти "скромно одетые люди" привлекают к себе внимание особой остротой и категоричностью лозунгов, призывая всех разочаровавшихся в демократических реформах приступить к "открытой партизанской войне с оккупационным режимом".
Пока что "война" ведется на малой территории - в основном вокруг музея. Поясню в качестве примера: в день рождения Ленина, рядом с "партизанами" появились люди "непонятной ориентации" - то ли монархисты, то ли просто ряженью. Но с антиленинскими плакатами. Тут же несколько "партизанок" смобилизовались, и от плакатов через минуту остались только клочья. А те, кто их принес, увидев такой кураж, предпочли отступить.
В своих призывах "партизаны" не ограничиваются "наглядной агитацией". Есть у них и печатный "коллективный пропагандист и организатор".
"Среди сотен миллионов бывших советских граждан, - пишет их лидер Игорь Губкин в газете "Совет рабочих депутатов", редактором которой он же и является, - необходимо разыскать хотя бы сотню добровольцев для партизанского отряда... Кто-то из читателей решится взять в руки оружие, выйдет с нами на контакт".
РВСовцев, конечно, сгоняет с места милиция. Не раз им приходилось спешно ретироваться, свернув всю "наглядную агитацию". Бывало, что и дубинкой по спине получали.
- А разве нельзя сопротивляться законными методами? - задаю вопрос другому лидеру Олегу Федюкову.
- Законными методами уже 10 лет КПРФ сопротивляется в Думе, но ничего путного из этого не выходит, -отвечает мне Федюков. - Наоборот, они вросли во власть, и им в ней понравилось...
- Вспомните, - наступает на меня женщина с революционным плакатом в руках и с такой же убежденностью в голосе,- разве в 90-91 -м годах кто-нибудь мог поверить, что немногочисленная группа демократов сумеет собрать вокруг себя столько людей и все это приведет к таким последствиям? Почему бы не подняться группе людей, только противоположных убеждений, которую поддержит часть населения!
Возможно, у многих вся эта "дурь" вызовет усмешку. Но в одном из номеров газеты опубликован "Отчет о нелегальной деятельности" активиста движения Андрея С. (находится под следствием, потому фамилию мы не называем). Так вот, в целом ряде мест Москвы, если верить отчету, его группой была создана "сеть схронов и тайников". Это "земляные схроны", вкопанные в грунт, места для которых выбирались на "безлюдных участках лесопарков Москвы" и тайники "в каком-либо определенном городском здании". В схронах, представляющих из себя пластиковые бочки или бидоны, хранили химсырье, средства пиротехники, оружие. А среди лесопарков - Царицыно, Кузьминки, Лосиный остров - впечатляет, неправда ли?
Не исключено, что "товарищ" все нафантазировал. Но, судя по лозунгам "партизан", эта фантазия слишком близка к реальности.
Пока что РВСовцы чрезвычайно бедны. Чтобы отыскать деньги, они прибегают к самым разнообразным способам. Кроме элементарного "сбора средств на партизанское движение" это и выпуск "чрезвычайного облигационного займа" (правда, разместить удалось всего несколько сотен облигаций). А мечтают они о сумме в 20-30 тысяч долларов. Как эти деньги найти? В перспективе рассчитывают на "эксы" (революций без жертв не бывает..,)
Всю действующую левую оппозицию РВСовцы называют "тормозом революции". В свою очередь, вся левая оппозиция именует их провокаторами. Но легче всего было бы ограничиться этим утверждением и успокоиться. Нет, судя по всему, не только "левым", но и всей элите страны - политической, финансовой, производственной, "попсовой" - всей! - со временем придется озаботиться действительными предпосылками появления организаций подобного толка.
Истоки их стремительного возникновения более чем понятны.
Социальная база политического экстремизма - это прежде всего безработная или перебивающаяся случайными заработками молодежь, а также перешедшие в разряд люмпенов люди среднего возраста.
Только по официальным данным, число безработных в столице составляет сегодня 60 тысяч человек. По неофициальным данным число незанятого населения примерно в десять раз больше.
- По моим оценкам, оно переваливает за полмиллиона, - комментирует ситуацию депутат Мосгордумы Михаил Вышегородцев, занимающийся в столичном парламенте вопросами трудовых ресурсов. - Процедура получения мизерного пособия длительна и унизительна, иногда надо принести "99 бумаг", чтобы получить небольшие деньги. Для меня безработный - тот, кто работает без записи в трудовой книжке и не ведет свой организованный бизнес. А таких людей немало - вынужденных существовать между разочарованием и злобой.

- Политика начала 90-х по деполитизации нашего общества привела к тому, что вообще исчезла идеология, - говорит начальник отдела Управления безопасности правительства Москвы Михаил Коломойцев. - Чтобы молодежь поняла абсурдность и дикость чудовищных явлений, которые называются терроризмом, нужно заполнять пустоты, вырабатывать идеологию. Стыд и позор, когда мы видим на вокзалах нищих беспризорников. Ведь это и есть база для терроризма, потому что этому мальчишке дадут доллар - и он взорвет что хотите. И вовлекут его куда угодно..

 


 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

О Центре социальной адаптации в поселке Филимоновка Московской области.
Борис Чжен. Статья. На "трассе" работают подростки. Московская правда, № 22, 4 июня 2001 г.

Поселок Филимонки Московской области. Двухэтажное здание. Надпись на табличке, гласит: "Центр социальной адаптации". Именно сюда после милицейской операции "Попрошайка" доставили двух несовершеннолетних девочек с подозрением в занятии проституцией...
Да, у нас они находятся. Но поговорить нельзя: режим содержания без выхода на территорию, так что, извините... - Наталья Владимировна, здешний руководитель по работе с "контингентом", была понимающе бескомпромиссна.
Обескураженный таким приемом, выхожу на улицу. Взгляд упирается в полуразрушенный храм, расположенный буквально в двух шагах от центра. Глухое воронье карканье пересекает чей-то голос:
Сигареткой не угостите? - доносится через открытое, но зарешеченное окно на первом этаже. При ближайшем рассмотрении обнаруживается, что по ту сторону решетки собралось немало народу. Объясняю ситуацию.
Тебе, наверное. Катя и Настя нужны. Катя спит, а Настю сейчас позовем. Вскоре в окне возникла заспанная Катя. С ней и Настей договорились встретиться около мусорных баков.
Как же вы вышли? А охрана?
Места надо знать! - переглянувшись, засмеялись девочки.
Катя из Подмосковья, ей всего двенадцать. Она убежала из дому, бродяжничала, жила на вокзале. О проституции знает только со слов подружек. А вот 15-летняя Настя, приехавшая из Мордовии, успела поработать "на трассе" семь месяцев.
Разве не страшно уезжать с клиентом? - обращаюсь к Насте.
Страшно, конечно. Девочки с "точки" рассказывали, как они по сорок человек за раз пропускали.
Вспоминаются слова знакомого капитана про засекреченные квартирки для привилегированных особ и разные притоны, где ежедневно торгуют несовершеннолетними.
Кто решил закончить с этой работой, может уйти? - снова вопрошаю Настю. Отъезжающим с клиентом всегда выдавали по сто рублей на обратную дорогу. После смены мы получали отработанные деньги. Сколько? Это зависело от суммы, которую за тебя дали. Я "отъезжала" за полторы тысячи рублей, из них пятьсот - мои. Если подкопить, то можно и домой вернуться, особых проблем нет...
Нередко в проституцию малолеток приводят старшие "подружки", хвастающие обитанием на панели. Ничего не смыслящим в жизни девочкам пудрят мозги баснословными заработками, возможностью уехать за границу и прочими радостями жизни.
Бесперебойный конвейер - вокзалы. Типичная ситуация: подростку, использующему залы ожидания как временное пристанище, предлагают помочь. "Благодетели" обещают пищу и жилье. Первое время девочек действительно поят, кормят, даже помогают одежку справить. Но проходит время - и выставлен счет за полученные блага. Выбора особого нет: или плати, или постель. От страха и безысходности подростки, как правило, выбирают второе.
Еще одну дорогу прокладывают "родители", продающие собственных детей сутенерам.
...Предложение поехать в Москву "сниматься" Настя получила от своей знакомой. Та, правда, говорила, что "общаться" с клиентами надо будет только на дому. Но в развитие событий вмешался сожитель "работодательницы".
Лена оставила меня и подружку у своего приятеля-армянина, а сама не появлялась три дня, - вспоминает Настя. - У нас забрали свидетельства о рождении и через два дня сказали, что мы должны возвращаться в эту квартиру лишь после "смены". Вечером шофер забирал нас и вез на "точку". Пробовали пожаловаться Лене, так нам чуть головы не пооткручивали. Кстати, Лена потом стала нашей "мамкой".
Сколько вас таких у "мамки" было и что делали с теми, кто отказывался выполнять волю клиента?
Девочка некоторое время молчит, а затем начинает бормотать, что, дескать, бывало, поколачивали сами покупатели, что, мол, порой нарывались на садиста. Всякое случалось. Число тружениц так и не назвала.
У нас в основном штрафы действовали. Чуть провинилась - с тебя вычтут. И за отказ сесть в машину тоже. Но лучше пусть денег меньше будет, чем я поеду с извергом.
В то время, как я что-то записываю в блокнот, маленькая Катя тянет мою собеседницу за руку, увлекая за собой.
Что? Куда? - от неожиданности немного растерялся.
В Москву... - отвечает Катя. - Мы с Настей ко мне домой поедем!
Пока девчонки шли к остановке автобуса, они, перебивая друг друга, описывали ожидающую их жизнь. На словах все выглядело замечательно.

 


 

СВОБОДА СОВЕСТИ

5 миллионов россиян вовлечены в религиозные секты, сообщил руководитель Центра по реабилитации жертв нетрадиционных религий священник Олег Стеняев.
Статистика. Новые Известия, № 93, 2 июня 2001 г.

5 миллионов россиян вовлечены в религиозные секты, сообщил руководитель Центра по реабилитации жертв нетрадиционных религий священник Олег Стеняев. В основном это протестантские секты, лжебуддийские, неоязыческие группы, проповедующие движение лжехристов. Только в столице существует более 5 тысяч религиозных групп, насчитывающих около 1 миллиона последователей.

Московской общине религиозной организации "Свидетели Иеговы" опять грозит запрет.
Григорий Петров. Статья. "Свидетелей Иеговы" все-таки могут запретить. Иностранец, № 19, 5 июня 2001 г.

Московской общине религиозной организации "Свидетели Иеговы" опять грозит запрет. Московский городской суд удовлетворил на днях протест прокуратуры и отменил решение Головинского межмуниципального суда, который в конце февраля отказался запретить деятельность этой общины.
Дело о запрете "Свидетелей Иеговы" прокуратура возбудила еще в 1998 году. Поводом стало обращение общественной организации "Комитет по спасению молодежи от тоталитарных сект". В представлении прокуратуры иеговисты обвинялись в разжигании религиозной розни, принуждении к разрушению семьи, посягательстве на личность, права и свободу граждан и в других правонарушениях.
Адвокаты иеговистов расценивают судебный процесс как "политический", направленный на "ущемление прав религиозной организации". Процесс над "Свидетелями Иеговы" вызвал весьма негативный резонанс в отечественных и международных правозащитных и религиозных кругах.
Хорошо известно, что "Свидетели Иеговы" яростно преследовались властями нацистской Германии, их организация была запрещена, а многие иеговисты, отказывавшиеся служить в германской армии и выступавшие против нацистского режима, погибли в фашистских концлагерях. Организация "Свидетели Иеговы" была запрещена и в Советском Союзе, и ее члены также подвергались репрессиям. Понятно, что угроза нового запрета вызывает очень неприятные ассоциации.

Депутаты и священники хотят бороться с сектантами. Закрывая "круглый стол" депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова заявила: "Вы посмотрите, кто всех сектантов защищает. Это же депутаты, бывшие и нынешние, и наши любимые правозащитники. При этом Московскую Хельсинкскую группу финансируют сайентологи."
Иван Сухов. Статья. Культовое мероприятие.Время новостей, № 96, 4 июня 2001 г.

Московская городская дума в лице депутата Людмилы Стебенковой предлагает создать в столице экспертный совет, который выявлял бы так называемые деструктивные культы и секты (о зарубежном опыте см. на стр. 6). Задача совета — информировать граждан о "вредоносных" религиозных организациях и по возможности добиваться запрещения их деятельности. "В прокуратуре такой совет есть, пусть и у нас будет", — считает г-жа Стебенкова. Определять меру деструктивности культов теоретически станут представители всех "традиционных" религий, однако пока рядом с г-жой Стебенковой были замечены лишь православные отцы.
Специальная "антисектантская" конференция в Мосгордуме была приурочена ко Дню защиты детей, потому что "именно они и страдают больше всего от различных тоталитарных сект". Однако интересы подрастающего поколения представила вполне зрелая Зинаида Белова — раскаявшаяся свидетельница Иеговы. "Для детей иеговисты особенно опасны, — сообщила она. — Потому что секта запрещает им праздновать день рождения, вообще любые праздники, петь песни, в том числе и патриотического содержания. Вставать под государственный гимн тоже нельзя".
Г-жу Белову поддержали православные священнослужители. По словам отца Олега Стеняева, известного своими проповедями в войсках в Чечне, всего в России около 5 тысяч сект и вовлечено в них 5 миллионов человек. Больше всего сект протестантской направленности, за ними следуют восточные — псевдобуддистские и псевдоиндуистские — и отечественные, в основном языческие. Среди "псевдобуддистов", правда, почему-то назвали последователей традиционного течения дзэн. Наиболее же активно в Москве работают сейчас структуры Церкви унификации Муна, иеговисты и сайентологи. Последователи Сен Мен Муна обычно входят в доверие к муниципальным властям и в некоторых районных управах даже получают возможность читать лекции школьникам, причем, по словам г-жи Стебенковой, лекции эти еще и оплачиваются управами. А самая главная опасность, по мнению организаторов конференции, в конфессиональной анонимности. Особый гнев участников вызвал тот факт, что 60% москвичей, шедших в "Олимпийский" слушать приезжих протестантских проповедников, были якобы уверены, что там их ждут православные батюшки. А отец Даниил из миссионерского центра "Шестоднев" возмутился: "Какого колдуна по телевизору не покажут, обязательно у него крест во все пузо!"
Закрывая "круглый стол", Людмила Стебенкова пообещала до конца бороться с мунистами и другим деструктивным элементом. "У нас пока нет уверенности в позиции московских властей. Нам нужно общественное мнение, — сказала она. — Вы посмотрите, кто всех их защищает. Это же депутаты, бывшие и нынешние, и наши любимые правозащитники. При этом Московскую Хельсинскую группу финансируют сайентологи".

 


 

ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ И СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Мосгорсуд вынес приговор банде бритоголовых, в течение года "чистившей" столицу от инородцев и бомжей.
Мария Иванова. Статья. Обыкновенный фашизм. Версия, № 20, 5 июня 2001 г.

Мосгорсуд завершил рассмотрение уголовного дела, возбуждённого против трёх сторонников неофашизма. Молодые люди, младшему из которых в момент вынесения приговора было 18, а старшему - 20 лет, в скинхедах официально не числились, однако идеологию российских бритоголовых разделяли полностью. В этой связи Сергей Кузьмин, Дмитрий Лунёв и Владимир Тубин с сентября 1998-го по июль 1999-го регулярно "чистили" родной для них юго-восток Москвы от представителей "неполноценных" сословий и рас, каковыми им виделись бомжи, негры, азиаты и прочие "инородцы". Трое из жертв новоявленных "арийцев" скончались, ещё четверым удалось выжить лишь каким-то чудом. Впрочем, речь идёт лишь о тех преступлениях, которые удалось доказать в суде: на следствии юные погромщики признались ещё в добром десятке аналогичных нападений, но улик для того, чтобы установить их вину в этих злодеяниях, в итоге не хватило.
...Идея создания так называемого "отряда "Беркут" пришла в голову Кузьмину, выпускнику одного из столичных ПТУ. Тогда, осенью 1998 года, в психиатрической клинике, куда его направил на обследование военкомат, 17-летний недоросль свёл знакомство с одним из идейных бритоголовых и проникся к проповедуемому им "учению" искренней симпатией. Впрочем, "нерусских" Сергей недолюбливал и до этого: по словам Кузьмина, весной 1997 года кого-то из его друзей жестоко избили кавказцы и он затаил обиду.
В соратники "фюрер" отобрал 15-летних школьников Дмитрия Лунёва и Владимира Тубина, своих соседей по микрорайону Кузьминки, поначалу согласившихся примкнуть к нему не столько из ненависти к "чужакам", сколько от элементарного безделья... Вооружённая тяжёлыми цепями и ножами, облачённая в тёмную одежду или камуфляж, коротко стриженная, троица собиралась у подъезда Кузьмина ближе к вечеру На поиски "мишеней" или "лемуров", как называл потенциальных жертв командир "Беркута", отправлялись, как правило, к метро "Кузьминки". Нередко маршрут пролегал через Кузьминский лесопарк — к Ветеринарной академии, рядом с которой находятся общежития, где проживают африканские и азиатские студенты. Иногда добирались и до Печатников, и до Текстильщиков...
Как установил суд, своё первое убийство Кузьмин, Лунёв и Тубин совершили 20 сентября 1998 года неподалёку от дома № 43 по Зеленодольской улице. Было уже около 10 часов вечера, когда на глаза приятелям попался дворник местного кафе Кочкин: примостившись на детских качелях, он пил водку. Поскольку всем своим видом мужчина походил на бомжа, а к этой категории людей Кузьмин относился, мягко говоря, с презрением, то он сразу же предложил "завалить мишень". Не говоря ни слова, Сергей вытащил из стоявшего поблизости мусорного бака пустую бутылку из-под шампанского и изо всех сил ударил Кочкина по голове. Лунёв и Тубин поддержали товарища и пинали рухнувшего наземь дворника ногами до тех пор, пока тот не лишился чувств. Затем Кузьмин сбегал к брошенному кем-то "Москвичу" и притащил канистру с бензином. Он вылил её содержимое на голову мнимого бомжа, достал зажигалку, чиркнул кремнем... На помощь вспыхнувшему, как свечка, Кочкину бросились работники кафе, но было поздно. На следующий день дворник скончался в больнице. У него было обожжено 50 процентов тела.
Второй жертвой фашиствующих тинейджеров стал гражданин Анголы, сотрудник одной из московских строительных организаций Жорже да Сильва. Выпускник МАЛИ попал в поле зрения Кузьмина, Лунёва и Тубина вечером 12 ноября у станции метро "Кузьминки". Троица проследовала за ним. Рядом с одним из корпусов дома № 45 по той же Зеленодольской улице Кузьмин, дождавшись, пока африканец свернёт во двор, бросился на него с криком "Убей!", сбил с ног ударом цепи, а когда несчастный упал, пустил в дело нож. Спустя несколько минут всё было кончено. Обыскав карманы убитого, на теле которого эксперты позже насчитали 11 ножевых ранений, Кузьмин забрал себе 30 рублей. Труп убийцы выбросили в ближайший мусорный контейнер.
Вечером 6 января 1999 года неподалёку от поликлиники № 89 по Есенинскому бульвару Кузьмин, Лунёв и Тубин повстречали местного алкоголика Филатова. Расправа и на этот раз была коротка: спустя какое-то время страшно измордованного и поминутно теряющего сознание пьяницу обнаружил дворник поликлиники, который вызвал "Скорую". Увы, спасти крайне тяжёлого пациента медикам не удалось. Спустя несколько дней гражданин Филатов скончался в ГКБ № 68 от отёка мозга.
13 марта очередной жертвой убийц, сопровождаемых на этот раз подружкой Кузьмина Лебёдкиной, стал некто Ребик — бомж, которого они застали роющимся в мусорном баке возле дома № 45 по Зеленодольской улице. Подростки окружили бродягу и потребовали заплатить им 150 рублей, однако таких денег у Ребика не оказалось. Тогда Кузьмин выхватил нож и несколько раз несильно ударил бомжа в живот и грудь. Тот бросился наутёк, и Кузьмин, передав оружие Лунёву, приказал ему догнать и добить "мишень", что тот и сделал. Хорошо ещё, что израненному Ребику хватило ума не сопротивляться, а упасть и притвориться мёртвым. Эта уловка и спасла ему жизнь.
На следующий день приятели, захватив с собой Лебёдкину, которой всё происходящее казалось чрезвычайно увлекательным и даже забавным приключением, вновь вышли на охоту. Во дворе одного из домов на Грайвороновской улице они привязались к узбеку Салимову, грузчику с Кузьминского рынка. Получив от Тубина удар ножом в спину, тот всё-таки сумел каким-то образом оторваться от преследования, добраться до дома, вызвать "Скорую" и в конечном итоге выжить.
Спустя ещё три месяца приятели созрели для очередной вылазки. 19 июля они чуть не отправили в мир иной бомжа Боброва, вся вина которого состояла в том, что у него не нашлось закурить, а вечером того же дня, оказавшись в микрорайоне "Печатники", порезали подвыпившего рабочего Аношкина и отобрали у него четыре пакета молока и бутылку водки, которую тут же и распили на квартире общей знакомой.
Впрочем, Аношкин тоже остался в живых, а Кузьмина, Тубина и Лунёва через несколько дней задержали. В поимке убийц милиционерам здорово поспособствовал тот самый гражданин Ребик. Едва выйдя из больницы, он лицом к лицу столкнулся с Кузьминым. Тот крайне удивился, узнав, что бомжу удалось выжить, и назначил ему новую встречу, заявив, что Ребик должен регулярно платить ему за то, что побирается у мусорок.
После задержания Кузьмина, Тубина и Лунёва словно прорвало: "чистосердечные признания" посыпались одно за другим. Подельники поведали следствию ещё более чем о десятке нападений, однако вменить им эти эпизоды так и не удалось, поскольку в большинстве случаев ни потерпевших, ни очевидцев преступлений обнаружено не было. Впрочем, представитель Московской городской прокуратуры, который поддерживал обвинение в суде, и теперь ещё полагает, что многое из рассказанного приятелями было правдой, а Кузьмину удалось вовлечь в свой "отряд" не только Тубина и Лунёва, но и ещё порядка пятнадцати-двадцати неустановленных "бойцов".
Между тем в ходе процесса стало очевидным, что Тубин и Лунёв панически боятся своего бывшего "командира": они даже просили судей сделать слушания раздельными, поскольку Кузьмин, дескать, "оказывает на них давление", но это их ходатайство удовлетворено не было...
По приговору суда идейный вдохновитель отряда "Беркут" получил 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Помимо убийств, покушений на убийства и причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, суд признал его виновным ещё и в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность с отягчающими последствиями.
Лунёва приговорили к 9 годам, Тубина - к 9,5. Согласно действующему УК суд просто не мог назначить им сроки дольше 10 лет, поскольку все преступления они совершили, будучи несовершеннолетними.
Хороши детки...

Свои идеи скины отрабатывают в метро
Отдел расследований. Статья. Бить! И никаких гостей! Московский комсомолец, № 117, 2 июня 2001 г.

Поздним вечером 29 мая москвича Камаля Б. избила в метро шобла коротко стриженных юнцов. Били умело — почти не оставляя синяков. Сейчас Камаль передвигается по квартире согнувшись, держась руками за больную спину, и плохо слышит из-за беспрерывного шума в ушах.
У Камаля двойное гражданство: Сирии и России. За 30 лет, проведенных на своей "второй родине", сириец прилично овладел "великим и могучим", обзавелся русской женой, детьми и внуком, но — вот незадача! -- от характерной восточной внешности избавиться не сумел.
Правое ухо у Камаля красное и распухло, как вареник. В глазах-маслинах — неприкрытый страх. Увидев наведенный на него объектив, Камаль нервно отшатнулся и привычно прикрыл лицо руками:
Не надо! Этим вы меня убьете... Меня тут же вычислят. И отомстят.
Кого вы так боитесь?
Их, скинхедов, которые избили меня.
Араб, на свою беду, живет в Ясеневе, слывущем штаб-квартирой "бритоголовых". Так что же все-таки произошло 29 мая в метро на подъезде станции "Теплый Стан"?
Я возвращался из центра поздно, около 23.30, — начал свой рассказ Камаль. — Вагон полупустой, один был форме, стал расхаживать взад-вперед — как хозяин. Двое других сели напротив, стали меня дразнить... я, между прочим, вдвое их старше и для России сделал больше, чем они и вся их родня! Да, я араб — ну и что же? Я не торгую помидорами! Закончил институт работал по контракту...
Что они говорили?
Просто ругались матерными словами. Дескать, убирайся к себе на родину, мы тебя убьем, покалечим... Я уже понял, что неминуемо стану их жертвой. Еще месяц назад мы с другом видели, как вечером на перегоне от "Академической" до "Профсоюз ной" они били азербайджанца. Выждали, пока дверь закроется, и набросились, не давая подняться с сиденья. Они постоянно бьют негров. Один араб, знаю, сейчас лежит в больнице — глаз вытек...
По рассказам самих милиционеров, нападения молодых расистов в последнее время действительно резко участились на всей Калужско-Рижской ветке, основном от "Октябрьской" до "Битцевского парка".
"Бритоголовые" всегда нападают группами по нескольку человек. Среди 18—20-летних обычно есть малолетка, который в случае задержания берет вину на себя.
У меня в руках были только зонтик и книжка, — продолжает Камаль. — От греха подальше я встал и пошел к двери. Но парни подошли сзади... Двое схватили за локти, прижали к двери и стали колотить меня головой о стекло. Главарь в камуфляже лупил по почкам. Я не мог пошевелить руками, только загораживал лицо...
В травмопункте, куда пострадавший обратился на следующий день, ему выдали справку: "Ушиб. Сотрясение головного мозга (под вопросом)", и отправили на консультацию к невропатологу.
А вот подать заявление в милицию Камалю пока не удалось. Правда, сотрудники, обслуживающие станцию "Теплый Стан", куда он обратился наутро, отнеслись к нему вполне сочувственно. Сказали, нужно дожидаться, пока приедет группа из отдела милиции — с ним побеседуют и заберут заявление. Но эту самую группу Камаль напрасно прождал 2,5 часа, а потом не выдержал и пошел домой отлеживаться. Он показывает на блестящую под дождем ленту Новоясеневского проспекта:
Во-он крыша, видите? Это их гнездо, называется "Русский хозяин". Мне в милиции объяснили, что эти скины — оттуда... Неужели никто не понимает, что в России растет поколение фашистов! Посмотрите, что они бросают в почтовые ящики.
Честно говоря, к этой листовке, состряпанной редакцией журнала "Русский хозяин", не хочется даже прикасаться: "Прочитали — передайте другому. России — русскую власть. Еврейская мафия стимулирует переезд в Россию избыточного населения из стран Азии, Кавказа, Африки..."
Андрею Семилетникову, заместителю главного редактора журнала "Русский хозяин", 26 апреля 2001 г. предъявлены обвинения в хулиганстве и вовлечении в преступную деятельность несовершеннолетних. Против него возбуждено уголовное дело. Семилетников задержан как раз в ходе расследования погрома, учиненного скинхедами на рынке в Ясеневе 21 апреля, когда более 100 подростков ворвались на рынок, громили палатки, избивали торговцев. Милиция задержала тогда около 50 человек. А 2 мая примерно 200 скинов провели у Театра Российской армии бурный митинг в защиту Семилетникова. Свое возмущение арестом лидера они регулярно подкрепляют мордобоем: втихаря молотят ненавистных им "черных". А московская милиция заранее расписывается в собственном бессилии. Не только защитить потенциальных жертв не способна, но и от заявлений потерпевших открещивается как может. Вот это и есть обыкновенный расизм...
Точные данные и адрес пострадавшего мы готовы предоставить правоохранительным органам.

Первого июня в рамках акции "Адский аборт", целью которой является запрет насильственного прерывания беременности, состоялся очередной марш представителей ультранационалистических партий по улицам Москвы.
Александр Богомолов. Статья. Скинхеды не краснеют. Новые Известия, № 95, 6 июня 2001 г.

Первого июня в рамках акции "Адский аборт", целью которой является запрет насильственного прерывания беременности, состоялся очередной марш представителей ультранационалистических партий по улицам Москвы. Немногочисленные (около 100 человек) расисты, молодые и не очень, под предводительством скандально известного музыканта Сергея Троицкого (также известного, как "Паук"), пройдя по Арбату и Воздвиженке, остановились возле Российской государственной библиотеки, где и провели митинг. Это событие так бы и осталось незамеченным, если бы не распространенное в Интернете и некоторых СМИ заявление неизвестной группировки о нападении на колонну националистов. Вот что говорится в их "коммюнике": "Боевая антифашистская группа "Чурки" провела в Москве акцию яйце- и кефирометания в защиту детей от русских фашистов... Националистические марши в Москве больше не будут безопасными для здоровья марширующих!"
В России до настоящего момента зримого уличного противостояния нацистов и коммунистов не наблюдалось. Ультраправые спокойно проводили свои демонстрации и митинги, получая отпор разве что от стариков, возмущенных фашистской символикой на флагах. Члены национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова, объединившей в своей идеологии две вещи несовместные: национал-социализм и коммунизм, частенько сами становились под знамена нацистов.
Люди, совершившие нападение на марш 1 июня, принадлежат к группировке RASH ("Красные и анархические скинхеды"). Общественное мнение давно уже нарисовало образ скинхеда — нациста. Между тем в среде бритоголовых представлен весь спектр политических пристрастий современного человека: от крайне левых до крайне правых. "Ред-скинс" (или "красные скины"), как они себя называют, имеют собственный сайт в Интернете и выпускают газету "Автоном". К левым скинхедам примыкают сторонники самых разных коммунистических (марксисты, троцкисты, маоисты) и анархистских течений. Лозунг "ред-скинс" - "Смерть фашистам и буржуям!" Они придерживаются классовой теории и называют себя выразителями идей рабочего класса, хотя никакого отношения к рабочим не имеют. Идеологическая программа российских RASH целиком скопирована с западных аналогов и включает в себя такие пункты, как (текст взят с сайта RASH, орфография и пунктуация оригинала сохранены):
рассеивание мифа, размусоливаемого СМИ о скинхэдах, как о расистах и опровержение этого стереотипа в обществе;
организация курсов самозащиты, помощь эммигрантам и дискриминируемым национальным меньшинствам,
отсеивание боунхэдов (дословно "костяная голова", так "красные" называют скинхедов-расистов) и расистов от скин-субкультуры.
Судя по всему, основная цель левых скинхедов — борьба со своими "коллегами-расистами. Так, из газеты "Автоном" можно узнать о разгроме штаба РНЕ в Волгограде, драках с нацистами в Краснодаре и Новороссийске. Однако масштаб этих событий и общее число российских "редскинс" (менее 500 человек) позволяют предположить, что до европейских соратников им еще далеко. После того как осенью 1999 года в Москве во время концерта группы Spitfire, не раз заявлявшей о своей антифашистской позиции, был убит скинхед-нацист, ультраправые, чьи позиции очень сильны среди столичной молодежи, провели ряд жестоких акций, направленных против "красных". Весной 2000 года они сорвали проведение антифашистского концерта в ДК "Крылья Советов", а многие его посетители были избиты. Осенью того же года группа "редскинс", ехавших на концерт в клуб им. Джерри Рубина на Ленинском проспекте, подверглась жестокому нападению нацистов. Каждое выступление Spitfire в Москве теперь сопровождается драками и погромами, организованными скипами-расистами.
Акция 1 июня не дает повода для разговора о начале грандиозной уличной войны. Ведь единственное, что удалось сделать "редскинс", - это кинуть в марширующих националистов несколько яиц и облить их вонючей смесью из пластиковой бутылки. После чего все члены группы "Чурки" (а назвались они так после того, как С. Троицкий заявил, что на его товарищей совершили нападение "чурки нерусские") развернулись и убежали прочь, так как явно не были готовы к открытому противостоянию…

1 июня в центре Москвы состоялась демонстрация представителей националистических организаций, посвященная "защите русских детей".
Влад Тупикин. Статья. Известия, № 97-М, 4 июня 2001 г.

1 июня в центре Москвы охраняемая милицией худосочная колонна фашизоидных демонстрантов была неожиданно атакована несколькими молодыми людьми. Нападающие облили борцов за национальную чистоту смесью кефира с кетчупом, закидали их яйцами и скрылись. Демонстрация, собравшая представителей националистических организаций, была посвящена "защите русских детей": участники требовали запрета абортов, наказания "врачей-убийц" (для убедительности несли с собой макет виселицы и "чучело" врача с выраженными нерусскими чертами), а также прекращения пропаганды безопасного секса. Среди демонстрантов был замечен скандально известный Сергей Троицкий по кличке Паук, предприниматель, подвизающийся на ниве молодежной музыки.
Слегка отряхнувшись, националисты дошли до памятника Достоевскому, где провели митинг. Нападавших называли "чурками", кричали "Слава России!" и вскидывали руки в нацистском приветствии.
Группа антифашистов распространила в Интернете коммюнике, в котором сообщила, что с радостью принимает название "Чурки", и пообещала, что в следующий раз доберется до Паука лично. "Националистические марши в Москве больше не будут безопасными для здоровья марширующих", - сказано в коммюнике.

 


 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

На этой неделе мэр Юрий Лужков подписал распоряжение № 552-РМ "Об открытии пункта миграционного учета на Рижском вокзале".
Светлана Олифирова Статья. На Рижском вокзале начнут учет мигрантов. Комсомольская правда, № 101, 7 июня 2001 г.

Власти пытаются пересчитать всех гостей столицы. Следующим шагом будет регистрация приезжающих прямо на вокзале.
Городские власти всерьез обеспокоены хлынувшим в столицу потоком мигрантов. На этой неделе мэр Юрий Лужков подписал распоряжение № 552-РМ "Об открытии пункта миграционного учета на Рижском вокзале". Еще осенью прошлого года в столице задумали необычный эксперимент по организации пунктов регистрации граждан, прибывающих из регионов России и стран СНГ в Москву. В здании вокзала даже комнатку для миграционного поста отыскали. Разумеется, гости столицы переполошились не на шутку. К тому же многие слабо представляли себе, как можно зарегистрировать в вокзальной сутолоке только что сошедших с поезда пассажиров. Однако эта новость прокатилась по всем городам и весям страны. Причем сознательный приезжий люд и по сей день наведывается на Рижский вокзал в поисках регистрации. До недавнего времени вся работа сотрудников отдела иммиграционного контроля на транспорте Комитета по делам миграции Москвы сводилась лишь к статистическому учету приезжих.
По нашей просьбе проводники поездов на рижском направлении раздавали пассажирам миграционные карты, - пояснил Николай Жеребков, ведущий специалист Комитета по делам миграции. - В них указывается имя и фамилия, цель приезда в Москву, место предполагаемого размещения, дата отъезда. На основе этих данных пока можно только изучать пассажиропоток.
Согласно нынешнему распоряжению Лужкова власти намерены установить усиленный контроль за нелегальной миграцией. Программа эксперимента будет отрабатываться аж до конца 2002 года. К тому времени на Рижском вокзале займутся еще и временной регистрацией приезжих. Причем в столичной мэрии придерживаются принципа добровольного уведомления граждан о своем прибытии в Москву. Помимо этого, городские власти сейчас подумывают о целесообразности введения миграционного учета граждан, прибывающих в Москву через все железнодорожные вокзалы, автовокзалы, автостанции, автомагистрали и речные вокзалы (порты).
Кроме того, на привокзальном пункте контроля будут отлавливать незаконных трудовых мигрантов (читай: шабашников). Обратившимся за помощью консультанты будут разъяснять, к примеру, как обзавестись статусом вынужденного переселенца, беженца или получить временное убежище. Поезда международного сообщения будут контролироваться на всем протяжении пути. Вдобавок ко всему контролеры на Рижском вокзале надеются также на получение любой полезной информации от самих пассажиров. Впоследствии с помощью автоматизированной системы создадут базу данных по учету иностранных граждан и лиц без гражданства, как приехавших в Москву, так и побывавших в городе проездом. Согласно программе проведения эксперимента, в Комитете по делам миграции даже замахнулись на общегородской банк сведений о всех гостях столицы. Впрочем, все эти мероприятия не избавят приезжих от банальной проверки документов сотрудниками московской милиции прямо на перроне.
Что гарантирует программа учета приезжих:
  • соблюдение гражданских прав и свобод;
  • удобство и простоту при проверке документов;
  • быстрое и четкое прохождение процедуры миграционного учета;
  • сведение к минимуму возможного произвола должностных лиц.

 


 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Мэр Москвы лишается права отправлять в отставку глав районных управ
Информ. сообщ. Время новостей, № 99, 7 июня 2001 г.

Депутаты Мосгордумы одобрили в первом чтении изменения в закон "О районной управе в Москве". Поправки ограничивают влияние городских властей на деятельность органов местного самоуправления. Необходимость изменений связана с решением Верховного суда, признавшего некоторые положения столичного закона противоречащими федеральному законодательству. Теперь мэр лишается права самостоятельно освобождать от должности главу управы в случае неисполнения или нарушения последним своих обязанностей. Кроме того, мэр не сможет отменять распоряжения главы управы, а Мосгордума — решения районного собрания. Документ также устанавливает новый порядок избрания и досрочного освобождения главы управы.

В мэрии Москвы ужесточают пропускной режим.
Елена Егорова. Статья. Шашлык из чиновника. Московский комсомолец, № 122, 8 июня 2001 г.

Начиная с понедельника ко 2-му подъезду мэрии Москвы с утра пораньше выстраивается длинная очередь. Нет, здесь не началась распродажа товаров по сниженным ценам. И комиссию по приему жалоб от населения тоже никто не открывал. В очередь выстраиваются сами сотрудники мэрии, которые всего-навсего хотят попасть на свои рабочие места. Хотят — но не могут.
Пропускной режим на Тверской, 13, ужесточали последовательно и постепенно. Сначала милиционеру, стоящему на входе, выдали металлоискатель, потом рядом с постом укрепили магнитную рамку, примерно через год появилась машина, просвечивающая сумки и свертки, которые приносили с собой посетители. И вот теперь еще одно новшество. Согласно распоряжению мэра "О системе контроля доступа" при входе в мэрию установили суперсовременную контрольно-пропускную аппаратуру, состоящую, как выражаются сами чиновники, из "шашлычницы" и "идиотского" компьютера. "Шашлычница" — это, понятное дело, вертушка: загорелся зеленый свет — иди, красный — стой на месте. А на экране компьютера должна в этот момент высвечиваться вся информация о входящем: как зовут, сколько лет, в каком департаменте работает. Но компьютер-то "идиотский", постоянно сбивается. Пришла женщина, а на экране — мужчина. Да еще с усами. Сначала всем было смешно, но теперь, постояв на потеху прохожим по полчаса в очередях, сотрудники начали роптать.
Это просто безобразие какое-то, — заявила "МК" начальница одного из отделов мэрии. — В магазинах очереди исчезли, зато на работе появились. Я в мэрии 10 лет работаю, меня все милиционеры в лицо знают. А теперь вместо "здрасте" говорят: "Разверните пропуск, приложите штрихкод к считывателю, ждите..." Вертушка женщинам юбки задирает. Уже знаете, сколько колготок порвала?..
Как сообщили представители фирмы, установившей оборудование, все проблемы с входом-выходом возникают у чиновников потому, что они слишком берегут свои удостоверения — заламинировали их, понимаешь, в специальные обложки закатали. Вот компьютер и путается. В общем, теперь перед сотрудниками мэрии поставили новую задачу: взять ножницы и там, где находится штрихкод, аккуратно вырезать дырочку. Впрочем, как заверили "МК" на Тверской, 13, мэру с новой пропускной системой познакомиться не придется и о страданиях своих подчиненных он вряд ли узнает. Лужков поднимается в свой кабинет через другой вход, а там — никаких "шашлычниц": только предупредительные охранники и цветы в вазонах.
Кончилась вольница, установленная на Тверской, 13, еще при Гаврииле Попове, когда журналистское удостоверение являлось достаточным основанием для того, чтобы беспрепятственно разгуливать по коридорам мэрии и задавать неприятные вопросы ее обитателям. Начальник финансово-хозяйственного управления Александр Чернышев уже провел совещание, на котором выдвинул свой план организации работы СМИ. Аккредитовать нужно только по 2—3 человека от издания. На каждого собрать полное досье, которое затем ввести в "идиотский" компьютер. Выдать спецпропуска, а также обязать пресс-центр составлять еще отдельные списки к каждому мероприятию. Чтобы журналисты не зазнавались, не совали свой нос куда попало и вообще знали свое место.

 


 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Сегодня на Николо-Архангельском кладбище в Москве состоятся похороны Виктора Попкова.
Зоя Светова. Статья. Он пытался остановить войну... Новые Известия, № 96, 7 июня 2001 г.

Сегодня на Николо-Архангельском кладбище в Москве состоятся похороны Виктора Попкою. Несколько дней назад (2 июня 2001 года) "Новые Известия" писали о том, что тяжело раненный в Чечне Виктор находится в Красногорском военном госпитале имени Вишневского и что на его лечение нужны деньги. Но он умер, так и не приходя в сознание, вечером 2 июня. Кто же такой был Виктор Попков?
Он называл себя координатором Международного комитета общественного патронирования обязательств России и Чечни. Эту организацию он создал после окончания первой чеченской войны. Когда началась вторая война, он объявил покаянную голодовку, пытаясь привлечь внимание к тому, что происходило в Чечне. С 29 октября по 11 января 1999года в Малом Каретном переулке около здания, где располагается общество "Мемориал", можно было видеть высокого седого человека в черном старообрядческом одеянии. К нему подходили люди, он терпеливо объяснял им, почему он стоит здесь днем и ночью и чего он хочет. Он предлагал всем, кто против новой начинавшейся в Чечне войны, подписаться под документом, который он составил. Вместе с Попковым несколько недель держал голодовку и востоковед Михаил Рощин: "Виктор был настоящим миротворцем. Он окончил журфак, работал на Камчатке. Когда начались события в Карабахе, поехал туда как журналист, потом были Абхазия, Чечня. Во время первой чеченской войны он целый месяц провел в чеченском плену. Потом его отпустили. В январе 1995 года во время штурма Грозного находился в президентском дворце и уговорил Аслана Масхадова освободить нескольких российских солдат и офицеров".
В апреле 2000 года Виктор Попков еще раз встречался с чеченским президентом, который передал ему мирные предложения для российского правительства. "Масхадов признает, что несет полную ответственность за все происходящее, — рассказывал Виктор свои впечатления о встрече с ним. - Подтверждением того, что это не просто слова, является подписанный им уникальный документ с призывом учредить мемориальный комплекс в память обо всех жертвах "горячих точек". Памятник всем, кого мы не уберегли: чеченцам, русским, абхазам, грузинам. Кроме того, Масхадов пообещал мне показать списки военнопленных и предоставить международным наблюдателям возможность с ними встретиться, вне зависимости от того, где они содержатся и под властью какого командира военных сил Ичкерии находятся".
Российские власти не откликнулись на мирные предложения Масхадова, денег на строительство мемориального комплекса в память о жертвах "горячих точек" собрать не удалось, международные наблюдатели в Чечню не поехали. Но Виктор Попков продолжал свою деятельность, он развозил гуманитарную помощь и лекарства, стараясь попасть в те места, куда не приезжают представители международных организаций. Возвращаясь в Москву, он рассказывал о том, что видел в Чечне, писал статьи, выступал на митингах.
Его деятельность не все понимали и принимали. Мне довелось однажды быть экспертом Фонда Сороса и отбирать проекты для программы "Горячие точки". К моему большому удивлению, проект Виктора Попкова был отклонен: большинство экспертов посчитали, что он "своей деятельностью может скомпрометировать работу Фонда Сороса". Предпочли выделить деньги на научные конференции, посвященные миротворческой деятельности. Как видим, Виктор Попков нашел возможность ездить в Чечню и без Фонда Сороса. Он ездил туда по своей собственной воле, его туда никто не посылал и он ни перед кем не отчитывался. На блокпостах его всегда пропускали, принимая за священника (три года назад он крестился в старообрядческой церкви и являлся советником митрополита Русской Православной старообрядческой церкви Алимпия).
"Мы жили вместе с Виктором в подвале в Грозном. В декабре 1994 года, — вспоминает о нем один из российских журналистов.— Мы называли его "кудесником". Представьте себе: сумасшедший дом, первые бомбежки Грозного, и идет человек в светлом плаще, в руках у него портативная пишущая машинка и рукопись "Теория гармонизации социума".
Несмотря на внешний вид человека "не от мира сего", Виктор Попков прекрасно разбирался в тех процессах, которые происходили в Чечне, и понимал, что начать переговорный процесс будет чрезвычайно трудно: "Партизанская форма сопротивления может привести к созданию так называемого подполья, где будут действовать немногочисленные профессиональные террористические организации, состоящие из людей, которые крайне ожесточены, — говорил он. - У этих людей изменилась психология: они считают, что даже те беженцы, которые находятся в палатках, - предатели. Себя же они считают вправе вершить чужие судьбы, потому что без остатка отдались "борьбе с захватчиками". Чем дольше будет длиться военное противостояние, тем дольше чеченцы будут находиться в изоляции от внешнего мира. Страшно не только военное подавление и сопротивление, но и то, что за ними все больше будет утверждаться клеймо бандитов и террористов и им будет все труднее достучаться до мирового сообщества и вступать в какие-то контакты".
Что же делал в Чечне Виктор Попков? Он пытался остановить войну. Его же остановили те, кто ненавидит миротворцев.

Российские власти задержали диссидента, направлявшегося на встречу в США.
Сьюзан Глассер Статья. 08 июня. The Washington Post.

В среду 6 июня российские таможенники на пять часов задержали в аэропорту "Шереметьево" известного правозащитника Сергея Григорьянца и не дали ему возможности вылететь в США. Бывший советский диссидент назвал это попыткой заставить его прекратить критику президента Владимира Путина.
Когда вчера Григорьянц вновь появился в аэропорту, ему разрешили сесть на самолет, вылетающий в Чикаго.
Григорьянц, который провел 9 лет в советских лагерях и тюрьмах, основал первый в стране открыто публикуемый независимый еженедельник "Гласность". После падения коммунистического режима он продолжил резко критиковать власти за действия России во время двух чеченских войн и выражать недовольство тем, что Путин хочет возродить полицейское государство советского типа.
Инцидент в аэропорту Шереметьево произошел в тот момент, когда Григорьянц направлялся в Вашингтон на конференцию в фонде Карнеги, посвященную десятилетию с момента развала СССР. "Спустя 10 лет Россия пришла в никуда,- отметил Григорьянц.- Путину потребовался лишь один год, чтобы вернуть Россию на 10 лет назад. Теперь мы идем все дальше и дальше в прошлое".
Во вчерашнем интервью Григорьянц сообщил, что он был остановлен у металлоискателя - он в это время собирался сесть на рейс, отправляющийся в Вашингтон - четырьмя сотрудниками правоохранительных органов, которые потребовали от него открыть бумажник и обвинили его в том, что он без разрешения вывозит из страны валюту, хотя он уже прошел таможню и показал там сотруднику банковское разрешение на вывоз. Они продержали его в аэропорту почти 5 часов, отобрали у него 3000 долларов наличными, а также билет на самолет, и говорили о каком-то "расследовании", не уточнив, какое обвинение ему предъявляют.
"Совершенно очевидно, что их целью было не позволить мне вылететь на конференцию,- отметил Григорьянц.- Это сигнал не только мне, но и Америке. Они пытаются помешать мне выступить с речью, которую, как они считают, я хочу там произнести".
Представители таможни от комментариев отказались.
По возвращении домой Григорьянц обнаружил, что на его телефоне заблокирована международная связь. После того, как организатору конференции Майклу Макфоулу удалось с ним связаться, их разговор был прерван сразу после того, как Макфоул сказал, что он намерен рассказать все западной прессе,- сообщили Григорьянц и Макфоул.
Почти год назад таможенники Шереметьево конфисковали сотни копий доклада "Эмнести Интернешэнл" о нарушениях прав человека в Чечне, утверждая, что речь идет об "антироссийской пропаганде". Однако инцидент с Григорьянцем стал первым за многие годы случаем, когда правозащитнику не разрешили покинуть страну.
В качестве руководителя фонда "Гласность" Григорьянц регулярно подвергает критике нарушения прав человека в России; всего несколько дней назад он провел пресс-конференцию, на которой выразил недовольство тем, что молодежные группы подвергаются преследованиям со стороны ФСБ.

О пресс-конференции: "ФСБ расчищает поле для "путинюгенда" (разгром молодежных организаций)"
Михаил Гохман. Статья. "Известия" от 6.06.2001 Алина Витухновская вместо Сергея Ковалева.

Вчера в институте развития прессы прошла пресс-конференция: "ФСБ расчищает поле для "путинюгенда" (разгром молодежных организаций)". Пришедшие журналисты надеялись увидеть заявленных заранее в качестве участников депутатов Государственной Думы Сергея Ковалева и Виктора Алксниса, но за столом сидели совершенно другие люди.
На вопросы журналистов приготовились отвечать трое адвокатов, ведущих ряд скандальных уголовных дел. Это Дмитрий Аграновский - адвокат коммуниста-"бомбиста" Соколова, Сергей Беляк - защитник Эдуарда Лимонова, подозреваемого в причастности к купле-продаже оружия, и Дмитрий Волков, который представляет интересы арестованных руководителей молодежной организации ПОРТОС. Те как минимум практиковали телесные наказания среди своих питомцев. Здесь же и именующая себя поэтессой Алина Витухновская.
Ведущий - председатель правления фонда "Гласность" Сергей Григорьянц известил собравшихся, что сейчас речь идет о преследовании религиозных и культурных молодежных движений. "Создается впечатление, - гласит пресс-релиз, - что несчастная и замученная российская молодежь стала в последнее время основным объектом интереса спецслужб". Короче говоря, лимоновцев, анархокоммунистов и портосовцев решено было записать в политзаключенные. Адвокаты, выступившие после Григорьянца, выполнили свой долг, рассказав, сколь честны и отважны их подзащитные, но, кажется, не убедили в этом аудиторию.
В конце мероприятия наголо обритый молодой человек раздал собравшимся обращение еще одной молодежной организации - нацистского движения "Национальный фронт" с требованием отменить статью УК, карающую за разжигание национальной розни.
Понятно, почему подменили участников. На Витухновскую или Беляка журналистов не затащить, а если для затравки подсунуть пару известных имен - дело другое. "Я не знаю, почему я был объявлен в числе участников, - сказал корреспонденту "Известий" Сергей Ковалев. - Со мной эта заявка согласована не была". Правозащитник придерживается простой позиции: "должен торжествовать закон, а не произвол". Но материалы, представленные на пресс-конференции, слишком легковесны. "Я предпочитаю быть занудой и утверждать только то, в чем абсолютно уверен", - подчеркнул Ковалев.

Правда о "путинюгенде".
Аделаида Сигида. Статья. Правда о "путинюгенде". Коммерсант, № 97, стр. 9

Вчера в Москве в Институте развития прессы состоялась пресс-конференция "ФСБ расчищает поле для путинюгенда", на которой журналистам рассказали всю правду про президента. На пресс-конференцию пришли все - и коммунисты, и антикоммунисты. Только правозащитник Ковалев и коммунист Алкснис даже ради такой благородной цели не согласились терпеть друг друга и на разоблачительную пресс-конференцию не пришли. Хотя обещали прийти.
Ситуацию в стране рисовали стихи: "Дым отчизны удушливо сладок. / Тих мой край после бурь, после гроз. / Ах, как чувствуешь новый порядок, / Когда друга ведут на допрос". Стихи были опубликованы в бюллетене пострадавшего от диктаторского режима Владимира Путина Революционно-контактного объединения вместе с лозунгами "Покупаешь отечественное- помогаешь Путину", "Платишь налоги - спонсируешь войну", "Смерть России!" и т.д. Бюллетень раздавали участникам пресс-конференции.
Поэтесса Алина Витухновская заявила, что "наступает время борьбы бездарности с талантом". "Бездарность" - это, конечно, президент, а в качестве "талантов" выступают порубивший иконы Тер-Оганьян, распявший себя во дворе Института культурологии господин Мавромати, писатель Лимонов и руководители организации ПОРТОС (Поэтизированное объединение разработки теории общего счастья).
Последние отличились тем, что отхлестали веревкой по задницам двух членов своей организации. Сделали они это, впрочем, не зря, так как провинившиеся распивали водку и курили, что запрещено правилами ПОРТОСа. Эти правила, по словам портосовцев. Путин у них просто-напросто украл и включил в устав "Идущих вместе". Однако путинцы устав могут и не соблюдать, а вот в ПОРТОСе взялись за дело воспитания молодежи серьезно. Впрочем, молодые люди были не против порки и даже сами выбрали себе наказание. Однако тут как раз подоспели ФСБ и РУБОП и разгромили лагерь портосовцев, попутно навешав на каждого из руководителей по девять статей, в том числе истязание подростков, хулиганство и создание вооруженного формирования. Президент фонда "Гласность" Сергей Григорьянц считает, что и эту организацию хотели "зачистить" для освобождения поля для путинюгенда, "и вот тут эти две синие задницы с торжеством обнаруживают 30 рубоповцев". Статьи в СМИ о ПОРТОСе, по словам господина Григорьянца, такая ложь, до которой не опускались даже советские газеты, когда клеймили врагов народа.
По мнению адвоката Эдуарда Лимонова Сергея Беляка, кроме "наглости вранья", нынешняя ситуация отличается тем, что сейчас сажают совсем молодых людей, тогда как все советские диссиденты были вполне зрелого возраста: "Молодые люди вроде всем должны быть довольны, ходят в майках с президентом в ночных клубах, однако находятся недовольные". Таких вот непонятливых и воспитывают - только не примитивным битьем по заднице, а фабрикацией самых настоящих уголовных дел. Молодых революционеров в тюрьмах, по подсчетам собравшихся, чуть ли не больше, чем в советские времена диссидентов: кто на крышу ФСБ залез, кто в ФСБ колготками кинул, а кто и вовсе расклеил перед маршем путинцев листовки в метро "Голубые идут вместе".
В общем, нет на них никакой управы. Одна надежда - на президента.

 


 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Третий год Хамовнический межмуниципальный суд Москвы рассматривает иск Евгения Филатова к столичному правительству.
Евгения Рубцова. Статья. Борьба за дом предков. Новые Известия, № 96, 7 июня 2001 г.

Третий год Хамовнический межмуниципальный суд Москвы рассматривает иск Евгения Филатова к столичному правительству. Предметом судебной тяжбы стало право собственности на дом в центре Москвы, который еще до революции купил его предок и в котором с самого рождения и по сей день живет Евгений Михайлович. Поскольку в России закона о реституции не существует, то большинство претендентов на некогда экспроприированное имущество с порога потерпели фиаско. Но правовая позиция Филатова достаточно сильна, что ставит в тупик даже опытных юристов.
В 70-х годах Евгений Филатов начал собирать документы о принадлежности дома № 5 в Молочном переулке его семье. В городском архиве он отыскал купчую 1912 года, которая подтверждала приобретение двухэтажного особнячка за Зачатьевским монастырем его прадедом, купцом-мануфактурщиком Зигфридом Талем. А бабушка Евгения Михайловича, несмотря на репрессии, коснувшиеся и ее близких родственников, сохранила бумаги, доказывающие прямое родство с купцом Талем.
В советское время документы предъявлять было некому - право собственности на недвижимость, как и право на ее наследование, отсутствовали, и Филатов до поры до времени хранил бумаги просто как семейную реликвию.
В 1994 году постановлением правительства РФ была создана комиссия, которая рассматривала вопросы о возврате имущества жертвам репрессий и их потомкам. Но для того чтобы потребовать компенсации ущерба, было необходимо документально подтвердить факт конфискации.
Чего-чего, а таких документов у Филатова не было, поэтому он обратился не в правительственную комиссию, а к нотариусу. По словам Евгения Михайловича, тот и слушать не захотел о каких-то там обещаниях властей о реституции и отказал в возбуждении наследственного дела.
Филатов начал обивать пороги московских чиновников и везде натыкался на отказы.
Шли годы, а Евгений Филатов продолжал копаться в документах революционной эпохи. В 1917 году новая народная власть штамповала декреты, как лапти штопала, но при этом большевики оказались тоже не лыком шиты. Как известно, первым делом Совет народных комиссаров и ВЦИК издали декреты "Об отмене частной собственности на недвижимость в городах" и "Об отмене права наследования". Казалось бы, надежда возвратить прадедово имущество канула в Лету. Находись пресловутый дом в километре за МКАДом, проблем бы Филатов не знал, но...
Все в тех же декретах Евгений Михайлович нашел предписание передавать недвижимость в муниципальную собственность по акту. Но акта о национализации дома Филатов в архивах не встречал. "Если акта передачи дома нет, то, может, и не было никакой его национализации? — говорит Евгений Михайлович. - Нашу семью никто из дома не выгонял. Нас даже не "уплотняли".
На основании таких умозаключений и собранных ранее документов Евгений Филатов подал в феврале 1999 года исковое заявление в суд. В нем он попросил признать своего прадеда-купца собственником особняка в Молочном переулке, а себя - законным наследником и правопреемником, поскольку он единственный из потомков Таля проживает в этом доме, оплачивает все коммунальные услуги и ремонтирует его за собственный счет. Кроме того, в своем иске Филатов поставил вопрос о конституционности ленинских декретов, которые лишили его предка права собственности на дом, а потомков — права наследования.
Поначалу, как утверждает Евгений Михайлович, в Хамовническом суде вообще отказывались принимать его дело к рассмотрению. Когда же слушания начались, дело редко доходило до разбирательств по существу — судья постоянно требовала какие-то новые документы и справки. Филатов полагает, что дело умышленно затягивалось, чтобы дать муниципалитету время отыскать пресловутый акт о национализации дома в городских архивах.
Юрист со стороны ответчика отказалась пояснить "Новым Известиям" свою правовую позицию по делу Филатова и не захотела приводить аргументы, которые она сможет противопоставить доводам истца. Вполне вероятно, что хождения по архивам результатов так и не дали. Поэтому не исключено, что и сегодняшнее заседание в Хамовническом суде, уже четырнадцатое по счету, дело к развязке не приблизит.
А тем временем город продолжает наступать на особнячок начала XIX века, который, кстати, является памятником архитектуры и якобы охраняется государством, о чем свидетельствует мемориальная доска на его фасаде. Он стоит, как старый, подгнивший зуб в фарфоровой челюсти новорусских коттеджей, и поэтому не дает покоя властям. Филатова с семьей неоднократно пытались выселить: предлагали деньги, потом угрожали, однажды даже поджигали. А сейчас обстроили заборами так, что от прежних владений купца Таля его правнуку не осталось и четверти.
Почему этот упрямец Филатов не уезжает в благоустроенную квартиру? Дело даже не в том, что Евгений Михайлович из последних сил стремится создать прецедент, он просто борется за родовой дом и за право передать его по наследству своему сыну.

 


 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

"Эхо Москвы" в рамках традиционного "Бендер-шоу" устроило акцию протеста против ввоза в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ).
Ирина Подлесова Статья. Уличные беспорядки. Известия, № 97-М, 4 июня 2001 г.

Вчера на Арбате радио "Эхо Москвы" в рамках традиционного "Бендер-шоу" устроило акцию протеста против ввоза в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Воскресный день выдался солнечным и теплым, погреться на солнышке, а заодно пообщаться с народом вышли и политики.
"Поэму про отхожие места" - о последствиях ввоза ОЯТ в Россию - сообща сочиняли арбатские прохожие и члены Бендеровского клуба, собравшиеся на веранде ресторана "Гетьман". Искали лучшую рифму: "Гаврила ядерный реактор решил с похмелья починить".
Приехал в "Гетьман" Румянцев его с работы отстранить, - вдохновенно сымпровизировал появившийся на веранде ресторана министр по атомной энергии Александр Румянцев. Первого места за стихотворный талант министру не дали, но старание оценили.
Лидер "Яблока" Григорий Явлинский появился еще эффектнее - с пятью телохранителями в одинаковых черных костюмах. Они собственно и составили основную аудиторию на состоявшихся уличных дебатах на злободневную тему. Остальным все равно ничего не было слышно, пока не подошел ведущий "Бендер-шоу" Матвей Ганапольский с микрофоном. Григорий Алексеевич, игнорируя жанр хепенинга и несуразных персонажей в противогазах, с мешками для радиоактивного мусора, кинулся в серьезную атаку:
Я против ввоза ядерных отходов. Это авантюра! Мы не можем согреть Приморье. У нас нет денег на самые насущные дела. Тем более что 20 миллиардов долларов, которые Россия получит от этого проекта, - не такие уж и большие деньги. Все равно они уйдут в неизвестном направлении.
Я тоже против ядерных отходов, - одобрительно кивнул Румянцев. - Ввозить будем отработанное ядерное топливо. Это не отходы.
Драки не получилось. Два авторитетных человека встретились и поговорили на свежем воздухе. Вряд ли кто-то из них услышал что-то новое. Зато зеваки чувствовали себя причастными к чему-то большому, уже хотя бы потому, что стояли на одной улице рядом с "людьми из телевизора". Помитинговав между собой минут 10, министр и депутат сели пить чай на веранде. А воодушевленный обличительной жестикуляцией Явлинского народ надел белые халаты и с метлами в руках, под оркестр, отправился по Арбату - выметать ядерные отходы

В Москве появился экопатруль на воде.
Иван Белов. Статья. Плавучая лаборатория на Москве-реке. Независимая газета, № 101, 7 июня 2001 г.

В Москве появился экопатруль на воде. Как известно, дно Москвы-реки засорено всяким мусором, а вода в ней кажется серо-бурой. Такое положение вещей давно беспокоит городские власти, которые наконец-то решились всерьез взяться за решение проблемы с загрязнением московских водоемов.
Экопатруль - это небольшой водный катер, который оснащен лабораторией. Почти такие же катера в летнее время плавают с экскурсиями по Москве-реке. Судно выкрашено в зеленый и белый цвета. На нижней палубе размещается лаборатория, в которой стоит раковина из нержавейки, как в современных кухонных гарнитурах, аппаратура, закрытая прозрачной стеклянной дверцей, и компьютер с базой данных. В лаборатории работает научная группа, в которой всего четыре человека. Сотрудники лаборатории обеспечивают работу специального устройства с множеством датчиков, которое анализирует пробы воды. К каждому из датчиков, определяющих содержание вредных примесей: тяжелых металлов, поверхностных активных веществ, подведена тонкая прозрачная трубочка, по которой поступает вода. Этот прибор использовался на подводной лодке, после чего его переделали под мирные нужды. Экопатруль, спущенный на этой неделе на воду в Москве, уже четвертый по счету. Первые три работают в Санкт-Петербурге, в Татарии и на Каспии. Судно, которое будет плавать по Москве-реке и Яузе, развивает скорость 25 километров в час и экономично расходует топливо.
По словам сотрудника лаборатории Михаила Коменкова, несмотря на то что показания датчиков очень точны, их все же будут перепроверять, используя более старые методы. В случае, если окажется, что состояние воды или дна не отвечает экологическим нормам, будут выявляться причины возникших нарушений и проводиться специальные работы по очистке реки.