ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 6 - 13 июля 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

24 мая 2001 г. в Хамовническом суде возобновилось слушание уголовного дела Турпал-Али Джабраилова в обновленном составе суда (с новыми народными заседателями). Судья - В.Н.Данилкин; адвокаты - Ш.Ш.Сагаев и С.А.Исмаилов.

Из приговора по делу Джабраилова, обвиняемого по ст. ст. 222 ч. 1 и 222 ч. 2 УК РФ . "Незаконным путем Джабраилов приобрел гранату, незаконно хранил ее в квартире. Находясь на ул. Х-летия Октября, имел ее при себе в кармане. Его вина подтверждается, несмотря на непризнание им вины. Суд квалифицирует действия Джабраилова по ст. 222 ч. 1. Суд находит заявление Джабраилова, что ему подкинули гранату, несостоятельным. С учетом позиции обвинения и позиции защиты суд оправдывает его по ст. 222 ч. 2 за недоказанностью совершения преступления. Джабраилов Т.-А. признается виновным по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Назначается наказание - 2 года условно с испытательным сроком 3 года, с зачетом предварительного заключения. По ст. 222 ч. 2 УК РФ - оправдать".

 

ПРОИЗВОЛ В ЗАКОНЕ
ДЕЛО ТУРПАЛА-АЛИ ДЖАБРАИЛОВА

Турпал-Али ДЖАБРАИЛОВ,   1964 г.р., уроженец с. Ножай-Юрт, по образованию историк, в 1986 г. окончил Чечено-Ингушский университет в Грозном. Служил в армии, преподавал в сельской школе, был секретарем Шелковского РК ВЛКСМ. После прихода к власти Дудаева покинул Чеченскую Республику и поселился в Москве. В 1992-95 гг. учился в аспирантуре Академии Государственной службы при Президенте РФ. Помощник зам. главы администрации Шелковского р-на. Женат, имеет 3-х малолетних детей.

6 августа 2000 г. Джабраилов с семьей выезжал в Шелковской р-н Чеченской Республики. 17 августа Турпал-Али вернулся в Москву; 24 августа приехали жена, дети, его старший брат Турпал-Ха Джабраилов и тяжелобольная сестра - Марьям Джабраилова, которую они привезли для лечения в онкологическом отделении клиники им. Сеченова.

Приехав в Москву, Т.-А.Джабраилов заметил слежку (у дома постоянно дежурили две машины с находящимися внутри людьми; по городу за ним и за его братом перемещались одни и те же лица); на работе он узнал, что им официально интересовались из штаба при ГУВД по раскрытию теракта в Москве - взрыва в переходе на Пушкинской площади 8 августа 2000 г. Джабраилов по собственной инициативе явился в штаб, где получил заверения об отсутствии к нему претензий. Тем не менее слежка не прекратилась.Турпал-Али поставил в известность об этом Представительство Чеченской Республики в Москве. По примеру многих московских чеченцев, опасающихся провокаций со стороны сотрудников милиции, он ходил по Москве с наглухо зашитыми карманами пиджака (их зашила жена, оставив, по его просьбе, незашитыми карманы брюк).

31 августа 2000 г. (в день посещения в клинике больной сестры) в районе станции метро "Спортивная" Джабраилов был задержан сотрудниками УУР ГУВД г. Москвы. При задержании в карман брюк ему была подложена граната и запал к ней. Примерно в это же время на ул. Кржижановского, у дома, где проживает Турпал-Али с семьей, был задержан его брат, Турпал-Ха Джабраилов. При задержании он был жестоко избит, в карманы его брюк также были подложены граната и взрыватель.

Оба брата были доставлены в ИВС ГУВД г. Москвы на Петровке. Оба подверглись допросам, в ходе которых о гранатах, обнаруженных в их карманах, не было сказано ни слова: их спрашивали, принимали ли они участие в организации взрыва на Пушкинской, о связях с чеченскими боевиками и т.д.

Несмотря на демонстративное отсутствие у следователей интереса к гранате, уголовное дело против Турпал-Али Джабраилова было возбуждено по ст. 222 ч. 1 и 222 ч. 2 (незаконное приобретение, хранение, перевозка или ношение оружия…)

Кроме незаконного "приобретения и ношения гранаты", ему инкриминировалось еще и "хранение пистолета Макарова", обнаруженного в сумке некой Филимонихиной Г.П., недавней знакомой Джабраиловых, беженки из Грозного, обращавшейся к ним время от времени за помощью. Сумку вместе с другими своими вещами Филимонихина оставила в квартире Джабраиловых в их отсутствие, после чего она выехала из Москвы. Сумка была заперта на висячий замок, ключ находился у Филимонихиной. Вскоре после возвращения Джабраиловых в Москву она позвонила Турпалу-Али из Назрани и попросила его перенести на время к соседям запертую на замок сумку, объяснив, что там находятся "ценные для нее вещи", в то время как к Джабраиловым в связи с тяжелым состоянием сестры съехалось много родственников. Сумка с "ценными вещами" была перевезена к знакомой Турпала-Али, с которой он учился в Академии Государственной службы. 1 сентября в ее квартиру явились сотрудники милиции и после поверхностного осмотра помещения пригласили проехать с ними в штаб по раскрытию теракта. В штабе ее встретили вопросом: "Где пистолет Галины Петровны?" Она ответила, что не знает никакой Галины Петровны. "Но ведь у вас находится ее сумка". После чего в ее квартире произошло "изъятие" сумки, стоявшей на видном месте, и извлечение из нее пистолета Макарова.

1 марта 2001 г. в Хамовническом межмуниципальном суде началось слушание по делу Т.-А.Джабраилова (судья В.Н.Данилкин, адвокаты Ш.Ш.Сагаев и С.А.Исмаилов).

Адвокат Исмаилов
обратился к суду с просьбой: 1) допросить ряд свидетелей, среди которых начальник 6 отдела УУР ГУВД - с ним Джабраилов беседовал в Штабе по раскрытию взрыва; сотрудников постпредства Чеченской Республики; врача клиники им.Сеченова; соседей Джабраилова; 2) приобщить к делу ряд справок и ходатайств. Суд принимает решение - вызвать всех заявленных свидетелей, кроме сотрудников постпредства, в судебное заседание; приобщить к делу представленные справки и ходатайства; отклонить: ходатайство в суд С.Ганнушкиной ("какая связь между рассматриваемым уголовным делом и общественной организацией, помогающей беженцам?"), ходатайство Ш.Бено ("неприемлемая для суда формулировка - "сфабрикованное уголовное дело") и копию письма Кадырова в защиту Т.-А.Джабраилова, адресованного В.Путину.

Судья огласил обвинительное заключение, согласно которому Т.-А.Джабраилов обвиняется в том, что неустановленным путем приобрел гранату РГД-5, незаконно хранил ее в квартире и перевозил по улицам Москвы; взял на хранение у гр. Филимонихиной пистолет Макарова и 8 патронов к нему, незаконно хранил его в квартире, затем перевез на 3-ю Фрунзенскую улицу.

Выступая в суде, Турпал-Али Джабраилов заявил, что граната была ему подложена задержавшими его сотрудниками милиции в тот момент, когда он, проводив к метро жену, возвращался в больницу к больной сестре: "Меня сзади толкнули, поставили лицом к решетке гаража, прижали голову к решетке и за спиной надели наручники. Потом положили в карман что-то тяжелое и объемное: краем глаза я смог увидеть, что карман брюк оттопырился. Затем подвели к машине, сняли наручники, приказали руками опереться на капот. Спросили: есть ли у меня запрещенные предметы? Я ответил - до задержания у меня ничего не было. Из левого кармана брюк достали завернутую в газету гранату и запал. Я не стал подписывать протокол и сказал, что мне это подбросили". О Филимонихиной: "Филимонихину мы знали год. Уезжая, мы оставили ей ключи от квартиры. Мне ее было жалко, ее дом разбомбили. Когда мы вернулись, в квартире было несколько ее сумок. Я не обратил на них внимания. Позже она звонила, сказала, что вещи заберет в сентябре, одну из сумок просила поставить к соседям. Мне сказали, что она написала в заявлении, будто я хранил оружие. Думаю, что ее вынудили это сделать, угрожая тюрьмой".

Свидетель Халаинов - сотрудник милиции, прикомандированный в августе к Штабу по раскрытию взрыва: "Это было по осени. Мы патрулировали в районе метро "Спортивная". Наше внимание привлек гражданин: он вышел из метро, шел по улице, озирался, вел себя неадекватно; был похож на фоторобот. Подошли, проверили документы, решили его досмотреть. Наручников не надевали. Пригласили понятых и извлекли из кармана брюк сверток из газеты, а в нем - граната и запал. Карманы пиджака были накладные - фикция. Доставили его в ОВД "Хамовники".

Свидетели Жуков и Шипилов (понятые) - сотрудники автосервиса, у ворот которого был задержан Джабраилов. По их рассказу, они работали в гараже, когда услышали грохот. Сторож им сказал, что "какого-то мужика прижали к забору". Они вышли из любопытства на улицу и были приглашены в качестве понятых. Задержанный стоял, прижатый к забору, лицом к стене. Руки были заведены назад. Были ли на нем наручники или нет, они не помнят. Когда из его кармана извлекли гранату, он "стоял молча". Адвокат напомнил, что в протоколе, подписанном свидетелем, записано: "Он говорил, что это не его". Свидетель: "Ну, я не знаю, может и говорил".

Перед заседанием суда сотрудник милиции Халаинов довольно долго беседовал с понятыми, видимо, договариваясь с ними об идентичности показаний. Понятые настолько согласованно давали свои показания, что при этом даже употребили некоторые специфические выражения Халаинова: "это было по осени" и "накладные карманы" (о зашитых карманах пиджака Джабраилова).

Свидетельница - врач, работающая в клинике на ул. Пирогова, помогала братьям Джабраиловым госпитализировать их сестру и вместе с ними поехала за разрешением в Министерство здравоохранения. По пути она обратила внимание, что под видом случайных прохожих их всюду сопровождали одни и те же люди. 24 августа после посещения квартиры Джабраиловых она была остановлена в метро сотрудниками милиции, препровождена ими в комнату милиции, где лица в штатском переписали ее паспортные данные. 31 августа около 16 час. она видела Т.-А.Джабраилова с женой в клинике у постели больной.

2 марта продолжился допрос свидетелей. Сотрудник милиции Кухарский, прикомандированный в августе к штабу по раскрытию взрыва на Пушкинской, участник задержания Т.-А.Джабраилова, заявил, что не помнит событий 31 августа. Судья зачитал его показания, имеющиеся в деле: "31 августа вместе с сотрудниками уголовного розыска… мы увидели мужчину кавказской народности, который озирался по сторонам. Остановили, проверили документы. В кармане у гражданина оказалась граната". На уточняющие вопросы адвокатов свидетель ответил, что никаких подробностей не помнит. Он пояснил, что с его участием были задержаны сотни людей, и никого из них он не помнит. "При задержании наручники надеваются всегда. Как правило, надеваются". Гранату он задержанному не подкладывал и не видел, кто подкладывал. "К этой гранате я
отношения не имею. Меня это не задевает глубоко, для меня это рядовой случай".

Подсудимый Джабраилов вспомнил, что видел Кухарского в ОВД "Хамовники", где тот вместе с Халаиновым в присутствии разных понятых два раза брал смывы с его рук с целью установить следы взрывчатых веществ.

Тамара Джабраилова, жена Т.-А.Джабраилова, рассказывает о слежке за мужем, о том, как зашивала ему карманы, о посещении 31 августа в больнице больной родственницы. "Когда мы около 12 час. вышли из дома, у мужа был с собой портфель, внутри - небольшая папка с бумагами. При нем не было никакого оружия, и в нашей квартире никогда оружия не было. В больнице он говорил с доктором, был там и его брат, который вскоре поехал за лекарствами. Мои дети оставались дома одни, и я поехала домой, муж проводил меня до метро и вернулся в больницу. Дома мы его долго ждали, но так и не дождались. Часов в 12 ночи к нам пришли с обыском, подняли детей. Обыск продолжался около часа, забрали бумаги мужа, пропуска, фотографии. 1 сентября мне позвонили:
ваш муж задержан, у него нашли гранату".

Старший Джабраилов, призанный Гагаринским межмуниципальным судом виновным в приобретении неустановленным путем гранаты и ношении ее в кармане брюк, и приговоренный к 2-м годам условно, выступил на процессе брата в качестве свидетеля. Он подтвердил, что 31 августа около 14 часов брат с женой приехали в больницу, где сам он находился с утра. Так же как и брата, его повсюду сопровождали какие-то люди, ходили буквально по пятам. Что касается Филимонихиной, то он возражал против ее поселения в квартире брата, но она сказала, что в данный момент ей негде жить. Явилась к ним без вещей, с одной маленькой сумочкой.

Свидетель - сослуживец подсудимого - рассказал, что после ареста Джабраилова ему пришлось отказаться от реализации их совместного проекта, в связи с чем он остался без работы. После взрыва свидетеля забрали порямо из офиса и сутки продержали в штабе. Допрашивавший его сотрудник интересовался Джабраиловым.

24 мая 2001 г. в Хамовническом суде возобновилось слушание дела Турпал-Али Джабраилова в обновленном составе суда (с новыми народными заседателями). Судья - В.Н.Данилкин; государственный обвинитель - , адвокаты - Ш.Ш.Сагаев и С.А.Исмаилов.

Произведен повторный допрос свидетелей.

Свидетель Ли, оперативный работник ГУВД Москвы, рассказал суду, что работал в штабе по взрыву на Пушкинской. Участвовал в деле Турпал-Али Джабраилова в рамках поручения следователя в части изъятия сумки с пистолетом. К заявлению Филимонихиной, в котором она пишет, что передала свой пистолет на хранение Джабраилову, не имеет отношения; с самой Филимонихиной (она же Курочкина, Ахмадова, Алмазова) не знаком, где она находится в настоящее время, не знает. Деталей дела Джабраилова не помнит. Турпал-Али Джабраилов напоминает, что свидетель несколько раз беседовал с ним по вопросу его причастности к взрыву.

Адвокат Сагаев : - В тот же день при таких же обстоятельствах был задержан брат подсудимого - Турпал-Ха Джабраилов - с гранатой и запалом в кармане. Проводили ли вы оперативный розыск в отношении братьев Джабраиловых? - Ли категорически отрицает факт проведения оперативного розыска в отношении Джабраиловых.

Свидетель Кухарский, сотрудник милиции, утверждает, что задержание Джабраилова было случайным, не носило планового характера: " Шли мы с Халаимовым от метро Спортивная, увидели мужчину кавказской народности. Вел он себя подозрительно". Кто обнаружил гранату в кармане, не помнит: "Я не доставал, не помню, кто. Ничего не помню. Я не подкладывал ему гранату, не видел, кто ему подложил". (Т.-А.Джабраилов также не мог видеть, кто из сотрудников милиции подложил ему гранату, т.к. его голову они прижали лицом к забору и в этом положении некоторое время удерживали). Кухарский настаивает, что их (сотрудников милиции) было двое, шли они пешком, никакой машины у них не было. Джабраилов утверждает, что машина была, белая шестерка или тройка, и в машине сидел третий сотрудник. На этой машине позже его везли на Петровку. На вопрос, надевали ли на задержанного наручники, Кухарский отвечает: "Насчет наручников не помню, надевали или нет. Скорей всего да, обычно так делают в момент задержания". Адвокат: "Чем все-таки подсудимый привлек ваше внимание? Он ведь по внешности ничем не выделяется. Непонятно, ну идет человек с портфелем, зачем нужно было его блокировать?" Кухарский: "Уж лучше потом извиниться..."

Свидетельница А., знакомая Джабраилова, рассказывает, как 1 сентября в ее квартиру пришли сотрудники милиции проводить обыск. "Я спросила: что вы ищете? - они отвечают: запрещенные к обороту предметы". Ничего запрещенного не нашли, предложили проехать в штаб, а в штабе меня спрашивают: "Где сумка Галины Петровны с пистолетом, которую вам передал Джабраилов?" После этого вернулись в квартиру и из сумки, стоявшей у двери, извлекли женские вещи, фотоальбом, пистолет. Говорят: "Отпечатков пальцев на нем нет, он протертый". Как они это определили, на глаз? Пистолет был в полиэтиленовом пакете и в какой-то тряпке".

Свидетельница М., соседка Джабраиловых, рассказала суду, что знакома с ними 2 года, а когда они уезжали, то оставляли ей ключи от квартиры. Так было и в июле-августе 2000 г. Джабраиловы ее предупредили перед отъездом, что у них должна поселиться знакомая. "Утром она заселилась, а в 4 часа сказала, что должна срочно уехать на свадьбу. Мы зашли с соседкой взглянуть. Там были сумки этой женщины, коробки, неразобранные вещи". О слежке возле дома: "У нас дом - 5-этажка - все про всех все знают. Появились 5 неизвестных мужчин на двух машинах: красных жигулях и белой. Дважды входили и выходили из нашего подъезда. Слежка продолжалась 6-7 дней. У них даже спросили: кого вы пасете? Они отвечают: "Мы здесь отдыхаем". На следующий день стоял уже белый форд с затененными стеклами. Мы позвонили в милицию. Подъехала милиция и через минуту, переговорив с ними, уехала. Я все это не связывала с Джабраиловыми. Но после того как у них был обыск, машины больше не стояли".

Отвечает на вопросы свидетельница врач М. - Когда вам Джабраиловы сказали, что за ними следят, как вы к этому отнеслись? - "Мне было любопытно, детектив какой-то. Потом я сама видела этих людей, которые ходили за ними по пятам". "Какая граната? У него в кармане была только медицинская карточка".

25 мая в суде допрашивали свидетеля Маркелова, оперуполномоченного ОВД "Хамовники". Он рассказал, как в ОВД делали смывы с рук Джабраилова и срезы карманов его брюк (результаты экспертиз в деле отсутствуют).

Свидетель Шипилов, понятой, водитель МГПУ: "Сторож сказал, что кого-то задержали у ворот, мы вышли, увидели машину с милицейскими номерами - в номере две последние буквы "м". Мы сказали им - отгоните машину от наших ворот, а они - отгони сам, вот ключи. Подсудимый находился лицом к забору. Уточнить насчет наручников не могу. Я зашел на территорию гаража, а когда вышел, подсудимый находился уже у машины, руки на крыше. Из карманов брюк был изъят небольшой газетный сверток с запалом, из другого - граната. Он сказал, что не знает, откуда взялась граната, что это - не его. А потом его увели в ОВД. Трое его задерживали. И удерживали трое: один сзади стоял, а двое держали. Кто попросил меня отогнать машину? Как раз этот третий . Все они были в гражданском. На капоте машины мы расписывались в протоколе". Джабраилов рассказывает, что 26 августа он обратился к участковому, поставил его в известность, что они вернулись из Чечни. 28 пошли с братом в [R9C1]в Совет Федерации, встретились с Тапаевым и Юсуповым, рассказали о слежке. "30 числа, проводив жену, возвращался в больницу в 6-м часу - ни с того ни с сего меня хватают. Карманы моего пиджака были зашиты, в карманах брюк ничего не было. О причине задержания мне сказали - по фотороботу подходишь".

Суд отклоняет ходатайство адвоката о приобщении к делу копии приговора Гагаринского суда по аналогичному делу брата Т.-А.Джабраилова, Т.-Х.Джабраилова.

28 мая.

Свидетель Халаимов, ст. оперуполномоченный УР ЦАО г. Москвы: "Мы шли с Кухарским по улице и увидели этого человека. Он озирался по сторонам, далеко обошел сотрудников милиции и был похож на фоторобот. Пошли за ним. Около ОВД "Хамовники" остановили, проверили документы, регистрации у него не было. Мы с Кухарским пригласили двух водителей понятыми. Спросили его: у вас есть что-то запрещенное? Стали прощупывать, щупали, щупали, а в карманах - запал и граната. Отвели в ОВД "Хамовники".

Вопрос прокурора Джабраилову: - Данный сотрудник вам подкладывал гранату? - Не могу утверждать, я его в тот момент не видел. Халаимов: "Кто ему гранату подложил? Он сам себе подложил. Мы таких вещей не держим. Мы его задержали безотносительно к взрыву. Задержаний было много, я не помню всех подробностей".

Суд оглашает материалы дела. К делу приобщаются: свидетельство о рождении третьего ребенка Джабраилова, справки из детского сада, из школы, справки о состоянии здоровья девочек.

Судья: "Суд не смог обеспечить явку Филимонихиной. В Саратове она не проживает, место жительства скрывает. Ни один из допрошенных свидетелей не сказал о ее местонахождении". Прокурор: "Она не явилась, почему - неизвестно. Сначала она проживала в Московской области, затем в Назрани, Саратове... Достаточно мифическая фигура. Ее показания нет резона оглашать". Суд завершает слушание материалов дела и допрос свидетелей и переходит к судебным прениям.

Речь прокурора. "Джабраилову предъявлено обвинение в том, что он незаконно перевозил гранату, а кроме того, хранил пистолет. Начну со второго эпизода. Вину подсудимый отрицает по обоим эпизодам. По второму он показал, что это якобы была его землячка, они ей оказывали помощь, а она оставила у них свою сумку. В дальнейшем просила сумку передать соседке. Свидетельница А. заявляет , что не знала, что находится в сумке. 1 сентября к ней приходят с обыском и уходят без сумки. В штабе ее спрашивают, где сумка с пистолетом Галины Петровны. Но сумка стояла на видном месте. В промежутке между обыском и изъятием сумки никого в квартире не было. Свидетель Ли тоже ничего не пояснил. Если бы он все отразил в протоколе... В данном деле - беспрецедентные процессуальные нарушения... Джабраилов не менял позиции с момента задержания. Эпизод с пистолетом не доказан, пришлось мне говорить о процессуальных нарушениях. Показания Филимонихиной --откровенное вранье. Оперативники сработали грубо. Данный эпизод я прошу исключить из дела.

Что касается гранаты и взрывателя, Джабраилов утверждает, что и их ему подбросили. Сотрудники милиции ничего не помнят. У Халаимова память получше. Остановили для проверки документов. На их вопросы ничего не ответил. Дальше все было по правилам. Джабраилов физически не мог видеть сотрудников. Оба сотрудника категорически утверждают, что они ничего ему не подбрасывали. На вопрос, откуда это было у Джабраилова, он не ответил. Не доверять сотрудникам милиции я не могу. Опровергнуть их я тоже не могу. Если защита представит компромат на сотрудников милиции, то я изменю свое мнение. С учетом оглашенных материалов дела вина Джабраилова установлена и доказана полностью. Вопрос о мере наказания. Врач, соседка, брат, жена характеризуют его только с положительной стороны. То, что он был задержан с гранатой, для них был шок. Никакой оперативной информации на него не было. С другой стороны, иногда все происходит спонтанно, может возникнуть ситуация. Человек этот никогда не нарушал закон, вернее, он достаточно длительное время не нарушал закон, он - семейный, единственный кормилец, у него много детей, дети болеют. Прошу участь, что в деле имеются многочисленные ходатайства. Не очень грамотно составленные, но все содержат просьбу назначить меру наказания, не связанную с лишением свободы. С учетом изложенного прошу вас установить приговор, в котором признать вину Джабраилова по ст. 222 ч. 1 и назначить наказание на 3 года лишения свободы с 4 годами испытательного срока" .

Речь адвоката (Ш.Сагаев): "Суд проходил на высоком судейском уровне, демократичном и состязательном. Джабраилов категорически отрицает свою вину, последовательно дает свои показания. В Москве он проживает с 1991 г., закончил юридическую академию, аспирант Академии государственной службы. Вернувшись 17 августа в Москву, обнаружил слежку, о чем стало известно его родственникам и знакомым. Все подтвердили, что это обстоятельство имело место и было связано со взрывом на Пушкинской. Он добровольно явился в штаб по взрыву, дал показания и был отпущен. Проводя мероприятия, связанные со взрывом, сотрудники милиции вели наблюдение за братьями. Об этом здесь можно было сказать. По этому поводу Джабраилов вместе с братом обращался в представительство Чеченской Республики. Я полностью поддерживаю мнение прокурора, что эпизод с Филимонихиной нужно было исключить еще на стадии следствия. 31 августа вместе с беременной женой он идет в больницу навестить сестру, страдающую онкологическим заболеванием, которая, к сожалению, позже умерла. Проводив жену к метро, возвращается в больницу. Мог ли нормальный, психически здоровый человек с гранатой в кармане направляться в больницу к тяжело больной родственнице? У защиты нет оснований ему не верить . При задержании он был прижат к металлической стенке ворот, и ему была подложена граната, после чего в присутствии понятых сотрудники ОВД изъяли гранату и запал. Мы видим, что в показаниях понятых и оперативников имеются значительные противоречия. Нарушен порядок оформления документов. Действия сотрудников милиции в моем понимании трудно назвать следствием, идут, мягко говоря, подлоги документов, фальсификация. 31 августа Джабраилова доставляют в ИВС ГУВД г. Москвы, 1 сентября его вывозят обратно в ОВД. Ли неоднократно бывал у Джабраилова, при этом разговор шел в рамках мероприятий по взрыву на Пушкинской. Им нужно было как можно быстрее привязать человека к уголовному делу и арестовать. Множество ошибок при составлении протоколов: не зафиксирован отказ Джабраилова от подписи. Нет данных об изъятии портфеля, паспорта. Согласно ст. 69 УПК РСФСР данные протоколы не имеют юридической силы и должны быть из дела исключены. Несколько документов просто исчезли - протокол смыва с рук и др. Работниками дознания допущено злоупотребление служебным положением - фальсификация документов. Если верить документам, уголовное дело было возбуждено за 5 минут. Дознание не приобщило постановление об обыске в квартире Джабраиловых. Не проводились следственные действия, обыски по месту жительства, дактилоскопическая экспертиза. Вывод: в отношении Джабраилова имела место запланированная провокация с подкладыванием гранаты. Фактически доказательств его вины нет. Состава преступления тоже нет. Уголовное дело следует прекратить и освободить Джабраилова из-под стражи. У Джабраилова семья из 5 человек, малолетние дети. Джабраилов в 1986 г. закончил исторический факультет Грозненского ун-та, учился и работал до последнего момента. Старался помогать своему Шелковскому району. Если суд все же признает моего подзащитного виновным, прошу назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Прокурор просит назначить наказание - 3 года условно и 4 года - испытательный срок - это много, учитывая обстоятельства дела, личность, семью, степень доказанности. Это слишком сурово, прошу сократить".

Подсудимому предоставляется последнее слово.

Джабраилов: "Преступление, которое мне предъявляется, я не совершал. Я благодарен тем людям, которые меня поддержали. Надеюсь на справедливый приговор. Я благодарен суду, который не отмахнулся от моего дела, а старался установить истину".

Приговор по делу Джабраилова, обвиняемого по ст. ст. 222 ч. 1 и 222 ч. 2 УК РФ . "Незаконным путем Джабраилов приобрел гранату, незаконно хранил ее в квартире. Находясь на ул. Х-летия Октября, имел ее при себе в кармане. Его вина подтверждается, несмотря на непризнание им вины. Суд квалифицирует действия Джабраилова по ст. 222 ч.1. Суд находит заявление Джабраилова, что ему подкинули гранату, несостоятельным. С учетом позиции обвинения и позиции защиты суд оправдывает его по ст. 222 ч. 2 за недоказанностью совершения преступления.

Характер преступления, личность подсудимого, говорят о том, что возможно его исправление без лишения свободы.

Джабраилов Т.-А. признается виновным по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Назначается наказание - 2 года без штрафа условно с испытательным сроком 3 года, с зачетом предварительного заключения. По ст. 222 ч. 2 УК РФ - оправдать".

 

Центр содействия правосудию (ЦСП), действующий при фонде ИНДЕМ, представил в Доме журналистов доклад "Улучшение взаимоотношений граждан и милиции (доступ к правосудию и система выявления, регистрации и учета преступлений)".
Лев Иванов. Статья. Милиция попала в порочный круг , Время МН № 115, 6 июля 2001 г.

… Как следует из доклада, латентная часть преступности, искусственно укрытая от регистрации в 2000 г., составила 11 млн преступлений, фактически же было зарегистрировано лишь 2,95 млн. При этом результаты криминологических обследований свидетельствуют, что еще примерно о 8 млн преступлений не поступило никаких заявлений. Авторы доклада считают, что среди них преобладают менее общественно опасные проступки.

Таким образом, в 2000 году в России было всего совершено порядка 22 млн преступлений, из которых половина была умышленно укрыта от учета. По существу, это означает, что всем потерпевшим от этих 11 млн преступлений государство отказало в доступе к правосудию, поскольку без регистрации преступления его расследования органами внутренних дел проводиться не может. И тем самым для огромного числа российских граждан положение статьи 52 Конституции об охране законом прав потерпевших от преступлений и государственных гарантиях обеспечения им доступа к правосудию осталось пустой декларацией.

Авторы приводят многочисленные доводы в пользу тезиса о не случайном, а вполне регулируемом характере укрывательства преступлений от учета в милиции.

 

Расчеты, проведенные по результатам одного из опросов жителей Москвы, свидетельствовали, что в 1999 году в милицию обращались, ориентировочно, 28-30 тыс. жертв ограблений и разбоев по поводу совершенного в отношении них преступления, что в 3,5-4 раза больше, чем было фактически возбуждено в Москве уголовных дел по данной группе преступлений.

Эти расчеты были подтверждены в ходе инспектирования органов московской милиции со стороны МВД России. Так, при выборочном изучении одной тыс. обращений граждан в органы милиции о криминальных проявлениях был выявлен 471 факт укрытия преступлений от учета, 2/3 из которых относились к категории тяжких (грабежи, разбои, кражи имущества в крупных размерах). По всем этим фактам были отменены необоснованно вынесенные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Как известно, именно за повсеместную практику сокрытия преступлений от учета был в конце 1999 года снят с занимаемой должности бывший начальник ГУВД Москвы Н.Куликов.

Говоря о причинах сокрытия милицией преступлений, авторы доклада совершенно правильно обращают внимание на действие такого важного фактора, как объективная невозможность системы МВД "обработать" все 100 проц. объема совершаемых преступлений. Милиция в целях своего выживания в условиях ограниченных финансовых, штатных и других ресурсов (не рассчитанных на реальный, с учетом латентности уровень преступности) поступает, как и любая система: она всеми законными и противозаконными средствами начинает регулировать "вход", т.е. искажать, "калибровать" реальную картину преступности. Только это и позволяет ей добиваться приемлемых с точки зрения действующих критериев оценки результатов.

При этом милиция попадает в порочный круг, в котором, с одной стороны, ускоряются процессы незащищенности граждан от преступных проявлений, а с другой - незащищенности ее самой от властной элиты, особенно на региональном уровне. В связи с этим стоит заметить, что после снятия начальника ГУВД Москвы новое руководство вынуждено было поставить на учет укрытые преступления, в результате чего картина преступности по Москве по итогам 2000 года резко разошлась с мнимым благополучием общероссийской картины: общее число преступлений в столице выросло за год на 41 проц., а тяжких - на 59 проц. Это и стало одним из поводов критики мэра Москвы (кстати, резко возражавшего против снятия Н.Куликова) в адрес нового начальника ГУВД.

Что касается отношения населения к милиции, то оно, по существу, отвечает милиции взаимностью. Доля жертв, отказывающихся обращаться за помощью к государству, постоянно растет: при ограблении и разбое - 38 проц. случаев; сексуальных посягательствах - 17 проц.; кражах личного имущества (включая карманные) - 16 проц. Еще менее удовлетворенными работой милиции оказываются те граждане, которые решили заявить по поводу совершенных преступлений. Удовлетворенность действиями милиции высказали (в случае обращения по поводу разных видов преступлений) от 20 до 30 проц. обратившихся.

В докладе делается вывод о необходимости введения принципиально новой системы выявления, регистрации и учета преступлений и даже излагаются предложения по созданию такой системы. Но эта часть доклада все же не так убедительна, как его критические разделы, поскольку поиск новых критериев оценки милиции ведется опять-таки главным образом в рамках внутриведомственной самооценки. Думается, что в настоящее время наиболее полезным для милиции (и для граждан) был хотя бы временный отказ от любых оценочных ведомственных показателей, поскольку, как показывает практика, к ним милиция легко приспосабливается и быстро начинает использовать себе на пользу. И в этой ситуации наиболее достоверным критерием оценки мог бы быть лишь внешний независимый судья. Это само население, о защите прав, свобод и интересов которого милиция прежде всего и должна заботиться. Есть немало независимых служб общественного мнения, они и должны помочь милицейскому начальству, если оно действительно этим интересуется, узнать, какую оценку ставит своей милиции самый заинтересованный потребитель ее услуг.

 

Потеря паспорта аукнулась судом.
Валерий Цыганков. Статья. "Голодная утка" клюнула депутата, Общая газета, №27, 5-11 июля.

В Московском городском суде началось рассмотрение уголовного дела, в котором фигурирует депутат ГосДумы РФ от псковской области МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ (ЛДПР).

История эта весьма необычна. По одним официальным данным, Михаил Кузнецов в 1999 году совершил в московском баре кражу мобильного телефона, был судим и в течение почти десяти месяцев отбывал наказание… По другой, столь же достоверной информации, он в этот период работал в ГосДуме на посту зам. председателя бюджетного комитета…

В ходе избирательной кампании по выборам псковского губернатора осенью 2000 года в местных СМИ появились публикации с выдержками из уголовного дела, повествующими, как в московском баре "Голодная утка" Михаил кузнецов "…похитил сотовый телефон "Эриксон" стоимостью 3450 рублей". При этом анкетные данные пойманного на месте, а затем осужденного Кузнецова-"карманника" полностью совпали с данными Кузнецова-депутата.

… Парламентарии потребовали, чтобы правоохранительные органы [Москвы] внесли ясность в вопрос: вор Кузнецов или честный человек, которого опорочили. Вот что установили: "фотография Кузнецова в справке по "форме 1" была сфальсифицирована. Ее не затребовали с места рождения и выдачи паспорта, а каким-то образом сфабриковали в Москве: в "форму 1" была вклеена фотография не Кузнецова, а другого человека – действительно задержанного за стражу… Выяснилось, что когда его задержали за кражу телефона, он назвался Кузнецовым и указал все его паспортные данные. Когда-то Кузнецов терял паспорт, и, видимо, преступник его нашел… Никто информацию перепроверять не стал, и в итоге карманник отсидел в исправительной колонии под фамилией Кузнецова.

В связи со вновь открывшимися обстоятельствами возобновлено уголовное дело по факту кражи сотового телефона и одновременно открыто уголовное дело в отношении сотрудников ОВД "Мещанское", подсунувших суду обвиняемого под чужой фамилией…

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Командование Московского военного округа довольно результатами прошедшей призывной кампании.
Иван Сухов. Информ. сообщ. Пополнение следует. Время новостей, № 115, 3 июля 2001 г.

Командование Московского военного округа довольно результатами прошедшей призывной кампании: по словам начальника организационно-мобилизационного управления штаба округа генерала Юрия Сметаны, призвать удалось всех, кого положено.

Впрочем, план по призыву в округе выполняется уже несколько лет -- в основном благодаря тому, что 87,6% молодых людей, живущих на подведомственной г-ну Сметане территории, имеют законную отсрочку или освобождение. Мобилизации подлежат лишь 11% юношей, достигших призывного возраста. Злостных же уклонистов военные насчитывают всего 1,4%.

В то же время представители Союза комитетов солдатских матерей вчера сообщили, что весенний призыв прошел с серьезными нарушениями. "Выполнение пресловутого плана по призывникам происходит путем шантажа и облав, -- сказала ответственный секретарь союза Валентина Мельникова. -- Под давлением военкоматов учебные заведения переносили сроки экзаменов, а медицинским учреждениям запретили выдавать справки о плохом состоянии здоровья".

Но реагировать на подобные обвинения военные, похоже, традиционно не собираются. Генерала Сметану волнует не столько план, сколько снижение "качества" будущих защитников Отечества. Уменьшается количество пригодных к службе без ограничений по состоянию здоровья, хуже становится и с образованием: весной военкоматы Московского округа рекрутировали 46 совершенно неграмотных ребят против 22 за весь прошлый год. Генерал пообещал, что в армии ребят по возможности научат читать и писать, но тут же пошутил, что наводчику миномета эти навыки, в общем-то, без надобности.

 

Завершился весенний призыв граждан на военную службу.
Мария Голицына, Ольга Крюкова. Статья. Идет милитаризация? Московская правда, № 122, 4 июля 2001 г.

Завершился весенний призыв граждан на военную службу. В Российскую армию "не пришли" 30 тысяч "уклонистов".

Как утверждают военные, на срочную службу призвали ровно столько ребят, сколько "постановил" Генштаб Минобороны.

Нынешний призыв ничем не отличается от предыдущих, - заявил начальник организационно-мобилизационного управления Московского военного округа Юрий Сметана. - Так что кто к нам поступил, с теми и будем служить.

Тем не менее каждый последующий призыв вызывает у военных все большую тревогу: растет число молодых людей, больных СПИДом, имеющих психические расстройства, употребляющих наркотики. С каждым годом увеличивается количество абсолютно неграмотных ребят.

Московский военный округ, а это 18 регионов России, призвал на срочную службу 11 процентов от общего числа "годных". Для сравнения: в Дагестане было призвано 26 процентов, а в Туве - 29. "Уклонистов" в этом году в Московском военном округе 1,4 процента. Больше всего ребят скрываются от военной службы в Москве и Московской области. Самый высокий показатель годных к военной службе (читай: здоровых) в Москве - 73 процента. Для сравнения: в Самарской области - всего 23 процента.

По заверениям военных, призывники, не прослужившие полугода и не получившие военную специальность, в Чечню направляться не будут.

В зоне проведения контртеррористической операции сегодня в основном служат контрактники, - подтвердил Юрий Сметана.

Одновременно с военными итоги весеннего призыва подводил Комитет солдатских матерей. По мнению его представителей, нынешняя кампания наглядно показала, что в стране происходит милитаризация образовательной и здравоохранительной систем. В средних профессиональных учебных заведениях экзамены - не без вмешательства военкоматов - переносятся на более ранний срок, чтобы ребята сразу шли в армию. В поликлиниках же молодым людям зачастую просто не выдают медицинские справки, а врачи без результатов анализов пишут всем "единственное заключение": "годен".

Зато КСМ и Минобороны сошлись-таки во мнении, что состояние здоровья молодых солдат ухудшается с каждым годом. Правда, выводы из этого правозащитники сделали свои: служить призывают изначально больных людей, а в армии за короткий срок заболевания превращаются в хронические. В итоге новобранца увольняют с пожизненной пенсией за инвалидность в 600 рублей.

В Комитет солдатских матерей постоянно поступают жалобы как от родителей солдат, так и от самих военнослужащих.

Много заявлений об избиениях и издевательствах: у ребят вымогают деньги, насилуют, заставляют побираться, сдают на тяжелые работы.

Вполне понятно, что у Минобороны и КСМ - "своя правда". И нельзя сказать, что одна из сторон при изложении своей позиции лукавит: чисто математически верно и то, и другое. Но если подходить к проблеме не с аптекарскими весами, а рассмотреть ее через призму общечеловеческих ценностей, то вопрос "кто больше прав" отпадает сама собой.

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

О московских беспризорниках.
Геннадий Добышев. Статья. Мальчик хочет в Москву, Труд, № 118, 30 июня 2001 года.

НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ ПРОВЕЛ СУТКИ НА КУРСКОМ ВОКЗАЛЕ СТОЛИЦЫ

В послереволюционной России детская беспризорность была ликвидирована уже к 1924 году. А сегодня жизнь снова выплеснула на улицы городов обездоленных маленьких бродяг.В одной Москве их около 50 тысяч. Вокзалы, трубы теплоцентралей, подвалы и чердаки заменили им отчий дом и родительскую ласку. А первые уроки вокзальных проституток и карманных воров - школьные классы.

...Эти мальчишки более полугода обретаются здесь, на Курском вокзале. Если верить им, Никита Дегтярев, Ваня Крючков, Саша Сыроежин - все из подмосковного городка Электросталь. Утверждают, что им по двенадцать лет. Хотя на вид больше девяти каждому не дашь.

Ваня, ты давно школу бросил?

Я вообще туда не ходил. И вот они, - показал он на остальных, - тоже. В школе скучно.

А милиция вас гоняет?

Бывает. И дубинками бьют. Но несильно.

Если пацаны дотянут по такой своей жизни до совершеннолетия, то мир получит в их лице воришек и бандюганов. Именно так они, по их собственным словам, и видят себя в будущем. Ничего удивительного. Как рассказала нам начальник подразделения по делам несовершеннолетних линейного управления внутренних дел на станции Москва-Курская Светлана Фомина, основному ремеслу их учат вокзальные карманники.

Ранним утром я насчитал их человек 15, ближе к вечеру бомжат было так много, что я сбился на второй сотне. Шныряют стайками в толпе пассажиров. Узнать их просто - и по запущенному виду, и по высматривающим что-то, словно у волчат, глазенкам. И еще по полиэтиленовым кулькам с тюбиком клея. На Курском, по статистике детских инспекторов, постоянно "пасется" около 120 беспризорных детей и подростков. Все они, как правило, из неблагополучных семей. "Убежденных" романтиков среди них мало.

А география - самая широкая. "Доползают" до Москвы беспризорники аж с Дальнего Востока.

У нас в подразделении нет ни компьютера, ни факса, ни принтера, - сетует Фомина. - А ведь каждый день приходится делать запросы во все концы страны - устанавливать личности, сигнализировать в детские дома и приюты о том, чтобы приезжали забирать своих сбежавших подопечных.

Москвичи среди беспризорников встречаются крайне редко. "Курские" бомжата врут, кто во что горазд, называя своей родиной любой подмосковный город. При этом "дома" у них, конечно же, нет телефона. В результате приходится сажать непутевое чадо в электричку того направления, которое он указал. На моих глазах чумазого паренька Диму отправили в Подольск. Инспектора, помахав ему ручкой, сообщили мне: дескать, дня через два непременно вернется...

Инспектора рассказывают: укладывают в приюте маленького бродяжку в постель, а к утру его там нет. Спит уже на полу под кроватью - так ему привычнее и удобнее. Мы хотели сфотографировать одного из доставленных в подразделение по делам несовершеннолетних, но он забился под скамью и упорно не вылезал до тех пор, пока не выпросил сигарету. Правда, за такое "угощение" нам потом досталось от Фоминой...

Контролер пропускного турникета станции Курск-пассажирская Леонид Белов за время работы чего только не насмотрелся.

Милиции они не очень боятся. Ведь всегда можно удрать. Клянчат деньги возле электричек. Турникеты для них не проблема: они в любую дырку пролезают.

А родители их ищут?

Да бывает. Час назад подходила женщина. Из Саратова приехала на поиски сына. Фотографию мне показывает: не видели? А я видел, конечно, лицо знакомое, да вот недели две уже не попадается на глаза. Где его сегодня искать?

Одиннадцатилетний Вовка из Курска перебрался сюда с трех вокзалов несколько месяцев назад. Говорит, что "наехали" большие мальчишки и стали требовать свою долю с того, что он собирал. Покидать "насиженное" место было жалко - пассажиры с сибирских, дальневосточных поездов подавали хорошо. А больше всего он зарабатывал , когда пел в электричках, гармошка у него была. Но потом милиционеры инструмент разломали.

А сколько сейчас по деньгам получается, Вова?

Да слабовато: чуть побольше тысячи рублей выходит.

За день?

А то...

А куда ж такие деньги деваешь?

В автоматы люблю играть. Джек-пот, рулетка... А там не очень везет. Вчера вот что за день насобирал, то и просадил. Позавчера "азики" деньги увидели и отобрали. Я вот полгода назад сотовый телефон себе купил! А потом жрать было нечего, ну я и продал его.

А питаетесь вы здесь чем?

Да нормально - жареную курицу сегодня в вокзальном кафе ели. А вчера шашлык.

А чего одет так плохо, раз деньги есть?

А зачем хорошую одежду покупать - все равно ночью на вокзале свои же и заберут. Или взрослые дядьки.

"Салонным" местом для многих бомжат стала площадка на выходе из метро. Стайка беспризорников, по очереди подкрадываясь сзади, отвешивает подзатыльники клюющему носом на бетонном парапете пьяненькому старику бомжу. Среди мальчишек хохот. Потом один из них, что постарше, разбежавшись, "по-каратистски" бьет старика в грудь. Тот падает.

А как-то здесь же, на Курском, мальчишки-беспризорники облили спиртом спящего бомжа и подожгли.

Нелирические мысли прервал вдруг чей-то обращенный ко мне хрипловатый голосок: "Дядя, а ты в такой хороший вечер чего-нибудь не хочешь?". Неухоженная фея лет пятнадцати в рваных, явно чужих, кроссовках и в короткой грязненькой юбочке стояла рядом. "Не хочешь? Ну тогда ты мне просто пива купи, ладно?"

 

 

ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ

В Москве сотрудники милиции и военнослужащие избили чеченца.
Информ. сообщ. "Чеченский синдром"?, Московская правда, № 122, 4 июля 2001 г.

В Москве сотрудники милиции и военнослужащие избили чеченца.

В понедельник утром в сквере у дома во 2-м Новоподмосковном переулке двое прапорщиков-милиционеров (один из них - водитель центральной автобазы МВД РФ) и двое военнослужащих, находясь в сильном подпитии, жестоко избили проходившего мимо 40-летнего уроженца Грозного. Позже пострадавшего с закрытой черепно-мозговой травмой госпитализировали.

Вскоре четверых хулиганов задержали. По данным следствия, оба милиционера принимали участие в контртеррористической операции на территории Чечни, и их поведение вызвано так называемым "чеченским синдромом".

 

Русского хозяина вычистили из-под Ленина.
Валерий Панюшкин. Статья. Коммерсант, № 116, 5 июля 2001 года

Вчера на Калужской площади в Москве под памятником Ленину и напротив здания МВД движение избирателей "Русский хозяин" и редакция журнала "Русский хозяин" организовывали митинг в защиту притесняемого русского народа. Специальный корреспондент „Ъ" ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН означенное мероприятие посетил и был вычищен силами милиции из-под памятника.

Накануне журнал "Русский хозяин" объявил, что митинг на Калужской площади состоится в среду в 17.20. Уже за час до назначенного времени Калужская площадь была оцеплена милицией. Милиционеров в оцеплении было не меньше сотни, их привезли на восьми автобусах и расставили через каждый метр. С дубинками, с рациями, со строгими офицерами во главе.

- Ребят, а чего на площадь пройти нельзя? - спросил я дружелюбно.

- Нельзя,- дружелюбно ответили милиционеры.- Видите, сегодня на Калужской площади санитарный день, никого не пускаем.

Действительно, плотный кордон милиции охранял пятерых дворников, которые тщательно полировали тряпочками постамент памятника Ленину, и оранжевую поливально-подметальную машину с крутящимися щетками. Эта машина ездила вокруг памятника вождю трудового народа и подметала. Часа как минимум полтора. Сделав не менее двух тысяч кругов.

- А митинг-то будет? - опять спросил я милиционеров дружелюбно.

- Вы какой митинг имеете в виду?

- Ну, митинг движения "Русский хозяин".

- Первый раз слышим. Здесь должен был проходить митинг против установки памятника водке,- сказал добрый милиционер в фуражке набекрень.

- Какого памятника водке?

- Ну хотели сделать, чтобы вот стоял Ленин, а из крантика у него текла водка. Народ, конечно, возмутился и решил организовать митинг протеста против крантика. Но потом все выяснилось. Мэр объявил, что крантика не будет, митинг, естественно, отменили и вместо него назначили санитарный день.

Я пошел вокруг площади. Всякий раз, когда я хотел срезать угол или обойти лужу и ради этого переступал черту оцепления, дружелюбные милиционеры замахивались на меня дубинкой и кричали:

- Не переступать черту!

Хотя черты никакой не было.

У краешка тротуара стояли четверо молодых людей со свастиками на лацканах. Я подошел и спросил, который из них главный редактор журнала "Русский хозяин". И все четверо по очереди отреклись.

- Ну, вы из "Русского хозяина"? - настаивал я, в то время как оранжевая поливалка продолжала нарезать круги у памятника.

- Ребята,- прошептал тот из них, что постарше и с бородой,- это провокация. Быстро садимся в машину и уезжаем. Они сели в машину и уехали. Собственно, митинг на этом закончился. Только еще долго-долго продолжало стоять вокруг площади милицейское оцепление и еще долго-долго ездила вокруг памятника оранжевая поливалка, видимо, пытаясь сделать брусчатку стерильной.

 

 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ. ПРАВО НА СВОБОДУ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Пресс-конференция Валерия Шанцева о миграционной обстановке в Москве.
Петр Сергеев. Статья. А ты зарегистрировался?, Тверская, 13, № 27, 4 июля 2001 г.

Миграционная обстановка в Москве - сложная, считают руководители города. Столица просто захлебывается от желающих посетить город. При постоянном населении в 8,5 млн человек, в Москву ежедневно приезжают более 3,5 млн человек

По словам вице-мэра Валерия Шанцева, московские власти не ставят своей целью создать непреодолимые преграды и бастионы на пути мигрантов. Хотя интересы москвичей и приезжающих зачастую кардинально расходятся. Коренные горожане требуют разобраться с назойливыми иногородцами, а прибывающие требуют учитывать их права. В то же время, сказал вице-мэр, Москва в определенной мере заинтересована в иностранной силе. Существует ряд профессий, которые считаются непрестижными среди москвичей. К ним относятся водители городского транспорта, строительные рабочие и, как ни странно, торговцы. В прошлом году официально в городе было зарегистрировано 62 тысячи работающих иностранцев. Но это крохи от огромной армии нелегалов, обитающих в столице. Более реальные цифры - 600 - 800 тысяч человек. По словам Шанцева, они наносят непосредственный экономический ущерб городу. Не зарегистрировавшись, иностранцы не платят никаких налогов, но зато пользуются всеми благами - начиная с транспорта и заканчивая медицинскими услугами. Комитет по делам миграции за последний год проверил около 1000 фирм, которые привлекают иностранную рабочую силу, и половина из них нанимала иностранцев с нарушениями. Сумма штрафов составила более 5 млн рублей.

Экспериментальный пункт миграционного учета на Рижском вокзале столицы начнет действовать с 15 июля Информ. сообщ.

Московская правда, № 122, 4 июля 2001 г.
Заполните карту.

Экспериментальный пункт миграционного учета на Рижском вокзале столицы начнет действовать с 15 июля. На подъезде к Москве в поездах дальнего следования пассажирам предложат на добровольной основе заполнить миграционную карту - указать паспортные данные, цель визита и другие сведения. Этот документ приезжий сдаст в пункт на Рижском вокзале, где его и поставят на учет. Миграционная карта даст право на пребывание в Городе в течение трех суток.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Об антивоенном митинге.
Ольга Алленова. Статья. На Пушкинской площади защитили Чечню, Коммерсант, № 113/П, 2 июля 2001 г.

Вчера в Москве на Пушкинской площади прошел митинг против войны в Чечне. Известные правозащитники обвиняли президента Путина в разжигании межнациональной розни и нарушении прав личности, а активисты чеченского движения пообещали добиться исключения России из европейского сообщества.

Чего хотят митингующие, было видно невооруженным глазом: прекратить войну в Чечне, сказать "одинаковое нет Басаеву и Путину", подать на Россию в международный суд, а президента Путина отправить в Гаагу. Транспарантов с этими требованиями было едва ли не больше, чем митингующих. "Интересно, сколько они заплатили бы, чтобы Путина отдали в Гаагу,— обсуждали происходящее многочисленные зеваки,— в аппарате у Путина, наверное, каждый второй его за полтинник продаст". "За полтинник не отдадут,— серьезно возражал мужчина с транспарантом.— Американцы вон сколько дали сербам, чтобы Слободана отдали. А Путина задешево не купишь!"

В митинге участвовали активисты чеченского движения "За гражданские права", иностранные правозащитники, представители "Мемориала" и движения "За рабочую партию".

Это только начало,— сказал корреспонденту „Ъ" экс-представитель Чеченской республики при президенте РФ Шамиль Бено,— сегодня мы проверяем реакцию общественности, а завтра-послезавтра к нам примкнут тысячи. Такой же митинг мы проведем на чечено-ингушской границе и покажем, что чеченцы не намерены мириться с тем, что их унижают и убивают. Меня беспокоит, что чеченский конфликт переходит из стадии политических в стадию межэтнических разборок, русские ненавидят чеченцев, чеченцы — русских, и никто не может это остановить, потому что никто не хочет. Если власти ничего не предпримут, у нас останется два выхода — или идти в Бутырку, или в лес.

"Ой, сколько тут черных!"— громко сказала немолодая блондинка. "Ах ты стукачка!" — кинулась к ней из толпы женщина. "Я тебе дам стукачку,— замахала руками блондинка,— сумасшедшая старуха!" Дерущихся быстро разняли, пока не увидела милиция. Милиционеров было много, и их боялись. Милицейский майор объяснял кому-то из организаторов, что говорить на митинге можно только о Чечне, других тем затрагивать нельзя. "Если будут отклонения вправо-влево, значит, это уже отклонения!"— грозно говорил майор, а его оппонент возражал, что "Путин и Грызлов — это не вправо-влево, они непосредственное отношение к этой войне имеют". Майор закричал: "Я сказал, никаких отклонений!"— и повернулся к спорщику спиной.

На митинге выступил известный левый активист Борис Кагарлицкий, сообщивший, что все СМИ отказались писать об этом мероприятии, поэтому так мало журналистов, и поэтому люди не узнают, что же происходит в Чечне. Потом Шамиль Бено сказал, что не только в Чечне, но и по всей России нарушаются права человека, и главная причина этого — президент Путин, и что надо объединиться "и шахтерам, и железнодорожникам, и чеченцам". Еще господин Бено вспомнил, что со времени взрывов на Пушкинской площади московские чеченцы отдали правоохранительным органам более $520 тыс., "чтобы милиционеры освободили невинно задержанных людей". После этого "за свободолюбивый и героический народ Чечни, борющийся с полицейским государством" вступились ярославские активисты и депутат Госдумы Асланбек Аслаханов, пообещавший оставить депутатское кресло, если к сентябрю ситуация в Чечне не изменится: "С моей стороны аморально быть депутатом, если мои усилия не приносят пользы моему народу".

Митинг завершился принятием резолюции, призывающей прекратить войну в Чечне, которую организаторы назвали гражданской, а также преследование граждан по национальному признаку. Российские правозащитники пообещали, что примут участие в акции протеста в Генуе во время саммита G8 и потребуют у стран-участниц исключения России из европейского сообщества.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

О деятельности Уполномоченного по правам человека в Московской области
Информ. сообщ. Права "качайте" в письменном виде , Ежедневные Новости. Подмосковье, № 70, 5 июля 2001 г.

Распоряжением губернатора Московской области Бориса Громова для размещения аппарата Уполномоченного по правам человека в Московской области выделено помещение по адресу: Москва, Малый Спасоглинищевский переулок, дом 3, строение 1.

Должность Уполномоченного по правам человека, напомним, введена в начале текущего года, а в мае первым ее занял Сергей Крыжов. Однако спешить на прием к нему жителям Подмосковья со всем ворохом насущных проблем не следует: обращения от граждан принимаются в письменном виде при условии, что они относятся к деятельности органов власти Московской области и нарушение произошло не более года назад.

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРАВА

Вчера в Институте развития прессы состоялась пресс-конференция в защиту Немецкой слободы.
Галина Паперная. Статья. Русская склока в Немецкой слободе, Коммерсант, № 116 , 5 июля 2001 г.

Вчера в Институте развития прессы состоялась пресс-конференция в защиту Немецкой слободы. На самом деле некоторые давние жители этого исторического района Москвы просто борются за свои квартиры, которые суд уже давно отдал новым хозяевам.

Еще в 1993 году столетний доходный дом в Немецкой слободе по решению московской мэрии был передан Русской православной церкви, точнее, приходскому совету Богоявленского собора. Но реальной передаче помещений, общая площадь которых составляет 1426 квадратных метров, мешало одно обстоятельство: старинный дом был заселен. Жили в нем исключительно представители интеллигенции, предкам которых квартиры дала пролетарская революция — всего пять семей. И, конечно, переезжать из памятника архитектуры в панельные многоэтажки культурные жильцы не собирались. Как рассказала на пресс-конференции одна из бывших обитательниц дома № 16 строение 1 по улице Спартаковской, певица Москонцерта Ирина Басенко, еще до 1993 года постоянно ходили слухи, что дом снесут или отселят жильцов, но их никто всерьез не воспринимал, так как "это был известный очаг культуры".

Естественно, что к повесткам из суда интеллигенция, прижившаяся в "очаге", тоже относилась несерьезно и на заседания обычно не ходила. В 1993 году только две семьи — Воробьевы и Давыдовы — сами явились в префектуру за ордерами на новые квартиры и переехали. В 1997 году семьи Карповых и Калашновых испугались угроз участкового милиционера, обещавшего расстрелять их на месте, и переехали в соседний аварийный дом, где им предоставили жилье. В доме № 16 осталась только семья Ирины Басенко, которая устраивала в своей каминной комнате музыкально-литературные вечера. "Мои вечера знала вся Москва,— рассказала певица.— Приезжали интеллигентные люди из США, Франции и других стран. Это была очень важная культурная миссия". На пресс-конференции Ирина Александровна показывала фотографии, на которых она позирует на фоне зеленого камина в красном вечернем платье, а за круглым столом действительно сидят люди с очень культурными лицами.

Но в 1999 году, когда госпожа Басенко с семьей была на даче, дверь ее квартиры взломали судебные приставы. Они вывезли все имущество в предоставленную семейству квартиру на улице Верхняя Красносельская. Вернувшись с дачи, Басенко были неприятно удивлены. И вот уже два года Ирина Басенко возглавляет общественную организацию "Друзья Немецкой слободы", которая добивается возвращения председательницы в ее родной дом. Недавно на ее сторону встала и правозащитная организация "Московская Хельсинская группа". Ее глава Людмила Алексеева пообещала на пресс-конференции привлечь к конфликту в Немецкой слободе общественное мнение всех любителей московской старины.

Что касается новых законных хозяев спорного дома, то они за последние восемь лет тоже проделали большой путь нравственной эволюции. Когда в 1993 году было принято решение столичного правительства, в злополучном доме предполагалось открытие центра милосердия под патронажем Богоявленского прихода. Но староста прихода Николай Капчук рассудил иначе— он сдал все 1426 квадратных метров в Немецкой слободе под офисы коммерческим фирмам (в том числе, правда, и немецким). Фирмы исправно платят церкви за аренду, а бывшие жильцы столь же исправно устраивают пресс-конференции и пишут письма Юрию Лужкову.

Но мэр не отвечает— видимо, не может решить, кто же прав. И его можно понять.

 

Елена Дреганова. Статья. Страсти по слободе. История вопроса. Московская правда, № 123, 5 июля 2001 г.Стр. 3 приложения

Статья Анны Волобуевой "И тихие уголки, и шумные стройплощадки", опубликованная в нашей газете в марте 2001 года, вызвала возмущение жителей упомянутой в материале "Немецкой слободы". Их протестующие высказывания вылились в три с лишним страницы убористого печатного текста с прилагаемыми подписями и телефонами. Оставить его без внимания нельзя, прежде всего из соображений журналистской этики. И потому еще, что письмо - настоящий крик души. Приведу несколько выдержек, опуская нелестные высказывания в адрес корреспондента и сильные эмоции. "Немецкая слобода" (1946 - 1949 г.) представляет собой единый замкнутый архитектурный ансамбль, состоящий из 11 капитальных зданий (толщина стен 70 см кирпичной кладки). Состояние домов даже не приближается к состоянию ветхости, т. к. износ составляет 42% - 48% (критерий ветхости 65%).

... Малоэтажность, ансамблевость застройки является огромным преимуществом, наиболее комфортной средой обитания для жителей, о чем свидетельствует экспертное мнение Международной Академии архитектуры. Малоэтажность мешает лишь инвесторам, пытающимся получить сверхприбыль с одного квадратного метра земли, интересы которых и отстаивает в своей статье Анна Волобуева.

Да и без Международной Академии архитектуры любому здравомыслящему человеку понятно, что жить в красивых, удобных малоэтажных домах, утопающих в зелени собственных замкнутых дворов с цветниками и фонтанами, в тысячу раз приятнее, нежели в продуваемых громадах бетонных новостроек. Это прекрасно поняли и современные элитные архитекторы - малоэтажный жилой комплекс в Покровском-Глебове - пример концептуального подражания "Немецкой слободе".

Помимо оценки Международной Академии архитектуры, авторы письма заручились поддержкой Российской Академии архитектуры и строительных наук, Союза московских архитекторов и Государственного института искусствознания.

Что же угрожает славному творению архитектора Д. Н. Чечулина? Уничтожение, сказали мне авторы письма при встрече. "Правда, это называется теперь реставрацией, т. е. подчистую сносят все, а потом на этом месте создают нечто по мотивам того, что было".

Действительно лет десять назад жилой квартал между улицами маршалов Бирюзова, Мерецкого, Конева и Соколовского было решено реконструировать (не ломать). Не получилось. К этому вопросу вернулся Виктор Козлов, став префектом округа. "Сложная ситуация сейчас с "Немецкой слободой", - сказал мне по телефону Виктор Александрович. - Мы уже начали отселять людей, но натолкнулись на несколько подводных камней". ("Подводные камни", очевидно, суть вышеперечисленные архитектурные организации).

В 1996 году некоторые дома "Немецкой слободы" попали в число ветхих. Там больше всего было коммунальных квартир, их, кстати, в основном и отселили. Я читала обращение жителей этих домов к префекту. "Невозможно жить в постоянной неопределенности, - пишут они, - в холодных квартирах, со старой отслужившей все мыслимые сроки сантехникой, сгнившими полами и обваливающимися потолками".

Кто жил в коммунальных квартирах, знает, что даже новое жилье за пять-шесть лет коммунальной эксплуатации становится старым. А "Немецкой слободе" уже больше полвека. Поэтому ничего удивительного нет в том, что совершенно одинаковые дома имеют теперь разную степень изношенности. И понять людей, которые из коммуналок готовы выехать куда угодно, тоже можно.

Конечно, префект прав - ситуация сложная. Но давайте разберемся, откуда берутся сложности. Все началось с того, что в 1996 году префектура, ссылаясь на постановление № 920 правительства Москвы "О мерах по ликвидации ветхого жилищного фонда на территории Северо-Западного административного округа", решила снести дома "Немецкой слободы". Жители домов, у которых все в порядке с квартирами (потому что они просто за ними следили) и с головой, опираясь на архитектурную общественность и администрацию управы Щукино, предприняли шаги в защиту архитектурного ансамбля. В апреле 1998 года Виктор Булочников, начальник Управления государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы в ответ на письмо Галины Хованской, депутата Московской городской Думы, писал, что Экспертная комиссия "приняла решение о включении комплекса жилых домов середины XX века арх. Д. Чечулина... в списки вновь выявленных памятников градостроительства".

Однако в декабре 1998 года префект СЗАО Виктор Козлов, просит Булочникова рассмотреть вопрос об исключении "Немецкой слободы" из этих списков, ссылаясь при этом на многочисленные жалобы жильцов о невозможности проживания в жилых домах из-за ветхости. И в декабре же получает ответ, в котором та же уважаемая Экспертная комиссия приняла решение "исключить указанный комплекс из списков вновь выявленных памятников и перевести в разряд исторической застройки в связи с тем, что "Градостроительная концепция развития района Щукино СЗАО прошла утверждение на архитектурном Совете Москомархитектуры, а также учитывая многочисленные обращения жителей".

У авторов письма в редакцию есть два наивных вопроса и к руководителю Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Владимиру Ресину (который всячески избегает с ними встреч). Разве программа по сносу пятиэтажек уже выполнена и в округе больше нечего ломать? Если все дело в ветхости, то неужели "Немецкая слобода" в худшем положении, чем остальные несколько десятков ветхих строений?

Прямо скажу, понятие ветхости у меня совсем не ассоциировалось с крепкими 3- и 2-этажными домами. Через несколько минут неспешной ходьбы от ст. метро "Октябрьское поле" я попала в уютный двор, огороженный от улиц прочными арками и воротами. И сразу за спиной остался шум многомиллионного города. И вспомнились кадры из кинофильмов 50-х годов: московские тихие дворы, старушки на лавочках, играющие дети, журчащие фонтаны...

Здесь два фонтана, всюду чистота и порядок. У входа в подъезды сохранились даже железные скребки для очищения обуви от грязи. На лестничных площадках по две квартиры -2-и 3-комнатные, просторные, удобной планировки. Давали квартиры участникам Великой Отечественной войны, дорожным строителям. Старожилы утверждают, что немецкие военнопленные вложили душу в эти дома, осознавая всю тяжесть вины перед русским народом и желая ее искупить. Видимо, настала пора принять по поводу "Немецкой слободы" окончательное и устраивающее все заинтересованные стороны решение.