ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 9 – 13 апреля 2001 г.


ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Жена похищенного Вадима Болотских не позволила замять дело о милицейском произволе. Новые Известия, № 63 , 11 апреля 2001 г. Евгения Рубцова. Статья. Просто Мария.

“Новые Известия” уже писали о загадочном исчезновении молодого москвича Вадима Болотских (“Похищение по-милицейски?”,14 октября 2000 г.). Майской ночью прошлого года он ушел по вызову в местный опорный пункт милиции и больше не вернулся. Его жене, Марии Чашиной потребовался месяц, чтобы разыскать Вадима в киевском следственном изоляторе. Почти год она убеждала следователей различных прокуратур, что ее муж не просто исчез, а был похищен и вывезен на Украину сотрудниками наших же правоохранительных органов. На днях Генпрокуратура наконец возбудила уголовное дело по факту похищения и незаконного вывоза российского гражданина на территорию соседнего государства.

В 1996 году Вадим Болотских ездил на Украину погостить к друзьям. Примерно в это время в аэропорту Донецка произошло громкое убийство - у трапа собственного самолета был расстрелян бизнесмен, депутат украинского парламента Евгений Щербань. Как и многие заказные убийства, это дело превратилось в очередной “висяк”, все исполнители которого на сегодняшний день переселились в мир иной. По неизвестным причинам четыре года спустя после страшного убийства в Донецке Болотских попал в поле зрения украинских правоохранителей, которые сумели подбить российских блюстителей правопорядка на визит к Вадиму домой.

Поздним вечером 17 мая прошлого года к Вадиму Болотских подошли на улице пять человек и, представившись работниками МУРа, предложили пройти в местное отделение милиции. Присутствовавшая при этом Мария Чашина попросила неизвестных предъявить документы. Те отказывались, ссылаясь на конфиденциальность беседы. После долгих препирательств Чашиной все же удалось записать фамилию одного из оперативников - им оказался некто И.А.Коваленко. Болотских ушел с муровцами, затем вернулся за паспортом и... исчез.

Маша кинулась на поиски мужа в ту же ночь. В отделении милиции, куда девушка добралась только после полуночи, ни Вадима, ни ночных визитеров уже не было. Маша поехала в МУР — оказалось, что Коваленко там никогда не числился. В милиции, по словам Маши, над ней долгое время смеялись, как над обманутой и покинутой женой, и отказывались принимать заявление о пропаже Вадима. Но стоило девушке узнать, что Коваленко работает в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), и подать заявление в Нагатинскую межрайонную прокуратуру с просьбой проверить правомочность действий сотрудников этого управления, как позвонил сам Вадим.

Маша с удивлением вспоминает, как сухо разговаривал с ней любящий муж: “Он сказал, что с ним все в порядке. Где находится, не уточнил, но... попросил забрать заявление”. Маша пообещала, но в прокуратуру идти не спешила. Жалобу она не забрала и после второго звонка Вадима, сказав, что успокоится, только когда он вернется домой. Через несколько дней позвонил некто Курбатов и представился адвокатом Вадима, предоставленным ему Генпрокуратурой Украины.

На вопрос о том, каким образом Болотских оказался в киевском СИЗО, украинские правоохранители невозмутимо ответили, что Вадим сам пришел и написал явку с повинной. Однако в своем заявлении он опровергает эту информацию. “Люди в камуфляжной форме посадили меня в “Волгу” с затемненными стеклами и дали выпить какое-то спиртное, видимо, со снотворным, так как я вскоре уснул, - пишет Вадим. - Проснулся я уже в “Форде” с украинскими номерами. По прибытии в тюрьму меня заставили написать заявление о добровольной сдаче”.

В чем же “каялся” россиянин Вадим Болотских перед украинскими следователями? Не зря в начале публикации упоминалось об убийстве депутата Евгения Щербаня. Вскоре после инсценированной явки с повинной Вадима Болотских киевская газета “Сегодня” обнародовала заявление Генпрокуратуры Украины о новых обстоятельствах в деле о покушении на депутата. Согласно этому заявлению, в заказе на убийство подозревается экс-премьер государства Павел Лазаренко, который, как известно, скрылся с большой суммой казенных денег в США. Если эта версия будет доказана, то у Украины появятся серьезные основания требовать экстрадиции бывшего премьера. Думается, что при таком раскладе Вадиму Болотских отведена роль основного свидетеля, способного назвать имя заказчика.

Стоило Маше нанять мужу другого адвоката, как сразу отменили все свидания с ним (кстати, до сих пор на все запросы о свиданиях Маша получает письменные отказы). Когда же Вадим отказался от первоначальных показаний, сделанных, согласно его заявлению, под физическим и психологическим давлением, его отправили в Житомир, где Болотских находится по сей день. По словам адвоката Вадима, перемещение подзащитного нарушает процессуальные нормы: если следствие ведет Генпрокуратура Украины, то и содержаться Болотских должен в Киеве.

Видимо, не все в этом деле так гладко, как хотелось бы украинской прокуратуре. Даже такая малость, как уже цитировавшаяся публикация в киевской газете “Сегодня”, вскрывает это. В статье утверждается, что единственный выживший из группы киллеров, покушавшихся на депутата Щербаня, вместо гонорара получил пулю в спину. Жена Вадима утверждает, что за десять лет совместной жизни никогда не видела у мужа ран на спине, да и из той пресловутой поездки на Украину он вернулся, как говорится, живым и здоровым.

“Самое ужасное в этой истории — это безразличие нашей милиции и прокуратуры, — говорит Мария Чашина. — У меня сложилось ощущение, что дело всячески пытались замять. Полгода я писала, звонила, обивала пороги следователей, прежде чем Генпрокуратура заинтересовалась похищением моего мужа и начала проверку фактов и опросы свидетелей. На мой взгляд, не столь важно, виновен ли в чем-то Вадим, а важно похищение само по себе. Российского гражданина выкрали сотрудники российских же правоохранительных органов, которые, казалось бы, призваны его защищать”.

По мнению компетентных юристов, Мария Чашина абсолютно права в своих заявлениях. Действительно, существуют прецеденты, когда правоохранители выдавали преступников, чья вина была полностью доказана, своим соседям из стран СНГ. Это делалось в обход юридических норм. Но факт незаконной передачи не афишировался, а им никто и не интересовался. С Болотских, видимо, решили поступить по старой привычке, но не учли, что у него очень уж бойкая жена. По ее словам, не было ни повестки, ни постановления об аресте, ни конвоя с украинской стороны, поэтому она и забила тревогу.

Благодаря настойчивости Марии Чашиной Нагатинская межрайонная прокуратура возбудила розыскное дело по факту исчезновения Вадима Болотских. Правда, губоповцы на допросы не являлись. Прошлой осенью, опять же благодаря упорству Марии и движения “За права человека”, делом пропавшего москвича занялась Генпрокуратура РФ. Проверка ни шатко ни валко продолжалась почти полгода, но все же закончилась возбуждением уголовного дела по статье 126 УК РФ (похищение человека). Ген-прокуратура передала все документы в Южную окружную, где недавно начались допросы как свидетелей, так и подозреваемых.

На Украине же в последнее время страсти вокруг Лазаренко улеглись — теперь у местных правоохранителей “в фаворе” нынешний вице-премьер. Но и Болотских упускать, видимо, просто так не собираются. В последний приезд Марии Чашиной в Киев, по ее словам, следователь ей заявил: “Вы думаете, что Путин заступится за какого-то Вадима?”. Думается, что ради провозглашенной диктатуры закона и президенту не грех заступиться за рядового россиянина.

Милицейский следователь задержан за нападение на африканце и ношение оружия. Сегодня, № 79 , 11 апреля 2001 г. Виталий Романов. Статья. “Я вас расстреляю!” Стр. 7

ВОТ уже несколько дней обстановка среди африканских студентов Российского университета дружбы народов (РУДН) накалена до предела. Почти две сотни учащихся вуза готовы в любой момент выйти на улицы в знак протеста против избиения в ночь с пятницы на субботу сотрудником милиции двух своих земляков. Правда, до сих пор руководству университета удается удерживать студентов от этого шага.

Виновником назревающего международного скандала стал 22-летний следователь ОВД "Обручевский" Сергей Васильев. По официальным данным правоохранительных органов, в субботу ночью, находясь в здании общежития РУДН на улице Миклухо-Маклая, он "учинил хулиганские действия в отношении двух студентов из Африки, одному из которых нанес удар по голове предметом, похожим на пистолет". После этого Васильев был задержан сотрудниками милиции, и в отношении него Гагаринской межрайонной прокуратурой возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 213 УК РФ - хулиганство, совершенное с применением оружия.

Что же произошло в ту ночь на самом деле? По версии президента Ассоциации иностранных студентов в России Габриэля Кочофы, на ночь глядя Васильев в форме сотрудника милиции появился в шестом блоке общежития. Его видели пьющим пиво то у одной, то у другой торговой палатки. После того как в очередной раз он попросил у продавцов выпить, а те ему отказали, обозленный милиционер решил подняться на один из этажей общежития. На лестнице ему встретились шестеро спускавшихся вниз африканцев. "Дайте пройти, черномазые!" - растолкал он их, добавив вслед несколько матерных выражений. Студенты огрызнулись (они, приехавшие в Москву всего два месяца назад, не знали, что этого лучше не делать), и этого Васильев стерпеть не мог. Он погнался за ними, но те успели добежать до одной из комнат и в ней укрыться. Милиционер начал ломиться в дверь, и студенты, понимая, что просто так он не отстанет, решили открыть. Одному из них, гражданину Гвинеи-Бисау Антонио Абна, тут же и досталось рукояткой пистолета по голове. Васильев, как рассказывали потом студенты, начал орать: "Я вас расстреляю!", но в этот момент земляк пострадавшего Демба Балде исхитрился зайти милиционеру в тыл и крепко сжать его в своих объятьях. На крики в коридоре быстро собралось около 50 африканцев, через толпу которых вскоре к месту инцидента смогли пробиться двое сотрудников отделения милиции по охране РУДН. Они и забрали Васильева с собой. Не надеясь на справедливость, около двухсот студентов-первокурсников из Африки намеревались выйти на улицу, но их образумили более старшие товарищи, видавшие за годы своей жизни в России еще и не такое к себе отношение.

По месту работы Сергея Васильева крайне неохотно идут на комментарии этого происшествия. Заместитель начальника ОВД "Обручевский" Анатолий Новиков просто отказался говорить на эту тему, а непосредственный начальник Васильева руководитель следственного отдела Владимир Нестерков заявил: "Он ничего и сделать-то не успел. Это ему разбили голову, а не наоборот". В то же время начальник отделения милиции по охране РУДН Александр Карпов не стал скрывать своего возмущения: "Я понимаю, что нужно защищать своих сотрудников, но не до такой же степени. Из-за этого Васильева чуть толпы на улицы не вышли, и только чудом мы смогли людей остановить".

Сам же Сергей Васильев, которого корреспондент "Сегодня" вчера разыскал на рабочем месте, не стал ничего говорить о субботних событиях, только предупредил: "Если что не так напишете - или я на вас в суд подам, или негры". Можно только добавить, что проведенной в рамках уголовного дела проверкой установлен факт незаконного ношения Васильевым огнестрельного гладкоствольного дробового пистолета, и по этому поводу возбуждено еще одно уголовное дело по ст. 222, ч.1 УК РФ (незаконное ношение оружия).

В Ассоциации иностранных студентов "Сегодня" заметили, что за последние год-два ситуация с безопасностью людей, приезжающих учиться в России, значительно ухудшилась, и не только в Москве, но и по всей стране. При этом президент ассоциации Габриэль Кочофа уверяет, что организация имеет очень хорошие контакты и с милицией, и с ФСБ, и это, в частности, очень эффективно отражается на борьбе с распространением наркотиков. Тем не менее нападениям и избиениям постоянно подвергаются и арабы, и азиаты, и африканцы. "А апрель для нас вообще самый тяжелый месяц, - говорит Кочофа. - Скинхеды к дню рождения Гитлера - 20 апреля - обязательно устраивают избиения темнокожих. На то, что кто-то будет наказан, мы особо не надеемся. Студенты говорят: избили тебя - живой остался, и слава Богу".

Теперь в Подмосковье действуют все предусмотренные Конституцией инстанции судов общей юрисдикции. Время МН, № 64, 12 апреля 2001 г. Константин Катанян. Статья. Мировые судьи окружили столицу

Торжественная церемония принятия присяги мировыми судьями состоялась вчера в Мособлдуме. Теперь жители Подмосковья могут похвастаться тем, что у них в регионе действуют все предусмотренные Конституцией инстанции судов общей юрисдикции.

Нижний уровень судебной системы - мировые судьи - существовал в дореволюционной России и был воссоздан лишь в конце 1998 года. Однако принятый тогда федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации" не мог быть реализован до тех пор, пока регионы не определились с числом судебных округов, обслуживаемых мировыми судьями, а Госдума не приняла пакет сопутствующих законов, позволяющих утвердить конкретных лиц на должность судей.

Мировой судья, как известно, рассматривает, в частности, уголовные дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы; дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях, и дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества; дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления; а также дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе.

38 судей будут рассматривать такие дела в шести районах Московской области - Коломенском, Ступинском, Клинском, Истринском, Электростальском и Серпуховском. Все судьи, прошедшие предварительный квалификационный экзамен и коллегию, были вчера представлены губернатору Московской области, и теперь они могут приступить к своим служебным обязанностям. Выступая на церемонии в Мособлдуме, вице-губернатор области Михаил Мень заявил, что "на третью власть руководство области возлагает огромные надежды". 38 судей - это еще только начало. По мере подготовки документов и решения организационных проблем мировые судьи появятся во всех районах Московской области, подчеркнул вице-губернатор.

Из-за плохой работы по сбору доказательств судам приходится закрывать глаза на явные натяжки при вынесении приговоров. Новая газета, № 26 , 12 апреля 2001 г. Олег Лурье. Статья. Каждый житель Солнцева – потенциальный преступник? Стр. 12

Вор должен сидеть в тюрьме. И в этом незабвенный Глеб Жеглов абсолютно прав. В тюрьме также должны сидеть наркоторговцы, рэкетиры, убийцы и далее по списку согласно Уголовному кодексу. Но опять-таки в полном соответствии с кодексами, прежде чем “посадить” вора, наркоторговца или любого другого правонарушителя, факт совершения преступления необходимо доказать. Тут-то мы и подходим к самому интересному — к тому, что принципиально отличает наши отечественные правоохранительные и судебные органы от идентичных им иностранных структур.

Что во всем цивилизованном мире делают правоохранительные органы с подозреваемым, не сумев доказать его вину? Правильно. Отпускают, принеся извинения. А что делают российские органы, понимая, что в каком-либо конкретном случае ничего доказать не могут? Ну, тут перед ними открываются просто неограниченные возможности. Выбор огромен — от наркотиков до оружия. Любой из этих предметов может “совершенно случайно” оказаться у задерживаемого в кармане, носке, трусах, автомобиле или квартире. Причем оказаться совершенно неизвестным для обвиняемого путем — прямо-таки волшебство какое-то!

Конечно, я не пытаюсь поставить пятно на мундире всех правоохранительных органов нашего Отечества, там работают люди разные. Но некоторые факты, оказавшиеся в моем распоряжении, я решил вынести на всеобщее обозрение. А уж на чьем мундире появится пятно или пятнышко, пусть решают прокуратура и МВД. Все факты, приведенные мною, подтверждены различными доказательствами — это и видеокассеты, и документы, и аудиозаписи, и прочее.

История первая

ПИСТОЛЕТ И ОТБИТЫЕ ПОЧКИ

6 декабря 1998 года сотрудниками РУБОПа по Западному округу Москвы был арестован прямо на улице некто В.Н. Бунин. По данным следствия, у Бунина был обнаружен “...мелкокалиберный револьвер без номера, рукоятка которого была обмотана изолентой черного цвета”. В сентябре 1999 года суд приговорил Бунина к двум годам лишения свободы. Подсудимый своей вины не признал. Вот вроде бы и все.

Но, как оказалось, в этом “простом” деле имелось еще несколько фактов, которые не нашли своего отражения в приговоре суда. Бунин был арестован 6 декабря в 13.00, а оформлен в качестве подозреваемого только 7 декабря в 19.30. Что произошло с Буниным за эти полтора суток? А произошло вот что: как явствует из материалов дела, у него оказались выбиты два передних зуба, отбиты почки и травмированы другие органы. Кроме того, адвокат был допущен к делу только через четыре дня после ареста Бунина. Бунин и присутствовшие при аресте свидетели утверждают также, что никакого пистолета у него не изымалось, понятые при задержании не присутствовали и протокола изъятия пистолета не подписывали.

Интересен и тот факт, что показания понятых, которые “вдруг” появились в деле, абсолютно не совпадают между собой. Один из них, некто Калинин, сообщает, что “патроны из пистолета изымались в количестве шести штук”, а другой понятой, Андронов, показывает, что “патроны из барабана не изымались”. Во время ареста Бунина рубоповцы вообще просили всех прохожих разойтись и не мешать задержанию “особо опасного преступника” и никого из них не пригласили присутствовать при “изъятии” в качестве понятых. А за что же покалечили Бунина?

Как нам стало известно, он проживает в Солнцевском районе города Москвы, и этот факт, по мнению оперативников, говорит о том, что Бунин имеет отношение к так называемому солнцевскому преступному сообществу. От Бунина, по его словам, с первой минуты ареста требовали дать показания на некоторых граждан, также проживавших в Солнцеве и занимающихся бизнесом. Одним из них был Сергей Михайлов. А так как Бунин, что называется, был абсолютно не в курсе, то тут появились и пистолет, и отбитые почки, и приговор Солнцевского районного суда.

История вторая

АНОНИМ В СИНЕЙ КУРТКЕ

28 апреля 1999 года в том же Солнцеве сотрудниками РУБОПа был задержан некто В. Ф. Хомчуков. По данным правоохранительных органов, у него “за резинкой спортивных штанов” находился пистолет марки ТТ со снаряженной обоймой. Как утверждает следствие, Хомчуков — участник солнцевской преступной группировки (ну как же, он ведь тоже проживает в микрорайоне Солнцево) и именно при помощи этого самого ТТ он вымогал у некоего Левина 20 тысяч долларов в 1996 году.

Заявление потерпевшего Левина, на котором и базировалось обвинение, представляет собой шедевр вышивания белыми нитками. Приводим некоторые выдержки: “В 19.00 в один из дней с 10 по 15 декабря 96-го года меня насильно вывезли за город Хомчуков и другие. Я увидел (в 19.00 в декабре обычно уже абсолютно темно, а в лесу особенно. — О. Л.) в руках Хомчукова пистолет марки ТТ, не новый. Корпус потертый, со следами, какие разъедает ржавчина. Корпус пистолета был почищен... Я обратил внимание, что на стволе, если смотреть со стороны дула, есть две небольшие царапины. Параллельные, на кончике ствола...”. Представляете, как этот самый Левин ночью в лесу, находясь якобы под дулом пистолета, рассматривает две микроскопические царапинки и прочие мельчайшие детали оружия? И еще один немаловажный факт, на который не пожелали обратить внимание ни рубоповцы, ни судьи, — в этот период (с 10 по 15 декабря 1996 года) Хомчукова не было на территории России, он находился в Арабских Эмиратах, о чем свидетельствуют визы в его загранпаспорте. Но и это еще далеко не все.

В нашем распоряжении оказалась оперативная видеозапись “захвата “солнцевского авторитета” Хомчукова”, на которой можно достаточно отчетливо увидеть, как к уже лежащему на земле Хомчукову подходит мужчина в светлой джинсовой куртке с полиэтиленовым пакетом в руках, садится ему на спину, вынимает из пакета правой рукой какой-то предмет и засовывает его за штаны арестованному. После чего этот самый “джинсовый” быстро встает и отходит в сторону с пустым пакетом в руках. Как и следовало ожидать, у Хомчукова “обнаруживают” именно тот пистолет ТТ, который описал Левин, рассмотревший в полной темноте каждую царапинку.

Интересно и то, что на суде понятой Зайцев (присутствовавший при “изъятии” пистолета) утверждал, что никакого человека в синей куртке при задержании не было. Так же отрицают наличие “синего человека” и организатор задержания оперуполномоченный Гавердовский, и его подчиненные Ткачук, Максимов и Денисов. Кстати, на записи четко видно, что Гавердовский стоит как раз над сидящим на спине у Хомчукова неизвестным гражданином и внимательно наблюдает за его действиями. Предъявляем на суд читателей компьютерную распечатку с видеозаписи.

И последний штрих к “делу Хомчукова”. У него также требовали компромат на некоторых жителей Солнцева. И опять таки на С. Михайлова. Очевидно, не получили. В итоге Хомчуков получил пять лет и шесть месяцев лишения свободы.

Мы не знаем, преступник ли Хомчуков. Мы утверждаем: при добывании доказательств таким путем победить преступность невозможно.

История третья

КОКАИН В НОСКЕ

Следующую историю я не буду пересказывать, а предоставлю слово главному герою.

“Меня зовут Кузьмин Максим Викторович, и я родом из Солнцева, где и живу по сей день. Работаю в одной небольшой коммерческой компании. Зарплата у меня полторы тысячи рублей, и, если честно, то, кроме маленькой квартирки в Солнцеве и собаки, у меня ничего нет.

29 августа 2000 года я ехал в такси по Солнцевскому проспекту, вдруг машину заблокировали два автомобиля, и группа людей меня вышвырнула из машины. Поставили к капоту, и я тут же почувствовал, что мне что-то кладут в левый носок. Я попытался дернуться, но услышал окрик: “Стоять! РУБОП!” Тут же пригласили понятых, причем не с улицы, а каких-то своих из автомобиля. Тут же вынули из моего носка сверток, который оказался фольгой от сигарет, а в ней находились 100 долларов, какая-то таблетка и серо-коричневое вещество. Как позже выяснила экспертиза, вещество — кокаин, а таблетка куда-то исчезла и больше в деле не фигурировала. Наверное, они что-то с ней перемудрили... Причем первоначально экспертиза определила количество кокаина как 0,13 грамма, а на суде его оказалось уже 0,43 грамма. Он что у них, растет? Но на это судьи не обратили внимания.

Потом меня повезли в отделение в Олимпийскую деревню, а оттуда я попал на Петровку, 38. Причем всем следователям рубоповцы сообщали, что я самый опасный солнцевский рэкетир, и возили в наручниках. В камере мне подсадили нескольких качков, которые пытались спровоцировать драку.

Кстати, в день ареста у меня дома произвели обыск. Ордер на обыск мне не предъявляли и не дали возможности пообщаться с адвокатом. Я не видел никакого ордера! При этом всю дорогу, а также и в камере рубоповцы и следователи требовали от меня каких-то показаний на различных людей, называя мне фамилии, из которых я слышал только про Сергея Михайлова. Они говорили: ты нам не нужен, но так как ты солнцевский, то должен знать про преступную группу. Рубоповцы сообщили мне, что от моих показаний зависит мой будущий тюремный срок. Потом меня допрашивал прокурорский работник по фамилии Бойцов, который повторил те же требования... Адвоката, конечно же, не было. Потом меня отправили в Бутырку, где в камере со мной оказались те же самые качки-провокаторы, которые пытались убедить меня “признаться во всем”. И еще интересный момент: когда меня привезли на экспертизу, то врач сразу же заявил: “Конечно, этот тип явный наркоман!”, а потом экспертиза не нашла наличия наркотического вещества ни в моче, ни в крови.

Причем находился я в тюрьме за хранение наркотиков, но следователи настаивали на том, чтобы я стал свидетелем по целому ряду дел и подписал те бумаги по “солнцевской преступной группировке”, которые они подготовили заранее. В этом случае мне пообещали, что подброшенные наркотики тут же “исчезнут” и меня отпустят на свободу. Я отказался. Также следователи настаивали на том, что я знаю, где хранится “общак солнцевских”, и требовали от меня дать информацию. Ну это вообще смешно! У меня, кроме собаки, вообще ничего нет.

Потом был суд. Конечно же, никто не слушал ни меня, ни моего адвоката. Дали мне год условно. Им же надо было как-то оправдать всю эту историю. Но при этом следователи мне сообщили, что это только начало и они мне еще устроят. Я ведь из Солнцева!”.

Солнцевский эпилог

Эти три грустные истории — всего лишь маленькая часть из имеющегося материала о беспределе, творящемся в отдаленном московском районе, благодаря которому каждый житель Солнцева является уже потенциальным преступником и участником некоей на сегодняшний день не существующей “солнцевской преступной группировки”. Каждого жителя Солнцева могут разложить на асфальте доблестные рубоповцы и, запихнув в карман наркотики или пистолет, отправить на нары.

А как же суд? А суд идет... Причем идет он на поводу тех, кто любыми методами ставит галочки в успешной отчетности по борьбе с “солнцевской братвой”. Кстати, руководствуясь той же рубоповской логикой, можно сделать и такое заключение: премьер Касьянов тоже родом из Солнцева, и соответственно Михаил Михайлович в обязательном порядке является членом “солнцевской преступной группы”. Только вот ему подкинуть оружие или наркотик будет значительно труднее. У него охраны много.


ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Идет призыв в Вооруженные силы РФ

Сегодня, № 77, 9 апреля 2001 г.

Информ. сообщ. За армию с человеческим лицом. Молодежные организации Союза правых сил (СПС) и “Яблока” провели в воскресенье в Москве акцию “За армию с человеческим лицом”. Стр. 1

Молодежные организации Союза правых сил (СПС) и “Яблока” провели в воскресенье в Москве акцию “За армию с человеческим лицом”. И более тысячи студентов московских вузов, собравшихся на Пушкинской площади в центре города, призвали молодежь выступать за реформу российской армии, за изменение системы ее комплектования, сокращение сроков службы, за принятие закона об альтернативной службе. Участники митинга приняли обращение к президенту РФ Владимиру Путину, в котором призвали главу государства не отменять отсрочки от призыва молодежи в армию, подписать закон об альтернативной службе, сократить срок прохождения воинской службы до 6 месяцев.

Информ. сообщ. Чиновники-уклонисты. В воскресенье в Москве ответственные за призыв в армию чиновники не явились на заседание городской призывной комиссии. Стр. 1

В воскресенье стало известно о скандале, произошедшем накануне в связи с начавшейся призывной кампанией. Инцидент произошел в Москве, когда ответственные за призыв в армию чиновники не явились на заседание городской призывной комиссии. Десять руководителей окружных комиссий не пришли на собрание, еще десять прислали лишь своих представителей.

Новая газета, № 25, 9 апреля 2001 г.

Алексей Кузнецов. Статья. Весенний призыв. Стр. 13

2 апреля начался весенний призыв в армию. А вместе с ним и новая волна нарушений наших с вами конституционных прав, а именно — права на альтернативную службу. И пока родители бегают по врачам, пытаясь избавить своих детей от унижений “школы жизни”, военкоматы изобретают новые способы доставки молодого пополнения в казармы Родины. Самым изощренным способом “ловли” будущих защитников Родины можно считать военно-милицейские облавы.

Только за время осеннего призыва 2000 года в Союз комитетов солдатских матерей поступило более 200 заявлений от родителей молодых людей, угодивших в военно-милицейские сети.

В 9 утра 21 декабря около метро “Щукинская” под видом проверки документов сотрудниками милиции был остановлен Сергей Г. Затем его посадили в автобус и отвезли в Хорошевский военкомат. Там провели быстрый медосмотр и отвезли на городской сборный пункт. Оттуда без прохождения призывной и медицинской комиссий отправлен в часть.

Василий К. был остановлен милиционером у метро “Тушинская”. Под видом проверки документов его посадили в пожарный (!!!) автобус и отправили в военкомат. Медкомиссия представляла собой консилиум из трех (!!!) врачей: лор, окулист, хирург, что является грубейшим нарушением закона. Признан годным, хотя болен гепатитом С. Отправлен в часть.

Охотничий инстинкт военкомов вполне объясним: сегодня только каждый десятый призывник становится солдатом. А план призыва, разработанный в недрах Министерства обороны, не учитывает все возрастающее число уклонистов и парней, имеющих законное право на отсрочку.

Илья Б. был остановлен около метро “Щукинская” патрулем, состоящим из милиционера и двух представителей военкомата. На милицейской машине парня доставили в РВК “Хорошевский”. Медицинское обследование не проводилось. И, несмотря на представленную справку о том, что он болен гепатитом С, подполковник Халин сделал заключение: “Годен”. Без личного дела и результатов медкомиссии отправлен в часть.

Неясно лишь то, почему сотрудники милиции принимают столь непосредственное участие в призыве на военную службу. Действительно, существует совместный приказ министров внутренних дел и обороны № 118/ 218 от 4 марта 2000 года, утверждающий инструкцию “Об организации взаимодействия военкоматов и органов внутренних дел в работе по обеспечению исполнения гражданами воинской обязанности”. Инструкция предполагает “совместный розыск (конкретных. — А. К.) граждан, уклоняющихся от исполнения воинской обязанности”. Военкоматы лишь “направляют в случае невозможности вручения повесток гражданам, подлежащим призыву на военную службу, в органы МВД персональные письменные обращения для принятия мер по обеспечению их прибытия на указанные мероприятия”. Опять-таки на каждого уклониста в отдельности.

Совместные облавы на призывников никакими инструкциями не предусмотрены. Чтобы узнать, на основании какого же документа происходит столь тесное “взаимодействие”, мы обратились в столичное ГУВД. На наш вопрос ответил начальник отдела по работе со СМИ Юрий Фурман:

Подобные облавы незаконны! Закон разрешает нам конвоировать конкретных злостных уклонистов, не являющихся по повестке. Основная наша задача — охрана правопорядка. И у нас нет возможности привлекать дополнительных людей на подобные рейды. Если подобные облавы действительно имеют место, то это извращение практики на местах.

По мнению сотрудников Союза комитетов солдатских матерей, такой метод призыва в армию, как облавы, нарушает гражданские права призывников и их родителей. Ведь ребятам, пойманным у метро, не дают даже позвонить домой или на работу.

Ребят увозят в части в той одежде, в которой их поймали. А ускоренный медосмотр не принимает во внимание историю болезни призывника. Большинство призванных в результате облав комиссуются в первые три месяца. И непонятно, какая выгода от этого военкоматам.

Хватать людей на улице незаконно. Фактически это похищение человека. Ведь задержание гражданина, имеющего при себе документы и не находящегося в розыске, а тем более отъем паспорта абсолютно незаконны. Родителям молодых людей призывного возраста при малейшем подозрении, что их сына забрали в армию с улицы, мы рекомендуем сразу обращаться в прокуратуру с заявлением о пропаже человека.

P.S. Рвение, с которым сотрудники милиции участвуют в незаконных облавах, скорее всего объясняется довольно прозаично. С богатого уклониста можно запросто получить деньги в качестве компенсации за пустеющие казармы.

Статья. Военные отрицают участие армейских патрулей в облавах. Комментарий сотрудников аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Леонида Ольшанского и Игоря Карпова. Стр. 12-13

В Московском военном округе нам пояснили, что призывом занимаются не военные комиссариаты и не войска. За него отвечают органы госвласти. Не случайно призыв начинается с указа президента. Только после этого указа министр обороны издает соответствующий приказ, а затем местные органы власти готовят постановления о проведении призыва, причем, как правило, председателем призывной комиссии является первый заместитель главы администрации.

Военные комиссариаты исполняют исключительно техническую роль. В патрулях же, которые беспокоят граждан, находятся представители внутренних войск, то есть не армейцы, а люди из системы МВД. Впрочем, необходимо учитывать и то обстоятельство, что работа по учету призывников на предприятиях и организациях ведется из рук вон плохо. Многие негосударственные учреждения ее просто игнорируют...

Офицер одной из московских военных комендатур:

Патрули действительно не имеют права заниматься подобным “промыслом” — это дело милиции. Если военком приносит бумагу, что такой-то гражданин находится в розыске, мы, конечно, посылаем наряд на дом проверить пару раз для “галочки”. У нас просто нет возможности взвалить на себя еще и этот груз. Отдел гарнизонной службы в реальности не имеет необходимого количества офицеров. На бумаге они, конечно, числятся, но в действительности или отправлены на очередное долгое совещание, или ремонтируют машины, или командированы на “смотр младших лейтенантов” в какой-нибудь далекий город, или участвуют в смотре самодеятельности (часто случается и такое!). А в уставе сказано, что им необходимо заниматься учетом и контролем за поведением военнослужащих...

Комментарий

Консультант отдела по жалобам военнослужащих аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Игорь КАРПОВ:

Бесспорно, это нарушение закона. Несмотря на то, что прибытие призывников должно обеспечиваться органами внутренних дел, облавы на улицах противозаконны. Естественно, меры для розыска граждан, которые уклоняются от призыва, могут проводиться. Но задержание должно быть проведено по конкретному адресу. Так сказано в законодательстве. Если человек получил повестку и не явился, военкомат запрашивает МВД. К нему приходят и законно под белы руки ведут куда надо, но только конкретного человека, а не первого попавшегося на улице. Облавы — это нарушение законодательства.

Вообще-то у нас подобных обращений не было. Но жертвы таких “облав” могут •смело обращаться в прокуратуры. Наверняка подобные действия будут признаны незаконными. Власти не должны пропускать население через сито. Это нарушение Конституции, основного закона Российской Федерации.

Сейчас у военкоматов недобор призывников, и существует некий план добычи защитников Родины. Но времена, когда цель оправдывает средства, давно прошли.

Кто не убежал, будет ходить.

Действительный член Академии юридических наук, член экспертного совета при уполномоченном Леонид ОЛЬШАНСКИЙ:

Во-первых, действия работников милиции и армейцев в данном случае грубо нарушают сразу несколько статей Конституции. Статья 49 говорит о том, что никто не обязан представлять доказательств своей вины. Существует презумпция невиновности, любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Если следовать позиции властей, что человек должен носить с собой бумаги, освобождающие от призыва, в таком случае надо иметь с собой справку, что ты не убийца, не вор, не угонщик... Это просто смешно. Bo-вторых, согласно статье 51 Конституции, ник10 не должен давать показаний против самого себя, своих родных и близких. “Показания давать не буду” — вот и весь ваш ответ.

В-третьих, если гражданина Российской федерации забирают в милицию, ему положен адвокат. С момента задержания, ареста или предъявления обвинения. Сам факт того, что вы в отделении, должен сопровождаться четкой фразой: “Без адвоката общаться не буду”.

Кроме того, молодые люди могут требовать от милиции, чтобы об их задержании сообщили учительнице, если они учатся в школе или техникуме, на работу или домой. Так что ни в коем случае не надо сдаваться и падать духом. Говорите, что действия милиции незаконны, и не отчитывайтесь перед ними. На подобные действия надо писать жалобу в прокуратуру. На работника милиции — в обычную районную прокуратуру, а на военнослужащего — в военную прокуратуру, потому как они простой прокуратуре не подведомственны.

Есть еще один очень важный момент. Сегодня в России не принят закон об альтернативной воинской службе. В Государственной Думе лежат несколько проектов, и мы надеемся, что демократически мыслящие депутаты их примут. Дважды в год в стране нарушаются права граждан, потому что Конституция дает право на альтернативную службу, а закона на этот счет нет. И под этим соусом желающих служить альтернативно призывают на воинскую службу. Моя позиция такова: отсутствие закона — не основание для нарушения Конституции.

Ежегодное послание президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации

8 июля 2000 года, Москва

...Между тем сильное государство немыслимо без уважения к правам и свободам человека. Только демократическое государство способно обеспечить баланс интересов личности и общества, совместить частную инициативу с общенациональными задачами.

Московский комсомолец, № 77, 9 апреля 2001 г. Аркадий Бабченко. Статья. Хромая дорога в военкомат. Стр. 1

Согласно указу о призыве граждан в апреле—июне 2001 года на военную службу предполагается "забрить" 188 тысяч человек. В частности, из Москвы под ружье пойдет около 10 тысяч человек. Корреспондент "МК" отправился в столичный военкомат без повестки (свое оттарабанил...), чтобы посмотреть, как идет подготовка к призыву.

Открывая массивную дверь в военкомат, ожидаю увидеть пустые коридоры: официально указ о призыве вступил в силу лишь 2 апреля. А там еще медкомиссии, то да се... Так что беспокоиться призывникам рановато: время откосить еще есть. Однако практически во всех военкоматах наблюдается суетливое оживление. Десятки молодых людей носятся из кабинета в кабинет, сжимая в руках документы — заканчивается приписка в войска, а также идет работа по предоставлению отсрочек и освобождению по состоянию здоровья.

Со здоровьем у будущих салаг не ладится: более 80 процентов потенциальных новобранцев получили законные (иногда не очень) справки о непригодности к армейской службе именно по медицинским статьям (в военкоматах таких зовут "хромыми"). В этом году сапоги наденут лишь 12% граждан призывного возраста. Из этого числа как минимум половина получит всякого рода ограничения по службе.

И если с хилыми юношами военкоматы смирились, то уклонистам они объявили настоящую войну. Сейчас в столице насчитывается около двух тысяч юношей, пытающихся скрыться от службы. Прошлой осенью было проверено около 17 тысяч адресов, в результате чего нашли и доставили на призывные пункты четыре тысячи человек, которые затем были отправлены в армию, Военкоматчики тоже не лыком шиты: ищут рекрутов со знанием дела. Например, в этом году прошерстят даже гостиницы и общежития: по мнению милиции, именно там большинство "бегунов" предпочитает ложиться на дно...

Впрочем, возможно, что осенью уклонистов будет меньше. Первого сентября вступят в силу поправки к Законам "О воинской обязанности" и "Об образовании". Согласно внесенным изменениям, право на отсрочку от призыва будут иметь школьники старше 18 лет, а также учащиеся средних общих и профессиональных учреждений, государственных или имеющих госаккредитацию. Однако предельный возраст школяров не должен превышать 20 лет, и отсрочкой они смогут воспользоваться только один раз: при переходе в другое учебное заведение школьные ранцы придется поменять на вещмешки.

На днях Тимирязевский суд города Москвы вынес обвинительный приговор 20-летнему Ивану Самаркину, отказавшемуся от службы в армии по политическим убеждениям. Иностранец, № 12, 10 апреля 2001 г.

Владимир Михайлов. Статья. Опять обвинительный приговор. Стр. 7

На днях Тимирязевский суд города Москвы вынес обвинительный приговор 20-летнему Ивану Самаркину, отказавшемуся от службы в армии по политическим убеждениям. Самаркин заявил, что не собирается брать в руки оружие, так как опасается, что ему придется стрелять в свой народ. В соответствии со своим конституционным правом, призывник потребовал альтернативной службы взамен военной, но вместо этого получил призывную повестку.

Жалобу Самаркина на неправомерные действия призывной комиссии суд отклонил, а его убеждения счел “поводом для уклонения от военной службы” и приговорил его к штрафу в размере 20.000 рублей. Адвокат Самаркина Елена Раскевич считает, что судья Дубовская просто не решилась вынести оправдательный приговор, опасаясь реакции властей и более высоких судебных инстанций, не заинтересованных в появлении еще одного прецедента оправдания “альтернативщика”.

Между тем “Антимилитаристская радикальная ассоциация” продолжает свою кампанию “Третье тысячелетие без призывного рабства”. 13 апреля перед зданием Тверского военного комиссариата Москвы она организует пикет с участием отказчиков от военной службы. Они будут протестовать против нарушения их конституционных прав. Отказчик Андрей Родионов (член секретариата АРА), приписанный к Тверскому военкомату и получивший повестку о явке в этот день на призывную комиссию, подаст заявление о намерении проходить альтернативную службу. Он также призовет других призывников отказаться от военной службы в знак протеста против войны в Чечне.

На Пушкинской площади прошел митинг “За армию с человеческим лицом”

Время МН, № 62, 10 апреля 2001 г. Дмитрий Чернов. Статья. Призывники требуют шестимесячной службы. Стр. 2 *

Наверное, если спросить российского призывника: "Может ли у российской армии быть "человеческое лицо"? - тот вам в ответ лишь горько усмехнется. Однако лидеры "Союза правых сил" (СПС) в минувшее воскресенье на Пушкинской площади доказывали обратное - в России может быть и должна быть профессиональная армия и альтернативная служба.

Народ собирался медленно, и к 15 часам на Пушкинскую площадь пришло около пятисот человек - в основном молодые люди, которым грозит призыв в Вооруженные силы, в том числе - студенты столичных высших учебных заведений. Правда, заявленные на участие в митинге лидеры СПС Борис Немцов и Ирина Хакамада на акцию не приехали, но передали всем собравшимся через своих представителей пламенное: "Да - альтернативной службе!".

Зато удачно был выбран лозунг митинга - "За армию с "человеческим лицом": представители молодежных организаций СПС и "Яблоко", а также Комитет солдатских матерей выступали за то, чтобы в России срок срочной службы был не более шести месяцев, чтобы в горячих точках воевали профессионалы, чтобы как можно скорее был принят закон об альтернативной службе, поскольку тянуть с решением этого вопроса уже нельзя.

Был, правда, и повод для радости - выступавшие весьма положительно оценили назначение президентом Путиным гражданского министра обороны, видя в этом "шаг к демилитаризации общества". Однако, как сказала представитель Комитета солдатских матерей Ида Кухлина, "армия в ее нынешнем состоянии представляет собой угрозу обществу", а депутат Госдумы Юрий Курин заявил, что "порядки, царящие в армии, нарушают права гражданина". Кстати, участие в митинге депутатов Думы не случайно - проблема службы в Вооруженных силах актуальна в свете предстоящего рассмотрения соответствующего законопроекта нижней палатой в апреле. Напомним также, что на прошлой неделе депутаты приняли поправку, которая отменяет право на две отсрочки от службы, но позволяет школьникам закончить школу до 20 лет, а уже потом призываться в ряды Вооруженных сил (ВС).

Одним словом, то, что еще десять лет назад было в нашем государстве закрытой темой, сегодня может попросту стать национальным позором: призыв давно уже воспринимается как наказание. Если же идея альтернативной службы в армии и сокращения ее сроков перезреет, то военные, если они сами не будут заинтересованы в военной реформе на щадящих для призывников условиях, будут каждый призыв разводить в недоумении руками и жаловаться на отсутствие у будущих защитников чувства патриотизма и долга перед Родиной.

О встрече солдатских матерей в г. Химки. Народная газета, № 33, 13 апреля 2001 г. Николай Андреев. Статья. Горе у матерей одно. Стр. 14

Когда сыновья хоронят своих матерей — это печально, но естественно: больше отпущенного Богом-небом никто не живет. Но вот когда матери хоронят своих сыновей-соколят, только-только вставших на крыло, — это уже что-то запредельное для души человеческой, посильное выражению звукам плачущего органа. Лучше бы не видеть глаза этих матерей. Так уж получилось, что случайно встретился с одной из таких матерей - химчанкой Валентиной Ивановной Крыловой, вдосталь хлебнувшей материнского горюшка, в мирное время потерявшей своего сына Станислава, служившего в одной из воинских частей на Дальнем Востоке. Больше двадцати лет прошло, как мать схоронила его, но дня не проходит, чтобы она не помянула о сыне, не протерла белой тряпицей его фотографию. Но Валентина Ивановна не ушла в себя, не замкнулась на своем горе, а открыла душу и сердце сотням таких же матерей-горемык, которые провожали своих сыновей на службу в армию под звуки военных оркестров, а получали обратно "груз-200" - гробы с телами своих сынов. Причем те же самые начальники, которые вчера произносили торжественно-партиотические речи, старались и стараются особо-то не афишировать этот "груз-200". Ведь в таком случае матери солдат, погибших при несении срочной службы, не получают положенных им денежных компенсаций, санаторных путевок, бесплатных лекарств. Крылова испытала всю эту вопиющую несправедливость на себе и для защиты сотен таких же, попавших в беду, организовала и возглавила Комитет солдатских матерей Московской области. На днях члены Комитета собрались в Химках, чтобы потолковать за жизнь, обсудить насущные проблемы. Пригласила Валентина Ивановна на эту встречу и автора этих строк. И вот что я услышал.

205 “ГРУЗОВ-200”

...Эту горькую цифру назвал военный комиссар Химкинского района полковник Юрий Кучмасов: столько химкинских парней погибло с 1960 года при несении срочной службы. Причем не только в так называемых горячих точках - Афганистане и Чечне, но и в воинских частях, ведущих "мирную" учебно-полевую жизнь. Как тут не понять, не разделить тревогу тех матерей, отцов, сыновья которых сегодня служат в армии, сидят на призывных пунктах. Не говоря, уж,

В ХИМКАХ БУДЕТ СОЗДАНА АЛЛЕЯ ПАМЯТИ о безмерном горе родителей, получивших "груз-200". Колоссальны материальные потери афганской и чеченской войн, которые забрали человеческие пенсии у пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, откусили у миллионов обнищавших россиян полкуска хлеба. Но, вообще, нет таких калькуляторов и весов, на которых можно бы подсчитать и взвесить утраты тысяч молодых, здоровых парней, которые должны были дать жизнь новому поколению.

Да, это так: войн без снарядов, пуль и смертей не бывает. Когда шел "груз-200" из Афганистана, а затем из Чечни (к великой горечи, и сегодня еще поступает оттуда), это еще как-то можно понять и объяснить, хотя и с осуждением. Но вот почему матери получают "цинковые посылки" из тех воинских частей, где порохом не пахнет? Валентину Ивановну Крылову этот вопрос волнует вот уже 20 лет, когда получила похоронку на сына и начала докапываться до истиной причины его гибели. Командование той части, где служил Станислав, пыталось затуманить, замять вопрос: мол, ее сын пренебрег мерами предосторожности. Материнская интуиция подсказала: что-то тут не так, и она дала себе клятву докопаться до истины, вернуть сыну гордое звание защитника Отечества, а самой по закону обрести почетное звание солдатской матери. Несколько лет пришлось ей стучаться в кабинеты различных военных, судебных, гражданских начальников, но в конце концов отстояла честь сына и свою собственную, было доказано, что он добросовестно и профессионально исполнял свои воинские обязанности и погиб не по какой-то личной оплошности, а из-за безалаберности некоторых офицеров части, которые понесли затем строгие наказания.

А Валентина Ивановна получила официальный статус солдатской матери.

За эти годы, что возглавляю Комитет, — рассказывает она, — лично удалось побывать во многих воинских частях вместе с матерями погибших при прохождении воинской службы сыновей. И вот, с чем мы столкнулись: немало командиров, дабы уйти от ответственности, не лишиться своих постов, в своих рапортах наверх сообщали, мягко говоря, недостоверные данные о причинах гибели военнослужащих. Все списывая на случайности и недоразумения. В то время, как потом выяснилось по запросам нашего Комитета и при нашем непосредственном участии, своим неумелым руководством, а то и личной недисциплинированности эти командиры сами создавали условия для ЧП в частях, в том числе, приводивших к гибели военнослужащих. Некоторые такие дела, по инициативе нашего Комитета, рассматривались в военных судах, и виновные командиры привлекались к строгой ответственности.

Вот вам и весь ответ на вопрос: отчего даже из "мирных" воинских частей к матерям приходит "груз-200". В целом ряде воинских подразделений, где довелось побывать, "непредсказуемые" случаи вполне предсказуемы, потому что почва для этого самая благодатная: отсутствие повседневной воспитательной работы с подчиненными, слабая воинская дисциплина, попустительство высших офицерских чинов к низшим за грубое обращение с солдатами, игнорирование их законных требований. Мы понимаем, что наш Комитет солдатских матерей не в силах разрешить накопившиеся армейские проблемы, видим свой долг в том, чтобы привлечь к ним общественное внимание, еще крепче сплотить матерей, жен погибших военнослужащих при исполнении служебного долга, заострить вопрос о государственной социальной незащищенности попавших в беду людей.

ВЕНКИ В ЯПОНСКОМ МОРЕ.

Слово - солдатским матерям, участвовавшим в Химкинской встрече.

Виноградова Ольга Васильевна:

Мой сын вместе с тридцатью семью сослуживцами погиб в Японском море, от него у меня остался только венок. Да, конечно, пока живу на свете - он будет жить со мной, во мне. Никого не виню, такова уж, видно, судьба. Не прошу у государства каких-то особых льгот, кроме положенных по закону компенсаций как солдатской матери. И, конечно, хотелось бы как-то увековечить память о наших погибших при исполнении служебного долга сыновьях.

Фурсеева Людмила Ивановна:

Поначалу от меня скрывали, при каких обстоятельствах погиб мой сын Вячеслав. Потом-то, конечно, выяснилось, что при известной заварухе в Баку, куда послали наших солдат. Одна просьба к государственным деятелям: не скрывайте от нас, матерей, правду, не бросайте нас на произвол судьбы.

Ефремова Людмила Ивановна:

Мой Дима получил специальность программиста, а служить его почему-то направили в железнодорожные войска - на БАМ. Оттуда и получила цинковый гроб. Мы, солдатские матери, отдали Родине самое дорогое, невосполняемое - жизни своих единственных сыновей. Так пусть и Родина в лице Правительства помнит о защитниках и их матерях. Думаю, что нас, солдатских матерей, не стоит делить на "афганских", "чеченских" и прочих, у нас одинаковое горе.

..Заглянул на чаек к солдатским матерям и глава Химкинского района Юрий Кораблин со своей заместительницей по связям с общественными организациями Ольгой Будариной, которые всем, чем могут, поддерживают это общественное движение. Не пришли они с пустыми руками к солдатским матерям и на сей раз. Глава района пообещал изыскать средства для закладки в Химках Аллеи Памяти в честь солдат и офицеров-химчан, погибших при исполнении воинских обязанностей по защите Отечества. Собравшиеся солдатские матери направили письмо Губернатору Московской области, Герою Советского Союза Борису Всеволодовичу Громову, в котором тепло поблагодарили его за постоянную поддержку и помощь, выразили уверенность, что полное взаимопонимание будет и впредь.


ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ И СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Этнические чистки в Подмосковье. Новая газета, № 25, 9 апреля 2001 г.

Анна Политковская. Статья. Падение бьющих. Стр. 17

Они заставляли нас раздетыми ползать по полу из комнаты в комнату... — Они ходили по нашим кроватям прямо в ботинках...

Они называли нас обезьянами, черными тварями...

Они плевали нам в лицо...

Они били нас по голове книгой “Судьба чечено-ингушского народа”...

Они драли у нас волосы...

—А вы?..

Лично я? Я — Труффальдино. Который из Бергамо. У меня сейчас эта роль. А вообще-то я — Бес. Беслан Гайтукаев, староста группы. Сам из Грозного.

И вы тоже ползали по полу?

Да. Они мне кричали: “Задний ход! Заползай в комнату!” И я полз... Потом: “Хватит! Двигай обратно в коридор”. И я опять полз...

28 марта студенты национальной чеченской театральной студии “Нахи”, в октябре прошлого года созданной при Московском госуниверситете культуры и искусства для подготовки ядра будущей труппы грозненского театра, впервые не вышли на занятия. Причем в полном составе. 6 девушек, 19 юношей, художественный руководитель — профессор Мималт Солцаев, народный артист России, а также куратор — заслуженный артист и Кабардино-Балкарской, и Чечено-Ингушской АССР доцент Алихан Дидигов.

Однако это была не забастовка и не массовый прогул с целью протеста. В 5.30 утра на пятый этаж общежития, где все они живут на улице Библиотечной в подмосковных Химках, без стука и звонков, орудуя кувалдами для взламывания дверей и замков, ворвался отряд крепких вооруженных дядек в масках и с собаками. Ловко, как наш спецназ при штурме захваченного террористами самолета, братва моментально рассредоточилась по комнатам, и уже через секунды у каждого “спящего” виска был автомат или пистолет.

Следующий акт последовал без антракта, тут же: полусонных студентов-актеров принялись стаскивать за волосы с кроватей, одновременно избивая, пиная и вопя всяческую непотребную нецензурщину.

Беслан—Труффальдино, староста, пришел в чувство первым — и зря. Он лишь еще больше разгневал захватчиков. Лежа в одном нижнем белье на полу, староста только и спросил: “А одеться можно?” И получил, во-первых, добротную зуботычину, во-вторых, витиеватый, с отборным матом, отпор. В-третьих, фразу с издевкой: “А чайку не принести?..” А дальше дюжий битюг в камуфляже и маске, но без имени, удостоверения или любого другого опознавательного для его личности знака распахнул балконную дверь, а другой аналогичного вида мужик протянул руку к входной...

С того самого момента и на ближайшие три с лишним часа студенты, разложенные в одних трусах по полу, “прохлаждались” на весеннем утреннем сквозняке. Пока длился погром по национальному признаку.

Нас обзывали грязными чичами, обезьянами, черными тварями, быдлом, моджахедами, которых надо резать, чабанами... Говорили, что чеченцы всю жизнь пасли баранов, и они нам устроят возврат к пастушьей жизни. Вопили, что раз мы чеченцы — значит, во, всем виноваты... — вспоминает Шудди Зайраев, элегантный юноша с манерами героя-любовника. Он — Сильвио из “Труффальдино”.

Удивляет, что в его рассказе нет ни тени изумления. Только констатация. Эмоции перегорели еще в Чечне?.. Студентов в студию “Нахи” набирали по беженским лагерям и в Грозном, а там ведь теперь живут особые люди — привыкшие к геноциду больше, чем к завтраку.

Самый младший в студии — Тимур Лалаев. Он — только что 17-летний. Худющий, улыбчивый, юркий и смешливый, будто Купидон на модернистской картине. В то утро его травили собаками: наверное, непоседливостью не приглянулся... У Тимура — роль как раз по характеру. Он готовит Хлестакова к весеннему переводному экзамену, и, видно, она ему идет, а он, заметно, ею очень гордится. О своих переживаниях, впрочем, в отличие от Хлестакова рассказывает скупо. Говорит о других:

Шудди больше других досталось. Они спросили: “Есть тут кто из Старопромыс-ловского района?” Шудди ответил: “Я”. И началось!.. “Мы туда, в Старопромысловский, в 95-м заходили... Сколько наших ребят там полегло...”

Шудди—Сильвио, у которого действительно в паспорте прописка на одной из улиц Старопромысловского района Грозного, исколошматили вдосталь. А потом сказали, что теперь повезут его в лес, расстреливать, и закопают там в яме.

Вы о чем тогда подумали? Что просто пугают?

Нет. Решил, конец мне... С другими уже не шутили. Тимуру Батаеву и Орце Зухайраеву вырвали клочья волос...

...Так, постепенно, из криков и перебранок, выплыла разгадка страшного утра — кто же они, собственно, эти невменяемые хлопцы, что ввалились к студентам “Нахи” на рассвете? И главное — зачем?

28 марта в Химках лютовал подмосковный РУБОП, 9-й его отряд, не раз и не два замеченный в последнее время в подобных “подвигах”. На сей раз отряд к тому же объединился “по интересам” с областным СОБРом. Смысл-прикрытие — якобы проверка анонимного звонка на “02” о возможном месте нахождения тротила. Настоящая цель — поразмять душу в жесткой “адресной зачистке”. Истинный повод к мероприятию один — национальность студентов.

Вам было понятно, что же конкретно они хотят?

Нет. Абсолютно. Били, крушили. И все.

...По ходу зачистки выяснилось: большинство “масок” только что вернулись из боевой командировки в Чечню. Естественно, никакой реабилитации после войны, перед вступлением в мирную жизнь, они не прошли. И вот итог налицо: руки чешутся, головы шалеют, души, как только наступает рассвет, горят и требуют похода на зачистку, совсем как наркоманские вены — иглу.

Постчеченский синдром обуревает тех, кто прошел через все мерзости нынешней чеченской войны, и накал внутренних страстей еще очень надолго остается душевным вулканом, требующим выхода.

Мы поняли, что им просто надо было на ком-то оторваться, — говорит грозненец Анзор Хадашев из комнаты № 34. Сейчас он репетирует мольеровского Сильвестра из “Плутней Скалена”, и как полнейшие качели от виртуозно-утонченных сценических реалий — грубость окружающей действительности. Анзор, по-актерски кокетливо встряхивая шикарной смоляной кудрявой шевелюрой, продолжает: — В Чечне они — хозяева. Приехали сюда, и тут тоже хотят быть хозяевами. Мы — самая подходящая почва для этого. Если же серьезно, то у них — съехавшие “крыши”. Зачем у меня забрали семейные фотографии? Зачем они им? Зачем забрали у другого нашего студента даже телефонную карту? И еще сгребли студенческие деньги, собранные на еду, — мы питаемся, как и большинство студентов, в складчину. Я заметил: они боятся всего. Когда нас подняли, чтобы везти в РУБОП на допрос, лишь слегка посмотришь им в глаза — тут же вопль: “Не смотреть в глаза! Хочешь запомнить?.. Отвернись!” Боятся, даже когда в масках. Разве это жизнь у себя дома?

Впрочем, на каждой адской сковородке всегда есть место анекдоту. Даже если вперемешку с кровью. Тамерлан Дидигов — сын куратора театральной студии доцента Алихана Дидигова и выпускник Московской государственной юридической академии. Он живет вместе с отцом — тут же, в общежитии, в комнате № 37. В утро погрома отцу и сыну Дидиговым досталось больше всех. Быть может, потому, что Тамерлан не спал в тот момент, когда нагрянули камуфляжники, — он уже встал, чтобы не спеша собраться на госэкзамен. В то утро Тимур должен был сдавать гражданское право. И как только его попытались повалить на пол, он так и сказал: “Ну посмотрите мои бумаги! Какой я боевик? У меня сейчас экзамен по гражданскому праву!”

Кто бы мог подумать, что бандитов это так разозлит: “Ах, ты еще и гражданское право изучаешь, обезьяна! Твое место — в горах. Отправляйся туда!” И дальше отца — 55-летнего доцента Дидигова — стали избивать до потери сознания прикладами, ногами. Плевали ему в лицо. Ходили по спине. Рвали одежду, выкручивали пальцы... Когда сын попросил за отца, Тамерлану надели наручники, заведя руки назад, вставили между ними автомат — и стали прокручивать его... Это — чистой воды пытка.

Однако что же тут анекдотичного? Посреди этого расистского ада?.. Вот рассказ Тамерлана:

У нас в комнате лежали пачки номеров газеты “Державные ведомости”. Потому что отец дружит с депутатом Госдумы Асламбеком Ахмедовичем Аслахановым, который, например, подарил студии “Нахи” машину “Газель”. “Державные ведомости” выходят, как известно, не без помощи Аслаханова, а также при содействии и поддержке Совета Федерации, Госдумы и Центризбиркома. Кредо издания — идеология партии и фракции “Единство”. Аслаханов иногда дает нам номера “Державных ведомостей”, и мы распространяем их среди знакомых... Так вот, когда “маски” увидели эти пачки газет, они как закричат: “Что?! Антироссийскую пропаганду тут ведете!” Совершенно неграмотные люди — ничего не знают, не понимают, не читают.

Анекдоты длились недолго. Когда доцент Дидигов от побоев потерял сознание, прямо на глазах у Тамерлана ему под подушку засунули пистолет. Дальше спросили: “Где пальто отца?” Сын показал, и тогда в карман опустили глушитель от пистолета... Обувь выбросили с балкона. Порвали все плакаты с изображением депутата Аслаханова. Забрали всю документацию студии “Нахи”. 900 рублей. А также духи жены доцента... Сгребли в карманы все, что под руки попадалось: носки, ручки, мелочь с холодильника, остатки растворимого кофе, боксерские перчатки...

Зачем? Ну носки, например?.. Потому, что так привыкли в Чечне. Зашел в дом — берешь, что захочешь. И никаких иных объяснений.

Так — до полудня. Потом бойцы стали собираться. Они выстроили всех чеченских студентов-актеров в затылок друг другу и покомнатно стали сводить вниз, к машинам... Там, конечно, места на всех не хватало. И потому опять их били и унижали... Допросы в РУБОПе длились до вечера, и занятия 28-го студия прогуляла... Впрочем, у студентов осталось впечатление, что спрашивать их было особенно не о чем. Вот примерный перечень вопросов: воюют ли родители? где гексоген? видел ли боевиков? как относишься к армии?..

Вывод студентов сегодня один: рубоповцы с собровцами просто душу отводили, израненную на войне... А наш вывод будет другим: мы — уже за опасной чертой. Не маргиналы-баркашовцы-лимоновцы, а представители правоохранительных органов — госслужащие по своему статусу, действующие от имени закона и Конституции, — провели в Химках настоящий погром по национальному признаку. И никто их не остановил — никакие прокуроры не прибежали, чтобы восстановить законность. Это значит, люди в погонах, абсолютно безнаказанно и беспрепятственно, не просто заняты разжиганием межнациональной розни, что автоматически влечет за собой уголовную ответственность, — они инициируют моноэтничность в стране, а значит, дальнейший ее распад по национальным квартирам, что, в свою очередь, неминуемо ведет к сепаратизму Тому самому сепаратизму, с которым якобы борется президент Путин.

Напоследок — о нашей творческой интеллигенции и творческой среде. Негромкая она у нас — в который уже раз. На химкинский погром театральная корпорация отреагировала настолько апатично, будто в Москве не проживает армия весьма влиятельных актеров и режиссеров, исповедующих либеральные ценности.

Реальность такова, что сейчас на помощь студентам пришли только их педагоги.

“Я работаю в Институте культуры 25 лет. Преподаю русский язык. Сейчас учу ребят из чеченской студии. Они очень трудолюбивые, стремление учиться — огромное... После всего случившегося с ними я просто заболела, — голос Светланы Николаевны Дымовой, преподавателя Московского госуниверситета культуры и искусства, дрожит. — Первое, что я сказала им: “Знайте, это были бандиты, они могут прийти и к вам, и ко мне. Не отчаивайтесь! Мы, педагоги, очень хотим, чтобы вы у нас учились!” Я понимаю, что бандитов не найдут, никого не привлекут к ответственности, и это очень плохо. Ведь самое страшное, что они им кричали тогда: “Мы вам не дадим учиться в России!” Отношение педагогов, которые работают с “Нахи”, — прямо противоположное. Я хочу, чтобы об этом все знали.

...Финал погрома оказался полностью в его же стиле. Вечером весь мужской состав студии “Нахи” просто-напросто отпустили на все четыре стороны, не предъявив никакого обвинения. При этом некоторые рубоповцы, как рассказывают студенты, пытались даже извиняться, уверяя, что это собровцы “плохие” — “торпеды, сначала бьют, потом думают”.

Но сейчас, согласитесь, это уже не важно — кто там из погромщиков был чуть “хуже”...

Главное в другом: кто ответит за уголовно наказуемые деяния силами представителей правоохранительных органов, имевшие место 28 марта в подмосковном городе Химки, на улице Библиотечной, 23б? И в какой форме?

Как и положено, мы попытались выяснять точку зрения второй стороны — следователя Лысенко. Однако от комментариев он умело уклонился, сославшись на закон, который ему это позволяет.

Это значит слишком многое, принципиальное: из многих вариантов поведения господин Лысенко пока выбрал корпоративную немоту и курс на отмывание “своих” добела. Люди-то мы опытные и отлично знаем, когда следователи готовы обсуждать с журналистами очередное превышение служебных полномочий, совершенное коллегами, и когда — нет. Интуиция подсказывает, что в данном случае Лысенко вряд ли устоит на страже закона.

Демографические, социальные и экономические проблемы Москвы можно решить только с помощью мигрантов. Московский комсомолец, № 81 , 13 апреля 2001 г.Елена Егорова. Статья. Лицо московской национальности. Стр. 3

На самом деле квартирный вопрос — это пустяки, дело житейское. Как его решить, всякий знает. А по-настоящему москвичей испортил совсем другой вопрос — национальный. Ну признайтесь, положа руку на сердце, ведь хочется иногда с криком: “Понаехали тут!” — опрокинуть прилавок с азербайджанскими помидорами или узбекской черешней. По себе знаю, что хочется. А как мы их между собой называем? В лучшем случае черномазыми. Взаимная притирка проходит непросто. Но привыкать все-таки придется. Потому как без них мы теперь никуда. Ученые Института общей генетики пришли к выводу, что решить демографические, а также сопутствующие им социальные и экономические проблемы Москвы можно только с помощью мигрантов.

У кого попа черная

Неправда, что Они появились недавно. Москва всегда была городом многонациональным. Об этом свидетельствуют не только старинные летописи, но и топонимика столичных улиц. До сих пор на карте сохранились Татарские улицы и Армянский переулок, улица Балчуг, Арбат, Ордынка, Большая и Малая Грузинские улицы. Когда-то это были места компактного проживания московских национальных меньшинств. Здесь они жили, ходили в церковь, работали. Сюда к ним приезжали родственники из Грузии, Армении, Татарии, Башкирии. И тоже строили дома, женились, рожали детей... Теперь все по-другому. Потомки тех детей уже не живут в “этнических кварталах”. Современная Москва, в отличие от крупных европейских городов, ничего подобного не знает. А представители национальных меньшинств, как и другие жители столицы, покупают себе квартиры там, где позволяют средства.

И все-таки Они стараются держаться вместе. Сегодня в столице действуют более 100 организаций, объединяющих москвичей самых разных национальностей. Это и общины, и культурные центры, и общественные фонды, и даже закрытые клубы и рестораны “для своих”. В Москве работает 15 национальных школ. При 147 городских библиотеках открыто хранилище книг на украинском языке. В 1997 году вслед за общефедеральным законом московские власти подготовили положение о создании национально-культурных автономий, которым была обещана не только моральная, но и финансовая поддержка. Тогдашний председатель Комитета по общественным и межрегиональным связям Эрнест Бакиров так расстарался, что отдельные автономии были зарегистрированы сразу в нескольких столичных округах. Сегодня в Москве — 10 армянских, 9 татарских, 5 корейских и 4 еврейских автономии. И хотя злые языки уверяют, что, например, корейцам существенно поспособствовал пресс-секретарь Лужкова Сергей Цой, до взаимных обид и разборок дело не дошло. Напротив. Чиновники, лоббирующие интересы своего народа, пользуются большим уважением в среде национальных меньшинств Москвы.

А вот в повседневной жизни разборок действительно хватает. Особенно достается тем, у кого от рождения кудрявые волосы, смуглая кожа и темные глаза. Узнавать в них коренных москвичей стражи порядка отказываются категорически.

Моего сына всегда дразнили, — рассказывает Мариэтта Рубеновна — москвичка в шестом поколении. — В детском саду его звали “жучок”, в школе — “армяшка”, в армии — “хачик”, сегодня называют, извините за выражение, “черножопым”. А ведь мы происходим из старинного армянского рода. Наши предки приехали в Москву еще три столетия назад, мой прадед дружил с Лазаревыми (известные меценаты. — Авт.), сам занимался благотворительностью. Почему же мой сын — “черножопый”?

Дома у Мариэтты Рубеновны три огромных фотоальбома, рассказывающих об истории ее семьи с того момента, как человечество изобрело негативное изображение. Она хранит пачки писем с фронтов Первой мировой войны, пожелтевшую от времени крестильную рубашечку своей бабки и репродукцию какого-то московского особнячка, которого уже давно не существует. “Мне что, все это таскать с собой вместо паспорта?” — спрашивает она.

Претензии представителей национальных меньшинств к русским москвичам типичны. “Они держат нас за людей второго сорта”; “они считают, что все проблемы мегаполиса происходят из-за нас”; “они не знают о нашем вкладе в российскую и, в частности, московскую культуру”. Последняя тема бездонна, как глаза кавказских красавиц. Фамилии вперемешку с историческими датами и московской топонимикой можно перечислять до бесконечности. Вы знаете, кто построил знаменитые Сандуновские бани? Не поверите — грузин Зандунели. Настоящая фамилия композитора Бородина, написавшего, пожалуй, самую “русскую” оперу “Князь Игорь”, Гедеванишвили. Татары совершенно справедливо считают, что без них московская архитектура не знала бы “шатрового стиля”, по канонам которого выстроена, например, церковь Вознесения в Коломенском. А армяне гордятся алмазным троном царя Алексея Михайловича, хранящимся нынче в Оружейной палате. Среди современной московской интеллигенции представителей национальных меньшинств тоже немало. Это и хирург Ренат Акчурин, и певица Тамара Гвердцители, и философ Рафик Курбанов... Конечно, их, известных и знаменитых, никто не рискнет в лицо называть “черножопыми”, но основной массе нерусских москвичей от этого не легче.

Я думаю, многие наши проблемы отчасти связаны с позицией московских властей. Точнее, с отсутствием всякой позиции, — сказал в беседе с “МК” представитель одной из кавказских диаспор. — Столичные чиновники как будто не знают, что дискриминация по национальному признаку касается не только мигрантов, но и коренных москвичей нерусской национальности.

“На сегодняшний день наша задача — наладить культурный диалог”, — отвечают в администрации столицы. При правительстве города действуют Совет национально-культурных автономий и Межнациональное совещание, куда приглашают не только лидеров, но и актив общин и диаспор. Правда, пока их деятельность носит лишь консультативный характер. Никакой четкой концепции работы с национальными меньшинствами у правительства Москвы нет. Да и откуда ей взяться, если этой тематикой заняты всего четыре чиновника из Комитета по общественным и межрегиональным связям?

Наладить диалог тоже удается далеко не всегда. Так, например, лидеры москвичей-украинцев (украинцы — вторая по численности национальность в столице после русских) всерьез обиделись на московские власти за отказ предоставить им для вещания на “мове” 27-й канал. То есть канал-то им отдали, а вот в финансовой поддержке отказали категорически. Наиболее радикально настроенные представители украинского землячества уверены, что со стороны Лужкова это чистой воды демонстративный шаг: “Ваши на Украине русские школы закрывают, а мы вас к телевизионному кабелю не подпустим”. В общем, зуб за зуб, глаз за глаз.

Но большинство лидеров национальных меньшинств в целом довольны тем, что делает для них московское правительство. “Поверьте, мне есть с чем сравнивать, — сказал в интервью “МК” президент региональной татарской автономии Расим Акчурин. — В других регионах местные власти вообще не замечают ни татар, ни грузин, никого. А в Москве Юрий Михайлович лично интересуется нашей жизнью”. Среди друзей столичного мэра значатся и Кобзон, и Захаров, и Джабраилов, и Церетели. Он охотно посещает всевозможные национальные праздники и культурные фестивали. И с одинаковым удовольствием примеривает на себя кавказские бурки, еврейские кипы и татарские тюрбаны. Делает вид, что пьет вино из рога. Закусывает молодым барашком на Курбан-байраме. Готов обсуждать проблемы диаспор за “круглым столом”. Но как только речь заходит о мигрантах, его взгляд становится жестким.

Вода дырочку найдет

По переписи 1901 года в Москве проживали 1 миллион 200 тысяч человек. Из них русских — 1.121.120, немцев — 18.190, поляков — 11.046, татар, башкир и чувашей — 5.648, евреев — 4.879, французов — 2.805, армян — 1.705, грузин — 223. Сто лет спустя ситуация принципиальным образом изменилась. Нет, что касается русских, то их, согласно официальной статистике, среди москвичей по-прежнему много — около 90%. А вот дальше... На втором месте — украинцы, следом евреи, татары, армяне и азербайджанцы. О лидировавших некогда немцах и французах перепись стыдливо умалчивает, но нетрудно догадаться, что их в Москве по пальцам можно пересчитать.

“Кавказская волна” накрыла столицу не раньше начала 90-х годов. По сравнению с 1955 годом численность мигрантов из республик Закавказья выросла в 20 раз. По неофициальным данным, одних только азербайджанцев в столице проживает около миллиона. Причем подавляющее большинство — на нелегальном положении.

Политика городских властей в отношении нелегальных мигрантов однозначна: “Все, кто не имеет прописки или регистрации, должны в кратчайшие сроки покинуть столицу”. “Программа регулирования миграции в Москве на 2000—2001 год” справедливо считается одним из самых жестких документов за подписью мэра. На все нападки правозащитников и политических оппонентов власти города отвечают, что действуют исключительно в интересах коренных москвичей, которым нужна высокооплачиваемая работа, недорогое жилье и совсем не нужны паразитарные заболевания и сложная криминогенная обстановка. Любопытно, что “режим прописки” поддерживают также в большинстве национальных землячеств. “Возможно, со стороны мигрантов — это плохая, недобрая мера. Но для города она необходима”, — считает вице-президент Грузинского московского землячества Ройн Конджария.

В 2001 году Москва согласна принять и обеспечить легальной работой всего 45 тысяч человек. Причем эта квота включает не только выходцев из СНГ, но и рабочих стран дальнего зарубежья — турок, болгар, словаков и т.д. Все остальные “иностранцы”, а это больше миллиона человек, формально оказываются вне закона и подлежат скорейшей высылке на родину или, в отдельных случаях, в другие регионы РФ. Однако на деле взять под контроль миграционные потоки практически невозможно. Не хватает ни людей, ни средств, да и регионы почему-то не спешат принять в свои объятия “дорогих гостей”.

Несмотря на титанические усилия властей, большинство приезжих все-таки оседают в столице. Поговаривают, что Москве в ближайшем будущем суждено повторить судьбу Парижа, в котором французов проживает чуть ли не меньше, чем выходцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока.

Но позвольте, заметит внимательный читатель, насколько оправдан подобный прогноз? Ведь согласно переписи, русских в Москве по-прежнему не меньше 90%. Здесь может быть несколько объяснений. Во-первых, последний раз перепись проводилась в 1994 году. С тех пор многое изменилось. Во-вторых, большинство мигрантов не имеет прописки и, следовательно, не попадает в статистические сборники. По данным Миграционной службы, за год на постоянное жительство в Москве оформляются всего 120 тысяч человек, т.е. капля из моря.

Наконец, можно быть русским по паспорту и, скажем, армянином по крови. Сотрудники столичных загсов уверяют, что в семье, где муж — русский, а жена — нет, новорожденный ребенок в 94% случаев записывается русским. В обратной ситуации (жена — русская, муж — нет) национальность матери получают 87% детей.

Дай я тебя поцелую

Так что же получается: московский генофонд практически уничтожен? Напротив, уверяют ученые. Специалисты Института общей генетики подготовили доклад “Демографические процессы в населении Москвы и проблемы генетической безопасности”, в котором убедительно доказывают, что миграция для российской столицы — это вовсе даже не зло, а благо. Что не будь их, приехавших черт-те знает откуда с сомнительными целями и туманными намерениями, москвичи давно выродились бы или вымерли, как мамонты.

Уже на протяжении нескольких лет Москва имеет очень плохие демографические показатели: на двух умерших приходится один новорожденный. Все больше молодых москвичек сознательно отказываются рожать, а те, кто хочет, зачастую не могут. Растет процент самопроизвольных абортов, замерших беременностей и бесплодия. Население города стареет, и если этот процесс не затормозить, то уже в ближайшем будущем столица не справится с ролью крупного промышленного и экономического центра. Работать на предприятиях будет просто некому. В общем, неблагоприятных вариантов много, а выход только один — мигранты. Да-да, именно мигранты, как ни парадоксально это звучит.

Оказывается, не гнать их надо в три шеи, а, наоборот, заманивать калачами и пряниками. Потому что без них мы никуда. За счет мигрантов компенсируется естественная убыль населения. Можно, конечно, надеяться, что столичному правительству удастся-таки убедить москвичек рожать как можно больше детей. Но быстрее их нарожают выходцы из Закавказья и мусульманских стран, где традиции многодетности до сих пор сильны. Кроме того, приезжие способны развеять вечную тоску российских женщин по тому, что “на десять девчонок по статистике девять ребят”. У них все наоборот. Уже сегодня в столице заключается свыше 40% смешанных браков. “Чем дальше от Москвы находится родной город жениха, тем здоровее будет потомство”, — уверяют генетики. Благодаря мигрантам генетическая система столицы остается открытой. Она образует так называемый “плавильный котел”, в котором варится ДНК жителей многих регионов и национальностей.

Каким же будет среднестатистический москвич лет эдак через сто? С полной уверенностью можно сказать, что кто-нибудь из его ближайших родственников — либо мать, либо отец, либо оба сразу — имеют предков — выходцев с Кавказа. У него скорее всего темные волосы, карие глаза и смуглая кожа. Он носит имя, которое пока непривычно московскому уху. У него небольшой акцент, который, впрочем, лет через сто будет считаться характерной особенностью московского выговора...

Ну а тем, кому подобная перспектива кажется чудовищной, остается напомнить, что москвич — это не национальность. И вообще, коренных москвичей в столице всего двое — Юрий Долгорукий и его конь.

Все остальные — приезжие.


ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

К лету в Москве создадут приют для иногородних беспризорников. Московский комсомолец, № 79, 11 апреля 2001 г.

Людмила Волкова. Статья. Бантики за решеткой. Стр. 2

Заблудившиеся дети попадут под одну крышу с преступниками

К лету в Москве создадут приют для иногородних беспризорников. Об этом сообщил депутат Мосгордумы Евгений Балашов. Столицу заполонили юные бродяжки, среди которых москвичей — от силы 5%. Морозным январским вечером к дверям редакции “МК” приходили шестеро голодных беспризорных детишек, сбежавших из разных регионов России, и журналисты не знали, куда их деть. Подразделение по делам несовершеннолетних ОВД “Пресненское” направило бродяжек в ЦВИНП (Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей на Алтуфьевском шоссе). Вскоре сотрудники милиции получили за это “по шапке”.

Московская городская прокуратура прислала в “МК” официальный ответ на наши публикации: “В соответствии со ст. 13 ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” пришедшие в редакцию “Московского комсомольца” подростки подлежали помещению в специализированное учреждение для детей, нуждающихся в социальной реабилитации. Постановлением Правительства Российской Федерации и правительства Москвы детально регламентированы вопросы организации таких центров. Однако эти учреждения и, в частности, Городской центр для иногородних несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в Москве НЕ СУЩЕСТВУЮТ (выделено мной. — Л.В.). Их отсутствие ведет к незаконному помещению подростков в ЦВИНП, который предназначен только для изоляции правонарушителей”.

То есть выбора у сотрудников ОВД “Пресненское”, откликнувшихся на наш призыв о помощи, никакого и не было. А теперь угадайте с одного раза, где будет находиться центр для иногородних беспризорников, о создании которого отрапортовал депутат Балашов? Изящно опустив последнюю букву хорошо известной аббревиатуры, он назвал новый центр... ЦВИНом. На самом деле это тот самый ЦВИНП на Алтуфьевском: под “новый центр” отдадут половину его площадей. Честно говоря, сами сотрудники милиции, прогнозируя ситуацию, были против такого решения: все-таки в ЦВИНПе на окнах решетки, контингент ого-го какой: юные убийцы, малолетние проститутки, начинающие воришки. Как изолировать ЦВИН от ЦВИНПа, преступника — от ребенка, скажем, впервые в жизни сбежавшего из дома из-за семейной ссоры? Между тем федеральным законом, на который ссылается Мосгорпрокуратура, создание центров для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, предписано органам социальной защиты населения. Но пока у нас по-прежнему за все — “горим или рожаем” — отвечает милиция. И спасибо ей за это.


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Юрий Лужков подписал документ, фактически отменяющий институт временной регистрации в столице Комсомольская правда, № 66, 12 апреля 2001 г. Светлана Олифирова. Статья. Приезжие смогут жить в Москве без регистрации?. Стр. 1,2 приложения

В распоряжении нашей редакции оказался документ, который можно назвать поистине сенсационным. Речь идет о значительном смягчении правил временной регистрации приезжих в Москве.

Напомним, что городские власти резко ужесточили эти правила осенью 1999 года после взрывов жилых домов на улице Гурьянова и Каширском шоссе. Теперь, если информация в документе достоверна (а сомневаться в этом у нас нет оснований), утвержденный полтора года назад временный порядок перемещения злостных нарушителей правил регистрации за пределы Москвы к месту их постоянного проживания утратил свою силу. Это вытекает из распоряжения мэра столицы Юрия Лужкова за № 333-РМ от 10 апреля 2001 года “О внесении изменений в распоряжение мэра Москвы от 13.09.99 № 1007-РМ и постановление правительства Москвы от 21.09.99 № 875”.

Поскольку этот документ наверняка будет интересен миллионам москвичей и гостей столицы, мы решили процитировать те его фрагменты, которые кажутся нам наиболее важными.

В распоряжении мэра Москвы от 13 сентября 1999 года

№ 1007-РМ “О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в Москве” исключены пункты 1.1,1.2,1.3, 2 и 3 как утратившие силу:

“1.1. В трехдневный срок провести перерегистрацию всех граждан, временно находящихся в городе Москве с 1 января 1999 года, с выдачей им новых свидетельств о регистрации по месту пребывания.

Осуществить дополнительные меры по установлению иногородних граждан, проживающих в городе без регистрации, и объявить каждому требование пройти регистрацию в органах внутренних дел по избранному месту

1.2. Обеспечить рассмотрение вопросов о регистрации граждан, временно пребывающих в городе Москве, лично руководителями территориальных отделов и отделений органов внутренних дел. При этом устанавливать цель временного пребывания в городе.

1.3. В недельный срок провести проверки соблюдения Правил регистрационного учета граждан в жилом секторе, общежитиях, гостиницах, организациях и других местах пребывания граждан с принятием всей полноты предусмотренных мер к их нарушителям, в том числе к должностным лицам и собственникам жилых и нежилых помещений.

2. Главному управлению внутренних дел Москвы обеспечить круглосуточный контроль за въездом в город иногороднего грузового и пассажирского транспорта. В установленном порядке проводить тщательный досмотр автотранспорта в целях выявления и изъятия незаконно хранящегося оружия, боеприпасов, взрывчатых, наркотических и отравляющих веществ. Временно ограничить въезд в Москву автотранспорта, следующего транзитом.

3. Московским управлениям внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте во взаимодействии с территориальными подразделениями органов внутренних дел Москвы принять исчерпывающие меры по недопущению въезда в город, удалению из аэропортов и вокзалов, выдворению граждан, не зарегистрировавших свое временное пребывание в Москве”.

В постановлении правительства Москвы от 21 сентября 1999 года № 875 “Об утверждении временного порядка перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы города Москвы к месту их постоянного проживания” исключены эти пункты 1 и 3 как утратившие силу:

“1. Утвердить Временный порядок перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы города Москвы к месту их постоянного проживания (приложение).

3. Начальникам ГУВД г. Москвы, московских управлений внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте совместно с префектами административных округов и главами районных управ обеспечить выполнение Временного порядка перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы города Москвы к месту их постоянного проживания, усилить контроль за соблюдением в г. Москве гражданами правил регистрационного учета”.

В Гордуме появится 36-й депутат. 4 апреля Мосгордума приняла за основу законопроект “Об уполномоченном по правам человека в городе Москве”. Российские вести, № 13 , 12 апреля 2001 г.

Галина Мыльникова. Статья. Стр. 9

У депутатов Мосгордумы - весеннее недомогание. На днях, 4 апреля, они приняли за основу законопроект “Об Уполномоченном по правам человека в городе Москве”.

Давно мучает загадка: отчего это в нашей “продвинутой” столице, стремящейся иметь облик крупных западных городов, до сих пор нет государственного правозащитника. Даже в полуазиатской Астрахани, небогатой Ленинградской области и еще в 10 регионах есть, еще в пятнадцати приняты соответствующие законы. Осталось только выбрать достойных людей...

По поводу московской ситуации были, конечно, кое-какие догадки. И они подтвердились на очередном заседании городской Думы, где обсуждался в первом чтении упомянутый законопроект.

Его автор депутат Юрий Загребной заявил о том, что одна из главных причин нарушения прав москвичей - трудовых, пенсионных, жилищных, а также страданий от массового милицейского произвола - отсутствие института Уполномоченного по правам человека. На это федеральный Уполномоченный Олег Миронов обратил внимание мэра еще два года назад. Юрий Лужков через своих чиновников ответил, что как только ситуация позволит, так сразу... В то время как раз шла предвыборная парламентская кампания, но ничего не менялось и после нее.

По словам Юрия Загребного, в своем ежегодном послании Мосгордуме на девяноста страницах текста мэр ни разу не упомянул о нарушениях прав человека на подведомственной ему территории. А раз так - значит, и в уполномоченном никакой нужды нет.

О милиции оппоненты-депутаты благоразумно промолчали. Но привели массу других аргументов “против”. Например, месяц назад был принят за основу законопроект об Уполномоченном по правам ребенка. Раз “ребенок - это частный случай человека” (цитируем текст выступления по диктофонной записи), стало быть, еще один защитник вовсе ни к чему. Другой коллега с воодушевлением витийствовал о том, что права человека - наивысшая ценность, подтвержденная многочисленными международными декларациями и конвенциями, и государство обязано их защищать. Зачем же ему делегировать полномочия субъектам Федерации. Третий искренне изумлялся: депутаты и так исполняют обязанности государственных правозащитников, разбирая жалобы своих избирателей. Стало быть, уполномоченный будет всего-навсего 36-м депутатом Мосгордумы.

Неблагодарное это дело переубеждать “законодателей”, которые, очевидно, и не читали Федеральный конституционный закон “Об Уполномоченном по правам человека в РФ”. В противном случае им было бы ясно, отчего Государственная Дума РФ, выбрав Олега Миронова на эту должность, тут же отлучила его от депутатского корпуса, членства в партии и так далее. Не переубедили оппонентов и веские доводы председателя Московской хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, а именно: в России нет ни одного органа, который бы располагал базой данных о нарушениях прав человека во всех регионах России. И эту работу, которую должны были бы выполнять уполномоченные в 89 субъектах Российской Федерации, из-за их отсутствия взвалили на себя общественные правозащитные организации. Чтобы помочь, в том числе депутатам всех уровней, точнее определить главные приоритеты в работе с избирателями.

Казалось бы, законопроект тихо шел ко дну, как корабль, получивший огромную пробоину. Но тут слово взял представитель мэра в Мосгордуме. Вначале Анатолий Петров довел идею разработчиков до абсурда. Мол, давайте учредим уполномоченных по правам женщин, девушек, бабушек и дедушек. Казна большая. Затем пустил слезу по поводу бедных шей избирателей, на которые собираются натянуть еще одну петлю в виде нового бюрократического органа. Их и так пруд пруди в столице.

Недовольство представителя мэра стало еще более очевидным, когда он перешел к конкретным статьям законопроекта. Где это видано, восклицал он, чтобы какому-то уполномоченному было дано право законодательной инициативы, право требовать от столичных чиновников согласовывать с ним нормативные акты правительства Москвы, касающиеся прав жителей столицы. “Ничего он не решит, да и мы ему не дадим!” - заключил он.

Видно, представителя мэра серьезно ошеломила “наглость” народного избранника, который дописался до того, что предложил должностных лиц, не исполняющих законы, мордующих граждан, подвергать административным наказаниям и даже уголовному преследованию.

Петров объяснил желание взять под контроль исполнительную власть в столице двумя причинами: временным расстройством некоторых депутатов, вызванным весенним авитаминозом, и думами о другом времени года - зиме. Последнее - намек на предстоящие в декабре выборы в Мосгордуму, отчего депутаты и решили проявить несвойственное им вольнодумство. Представитель мэра разозлил депутатов. К сторонникам законопроекта примкнули колебавшиеся. В результате он был принят за основу. Депутаты решили доработать оба законопроекта - об Уполномоченных по правам ребенка и по правам человека, внести соответствующие поправки в Устав г. Москвы, в котором эти институты не предусмотрены.

По словам одного из активистов общества “Мемориал”, исполнительного директора Института прав человека Владимира Гефтера, да и самого автора законопроекта, за столичного уполномоченного они буквально бились. Понятно, с кем. Но почему?

Вот некоторые цифры и факты по поводу проблем “беспроблемного” стольного града. Поданным аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, доля жалоб москвичей к Олегу Миронову на произвол местной власти составляет семь процентов. Она была еще больше, если бы в Москве не сконцентрировалось огромное количество государственных структур - от Генеральной прокуратуры до администрации президента, куда обращаются многие, жаждущие справедливости и исполнения законов. Между тем, по признанию другого Миронова Михаила Алексеевича, начальника управления администрации президента РФ по работе с обращениями граждан, - “труднее всего им работать с Москвой, самой непробиваемой бюрократической структурой”.

Напомним, она стала таковой после известных октябрьских событий 1993 года, когда в Москве представительная власть и зачаточное местное самоуправление были фактически уничтожены. Исполнительная власть решила, что для демократической декорации для города с десятимиллионным населением хватит и 35 депутатов: когда на каждого народного избранника придется по триста тысяч жителей, ему некогда будет совать нос в дела, творящиеся на территории. Не просчитались.

Достаточно заглянуть в БТИ и посмотреть, как интеллигентные люди превращаются в зверей, отталкивающих стариков, инвалидов, женщин, чтобы прорваться к окошку и сдать документы для получения справки. Дикие очереди в “укрупненных” телефонных узлах, в ГИБДД. Разве пожирание нашего времени, нервотрепка из-за такой работы городских служб не является массовым нарушением прав человека, унижением его достоинства?!

Законопроект о государственном правозащитнике ставит под угрозу существование подобного “порядка”, привилегию должностных лиц ни за что не отвечать, не нести никакой ответственности. Этого и боятся не только в Москве, но и во многих других субъектах Федерации, где хозяева территорий, как выразился господин Петров, “не позволят”, чтобы рядом появился какой-то независимый от них и тоже государственный деятель. Впрочем, как показала борьба за введение института государственного правозащитника в Москве, появление таковых уже в 11 регионах (совсем недавно уполномоченные были лишь в семи) “высокое” нежелание уже не является решающим фактором.


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Сегодня в Москве в маленьком подвале недалеко от станции “Измайловская” прошла акция “Пожмите нашу руку”, организации “Дом “Душа человека”. Коммерсант, № 64 , 11 апреля 2001 г.

Валерий Панюшкин. Статья. Пожмите душевнобольную руку. Стр. 9

Сегодня в Москве в маленьком подвале недалеко от станции “Измайловская” душевнобольные люди стали писать и рассылать письма известным людям: артистам, музыкантам, ученым, политикам. Кроме письма душевнобольного в каждый конверт вкладывалось еще одно официальное теперь уже письмо от организации “Дом „Душа человека"”. В официальном письме объяснялось, что это такая акция — “Пожмите нашу руку”. Вам, конечно, написал душевнобольной, но вы прочтите.

В прошлую пятницу, когда акция “Пожмите нашу руку” только еще планировалась, я был в клубном доме “Душа человека” на праздновании международного дня здоровья, посвященного в этом году здоровью психическому. Клубный дом — это такое место (подвал со скромным ремонтом), куда выписанные из психдиспансера душевнобольные люди могут приходить и разговаривать хоть с кем-нибудь. Иногда члены клубного дома ходят вместе на выставки, концерты или просто гулять в Измайловский парк. Иногда клубный дом помогает душевнобольным найти работу или жилье. Иногда, если одного из членов клуба в связи с очередным обострением надолго кладут в больницу, клубный дом приглядывает за его комнатой, родственниками и местными чиновниками, которые так и норовят больного с его жилплощади выписать. Но это не главное.

У двери в клубный дом висит написанное фломастером на ватманском листе высказывание какого-то американского профессора, что, дескать, если вы не можете смотреть людям в глаза, то лучше вам тогда общаться с людьми по почте. Это для гостей. Я вхожу, меня встречает тихая девушка, пристально смотрит мне в глаза и просит рассказать о себе.

Душевнобольные всегда смотрят в глаза. Не потому что проверяют на вшивость, а потому что очень соскучились по людям. Люди ведь обычно от душевнобольных отворачиваются.

В большой комнате, где составлены вместе несколько столов, начинается праздник. Они играют в психиатрическую больницу. Одного из больных наряжают психиатрическим профессором. “Профессор” слушает своим товарищам головы при помощи стетоскопа и навешивает каждому диагноз. Смешной типа “псих в хорошем смысле этого слова” или не очень смешной. Но все равно два десятка душевнобольных смеются каждому диагнозу, как дети, и едят фруктовый салат со взбитыми сливками. И спрашивают клубного волонтера Аню, можно ли взять еще порцию салата. И она отвечает, можно. Аня добрая.

Тем временем “профессор”, осматривая одного из своих товарищей, говорит:

Подыми правую руку. И тот поднимает левую.

Хорошо. Теперь подыми левую.

И тот поднимает правую. И все смеются, потому что должен же кто-то шутить над психической болезнью, а не считать ее чем-то похуже смертного приговора. И сам больной смеется тому, что вот так все время путает руки. Он потом еще будет играть на мандолине, и все будут петь “Подмосковные вечера”.

В дальнем углу, не обращая ни на кого внимания и, казалось бы, совершенно не участвуя во всеобщем веселье, сидит мрачный человек с бритой головой. Его зовут Леня. Про Леню работник клубного дома Сергей Малышев рассказывает такую историю. Однажды в подвальное помещение “Души человека” пришли бандиты. Они решили, что тут какой-то коммерческий офис, и вознамерились взять с клубного дома денег. Сотрудники долго объясняли бандитам, что организация они некоммерческая, живут на западные гранты и денег у них нет. Бандиты не соглашались:

Вот с грантов и отстегните.

И тут Леня, который, сколько его все помнят, только сидел в углу и молчал, вдруг вышел на улицу, принес огромную дубину и так посмотрел на бандитов, что те сразу ушли.

А праздник продолжается. Сотрудница “Души человека” Лена Шипиленко устраивает для больных веселый конкурс, кто больше знает психиатрических терминов. Один молодой человек очень волнуется, очень хочет выиграть и таки выигрывает, припомнив заковыристый синдром Кандинского-Клерамбо. Ему вручают картонную магистерскую шапочку, и он радуется ей не меньше, чем радуется какой-нибудь ваш знакомый выигранному тендеру.

А в курилке “профессор” рассказывает, как он ездил в Питер объяснять питерским душевнобольным, что нужно создавать у себя тоже такой клуб. Но климат там другой, в Питере. И там есть Нева, и на берегу Невы — Эрмитаж.

Я тихонько курю, и вдруг до меня доходит. Он ведь все это всерьез рассказывает. Потому что никто из присутствующих не был в Питере. Потому что все понимают, какое это большое и редкое счастье — просто поехать в другой город.

Послушайте, известные люди! Если вам вдруг придет письмо душевнобольного, не рвите его прямо в конверте и не выбрасывайте. Не надо делать ничего особенного. Надо просто прочитать и на секунду подумать, что душевнобольные — тоже люди. Им от этого станет легче.

Центр “Содействия реформе уголовного правосудия” защищает приезжих от произвола московской милиции. Новые Известия, № 64, 12 апреля 2001 г.

Марат Хайруллин. Статья. Караул! Милиция! Грабит! Стр. 5

Всем известно, что московская милиция любит брать “штрафы” без протокола, особенно с приезжих, не удосужившихся вовремя получить регистрацию. Но чтобы людей грабили средь бела дня, такого еще не бывало.

В конце января фермер из Курской области Руслан Севастьянов ездил к сыну в Подольск за телевизором. Забрав коробку с подержанным аппаратом, он добрался электричкой до Курского вокзала столицы, где у него через несколько часов должна была быть пересадка на поезд до дома.

В ожидании транспорта фермер прогуливался по перрону вокруг своего телевизора, попивая баночный “джин-тоник”. Через какое-то время его явно не “столичный” вид заинтересовал стражей правопорядка:

У меня проверили паспорт, затем попросили документы на телевизор, - рассказывает Севастьянов, - А какие документы могут быть, ему ведь больше года. Предложили пройти. Ну я и говорю, что, мол, ребята, на поезд опаздываю, может, штраф там какой-нибудь, да и отпустите...

Отсутствие регистрации и документов на собственное имущество стоило фермеру пятьсот рублей. Расставшись с купюрой, он вернулся к ожиданию поезда. Но через несколько минут ситуация повторилась, только с иными вариациями. На перроне появились почему-то сотрудники соседнего УВД “Таганское” и без лишних слов затолкали фермера в машину:

Понимаете, я решил, что они искали меня, - говорит Руслан, -потому что милиционеры сразу подошли ко мне, проверили документы и приказали нести телевизор в их машину.

Фермера привезли в медвытрезвитель Таганского района и без лишних слов отлупили дубинками. Лишь утром избитого, с исчезнувшими документами,деньгами и аппаратом выпихнули на улицу. Несчастный побрел на Курский вокзал и обратился в медпункт, где медики запротоколировали побои, многочисленные ссадины и перелом ребра.

За неимением денег ему пришлось возвращаться в Подольск к сыну и отлеживаться больше недели. Потом в течение месяца Руслан пытался выпросить у милиционеров хотя бы свои документы. Ответ был один — иди отсюда, а то снова посадим. В конце концов Севастьянов обратился в одну из правозащитных организаций столицы - Центр “Содействия реформе уголовного правосудия”, и тогда дело приняло неожиданный поворот:

Я сама несколько раз ходила с Русланом в этот вытрезвитель, писали письма в отдел собственной безопасности и начальнику Таганского УВД, - говорит Наталья Яковлева, координатор центра. - В конце концов мы заставили милиционеров выдать справку об утере документов. Но как только справка оказалась на руках у Севастьянова, буквально через несколько дней из этого вытрезвителя по почте пришел в Курск “утерянный” паспорт. А, значит, где-то остались и “утерянные” деньги с телевизором. Хорошо бы и их заодно вернуть, а, кроме того, как быть с побоями и незаконным задержанием? Знаете, мы много чего здесь видим в Центре, но чтобы милиция средь бела дня устраивала подобное, встречаю впервые. Понимаете, эти люди уже утратили всякое понятие о законе и правах человека. Неужели, это слова президента о “диктатуре закона” так подействовали на них?

Как бы то ни было, милиция не спешит признавать свою вину Заместитель начальника Таганского УВД, к которому редакция обратилась за комментарием, даже не выслушав сути дела, назвал эту историю “очередной сказкой”. В свою очередь Центр “Содействия реформе уголовного правосудия” намерен идти до конца и добиваться осуждения виновных.


ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

20 миллионов тонн твердых бытовых отходов было выброшено на территорию Подмосковья.Московская правда, № 68, 12 апреля 2001 г.

Константин Петров. Статья. Кому грязи? Стр. 2

Свалки, “забытые” карьеры, ямы, котлованы давно стали “нормой” в окрестностях Москвы. Мегаполис, ежедневно освобождаясь от тысяч тонн отходов, в последнее время заметно усилил атаку на природу и экологию области.

В Подмосковье действуют около тысячи свалок, так называемых полигонов. Официально работают лишь семьдесят четыре. Из более чем двух тысяч карьеров по добыче песка и щебня разрешения имеют лишь каждый десятый. А потому не случайно Борис Громов потребовал ввести жесткий контроль за этой деятельностью.

Сейчас надзор за добычей “стройматериалов” ведет Управление по рациональному использованию минерально-сырьевой базы. Его сотрудники намерены разобраться с добывающими предприятиями, узаконить их деятельность и в конечном счете решить проблему несанкционированных разработок и свалок.

Есть и другая проблема. В области, например, около двух тысяч карьеров, брошенных когда-то их владельцами. Простаивает, пропадает земля, огромные территории превращаются в обширные помойки. Теперь специалисты управления, многие из которых служили в экологической милиции Москвы, намерены составить планы и схемы недропользования, а затем разработать программу рекультивации загубленных мест.

Наверстывать упущенное собираются и меняя законодательную базу. Без этого, считают эксперты, рабочий механизм не запустить.


СВОБОДА СОВЕСТИ

Их волнует реваншистский пыл церкви и моральный террор в отношении неверующих. Известия, № 66 , 13 апреля 2001 г.

Михаил Гохман, Сергей Лесков. Статья. Протест московских атеистов. Стр. 2

Вчера Атеистическое общество Москвы (АТОМ) оповестило мир о том, что на имя президента России будет направлено открытое письмо “В защиту свободы совести и светского государства”. Атеисты обращают внимание президента на то, что “адепты религии навязывают свои взгляды бесцеремонным, грубым и безапелляционным образом”. Под письмом поставили свои подписи 150 человек – ученые, педагоги, политики. Их волнует реваншистский пыл церкви и моральный террор в отношении неверующих.

Вчера исполком Атеистического общества Москвы организовал пресс-конференцию, на которой представил письмо президенту Путину, премьеру Касьянову и уполномоченному по правам человека Миронову, в котором атеисты обвинили власть в нарушении их прав и потребовали переделать гимн заново, убрав из него возмутительное слово “Бог”. Коммерсант, № 66, 13 апреля 2001 г.

Аделаида Сигида. Статья. Безбожники отметили Пасху. Стр. 9

Праздник Пасхи издавна возбуждает многих людей — еще классик отмечал, что в это время в городе появляется много мошенников, шарлатанов и сумасшедших. Вчера исполком Атеистического общества Москвы организовал пресс-конференцию, на которой представил журналистам письмо президенту Путину, премьеру Касьянову и уполномоченному по правам человека Миронову. В письме атеисты обвинили власть в нарушении их прав и потребовали переделать гимн заново, убрав из него возмутительное слово “Бог”.

Под антирелигиозной декларацией, направленной президенту вместе с письмом, подписались 150 воинствующих безбожников — например, сексолог Игорь Кон, депутат Сергей Ковалев, некоторые журналисты “Огонька” и “Известий”, а также несколько студентов педагогического университета.

Собравшиеся на пресс-конференцию члены исполкома Атеистического общества Москвы (сокращенно АТОМ) не признались в том, что приурочили свое мероприятие к Пасхе — она, по их мнению, такой чести и не заслуживает. А вот День космонавтики — это другое дело. Ради него они и собрались. Так как наука — вещь полезная и доказывает, что Бога никакого нет. Собственно, и до членов исполкома некоторые верующие в науку утверждали, что Бога нет, потому что космонавты летали, а Его не видели.

Послать же письмо президенту на Страстной неделе атеистов побудил факт нарушения статьи 14 действующей Конституции, согласно которой Российская Федерация — светское государство. А на этой неприятной им неделе, по словам атеистов, происходит активное сращивание власти с клерикальными силами, которые внедряются повсюду — в культуру, образование и все Другие отрасли. Самое возмутительное — то, что у нас теперь и гимн “противоречит Конституции в той части, где утверждается существование Бога”.

Наступление на свободу совести, по мнению материалистически настроенных граждан, государство продолжило, составив программу патриотического воспитания. В ней, к глубокому возмущению подписантов, “впервые РПЦ и совет муфтиев на уровне правительства вписаны как исполнители”. В частности, предписывается возрождение в армии православных традиций. “Это-то, наверное, и разрушает нашу армию! Преступления в Чечне — это и есть последствия такой вот политики! И это все на наши с вами деньги!” — возмутились члены исполкома.

Активисты атеистического общества тщательно следят за происками РЦП и недавно даже заполучили документ, в котором хитрый патриарх предписывает преподавать религию в муниципальных школах под видом основ культуры, дабы таким образом провести учителей-атеистов. Обвиняют церковь атеисты, как выяснилось, вовсе не с дилетантских позиций — по признанию члена исполкома и одновременно помощника депутата Ковалева, правозащитника Льва Левинсона, он сам раньше “работал в церкви”.

Больше всего атеисты проклинают Минобразования и Минздрав. Минздрав — в лице бывшего министра Татьяны Дмитриевой, которая “с профессором Кондратьевым организовала на базе Института Сербского лечение всех инакомыслящих: Федор Кондратьев открыто утверждает в своих установочных документах, что православный человек — психически нормальный, а приверженец нетрадиционной религии — психически ненормальный”.

Однако атеисты психиатров не боятся и планируют всем назло выпустить журнал “Новый безбожник”. Бог им не судья.


РАЗНОЕ

Интервью с начальником штаба Московской городской дружины Анатолием Кирилловым. Тверская, 13, № 15, 11 апреля 2001 г.

Александр Нефедов. Статья. Возрождение дружины. Стр. 6

Закон “Об участии жителей Москвы в охране общественного порядка” приняла на днях в третьем чтении Московская городская Дума.

Этот документ регламентирует правовые основы, принципы и формы участия москвичей в охране общественного порядка. По словам разработчика документа, председателя Комиссии Мосгордумы по законности и безопасности Олега Бочарова, в Москве уже имеется более 650 общественных пунктов охраны порядка. Олег Бочаров отметил, что документ предполагает обеспечение городскими властями дополнительных гарантий социальной защиты для москвичей, участвующих в охране общественного порядка.

Значительное место в охране общественного порядка в городе закон отводит деятельности Московской городской дружины.

О целях и задачах этой организации наш корреспондент Александр Нефедов беседует с начальником ее штаба Анатолием КИРИЛЛОВЫМ.

Из досье

Кириллов Анатолий Павлович родился в 1935 году в г. Переславль-Залесском. Окончил Саратовский юридический институт. Более 30 лет прослужил в Вооруженных силах страны. Прошел путь от лейтенанта до генерал-майора, начальника отдела Комитета по военной реформе при Министерстве обороны РФ. Участник боевых действий на о. Даманский в 1969 году. Награжден орденами и медалями, знаком ВВ МВД России “За отличие в службе” и знаком ГУВД г. Москвы “За отличие в борьбе с преступностью”. В марте 1999 года мэр столицы назначил Анатолия Кириллова начальником штаба Московской городской дружины.

С чего начиналась постсоветская народная ружина?

После распада в конце 1980-х годов дружина начала возрождаться на гребне событий 1991 года, когда стали формироваться самодеятельные народные отряды по охране порядка вокруг Белого дома. Первые действенные попытки возрождения дружины - надежного помощника официальных правоохранительных органов - начались в марте 1993 года по инициативе Ю. М. Лужкова, когда было принято постановление правительства Москвы, согласно которому дружина начала формироваться на принципиально новых условиях.

Насколько велика численность столичной дружины?

Сейчас в Москве реально действует корпус из более чем 16 тысяч дружинников. Они имеют официальные удостоверения единого образца, дающие, кстати, право на бесплатный проезд в общественном транспорте. И это их единственная льгота.

Но на самом деле такого количества дружинников для охраны порядка в городе недостаточно. В идеале необходимо приблизительно 25 -30 тысяч дружинников, которые наряду с основным видом деятельности - дежурствами на территориях и в отделах милиции - привлекаются для обеспечения безопасности во время проведения различных массовых мероприятий. Причем надо помнить, что дружинники находятся в подчинении у сотрудников органов внутренних дел и не имеют права на самостоятельную правоохранительную деятельность.

Обычно на дежурстве находятся один сотрудник милиции и два дружинника. Такой вид взаимодействия очень эффективен. Исходя из этого мы определили, что в каждом отделении милиции ежедневно должны дежурить не менее десяти дружинников. При этом приоритетным направлением считается организация патрульно-постовой службы. Но еще дружинники работают и в службах по профилактике правонарушений несовершеннолетних, и в опергруппах, и в других подразделениях. В городе есть специализированные дружины: дружина метрополитена, дружина по охране правопорядка на водоемах.

Участвуют ли дружинники города в обеспечении безопасности дорожного движения? - В этой сфере у нас задействовано более 2000 дружинников; И до недавнего времени они успешно работали, неплохо помогая инспекторам ГИБДД. Однако в связи с изменениями в правилах дорожного движения, внесенными правительством РФ 1 апреля 2001 года, дружинников лишили права требовать у водителей, особенно нарушителей, документы для проверки и регулировать движение транспорта и пешеходов. В результате дружинник, лишенный правового статуса, становится статистом на дороге.

Но немало задач в сфере охраны общественного порядка...

Конечно! Начальники окружных УВД охотно идут на сотрудничество с нами. В последнее время дружина приобрела и еще одну функцию - своеобразного гражданского контроля. Рядовой милиционер или сержант, с которым они выходят на дежурство, наверняка не станет злоупотреблять своими полномочиями на глазах у штатских.

Кто может стать народным дружинником?

Далеко не всякий. Сначала нужно пройти трехмесячное испытание, спецпроверку на отсутствие административных взысканий и судимостей, на отсутствие учета в наркологическом и психиатрическом диспансерах. Только после этого дружинник: получает удостоверение и может стать полноправным членом нашей организации.

Но и это не все. Штаб проводит ежегодную аттестацию дружинников, тщательно следит за графиком дежурств. Важное место уделено и учебно-воспитательной работе. В связи с этим я считаю, что каждый, кто хочет стать милиционером, должен прежде всего пройти через народную дружину. Это хорошая возможность проверить себя.

Какой материально-технической базой обладает сейчас корпус столичной дружины?

Есть помещение городского штаба народной дружины, штаб дружин в округах и в районах столицы. Однако почти все они требуют серьезного ремонта. А для этого нужны средства. Необходимы деньги и на то, чтобы выдать дружиннику форму, отличительные знаки, удостоверение, нарукавную повязку с гербом Москвы. В этом плане первоначально наметились хорошие подвижки благодаря вниманию префектур и управ. В Центральном административном округе действует лучший по экипировке отряд города, префекты ввели систему премирования отличившихся дружинников. Однако с переходом на казначейскую систему финансирования округам запрещено теперь выделять средства правоохранительным органам и народным дружинам на развитие их деятельности.

Правда, сейчас руководство народной дружиной со стороны столичного правительства возложено на Управление по работе с органами обеспечения безопасности правительства Москвы, которое возглавляет Н.В. Куликов. А это предполагает профессиональный подход к делу.

Вчера прошла акция протеста против решения московских властей о переносе Птичьего рынка за кольцевую дорогу.Время МН, № 64, 12 апреля 2001 г. Валерий Батуев. Статья. Мэрии Москвы предложили переехать за МКАД. Стр. 2

Вчера профсоюз предпринимателей "Лига свободы" при участии молодежных организаций "Яблока", СПС и "Первого поколения свободы" провел акцию протеста против решения московских властей о переносе Птичьего рынка за кольцевую дорогу.

Напротив мэрии были разбиты палатки и вывешены плакаты: "Москва без "Птички", как Кремль без царь-пушки", "Мэрию - за МКАД", "Вчера была "Горбушка", сегодня - "Птичка", а завтра?", "Лужков, не решай за народ!" и др. В двухчасовой акции приняли участие не только ее организаторы, но и продавцы с Птичьего рынка, и бывшие работники "Горбушки".

Если мэрия не отменит свое решение, то мы проведем новую акцию, - заверил корреспондента "Времени" представитель "Лиги свободы" Владлен Максимов. - Мэрия очень беспардонно поступает с предпринимателями. "Горбушку" закрыли в декабре, никого не предупредив заранее. Люди уже успели заплатить за аренду. А после этого сказали, что рынок "перевезут" поближе к заводу "Рубин". Но уже прошло четыре месяца, и работникам "Горбушки" до сих пор не предоставили новое место для торговли. Обещали этот вопрос решить до 29 апреля, но опять отложили на потом: мол, еще надо благоустроить территорию возле "Рубина". Да, мы согласны с этим, но разве нельзя было благоустроить эту территорию до закрытия "Горбушки"?!

Но намного сложнее, по мнению Максимова, ситуация с Птичьим рынком. Процесс выдавливания этого рынка за кольцевую дорогу усилился после письма руководства мелкооптового рынка "Садовод" (находится близ МКАД) мэрии, в котором сообщалось, что у них пустуют торговые площади, на которых они могли бы разместить Птичий рынок.

Этот рынок, по мнению участников митинга, должен оставаться в центре города: "Это его историческое место. Этот рынок существует чуть ли не с конца XVIII века. К тому же там уже не торгуют крупными животными, остались только рыбки, попугаи и черепахи".

Сотрудники мэрии так и не вышли к митингующим. "Впрочем, мы их и не вызывали", - говорит Максимов. И теперь "Лига свободы" намерена определить судьбу Птичьего рынка с помощью референдума. А с потерей "Горбушки", похоже, уже все свыклись.