ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 11 - 15 марта 2002.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

В центре Москвы торговали рабами.
Информ. сообщ. Колокол.Ру, 8 марта 2002 г.

Группа работорговцев обезврежена в Москве, сообщает ИТАР-ТАСС.
Оперативники Главного управления МВД по борьбе с организованной преступностью вскрыли и ликвидировали сеть работорговли на Казанском вокзале в Москве.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий была установлена схема работорговли. Группы преступников численностью от 15 до 20 человек встречали на Казанском вокзале поезда среднеазиатского направления, выявляли пассажиров, приехавших в Москву на заработки, после чего грабили их, отнимали документы и продавали бригадирам на строительные объекты в Подмосковье.

"Раб оценивался от 1,5 до 3 тысяч рублей. Покупатели были тоже выходцами из Узбекистана. Проданные люди в течение полутора-двух лет работали, получая взамен лишь скудное питание, после чего их отправляли на родину", - утверждают источники в МВД России.

В ходе операции, проведенной правоохранительными органами в подмосковном поселке Клязьма, в среду был освобожден один из таких рабов - 40-летний узбек, приехавший в Москву из Таджикистана.

На Казанском вокзале был проведен силовой захват лидеров и наиболее активных участников группировки. Теперь оперативники Главного управления по борьбе с оргпреступностью выясняют местонахождение других проданных в рабство.

 

"Охота" на участкового милиционера Анатолия Карнакова продолжается- принципиальный милиционер помещен в СИЗО.
Зоя Светова. Статья. Хочешь быть милиционером - играй по правилам... Новые Известия, № 41

"Они не успокоятся, пока не посадят меня в тюрьму", - уверял меня Анатолий Карнаков, участковый инспектор ОВД района "Восточное Дегунино" УВД САО г. Москвы. "Новые Известия" рассказывали о нем в статье "Милиция не терпит неподкупных" (см. "Новые Известия" от 7 сентября 2001 г.). В апреле прошлого года против этого участкового инспектора было возбуждено уголовное дело по ст. 286 часть 3 п. "а" ("совершение должностным лицом действий, выходящих за пределы его полномочий... с применением насилия").

Тогда в редакцию обратился сам Карнаков, который утверждал, что дело против него сфабриковано. По его мнению, один из влиятельных сотрудников ОВД "Восточное Дегунино" решил избавиться от слишком усердного участкового, не желающего играть по правилам, заведенным в ОВД.

Если год назад, когда эта история только начиналась, могло показаться, что Анатолий Карнаков сгущает краски, то дальнейшие события показали, что "дядя Степа" из Дегунино действительно нажил себе влиятельных врагов.

Жалобы до добра не доводят

Уголовное дело расследовали медленно, на допросы подследственного вызывали редко. Поскольку у Карнакова обнаружились гипертония и стенокардия, он часто лежал в больнице (за последний год 8 раз). Об уголовном деле, возбужденном против него, Карнаков рассказал не только нашей газете. Он постоянно писал жалобы, обращался к депутатам. Один из них, Николай Ковалев, направил по делу Карнакова запрос в Генпрокуратуру. Обещал он опальному милиционеру устроить встречу с кем-то из представителей этого ведомства.

Почему Карнаков не смирился с возбуждением против него уголовного дела? Ведь было понятно, что даже при самом худшем раскладе ему грозило лишь условное наказание. Карнаков хотел добиться справедливости. Потому что считал себя невиновным.

Следователь Жанна Луканина обвиняет бывшего участкового в том, что, задержав на вьетнамском рынке гражданку Малкину, у которой не было регистрации в Москве и медицинской книжки для торговли, он побил ее в опорном пункте милиции. А именно: "взял ее правую руку и вывел в коридор, где ударил Малкину об стену, в результате чего причинил ей физическую боль и телесные повреждения в виде кровоподтека на правом плече, который не причинил вреда здоровью...".

Подрывал ли Карнаков авторитет милиции?
По мнению следователя Лукани-ной, это преступление повлекло за собой "существенные нарушения прав общества и государства, выразившиеся в дискредитации и подрыве авторитета правоохранительных органов". Уголовный кодекс РФ причисляет подобное преступление к тяжким.

Не так давно в статье "Ссадина больше, чем жизнь" "Новые Известия" (6 февраля 2002г.) рассказывали еще об одном преступлении, совершенном милиционером. Сотрудник другого московского ОВД, желая позвать на помощь, выстрелил и убил женщину. Его обвинили по статье 109 часть 1 ("причинение смерти по неосторожности"), но на время расследования даже не уволили со службы. После публикации в "Новых Известиях" и ходатайства адвоката потерпевшего Ксении Костроминой судья отправил дело милиционера на новое расследование. Если в этом деле Зюзинская прокуратура явно с сочувствием отнеслась к сотруднику милиции, чьи действия стоили жизни невиновной женщине, то в случае с Карнаковым ситуация обратная.

Даже если предположить, что бывший участковый уполномоченный действительно "причинил физическую боль и телесные повреждения гражданке Малкиной", как то считает следствие, трудно согласиться с тем, что он является преступником, чье пребывание на свободе представляет опасность для общества. Никакой правовой необходимостью невозможно объяснить, почему сотрудники Тимирязевской прокуратуры устроили настоящую охоту за Карнаковым и желали как можно быстрей изолировать его.

"Охота" на участкового милиционера
В конце января в связи с обострением гипертонической болезни Анатолий Карнаков был госпитализирован в 63-ю городскую клиническую больницу. Как рассказывает его брат Вячеслав, через несколько дней в больнице появилась следователь Жанна Луканина. Она требовала, чтобы подследственного немедленно выписали. Друзья перевезли его в 33-ю больницу Минсвязи, в которой он несколько раз лежал и раньше. Как выяснилось позднее, 1 февраля уже был выписан ордер на арест Карнакова. Почему такая спешка? Как считают его друзья, "люди, затеявшие уголовное дело против строптивого участкового, хотели как можно быстрее передать его в суд, опасаясь, что Карнаков добьется встречи с кем-то из Генпрокуратуры".

Начальник следственного отдела Тимирязевской прокуратуры Павел Иващенко уверял меня в телефонном разговоре: "Карнаков скрывался от следствия. Учитывая тяжесть совершенного им преступления, его арест вполне обоснован".

Взять под стражу бывшего участкового удалось только через неделю, 8 февраля.

"Анатолий Карнаков был госпитализирован с жестокой формой гипертонии, с давлением за 200, - вспоминает врач 33-й больницы Валентина Морозова. - Этот больной лежал у нас и раньше. Поэтому, когда приехали из прокуратуры и предъявили ордер на его арест, я им сразу сказала: "Если не можете оставить Карнакова у нас, перевозите на спецтранспорте в больницу для задержанных". Работникам прокуратуры ничего не оставалось, как отвезти подследственного в спецотделение 20-й больницы. Но следователю Жанне Луканиной почему-то не терпелось как можно быстрее упрятать Карнакова в тюрьму. 12 февраля состояние гипертонического больного вдруг резко улучшилось. Врачи 20-й больницы выписали Анатолия с давлением, которого у него не было уже давно: 140/80. Под конвоем бывшего участкового привезли в дежурную часть ОВД "Восточное Дегунино", чтобы перед отправкой в тюрьму снять отпечатки пальцев. "Там Анатолию стало плохо, - рассказывает его брат Вячеслав. - Вызвали машину "скорой помощи". Фельдшер констатировала предынфарктное состояние".

"Я помню этот вызов в отделение милиции. Давление у больного было 240/120, - говорит дежурившая в тот день фельдшер. - Я позвонила помощнику прокурора и сказала, что этого человека надо срочно госпитализировать. Существовала реальная опасность инфаркта или инсульта. Помощница прокурора не стала меня слушать, намекнув, что с прокуратурой лучше не ссориться".

Так Анатолий Карнаков оказался в 5-м изоляторе на Речном вокзале. Была ли необходимость в его аресте? В постановлении об изменении меры пресечения не приведено никаких доказательств того, что бывший участковый намерен скрыться, воспрепятствовать нормальному ходу расследования или совершить новое преступление. Как правило, именно этими причинами руководствуется прокурор, когда подписывает санкцию на изменение подписки о невыезде на арест. Если верить заключениям врачей, то дальше порога больничной палаты Карнаков не мог убежать, даже если бы и очень захотел.

"Палочная" система живет и торжествует
В жалобе на необоснованность заключения под стражу, которую Анатолий направил в Головинский межмуниципальный суд, он пишет, что гипертоническая болезнь 2-й степени возникла в результате стресса, вызванного возбуждением против него уголовного дела. Желая доказать свою невиновность, Карнаков вступил в неравный бой с прокуратурой и следствием. "Я надеюсь, что наверху есть кто-то, кто разберется в моем деле", - полагал бывший участковый. Нужно быть идеалистом или уж совсем наивным человеком, чтобы всерьез на это рассчитывать.

По признанию одного из коллег Карнакова, несмотря на все заявления министра внутренних дел Бориса Грызлова, систему учета раскрываемости преступлений никто в милиции пока не отменил. Норма: три раскрытых преступления в месяц, несколько десятков протоколов об административных правонарушениях. Один из участковых признался, что иногда приходится преступления придумывать. Просить приятелей проводить так называемые контрольные закупки. А потом по свежим следам составлять протокол административного правонарушения - например продажи строительных материалов налево. Заинтересованных свидетелей всегда можно найти.

Анатолий Карнаков не единственный, кто не по собственной воле поменял место работы, оставив ОВД "Восточное Дегунино". Кто-то ушел сам, кого-то "ушли".

Беда Карнакова в том, что он, проработав 14 лет в милиции, не перестал проявлять излишнюю принципиальность и позволял себе замечать те правонарушения, которые таковыми не считали люди, старшие его по должности и званию. Как, например, пребывание проституток на территории вверенного ему участка... Рассказывают, что именно после того, как Анатолий Карнаков несколько раз прогнал с облюбованных мест и задержал "ночных бабочек", и начались все его неприятности...

 

В Подмосковье тюремщикам подняли зарплату…
Андрей Моисеенко. Статья. Комсомольская правда, № 44.

Вчера на заседании правительства Московской области было решено с 1 января повысить месячные оклады работникам областного Управления исполнения наказаний.

• младшему командному и рядовому составу - на 40%;

• высшему, старшему и среднему командному составу - на 25%.

Также областные чиновники подтвердили, что еще одно запланированное повышение произойдет в середине лета. С 1 июля этого года всем сотрудникам УИН Московской области оклад (по тарифной сетке) будет увеличен еще на 15%.

Как пояснил на заседании правительства начальник подмосковного УИНа Валерий Бузунов, в Москве сотрудники уголовно-исполнительной системы получают надбавки до 55% к основному окладу, поэтому их самые лучшие и опытные коллеги из Подмосковья охотно перебираются на работу в столицу. Так, некомплект личного состава среди охраны подмосковных тюрем и колоний - 25 -39%. А в некоторых подразделениях 60% сотрудников - женщины.

Но после введения новых надбавок, считает господин Бузунов, сотрудники столичного УИНа из числа тех, кто живет в области, вернутся на прежнее место работы, поближе к дому.

 

Вчера мэр Москвы утвердил персональный состав столичной комиссии по помилованию - как и следовало ожидать, он полностью удовлетворяет современным требованиям, диктующим усиление "государственного присутствия".
Анастасия Корня. Статья. Регламент милосердия. Время МН, № 44.

Вчера мэр Москвы утвердил персональный состав столичной комиссии по помилованию - как и следовало ожидать, он полностью удовлетворяет современным требованиям, диктующим усиление "государственного присутствия".

Возглавил комиссию из 15 человек представитель исполнительной власти столицы в Совете Федерации Борис Никольский. Кроме того, в ее составе фигурируют начальник Государственного правового управления столицы Г.Пономарев, первый заместитель председателя комитета межрегиональных связей мэрии Т. Васильева, начальник ГУ Минюста по Москве Ю.Семин и директор ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского Т.Дмитриева. Общественность, которая по регламенту должна составлять две трети от количества членов комиссии, представлена следующим образом: председатель совета старейшин при мэрии Москвы А.Костенко, председатель Московской федерации профсоюзов Д.Нагайцев, почетный гражданин Москвы, бывший начальник Московской железной дороги И.Паристый, наместник Свято-Данилова мужского монастыря архимандрит Алексий, сопредседатель экспертного совета при уполномоченном по правам человека РФ М.Савин, народная артистка России Н.Селезнева, директор Института машиноведения РАН К.Фролов, зампредседателя Московского союза журналистов Л.Щербина и главный редактор "Общей газеты" Е.Яковлев. В какую категорию следует зачислить депутата Мосгордумы А.Крутова - не совсем понятно.

Однако нет никаких оснований сомневаться: результаты работы новообразованной комиссии в целом не будут отличаться от практики помилования, уже сложившейся за последние месяцы в регионах. А эта практика показывает, что комиссии "нового образца" не слишком щедры на милость. В Саратовской области удовлетворяется в среднем одно прошение из десяти. А вот в Хакасии и Амурской области на первом же заседании комиссии отклонили все поданные прошения.

Впрочем, более жестким стал не только подход к прошениям - увеличилось и количество инстанций, которые им теперь приходится преодолевать. Согласно новому регламенту, комиссия составляет заключение о целесообразности применения или неприменения акта помилования. В течение месяца оно вместе с проектом соответствующего представления на имя главы государства должно быть направлено главе региона. И уже от его имени - президенту. В том случае, если глава государства отклонит ходатайство, обращаться с аналогичной просьбой снова осужденный может не раньше чем через год.

Подробнее о том, как сегодня решаются вопросы помилования, - в одном из ближайших номеров.

 

 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ. СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Давид Горелишвили слухами о новшествах со столичной пропиской: по сути изменения косметические.
Игорь Андреев. Статья. Слухи о свободе преувеличены. Новая газета, № 17.

На прошлой неделе Москва наполнилась слухами о новшествах со столичной пропиской. Говорили разное: то ли радикально упрощен порядок регистрации, то ли регистрация вообще отменена как институт. Кто-то поспешил обрадоваться: наконец- то можно будет легально работать в столице, посылать детей в школу, получать медицинскую помощь и так далее. И больше никаких унижений с проверкой документов милиционерами, ни копейки взяток.

"Новая газета" обратилась за разъяснениями к Давиду Горелишвили - руководителю Общественной приемной Московской Хельсинкской группы. - Oн занимается вопросами регистрации и прописки еще со времен СССР. Выяснилось, что особенно радоваться нечему

- Правительства Москвы и Московской области издали совместное постановление о внесении изменений в предыдущие постановления - № 1030-43 и № 241-28. Этот документ не был опубликован в официальном издании московской мэрии - газете "Тверская, 13". Именно поэтому появились слухи о якобы положительных изменениях в порядке регистрации. Но по сути изменения косметические. Столичная администрация, к сожалению, не упразднила временную регистрацию.

- Давид Валерьянович, разве Лужков может упразднить регистрацию? Ведь она предусмотрена федеральным законодательством.

- В том-то и дело, что федеральный закон говорит о регистрации вообще, но там нет ничего о ее сроках. То есть вы здесь живете - значит, вас обязаны зарегистрировать, и точка. Когда покинете Москву, просто сообщите в регистрирующий орган, чтобы вас сняли с учета. Вместо этого московское правительство придумало свой порядок: ограничить регистрацию сроками.

- Этот особый порядок в столице существует давно...

- Когда в России появилась новая Конституция, институт прописки был упразднен и введена регистрация по месту пребывания. Но московские власти посчитали положения Конституции слишком либеральными и ввели свои ограничения на свободу передвижения людей в столице. Однако в феврале 98-го Конституционный суд, по сути, запретил московским паспортным столам отказывать гражданам в регистрации по различным надуманным поводам...

- Известно, немножко долларов помогают милиционеру взглянуть на приезжего более либерально...

- Так это и происходит в массовом порядке. Ничего, кроме взяточничества, московская система регистрации не дает.

- Итак, что же произошло после решения Конституционного суда в 98-м году?

- Прочитав вердикт КС, я обрадовался, что работы на этом фронте для меня больше не будет. Но столичное правительство сразу же создало специальную комиссию... Трехлетняя практика ее работы самая ненормальная. Паспортные столы, получив от граждан документы, не регистрируют их. Вместо этого они направляют документы граждан в комиссию на рассмотрение. Сразу же возникает вопрос: почему федеральная структура передает документы граждан чиновникам городской администрации? ГУВД столицы не должно делегировать этой комиссии свои полномочия в части регистрации граждан, ведь оно является частью МВД России.

- За эти три года кто-то выступал против?

- Когда Путин занялся вертикалью власти, в регионах начали приводить свои законы в соответствие с федеральными. Только не в Москве. Правозащитники довольно легко выиграли много дел в судах. Но каждое из них - частный случай. Наша организация давно добивается в суде признания постановлений московского правительства о правилах регистрации незаконными.

- И вот под сообщения официальных СМИ об упрощении процедуры регистрации правительство Москвы...

- ...не только не упразднило пресловутую жилищную комиссию, но вписало ее в текст старого постановления.

- Так в чем же суть изменений?

В сторону улучшения - по большому счету ни в чем. Московские власти по-прежнему не хотят регистрировать людей в столице.

 

Вот уже несколько недель в Москве действуют новые правила регистрации приезжих: считается, что теперь они точно такие же, как во всей остальной стране. Однако в столице все осталось на своих местах.
Анастасия Корня. Статья. Теневой рынок услуг - не "Птичка". Время МН, № 44

Вот уже несколько недель в Москве действуют новые правила регистрации приезжих: считается, что теперь они точно такие же, как во всей остальной стране.

Однако в столице все осталось на своих местах: бдительно следящие за наличием регистрационных свидетельств патрули - на улицах, "полтинник" в паспорте - на случай отсутствия таковых и очереди в паспортных столах.

Руководству паспортного управления ГУВД Москвы недавно пришлось специально выступить с разъяснением: регистрации никто не отменял, как об этом поспешили сообщить излишне оптимистично настроенные СМИ. Просто правила регистрации привели в соответствие с федеральным законодательством, которое хоть и оставляет за гражданами право на свободу передвижения и выбора места жительства, однако обязывает их становиться на постоянный учет по месту жительства и временный - по месту пребывания, если таковое затягивается более чем на 3 суток.

Отменена символическая плата в 5 рублей, взимаемая с граждан за оформление регистрации. К тому же в теории весь процесс теперь должен занимать не более 6 дней, потому что должностные лица в дэзах, ответственные за регистрацию, обязаны в трехдневный срок со дня получения заявления передать необходимые документы в паспортную службу, а там также обязаны оборачиваться в трехдневный срок.

Революционным следует считать тот факт, что сняты ограничения для немосквичей при вселении на жилплощадь, приобретенную на правах частной собственности. Однако по-прежнему необходимо согласие наймодателя при предоставлении муниципального жилья.

Приехавшим в Москву на неделю-другую погостить к друзьям или родственникам новые правила не дают ничего. Зато те, кто приехал в столицу всерьез и надолго, теперь сами определяют срок временной регистрации - хоть на пять лет (был бы соответствующий договор о найме жилья). Правда, согласно решению Конституционного суда, граждане определяют этот срок сами еще с 1998 года. Что, впрочем, не отменило действия в столице негласной "установки" для чиновников - больше чем на 6 месяцев регистрацию не давать!

А вот коллега, как раз сейчас проходящий через процесс получения временной регистрации, в паспортном столе Мещанского муниципального округа получил разъяснения совсем другого рода. Пять рублей за оформление платить не нужно, просветили его, а остальное все по-старому. То есть документом, удостоверяющим его права на вселение в квартиру (по идее, таковым можно считать договор найма жилья) отделаться не удалось. К заверенному в префектуре договору потребовалось письменное заявление хозяина (пребывающего, между прочим, в далекой Америке) и копия лицевых счетов в доказательство, что за квартиру уплачено. Кроме того, виза председателя кооператива, в котором находится квартира и который принимает раз в неделю. Так что две недели за все про все - как минимум.

По данным столичной паспортной службы, в прошлом году в Москве постоянную прописку получили 120 тыс. приезжих. Еще 900 тыс. оформили временную регистрацию. В свою очередь, за проживание без регистрации в Москве задержали 1,5 млн человек. И что бы там ни говорили про единое правовое пространство на территории страны, Москва да еще Санкт-Петербург традиционно остаются режимными городами. Просто потому, что за минувшие годы здесь сложился мощный теневой рынок, который зиждется на предоставлении соответствующих услуг. И никому невыгодно его закрывать. Это ведь не "Птичка".

 

Регистрацию не отменяли, но изменили правила ее получения.
Статья. Колокол.Ру, 8 марта 2002 г.

Практика регистрации в Москве остается по-прежнему дискриминационной, ущемляющей конституционное право человека на свободу передвижения. Более того, она становилась все более жесткой. Приезжие, не имея возможности пройти регистрацию становятся легкой добычей теневого, а то и криминального бизнеса. Соответственно, город лишается налогов, а рынок труда - нормальной конкуренции. И, конечно же, за счет нелегалов растет преступность

Начальник паспортного управления ГУВД Москвы назвал "недостоверными, вымышленными и вредными" сообщения об отмене временной регистрации в столице, появившиеся 1 марта в некоторых СМИ, передает "Интерфакс".

Михаил Серов заявил, что в городе Москве - в полном, на его взгляд, соответствии с правом граждан Российской Федерации на свободу передвижения и выбор места жительства - разработаны и действуют правила регистрации приезжих.

Он рассказал, что 5 февраля правительства Москвы и Московской области внесли изменения и дополнения в постановление "Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области" от 30 марта 1999 года.

Эти изменения касаются правил регистрации военнослужащих и их семей. Кроме того, изменен пункт, запрещающий принимать в детские дошкольные учреждения и общеобразовательные школы детей, родители которых не были зарегистрированы в Москве и Подмосковье.

Кроме того, снизилась официальная стоимость регистрации: раньше за регистрацию взимали целых 5 процентов от минимального размера оплаты труда и еще 1 процент за полагающийся зарегистрированным вкладыш в паспорт, а теперь будут брать за все только 1 процент, то есть, 1 рубль.

Прибывающие в столицу иногородние граждане, как и прежде, обязаны зарегистрироваться в 3-дневный срок.

Московские власти имитируют свою верность Конституции

Правительство Москвы приняло "изменения и дополнения" к правилам регистрации граждан в г. Москве. Декларируется, что это сделано во исполнение постановления Конституционного суда РФ.

17 декабря 2000 года Конституционный суд посчитал московские "правила" противоречащими Конституции, а также федеральному закону о свободе передвижений. Однако московские власти больше года делали вид, что это их не касается.

Правда, отдельные граждане получили возможность обжаловать незаконный отказ в регистрации в судах. И московские суды были вынуждены удовлетворять их иски. Но абсолютного большинства граждан, приехавших в столицу, это никак не коснулось. Ведь выдерживать судебный марафон способны лишь единицы...

И вот вдруг правительство Москвы проснулось и обратило свой взор в сторону высшего закона страны. И приняло поправки "во исполнение".

Вполне можно предположить, что разбудил правительство не суд, а Указ президента: 26 марта заканчивается срок (полтора года), положенный в этом Указе на приведение законов субъектов Федерации в соответствие с федеральным законодательством. Так что реагировать на это пришлось. И определенная либерализация процесса регистрации, пока лишь на бумаге, все-таки случилась (о чем чуть ниже).

Характерно, что ответственные чиновники ГУВД и правительства Москвы поспешили заявить, что никаких принципиальных изменений "правила регистрации" не претерпели. Что называется, проговорились...

Здесь самое время вспомнить, что несколько лет назад, также "во исполнение постановления Конституционного суда", московские власти уже делали вроде бы некоторые телодвижения в сторону демократии. Но, как вскоре выяснилось, было это сплошной имитацией. Практика же регистрации оставалась по-прежнему дискриминационной, ущемляющей конституционное право человека на свободу передвижения. Более того, она становилась все более жесткой. С чеченцев, например, стали брать отпечатки пальцев.

Ряды колючей проволоки, которые по воле властей должны были защитить столицу от нашествия "варваров", никак не могли этому воспрепятствовать. Запретительная политика лишь плодила нелегалов. Приезжие, не имея возможности пройти регистрацию (для этого требовалось масса бумаг, в том числе разрешение хозяев жилища, по адресу которых приезжающий проживал, соответствующая площадь квартиры и пр.) становились легкой добычей теневого, а то и криминального бизнеса. Соответственно, город лишался налогов, а рынок труда - нормальной конкуренции. И, конечно же, за счет нелегалов росла преступность.

На этом поле, естественно, расцветала коррупция. Установилась даже твердая такса на регистрацию. Скажем, разрешение проживать в столице полгода при наличии всех документов стоило 2500 рублей. Официально же требовалось платить 5 процентов минимального размера оплаты труда - примерно 5 рублей. Нынче эта плата снижена до рубля. Но не будем обольщаться...

Все эти годы общественные организации Москвы вели ожесточенную борьбу за соблюдение конституционных прав "гостей столицы". Так, в частности, благотворительная организация "Гражданское содействие", занимающаяся беженцами и вынужденными переселенцами, неоднократно судилась с правительством Москвы и мэром Юрием Лужковым. Как рассказала корреспонденту Kolokol.ru! юрист организации Маргарита Петросян, поначалу они написали жалобу в Генеральную прокуратуру. И прокуратура внесла представление в правительство Москвы, требуя отменить дискриминационные пункты "правил регистрации". Однако и мэр и правительство проигнорировали это предписание.

Тогда "Гражданское содействие" подает иск к правительству в Мосгорсуд. Благо к тому времени уже существует закон, позволяющий оспаривать в судах общей юрисдикции законодательные акты субъектов Федерации. В конце концов, после долгой волокиты суд отменяет запрет детям незарегистрированных приезжих посещать школу. Удается добиться также требования регистрировать на жилплощади только лишь близких родственников. Приезжие получают право на медицинскую помощь, на страховку и пр. (Впоследствии все эти достижения войдут поправками и дополнениями в "правила регистрации", принятые совсем недавно).

Однако грешная практика регистрации отнюдь не претерпевает изменений. В паспортных столах, например, ссылаются на инструкцию ГУВД, которая воспринимается сотрудниками милиции выше всех и всяческих законов. А эту инструкцию никто и не подумал изменить.

Внешне нынешние правила выглядят вполне пристойно. И как будто бы вполне соответствуют федеральному законодательству. Но, не случайно чиновники, комментируя их, как бы проговариваются: принципиальных изменений нет.

По-прежнему незыблемым остался разрешительный, а не уведомительный принцип регистрации. Проще говоря, за чиновниками осталось право разрешать или не разрешать регистрацию. А между тем федеральное законодательство требует от граждан только информировать их о месте своего проживания, прилагая письменное согласие на это хозяев жилища.

Естественно, этот редут обороны московские власти тщательно замаскировали. Ну, например, введено понятие "жилищная комиссия", которая рассматривает заявления о регистрации. В эту комиссию входят чиновники управы, уполномоченные по подъезду, участковые уполномоченные... И никого не заботит, что подобная "инстанция" законодательно не предусмотрена.

Не дожидаясь введения в действие нового административного кодекса, который вступит в силу 1-го июля и значительно ущемит права граждан, нынешние комиссии уже пользуются правом нарушать неприкосновенность жилища. И участковый уполномоченный, он же обязательный член комиссии, имеет право в любое время суток войти в вашу квартиру и проверить паспорта у вас и всех ваших гостей. С 1-го же июля, если вы попытаетесь воспрепятствовать этому, вас обвинят в злостном неповиновении, за которое полагается арест.

В "правилах" сказано, что жилищная комиссия занимается вроде бы вселением, а не регистрацией. Но это явное лукавство. "Вселение" дает право претендовать на жилплощадь. И место этому термину не в "правилах регистрации", а в Жилищном кодексе. Составители правил, подобно наперсточникам, подменили понятия. И в итоге закрепили за чиновниками право разрешать регистрацию или под каким-либо предлогом отказывать в ней. И уж во всяком случае, тянуть с ней, вымогая мзду.

Не отменена до сих пор и зловредная милицейская "инструкция".

Словом, чиновники Москвы продолжают держать круговую оборону, имитируя при этом свою приверженность Конституции. А тем временем число нелегалов в Москве все увеличивается.

 

Вымогательство в аэропорту "Домодедово"
Граждане Таджикистана, приезжающие на заработки в Москву, подвергаются на пути домой беспрецедентному вымогательству со стороны различных структур, обслуживающих в аэропорту "Домодедово" пассажирский рейс Москва-Душанбе.

Общественные организации российской таджикской диаспоры "Нур", "Ватан", "Инсон", Фонд "Таджикистан" в ноябре-декабре 2001 года провели специальные рейды и установили наличие практически узаконенной системы поборов с пассажиров каждого рейса, вылетающего в Таджикистан.

Представитель Фонда "Таджикистан" Г.Джураева посетила аэропорт вместе со съемочной группой передачи ОРТ "Человек и закон". Съемочной группе удалось зафиксировать пять уровней контроля, на которых происходит злоупотребление служебным положением и нарушение законов Российской Федерации со стороны должностных лиц: 1) у входных дверей здания аэропорта (милиция); 2) у левого угла стойки регистрации рейса Москва-Душанбе (криминальная милиция); 3) в зале ожидания (проверка московской регистрации милицией через компьютер); 4) в дежурной части ОСД аэропорта; 5) в комнате досмотра таможенного контроля. Отснятый материал был показан по первому каналу в передаче "Человек и закон".

При входе в зал регистрации сотрудники милиции останавливают пассажиров, проверяют их паспорта и, кроме московской регистрации, требуют миграционные листы и разрешение на трудовую деятельность. Запугивая пассажиров задержкой и отправкой в отделение для проверки их личности и статуса, сотрудники милиции предлагают заплатить штраф в размере до 2000 рублей. При отсутствии таких денег их устраивает сумма 500-600 рублей. Подобные штрафы, как правило, не оформляются соответствующими документами. Пассажир Ф.Халоватшо в день проведения рейда был оштрафован на 500 руб. при наличии у него московской регистрации.

При прохождении таможенного контроля пассажир приглашается в кабинет индивидуального досмотра, где с него требуют от 500 до 6000 рублей, в зависимости от размера вывозимой суммы. Так, у пассажира А.Шукурова была изъята 1 тысяча рублей.

Представители правозащитной организации "Инсон", проводившие рейд 27 декабря 2001 г. свидетельствуют об изъятии денег у опрошенных ими пассажиров. Среди них: Х.Субхонкулов - в дежурной части ОСД аэропорта "Домодедово" у него было изъято 1500 руб.; С.Нуров был трижды оштрафован по 300 руб. дежурной частью ОСД, 100 руб. ему стоила проверка по компьютеру в зале ожидания и 1000 руб. - таможенный досмотр; Т. Буриев - 500 руб. за таможенный досмотр; И.Ибратов - 250 руб. у входа в здание аэропорта; М.Укматов - 250 руб. у входа в здание аэропорта; М.Назаров - 200 руб. у входа в здание аэропорта.

Координационный совет общественных организаций российской таджикской диаспоры обратился к Министру внутренних дел РФ Б.В.Грызлову с просьбой обратить внимание на вопиющее нарушение прав граждан Таджикистана и законов Российской Федерации в московском аэропорту "Домодедово".

 

В Москве стараются быть чеченцами или ингушами незаметно.
Галина Ковальская. Статья. Чужбина под столичным соусом. Еженедельный журнал, № 9.

Так и не разрешили нам сфотографировать зикр. Мялись-мялись - не хотели нам отказывать. Но отказали, несмотря на все наши уговоры. Зикр - это такое ритуальное действо, принятое в суфийском исламе, когда мужчины, двигаясь друг за другом по кругу, нараспев повторяют имена Аллаха. Вообще-то бывает и другой зикр, с другими движениями и не коллективный, а индивидуальный, но среди вайнахов - чеченцев и ингушей - наиболее распространен именно этот своеобразный танец. Одно время российские телезрители могли видеть зикр в телерепортажах - им завершались митинги в Грозном в поддержку Дудаева и ичкерийской независимости. "Вы же считаете, что зикр - это что-то экстремистское, - твердили нам вайнахи, собравшиеся в "исторической" московской мечети (той, что в Замоскворечье), чтобы исполнить ритуал. - Напечатаете, люди скажут: "Как такое можно допустить в центре Москвы?" Нет уж, вы лучше нас не снимайте. А то нам запретят". Все они убеждены, что зикр - важная часть общения с Всевышним, что он помогает им сохранять идентичность, оставаться вайнахами, то есть что зикр - благо. Но так же твердо они уверены, москвичам лучше бы не знать, чем они тут занимаются. Они успели прочувствовать: все "ихнее", специфическое, прочих москвичей раздражает и возмущает. Многие с этим успели смириться и стараются быть чеченцами или ингушами незаметно.

Халяльное мясо
А сколько в свое время сил положили, чтобы им разрешили этот самый "зикр в центре Москвы". Мечеть-то не вайнахская. Вернее, молиться сюда последние годы ходят в основном чеченцы и ингуши, но все имамы - татары. "Это несправедливо, - заметил Юнус, молодой человек, пару лет назад приехавший в Москву из Ингушетии. - Но кто позволит в Москве, чтобы имам был из вайнахов. Мы уж знаем: Москва - для татар". (Слышали бы его скинхеды!) У татар суфийские ритуалы не приняты, и Магомед, один из основателей здешнего джамаата (религиозной общины), долго уговаривал местного имама, чтобы чеченцам и ингушам позволили соблюдать их обычаи. "Имам говорил, мол, здание мечети старое, стены могут треснуть, если здесь делать зикр", - вспоминают старожилы. Но Магомед с его искренней набожностью, готовностью изо всех сил помогать мечети и умением располагать к себе людей сумел добиться разрешения.

Магомед с женой Надей и тремя детьми перебрались в Москву в самом конце 92-го года, после той страшной, уже позабывшейся в России трехдневной войны между осетинами и ингушами за Пригородный район. Российская армия вмешалась тогда в конфликт на стороне осетин, и всех ингушей из Владикавказа и сел Пригородного района, в том числе семью Магомеда, жившую в большом поселке Октябрьский, попросту вышвырнули из родных домов. Немножко помыкались у родственников в Ингушетии, но - тесно и никаких перспектив с работой или жильем. Решили попытать счастья в Москве. Первые годы жизни в столице вспоминают с ужасом. Статуса вынужденных переселенцев, пособий (на что отчасти рассчитывали) им не дали. Ни жилья, ни прописки, ни средств к существованию. Ютились у знакомых, денег не хватало даже на то, чтобы снять самую маленькую комнатушку в коммуналке. А детей тем временем стало уже не трое, а шестеро. "Но мы все время молились, - говорит Надя, - и Аллах нам помогал". Надины друзья, точнее, семья дочери друга Надиного отца ("Наши папы вместе воевали в Афганистане"), русская, пустила их семью жить в свою пустующую квартиру. Надя в разговоре с нами все повторяла, что вот могли бы люди сдавать квартиру "не меньше чем за 350 долларов", а отдали им практически даром: "Мы им платим 2000 рублей, да и то они брать не хотят. Но мы бы больше платили, если б могли". Хорошо, теперь они хоть сколько-то могут платить. Первое время вообще жили на подачки. Состоятельные вайнахи - соплеменники ли, чеченцы ("Нам даже больше чеченцы помогли") просто давали им деньги, безвозмездно: "У нас обычай: когда приходят в гости, детям дают деньги. Кто побогаче приносил по пятьдесят долларов, по сто. Мы на эти деньги как-то кормились. Хотя, бывало, просто нечего кушать". Она тогда уговаривала Магомеда вернуться. А куда было ехать: разговоры о возвращении беженцев в Пригородный район остаются в основном разговорами, а в Ингушетии они бы неизбежно оказались на содержании у Надиных родителей.

"Как-то раз муж приходит из мечети и говорит: "Может, мне мясом заняться?" - рассказывает Надя. Это было счастливое озарение. Теперь-то в Москве с десяток магазинов, где можно купить дозволенные мусульманам продукты, а тогда мучились. В частности, в начале 90-х были проблемы с "халяльным" мясом: мусульмане (как и верующие евреи) должны употреблять в пищу только мясо особым образом забитых животных. (Арабское "халяль" означает то же, что у евреев "кошер".) Вот Магомед и задумал прямо здесь, около мечети, продавать мусульманам "халяль". Конечно, пришлось побегать за всевозможными разрешениями, но тут руководство мечети всячески помогало. Первые годы торговали под открытым небом, зато сейчас у них симпатичная, хоть и малюсенькая, лавчонка, где, кроме самих хозяев, работают еще Магомедов младший брат и Надина сестра. Доходы от лавочки особо роскошествовать не позволяют, но, хвала Всевышнему, дети одеты-обуты-накормлены, да и родственники, приехавшие в Москву, не мыкаются, как они десять лет назад, а вот зарабатывают в их магазинчике.

Врастание
В отличие от татар все местные вайнахи - москвичи в первом поколении. В 57-м, когда чеченцев, ингушей и прочих депортированных выпустили из казахстанской ссылки, они поехали не в первопрестольную, а на родину. Москву вайнахи начали осваивать в брежневские времена, но в 70-х - начале 80-х их было еще очень немного, в основном интеллектуалы. Кинорежиссер-ингуш Сулумбек Мамилов, профессор в Плехановском Руслан Хасбулатов... Математики, физики, врачи, чиновники - кто-то приехал учиться, женился, нашел работу, кого-то пригласили как ценного специалиста. Потом, в 90-е, эти "москвичи первого призыва" принимали и обустраивали своих земляков. Больше всего вайнахов приехало именно в 90-е: бежали от осетино-ингушской, от первой и второй чеченских войн, от Дудаева, от мести боевиков, от российских бомб и "зачисток", от нищеты и безнадежности. В Москву тянутся те, кто пытается как-то переломить судьбу.

Рашид приехал в Москву в 95-м поступать в институт. Москву он считал столицей "вражеского государства", хотя приверженцем Дудаева или, позже, Масхадова никогда не был. Просто успел насмотреться, как Россия в Чечне воюет. Приехал потому, что, во-первых, хотел учиться, во-вторых, считал, что на войне нормальному человеку делать нечего. В Губкинском встретил Таню. Рашид был единственным на курсе чеченцем, и однокурсники его сторонились: в середине 90-х антикавказские и особенно античеченские настроения уже проникли в студенческую среду, хотя до нынешнего уровня еще не доросли. На семинарах место рядом с Рашидом обычно пустовало. Таня как-то опоздала на занятия, вбежала - ну и плюхнулась на ближайшее свободное место. У Тани золотые волосы и сияющая улыбка. Так и познакомились. "Она в нас с матерью пошла, ей плевать, кто какой национальности", - с гордостью говорит Танин отец. Очень они с женой довольны зятем: и руки золотые, и скромный, и вежливый. "Он за Танечкой так красиво ухаживал", "Знаете, у них принято - когда кто-то из старших входит, он сразу встает. Мы только диву давались: откуда в наше время такие юноши?" У Рашида все документы "чистые": прописка в Москве, паспорт нового образца, российский - без графы "национальность". И даже место рождения Казахстан. Когда Рашид по объявлению пришел устраиваться на работу, работодатель небрежно спросил: "С юга небось?" - "Наоборот, с востока, из Татарстана", - ответил Рашид. Он рассказывает об этом с горечью и тотчас добавляет: "Теперь я уже не скрываю на работе, что я - чеченец. Теперь меня там знают и уважают и уже не хотели бы со мной расстаться". Москву Рашид так и не полюбил - говорит, никак не привыкнет, что старшим не уступают место в транспорте, что молодой человек может толкнуть старушку и никто не сделает замечания. Все вайнахи ставят это москвичам в вину. И еще им очень трудно понять, почему здесь так спокойно относятся к войне. "Там каждый день гибнут ни в чем не повинные люди. А здесь начнешь об этом говорить - отмахиваются, а то и скажут: "Сами виноваты, так вам и надо!" Но Рашид все равно гордится, что перетащил в Москву сестру с племянником. "Мальчик вообще не знал ни слова по-русски - у нас же там потерянное поколение растет. А здесь стал ходить в садик, сейчас хорошо по-русски разговаривает, будет учиться в школе, будет жить нормально". Сестре помогла устроиться на работу Танина мама - работа не бог весть какая, в соседнем РЭУ, зарплаты на жизнь не хватает. Зато с этой работы легче будет устроиться на другую: приезжие это знают.

Виды на жилье Решение триединой задачи - регистрация-жилье-работа - всем неомосквичам дается непросто. Но у вайнахов, особенно у чеченцев, дополнительные сложности: квартиры им сдают очень неохотно, за регистрацию вымогают деньги, на работу стараются не брать. Но в Москву перебираются в основном люди сильные и цепкие, твердо знающие, что отступать им некуда: там дома - ад. Значит, предстоит вживаться в Москву, обходя и преодолевая все препоны. Жабраил Гакаев, профессор, доктор исторических наук, уехал в Москву в 94-м, после того как на родине, в Грозном, его несколько часов продержали в подвале дудаевского ДГБ (службы безопасности, о которой ходили самые жуткие слухи). Жабраил был одним из видных политиков антидудаевского толка, имя его то и дело упоминалось в российской прессе. Кроме того, у него была масса связей в московской академической среде: он здесь в докторантуре учился, часто приезжал по делам. Регистрацию Жабраил сумел получить только в 1998-м. А до тех пор и дети в школу ходили "незаконно" ("Директор пошел навстречу"), и полисов медицинских не могли получить И, главное, не было постоянной работы. Знакомые в НИИ только руками разводили: да, знаем и очень рады были бы тебя взять, но без прописки - сам понимаешь. Жабраил говорит, что сейчас в Москве несколько десятков грозненских профессоров так и мыкаются: нет денег на жилье, негде зарегистрироваться, нет постоянной работы. Но в Москве они могут рассчитывать хоть на какие-то заработки, хоть по договорам, а в другом месте просто вымрут.

Если регистрация - способ учета, то в этом качестве она себя не оправдывает. Ничтожное меньшинство вайнахов живут там, где зарегистрированы. Зарема, врач-гинеколог, снимает крохотную однокомнатную квартирку в "хрущобе", где обитают, кроме нее, младшие брат с сестрой и старенькая больная мама. Регистрироваться там нельзя: хозяйка квартиры, знакомая Зареминой пациентки, не хочет. Поначалу, когда договаривались о квартире, она не знала, что сдает чеченцам, а потом уже было неудобно отказать. Все члены семьи зарегистрированы у разных дальних родственников: не нашлось никого, чья жилплощадь позволяла бы зарегистрировать больше одного человека. Маме регистрацию делать не стали - пожилых женщин на улице милиционеры редко останавливают, а на работу ей не устраиваться.

Регистрируют самое большее на полгода, а потом надо продлевать. Заремин брат как-то захворал и не продлил регистрацию: ему от дома до места регистрации ехать на другой конец Москвы. В первый же день как вышел на улицу, пристали милиционеры - пришлось откупаться. "Они мало что взятки берут, еще и его обвиняют: "Ты закон нарушаешь!" - возмущается Зарема. - Но ведь вся система регистрации - нарушение закона, Конституции!" Взятки наносят семейному бюджету чувствительный урон: из четверых работают всего двое (брата пока никуда на работу не взяли), половина денег уходит на квартиру.

Зина, тоже врач, первые два месяца кантовалась у подруги в ее однокомнатной, вместе с ее мужем и братом мужа. "Меня клали на кровать, сами на полу спали", - благодарно вспоминает она. О том, чтобы зарегистрировать ее на этой жилплощади, не могло быть и речи: все гигиенические нормы оказались бы нарушены. Зарегистрировалась у каких-то знакомых. Зинин жилищный вопрос решился по сказочному везению: в метро случайно встретила бывшую однокурсницу по владикавказскому мединституту. "Залинка узнала, как я тут ючусь, и прямо в метро достала ключи и сказала: "У меня своя комната в коммуналке. Приходи и живи, пока не надоест". Так с тех пор и живут вдвоем. Залина - осетинка, христианка, в комнате у нее икона висит. А Зина как верующая мусульманка ездит за "халяльным" мясом к "исторической" мечети. Никто никому не мешает. Но зарегистрировать Зину у Залины опять же нельзя: необходимо согласие всех соседей по коммунальной квартире.

Надя, хозяйка "халяльной" лавочки, вообще первые годы жила без регистрации, а ее муж Магомед упросил одну русскую женщину зарегистрировать его на своей жилплощади. Без регистрации живут многие. Потопчешься у мечети, поспрашиваешь - встретишь немало молодых людей, которые и не пытались регистрироваться в Москве. Заур, например, уже три года безвылазно в Москве без всякой регистрации. Вид у него не "кавказский" - скорее он похож на вольного художника с Арбата. ("Кудри вот пришлось отрастить - так меньше милиция цепляется. Ну, если остановят - пятьдесят рублей, и дальше пошел".) Не берут на работу? Он существует временными заработками - как он выразился, "помогает в бизнесе" своим богатым соплеменникам. Всегда ли эти услуги законны? Вряд ли. Юношей, живущих в Москве без регистрации и не имеющих соответственно даже шанса на легальный заработок, легче втянуть во всевозможные сомнительные структуры и просто в банды. А ведь это ребята, сознательно уехавшие от войны, то есть не пожелавшие быть боевиками.

Впрочем, у имеющих регистрацию проблем с трудоустройством тоже хватает. Вакансии в женских консультациях есть, но та же Зарема сумела найти работу лишь благодаря редкой удаче: заведующий консультацией (русский) оказался выходцем из Грозного и сочувствует чеченцам. А вот Ася, хирург (тоже дефицитная специальность), смогла устроиться только через общественную организацию "Гражданское содействие": связались с горздравом, горздрав "пошел навстречу" и "распорядился". "Коллеги, - рассказывает Ася, - поначалу косились: мол, не просто так ее, чеченку, к нам "спустили" - небось какие-то связи мафиозные". Потом все-таки рассмотрели: врач хороший, человек симпатичный, и забыли о своих подозрениях.

Виды на будущее Зарема, Ася - те, кто сбежал от второй войны и кто в Москве недавно, - считают, что они здесь не задержатся. "Тяжело здесь, когда у тебя нет ничего, - говорит Зарема. - На жилье не заработаешь, хоть как работай, а без этого все непрочно: вотвот хозяйка квартиры вернется, и снова начинай искать, где жить. И потом все время ждешь: не дай бог, что-то еще случится, какой-нибудь взрыв новый. Нас отсюда просто вышвырнут, хорошо, если не убьют". "Кончится война, - мечтает Ася, - я вернусь, буду опять у нас в Грозном работать". Впрочем, вряд ли она всерьез верит, что война кончится. Вайнахи, прожившие здесь лет пять и больше, потихоньку привыкают к мысли, что Москва - это теперь их судьба, и начинают находить в этом свои преимущества. Вон Надя все рвалась-рвалась домой, а теперь прижилась: детишки кто в садике, кто в школе. Надя, сама бывшая школьная учительница, только улыбается, когда я спрашиваю об их школьных успехах: "Мы четверок не признаем. У нас дома только пятерки принимают". Младшие, детсадовцы, поразили меня тем, что обращались к маме на чистом русском. "Они что, с вами не по-ингушски разговаривают?" - "Когда мы одни, конечно, по-ингушски. А при гостях надо говорить так, чтобы всем понятно было". Старшая дочка, красавица, уже невеста, и Надя не хочет даже в гости везти ее в Ингушетию: "Еще сосватают да украдут. У нее вон здесь женихов из наших видимо-невидимо. Пусть уж здесь замуж выходит. А то у нас ведь как принято: жену сразу к корове, к хозяйству, а она у меня непривычная - считай, в Москве выросла".

Это для юной и прелестной Надиной дочки найти в Москве жениха "из своих" не проблема. Тридцатилетним Зареме или Зине сложней. Мужчина-вайнах женится на ком хочет - вон Рашиду как повезло с Таней. А женщинам вайнахским можно выходить замуж только за вайнаха, пойти против этого обычая - значит навлечь позор не на себя одну, а на всю свою семью. Ни одна порядочная женщина, каких бы свободных взглядов она ни придерживалась, так не поступит. Велики ли шансы встретить в Москве ингуша или чеченца, чтобы был свободный, подходящего возраста, да еще устраивал по всем остальным параметрам умную самостоятельную женщину? Но и смириться с перспективой одиночества нелегко. Еще и поэтому вновь и вновь они возвращаются мыслями домой.

Трое из Надиных детишек родились уже в Москве. Таня носит Рашидова ребенка. Появляется первое поколение вайнахов - коренных москвичей. Должно в Москве что-то измениться, чтобы они не чувствовали себя жителями "столицы вражеского государства".

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

В прошедшие выходные в Москве бритоголовые учинили уличные беспорядки
Наталья Шугаева. Статья. В Москве задержаны скинхеды. Дни.Ру, 11 марта 2002 г.
Около двадцати членов ультрарадикальной группировки скинхедов были задержаны в Москве за организацию драк и уличных беспорядков.

Об этом, как передает "Интерфакс", сообщили в ГУВД столицы.

Скопление скинхедов численностью до 100 человек было замечено около 19:00 в районе улицы Антонова-Овсеенко.

Бритоголовые направлялись в сторону платформу "Тестовская". На место происшествия немедленно были вызваны усиленные наряды милиции.

Однако в районе платформы "Тестовская" скинхедов обнаружить не удалось.

Позже, по оперативной информации, усиленные наряды обнаружили группу скинхедов в районе гостиницы "Украина".

Около 20 человек были задержаны и пешим порядком этапированы в отдел внутренних дел "Пресненский".

 

"Скины" опять терроризируют "инородцев".
Алексей Тужиков. Статья. Утро.Ру, 11 марта 2002 г.

Московские скинхеды продолжают терроризировать "инородцев". В субботу вечером жертвами бритоголовых молодчиков стала супружеская пара из Шри-Ланки - 25-летний Тхануджа Лиянавадуги, студент 4-го курса Московского государственного технического университета гражданской авиации, и его жена Шрияне Алегоди, студентка 4-го курса Института им. Сеченова.

Около восьми часов вечера на станции метро "Аэропорт" двое неизвестных преступников набросились на иностранцев. Не обращая внимания на окружающих, молодчики жестоко избили студентов, после чего благополучно скрылись. По словам пострадавших, это были мужчины в возрасте 20-25 лет, плотного телосложения, одетые в черные тяжелые ботинки, а также темные куртки с оранжевой подкладкой. Оба нападавших были коротко стрижены. В настоящий момент сотрудники милиции ведут розыск преступников, причем предполагают, что скорее всего в метро опять "порезвились" скинхеды. Это уже как минимум четвертое за последнюю неделю преступление, совершенное в столице на почве межнациональной вражды.

В ночь на 6 марта неизвестный мужчина ранил из пистолета двоих жителей Азербайджана. Около двух часов ночи к двум азербайджанцам, возвращавшимся домой по Ореховому бульвару, подбежал бритоголовый молодой человек, одетый в камуфляжные брюки и высокие армейские ботинки, в руках он держал самодельный пистолет. Поравнявшись с мужчинами, он без всякой видимой причины несколько раз выстрелил в прохожих-"инородцев", после чего спокойно покинул место происшествия. Оба пострадавших были госпитализированы.

За день до этого в вагоне метро на станции "Новокузнецкая" около тридцати "скинов" избили гражданина Сенегала, работающего барменом в баре "Гиппопотам" в районе метро "Текстильщики". На сей раз всем молодчикам скрыться не удалось, двое из нападавших были задержаны сотрудниками правоохранительных органов. Несколькими часами позже на станции метро "Белорусская" группа из десяти бритоголовых избила и нанесла ножевые ранения двум выходцам из Азербайджана.

Несмотря на то, что преступники, избившие гражданина Сенегала, задержаны, в столичной милиции сильно сомневаются, что их удастся призвать к ответу. Практика последних лет показывает, что в подобных случаях всю вину на себя берет самый молодой из задержанных (обычно скинхеды специально для таких целей принимают в компанию "малолетку", к которым Уголовный кодекс относится весьма снисходительно). Символично, что накануне Мосгорсуд отправил на доследование уголовное дело о погроме на рынке в московском районе Ясенево, где в апреле прошлого года от рук скинхедов погибли два человека. В акции устрашения тогда принимали участие от 100 до 200 представителей бритоголовых, которые разгромили около трех десятков торговых павильонов, принадлежащих выходцам с Кавказа.

Суд мотивировал свое решение нарушениями прав обвиняемых на защиту: судьи согласились с доводами адвокатов, что расследование велось не полно, не объективно и не всесторонне. По делу о погроме проходят семь человек: Андрей Семилетников, Евгений Сержантов, Андрей Почукаев, Елена Липилина, Александр Кузьмин и Валерий Русаков. Кстати, Русаков проходит также обвиняемым по делу о погроме на другом московском рынке - в Царицыно. Тогда, 30 октября прошлого года, в результате действий бритоголовых тоже погибли двое, а 23 человека получили ранения. Ввиду того, что Русаков является участником обоих погромов, суд порекомендовал объединить эти два дела в одном производстве.

P.S. С мая 2000 года в Москве от рук скинхедов пострадали граждане 23 стран. В 112 случаях иностранцы получили увечья и были госпитализированы. Среди них есть дипломаты и члены их семей. 4 африканца погибли. В официальных нотах, направленных в российский МИД, названы имена пострадавших из Кении, Ганы, Чада, Бенина, ЮАР, Мали, Анголы, Судана, Ливии, Индии, Шри-Ланки, Индонезии... Понятно, что жители "ближнего" зарубежья в эти статистические данные не попали, иначе список погибших и изувеченных был бы гораздо длиннее. Что ж, террор продолжается. И останавливать его, судя по всему, никто не собирается...

 

Группа бритоголовых жестоко избила двух граждан Шри-Ланки.
Юрий Тищенко. Статья. Бритоголовые вошли в метро. Время новостей, № 41

Еще один инцидент с участием скинхедов отмечен в Москве в прошедшие выходные. Около 9 вечера 9 марта прямо на станции метро "Аэропорт" группа бритоголовых жестоко избила двух граждан Шри-Ланки, 25-летних студента Московского государственного технического университета гражданской авиации Ланка Тхануджа Лиянавадуги и его жену, учащуюся Института им. Сеченова Шрияне Алегоди. По словам иностранцев, группа крепких молодых людей 20--25 лет, одетых в традиционную скинхедовскую униформу -- черные куртки и тяжелые кованые ботинки, набросилась на них без всяких причин. Избив студентов ногами, преступники быстро ретировались, и пока пострадавшие добрались до травмпункта, а потом до милиции, следы нападавших уже затерялись. По информации представителей столичного ГУВД, с начала года это уже восьмая подобная выходка бритоголовых.

 

Нападения скинхедов на подростков. Дела о нападениях практически не расследуются.
Дарина Тарбинская. Статья. Неформалы в тяжелых ботинках. Московская правда, № 10, 11 марта 2002 г.

14 февраля 2002 года. Именно на этот день в школе №853 Зеленоградского АО проходили концерт и дискотека для старшеклассников в честь Дня Святого Валентина. Омрачился задуманный праздник тем, что вечером к парадному подъезду школы как стихийное бедствие пожаловали более тридцати пяти местных подростков из числа скинхедов. Были они все как братья-близнецы: бритоголовые, в белых спортивных штанах, спортивных куртках, даже в одинаковых бейсболках, а на шее у многих красовались сине-красные шарфы ЦСКА. Вид у малолеток был угрожающим. Но и на время дискотеки, и к моменту ее окончания ни один педагог, ни один классный руководитель, даже завуч - никто не задумался о безопасности школьников, не вызвал наряд милиции... А беспокоиться было за что. Одному из старшеклассников совершенно без причины один из непрошеных гостей нанес несколько ударов по лицу. Потерпевший отказался вызывать "скорую помощь" из страха быть побитым дважды. Однако и педагогический коллектив школы решил ни во что не вмешиваться...

Новое молодежное "движение"
Аналогичных случаев, когда после нападения скинхедов на подростков Зеленограда пострадавшие не заявляют об этом в милицию, к сожалению, достаточно много. Примеры еще будут, но сначала о том, кто такие скинхеды.

Слово "скинхеды" в переводе с английского языка - "бритоголовые". Их главные атрибуты: бритая голова, кожаная куртка, бриджи, обувь (преимущественно ботинки фирм Grinders, Camelot). Именно такие ботинки для "скинов" и являются орудием разбоя, избиения.

Основная проблема возникновения подобных организаций - это социальное неравенство, а также ощущение ущербности и ущемленности. На вопрос: "Почему вы это делаете?", адресованный одному из "скинов", корреспондент услышала: "Они всегда богаче нас, а значит - враги!".

В ряды скинхедов становятся 12 - 13-летние мальчишки, чье мировоззрение еще не сформировалось. И лидеры "бритоголовых" навязывают несмышленым подросткам свою модель мира. А параллельно просто используют их в своих целях.

Скинхедам удается запугать людей. И такая участь постигла жителей Зеленограда. Однако многие жители округа, включая педагогов школ, не имеют представления о новом движении. В курсе лишь правоохранительные органы и администрация.

Из оперативной сводки № 348 о преступлениях и происшествиях на территории Зеленоградского ОУВД за декабрь 2001 года.

14 декабря на ученика школы № 617 9 "А" класса у корпуса 103 в 19 часов 30 минут было совершено нападение шестью неизвестными лицами. Насильственным путем, угрожая нецензурными словами, они отобрали рюкзак с личными вещами и видеокассетой. Ущерб был оценен в 250 рублей. На место происшествия выехали сотрудники милиции с кинологом. Началось расследование по статье УК 161 части 1.

По статистическим данным Зеленоградского АО за 2001 год, в отделе Уголовного розыска официально было зарегистрировано 39 скинхедов. В подразделении по делам несовершеннолетних на профилактике 14 человек. Самое страшное, существует огромный процент неучтенных и не поставленных на профилактику несовершеннолетних "бритоголовых". Между ними постоянно осуществляется связь, которая способствует разрастанию неформальных группировок.

С одной стороны, во многом виноваты жители Зеленограда, которые делают вид, что ничего не замечают и не понимают. Это ошибочная утопическая философия. С другой стороны, есть вина и правоохранительных органов, которые, ссылаясь на профессиональную этику, целый округ держат в неведении. Не доходит информация о выявлении скинхедовских группировок, а это провоцирует еще одну проблему.

"Оборотни" или лжескинхеды
Приведенные факты из милицейских сводок в большинстве своем - новость как для жителей Зеленограда, так и для других округов Москвы. По не вполне понятным причинам преступления подобного рода замалчиваются, а возбужденным уголовным делам не дают хода. Одна из причин в том, что принадлежность хулиганов к группировке якобы не всегда очевидна.

Шайки "оборотней", а проще говоря, хулиганов и бандитов, которым в данный момент удобно выдавать себя за скинхедов, в дневное время являются обычными "милыми" подростками, которые ходят в школу, учатся в ПТУ. Но с наступлением темноты они перерождаются и выходят на улицу высматривать свою жертву.

Из оперативной сводки. 17 декабря 2001 года аналогичные случаи произошли с двумя молодыми людьми, возраст которых от 20 до 30 лет. Оба они были избиты ногами по голове и ограблены. Первый молодой человек вызвал "скорую" только на следующий день в 7 утра и был госпитализирован в 3-ю городскую зеленоградскую больницу. Второй молодой человек "продержался" намного дольше, позвонил в "03" на пятый день и также поступил в травматологию 3-й горбольницы. Однако когда к потерпевшим приехали из правоохранительных органов, то оба молодых человека отказались давать показания и писать заявления о возбуждении уголовного дела...

Что же так пугает пострадавших парней?

Об этом можно только догадываться. Прежде всего это страх и еще неверие, что что-то будет сделано. Примером того, как развивались события после одного из нападений - вернее, как они не развивались, - может служить хроника одного дня прошлого года. И, соответственно, отсутствие результатов в феврале нынешнего.

Из оперативной сводки №350. 15 декабря на площади Юности к двум учащимся 9-го класса 853-й школы у палатки, где ребята хотели купить газированной воды, в 17.00 подошли трое неизвестных. Одеты они были в черные вязаные шапочки, до глаз замотаны красными шарфами, видимо, чтобы впоследствии никто из пострадавших не мог их опознать.

На ногах - огромные ботинки на толстой подошве. Сначала незнакомцы попросили 3 рубля. В деньгах им было отказано. Тогда один из трех неизвестных вынул пистолет и сказал: "Пошли, разберемся или убью". Угроза была слишком серьезной, чтобы сопротивляться, и все отправились мимо кинотеатра "Электрон" в ближайшую лесную зону. По дороге к троице присоединились их "собратья". В итоге на двоих незащищенных юнцов напали шесть человек в возрасте от 13 до 19 лет с криком: "Ну что, ребята, по нашим скинхедовским традициям...". У девятиклассников были отобраны два CD-плейера фирмы "Сони", 200 рублей. Ограбленных детей избили ногами по голове.

В итоге оба девятиклассника были госпитализированы в детскую больницу № 1 (Морозовскую). У одного пострадавшего оказался сломан нос, контузия правого глаза, сотрясение мозга, многочисленные ссадины и гематомы головы. У другого диагноз почти тот же. Возбуждено уголовное дело по статье УК 162, ч. 2, групповой грабеж с применением насилия.

Как выяснилось позже, на этом дело не закончилось. В тот же день на лодочной станции вновь трагедия. В районе озера Ангстрем примерно в 20 часов пятеро неизвестных из хулиганских побуждений нанесли двум 14-летним подросткам множественные раны в теменной области, за которыми последовало сотрясение мозга, вследствие чего один мальчик был госпитализирован в нейрохирургическое отделение 7-й тушинской больницы г. Москвы, а второй пострадавший помещен в Первую городскую больницу. Возбуждено уголовное дело по статье УК 213, ч. 32.

В 23.50 того же дня в ОВД "Крюково" поступил срочный вызов. У поликлиники № 54 (корп. 1513) в 23.20 совершено нападение на учащегося 9-го класса школы № 1151. Нанесена отверткой колото-резаная рана левого плеча. Открыто похитив 200 рублей, шестеро напавших на подростка незнакомцев сбежали. Заведено уголовное дело по статье 162, часть 2.

Как удалось выяснить корреспонденту "Округа", на местах вышеуказанных преступлений осмотр территории милицией не производился. А ведь на площади Юности, на лодочной станции и возле поликлиники могли остаться немаловажные для следствия улики...

Можно подумать, что милиция не находит ничего особенного в том, что кого-то избили ногами по голове... Однако у врачей "скорой" иное мнение об этом...

Корреспонденту "Округа" удалось побеседовать с группой врачей "скорой помощи", которая выезжала к одному из избитых мальчиков на лодочной станции.

- Когда мы приехали, то ужаснулись. На лицо мальчика невозможно было смотреть, оно напоминало окровавленный кусок мяса. А потерпевший без конца повторял только три слова: "Меня били бутсами, меня били бутсами"

Расследуя этот случай, корреспонденту удалось узнать, что в одном из случаев вызванный домой наряд милиции отказался составлять протокол, поскольку происшествие случилось не в подчиненном им районе. Засвидетельствовать же полученные травмы в другом случае пострадавшего вызвали через... два месяца, когда все зажило.

В середине февраля 2002 года гражданка Мурашева А. Ю., на сына которой было совершено нападение у палатки, была вынуждена подать жалобу генеральному прокурору г. Москвы. Причина одна - в течение 2 месяцев Мурашева, как заявительница, не была извещена ни о ходе следствия, ни о результатах проверки города на предмет обнаружения подозреваемых. Ребенка после госпитализации не вызывали для беседы и дачи показаний, хотя заявление на возбуждение уголовного дела было зафиксировано 16 декабря 2001 года по 613 статье, по двум пунктам - "разбой" и "грабеж".

Запрет на знание
Сотрудниками разных подразделений зеленоградской милиции с 4 по 7 января 2002

года были задержаны четыре несовершеннолетних подростка, подходящих под описание потерпевших. Но кто они, скинхеды или лжескинхеды, неясно. В данный момент личности молодых неформалов установлены, но наложен запрет на всю информацию, связанную с делом.

Неужели "город может спать спокойно?" Всегда считалось, что предупредить лучше, чем лечить! Надо наконец объяснить жителям Зеленограда, кто они, эти нелюди. Может, члены группировки скинхедов, а может, амнистированные Государственной Думой бывшие заключенные. Бывшие зеки легко становятся членами как скинхедовских организаций, так и различных неформальных и радикальных группировок. А их действия налицо. Пора снять эмбарго с "горькой правды".

Скинхедовское движение, а именно нацистская пропаганда, опаснее не менее СПИДа. Страдают и те, кто попал под влияние, и те, кому уже угрожала физическая расправа.

Американцы сняли фильм о скинхедах, ставший знаменитым. Он называется "Американская история Икс". И его главный герой Дэнни, поплатившийся братом и свободой за связь со скинхедовской группировкой, говорит: "Ненависть - тяжелый багаж, а жизнь слишком коротка, чтобы все время ненавидеть. Дело того не стоит".

А чего стоит наша безопасность?

 

Андрей Викторов. Статья. Бритоголовые пришли! Независимая газета, № 46

Об опасности новых русских нацистов уже предупреждают в метро.
Вчера автор этих строк обратил внимание на наклеенную на окно вагона метрополитена на Замоскворецкой линии рекламу жевательной резинки, исписанную мелким неряшливым почерком. Неизвестный автор послания предупреждал: "С 6 марта по 28 апреля в Москве опасно. Бритоголовые пришли".

Пассажиры метро правильно отреагируют на это предупреждение, остерегаясь выходить на улицу в темноте и оказываться на пути бритоголовых молодчиков в черных куртках и армейских ботинках. А вот милиция, похоже, опять оставит этот факт без внимания. Хотя сегодня у нее есть все основания убедиться, что движение скинхедов является именно движением и имеет более серьезные корни, чем казалось. С лета 2000 года только в Москве от действий бритоголовых пострадали граждане 23 стран: в официальных нотах, направленных в российский МИД, упоминаются имена пострадавших из ЮАР, Кении, Анголы, Чада, Бенина, Мали, Судана, Ливии, Индии, Индонезии, Шри Ланки и Ганы. 112 иностранцев получили увечья, а 4 человека погибли, причем среди жертв бритоголовых, или "скинов", есть даже дипломаты.

Исполнительные власти Москвы не спешат переводить проблемы бритоголовой молодежи в разряд чрезвычайных. Хотя (и это тоже свидетельствует в пользу существования организации "скинов") в последнее время можно проследить четко обозначенную тенденцию: ЧП с участием "новых русских наци" происходят либо в преддверии значимых для скинов дат типа дня рождения Адольфа Гитлера, либо приурочиваются к неким общественно-политическим событиям. Последней "отправной точкой" для бритоголовых, видимо, стало заседание Мосгорсуда по делу о погроме на рынке в Ясенево в апреле 2001 года. Суд согласился с мнением адвоката обвиняемых - главного редактора журнала "Русский хозяин" Андрея Семилетникова и группы скинхедов, и отправил уголовное дело на доследование. Сразу после этого, словно по заказу, в Москве зафиксирована очередная вспышка межнациональной вражды.

Вот неполный список "подвигов" столичных бритоголовых за последние дни. 5 марта на станции метро "Белорусская" несколько бритоголовых до полусмерти избили двух выходцев из Азербайджана, а чуть позже на станции "Новокузнецкая" скинхеды напали на 27-летнего сенегальца Днея Магата, работающего барменом в баре "Гиппопотам" в районе метро "Текстильщики". В ночь на 6 марта около двух часов ночи недалеко от дома # 21 по Ореховому бульвару бритоголовый юнец выстрелил из самодельного пистолета в двух азербайджанцев, ранив их в голову и спину. В своих первых показаниях, данных в больнице, раненые назвали стрелявшего "совсем ребенком", одетым в военные брюки и высокие армейские ботинки. 9 марта жертвами бритоголовых молодчиков стала супружеская пара из Шри Ланки - 25-летний студент МГТУГА Тхануджа Лиянавадуги и его жена Шрияне Алегоди, студентка института им. Сеченова: на станции метро "Аэропорт" на студентов напали двое коротко стриженных молодых людей, обутых в тяжелые армейские ботинки.

Из всех нападавших удалось задержать только двоих обидчиков сенегальца - несовершеннолетних Сергея И. и Антона Б. Но милиционеры откровенно сомневаются, что злоумышленников удастся призвать к ответу. Как они говорят, "практика последних лет показывает, что в подобных случаях всю вину на себя берет наиболее молодой из задержанных. Скинхеды специально приобщают к своим подвигам "малолеток": во-первых, смену готовят, а во-вторых, к таким юнцам невозможно применить Уголовный кодекс".

Впрочем, и к более старшим закон не менее мягок. В воскресенье около семи вечера в районе гостиницы "Украина" милиция обнаружила более сотни скинхедов. Около 20 человек были доставлены в ОВД "Пресненский", откуда их отпустили после установления личности и профилактической беседы. Так что единственный за последние дни "скин", которому грозит уголовное наказание, - 21-летний Андрей Пакалин, избивавший 18-летнего студента-азербайджанца с воплями: "Я - фашист!" Но судить его будут - если будут - за... хулиганство.

Руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила корреспонденту "НГ": "Группки этой молодежи действуют подобно волчьей стае, хотя однозначно у них есть своя идеология". Именно наличие идеологии косвенно подтверждает, что организация бритоголовых все-таки существует. А что касается отсутствия официальной регистрации в госучреждениях, то в данном случае это не аргумент: общепризнанные оргпреступные группировки - те же коптевская или ореховская - тоже не обращались в регистрационную палату.

Чтобы победить "скинов", по мнению Людмилы Алексеевой, "их необходимо изучить досконально". Между тем, по данным "НГ", ни в МВД, ни в ФСБ не имеется специальных подразделений, которые занимались бы этой проблемой. Потому как нет официально зарегистрированных организаций скинхедов, а значит, нет и самой проблемы...

 

Дело "Реввоенсовета" не будет доследоваться. Информ. сообщ. Коммерсант, № 41

Вчера Мосгорсуд отказался отправить на доследование уголовное дело активистов "Реввоенсовета", отклонив ходатайство адвоката одного из подсудимых - Константина Рыболова. Адвокат утверждал, что в ходе предварительного следствия по делу были нарушены нормы УПК, в частности, его подзащитному Владимиру Белашову не были предоставлены вещественные доказательства для обозрения.

Напомним, что перед судом предстали Валерий Скляр, Сергей Максименко, Владимир Белашов, Юрий Внучков и Владимир Радченко. Им предъявлено обвинение в общей сложности по семи статьям УК РФ, в частности, "Терроризм", "Организация преступного сообщества" и "Подготовка к насильственному захвату власти". Наибольший резонанс вызвали три эпизода дела: взрыв памятника Николаю II в подмосковном селе Тайнинское, попытка взрыва памятника Петру I в Москве и минирование газонасосной станции в Люберцах.

Уголовное дело уже направлялось Мосгорсудом на доследование в 1999 году. После дополнительного расследования оно вновь было передано в суд на рассмотрение, которое и началось 17 декабря 2001 года.

 

Родственники погибших от терактов в Москве подали в суд на правительство.
Статья. Закон "О борьбе с терроризмом" в части возмещения вреда в России не действует. Колокол.Ру, 12 марта 2002 г.

Сестры Татьяна и Алена Морозовы, мать которых погибла 9 сентября 1999 года при взрыве жилого дома на улице Гурьянова в Москве, объявили о создании общественной организации - "Ассоциации Сентябрь-99".

Ассоциация будет не только обеспечивать гуманитарную и информационную поддержку семей, пострадавших в результате терактов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, а также жителей Рязани, ставших жертвами психологического шока в результате неудавшегося теракта, но и окажут им правовую помощь.

В качестве первого шага сестры Морозовы подали иск к правительству РФ о возмещении материального, морального и психологического ущерба в связи с недостаточными, по их мнению, усилиями власти по обеспечению безопасности граждан и расследованию причин терактов.

Исковое заявление было направлено в Люблинский межмуниципальный суд Москвы

4 марта 2002 года адвокатом Михаилом Маровым.

Комментарий Колокол.ру
Пострадавшие от терактов заставят ФСБ работать

Иск сестер Морозовых не является первым иском, поданным пострадавшими от террористических актов осенью 1999 года.

Сразу же после взрывов, прогремевших на Каширском шоссе и на улице Гурьянова в Москве, по факту совершения террористических актов были заведены уголовные дела. В рамках одного из таких дел о взрыве дома на Каширке и был признан потерпевшим Аркадий Зутлер. В этом доме погибла его мать. Ее приватизированная квартира должна была по наследству перейти Аркадию. Статус потерпевшего предполагает, что Зутлеру был причинен моральный и имущественный вред, возмещения которого он вправе требовать. Сначала все казалось очень простым. Статья 17 Закона РФ "О борьбе с терроризмом" гласит: "Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, проводится за счет бюджета субъекта РФ, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда." Таким образом, возмещение вреда пострадавшим является обязанностью субъекта Федерации, в данном случае, города Москвы.

В доме на Каширском шоссе выжило только двое. Им и еще нескольким счастливчикам, которые были прописаны на Каширке, но в ту роковую ночь дома не ночевали, были выделены отдельные квартиры. Правительство Москвы оплатило похороны погибших. Комитет социальной защиты населения правительства Москвы выдал прописанным в доме небольшую компенсацию утраченного имущества, около 75 тысяч рублей. Из наследников, только двум самым настойчивым удалось получить эти деньги.

Тут важно упомянуть, что кроме бюджетных денег, для пострадавших и потерпевших от террористических актов в Москве был открыт благотворительный счет. Чтобы решить, кому выдавать деньги с благотворительного счета, была создана городская комиссия. Нет нужды говорить, что эта комиссия трактовала закон "О борьбе с терроризмом" как ей вздумается и, скорее всего, выполняла негласную установку московского правительства никому не компенсировать утраченного жилья. В Департаменте муниципального жилья и жилищной политики на все жалобы Зутлера отвечали: возмещение вреда, причиненного в результате теракта, предусмотрено только для граждан, которые являлись собственниками уничтоженного имущества. А как же быть с правом наследования?

Для того, чтобы доказать свои права, Зутлеру пришлось прибегнуть к услугам адвокатов. "Я не сразу узнал, кого мне следует выбрать надлежащим истцом для подачи заявления в суд. В подобных исках речь идет о московском правительстве. но поскольку оно является тем монстром, который держит под своей властью все московские суды, то не все они принимают иски, которые предъявляются к московскому правительству. Кроме того, с помощью первоклассных юристов мне удалось доказать, что, будучи наследником своей матери, я наследовал и ее право на имущество, утраченное ей в результате террористического акта".

Зутлер уже выиграл один иск к префектуре Южного округа Москвы. Еще один его иск лежит в суде. Чтобы не сглазить, Аркадий не захотел конкретизировать ответчиков, которых он выбрал. Скорее всего, речь идет о структурах московского правительства, отвечающих за выделение квартир.

Зутлер считает, что самым сложным в подаче подобных исков является выбор надлежащего ответчика. Сестры Морозовы выбрали ответчиком Минфин РФ. По словам их адвоката Михаила Марова, отправной точкой для подачи иска явилось то, что по его сведениям, дело о терактах в Москве заморожено. "Состоялся суд, но люди, проходившие по этому делу, оправданы, - объясняет Маров. - Я сделал запрос, чтобы мне дали возможность ознакомиться с приговором суда. Кроме того, непонятно, кто вел следствие, на каком уровне. Одно дело, если Московское УФСБ, другое дело, если какое-то иное управление ФСБ. Второй вопрос - раз суд не признал виновными тех, кого таковыми посчитало следствие, расследование должно продолжиться. Государство обязано защищать интересы граждан".

Как видим, суть исков Зутлера и сестер Морозовых различна. Если первый хочет получить квартиру и компенсацию за утраченное имущество (в квартире матери Аркадий хранил крупные сбережения), то сестры ведут речь о моральном и материальном вреде, причиненном недостаточными усилиями власти по обеспечению безопасности граждан и неэффективным расследованием. По закону можно требовать возмещение вреда только с причинителя вреда. "Сочтет ли суд, что медленным и неэффективным расследованием ФСБ причинил вред сестрам Морозовым, трудно сказать. Согласно Конституции, государство имеет определенные обязанности перед своими гражданами, - говорит адвокат Герман Лукьянов. В 90-х годах существовал закон о собственности, в котором было прописано, что если у человека угнали автомобиль и попортили его имущество, то государство обязано возместить потерпевшему моральный вред. А потом взыскивать его с виновного в том или ином преступлении. Этот закон довольно быстро отменили. Сейчас государство практически ни за что не отвечает". Приходится признать, что закон "О борьбе с терроризмом" в части возмещения вреда в России не действует. А раз так, то и ФСБ не торопится искать террористов. Ведь граждане еще ни разу не заставили правительство выплатить компенсацию за причиненный им моральный и материальный вред в результате террористического акта.

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Призыв в Москве проходил не по правилам.
Информ. сообщ. Колокол.Ру, 8 марта 2002 г.

В работе московских военкоматов и призывных комиссий выявлены серьезные нарушения, передает "Эхо Москвы".

Об этом заявила первый заместитель мэра столицы Людмила Швецова.

По ее данным, допускались случаи призыва молодых людей с серьезными заболеваниями, связанными с наркоманией, алкоголизмом и нервно-психическими расстройствами.

Одновременно подчеркивается, что материалы на "уклонистов", которые подаются в прокуратуру, оформлялись несвоевременно и юридически безграмотно.

 

Выявлены факты отправки в воинские части молодых людей, имеющих различные нервно-психические расстройства и заболевания, а также являющихся хроническими алкоголиками и наркоманами.
Семен Дмитриев. Статья. Майоры перестанут ругаться матом. Московская правда, № 46.

Московские военкоматы призывают на срочную службу шизофреников, наркоманов и алкоголиков.

К таким неутешительным выводам пришла городская администрация, проверившая работу окружных военных комиссариатов по итогам призыва-2001. Как сообщили нам в мэрии, подготовка и проведение призыва москвичей на военную службу свидетельствуют о ряде серьезных недостатков. Например, выявлены факты отправки в воинские части молодых людей, имеющих различные нервно-психические расстройства и заболевания, а также являющихся хроническими алкоголиками и наркоманами. Только с городского призывного пункта в прошлом году на медицинское дообследование отправили 86 человек.

Кроме того, выяснилось, что военные не умеют грамотно составить отправляемые в прокуратуры документы на злостных уклонистов. Что в свою очередь мешало возбуждению против последних уголовных дел.

Еще один небезынтересный факт: отныне военным запрещено грубить и "вести себя нетактично" по отношению к родственникам будущих солдат. Любители нецензурных выражений могут быть привлечены к административной ответственности.

Правительство Москвы рекомендует горвоенкомату создать базу данных на уклоняющихся от военной службы.
Информ. сообщ. Страна.Ру, 8 марта 2002 г.

Городскому военкомату совместно с ГУВД Москвы рекомендовано "создать единую базу данных на лиц, уклоняющихся от постановки на учет и призыва на военную службу". Данные предложения содержатся в распоряжении первого заместителя мэра в правительстве Москвы Людмилы Швецовой по итогам призыва прошлого года и выполнению плана на текущий год.

Кроме того, ГУВД рекомендовано, начиная с текущего года, "осуществлять постоянный контроль и проверку деятельности организаций, предлагающих свои услуги по решению вопросов уклонения от призыва на военную службу и получения отсрочки". Окружным военкоматам и управлениям внутренних дел до 15 марта предписано расследовать все факты уклонений от постановки на учет и призыва на военную службу, а также "факты нарушений при проведении призыва". По окончании расследования материалы будут переданы в органы прокуратуры для привлечения виновных к ответственности в соответствии с законодательством РФ. Как отмечается в документе, "в ходе призыва в 2001 году профильными структурами был допущен ряд серьезных недостатков". В частности, отдельные призывные комиссии и райвоенкоматы "допускали случаи призыва на военную службу граждан, у которых были выявлены заболевания, связанные с наркоманией, алкоголизмом и нервно-психическими расстройствами". В результате решениями военно-врачебной комиссии с городского сборного пункта было возвращено на повторное медицинское обследование 86 человек. Тем не менее план 2001 года по призыву молодого пополнения в ВС был "выполнен полностью и в установленные сроки", говорится в распоряжении. 20 сотрудникам военкоматов и ГУВД будет выплачено по 5 тыс. рублей в качестве поощрения за добросовестное отношение к работе. Председателям призывных комиссий, военкомам районов и органам внутренних дел поручено до 10 марта спланировать комплекс мероприятий, направленных на выполнение плановых заданий 2002 года по призыву и отправке москвичей в армию, передает РИА "Новости" .

 

Информ. сообщ. Версия, № 10

В Нагатинском межмуниципальном суде Москвы начнётся рассмотрение искового заявления, поданного фондом "Право матери" от имени москвички Надежды Шибановой к воинской части, где проходил срочную службы её сын. Женщина требует компенсировать ей моральный вред, нанесённый гибелью сына. Рядовой Шибанов погиб 17 ноября 1999 года в Моздоке от рук лейтенанта этой части Евдокимова, застрелившего своего подчинённого из пистолета Макарова.

 

В Москве будет создана создать единая база данных на лиц, уклоняющихся от постановки на учет и призыва на военную службу.
Информ. сообщ. Военкоматам приказали ласково обращаться с призывниками. Московский комсомолец, № 54.

Несколько сложнее избежать почетной обязанности гражданина - службы в армии - станет вскоре московским призывникам.

Как сообщили "МК" в мэрии столицы, уже в этом году Военному комиссариату Москвы совместно с московской милицией поручено создать единую базу данных на лиц, уклоняющихся от постановки на учет и призыва на военную службу. Естественно, когда все уклонисты будут взяты на карандаш, найти их и отправить в ряды Вооруженных сил станет гораздо проще. Правда, до сих пор не определен порядок формирования подобной базы данных.

Кроме того, соответствующие подразделения ГУВД Москвы вплотную займутся контролем и проверкой деятельности организаций, предлагающих свои услуги по решению вопросов уклонения от призыва на военную службу и получения отсрочки.

Кстати, уже до 15 марта должны быть расследованы все факты уклонений от постановки на учет, призыва на военную службу и нарушений при проведении призыва. Материалы будут переданы в органы прокуратуры.

Как и раньше, работников военкоматов, обеспечивших призыв, станут поощрять материально. Например, по итогам прошлого года на эти цели было выделено 100 тысяч рублей. В результате премии по 5 тысяч получили как сотрудники военкоматов, так и участковые инспекторы, активно отлавливавшие уклонистов.

Правда, в нынешний призыв решено гораздо строже подходить к вопросу здоровья призывников. Например, в прошлом году отдельные призывные комиссии допускали случаи призыва на военную службу граждан, у которых были выявлены заболевания, связанные с наркоманией, алкоголизмом и нервно-психическими расстройствами. В результате чего решениями военно-врачебной комиссии с городского сборного пункта возвращены на дообследование 86 человек. Должностным лицам предписано избегать грубости и нетактичного поведения в общении с призывниками и их родственниками. А тех, кто был груб и нетактичен, станут наказывать.

 

Единая база данных на уклонистов будет создана в Москве, передает "Интерфакс".
Статья. Всех уклонистов занесут в единую базу. Колокол.Ру, 11 марта 2002 г.

Городскому военкомату совместно с ГУВД Москвы рекомендовано "создать единую базу данных на лиц, уклоняющихся от постановки на учет и призыва на военную службу". Данные предложения содержатся в распоряжении первого заместителя мэра в правительстве Москвы Людмилы Швецовой по итогам призыва прошлого года и выполнению плана на текущий год.

Кроме того, ГУВД рекомендовано, начиная с текущего года, "осуществлять постоянный контроль и проверку деятельности организаций, предлагающих свои услуги по решению вопросов уклонения от призыва на военную службу и получения отсрочки".

Окружным военкоматам и Управлениям внутренних дел поручено до 15 марта расследовать все факты уклонений от постановки на учет и призыва на военную службу, а также "факты нарушений при проведении призыва".

По окончанию расследования материалы будут переданы в органы прокуратуры для привлечения виновных к ответственности в соответствии с законодательством России.

Комментарий Колокол.ру

База юношей от 18 до 28
Создание базы уклонистов - все равно что верстка газеты, полностью состоящей из непроверенных фактов. Kolokol.ru! уже не раз писал о том, что уклонистов как таковых у нас практически единицы, так как по закону уклонистом является тот, кто получил повестку лично в руки и расписался за нее (либо отказался расписаться при свидетелях), а после этого в назначенный день и час не явился на сборный пункт.

Самое интересное начнется тогда, когда эта база будет создана - ловить будут всех и вся. Для наглядности приведем историю одного призывника, пожелавшего остаться неназванным.

"С военкоматом я судился. Но только для того чтобы выиграть время, так как совсем скоро должен был поступить в институт. Жалобу в суд я подал несколько неграмотно - пытался обжаловать решение призывной комиссии, которого фактически не было. Но военкомат отнесся к этому спокойно: там мне сказали, что понимают все мои рвения, но заранее предупреждают, что исход дела известен. Я был плохо юридически подкован, но четко понимал одно: пока не состоится суд, военкомат меня пальцем трогать не имеет права. И даже была возможность тянуть это дело до бесконечности, но тут я поступил в ВУЗ и попросил судью вынести любое решение без присяжных заседателей и так далее. Дело закрыли, а в следующий призыв я пришел и получил законную отсрочку. Но самое главное состоит в том, что на протяжении моих разбирательств, когда военкомат был в курсе всего, мне беспрестанно звонил участковый и требовал явиться к нему для того, чтобы поехать в военкомат. "Понимаешь, - говорил он, - мне нужно только показать им тебя, вот он ты, жив и здоров. Мне плевать на твой суд и прочее: ты у меня в списках, значит, я должен работать!" А на самом деле было что: одна тетка в военкомате занимается уклонистами (пиши в кавычках, я же ни за одну повестку не расписался!), а вторая - судом. И между ними нет никакого взаимодействия. Там, в военкоматах, всем все по фигу: есть в списке, но нет на призывной - уклонист".

Бюрократия у нас еще со времен царской России часто работала из рук вон плохо. А так как законных вариантов выполнить план по призыву у военкоматов нет, они делают все что могут. И милиционер, остановивший парня молодого возраста, будет абсолютно прав: "Если у тебя есть отсрочка - я за тебя только рад. Но ты пойми, ты у меня в списке!".

Должностная инструкция - дело тонкое. К тому же по закону можно будет теоретически обойтись и без нее, так как сотрудник милиции имеет право задерживать любого гражданина на срок до трех часов. Именно по этой схеме обычно действует милиция, организовывая облавы на жриц любви.

Теперь нам фактически пригрозили тем, что у каждого метро будет стоять автобус, сажать в который будут всех молодых людей призывного возраста. А в отдельном кабинете того здания, куда будет доставлен автобус, будет сидеть чиновник и "пробивать" каждый паспорт. Прямо как машины на угон.

Помимо хромающей бюрократии, самая большая беда - техническая неоснащенность наших органов. Сегодня одного парня посчитали за уклониста, завтра он свою проблему решил, а послезавтра он еще в базе. Почему? Да хотя бы потому, что для нормального функционирования любой подобной базы нужно либо нормальное соединение между всеми компьютерами, либо чуть ли не ежедневный объезд всех компьютеров курьерами с дискетами, содержащими обновления. А не будет ни того, ни другого. Факт.

Но вернемся к возможным облавам. Андрей Родионов, ответственный секретарь Антимилитаристской радикальной ассоциации, считает, что смысла в создании базы нет никакого. "Я не понимаю, как изменится ситуация? Как люди не служили, так они и не будут служить".

Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей, в свою очередь, напоминает о незаконности подобной базы. "Настоящих уклонистов, которые прошли все процедуры и не явились в день отправки - единицы, и они появляются только в конце призыва. И поэтому никакой базы быть не может. После каждого призыва должны заводиться уголовные дела. А те, кто не является на мероприятия во время призыва, уклонистами названы быть не могут. И еще: на чем это будет основано юридически? Как эта база будет называться? На каком основании туда будут занесены те или иные лица? Люди не могут быть зафиксированы, например, в той же милиции, если они не совершили никакого правонарушения. А это - фактически, ориентировка. А ориентировка на разыскиваемое лицо имеет право на существование только с санкции прокуратуры по определенному уголовному делу".

Подробнее: если призывник прошел все процедуры и не явился на сборный пункт без уважительной причины, то на него заводится уголовное дело. Как рассказал в интервью корреспонденту Kolokol.ru! Андрей Родионов, таких людей обычно судят по 328-й статье. "Но чаще всего это ничем не заканчивается", - добавил он.

Итак, если база будет создана, то возможны два варианта: либо она будет незаконной, либо ей будет присвоен какой-то хитрый статус. Например, "база тех, кто не понравился фамилией комиссару". Но все равно, какой у нее будет статус: в том, что ее будут использовать (пусть и негласно) можно не сомневаться.

Действительно: те, кто не хочет служить, те и не будут. Возникает ощущение, что кому-то срочно потребовалось пристроить на работу пару-тройку программистов. В противном же случае - это новая игрушка борцов за "законность", стремящихся послать на срочную службу всех подряд.

Или просто деньги, которые собираются выбросить на ветер.

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Светлана Бочарова. Статья. Контракт на маму. Российская газета, № 42, 7 марта 2002 г.
ПРИЕМНЫЕ семьи раздражают, вызывают подозрение у чиновника.

Он считает, что семья берет на воспитание шестерых сирот для того, чтобы за счет приемышей содержать своих детей. Хочет решить за их счет свои жилищные проблемы.

Встречайте, мальчики, ревизора
Вот примеры. Приемная семья Людмилы Сергеевны Новосельской по просьбе Дома ребенка взяла мальчика Лешу, больного гемофилией. Отдавать его в государственный детский дом было просто нельзя, это понимали все. Но понадобилось два(!) года, чтобы управа района "Новогиреево" в Москве подписала договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью. Все это время семья не получала и до сих пор не получает социальных выплат на ребенка, положенных по существующему законодательству. Задолженность государства семье Новосельских уже составила более 40 тысяч рублей. При этом маму этой приемной семьи обвиняли во всех грехах: и холодильник-де пуст, и дети по утрам за молоком бегают в магазин, и постели у ребят в комнатах бывают застелены не по правилам (?)... Чиновник всегда находил повод для придирки и не брезговал никакими карательными мерами. И невдомек ему, чиновнику, что холодильник пуст потому, что семья, в которой 9 детей - все мальчишки, только что подчистую съела все за ужином, а за молоком утром бегут, потому что на завтрак молока надо литров пять, и хорошо бы - свежего.

Одна из участниц нашей благотворительной программы "Приемные семьи" взяла буквально с улицы двух мальчишек-бродяжек. Подобрала одного, когда он в переходе метро попросил у нее "на хлебушек". Тот привел брата. Вот и живут все - а у этой женщины есть муж и родной ребенок - в 15-метровой комнате коммунальной квартиры. Эта вполне дееспособная семья может и хотела бы взять на воспитание еще детей. Обращается в управы и слышит от инспекторов, стоящих "на защите" детства: вы просто рассчитываете выехать из коммуналки! И вообще, Москва не может предоставить этой семье статус приемной, потому что дети... из других регионов. Чужие!!!

Такие истории можно рассказывать и рассказывать. Я знаю в Москве семьи, которые взяли на воспитание пять и более детей-сирот, в том числе потерявших родителей в результате "антитеррористической операции" в Чечне. И ни одна из них не может оформить даже опеку. Кто препятствует? Да все те же органы "самоуправства".

В Ингушетии, в селе Яндыри, спонсоры купили усадьбу для семейного детского дома "Родная семья" Хадижат Гатаевой. Шесть лет существует эта семья. В ней воспитываются более 80 сирот чеченской войны. Хадижат сама собирает по разбитым селам и городам Чечни мальчишек и девчонок, потерявших родителей. За эти годы она так и не смогла оформить на них опеку и юридический статус. Ни одной копейки помощи от государства. При этом свет и газ местные власти отключают семье регулярно - за долги. Существует семья Хадижат только на спонсорские пожертвования, которых очень часто не хватает, и порой в доме не бывает даже хлеба. Кто кому должен? Страна Хадижат Гатаевой за спасение своих граждан? Или сироты этой стране за убитых родителей?

А в подмосковном городе Пущине есть квартира, в которой больше 10 лет проживает приемная семья Алексея и Натальи Быховых, воспитывающих шестерых сирот. Осенью квартира понадобилась местному филиалу Российской академии наук под общежитие для аспирантов. Отобрали с резолюцией (дословно): "Создать комиссию о деятельности и целесообразности детского дома".

Пособие не дали, свет отключили
Конечно, приемные семьи - лишь одна из форм зарождающейся общественной системы защиты детей-сирот. Любая эффективная форма нужна: от усыновления до общественных приютов. Кстати, такие приюты в России тоже есть, хотя их и очень немного. Существуют они фактически, но не юридически. Яркий пример - приют "Дорога к дому" Сапара Кульянова, который зарегистрирован как стационарное отделение одного из психонаркологических диспансеров Москвы. Сапар собирает и привозит сюда бездомных детей и получает для них только больничный паек (до недавнего времени чуть больше 20 рублей в сутки). Он делает все, чтобы передавать детишек в семьи. Мальчишки и девчонки из приюта "Дорога к дому" сегодня воспитываются во многих приемных семьях Москвы. Но с каждым днем Сапару все труднее. Комитет образования и органы опеки столицы вынуждают его передавать детей в государственные детские дома.

Такая ситуация складывается потому, что гражданская структура защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не зафиксирована в российском законодательстве. Нет правовой базы для более активной деятельности общественных организаций, занимающихся защитой детства. Чего греха таить, конечно же, есть приемные родители, которым я лично никогда не дала бы на воспитание детей. Нет в этих семьях любви к детям, мальчишки и девчонки растут здесь с психологическим комплексом детдомовца. Но скорее в этом не вина, а беда взрослых: в свое время им скоропалительно были "выданы" дети, не оказывалась юридическая, психологическая и педагогическая помощь. Но ведь у нас практически ни в одном регионе нет центров, где бы родители могли получить эту помощь. В Москве на общественных началах работает первая школа для приемных родителей. Но знают о ней единицы. Развиваться такая школа также не может, потому что нет под нее законодательного пространства. А законотворцы не спешат. Думский Комитет по делам семьи и молодежи предпочитает ставить заплаты на правовом поле защиты детей, приняв уже более 140 локальных законов, большей частью - декларативных.

Между тем назрела необходимость разработки и принятия базового федерального закона о семейных формах жизнеустройства детей-сирот (это могут быть и детские деревни социального типа, и общественные приюты, и детские дома семейного типа). Этот закон должен быть принят на основе обязательной экспертизы детскими психологами. Пока же его нет, регионы изобретают свои законодательные акты. Каждый такой акт пишется как бог на душу положит, одни и те же юридические нормы трактуются, бывает, с точностью до наоборот. К тому же они нередко не позволяют семье взять на воспитание ребенка из другого региона России.

Жалость по расчету
В январе к нам за консультацией обратились три московские семьи, которым органы опеки более полугода мешают взять детей-сирот даже на усыновление. А в Благовещенске одна семья пять лет назад взяла ж воспитание 14 сирот из Казахстана. До сих пор органы опеки не только не дали ей статус приемной, но и не оформили опеки не на одного из детей. Чтобы остановить механизмы развития сиротства, необходимо перераспределение функций государственного и гражданского секторов общества. Органы опеки должны выйти из-под власти местного самоуправления, принимая на себя координирующие и помогающие функции, а не сегодняшние - надзирательные и карательные.

И еще одно исследование, проведенное движением "Добро - без границ", подтверждает необходимость перехода к семейным формам защиты и жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Мы постарались взглянуть на эту проблему прагматически - с точки зрения экономики. Навел нас на это опыт Самары, где стали закрывать государственные детские дома и передавать их воспитанников в семьи. Почему? В бюджете области не хватало средств на содержание государственных детских домов. А вот цифры по другому региону. Общественный фонд помощи населению "Данко" Владивостока подсчитал, что содержание ребенка в замещающей семье (приемной, патронатной) при зарплате родителя-воспитателя в 400 рублей в месяц и детском пособии в 1500 рублей в месяц обходится бюджету Приморского края в 24 600 рублей. Содержание же одного ребенка в детском доме Владивостока - в 51 тысячу рублей 35 копеек, в городе Большой Камень - в 62 тысячи рублей в год, то есть вдвое дороже, чем в приемной семье. Из этих сумм в детских домах непосредственно до ребенка доходит менее 20 процентов. Остальное съедает система обслуживания и управления, часто немалая доля расходуется не по целевому назначению. Вот потому-то чиновничьей системе выгодно сохранять и приумножать количество "казенных детей".

Можно сколько угодно говорить о том, что в России сложилась кризисная ситуации с положением детей. Пока в государстве не исчезнут экономические, социальные, административные рычаги возникновения сиротства, в том числе сиротства при живых родителях, страна будет ежегодно получать десятки тысяч новых казенных детей и детей улиц. Пока наши депутаты будут лишь латать законодательство в области прав детей, мальчишки и девчонки России будут абсолютно беззащитны.

От редакции
Далеко не все предложения автора выглядят бесспорными. Например, идея расширить полномочия общественных организаций. С одной стороны, это могло бы облегчить их работу. Но не откроется ли при этом "шлюз" для лжеблаготворителей? Одним словом, проблем и вопросов, требующих ответа, - масса.

 

Газетная полоса, посвященная проблеме борьбы с беспризорностью в России

Трудности работы с уличными подростками.
Ирина Белашева. Статья. Детский мат. Время новостей, № 44.

…Руководитель социального блока правительства (г-жа Матвиенко)так же, как и президент, особо подчеркивает, что борьба с беспризорностью и безнадзорностью в России -- "это не кампания, а система мер, которая даст результаты не завтра".

В жизни эту "систему мер" уже пару месяцев могут наблюдать, например, жители Москвы. Столичные власти весьма активно включились во всероссийскую кампанию -- сотрудники милиции в буквальном смысле подбирают детей с улиц и развозят по больницам, откуда их направляют по домам или в приюты. Автобус, набитый подростками и сопровождаемый милицейской машиной и "скорой помощью", стал весьма наглядной иллюстрацией тотального "похода на беспризорность" по-московски. Однако собрать детей с улиц и отвезти в больницу на обследование -- это самая простая, хотя, безусловно, и очень затратная часть проблемы. Столичные власти, выделяя на это немалые средства (сутки пребывания ребенка в больнице стоят 250 рублей), не смогли еще наладить схему дальнейшего устройства беспризорников.

В Москве на начало 2002 года действовало всего семь приютов, где детей содержат около месяца, пока определяется их дальнейшая судьба и решается, отправить ребенка обратно к родителям или определить в детский дом. Власти пока лишь обещают в ближайшее время увеличить количество приютов, а заодно создают в экстренном порядке специальное отделение для беспризорников в полупустом Центре временной изоляции малолетних правонарушителей, куда по закону должны помещаться только подростки, совершившие преступление. Кроме того, уже в ближайшее время в Москве должны появиться специальные "детские" ночлежки. Не хватает и детских домов. Как рассказали корреспонденту газеты "Время новостей" в Генеральной прокуратуре, это ведомство уже неоднократно обращалось в Минтруда с представлениями о том, что приюты используются как детские дома и служат местами не временного пребывания, а постоянного проживания детей.

В результате многие подростки довольно быстро возвращаются на улицу, причем некоторые действительно считают беспризорное существование более приятной альтернативой детским домам и интернатам. Отсутствие официальных рабочих мест (15--16-летние подростки даже не могут быть признаны безработными) беспризорники компенсируют полулегальными и зачастую откровенно криминальными способами добывания денег. По официальным данным Генпрокуратуры, 70% безнадзорных детей совершают уголовно наказуемые преступления. К тому же психологи отмечают, что сегодняшние уличные дети развращены вседозволенностью, потоками "легких" денег (попрошайки получают до 500 рублей в день) и утрачивают всякий интерес к учебе и другим детским занятиям.

Профилактика же безнадзорности остается все еще лишь предметом дискуссии, где одни требуют ужесточения наказания и создания трудовых коммун, другие считают, что своевременная выплата детских пособий удержит детей дома, а третьи видят выход в патриотическом воспитании и организации досуга по месту жительства. При этом желающих работать не полицейскими методами с этим очень своеобразным "контингентом" в России тоже явно недостаточно. Несмотря на то что количество общественных организаций и фондов, в чьи уставные задачи входит работа с неблагополучными детьми, по данным Минюста, сегодня исчисляется тысячами, детские правозащитники постоянно говорят о трудностях с поиском добровольцев для работы с уличными подростками. По словам председателя комитета "За гражданские права" Андрея Бабушкина, даже студенты, выбравшие себе новую для нашей страны профессию социального работника, готовы, как правило, лишь на непродолжительную ознакомительную практику. Тех же, кто приходит второй и третий раз, в буквальном смысле слова единицы.

 

"Беспризорник должен попасть в семью".
Марина Гордеева. Статья. Автор статьи - руководитель департамента по делам семьи, женщин и детей Министерства труда и социального развития. Время новостей, № 44.

На наш взгляд, общее количество беспризорных детей в России иногда все же преувеличивается. Характеризуя масштаб проблемы, необходимо определиться в понятиях "беспризорные" и "безнадзорные" дети. Беспризорные -- это те, кто не имеет постоянного места жительства и действительно живет на улице. Но такие дети составляют не более одной десятой части безнадзорных детей -- то есть имеющих и дом, и родителей, но предоставленных сами себе. Вот количество безнадзорных детей, по оценкам всех ведомств, составляет около миллиона.

Цель усилий правительства заключается в том, чтобы от действий разрозненных перейти к единой стратегии, к тесному взаимодействию ведомств и служб, а также федеральных органов и органов субъектов федерации. И никаких дополнительных средств на эти цели из бюджета не выделяется: просто упорядочивается их расходование. Так, например, Программа дополнительных мер по усилению борьбы с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних предусматривает проведение учета детей, которые или не посещают школу, или систематически пропускают занятия. Решено также создать банк данных о "трудных" семьях и детях. Кроме того, возможно, уже в мае будет подписано соглашение о сотрудничестве стран -- участников СНГ в вопросе возвращения несовершеннолетних в государства постоянного проживания.

Сейчас уже видно, на каких участках борьбы с беспризорностью проявляются проблемы. Перед органами милиции поставлена задача подбирать всех безнадзорных детей на улице и устанавливать их личность, а приютам вменили в обязанность принимать всех подростков, которых направляет милиция. Но специальных учреждений для несовершеннолетних (приютов и социально-реабилитационных центров) на всю Россию 911. В принципе они созданы и действуют во всех субъектах федерации. Хотя есть несколько проблемных регионов, в число которых попала и Москва, где на начало 2002 года было всего два государственных приюта на 30 мест. Если в каком-то регионе не хватает приютов, то тамошние руководители сами должны позаботиться об увеличении их количества. Открытие детских учреждений -- это компетенция местных органов власти. Центр им помочь не может.

Предстоит еще определиться и по дальнейшей судьбе детей с улицы. Всем известно, что есть предложения ужесточить к ним отношение, -- в частности, помещать в закрытые учреждения. Но пока все-таки преобладающим остается мнение о том, что необходимо развивать различные формы семейного обустройства беспризорников, -- например, определять их в семейные детдома или приемные семьи. Причем мы говорим не о душевных порывах, а о системном подходе. То есть в ближайшее время нужно будет подбирать добровольцев, готовых взять оставшегося без присмотра ребенка, выяснять мотивы его беспризорности, отрабатывать вопросы оплаты, статуса, пенсионных прав.

 

Закон 1999 года запретил милиции заниматься уличными детьми, а социальные службы, которым это было поручено, оказались неподготовленными.
Андрей Бабушкин. Статья.
"Власти сами породили проблему, с которой теперь борются". Автор статьи - председатель комитета "За гражданские права". Время новостей, № 44.

Беспризорность в России была всегда, хоть она и переживала пики и спады. Например, первая "постсоветская" вспышка была в начале 90-х. Тогда это было прямым следствием развала Союза -- в Россию хлынули беженцы, в том числе и малолетние. А вот резкое увеличение количества безнадзорных детей в последние несколько лет вызвано, на мой взгляд, не объективными процессами, а просчетами законодателей. Этих беспризорников мы создали сами после того, как в 1999 году вступил в силу федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". Закон запретил милиции заниматься уличными детьми, а социальные службы, которым это было поручено, оказались неподготовленными.

Через службу помощи детям нашего комитета прошло около 1000 детей, и я не видел среди них тех, кого невозможно вернуть в социально благоприятную среду. Масштабы беспризорности, по моему мнению, несколько преувеличиваются. Я считаю, общее количество безнадзорных детей в России все-таки не растет, а даже немного снижается. И это объясняется некоторой стабилизацией социально-экономической обстановки в стране. На самом деле ситуация с уличными детьми вполне может контролироваться. По нашим оценкам, в Москве в действительности не больше 5 тысяч беспризорников, то есть таких, которые реально ночуют на улицах (а в России около 50 тысяч). И поэтому в городе было бы достаточно примерно 25 приютов на 100 мест каждый. Но они не должны быть "типовыми", это должны быть специализированные учреждения 10--12 видов. Одни -- приемники, другие -- транзитные (для детей, которые ожидают отправки домой), в третьих должна оказываться психологическая помощь. Сотрудники милиции, которые постоянно контактируют с уличными детьми, обязательно должны быть обучены приемам социальной работы. Ну а основная тяжесть должна упасть на патронажные бригады, в состав которых вошли бы и психолог, и медик, и педагог. И десяти таких бригад на город было бы достаточно. Тогда бы появилась возможность решить конкретные проблемы каждого ребенка. Пока же за месяц с небольшим борьбы с беспризорностью при всех положительных результатах (детей все-таки забирают с улиц) используется жесткий алгоритм возврата ребенка в семью без учета конкретных обстоятельств. В итоге многие вскоре снова оказываются на улице. Даже из больниц, куда их помещают на обследование, они по разным причинам убегают: одни недовольны, что им там не разрешают курить, с другими слишком строго обходится охрана.

 

"На учет надо ставить не детей, а родителей".
Борис Альтшуллер. Статья. Автор статьи - руководитель общественной организации "Право ребенка" Российского центра по правам человека. Время новостей, № 44.

У нас есть реальные опасения, что правительственные меры по борьбе с беспризорностью будут декларативными. Там присутствует много важных моментов, там говорится о возрождении роли милиции как "скорой помощи" на улицах, мы полностью за это, но там нет ни слова о контроле за соблюдением прав детей и в милиции, и в социальных учреждениях, и в семье. Поэтому у нас есть два блока предложений.

Первый -- контрольный. Во всех регионах России должны быть созданы службы уполномоченного по правам детей. Они могут быть небольшими, но с обязательным привлечением общественных наблюдателей и инспекторов. Второй блок -- профилактический. Нужно устранить сами причины, по которым дети убегают из дома. То есть необходимы службы социального сопровождения детей из так называемых "семей риска". Мы же имели подобный опыт в советские времена. Тогда в любой районной поликлинике, в любой школе брали на учет "трудные" семьи. Вот и сейчас, как мы считаем, надо обязать органы опеки на договорной основе выполнять функции профессиональной социальной работы. Должны быть как уличные, так и семейные социальные работники. А сегодня семья заброшена. Откуда взять деньги на осуществление наших предложений, реализация которых обойдется дешевле, чем строительство приютов? Мы считаем, что будет очень разумно направить на профилактику безнадзорности средства из федеральной программы "Дети Росси".

 

Альберт ЛИХАНОВ о правах детей-сирот.
Сергей Борисов. Статья. Покушение на будущее. Вечерняя Москва, № 46

… Председатель Российского детского фонда, президент Международной ассоциации детских фондов Альберт ЛИХАНОВ:

…В Морозовской больнице работает центр "Надежда" - совместное детище городского департамента образования, самой больницы и нашего Детского фонда. Это центр для младенцев-сирот! Все оставленные в роддомах новорожденные поступают туда. Дети, вышвырнутые матерями "за ненадобностью" на помойки, - тоже. Многие из них обречены на смерть, многие - на инвалидность, едва ли не у каждого из них целый "букет" диагнозов, и каких диагнозов! Мы приобрели современнейшее оборудование для генетических исследований, и вывод оказался неутешительным - более половины детей больны генетически. Врачи выхаживают их и отправляют в Дом ребенка. Там детей держат до 3 лет, а дальше - дошкольный детский дом и просто детский дом, и снова другое ведомство отвечает за них. А потом... Что потом? Профтехучилище, технический колледж, институт? Но если не смог учиться, что тогда? Пропасть... Есть статистика: 40% воспитанников детских домов в конце концов становятся наркоманами и алкоголиками, 40% - преступниками, 10% кончают жизнь самоубийством. А может ли быть иной расклад, если нет надежды, нет работы, нет даже крыши над головой?! Да, есть закон, по которому бывшим детдомовцам должны давать квартиру, но кто его исполняет и где его исполняют? Разве что в Москве. Вот Лужков дает 400-500 квартир в год, спасибо ему. Но это - столица с ее колоссальными ресурсами, другие регионы не имеют и десятой доли ее возможностей. А ведь бывает, что новоявленные жильцы исчезают, перед этим продав свои квартиры. Исчезают без следа... В Москве сейчас принят закон, согласно которому до 30 лет бывший детдомовец не является собственником квартиры и не может ее продать. Хоть какая-то гарантия, какая-то страховка.

 

Мосгордума одобрила поправки к федеральному закону "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ".
Информ. сообщ. АСИ, 12 марта 2002 г.

МОСКВА, 11 марта. Рассмотренный на заседании комиссии по социальной политике Мосгордумы проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон N124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" содержит ряд поправок, касающихся жестокого обращения с детьми. До сих пор закон не регламентировал профилактику жестокости и безответственности в отношении детей.

Теперь предлагается внести в ст.1 следующее определение жестокого обращения: "Все виды физического, психологического и сексуального насилия над ребенком". А безответственное отношение трактуется как "умышленное или в силу преступной халатности создание условий, угрожающих физическому или психическому здоровью ребенка, повышающих риск получения ребенком повреждений, вплоть до смертельных". Согласно пояснительной записке к проекту закона, среди прочих к случаям безответственного отношения относятся тяжелейшие поражения детей током из-за открытых трансформаторных будок, переломы и сотрясения мозга в случае падения в неогороженные котлованы и открытые люки канализации. По словам председателя комиссии З.Драгункиной, поддерживая эту инициативу, депутаты планируют направить ряд поправок в Комитет Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи. Так, вместо административной ответственности родителей и родственников ребенка - штрафа в размере 1-2 минимальных размеров оплаты труда - за сокрытие от органов соцзащиты фактов жесткого и безответственного обращения с детьми (дополнения в п.3 ст.7), по мнению З.Драгункиной, должна наступать уголовная ответственность (ст.156 УК РФ).

 

В российской столице были подведены итоги профилактического мероприятия "подросток-мигрант". В ходе рейдов в период с 11 по 28 февраля с.г. было раскрыто 62 преступления, из которых 41 правонарушение было совершено беспризорниками, а 21 - в отношении ребят.
Статья. Операция "Подросток-мигрант". Утро.Ру, 12 марта 2002 г.

В Главном управлении внутренних дел столицы РИА "Новости" сообщили, что всего в органы внутренних дел были доставлены более 5 тыс. беспризорников. При этом 933 подростка - находились в состоянии алкогольного опьянения, 61 - под действием наркотиков, 45 - занимались попрошайничеством, 955 ребят были задержаны за бродяжничество, 10 - занимались проституцией, 249 нарушали правила дорожного движения, остальные же совершили ряд других административных проступков.

Кроме того, сотрудниками транспортной милиции и УВД Московского метрополитена были задержаны 557 подростков. Среди них - 119 жителей Москвы и области, другие прибыли в столицу из регионов и стран СНГ. В московский Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей были направлены108 ребят, а остальные в учреждения здравоохранения на железнодорожном транспорте.

Одновременно Мосгордума на заседании комиссии по социальной политике поддержала инициативу Госдумы по внесению изменений и дополнений в федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ".

В документе, в частности, предлагается привлекать к административной ответственности социальных работников (педагогов, врачей, воспитателей), а также родителей и родственников ребенка за сокрытие фактов жестокого обращения с детьми. При этом, за сокрытие таких фактов ст.156 УК РФ уже предусмотрена уголовная ответственность (ограничение свободы до 3 лет). В целом поддержав инициативу, депутаты, в то же время, предложили разработчикам закона привести нормы документа в соответствие с этой статьей УК РФ.

По словам председателя комиссии депутата Зинаиды Драгункиной, в последнее время участились случаи сексуального насилия над детьми, вовлечение детей в сексуальные действия, использование их в эротических и порнографических видео-, фото- и киносъемках. Сложившаяся ситуация говорит о необходимости безотлагательных мер по защите детей, отмечалось на заседании. По словам Драгункиной, граждане, нарушившие права детей, должны быть наказаны.

 

В Икшанском воспитательном учреждении для несовершеннолетних - современный компьютерный класс.
Виктория Тарасова. Статья. Беспризорники смогут стать "белыми воротничками". Вечерняя Москва, № 44

В просторном светлом помещении проходит показательный урок информатики. Ученики - подростки в одинаковых серо-голубых костюмчиках и клетчатых рубашках ежатся под взглядами многочисленных журналистов и высоких гостей. Директорат школы выражает благодарность Федерации Интернет-образования и лично Михаилу Ходорковскому, главе нефтяной компании "ЮКОС" (учредителю ФИО) за создание первого Интернет-центра в системе воспитательных учреждений для подростков.

Всего два месяца потребовалось, чтобы превратить бывший кабинет физики в Икшанском воспитательном учреждении для несовершеннолетних в современный компьютерный класс. Устаревшие машины БК0010, размещенные в соседнем кабинете, скоро отправятся в утиль. Семнадцать новехоньких компов с подключением к Интернету теперь стали доступны тремстам воспитанникам. Пока по часу в неделю по существующему общеобразовательному стандарту, поясняет учитель информатики. Кроме компьютеров здесь установлены сканер, принтер, мультимедиа-проектор, экран, две web-камеры. По задумке организаторов новый учебно-информационный центр будет использоваться в первую очередь для обучения преподавателей и сотрудников, а также даст возможность подросткам параллельно получить диплом о высшем образовании. Но это на сегодняшний день только в перспективе. Вопрос о том, как исключить бесконтрольное общение ребят по сети с остальным миром, окончательно не решен. По словам господина Ходорковского, главного "виновника" торжества, здесь будет все-таки опробована схема не Интернета, а интранета, то есть разработчики пока остановились на принципе так называемого бункера, через который преподаватели смогут отсматривать всю исходящую информацию, развлекательные сайты заблокируют, а электронная почта будет доставлять только письма родителям.

Шефство над чудо-классом взяло на себя Новгородское отделение ФИО. В течение двух недель до официального открытия центра преподавательский состав, командированный в это региональное отделение ФИО, осваивал тонкости программирования и компьютерных технологий. В результате на презентации в качестве отчётной работы ими был представлен новый компьютерный сайт Икшанского воспитательного учреждения. То, что его будущие ученики смогут в ближайшее время повторить нечто подобное, учитель информатики исключает: "Слишком большая текучесть "кадров" и малое количество учебных часов".

А вот гости, среди которых были первый заместитель министра образования Николай Киселев, летчик-космонавт Алексей Савиных, депутат Госдумы Елена Мизулина и режиссер Юрий Грымов, выразили искреннюю надежду на будущие выдающиеся успехи воспитанников Июни. По их мнению, среди трехсот подростков должны обнаружиться, по крайней мере, десять "звезд", которые смогут принести реальную пользу своей стране. Для остальных детей - это шанс на выздоровление душ, искалеченных безответственностью взрослых.

 

Мы должны остановить юных самоубийц!
Галина Шейкина, Светлана Кольчик. Статья. Аргументы и факты, № 11.

По данным психологов, 85% школьников хоть раз задумывались о самоубийстве.

Средняя зарплата школьного психолога в Москве - всего 1800руб.

В городе НЕТ единого телефона доверия для подростков.

ИЗ СВОДОК ГУВД за последний месяц:

...На окраине Москвы из окна выбросился 10-летний мальчик. Причина самоубийства не установлена.

...Под окнами высотного дома обнаружены трупы двух девочек - 13 и 14 лет. Причина самоубийства не установлена.

...С 12-го этажа сбросился вниз 12-летний подросток. Причина самоубийства - ссора с родителями.

Кто виноват в том, что наши дети добровольно уходят из жизни? Войны нет, эпидемии тоже. А они прыгают с высоток, вскрывают вены, пьют снотворное. Причины, с нашей, взрослой, точки зрения, часто не стоят выеденного яйца. Но для них это превращается в вопрос жизни и смерти.

Школьный психолог - роскошь?
КАЗАЛОСЬ БЫ, предупредить детей и родителей о надвигающейся катастрофе призваны школьные психологи. Они сегодня появились в учебных заведениях Москвы. Но даже в Комитете образования нам не смогли назвать конкретную цифру: сколько же этих специалистов. По одной причине. Профессия эта не стала престижной и уважаемой - зарплата не поднимается выше 1800 руб. А значит, не вошла в число жизненно необходимых. Стандартная ситуация - у психолога даже нет своего кабинета. Ученики не знают его в лицо, соответственно, и в голову не придет обратиться за помощью. Зачастую психолог воспринимается как учитель, с которым нельзя быть откровенным.

Кроме того, и столичные родители, и школьники страдают полной "психологической безграмотностью". Они часто не знают, как вести себя с психологом, как и когда обращаться к нему за помощью. Елена В. после окончания института устроилась школьным психологом: "Работать в школе непросто, особенно из-за учителей и родителей. Неуравновешенность, легкая внушаемость, агрессивное поведение, неспособность адекватно оценивать свои действия, мысли о самоубийстве - все это результат школьной муштры и воспитания. По своей воле ко мне придет один-два ребенка, но помощь нужна половине учеников. А родителям - так всем. Некоторые взрослые спокойно беседуют со мной, признавая проблемы в общении с родным чадом, но большинство оскорбляется, что я лезу "не в свое дело". А потом еще и ребенку допрос устраивают: что ты там про меня наговорил?"

Николаи Р. выдержал в школе полгода: "Я ушел из-за учителей. Любой мой совет они встречали в штыки. Мол, сопляк еще, чтобы нас, опытных педагогов, учить. Недавно узнал, что мою ставку взяла учительница химии, окончив за несколько месяцев какие-то курсы по психологии. Да ей в женской колонии надо работать, а не в психологию лезть. Для нее ребенок - неуправляемый недоумок, на которого можно только кричать".

Школьных психологов готовит немного столичных вузов. Например, МГППИ (Московский городской психолого-педагогический институт). При институте работают лекторий для родителей, психологическая консультация. По словам проректора по учебной работе Елены Смирновой, в МГППИ уже создана столь нужная городу экстренная служба психологической помощи детям, но телефонный номер у нее добавочный: "Дело не в деньгах, Комитет образования финансирует эту службу. Проблема с номером. Дозваниваться через телефоны института - дело долгое, номер должен быть прямой". ПРОБЛЕМА С НОМЕРОМ?!

Когда на карту поставлены жизни детей? Стыдно даже об этом говорить...

Помощь должна быть навязчивой
СПРАВЕДЛИВОСТИ ради заметим, что проблема детских самоубийств физиологически возрастная, а значит, и интернациональная. Но количестве служб экстренной помощи, например, в любом крупном городе США в 10 раз больше, чем в Москве. Там круглосуточно работают кризисные центры, выделены десятки бесплатных "горячих линий" специально для детей и подростков, созданы группы поддержки, разработано множество школьных программ, есть специальные сайты в Интернете. В Швеции и Бельгии контактные телефоны бесплатных психологических служб размещены на телефонных автоматах, тетрадках, на обороте комиксов, в мультиках и передачах для подростков. А в Москве вы их не найдете не то что в школе на доске объявлений, а даже в телефонном справочнике они могут быть устаревшими. Вот догадались столичные издатели украсить обложки тетрадок физиономиями поп-звезд. А почему не номерами телефонов служб доверия? Одно время вагоны метро были навязчиво обклеены листовками против абортов, хочешь не хочешь, а увидишь. А почему бы точно так же и точно там же не размещать номера телефонов доверия?

Центр помощи подросткам должен работать в каждом районе круглосуточно. Навязчивая мысль может родиться в детской голове в любое время суток, да и не будет разговаривать подросток по телефону с психологом, если рядом кто-то есть из взрослых.

Жаль, что городские власти устранились от решения этой проблемы. Да, и на сытом Западе дети часто подходят к последней черте, но там гораздо больше возможностей их остановить, чем у нас. А это - НЕСПРАВЕДЛИВО.

Эти телефоны должны быть у каждого подростка
1. Психолого-медико-социальные центры по округам (время работы - будни, 10.00 -18.00). ЦАО - 265-01-18 (ул. Нижняя Красносельская, 45). Помощь детям, испытывающим домашнее насилие со стороны родителей. САО - 152-02-51, 495-51-43 (ул. Часовая, 5а). Помощь для детей раннего возраста в игровой форме, для детей после 7 лет - консультации. СВАО -104-04-76, 104-17-29 (ул. Римского-Корсакова, 10). ЮВАО -175-34-71, 175-92-56 (Есенинский бул., 9, к. 2). ЮАО - 113-18-36 (Нахимовский пр-т., 2). ЮЗАО - 132-00-03 (Ленинский пр-т., 89а). ЗАО - 413-11-15 (Осенний бул., 16, корп. 6). СЗАО - 498-69-57 (ул. Исаковского, 4/1). Зеленоград - 538-50-20, 538-50-22 (Зеленоград, корп. 45).

2. Отдел экстренной психологической помощи МГППИ -923-13-69 (доб. 1056).

Елена ВРОНО, детский психиатр, Исследовательский центр семьи и детства:

- НА ЧТО должен обратить внимание родитель? В поведении подростка произошли резкие перемены (тихий, аккуратный и вежливый мальчик превращается в хамоватого и взвинченного, компанейский и открытый становится зажатым, постоянно говорит, что ему скучно и неинтересно, ведет разговоры о суициде). Если сын или дочь стали оставлять на видном месте свой личный дневник, письма, бумаги, которые раньше ревниво оберегались и прятались подальше, это может означать, что у него серьезные проблемы. Сам рассказать о них подросток не может из страха или стыда, но он надеется, что вы прочитаете эти записи и поможете ему.

Когда на прием приходят подросток и его родители (чаще всего уже после попытки суицида), помощь нужна всей семье, Подростку надо помочь преодолеть проблемы, взрослым - решить, как семья будет существовать дальше после случившегося. Для окружающих попытка самоубийства - всегда шок, особенно если речь идет о подростке. К сожалению, отечественная служба психологической и психиатрической помощи подросткам несовершенна и бедна. Нет инфраструктуры, достаточного количества квалифицированных специалистов. В странах с высоким уровнем самоубийств, как в России, как правило, система служб психологической помощи охватывает все население.

Количество подростков, кончающих жизнь самоубийством, во всем мире постоянно увеличивается. В США число юных самоубийц выросло за последние 30 лет на 250%. Во Франции за последнее десятилетие - на 300%.

На 2 убийства в США приходится 3 суицида. На 1 самоубийство - от 50 до 100 попыток покончить с собой. Каждые два часа семь минут американский подросток сводит счеты с жизнью. Самоубийство - третья по распространенности в США причина смерти среди возрастной группы 15-24 года и четвертая - среди детей 10-14 лет.

В России ежегодно добровольно уходят из жизни более 2,5 тыс. детей и подростков до 19 лет, но это смерти, зарегистрированные как самоубийство. Как "смерть в результате несчастного случая" оформлено случаев в несколько раз больше.

В 2001 г. в Москве покончили жизнь самоубийством 49 подростков.

Мотивы суицида - 3/4 всех попыток самоубийств связаны с проблемами в семье, две другие злободневные причины - конфликт в школе и в личных отношениях.

 

 

СВОБОДА СЛОВА И ИНФОРМАЦИИ

Идет заказное уничтожение негосударственного СМИ, правда, теперь не в форме "спора хозяйствующих субъектов", а при помощи "защиты чести и достоинства".
Андрей Липский. Статья. Новогазетный прецедент. Время МН, № 43

События последних недель доказали, что слово журналистов стоит дорого. Особенно если его котировками занимается российская судебная система.

Басманный межмуниципальный суд Москвы определил стоимость двух статей в "Новой газете" в 45 млн рублей. Но сотрудников "Новой" столь высокая оценка их творчества не радует, потому что она может привести к закрытию газеты.

История первая: честь мантии. 22 февраля Басманный суд удовлетворил иск своего высокопоставленного коллеги - председателя Краснодарского краевого суда Александра Чернова - к "Новой газете" о защите чести и достоинства и возмещении морального ущерба. Кубанскому судье не понравилась статья собственного корреспондента "Новой газеты" по Краснодарскому краю Сергея Золовкина в номере от 14 января 2002 г. В статье описывается неблаговидная, по мнению автора, роль г-на Чернова в судебной волоките по иску несчастной женщины, обманом лишенной своей квартиры местными "крутыми парнями" и в течение нескольких лет тщетно добивающейся ее возвращения по суду. Однако поводом для обращения краснодарского судьи в суд московский стали не проблемы, поднятые в статье, а приложенная к ней справка отдела расследований "Новой газеты". В справке содержится информация о том, как и где судья, получающий официальную зарплату в размере около 9 тыс. рублей, проводит свой досуг, часы какой швейцарской фирмы носит, какие предпочитает иномарки, в костюмы каких кутюрье одевается и какого масштаба и стоимости строит себе особняк. Все это, естественно, признано не соответствующими действительности фактами (кроме костюмов от Валентино): часы у судьи, оказывается, вовсе не фирмы "Франк Мюллер", а другой; заграничный отдых - это вовсе не отдых, а командировки; да и супруга главного кубанского судьи не кто-нибудь, а глава нотариальной палаты, так что денег в семье и без судейской зарплаты хватает. Ну что ж, конечно, хотелось бы, чтобы журналисты лучше разбирались в марках престижных часовых фирм и трижды перепроверяли добытую информацию. Не удивляет и факт обращения в суд гражданина (в том числе и гражданина судьи) за защитой своей чести и достоинства. Удивляет и ошеломляет сумма, определенная Бауманским судом в качестве возмещения морального ущерба - 30 миллионов российских рублей. Таких сумм в России за моральный ущерб суды не присуждают. Даже если их запрашивают VIP-истцы типа Чубайса или Аяцкова. В лучшем случае эти суммы составляют несколько тысяч рублей, а чаще всего и вовсе имеют чисто символическое значение.

По статистике, предоставленной Фондом защиты гласности, за последние четыре месяца (октябрь 2001-го - январь 2002-го) российские суды удовлетворили 54 иска к журналистам и СМИ по поводу защиты чести и достоинства (кстати, самый высокий процент удовлетворенных исков - это иски, поданные самими судьями). По ним с ответчиков было взыскано в качестве компенсации морального вреда около полутора миллионов рублей. То есть если сделать (пусть статистически некорректный и очень приблизительный) расчет, то получится, что иск господина судьи к "Новой газете" стоит столько, сколько обиженные граждане могли отвоевать у журналистов примерно за шесть с половиной лет. То ли столько стоит судейская солидарность, то ли кому-то очень надо формально-правовым способом прикрыть газету. Ведь стоимость ущерба чести судейской мантии, по информации газеты, сравнима с годовым балансом газеты.

История вторая: выгода банкиров. 28 февраля тот же Басманный суд принял еще одно судебное решение в отношении "Новой газеты". Межпромбанк Сергея Пугачева отсудил у газеты сумму в 15 миллионов рублей как компенсацию "за упущенную выгоду". Выгода, по версии банка, была упущена после того, как в статье Олега Лурье от 26 ноября 2001 г. были приведены мнения неназванного сотрудника русского отдела ФБР США и прокурора кантона Женева Бертосса о возможном отношении Межпромбанка к отмыванию в США и Швейцарии крупных денежных сумм. По мнению юристов банка, из-за статьи Межпромбанк не смог получить ранее оговоренный кредит, не выполнил своих обязательств перед клиентом и вследствие этого потерял те 15 миллионов рублей, которые Басманный суд полностью переложил на плечи "Новой газеты". Эксперты, с которыми мне удалось обсудить эту проблему, удивлены в основном тремя обстоятельствами. Как такой крупный банк умудрился сорвать сделку с партнерами, стоящую всего (по банковским меркам) полмиллиона долларов? Как удалось доказать, что именно "Новая газета", процитировавшая информацию, являющуюся на Западе "тайной Полишинеля", нанесла столь жестокий удар по репутации банка? И, наконец, откуда такая готовность Басманного суда удовлетворить иск "по полной программе"?

Что дальше? А дальше, по словам юриста "Новой газеты" Ярослава Кожеурова, весьма туманная перспектива. Сейчас редакция ждет официальных бумаг из суда по обоим делам. Их появление будет означать возможность подачи кассационной жалобы в Московский городской суд. И все бы ничего, если б за день до рассмотрения дела в Басманном суде, а именно 21 февраля, неугомонная "Новая" не прошлась по председателю этого суда Ольге Егоровой. Похоже, что и в Мосгорсуде коллеги своих не сдадут. Если это произойдет, то решение вступит в силу и у редакции останется лишь гипотетическая возможность добиться прокурорского протеста на решение Мосгорсуда и рассмотрения в этом случае дела в президиуме этого же суда (а в перспективе и в Верховном суде). Но это если прокуратура захочет. А может и не захотеть, ведь и ее деятельность не раз становилась объектом критических выступлений газеты. В редакции надеются, впрочем, на Европейский суд, однако это процедура долгая.

Ну а пока она суд да дело, "Новая" может просто перестать выходить, ибо ее имущество пойдет на оплату чести мантии и утраченной выгоды. Такие вот хозяйственно-юридические споры.

Post scriptum

Юрий Щекочихин,

заместитель главного редактора "Новой газеты", депутат Госдумы:

- Один миллион долларов в качестве морального ущерба - такого в нашей стране никогда не было. Тот факт, что такая разорительная по нашим условиям сумма впервые выставлена именно газете, да еще по иску судьи, - зловещий прецедент, который может стать губительным для всей вольной журналистики. Я уверен, что чиновники оказывают медвежью услугу Путину. Однажды он проснется, а правдивой информации нет - все свободные СМИ истреблены.

Игорь Яковенко,

генеральный секретарь Союза журналистов России:

- Идет заказное уничтожение негосударственного СМИ, правда, теперь не в форме "спора хозяйствующих субъектов", а при помощи "защиты чести и достоинства". Если это состоится, то в России почти не останется средств массовой информации, в которых можно увидеть иную точку зрения на войну в Чечне, на проблему радиоактивных отходов, на проблему коррупции. Это нарушение прав 147 миллионов граждан России на получение информации.

Евгений Тарло,

вице-президент Федерального союза адвокатов России:

- Гражданин, подающий иск в суд, сам определяет размер причиненных ему нравственных страданий. У суда нет никаких "прейскурантов" на причиненный ущерб, что создает потенциальную возможность для судейского произвола. В принципе суды должны руководствоваться здравым смыслом и социально-экономическими реалиями нашей страны. Главное, что эти иски не могут служить цели обогащения либо каким-то иным целям, кроме компенсации моральных страданий и восстановления права. Если же запрашивается абсолютно нереальная для нашей страны сумма, то это либо средство личного обогащения, либо хитроумный способ задавить неугодную прессу. Кроме всего прочего, налицо нарушение самим истцом элементарной судейской этики. Судья, тем более высокого ранга, не имеет права использовать свою принадлежность к профессиональной корпорации и таким образом ставить под удар свою репутацию. Басманный же суд действует по принципу "не тронь наших", что тоже является очевидным отклонением от профессиональной этики. Если решение суда первой инстанции будет одобрено Мосгорсудом, это создаст опасный юридический прецедент. А для СМИ это будет означать, что им придется действовать с такой осторожностью, что самоцензура задушит свободу слова.

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Шестой месяц она работает в москве экологическая милиция.
Василий Дворыкин. Статья. Агентурная сеть из бабушек и дедушек. Московская правда, № 46.

1 октября 2001 года Экологическая милиция в Москве была воссоздана. И вот уже шестой месяц она работает. О работе территориального подразделения этой службы в Восточном округе корреспонденту "НДМ" рассказал начальник экологической милиции ВАО Николай КИСЕЛЕВ.

- К работе мы приступили с первых дней. Дел хватает, например, не далее как вчера поступил сигнал: срубили дерево по Нижней Первомайской. Дознаватель ведет следствие: чья вина? А вина есть: порубочный билет не выдавался.

Зима, как видите, снежная - особый нужен контроль: в округе пять снегоплавильных камер, вполне достаточно, но среди уборщиков много нетерпеливых, стремящихся сыпать снег в Яузу и сбрасывать его в национальном парке "Лосиный остров". Ни к реке, ни к парку, ни к прочим запретным местам не подпускаем никого...

Наш сотрудник называется инспектором. Его обязанность: контроль над санитарным состоянием и благоустройством округа. В каждом территориальном отделе, а их 16 в Восточном округе, - группа от 3 до 7 инспекторов. Мы собираем их раз в неделю, а по вечерам они докладывают о проделанной работе. Утром созваниваемся - я ставлю задачу, исходя из оперативной обстановки.

Работают инспектора в тесном контакте с управами, являются членами административных комиссий.

Вместе с тем должен сказать: служба наша, как мы считаем, все еще в стадии становления. Подбираем людей, ведь укомплектованы мы лишь на 70%.

- Накануне создания экологической милиции о ее будущем вели в нашей газете диалог начальник территориального отдела Департамента природопользования и охраны окружающей среды по ВАО Юрий Боярчук и заведующий сектором экологии префектуры ВАО Валерий Сафонов: первый считал, что новый состав экологической милиции придется учить, второй уповал на то, что придут специалисты в области экологии из вузов - им придется лишь дать знания "милицейской направленности". Как обстоит дело в реальности?

- Правы оказалась оба: мы приглашаем специалистов с экологическим образованием. И желающие идти к нам работать есть. В основном, женщины - больше, наверное, любят экологию (улыбается). Например, вчера были на собеседовании выпускники Московского государственного горного университета, факультета экологии. Желают работать у нас и выпускники Российского аграрного заочного университета в Балашихе.

Учиться приходится всем без исключения: и руководству экологической милиции, которое впервые столкнулось с этим видом деятельности, и инспекторам с высшим экологическим образованием. А учат нас тот же Валерий Сафонов и Юрий Боярчук со своими специалистами. Раз в неделю собираемся на занятия - что-то подобное совещаниям-семинарам. Учимся, в основном, на конкретных примерах работы "старой" экологической милиции. Чужой опыт - лучший урок...

- Еще одна цитата из прошлогоднего диалога. Валерий Сафонов сказал о "старой" экологической милиции так: "Спросите: откуда у них была такая осведомленность? Причина проста до смешного! У нас очень много бабушек и дедушек и прочих активных граждан, которые очень любят наблюдать за общественным порядком. И все замечают: там пилят, там пьют, там льют. О чем немедленно сообщают. И экологическая милиция в считанные минуты была на месте и проверяла: то ли пилят, там ли пьют, туда ли льют. Бабушки и дедушки, а также прочие активные граждане очень уважали за это экологическую милицию. Считали ее самой нужной. А что сейчас?

- О себе мы сообщили по окружному кабельному ТВ, дали объявление в газету "Сокольники", обнародовали координаты. И все, о чем говорил Сафонов, возродилось: телефон не умолкает. Звонят по любому поводу: запах газа - звонят, где-то костер палят - звонят, где-то деревья рубят - звонят! Сегодня, например, наш инспектор выезжал по звонку жителей, которых возмутила незаконно установленная во дворе "ракушка". Проверил - документов на установку нет. Заставил убрать.

- Николай Викторович, это у американцев принято: если даже сосед что-то натворил, законопослушный американец немедленно сообщает об этом властям. А у нас, простите, это в общественном сознании - донос. Постыдный, так сказать, кляузный акт.

- Этот миф поддерживается теми, кто равнодушен к своему дому, двору, улице, городу. И, напротив, желание предотвратить безобразие продиктовано переживанием за свой город, за свой район. И по сути это патриотично: чем активнее люди, тем легче работать нам. У нас есть добровольные помощники, это, в основном, действительно люди преклонного возраста. Весной они активизируются. Информация от них поступает ценная...

- Но когда-то у милиции были помощники и моложе. В 70-е годы, например, славились комсомольские оперативные отряды, дежурившие на танцплощадках, улицах. Не планируете восстановить организованную инициативу - без комсомола, разумеется?

- Руководство главка нас настраивает, чтобы мы с этой инициативой "шли в массы". Но, когда мы были молодыми, нам по телевизору показывали совсем другие фильмы. Сейчас - сплошь боевики. А как из этих, "зараженных" агрессией молодых людей сколотить отряд добровольных помощников милиции? У них сейчас и игры - в бандитов, в "крутых" ребят. Но, думаю, не все такие - работу по привлечению их к нашей деятельности будем проводить...

- Николай Викторович, в прошлогодней беседе Юрий Боярчук сказал, что когда "по сигналу" ему нужно было послать своего инспектора-женщину в какую-нибудь тмутаракань в "Лосином острове" и инспектора сопровождала экологическая милиция, он был спокоен. А без бойцов-экологов Боярчуку "страшно за нее": кто нарушители? как ее встретят? Теперь у работниц Департамента природопользования и охраны окружающей среды по ВАО вновь есть защитники?

- Да, сейчас так: поступил сигнал из отдела - мы своих инспекторов с машиной высылаем. Боярчук сажает свою девчушку - она как специалист, а мы как прикрытие, как милиция и как ученики. Вот такой "летучий наряд" - гроза нарушителей. - Кстати, о нарушителях: что готовит им законодательная база?

- Законодательная база пока слаба - только Закон о, милиции. Но буквально на днях нам обещали дать дополнительные полномочия по Закону № 1 города Москвы 1996 года о благоустройстве города. Там и штрафные санкции предусмотрены, и протокол в нашем ведении, Есть там и список всех возможных нарушений, и сроки их ликвидации. Например, если нарушение связано с озеленением, если повредил столько-то, то нарушитель обязан посадить в 2 - 3 раза больше...

- Когда будете подводить итоги? Видимо, нужно пройти полный цикл: зима, весна, лето, осень?

- Уже в марте должны отчитаться, хотя, честно говоря, у нас из 23 расчетных машин - фактически всего 14, компьютерной техники тоже на треть.