ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 19 - 28 декабря 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Что изменилось в московском СИЗО-2 через более чем три месяца после сенсационного побега из Бутырок.

Владимир Локтев. Статья. Сидят в Бутырке москвичи, а сторожат их омичи. Труд, № 233.

Изменилось ли что-то в московском сизо-2? За ответом наш корреспондент отправился в знаменитый острог

Прошло более трех месяцев после сенсационного побега из московского СИЗО-2 (Бутырская тюрьма) троих особо опасных преступников, приговоренных к пожизненному заключению. Двоих вскоре отловили, а Борис Безотечество до сих пор гуляет на свободе. Когда же 1 октября Бутырку запросто покинул заключенный Виноградов, предъявив на проходной удостоверение сотрудника УИН, терпение министра юстиции Юрия Чайки лопнуло. Руководители столичного УИН и СИЗО-2 были отправлены в отставку.

Нет худа без добра. Именно эти два ЧП в старейшем московском остроге наконец-то обратили внимание властей на острейшие нужды вконец обветшавшего СИЗО и бедственное положение его сотрудников. Тюремщикам увеличили жалованье и в срочном порядке выделили деньги на капитальный ремонт следственного изолятора.

Что с тех пор изменилось в Бутырке?

В маленьком кабинете начальника изолятора все по-старому: на том же месте стол и стулья, макет Бутырки, портрет "железного" Феликса на стене... Новый хозяин кабинета полковник внутренней службы Владимир Ступин до назначения в Москву руководил тюрьмой в Саратовской области.

- На эту должность заступил 3 октября, и мне сложно оценивать свою работу за два месяца, - начинает разговор полковник, разливая гостям чай. - Но территорию и помещения изолятора изучил и уже хорошо ориентируюсь, не заблужусь. А начал с наведения элементарного порядка. Не по своей прихоти, а согласно требованиям нашей службы, закона. Усилили пропускной режим, ввели систему жетонов. Раньше этого не было, сотрудники проходили на территорию СИЗО с удостоверениями, могли обронить их...

- Что вас удивило в первые дни службы на новом месте?

- Не то чтобы удивило, скорее, огорчило. Вот говорю офицеру: надо сделать то-то. Он - под козырек. Вечером проверяю, а там и "конь не валялся", ничего не сделано. Я не мог мириться с такой необязательностью. С теми, кто не захотел служить как положено, пришлось расстаться.

- Ну а как идет капитальный ремонт, денег на него хватает?

- Чуть-чуть отстаем от графика. До конца года сдадим первый этаж основного режимного корпуса. Первым делом укрепили полы, потом - внешние стены. Уже заменили систему водоснабжения. В камерах и коридорах делаем косметический ремонт. Вы не поверите, но только всякого хлама и мусора вывезли с территории 620 тонн...

Что касается денег, то мы, как обещано, получили на капремонт изолятора 11,6 миллиона рублей из госбюджета, 8,8 миллиона дала Москва и 276 тысяч - сами заработали.

- После увеличения зарплаты сотрудникам изолятора с кадрами меньше забот?

- Вопрос сложный, хотя внешне - благополучно: полный комплект. Офицеры - почти все москвичи. А вот с младшим составом, инспекторами - беда, все иногородние, из ближайших к Москве областей. "Гонцов" посылаем по городам и весям, чтобы агитировали молодежь, приглашали к нам. Ведем работу с военкоматами, учебными заведениями. Пока не могу похвастаться результатами. Вот и приходится обеспечивать охрану СИЗО вахтовым методом. Сегодня у меня 135 человек, командированных на два месяца из 16 регионов России - Урала, Сибири, Архангельска... Ну не идут москвичи работать в Бутырку за 3 тысячи рублей.

- Деньги и впрямь небольшие, но ведь к ним и льготы какие-то полагаются?

- И, замечу, весьма существенные по нынешним временам. Наши сотрудники пользуются бесплатным медобслуживанием, обеспечиваются почти бесплатными путевками в ведомственные курортные учреждения, бесплатным проездом в городском и пригородном транспорте и проездом к месту проведения отпуска и обратно... (Кстати сказать, любую дополнительную информацию по условиям работы в СИЗО-2 москвичи могут получить по телефонам: 156-77-78; 156-77-86).

- Если не секрет, где живут 135 командированных в Бутырку сотрудников и другие иногородние?

- Кто у знакомых, кто в общежитии. Находясь на госслужбе, никто из них не имеет ни прописки, ни жилья. Сегодня почти тридцать человек живут в камерах строящегося в Медведково СИЗО-7. Построят изолятор - куда им деваться? А 135 "вахтовиков" обретаются в подмосковном пансионате "Аксаково". Три раза в день гоняем автобусы за 80 километров, чтобы привезти людей на службу и обратно. Плюс расходы на их питание. Затраты немалые...

- Допустим, москвичи не откликнутся на призыв идти служить в Бутырку - неужели нет выхода из этого кадрового тупика, и тюремщики со всей России по-прежнему будут охранять столичный СИЗО-2?

- Надеюсь, материальное обеспечение младшего состава сотрудников изолятора будет улучшаться и станет приемлемым для молодых москвичей. Есть и другой способ решения вопроса: изменить график дежурств инспекторов. Сутки - на вахте, трое - выходной. На этих условиях, уверен, к нам поедут на работу и туляки, и рязанцы, и калужане...

- Сами-то вы получили жилье?

- Пока живу в гостинице, семья - в Саратове,,,

Закончилась наша встреча с новым начальником Бутырки прогулкой по территории тюрьмы. Фасад главного режимного корпуса старейшего столичного острога, которому более 230 лет, выкрашен в красно-белых тонах. На первом этаже кипела работа, заканчивался ремонт более 50 камер и коридоров.

- Чтобы полностью обновить тюрьму, потребуется 3-4 года, - комментирует Ступин. - В следующем году правительство Москвы выделит 40 миллионов рублей для капремонта банно-прачечного комбината, пищеблока и административного здания. Вскоре будем монтировать систему безопасности. Все камеры будут блокироваться и контролироваться с помощью видеокамер с пульта оператора. На это необходимое новшество потребуется дополнительно 15 миллионов рублей...

В шестом коридоре режимного корпуса зашли в отремонтированную камеру на шесть мест. Теплые батареи, новая раковина и унитаз, есть горячая и холодная вода, стены выкрашены светлой краской...

- А здесь сидели те, кто 5 сентября сбежал из тюрьмы, - кивнул полковник на дверь камеры № 76.

Я заглянул в глазок. В левом дальнем углу пустой камеры одиноко висела икона. Неужели сидевшие здесь злодеи-убийцы молились перед сном?

Теперь коллегия Мосгорсуда рассматривает жалобы заключенных методом видеоконференции. Статья.

Дмитрий Анохин. Видеокамера. Вечерняя Москва, № 237.

Обычный зал Мосгорсуда на Богородском валу, 8. В креслах - три представителя третьей власти, сбоку за столиком - прокурор. Но все остальное, происходящее в зале, для большинства граждан России пока непривычно. Перед каждым участником заседания - напоминающий компьютерную мышь микрофон с длинным шнуром. На скамье (не подсудимых, а обычной небольшой скамье у стены) находится еще один непосредственный участник заседания с двумя пультами управления в руках - компьютерный инженер. Наконец, в зале нет обвиняемого. Вместо него - два огромных телемонитора, передающих картинку из следственного изолятора.

Проблема доставки лиц из следственных изоляторов в суд особенно остро встала несколько лет назад, когда Конституционный суд решил: осужденный, обжаловавший приговор и пожелавший лично предстать перед судьями, имеет на это безусловное право. Прежде коллегия судей сама решала, нужно ли вызывать зэка из следственного изолятора или "беспокоить" жалобщика необходимости нет; теперь альтернативы не осталось. Помимо огромных трат на топливо и нехватки конвоиров, возник вопрос с размещением доставленных в суд лиц: на такое количество "путешественников" спроектированные четверть века назад здания судебных присутствий не рассчитывались.

Прошлым летом впервые в стране была опробована система связи по видеоконференции между Верховным судом и столичным следственным изолятором № 3, известным еще как Краснопресненская пересыльная тюрьма. Для размещения новой техники в СИЗО выделили стандартную камеру-одиночку. Перед судьями и перед осужденным поставили видеокамеры, транслировавшие изображение на другой конец "провода", и уже там картинка при помощи компьютера отображалась на большом мониторе. Все, что оставалось конвою, - довести арестанта по тюремным коридорам до камеры с (простите за тавтологию) видеокамерой, а после рассмотрения дела доставить обратно.

После московского СИЗО-3 подобная система связи с Верховным судом появилась в следственном изоляторе Челябинска. Затем подключили СИЗО-1 "Матросская Тишина". А минувшей осенью видеоконференцию оборудовали и в Московском городском суде.

- Система работает устойчиво, - рассказывает главный специалист отдела компьютерного обеспечения Мосгорсуда Артем Каратеев. - Случались сбои из-за механического воздействия на телефонный кабель (например, где-нибудь в колодце крыса хвостиком вильнула). Но еще ни разу по этой причине рассмотрение дела не переносили: связь восстанавливается в течение нескольких минут.

Рассмотрение жалоб "по телевизору" проходит в двух залах Мосгорсуда четыре дня в неделю. Количество зэков, усаживаемых в двух СИЗО перед видеокамерами, как правило, составляет несколько десятков человек в сутки. Поприсутствовав на одном из заседаний, я не заметил в поведении и настрое судей ничего особенного. Вероятно, они уже привыкли к новому чуду техники, хотя комментировать репортеру "ВМ" свои ощущения от работы с видео категорически отказались. Что подкупает в видеоконференции - так это возможность отключить звук (как и одну из сторон, так и в обе) в момент, когда суд удалился на совещание. В эти минуты системный инженер с прокурором, остающиеся в зале, имеют возможность насладиться тишиной.

А вот у адвоката Межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам Алексея Смердова, участвовавшего в рассмотрении одного из дел, точка зрения далека от позитивной:

- Конечно, если судебная коллегия сухо исследует доказательства и лишь уточняет правомерность приговора районного суда, применение видеоконференции полностью оправданно. Но бывает так: суд утверждает, что обвиняемый виновен, а тот говорит - невиновен. В таких случаях я по самому человеку смотрю, врет он или говорит правду. А восприятие картинки на мониторе сильно отличается от восприятия реального человека. Кроме того, транслируемое изображение прерывисто, да к тому же идет с некоторым опозданием. В любом случае нам хотелось бы общаться с подзащитным очно, а не через десятки километров.

Как бы там ни было, похоже, без повсеместного применения видеоконференции судам не обойтись. Кто знает, случились бы нашумевшие побеги из Бутырки (по причине которых, кстати, теперь и затягивается пуск видеоконференции в этом СИЗО), если бы тех заключенных не этапировали в столицу для рассмотрения жалобы в Верховном суде, а просто усадили бы перед видеооком в том городе, где проходило следствие. И если пока рассмотрение дел на городском уровне таким способом осуществляется лишь рассматривающей жалобы коллегией Мосгорсуда, не исключено, в ближайшем будущем приговоры по телевизору будут выносить и суды первой инстанции. А что вы хотите - технический прогресс...

В Мосгорсуде начался процесс против активистов "Реввоенсовета", причастных к осуществлению серии терактов в Москве и Подмосковье, в том числе к подготовке взрывов памятников Николаю II и Петру I. Если прокурору удастся доказать вину подсудимых, их ждет до 20 лет тюрьмы. Вита Лукашенко. Статья. Реввоенсовет в Мосгорсуде. Газета.Ру, 17 декабря 2001 г.

В понедельник спецчасть Московского городского суда приступила к рассмотрению дела, возбужденного против членов леворадикальной группировки "Реввоенсовет", причастной к подготовке и осуществлению серии терактов в Москве и Московской области.

Заседания Мосгорсуда проходят в закрытом режиме. На скамье подсудимых оказались пятеро активистов организации: Валерий Скляр, Юрий Внучков, Владимир Радченко, Сергей Максименко и Владимир Белашов. Все они обвиняются в организации преступного сообщества (ст. 201 УК РФ) - то есть собственно "Реввоенсовета". Кроме того, троих из них - Скляра, Максименко и Белашова - судят за насильственный захват власти в Брянской области (ст. 278 УК РФ), а Внучкову, Белашову и Скляру предъявлено обвинение еще и в терроризме (ст. 205 УК РФ). Помимо этого "революционеров" обвиняют в мошенничестве и подделке документов.

По данным следствия, все пятеро причастны к взрыву памятника Николаю II в подмосковном поселке Тайнинское. Они же собирались взорвать установленный рядом с Крымским мостом в Москве памятник Петру I работы Церетели (скульптуру уже заминировали, но подорвать не успели)

В сентябре того же 1997 года члены РВС взорвали мемориальную плиту семьи Романовых на Ваганьковском кладбище. А затем пытались взорвать газонасосную станцию в подмосковной Балашихе.

На первом заседании Мосгорсуда зачитывали обвинительное заключение и рассматривали ходатайства. Судья Комарова, председательствующая на процессе, огласила первые 37 страниц дела, затем адвокат одного из подсудимых Константин Рыбаков подал ходатайство. Защита потребовала от суда отправить дело на доследование, чтобы соединить его с уголовным делом еще одного активиста "Реввоенсовета", редактора газеты "Молодой коммунист" Игоря Губкина, который считается организатором РВС. Поначалу его предполагалось судить вместе с подельниками-взрывниками, однако после того как в 1999 году он скрылся, несмотря на то, что был под подпиской о невыезде, его дело выделили из общего. Более того, следователи выяснили, что Губкин может быть виновен в убийстве. Сейчас Губкин находится в СИЗО во Владивостоке, где в феврале над ним начнется судебный процесс.

По мнению адвокатов подсудимых, московский процесс, на котором не будет главного участника, не может быть "объективным и всесторонним". Тем не менее суд решил ходатайство защиты отклонить. Впрочем, большинство подсудимых, остались этим вполне довольны. Четверо участников процесса (все, кроме Белашова, адвокат которого и подал ходатайство), против того, чтобы Игоря Губкина судили вместе с ними. По их мнению, Губкин "излишне политизировал бы процесс". Подсудимые признались на следствии, что действительно причастны к взрывам. Но делали все это по указке редактора "Молодого коммуниста" Губкина и из крайней необходимости (например, когда им стало известно, что тело Ленина собираются выносить из Мавзолея).

Сейчас практически все обвиняемые уже находятся на свободе, их отпустили под подписку о невыезде, так как максимальный срок их содержания в СИЗО уже давно истек. Единственный, кто из зала заседаний отправился в следственный изолятор Лефортово, это Сергей Максименко, который, после того как в 1999 году вышел из российского СИЗО, попытался скрыться в Чехии. Но местные органы правовопорядка поймали взрывника и экстрадировали его на родину. Теперь, как считают в кругах, близких к леворадикальной организации, Максименко "и сам не хочет выходить из СИЗО из-за проблем с криминальным миром" - по некоторым данным, он рассказал следователям, кто именно помог ему перебраться через границу.

Уголовное дело против шестерых членов РВС начали расследовать в УФСБ по Москве и Московской области еще в 1997 году.

После двух лет следствия 30 июля 1999 года оно было передано в Мосгорсуд. Но процесс тогда не начался: 12 октября 1999 года дело отправили на дополнительное расследование, так как, по мнению судей, следователи допустили ошибки.

На следующем заседании Мосгорсуда, которое состоится во вторник, в процесс будет введен общественный защитник, а судья продолжит зачитывать обвинительное заключение.

Сотрудники МВД проверяли работу Петровки, 38, и всех десяти окружных УВД города более десяти месяцев и пришли к печальному выводу: "укрывательством" преступлений занимались в той или иной степени практически все руководители управлений. Статья.

Александр Раскин, Виктор Пауков. Московскую милицию приучают к новым порядкам. Время новостей, № 233.

Начальник столичной милиции генерал-майор Владимир Пронин должен отправиться сегодня на доклад к главе МВД Борису Грызлову. Шеф ГУВД Москвы расскажет министру об итогах закончившейся инспекторской проверки своей службы и об оргвыводах, которые сделаны с учетом провозглашенной весной реформы милицейской системы страны. Один из главных ее постулатов -- уход от "борьбы за показатели" и безусловная регистрация всех сообщений и заявлений от простых граждан.

Сотрудники МВД проверяли работу Петровки, 38, и всех десяти окружных УВД города более десяти месяцев и пришли к печальному выводу: "укрывательством" преступлений занимались в той или иной степени практически все руководители управлений. Часть начальников окружных УВД отделалась выговорами и предупреждениями о неполном служебном соответствии, а главным милиционерам Центрального округа и Зеленограда в последние недели пришлось расстаться со своими креслами. Вчера же, накануне визита к министру, г-н Пронин на оперативном совещании назвал еще одну, похоже, последнюю жертву -- ею стал начальник УВД Северо-Западного округа Александр Звирак, который после отбытия ревизоров сам написал рапорт об отставке.

По данным министерской проверки, дежурные почти всех отделений милиции этого округа систематически нарушали учетную дисциплину, или "заговаривая зубы", или даже угрожая потерпевшим, чтобы те не писали заявления о постигших их несчастьях. По некоторым из таких фактов прокуратура уже проводит проверку, а провинившихся уволили. Кроме того, вынесены выговоры начальникам ОВД "Митино", "Хорошево-Мневники", "Щукино", "Северное Тушино", "Покровское-Стрешнево", "Строгино". Такая же участь недавно постигла и руководителей ОВД "Тверское", "Пресненский" и "Арбат". Вчера же начальник ГУВД Владимир Пронин назначил новых начальников УВД Зеленограда и Центрального округа. Это полковник Виктор Крыхтин, занимавший ранее должность замначальника УВД Северо-Восточного округа, и полковник Александр Мельников, руководивший инспекторским отделом ГУВД.

Вчера же, одновременно с "разбором полетов" в ГУВД (впервые за последние десять лет проводившимся без согласования с руководством мэрии столицы) депутаты Мосгордумы приняли поправки в городской закон "О порядке согласования при назначении на должность и освобождении от должности отдельных должностных лиц в городе Москве", касающиеся шефа ГУВД.

Согласно поправкам теперь депутаты Москвы не будут участвовать в выборе главного столичного милиционера, а кандидатуру начальника МВД надо согласовывать только с мэром. Спикер Мосгордумы после принятия поправок признал, что пошли столичные парламентарии на этот шаг вынужденно, для приведения московских законов в соответствие с федеральными. Хотя никто из депутатов и не отрицал, что поправки просто де-факто узаконили все то, что министр Грызлов, при поддержке Кремля, сделал еще полгода назад.

В Московской милиции пришлось поменять окружных шерифов, так как вскрылись многочисленные нарушения учетно-регистрационной дисциплины.. Информ. сообщ. Московский комсомолец, № 283.

Новые кадровые перестановки произошли в структуре московской милиции. Изменения коснулись прежде всего столичных округов: сразу три кресла милицейских руководителей местного масштаба поменяли хозяев.

Фамилия нового шерифа Северо-Западного округа пока неизвестна. Прежний руководитель Александр Звирак написал рапорт об отставке после того, как в его ведомстве вскрылись многочисленные нарушения учетно-регистрационной дисциплины. То есть преступления с подачи руководства попросту не фиксировались. Об одном таком случае "МК" рассказывал буквально на днях: в ОВД "Северное Тушино" у женщины отказались принимать заявление о причинении огнестрельного ранения ее дочери - более того, против самой матери возбудили уголовное дело за сопротивление сотрудникам милиции. Поначалу ожидалось, что Звирак отделается выговором, но он сам предпочел уйти. Его заместитель по службе криминальной милиции Нестеров тоже получил "черную метку": он предупрежден о неполном служебном соответствии. А руководителям всех ОВД на северо-западе Москвы (кроме Куркина) объявили выговоры. Будет ли принята отставка Звирака и кто займет его место, станет ясно в ближайшее время.

По схожим причинам лишился своего места руководитель УВД Зеленограда Козлов. Зеленоград в структуре московской милиции всегда был на особом положении - в первую очередь благодаря своей удаленности. В ГУВД отмечают, что Козлов пользовался этим географическим преимуществом и своим нестандартным статусом (по слухам, его поставили во главе зеленоградской милиции во многом по протекции жены, имеющей немалый вес в прокуратуре). В результате и здесь фиксировались далеко не все преступления, местные милиционеры вообще не контактировали с Петровкой, и порой стражей порядка на улицах Зеленограда невозможно было сыскать, что называется, днем с огнем. Теперь зеленоградской милицией будет руководить полковник Виктор Крыхтин. Он начинал в Северо-Восточном округе, был начальником ОВД "Алексеевский", потом возглавлял Управление по работе с участковыми инспекторами столичной милиции, откуда вновь вернулся в округ. Видимо, на Петровке надеются, что Крыхтин сможет улучшить ситуацию в самом отдаленном районе Москвы.

Наконец, начальником УВД самого сложного во всех отношениях - Центрального - округа назначен Александр Мельников. Он из тех, кого называют "молодым перспективным руководителем". До сих пор Мельников был начальником инспекции штаба ГУВД и носит погоны всего лишь подполковника. В ГУВД отмечают, что в УВД ЦАО в последнее время начальники меняются едва ли не каждый год, ибо угодить всем на столь деликатном посту очень тяжело. Вот и прежний начальник Сергей Зуйков, как говорят, не сработался с высшими милицейскими чинами.

Ни следователи, ни суды не стремятся найти крупных наркодилеров, довольствуясь единичными случаями продажи, которые, к тому же часто фабрикуются оперативниками. Создается видимость борьбы с наркомафией. Статья

Зоя Светова.. Лечение и наказание. Новые Известия, № 230.

"Я - мать Лазакович Жанны Валерьевны. Моя дочь была задержана 25 мая 2001 года в собственной квартире, а 4 октября осуждена по статье 228, часть 4 на семь с половиной лет лишь только за то, что не признала себя виновной. Обращаюсь к вам, надеясь, что вы сможете нам помочь. Посмотрите: реальные распространители наркотиков гуляют на свободе и делятся своими криминальными деньгами с теми, кто по закону призван бороться с этой заразой. Мы, несчастные родители наркоманов, считаем, что если государство не признает наркоманию заболеванием и не начнет лечить наших детей бесплатно, как онкологических больных, и если пособники наркодельцев - милиция и медики - не будут сурово наказаны, Россия в скором времени перестанет существовать, как государство".

Такой вердикт выносит российскому государству Валентина Лазакович - мать, чья дочь уже несколько лет потребляет наркотики и семь месяцев содержится в одной из московских тюрем. Валентина обратилась в "Новые Известия" в надежде, что газетная публикация сможет изменить судьбу ее дочери. Полгода назад наша газета рассказывала об истории другого наркомана - Петра Севастьянова, приговоренного как сбытчика Никулинским межмуниципальным судом к 8 годам лишения свободы ("Моим богом стал героин"... 28 июня 2001 года). Увы, после статьи в его судьбе ничего не изменилось.

В этой публикации речь шла о той же страшной проблеме: как правоохранительные органы "назначают" наркоманов наркоторговцами. Рассказ Валентины Лазакович - еще одно свидетельство циничного отношения прокурорских и судейских работников к больным людям, как к материалу, из которого можно безнаказанно "лепить" преступников. Она обратилась в газету, столкнувшись с беззаконием, творимым сотрудниками милиции, и разуверившись в эффективности прокуратуры и суда. Уже не раз замечено, что практика проведения оперативных действий некоторыми милиционерами напоминает манеру поведения бандитов.

Для тех, кто ловит наркоманов, закон не писан...

Так, 25 мая сотрудники ОВД "Солнцевский" взломали дверь в квартире Жанны Лазакович, хотя в этом не было никакой оперативной необходимости. Обыск проводился без санкции прокурора, без протокола. Не был составлен также и протокол личного обыска Жанны. Соседи, приглашенные в качестве понятых, недоумевали, для чего их позвали и почему Жанну ни с того ни с сего увели в наручниках. Одна соседка осмелилась и спросила: "Куда вы ее ведете, ведь ничего же не нашли?"

А что, собственно, сотрудники ОВД "Солнцевский" искали в трехкомнатной квартире Валентины Лазакович и ее дочери? Во время проверки, которую по жалобе матери осужденной должна проводить Никулинская межрайонная прокуратура, сотрудники милиции, наверное, объясняют выломанную дверь, сломанные замки, наручники и личный обыск поимкой особо опасной преступницы - "наркосбытчицы". Но здесь вышла нестыковка: ни в квартире Жанны, ни при личном обыске не нашли наркотических веществ. Почему же в тот злополучный день ее "назначили" наркодилером?

Утром 25 мая задержали наркомана Алексея Строганова. Если верить материалам следствия, при нем был найден героин. Задержанный сначала назвал одного из своих приятелей, у которого он якобы купил дозу. Почему сотрудники ОВД "Солнцевский" направили его с мечеными деньгами к Лазакович, остается только догадываться. Не исключено, что, как говорит ее мать, Жанне отомстили за то, что она отказалась сотрудничать с милицией и "сдавать" наркоманов.

Валентина рассказывает, что 25 мая к ним пришла Ирина Кулешова, которая уже не в первый раз приносила ее дочери героин. Она была осуждена на 4 года условно за потребление и распространение наркотиков, и все знали, что она является штатным "агентом" милиции. Кстати, после ареста Лазакович Ирина предусмотрительно скрылась из Москвы. Так что обвинение Жанны по статье 228, часть 4 (сбыт наркотиков в крупном размере) строилось исключительно на показаниях Строганова, заявившего, что он купил у нее наркотики, и на материалах обыска, проведенного оперативником Фирсовым на следующий день после задержания Жанны.

"Они начали что-то искать в комнате Жанны. Через некоторое время Фирсов достал из моей сумки бумажку и сказал: "Вот посмотри", - рассказывает Валентина. - У него тряслись руки."

"Да, в квартире Лазакович было найдено 0,19 г наркотического вещества, - говорит Валерий Акопян, адвокат Жанны.- Его извлекли из сумки матери моей подзащитной. Обыск был проведен в рекордные сроки: за полчаса сыщикам удалось обследовать трехкомнатную квартиру".

По его словам, из материалов дела явствует, что "порошкообразное вещество светло-серого цвета, найденное у Лазакович", было упаковано в белый конверт, а эксперт исследовал вещество бежевого цвета, упакованное в конверт, на обложке которого изображены "цветущие кактусы, выполненные красителем черного цвета".

На "странности" хранения главного вещественного доказательства и на грубые нарушения, допущенные оперативниками, во время задержания Жанны, адвокат обращал внимание и прокуратуры, и суда.

Солнцевский межмуниципальный суд отмахнулся от его ходатайств. А Никулинская прокуратура до сих пор не решилась возбудить уголовное дело по факту незаконного проникновения сотрудников ОВД "Солнцевский" в квартиру Лазакович и по факту ее незаконного задержания без санкции и составления протокола.

"А был ли вообще суд?" - таким вопросом задается мать осужденной на семь с половиной лет молодой женщины. Свидетелями обвинения выступали все тот же оперуполномоченный Фирсов, и Строганов, подтвердивший свои первоначальные показания. За полтора дня был вынесен приговор.

Смертная казнь как шоковая терапия

"Борьбу с наркомафией нельзя подменять борьбой с наркоманией" - таким, пожалуй, был лейтмотив парламентских слушаний об уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Дебаты в Госдуме на эту тему состоялись в конце октября и были инициированы комитетом по делам общественных объединений и религиозных организаций. В аппарате нижней палаты скопилось 14 законопроектов о внесении изменений и дополнений в УК РФ, связанных с уголовной ответственностью за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ.

Авторы некоторых законопроектов выступают за введение высшей меры для наркоторговцев.

"Ужесточение сроков наказания не изменит ситуацию, - считает депутат Владимир Лысенко. - Нужна смертная казнь и пожизненное заключение. Нужна шоковая терапия. Надо сделать больно нашему обществу. Чтобы правоохранительные органы почувствовали, что власть этим стала заниматься". Окончив свою пламенную речь, депутат Лысенко обратился к присутствующим, среди которых были представители МВД, УБНОН, Верховного суда, с вопросом: "Хотелось бы знать, сколько наркобаронов было осуждено за последнее время к реальному лишению свободы?" На его вопрос никто не ответил.

Сотрудник НИИ прокуратуры Татьяна Боголюбова обратила внимание на то, что практически во всех делах по ст. 228, части 4, речь идет об одном эпизоде, а преступление квалифицируется , как сбыт наркотиков. И ни следователи, ни суды не стремятся найти крупных наркодилеров, довольствуясь единичными случаями продажи. Если таковые действительно имеют место, а не фабрикуются оперативниками, как это видно по делу Жанны Лазакович.

Видимость борьбы с наркомафией

Владимир Золотых, зам. председателя Ростовского областного суда, в своем выступлении остановился на "Сводной таблице размеров наркотических средств и психотропных веществ", утвержденной неким Постоянным комитетом по контролю за наркотиками, возглавляемым академиком Эдуардом Бабаяном. Именно этот комитет решил, что любой размер героина считается крупным, а особо крупным признал одну тысячную грамма героина. "Сводная таблица размеров" не является законодательным документом, за нее никто не отвечает и в нее невозможно внести поправки.

По мнению судьи, если бы не было этого пресловутого перечня, признающего крупным размером практически "пыль в кармане", 78% привлеченных к уголовной ответственности за хранение наркотиков не были бы осуждены к лишению свободы. Для того чтобы положить конец этой абсурдной практике, стоит закрепить в Уголовном кодексе критерии, по которым обнаруженные наркотики относятся к крупному и особо крупному размеру.

На думских слушаниях прозвучала важная цифра: менее одного процента лиц, обвиняемых в хранении и сбыте наркотиков, осуждается к верхнему пределу санкций (15 лет лишения свободы) за данное преступление. Этот факт является косвенным подтверждением массовой практики осуждения случайных потребителей, наркозависимых больных и ситуационных сбытчиков. Привлечение их к уголовной ответственности создает видимость борьбы с наркоторговлей. Фактически законно поддерживается традиционная гонка милиции за количественными показателями результативности ее работы.

Какой же выход из сложившейся ситуации, которая не решается карательным путем?

Выбирай: тюрьма или больница

Олег Зыков, подростковый нарколог города Москвы и руководитель организации НАН ("Нет наркомании и алкоголизму"), считает, что нагнетание страстей и истерика о "гибели генофонда" на руку наркомафии. "Сейчас резко упали уличные цены на наркотики. Истерика приведет к изменению этих цен. Кроме того, она выгодна пивным и алкогольным королям. Я категорически заявляю: наркотики или алкоголь- это выбор молодежной субкультуры. Число детей, употребляющих наркотики, за последнее время резко снизилось. Если три года назад в детской Филатовской больнице лежали 400 детей, отравившихся наркотиками, то в прошлом году их было только 40. В то же время мы видим обратную ситуацию с алкоголем и пивом. Общество спаивает детей, и к 20 годам они становятся алкоголиками".

Что же касается наркомании, Зыков предлагает в корне изменить ситуацию: ввести альтернативное наказание для наркоманов, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления, не связанные со сбытом наркотиков: "Наркоманы часто совершают различного рода правонарушения. Если будет введено альтернативное наказание, им придется выбирать: идти в тюрьму или соглашаться ложиться в клинику на реабилитационную программу, - говорит он. - Альтернатива "обязательное лечение вместо наказания" должна быть записана в законе".

Голосование в Думе о внесении изменений в "наркотические" статьи УК состоится в первой половине следующего года. Но, увы, судьбу Жанны Лазакович оно не изменит. В ближайшее время в Мосгорсуде будет рассматриваться ее кассационная жалоба. Неужели судьи не обратят внимание на грубейшие процессуальные нарушения, допущенные следствием и Солнцевским судом?

Опыт подобных дел подсказывает, что приговор может быть отменен, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же самый суд, но к другому судье. Эта порочная практика, как правило, не облегчает участь осужденных, а лишь создает иллюзию того, что новый судья будет более справедливым. В связи с этим возникает вопрос: зачем нужен Мосгорсуд, раз он не осмеливается кардинально пересматривать приговоры районных судов? А тем временем социологические опросы показывают, что доверие граждан к судебной системе и правоохранительным органам катастрофически падает...

Палачи получают повышения по службе. (По материалам агентства "Прима")

17 декабря Химкинский городской суд в третий раз отложил рассмотрение дела троих сотрудников 4-го отдела Регионального управления по борьбе с организованной преступностью по Московской области, обвиняемых в применении пыток к подследственным. Как сообщила адвокат потерпевших Инна Айламазьян, на данный момент двое из них исчезли, а главный свидетель обвинения был жестоко избит неизвестными.

В июле прошлого года сотрудники РУБОПа Бессарабов, Исхаков и Пиягин в течение двух суток пытали в помещении Химкинского отдела милиции граждан Таджикистана: Азиза Довлатова, Искандара и Самата Ибрагимовых, приехавших в Подмосковье на заработки. Милиция задержала их, и при обыске якобы обнаружила несколько патронов и небольшое количество героина. Между тем таджики утверждали, что все это им было подброшено. Требуя признать вину, задержанных били, прижигали сигаретами, заливали им в легкие воду, душили целлофановыми пакетами. Документы арестованных были уничтожены. На листах дела остались следы крови подследственных, что впоследствии подтвердила экспертиза. Через некоторое время прокуратура вынуждена была возбудить уголовное дело в отношении милиционеров, а дело против таджиков - закрыть за отсутствием состава преступления.

Судебный процесс над милиционерами должен был начаться еще в октябре, однако первый раз его отложили по формальному поводу. Второй раз заседание сорвалось из-за того, что потерпевшие по дороге в суд были задержаны милицией на несколько часов, третий раз - из-за того, что одна из народных заседателей оказалась женой свидетеля защиты. В этот раз в суд не явились потерпевшие братья Ибрагимовы, так как, по словам адвоката Айламазьян, они бесследно исчезли в начале декабря. В это же время был избит главный свидетель по делу Абдузаир Гаибназаров, который вместе с потерпевшими находился в Химкинском СИЗО. 17 декабря судья отказалась рассматривать ходатайство адвоката Айламазьян об изменении меры пресечения обвиняемым милиционерам, которые продолжают работать в правоохранительных органах (Бессарабов - с повышением в должности). Судья обещала рассмотреть ходатайство 1 февраля, когда должно состояться следующее заседание суда.

 

 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ. СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

В подмосковных Мытищах со своей работой паспортно-визовая служба откровенно не справляется. Люди уезжали во все эти азиатские республики по заданиям партии и правительства, а теперь они не могут получить российское гражданство и потому – иностранцы без пенсии. Статья.

Марат Хайруллин. Хождения по гражданствам. Новые Известия, № 235.

Татьяне Меркуловой тридцать лет. Десять из них она состоит в браке с гражданином России Сашей Меркуловым. Таня высококлассный специалист - инженер-программист. Саша, некогда заведующий отделом Центра обработки космической информации, ныне работает в известной федеральной газете. Однако, несмотря на все это, Татьяна вопреки всем законам и здравому смыслу не может получить российское гражданство. На Родине, где она явно не нахлебница, ее видеть не хотят.

Городская паспортно-визовая служба подмосковных Мытищ занимает половину первого этажа стандартной пятиэтажки. Четыре кабинета, один приемный день, во время которого попасть к "гражданину-начальнику" стремятся около двух сотен человек. Кроме этих четырех, обитых дешевым дерматином дверей, существует еще несколько подобных, за которыми в отделениях милиции сидят инспектора по гражданству.

Со своей работой паспортно-визовая служба откровенно не справляется. А после первого октября 2000 года, когда Россия вышла из ряда международных соглашений, в результате чего все граждане СНГ на нашей территории стали считаться иностранцами, ситуация стала напоминать гуманитарную катастрофу:

- Полный бардак, - коротко охарактеризовала ее заместитель начальника ПВС Мытищ, майор Любовь Серко.

Ее можно понять. Официально зарегистрированных иностранцев из СНГ в Мытищах (население вместе с районом 110 тысяч человек) ныне семь тысяч. По оценкам местного УВД, еще примерно столько же, если не больше, живут без всякой регистрации. То есть получается, что каждый десятый как минимум житель подмосковных Мытищ иностранец.

Впрочем, пугаться этого слова не стоит. Все они наши бывшие соотечественники. Причем примерно треть из этих "иностранцев" потенциальные россияне либо по рождению, либо по этническому признаку. Но благодаря неразберихе, царящей в отечественном законодательстве, чиновники паспортного стола не знают, что с ними делать.

Ситуация с Татьяной Меркуловой в этом плане более чем типична. Она родилась в Ейске (Краснодарский край), потом вместе с родителями-военными уехала в Ташкент, где вышла замуж. После известных событий вернулась с мужем и ребенком в Россию. Но если муж выписался и благополучно получил гражданство, то его супруга, чтобы сохранить права на наследство в виде квартиры родителей в столице Узбекистана, не выписывалась.

В результате российские чиновники объявили ее лицом без гражданства и предлагают выехать в Ташкент и сняться с прописки. Считается, что в этом случае без проблем она восстановит свое гражданство здесь, поскольку согласно закону имеет на это первоочередные основания по праву рождения.

- Понимаете, без этого штампика (о выписке) мы не можем решить, что вы приехали в Россию, - мило улыбаясь, заявил молодой женщине в глаза инспектор.

- Но проблема в том, что узбекские власти объявили старый советский паспорт недействительным, - говорит Татьяна Меркулова, - и консул Узбекистана в Москве лично посоветовал мне не ехать в Ташкент, поскольку, во-первых, меня в любом случае не снимут с учета, а во-вторых, просто отберут паспорт. И тогда я вообще останусь там на неизвестное время. Вернуться назад без документов, сами понимаете, невозможно.

Круг замкнулся. Причем в подобную ситуацию после первого октября прошлого года попали тысячи и тысячи наших соотечественников и земляков, возвратившихся на родину после развала СССР.

- Понимаешь, сынок, что самое обидное, - говорит мне в коридоре ПВС Мытищ Сергей Леонидович Волошин, коренной туляк, пытающийся сейчас получить регистрацию. - Мы ведь уезжали во все эти азиатские республики по заданиям партии и правительства. А теперь, значит, правительство другое, а я вроде как иностранец, который пенсию должен получать в "манатах". И никто не хочет отвечать за те обещания, которые давали нам тогда.

- Неужели вот эта маленькая отметка в паспорте может поломать судьбу человека? Почему вообще вопрос о гражданстве увязывается с пропиской. В законе этого ведь нет, - спрашиваю я майора Серко.

- А вот и есть, - парирует невозмутимая майорша. - Из Договора мы вышли. А вот о соответствующем законе как всегда не подумали. Вот и пользуемся мы "Правилами пребывания иностранных граждан в СССР" 1979 года выпуска, где четко связываются все вопросы с пропиской...

Более абсурдную ситуацию трудно придумать. Официально в России прописки нет, но вот для иностранцев из СНГ она должна быть. То есть без прописки, которую отменили, ты с родиной не воссоединишься.

Решение правительства России от первого октября позволило еще более пышным цветом расцвести коррупции. Официально известно, что только в первой половине прошлого года в Москве прописалось около пяти тысяч граждан из Азербайджана. Хотя только срок рассмотрения ходатайств о предоставлении (восстановлении) гражданства, без которого ныне нельзя прописаться, составляет не менее четырех месяцев. Понятно, что не все так просто в отношении этих новоявленных российских граждан.

У инспектора по гражданству второго городского отделения милиции Мытищ мы наблюдали следующую картину. Огромная очередь в коридоре мгновенно расступилась, стоило появиться там двум уверенным мужикам, как сейчас принято говорить, "кавказской национальности". Обслужили, как потом нам сообщили, торговцев с местного рынка по высшему разряду. Высокомерная инспекторша даже лично отпечатала какие-то документы рыночным гостям.

- А как же слова президента Путина о том, что Россия в связи с плохим демографическим положением готова принять всех своих бывших соотечественников, которых, между прочим, не менее 20 миллионов спрашиваю напоследок заместителя начальника ПВС.

- Ну и что? - меланхолично отзывается майор Серко. - Мало ли что он может наговорить? У нас инструкции.

Следователи Московской прокуратуры задержали еще одного участника погрома, устроенного молодежными группировками скинхедов 30 октября у станции метро "Царицыно" и у гостиницы "Севастополь". Все подозреваемые в беспорядках в Царицыно, по данным сыщиков, входили в одну из московских профашистских группировок и планировали организовать нападение на антиглобалистов, в те дни съехавшихся в Москву. Информ. сообщ.

Владимир Кузнецов. Найден еще один погромщик. Время новостей, № 234.

Следователи Московской прокуратуры задержали еще одного участника погрома, устроенного молодежными группировками скинхедов 30 октября у станции метро "Царицыно" и у гостиницы "Севастополь". Тогда около 150 молодчиков, вооруженных металлическими прутьями, разгромили рынок и избили попавшихся им под руку прохожих и торговцев, которые показались им "нерусскими". В общей сложности были покалечены более 30 человек, трое погибли. В ходе расследования прокуратура нашла одного из организаторов беспорядков, Михаила Волкова, и одного боевика -- Сергея Полякова, который, по словам очевидцев, до смерти забил выходца из Азербайджана Вардана Кулиджаняна. Теперь следователи говорят, что нашли убийцу индуса Кумара Шарма Провиду, просто проходившего в тот злополучный день мимо. Это 22-летний Владимир Трубин. По заявлению прокуратуры, молодой человек полностью изобличен в этом преступлении. Всего по делу о погроме проходит пять обвиняемых. Правда, в убийствах обвиняются только Поляков и Трубин, остальным же пока инкриминируют хулиганство. Все подозреваемые в беспорядках в Царицыно, по данным сыщиков, входили в одну из московских профашистских группировок и планировали организовать нападение на антиглобалистов, в те дни съехавшихся в Москву.

Московские загсы без регистрационных документов одного из вступающих в брак(прописки) отказываются даже принимать документы.

Александр Богомолов. Статья. Лужков-разлучник. Новые Известия, № 236.

Президент Путин, выступив по телевизору, вкратце обрисовал первоочередные задачи исполнительной власти в его лице. Одной из основных направляющих новой политики российского руководства, по мнению президента, должно стать укрепление института семьи. Все бы замечательно, однако иные местные руководители, очевидно, не согласны с гарантом, воздвигая на пути молодых людей к браку всевозможные препоны. В редакцию "Новых Известий" обратился молодой человек, рассказавший одну весьма поучительную историю. На бюрократическом языке такие сведения называются "сигналами с мест". "Место" в данном случае находится прямо под носом у главы государства и зовется ни много ни мало Москвой.

"Говорят, что в старые времена, еще до Ленина, жениться было очень проблематично, - рассказывает наш герой. - То злой отец-помещик велит засечь жениха-крепостного плетьми, то мать-мегера потребует от невесты огромного приданого, то еще что-нибудь в этом роде. Сейчас вроде бы дело обстоит гораздо проще: хочешь - женись, не хочешь - не женись. Приди в загс, подай заявление, и через месяц - марш Мендельсона. Даже свидетели теперь не нужны. Так думал и я, наивный, когда предложил своей любимой девушке руку и сердце. Немного пококетничав для порядка, она согласилась, и мы рука об руку направились в один из многочисленных московских загсов, чтобы заявить там о твердом намерении самоорганизоваться в первичную ячейку. Отсидев небольшую очередь (знали бы, сколько очередей нам еще предстоит!), мы с гордо задранными носами вошли в небольшой кабинет, где заседала очень ответственная тетенька. "Ваши паспорта!" - грозно сказала она. Мы протянули ей свои пока еще серпастые и молоткастые, она тщательно их изучила, и тут открылась страшная тайна...

Оказалось, что моя избранница мало того, что не москвичка (об этом я, конечно, знал), но она еще и НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА в столице. Ответственная тетенька быстро вернула нам паспорта, как будто они жгли ей руки. "Девушка, у вас же нет РЕГИСТРАЦИИ!!! - в ужасе вскричала она, напирая на "г" фрикативное, - мы не можем вас брачевать".

- Почему же? - наивно поинтересовался я.

- Не велено.

- Кем?

- Им! - с благоговением произнесла чиновница, указывая пальцем на нечистый потолок. На прощание, решив, видимо, что отпускать молодых людей без разъяснений все-таки не очень хорошо, тетя из загса с заговорщицкой ухмылкой добавила: "Ведь почему-то из Москвы к ним (в этом месте она скосила глаза на мою будущую жену) никто брачеваться не ездиет! А то понаприездило всяких в столицу!"

Мы вышли из кабинета откровенно униженными. "Невеста" ревела в три ручья, я чувствовал себя не лучше, но все-таки решил попытать счастья у начальницы загса. Она быстро вошла в наше положение и объяснила, что указание "не регистрировать без регистрации" поступило с самого верха, чуть ли не от самого Юрия Михайловича. Она, дескать, сама поделать ничего не может, и лишь посоветовала нам любыми способами зарегистрировать девушку. Кстати, выяснилось, что регистрация необходима как на день подачи заявления о браке, так и на день его заключения. В чем смысл этого распоряжения, начальница загса объяснить была не в силах.

Впрочем, ответить на этот вопрос не смогли ни сотрудники паспортного стола (куда нам пришлось отстоять три очереди), ни милиционер, выдававший злосчастную регистрацию, ни другие умные и образованные люди. Потратив на оформление документов две недели, мы все-таки смогли подать заявление. Правда, в другой загс, так как идти обратно к "тетеньке" невеста отказалась наотрез. Слава богу, наше чувство выдержало испытание московскими порядками, и мы уже готовимся к свадьбе. Но сколько людей, решивших связать себя узами брака, могут отказаться от этой затеи, столкнувшись с подобным отношением власти!"

Вот такой рассказ. Оказывается, для того чтобы один гражданин России вступил в брак с другим гражданином России, нужна загадочная бумажка, на получение которой требуется масса времени и нервов. Хочется спросить тех, кто издал это распоряжение, чем же они руководствовались? Даже если признать, что институт регистрации в той или иной степени городу необходим (несмотря на его очевидную незаконность), то почему свидетельство об этой самой регистрации нужно предъявлять, в загсе, неизвестно. Фиктивные браки это не остановит, вопрос незаконной иммиграции не решит, но стать преградой на пути молодых семей вполне способно. Может быть, московским властям стоит задуматься о целесообразности подобной практики, которая не только нарушает конституционные права россиян, но и противоречит высоким устремлениям президента Путина.

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Владимир Демченко. Статья. Лужков подписал программу борьбы с преступностью. Известия, № 239

Вчера мэр Москвы Юрий Лужков утвердил программу борьбы с преступностью в столице на будущий год. Как рассказали "Известиям" в ГУВД Москвы, такая программа разрабатывается каждый год и становится основой плана работы всей московской милиции. Традиционно приоритеты в ней отдаются борьбе с распространением наркотиков, организованной преступностью, бандитизмом, терроризмом. В будущем году будут усилены меры, направленные на пресечение деятельности экстремистских организаций, пропагандирующих идеи насилия, фашизма, социальной, национальной и расовой розни. Планируется также усилить меры по обеспечению экономической безопасности города, контролю за деятельностью учреждений в финансово-кредитной и банковской сфере.

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Дедовщина в армии. Статья.

Олег Федорченко. Призваны и забиты. Хартия.Ру, 26 декабря 2001 г.

Заканчивается осенний призыв в армию, который на этот раз уж совсем не складывается - только в Москве облавы призывников следуют одна за другой. Они не хотят служить, и ведь не скажешь, что беспричинно. Вот одна из многочисленных историй, имя героя нас попросили изменить. Лицо дня - солдат, скрывающий лицо. Чем может обернуться жажда справедливости? Зачастую - еще большей несправедливостью. Родители искалеченного солдата обратились за помощью в Комитет солдатских матерей. Те помогли, как смогли. Теперь родители восемнадцатилетнего Павла даже не знают, где находится их сын. Парень без машин жизни не представлял и очень хотел работать в большом автосервисе. За рулем с 13 лет. Свой "Запорожец" превратил в "автомонстра" - руль с гидроусилителем, поменял бамперы, сидения.

Пришло время служить. Когда проходил медкомиссию, врачи рекомендовали лечь в больницу на обследование. Последствия черепно-мозговой травмы могли спасти от строя и казармы. К тому же зрение минус 3 и вечная аллергия - вполне мог откосить. Медики и военные недоумевали: родители обычно делают все, чтобы отлучить призывника от службы. А тут - наоборот.

Павел сам захотел служить. Грела перспектива престижной работы с "военником". Но оказался совершенно не подготовленным к испытанию военщиной.

Досрочно сдав выпускные экзамены в автомобильном лицее, пошел служить, был призван в июне уходящего года. По протекции родителей друга попал в часть ФСБ в одном из городов Подмосковья.

Учебка проходила в Чехове. Писал, что очень тяжело, но ребята подобрались отличные, подружились. Ждали перевода в часть. После присяги на двое суток отпустили домой. Мать радовалась - парень пришел окрепшим, сильным. Начинал подумывать о контрактной службе. В части, по слухам, дедовщины не было. Да, казалось, и не могло быть.

Павел хотел служить в армейском гараже. А попал в караульную. Тут-то весь ужас и начался. Паша стал меняться: замкнулся в себе, на встречи с родителями приходил поникший, без прежнего блеска в глазах.

Неожиданно рано утром позвонил друг сына. Сказал, что Павел у него. Мать обрадовалась, подумала, что отпустили в увольнение. Побежала к гаражам между домов, где почему-то была назначена встреча. И увидела совершенно другого человека - сын был сломлен, подавлен, унижен. Сказал, что ушел из караула, оставив оружие в части. Добирался обходными путями.

- Я поняла, что отпустив сына служить в армии, совершила самую глупую, жестокую ошибку в своей жизни, - считает теперь мать Павла.

В карауле у "духов" отбирали деньги, сигареты, надевали бронежилет и заставляли отжиматься, били по ногам, голове и в грудь, предварительно заставив скрещивать руки, чтобы не оставалось следов. После очередного избиения Павел и покинул часть.

- Домой мы показываться не решились и вызвали скорую из квартиры его друга, - рассказывает Мария Николаевна, мама Павла. - Его тут же отвезли в ту самую городскую больницу, где нам предлагали обследование еще до призыва. О том, что сын - человек армейский, в больнице сразу не сказала. Когда приехал муж, он первым делом связался с частью и сказал, где находится их солдат-"срочник". (С момента ухода его из части прошло 8-9 часов). Из больницы сразу отправили телефонограмму в военную прокуратуру, и к вечеру в больницу приехали и из части, и из прокуратуры.

Сын все это время спал - состояние было плачевное. Офицер из части, в которой все и случилось, произвел приятное впечатление, пообещав, что руководство обязательно разберется, и виновные будут наказаны. На следующий день мать Павла поехала в часть, чтобы забрать письма, которые она ему писала. Хотели поговорить с тем офицером, что приезжал в больницу, но оказалось, что их ждет замкомандира части (командир в это время был в отпуске). Он обвинил родителей в том, что это они устроили побег и пригрозил отправить сына в другую часть.

На следующий день отец солдата обратился в Комитет солдатских матерей. Надеялся и верил, что они помогут. Оказалось, что жалобы на эту часть уже поступали. Из офиса был отослан факс с показаниями сына на имя Главного военного прокурора Кислицына. В часть был отправлен следователь.

Потом руководство части упрекало Пашиных родителей в том, что они обратились в "какой-то Комитет солдатских матерей, какую-то клоаку".

Через неделю Павла перевели в Подольский военный госпиталь, где он пролежал почти месяц. После госпиталя его забрали обратно в часть, он встречался со следователем Балашихинского военного суда. На 15 дней Павлу дали отпуск. Правосудие свершилось. С сына статью сняли, доказали вину одного из "дедов". Мародеру дали всего месяц дисбата и вынесли общественное порицание. Позоришь, дескать, армию, бесстыдник.

После случившегося родители предпринимали попытки перевести сына из злополучной части в другие, но это оказалось слишком сложно.

Солдат спит - служба идет. Все вроде бы наладилось. И вдруг без всякой мотивации и предупреждения Павла переводят в Забайкалье, в одну из приграничных частей. Это было местью обиженного солдатскими матерями руководства части.

Сестре Павла сейчас 13 лет, но она уже твердо знает, что ее сын никогда, ни при каких обстоятельствах в армию не пойдет.

Евгений Чубаров. Статья. На больных призывников устраивают облавы. Известия, № 233.

Вчера представители комитета солдатских матерей выступили с обвинением военных комиссариатов в организации массовых облав на призывников.
По утверждению ответственного секретаря Союза комитетов солдатских матерей Валентины Мельниковой, облавы проводятся мзде - по месту жительства, на улице, в метро, в студенческих общежитиях. При этом, утверждает Мельникова, в воинские части отправляются юноши, имеющие право на отсрочку, - студенты и страдающие тяжелыми заболеваниями. В военкоматах это обвинение категорически опровергают. Военный комиссар Москвы Василий Красногорский заявил "Известиям", что все заявления солдатских матерей - "злой вымысел и вранье".

- В Москве и других городах проводятся облавы. Причём в них участвуют несколько сотен сотрудников милиции. В войска отправляют пойманных студентов, даже больных или тех, у кого родители инвалиды, - рассказала "Известиям" Валентина Мельникова. Облавы проходят в соответствии с директивами или устными рекомендациями Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС, уверены в комитете солдатских матерей.

- Очевидно, такая же история по другим городам. Наверное, была какая-то "указивка": "Брать всех, а потом разберемся". Это свойство воюющей страны, - подчеркнула Мельникова.

Все московские облавы (которые "носят наглый, циничный и неприличный характер") ответственный секретарь СКСМ связывает с назначением нового военного комиссара города Василия Красногорского.

Солдатские матери приводят и конкретные примеры, 21-летнего Виталия остановил наряд милиции на станции метро "Преображенская площадь". Через сутки состоящего на учете в психоневрологическом диспансере парня отправили в воинскую часть. У Виталия, утверждают в КСМ, целый набор тяжелых заболеваний: пневмония, тонзиллит, панкреатит и внутренний кровоточащий геморрой. Еще пример: 29 ноября страдающий прогрессирующей слепотой Игорь каким-то образом был доставлен в военкомат и отправлен на место службы в воинскую часть. Хотя на 6 декабря у него была назначена операция в центре Святослава Федорова. Солдатские матери мрачно шутят, что Игорь направлен в отряд снайперов.

- Мы хотим обратиться в Главную военную прокуратуру с тем, чтобы подать иски в арбитражные суды на призывные комиссии. Они должны возместить ущерб военным ведомствам - за счет налогоплательщиков негодных к военной службе людей доставляли к месту службы, обеспечивали обмундированием,- говорит Мельникова.

Комиссар Москвы Василий Красногорский "нападки" комитета солдатских матерей категорически опровергает.

- У них вечно какие-то данные. Начинаешь уточнять, они ничего не знают, все высосано из пальца. Никакой директивы нет. Все это вранье. Это противозаконное антигосударственное заявление. Они понятия не имеют, о чем говорят. У нас нет ни сил, ни средств искать скрывающихся призывников. В военных комиссариатах у нас работают в основном люди преклонного возраста, - заявил "Известиям" Красногорский.

Милиция же, по утверждению комиссара, контролирует соблюдение паспортного режима в рамках антитеррористических действий. "Попадаются рецидивисты, бандиты и те, кто нарушает закон о воинской обязанности", - пояснил московский военком.

 

Ирина Белашева. Статья. Опять облава. Время новостей, № 232.

Союз комитетов солдатских матерей России обвиняет военкоматы в использовании незаконных методов сбора молодых людей на призывные пункты.
В частности, по данным этой организации, второй год подряд военными и милицией практикуются облавы на призывников в общежитиях и на станциях метро Москвы. Патрули задерживают граждан призывного возраста и препровождают их на сборные пункты, откуда молодых людей, даже не дав им возможности пообщаться с родными, сразу отправляют в воинские части. Как сообщила вчера ответственный секретарь союза Валентина Мельникова, комитеты матерей имеют основания заявить о 1500--2000 таких случаев.

Правда, юрист союза Анна Белякова не смогла сразу документально подтвердить эти данные -- в ее распоряжении оказалось не более 30 официально оформленных жалоб от родителей на незаконный призыв. Тем не менее г-жа Мельникова сообщила, что по каждому случаю незаконного призыва будет подготовлено обращение в арбитражный суд на возмещение материального ущерба от необходимости комиссовать призывника.

Представители призывной комиссии не опровергают эти факты, однако считают, что переход к облавам вызван объективными причинами. Член городской комиссии, представитель управления по работе с органами обеспечения безопасности правительства Москвы Михаил Коломойцев объяснил это "необоснованным увеличением плана призыва по Москве до 6700 человек". "Я согласен, что иногда перегибают палку в метро, -- сказал г-н Коломойцев, -- но со стороны тех, кто должен быть призван, нарушений гораздо больше, они просто не идут на призывные пункты".

Солдатские матери не намерены всерьез воспринимать подобные аргументы и уже направили обращение в Московскую прокуратуру, мэрию столицы, а также военному комиссару города с требованием прекратить облавы и привлечь к ответственности виновных должностных лиц. Они также обращаются к родителям с призывом активнее защищать права своих детей.

В администрации Москвы создано специальное управление, которое занялось усилением контроля за состоянием здоровья призывников. Появилась уникальная лаборатория, ориентированная на выявление самых ранних или неявных признаков опасных заболеваний именно у будущих военнослужащих. Были выделены средства и закуплены дорогостоящие приборы и препараты для обнаружения в организме человека самых незначительных следов наркотика и различных инфекций.

Олег Владыкин. Статья. Слаб здоровьем призывник.

Общая газета, № 51.

Военкоматы столицы пополнят армию, несмотря на СПИД.

Недавно мэр Москвы Юрий Лужков представил столичному правительству нового военного комиссара города полковника Василия КРАСНОГОРСКОГО. До этого назначенный на высокую должность офицер четыре года руководил в военкомате всей работой по призыву граждан на военную службу. Он лучше кого-либо знает, почему в Вооруженных силах молодое пополнение из Москвы всегда считали и считают особенным контингентом.

- Призывники, жившие, учившиеся в столице, конечно же отличаются своеобразным менталитетом, - говорит Василий Красногорский. - Но не это в первую очередь беспокоит сегодня и призывные комиссии и командование в войсках. Среди тех, кому предстоит идти на военную службу, становится все больше молодых людей, страдающих заболеваниями, которые прежде встречались у москвичей крайне редко, - наркоманией, алкоголизмом, психическими расстройствами...

Медицинские комиссии регулярно выявляют юношей, пораженных различными формами гепатита, а также ВИЧ-инфицированных. (Что в общем-то объяснимо для региона, который занимает первое место в стране по числу больных СПИДом.) Однако проблема заключается в том, что некоторые из них попадают все-таки в войска. Хотя в Москве более 250 поликлиник и других лечебных учреждений обследуют состояние здоровья будущих солдат, обнаружить инфицированных смертоносными вирусами удается не всегда.

Решение проблемы взял под личный контроль Юрий Лужков. В администрации города создано специальное управление, которое занялось усилением контроля за состоянием здоровья призывников. Появилась уникальная лаборатория, ориентированная на выявление самых ранних или неявных признаков опасных заболеваний именно у будущих военнослужащих. Были выделены средства и закуплены дорогостоящие приборы и препараты для обнаружения в организме человека самых незначительных следов наркотика и различных инфекций.

Ну а сам осенний призыв молодежи на службу пока идет в столице без каких-либо серьезных осложнений. Василий Красногорский сообщил, что по заявке Генштаба из Москвы должны до 31 декабря призвать более 6 тысяч человек. Около 60 процентов от запланированного. количества новобранцев уже направлены в части.

В Москве участились случаи облав на призывников. Информ. сообщ. Вечерняя Москва, № 237.

В МОСКВЕ УЧАСТИЛИСЬ СЛУЧАИ ОБЛАВ НА ПРИЗЫВНИКОВ, утверждает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России (СКСМР) Валентина Мельникова. Во вторник она сообщила, что сотрудники ГУВД столицы незаконно задерживают на улицах, в метро, общежитиях молодых людей призывного возраста. По ее словам, нередки также случаи, когда милиция врывается в дома призывников ночью и уводит их на призывные пункты. При этом, отметила Мельникова, зачастую задерживаются юноши, имеющие законное право на отсрочку. СКСМР связывает это с увеличением плана призыва в столице до 6 тыс. 700 человек, то есть на 1,5 тыс. человек по сравнению с весенним призывом, а также с приходом нового военного комиссара Москвы Василия Красногорского.

На юношей призывного возраста в столице сейчас идет настоящая охота. Статья.

Елена Лория. Солдат по осени считают. Новые Известия, № 231.

Подходящий к концу осенний призыв в армию (последних срочников в этом году отправят на призывной пункт 31 декабря) вызвал настоящую панику в Союзе комитетов солдатских матерей России и в московских семьях, где есть совершеннолетние сыновья. Ответственный секретарь Союза Валентина Мельникова убеждена, что на юношей призывного возраста в столице сейчас идет настоящая охота.

- У нас тут настоящий дурдом на выезде! Мы уже написали письмо на имя прокурора Москвы, а копии отправили президенту, мэру и еще в несколько инстанций. Все дело в том, что в этом году по облавам в армию отправили 50 человек, которых не имели права призывать вообще! И мы знаем только о тех пятидесяти призывниках, успевших из окон автобусов выбросить записочки. До абсурда доходит - призвали двух мальчиков, которые одни воспитывают маленьких детей. В итоге сейчас пятилетняя девочка живет с соседкой, а пятилетний мальчик остался на руках у больной и немощной бабушки. А сколько в этом году забрали в армию студентов дневных отделений! — говорит Валентина Дмитриевна.

Потенциальных защитников родины отлавливают везде - дома, в общежитиях, в метро, на автобусных остановках и даже возле дискотек. Как говорит Валентина Мельникова, все началось еще в декабре прошлого года. Но, по ее собственному выражению, "такого нахального характера, как в этом году, облавы не носили". Наверное, она действительно права. Вот реальная история, происшедшая с моим приятелем на прошлой неделе.

Вячеславу, отцу "близнецов-оболтусов" (как он сам их называет), в половине седьмого утра позвонили по домофону и очень вежливо попросили кого-нибудь из сыновей. Ничего не подозревающий отец, решив, что это кто-то из их приятелей, разбудил их и спокойно пошел досыпать. Проснулся он от телефонного звонка "оболтусов", которые уже сидели в ближайшем отделении милиции. "Нас тут в армию забирают, сделай что-нибудь!"

- У жены, конечно, истерика. Я злой, как черт, мчусь в милицию. Приезжаю в отделение, мои уже в "обезьяннике" сидят, а с ними еще шестеро таких же деятелей! Оттуда их автобусами в военкомат на медкомиссию отправили. Хорошо, вовремя разобрались и отпустили, — возмущаясь, рассказывает Слава. Впрочем, его эмоциональность вполне объяснима. Близнецы, которых чуть не забрили в солдаты, учатся на дневном отделении одного из московских вузов, да к тому же исправно посещают военную кафедру О чем, конечно же, прекрасно знали в военкомате. Но, как уверяет Валентина Мельникова, новый столичный военком Василий Красногорский распорядился "брать всех, а потом разберемся". Хотя Красногорский тут же отреагировал на слова солдатской матери кратко и по-военному "все это злой вымысел и вранье".

Между тем Союз комитетов солдатских матерей России пытается всеми силами сейчас вернуть всех "незаконно призванных мальчиков". Следующий шаг - добиться того, чтобы военная прокуратура подала иск против "нерадивых администраций", которые призывают не тех, кого надо, и чтобы они возместили весь ущерб Министерству обороны, внутренним войскам и пограничникам, уже потратившимся на незаконных призывников.

Вообще с призывом в нашей армии с каждым годом все больше проблем. В настоящее время Вооруженные силы России укомплектованы солдатами и сержантами срочной службы на 85 процентов. Военные надеются, что осенний призыв-2001 повысит укомплектованность до 95 процентов с учетом объявленного главой государства сокращения Вооруженных сил. Но даже если это произойдет, то количество никак не сможет компенсировать качество призывников. Если, конечно, так можно говорить о людях.

Как рассказал "Новым Известиям" начальник ЦВВК (Центральной военно-врачебной комиссии) профессор Валерий Куликов, за последние четыре года на каждую тысячу призывников приходится пять необоснованно призванных.

- Это составляет примерно полпроцента от всех призывников. По большому счету, это немного, но проблема в том, что практически все необоснованно призванные страдают психическими заболеваниями. Дело в том, что эти заболевания протекают латентно и не всегда вовремя медкомиссия их может распознать. Ведь когда молодой человек живет в семье, он социально адаптирован, и заболевание не проявляется. А вот уже в армии при увеличении нагрузок возникает дезадаптация, развиваются психозы.

По статистике, 40 процентов всех преступлений в армии совершаются психопатами. Решить проблему "психов" в армии пытались не раз, но, как всегда, все упирается в отсутствие денег.

— Для того чтобы в армию не проникали психически больные, наркоманы и ВИЧ-инфицированные, надо внедрять новые технологии. И они есть. На городском сборном пункте на Угрешской есть новая лаборатория, где используются психодиагностические методы. Призывники заполняют специальную анкету, компьютер все обрабатывает и выдает характеристику. Методика хорошая, отработанная. Благодаря ей число психически больных призывников сократилось за три года по Москве в три раза! Но проблема в том, что такая лаборатория одна на всю страну. Для того чтобы она получила распространение, нужны штаты. Ну а вы сами знаете, что в армии сейчас идет сокращение. Достаточно легко выявлять и наркоманов. Мы разработали "Имедис-тест". При помощи компьютера и специальной приставки можно по биологически активным точкам на теле человека определить, употребляет ли он наркотики, какие именно и когда был последний прием. Но "Имедис-тест" стоит три тысячи долларов. А сколько у нас по стране призывных пунктов? Можно, конечно, использовать и тест-полоски. Но каждый такой анализ стоит шесть долларов. Хотя благодаря тест-полоскам в прошлом году среди призывников были выявлены 20 тысяч наркоманов, - рассказывает Валерий Викторович.

Сейчас для российских призывников собираются ввести обязательную допризывную проверку на наличие в крови наркотиков и ВИЧ. Для этого необходимо 300 миллионов рублей. Учитывая, что эта процедура может значительно улучшить качество призыва и боеготовность армии, сумма вполне приемлемая. Но этот документ уже несколько месяцев лежит без движения в Минфине, который не пропускает его на рассмотрение в правительство.

- Минфин фактически саботирует качественный призыв. А призыв - задача государственная, - убежден Валерий Куликов.

Так что в следующем году среди защитников родины вновь могут оказаться сотни наркоманов и спидоносцев. Страна может спать спокойно...

Грани.Ру, 20 декабря 2001 г.

Марк Подрабинек. Статья. Облавы по пороше.

Влипли очкарики. В смысле студенты. Как, впрочем, и все остальные граждане призывного пола. Не имеет значения, годен человек к прохождению военной службы или нет, есть ли отсрочка или грудные дети, - все эти мелочные "отмазки" благополучно канули в Лету. В любой момент призывника могут "повязать" на улице или дома и отправить защищать родину-мать. У него не будет возможности не то что обратиться в суд, а даже проститься с родными. Для милицейских патрулей нет ни аргументов, ни документов, подтверждающих право не служить. У них есть план, который они весьма успешно выполняют. По заявлению военного комиссара Москвы Василия Красногорского, для выполнения полного плана призыва не хватает 1500-1700 человек. Союз комитетов солдатских матерей России (СКСМ) заявляет, что в Москве было как раз более 1500 случаев неправомерного задержания призывников. И сами милиционеры, останавливая очередного подростка, говорят: "Мы вас уже две тысячи отловили".

Грани.Ру обратились к ответственному секретарю СКСМ Валентине Мельниковой с просьбой более подробно рассказать о ситуации с нарушениями прав призывников. По ее словам, облавы происходят практически каждый день, особенно в центре города, в районе Кропоткинской и Парка культуры. Утром или вечером, когда народ идет на работу или с нее возвращается. Бывает и так, что участковый милиционер вместе с представителем военкомата обходят квартиры, а глупый народ им открывает, после чего может смело прощаться со своими призывными чадами.

Раньше, по словам г-жи Мельниковой, такие случаи тоже бывали, но гораздо реже. И, как правило, ребятам давали на городском сборпункте записку "Направляется для урегулирования домашних дел", то есть у призывника была возможность для обжалования. Сейчас этого нет. Кроме того, новый горвоенком практически неуловим. Как рассказала г-жа Мельникова, вчера она была в приемной Минобороны, где по средам проводятся консультации по призыву. Так полковник Генштаба не мог найти военного комиссара Москвы! Случаи нарушения прав призывников, о которых в СКСМ сразу становилось известно, раньше разбирались по телефону: военкому просто о них рассказывали, и "мальчонку возвращали". Сейчас это невозможно, потому что "военком крыльями машет неизвестно где". И наконец, говорит Валентина Мельникова: "Они совершенно нахально отправляют в войска людей, заведомо имеющих право на отсрочку, - студентов, молодых отцов, воспитывающих маленьких детей. Такого безобразия не было еще никогда".

Связано это, по ее словам, возможно, с постановлением правительства о конкурсе на лучших губернатора и военкома по призыву. Чемпион по количеству пойманных призывников получит денежную премию (порядка пяти тысяч минимальных окладов), кроме того, за первые два места активистам выдадут ордена и медали.

Из соответствующего приказа Минобороны # 455 следует, что председателем конкурсной комиссии (в составе 12 человек) будет начальник управления Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба (ГОМУ) или его заместитель, а ее членами - представители различных министерств. Средства на премию будут изысканы из бюджета Минобороны. Можно сказать, призывники заплатив налоги, спонсируют свое скорейшее отправление в армию. А правительство, издавая подобные указы, поощряет военные комиссариаты и милицию плевать на законы. Ведь правоохранительные органы не имеют права, например, доставлять человека в военный комиссариат - по процессуальным нормам можно только вручить призывнику повестку. Таким образом, милиция нарушает закон "О милиции", Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы, а военный комиссариат - Закон о военной службе и воинской обязанности, Положение о военно-врачебной экспертизе и порядок проведения призыва (также, кстати, утвержденный постановлением правительства). Так уж повелось, что "они" ни за что не отвечают.

Радио Свобода (web-сайт), 19 декабря 2001 г.

Вероника Боде. Радиопередача. Военная машина работает, народ безмолвствует.

Вероника Боде, Москва:

Подходит к концу военный призыв в российскую армию. Еще две недели назад военный комиссар Москвы Василий Красногорский заявил на пресс-конференции, что план призыва в Москве почти выполнен, и 80 процентов призывников уже прошли через сборные пункты столицы. Несмотря на это, милиция проводит в городе самые настоящие облавы. В этом году они приняли небывалый размах. Регулярные проверки документов, задержания на улицах, приход участковых в квартиры призывников... 8 декабря вооруженные милиционеры появились в общежитии Российского химико-технологического университета имени Менделеева. Студенты рассказывают, что выбегали в коридор, услышав крики "пожар, пожар" - их хватали и, ничего не объясняя, везли в Тушинский военкомат. Рассказ аспиранта по имени Дмитрий записала Мария Персанова:

Дмитрий:

Я мирно спал. Вламываются некоторые люди, вооруженные, с автоматами, зачем-то, потребовали документы, даже не посмотрели, что там - в документах, просто забрали и все. Сказали, давай, спускайся туда, там запихнули в автобус, фактически дали только одеться, причем даже не сказали, куда. Ну, вот, сосед пытался сопротивляться, не хотел уйти, ему просто сказали: "Я тебе сейчас морду разобью", - да и все. Самое интересное: один из этих товарищей в автобусе прямо предложил, вот все слышали: "Сто рублей и я даю вам документы, и валите отсюда, двоих я уже так отпустил, давайте".

Вероника Боде:

Интересно, что Дмитрий вообще не подлежит призыву в армию:

Дмитрий:

В военкомате они умудрились потерять мое личное дело. Во-первых, там моя справка, что я имею отсрочку как аспирант на три года, во-вторых, документы о моих болезнях, как бы... Фактически на меня завели новое чистое дело, ни документов, что я болен - у меня штук шесть болезней - документов я, естественно, не мог с собой взять, потому что меня просто выдернули из постели, там все потеряно, и вот терапевт - она мне заявила: "В связи с тем, что у вас нет никаких документов подтверждающих, я вам ничего не могу написать..." Меня отпустили только потому, что окулист подтвердил мое зрение. Фактически меня бы отправили там на их сборный центр и, возможно, сейчас бы я уже был в армии.

Вероника Боде:

В комитеты солдатских матерей России и в Антимилитаристскую радикальную ассоциацию каждый призыв поступает множество жалоб. С подробностями Валентина Мельникова - ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России:

Валентина Мельникова:

Осенний призыв 2001-го года проходит совершенно ужасно, невероятно, но с другой стороны - характерно для воюющей страны. Ребят из дома увозят сотрудники военкомата вместе с милиционерами, или останавливают их в метро, везут в военкомат, затем на городской сборный пункт и тут же отправляют в часть, в тот же день. Им не дают ни обжаловать это решение, ни представить документы, которые подтверждают, что они не могут быть призваны по закону. Сознательное нарушение законных прав граждан. К нам приходят родители, у которых мальчики - студенты и которые имеют право на отсрочку. И эти студенты уже оказались в воинских частях. К нам приходят родители милиционеров, которые служат в милиции и которых из дома забрали и отправили в воинскую часть. Такого не было просто никогда. Люди, которые это делают, должны быть наказаны за то, что они нарушают российский закон. Это странное явление. Это значит, что военная служба в России - не просто наказание, а это просто жизненно опасное мероприятие - осенний призыв.

Вероника Боде:

Тем, кого в срочном порядке отправляют в войска, бывает, не удается даже позвонить родителям. Кроме того, облавы обычно проходят вечером в пятницу или в выходные дни, когда жаловаться уже некуда - сотрудников военных ведомств нет на рабочих местах. Вот что думает об этом Татьяна Кузнецова - председатель Комитета солдатских матерей Москвы:

Татьяна Кузнецова:

Мы это квалифицируем как похищение людей, потому что в любом случае родителям должно быть сообщено, где находится ребенок, которого взял военкомат. Военкоматы врут, я не боюсь этого слова, говорят, что они тут не причем, мальчиков они не забирали. Самое страшное, что отбираются паспорта, отбираются приписные свидетельства, мальчишечки без документов. Был такой даже случай, что мальчонки были прикованы на сборном пункте наручниками к батарее. Полностью идет беспредел. На Ленинградский вокзал их отправляют под конвоем. Они нарушают свой же закон о воинской службе и военной обязанности, федеральный закон, нарушают Конституцию.

Вероника Боде:

Целую неделю мы пытались выяснить, на основании каких документов или распоряжений проводятся массовые отловы призывников. Но это оказалось не так-то просто. Ответственность никто на себя брать не хочет. В одном из военкоматов нам ответили, что милиция чуть ли не по собственной инициативе доставляет им уклонистов. В другом - переложили ответственность на местные органы власти, то есть, на правительство Москвы. Александр Пудин - пресс-секретарь первого заместителя мэра и председателя призывной комиссии Москвы Людмилы Швыцовой - в телефонном разговоре со мной сказал, что призывной комиссии об облавах ничего не известно. Получить комментарий удалось только в отделе взаимодействия со средствами массовой информации ГУВД Москвы. Говорит начальник отдела Евгений Гильдеев:

Евгений Гильдеев:

Доставка призывников в военкоматы осуществляется по специальным запросам, которые направляют военкоматы в органы внутренних дел по месту жительства. Как только у нас приходит пора молодых людей призывать в армию, выходит указ президента. На основании этого указа разрабатывается совместное распоряжение министра обороны и министра внутренних дел, уже на основании которого военкоматы осуществляют запросы в органы внутренних дел, для того, чтобы участковые инспекторы доставляли уклонистов в военкоматы для дальнейшего разбирательства.

Вероника Боде:

Карина Москаленко, член Московской городской коллегии адвокатов и директор Центра содействия международной защите, уверена, что насильственная доставка призывников в военкоматы является незаконной:

Карина Москаленко:

Людей можно задерживать только тогда, когда есть основания полагать, что они совершают преступления. В приведенных вами случаях - чистый произвол. Это нарушение Пятой статьи Европейской Конвенции. Она предусматривает исчерпывающий перечень случаев законного задержания. Так вот, ни один из этих случаев не может быть применен к данной ситуации. Только если будет доказано, что лицо совершает уголовно-наказуемое деяние и только по возбужденному уголовному делу можно лишать человека свободы, потому что все что мы называем задержаниями, арестами - это все лишение свободы. И ни одно ведомство не может и не имеет права сочинять свои собственные нормы, которые позволяли бы вот такой произвол. Никакими нуждами армии государства массовые нарушения прав человека оправдывать нельзя. Это абсурд, когда какие-то специальные подразделения имеют возможность устраивать такие массовые отловы. Незаконное задержание влечет уголовную ответственность для любого такого нарушителя. Может найтись человек, который потребует выяснения в судебном порядке оснований и правомочий данного лица, и думаю, что будет рано или поздно создан прецедент, который докажет представителям государства, властям, что они обязаны подчиняться закону.

Вероника Боде:

Прокомментировать ситуацию мы попросили Сергея Юшенкова - заместителя председателя Комитета по безопасности государственной Думы России. С ним беседовала Кристина Горелик:

Сергей Юшенков:

Ну, это средневековое варварство. Мы знаем и по книгам, и по фильмам, как рекрутировали солдат в Европе - насильно захватывали и заставляли воевать. Ну, что-то подобное и сейчас происходит в России. Конечно, это абсолютно не соответствует стандартам прав человека. Конечно, государство наше все больше и больше превращается в полицейское государство, и то, что таким способом происходит набор военнослужащих, свидетельствует о том, что в нашей стране, мягко говоря, неблагополучно и с правами человека, и с гражданским контролем над деятельностью силовых структур. Прав здесь много сразу нарушается. Право на свободу передвижения, на защиту частной жизни, неприкосновенность жилища, например. Захватывать и арестовывать человека только потому, что милиции показалось, что данный гражданин должен служить в Вооруженных силах - не прописано ни в одном из законов, что можно таким образом поступать. Это противоречит и закону о воинской службе и воинской обязанности... Это, на самом деле, проявление более фундаментальной причины - призыв уже становится анахронизмом. Давно надо отказаться от той системы комплектования Вооруженных сил, которая у нас сложилась.

Вероника Боде:

А военная машина между тем продолжает работать. Призыв в российские Вооруженные силы проходит шесть месяцев в году, и все это время люди призывного возраста, даже имеющие законные отсрочки, не могут быть спокойны, что их не схватят на улице и не отправят в войска. А главное - народ безмолвствует, как и во времена Бориса Годунова. Мало кто из пострадавших обращается в суд. Их родители тоже боятся гнева властей и даже просят не называть свою фамилию в эфире. Пассивность и запуганность населения, доставшаяся России в наследство от советских времен - вот что, в первую очередь, позволяет военным ведомствам действовать в ситуации полной бесконтрольности.

Карен Газарян. Статья. Русская армия объявила войну своему народу. Хартия.Ру, 21 декабря 2001 г.

Вчера в Кунцевском районе Москвы работники военкомата, вооружившись работниками милиции, осуществляли призыв на срочную военную службу.
Они доставляли молодых людей призывного возраста в районный военкомат. Один из депутатов Госдумы провел там много часов и защитил многих, став во всех отношениях лицом дня. К сожалению, облава, подобная кунцевской, может повториться. За ней история, которая началась не вчера и кончится не завтра.

Осенний призыв подходит к концу. Военкоматы в крайнем отчаянии: процент добровольной явки призывников на призывные пункты катастрофически падает. Не помогает ни военно-патриотическое воспитание молодежи, ни страх перед ответственностью "в соответствии с законодательством РФ", ни телепрограмма "Служу России!", ни близкий конец антитеррористической операции в Чечне, ни обещания министра обороны Иванова не посылать российскую армию в Афганистан, ни намерение российского руководства создать в будущем контрактную армию, ни закон об альтернативной службе, который никак не примут, ничего не помогает.

Хуже всего, конечно, дело обстоит с повестками. Военкомат штампует повестки, от руки корявым почерком вписывая туда имя, фамилию и отчество очередного призывника, и отправляет их на почту. Затем тетенька-почтальон разносит эти повестки по домам. Она бросает их в почтовые ящики. Призывник открывает ящик, видит повестку и выбрасывает ее. При этом он и не думает воровато оглядываться: повестка, на которой нет подписи призывника, поставленной в присутствии почтальона и продублированной на специальном бланке, не может считаться врученной. Военкомат ждет и млеет у окна, но никто не идет. Тогда он повторяет процедуру с повесткой, настоятельно советуя почтальону вручать ее лично в руки. Почтальон нехотя звонит в дверь: "Вам повестка". "Кому-кому?" - спрашивает призывник. "Вам, вам. Иванову Ивану Ивановичу". – "Я Петров Петр Петрович", - говорит Иванов И.И., а дверь даже не думает открывать. Тетенька пожимает плечами и удаляется.

Военкомат получает обратно пустую повестку и выбрасывает ее. Потом начинает жалеть, что выбросил: бумага нынче дорога, военкоматы бедны, бюджет худ, и нечего делать – надо писать новую, а не на чем и нечем. В следующий раз военкомат учит почтальонов хитрости: не надо сразу говорить, что вы принесли повестку, сделайте вид, что вы – не вы, а Мосгаз.

Почтальонша идет и делает вид, что она Мосгаз. Но призывник смотрит в глазок: кто стучится в дверь ко мне с толстой сумкой на ремне? Ба! "Что вам надо?" - спрашивает призывник с ехидцей. "Мосгаз, плиты меняем", - врет тетенька. "А у меня электрическая плита", - вкрадчиво говорит торжествующий призывник. "Как так???". – "А так. И во всем доме электрические. Какой век-то нынче?!" - сквозь дерматин кричит призывник.

"Не могу больше! – плачет почтальонша на плече у майора. – Что ж вы из меня идиотку делаете?". Тогда военкомат перестает делать из тетеньки идиотку, берет с собой участкового и грохочет коваными сапогами у двери призывника, стучит кулаком, снимает и надевает фуражку, придвигается широкой грудью со знаками отличия к самому дверному глазку – чтоб страшнее было. А там – никого. Военкомат звонит, подглядывает в щель, скребется шпорами – глухо, как в танке. "Аткры-вай!" - командует военкомат. Молчание. Дверь железная. Ломать ее закон запрещает. А вдруг там действительно никого нет? Вот и голос отвечает: "Дома никого нет". Ну, нет – так нет. И военкомат с участковым идут по грязному снегу обратно, громко матерясь и тихо сплевывая.

После этого военкомат уже начинает действовать решительно и караулит призывников у метро: пойдут они домой со своих танцулек, а мы их – в окружение, в окружение... Свистать всех наверх! Сено-солома! Батарея, огонь!

И только потом разбирается. Студент или тунеядец, почему не служишь, где был с восьми до одиннадцати?

Такой вот выход находит военкомат из безвыходной ситуации. И глава призывной комиссии Москвы, первый заместитель мэра в правительстве столицы Людмила Швецова выражает крайнее недовольство подобными действиями милиции и сотрудников военкомата: "Конституция и закон о воинской службе должны строго соблюдаться, однако призыв должен проводиться цивилизованными методами".

Все цивилизованные методы призыва были описаны выше. Как видим, работают они из рук вон плохо. Члены гражданского общества имеют полное право не открывать двери чужим людям, не расписываться на повестках, врученных ненадлежащим образом, не верить, что почтальон – Мосгаз, и вообще всячески охранять свое privacy. Принудительная служба в армии есть посягательство на privacy, на возможность самому решать, что делать в жизни, и поэтому с нормами жизни гражданского общества она несовместима. Военкоматы объявляют войну против гражданского общества. Гражданское общество обороняется (символично, что пойманных у метро подростков доставляли в военкомат на Партизанской улице).

Хочется верить, что контрактная армия положит конец этой нескончаемой войне.

Александр Тарасов. Статья. Александр Баранников над пропастью во ржи.

Депутат Государственной Думы от фракции СПС Александр Баранников был свидетелем вчерашней облавы в Кунцево: он провел в военкомате более 4-х часов и спас многих несчастных от скорой армейской расправы.

- Вчера днем военком города Москвы полковник Красногорский заявил о том, что в городе не происходит никаких спецопераций по отлову призывного контингента, по доставлению его в военкоматы и по осуществлению, таким образом, осеннего призыва. Сегодня днем, кстати, Красногорский еще раз это подтвердил. Это наглая ложь.

Я вчера с 10 вечера до часу ночи находился в Кунцевском военкомате г.Москвы. Мне позвонили волонтеры и сообщили, что происходит. Тем более, что милиция и не скрывала этого. При мне в этот военкомат милицейские наряды привозили призывников, которых брали на улицах, в подъездах, квартирах, ближайших кафе... Их привозили в военкомат, предварительно изъяв документы, а уже в военкомате с ними работали военные. Причем, если у призывника было все в порядке с документами (то есть, он мог доказать свое право на отсрочку), то его отпускали домой. А если с документами не все было идеально, то в лучшем случае выписывали повестку: прийти через день-два с вещами на призывной пункт, а в худшем - призывника непосредственно ночью отправляли на сборный пункт, на Угрешку.

За время моего там нахождения я видел человек как минимум 50. Одну группу удалось прямо с улицы отправить по домам, поскольку их привезли милиционеры, которые, когда я начал выяснять основания для такого привода, не пустились со мной в дискуссию, а отдали документы этих мальчишек и благополучно уехали. Видимо, они отлично понимали, что их действия не имею ничего общего с правом. Я раздал документы, и молодые люди пошли по домам.

С теми же, кто находился внутри военкомата, было сложнее. Через некоторое время после моего появления, пришел военком. Пока мы с ним в течение получаса беседовали "по душам", многих мальчишек просто отпускали. При мне военком вручил двум молодым людям повестки с требованием прибыть с вещами в военкомат для отправки в войска. Когда я спросил призывников, проходили ли они в столь поздний час мед- и призывную комиссии, те ответили, что, конечно, не проходили. Военком, поняв, что он полностью неправ и нарушает закон, тут же выхватил у них повестки (правда, одна у меня осталась как доказательство) и заменил их на менее грозные - с требованием прийти на прохождение медкомиссии.

Проблема в том, что до конца призыва осталось 10 дней, есть план по призыву, который не выполняется. И военкомы стараются, с нарушением всех законных требований, максимальное количество призывников отправить в войска. Более того, существует конкурс на выполнение плана по призыву. 20-го числа призывнику вручают повестку прийти с вещами на 27-ое число. А в соответствии с законом, во-первых, такую повестку можно вручать только после решения призывной комиссии, а, во-вторых, призывник, имея на руках копию решения призывной комиссии, имеет право в десятидневный срок обжаловать данное решение через суд. То есть, вызов с вещами в военкомат может быть только на 11-е сутки после вручения повестки с копией решения призывной комиссии.

Когда я на все эти нарушения военкому указывал, он краснел.

Ребятам, которые находились в Кунцевском военкомате, просто повезло, потому что они, естественно, всего этого не знают. Сегодня мне рассказывали, что аналогичная акция проходила в районе метро Свиблово.

Виктор Сокирко. Статья. Крюк для пушечного мяса. Московский комсомолец, № 286.

Видимо, с призывом в ряды нашей доблестной армии и впрямь творится что-то неладное - нынешней осенью-зимой новобранцев стали хватать прямо на улицах и без разбора отправлять на призывные пункты. И если раньше милиция пристально высматривала для проверки "лиц кавказской национальности", то теперь ее взоры прикованы к молодому поколению - если тебе на вид восемнадцать, готовься к принудительному путешествию в военкомат. На первом месте по насильственному призыву, естественно, Москва - столица, как обычно, подает пример...

Не успела наша газета написать об одном из таких случаев, как в облаву на призывников попал корреспондент "МК" (не будем упоминать его фамилию, дабы не давать наводку военкоматчикам). Его взяли под белы ручки возле метро и отправили на знаменитую "Угрешку" - столичный призывной пункт. Никакие оправдания и разъяснения в расчет не принимались, аргумент был один: "Там разберутся, должен ты служить или нет". Время было вечернее, почти ночное - какой резон держать человека на призывном пункте до утра? Переговорить с кем-либо из военного начальства нашему журналисту тоже не представлялось возможным - начальство уже отдыхало, видимо, от трудов праведных по выполнению плана по отлову призывников. За некоторую сумму (вполне приличную) корреспонденту удалось добиться права на прощальный звонок по телефону, после которого его и удалось освободить. Но не у всех отловленных оказываются под рукой деньги, чтобы хотя бы сообщить родственникам, где они находятся...

Недавно в редакцию пришло письмо о случае очередной облавы на призывников. Молодых парней призывного возраста загребали в районе метро "Семеновская". Вечерней порой милицейский наряд собирал на улице потенциальных новобранцев и отвозил в Измайловский военкомат. На возмущения сотрудники правоохранительных органов реагировали совершенно невозмутимо: "Есть разнарядка. Пусть в военкомате разбираются, кому положено идти под ружье, а кому нет". Нетрудно предположить, что разбирательство затянулось по меньшей мере до утра. Можно представить, какие ощущения пережили в ту ночь родители молодых парней, обзвонившие все морги и отделения милиции! Звонить в военкомат никому просто не пришло в голову...

А вот Ильдара Шехалиева взяли прямо из постели. Он не преступник и даже не мелкий хулиган - коренной москвич, студент Гуманитарного института Натальи Нестеровой. Парень доверчиво открыл дверь сержанту милиции Никитину, вслед за которым в квартиру вломились два человека в штатском, но в военных брюках. "Собирайся, - коротко приказали Ильдару. - Родина-мать зовет тебя служить во Владивосток". Возражать было бессмысленно - парню не дали ни позавтракать, ни собрать вещи (потом еду и одежду, принесенную для него соседями на "Угрешку", так никто и не принял). Интересная деталь - милиционер предъявил удостоверение сотрудника УВД "Тверское", хотя Шехалиев проживает на Красногвардейской. Офицеры военкомата вообще отказались козырять какими-либо "корочками", видимо, сочтя достаточным присутствие милиционера.

Подобных случаев по Москве за последнее время - несть числа. Звонки и писема с жалобами на беспредел работников военкоматов и милиции в нашу редакцию поступают без конца. Легко убедиться в справедливости этих жалоб можно, совершив поездку на Угрешскую улицу к городскому призывному пункту - возле КПП стоит толпа родителей неожиданно пропавших юношей. Кто-то пытается доказать, что их ребенок не подлежит призыву, кто-то умоляет отдать сыну передачу с едой и теплыми вещами - все тщетно. Начальство предпочитает не показываться на глаза родителей, а дежурный лишь разводит руками и злобливо шипит на посетителей: "Ходят тут всякие, а в армии служить некому".

Военкоматчиков в чем-то тоже можно понять. В последнее время число уклонистов, особенно по Москве, очень сильно возросло. Но ведь служить все-таки кто-то должен! А "сверху" на военкоматы давят, спускают план, дерут за его невыполнение. Что им остается? Ловить этих самых несчастных защитников Отечества! Другой вопрос - каким образом? По крайней мере не таким, как, например, на одной стройке в Москве в районе Воробьевых гор, когда под облаву попал десяток молодых гастарбайтеров из Смоленской области, у которых отобрали паспорта и выдали взамен повестки! И не захватом ребят на улице с последующей скоропалительной отправкой в воинские части подальше от Москвы, даже не предупредив их родителей! При всем понимании необходимости набора призывников, армии никто не дает права нарушать элементарные права человека...

В общем, теперь, когда в семье неожиданно пропадет юноша лет 17-19, родителям не стоит тревожить морги - искать сына нужно в военкомате. Если там, конечно, кто-то возьмет трубку и соизволит проверить списки задержанных "клиентов".

Информ. сообщ. Солдатам будут доплачивать за сложность службы. Стр. 3

Компенсировать деньгами намеченную отмену некоторых льгот, которыми пользуются военнослужащие, собирается Госдума.

Как стало известно "МК", в нижней палате разработан законопроект, по которому уже с 1 января 2002 года должна быть увеличена надбавка за сложность, напряженность и специальный режим военной службы. Контрактникам планируется приплачивать 70 процентов к окладу денежного содержания вместо нынешних 50.

Кроме того, в среднем на 20 процентов возрастет и надбавка за выслугу лет, размер которой увеличивается в зависимости от срока службы. Таким образом будет отчасти компенсирована отмена пенсионной надбавки военнослужащим, имеющим право на пенсию по выслуге лет.

Информ. сообщ. Лужков выступил против облав на призывников. Известия, № 236.

Вчера мэр Москвы Юрий Лужков подверг резкой критике действия столичных милиционеров, которые в четверг вечером устроили в Кунцево облаву на юношей призывного возраста.
Около 25 молодых людей, выловленных на улице и на станциях метро, были принудительно доставлены в военкомат Западного административного округа столицы, где у них проверили приписные свидетельства, а выявленным уклонистам под расписку вручили повестки. Лужков, по сообщению Интерфакса, назвал такую акцию "организационным уродством". - Это самое неприятное, что могла бы сделать и делает власть, - подчеркнул градоначальник. Между тем заместитель председателя Московской комиссии по призыву в армию Николай Попов считает, что никакой облавы не было. Он утверждает, что действия правоохранительных органов при проведении этой акции были законными.

Евгения Обухова. Статья. Вас не украли. Время МН, № 233

Город наполнен слухами: молодых людей призывного возраста милиция останавливает на улицах и, не дав ни съездить домой, ни позвонить, отправляет в армию.
Правда ли это, и если да, то как можно расценить пополнение вооруженных сил таким образом? Мы решили обратиться за комментариями к военным, юристам и солдатским матерям. К сожалению, слухи подтвердились. Эту ситуацию юристы рассматривают как грубое нарушение прав человека, которое еще ждет квалифицированной оценки.

Ничего незаконного нет

Полковник Виталий Гусак, руководитель пресс-службы военного комиссариата Москвы:

- Давайте разберемся, как работают призывные комиссии. На основании указа президента выходят постановления местных органов власти об организации работы призывных комиссий. Председателем призывной комиссии всегда является руководитель местного органа власти, а представитель военкомата всегда только заместитель председателя. Военкомат осуществляет лишь техническое выполнение призывной работы. Так что каким образом доставлять на призывной пункт, подчеркну, незаконопослушных молодых людей, которые уклоняются от своих обязанностей, решает председатель комиссии. Если он дал указание органам МВД находить и доставлять уклоняющихся от призыва - в этом нет ничего незаконного. И надо сказать, что большинство из тех 6 тыс., которые должны быть в этом году призваны в Москве, приходит на призывные пункты без всякого милицейского сопровождения.

Иначе, как похищением, это назвать нельзя

Юрий Заяц, эксперт Союза комитетов солдатских матерей РФ:

- Такие облавы - иначе мы их не называем - на улицах Москвы длятся уже две недели. Несмотря на наши открытые письма и в прокуратуру города, и мэру Москвы, они не прекращаются, и никакой реакции должностных лиц на нарушения прав человека нет. А ведь молодых людей хватают прямо на улицах и, не дав им ни собраться, ни переодеться, ни подготовиться к армии, ни даже позвонить родным, отправляют на сборные пункты, а через четыре-пять часов, самое большее через сутки, уже везут в воинские части - в Читу, Астрахань, Архангельск, в Сибирь, на Дальний Восток. Происходит настоящее похищение людей! Такие облавы нарушают не только права человека, но и постановление правительства РФ N 587 от 1 июня 1999 года "Положение о призыве на военную службу граждан РФ", федеральный закон N 53 "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 года и Уголовный кодекс.

Творится произвол

Каринна Москаленко, директор Центра содействия международной защите, член экспертного совета при уполномоченном по делам человека в РФ:

- Облавы на улицах - не слухи, а реальность. У нас есть обращения по этому поводу. С точки зрения и нашего, и международного права все подобные задержания - абсолютное нарушение закона, полный произвол. Все вопросы задержания регламентируются Уголовно-процессуальным кодексом. Если совершено уголовное деяние, нельзя задерживать неопределенный круг лиц. Уголовное задержание может производиться только тогда, когда человека застали на месте преступления или он оставил там следы. Административное задержание может производиться только по обоснованным подозрениям, а не "для проверки личности". Кроме того, почему молодой человек обязан доказывать в тех местах, куда его доставляют, что он не имеет никакого отношения к армии? Это презумпция вины, а презумпция вины противоречит Конституции РФ, я уж не говорю о Европейской конвенции о защите прав человека.

Милиция продолжает проводить рейды по отлову косящих от армии призывников. Статья.

Алла Малахова. Стой, кто идет?! Вечерняя Москва, № 242, 26 декабря 2001 г.

До конца призывной кампании остались считанные дни. Казалось бы, парни призывного возраста, кому посчастливилось не попасть "под горячую руку" военкомов, а также их многострадальные родители могут вздохнуть спокойно. Правда, ненадолго: не за горами очередной - весенний - призыв.

"Можно с уверенностью сказать, что очередной призыв идет в соответствии с планом и план призыва на сей раз будет выполнен полностью, - заявили корреспонденту "ВМ" в Мосгорвоенкомате. - Из Москвы в воинские части отправилось уже более 5 тысяч человек".

Несмотря на такую убежденность комиссаров, в ночь с четверга на пятницу минувшей недели в Москве сотрудники милиции под видом проверки документов задерживали, где придется, молодых людей призывного возраста. И отправляли их на призывные пункты. Родителей предупредить, где находится их ребенок, никто, разумеется, и не подумал. В частности, общеизвестным стал ночной инцидент в Кунцеве, где милиция провела рейд по отлову косящих от армии призывников. Задержали 25 человек - неплохое, надо думать, пополнение для Вооруженных Сил. Всех доставили в окружной военкомат на Партизанской улице, сотрудники которого не пожалели времени на установление личностей отловленных парней и проверку наличия у них приписных свидетельств. Многим из ребят были вручены под личную роспись повестки о призыве. Но вот беда: в милицейские "сети" попали и ребята, имеющие различные отсрочки от армейской лямки. Родители, обеспокоенные исчезновением сыновей, тем более ночью, естественно, начали поиски. А узнав правду, подняли волну протеста, поэтому уже в пятницу городские власти собрали пресс-конференцию, где объясняли свои позиции.

Глава призывной комиссии Москвы, первый заместитель мэра в столичном правительстве Людмила Швецова, например, выразила крайнее недовольство по поводу несанкционированной властями облавы на юношей призывного возраста. "Конституция и закон о воинской службе должны строго соблюдаться, - сказала Людмила Ивановна, - однако призыв должен проводиться только цивилизованными методами".

- То, что сделала милиция, - сказала ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентна Мельникова, - на самом деле просто захват заложников. Как в Чечне. И эти мальчишки - заложники того безобразия, что творится ныне в воинских частях.

По словам Валентины Мельниковой, список "незаконно задержанных представителями УВД юношей направлен в прокуратуру Москвы и Генпрокуратуру".

В правоохранительных органах факта задержания призывников не отрицают, но мотивируют свои действия "обычной проверкой паспортного режима". Эту же версию поддержал военный комиссар Москвы Василий Красногорский. Но он вынужден был подтвердить факт, что сотрудники правоохранительных органов в Западном административном округе выслеживали молодых людей призывного возраста и отправляли их в призывные комиссии, невзирая на неурочное ночное время. Вместе с тем Василий Красногорский отрицает отношение военкоматов к ночным облавам в Кунцеве.

- Если молодые люди оказывались из "нашего" контингента, - пояснил свою позицию главный военный комиссар, - их, соответственно, направляли в военно-призывную комиссию. Однако никаких насильственных мер военный комиссариат не только не применял, но и не рекомендовал.

По данным Красногорского, осенний призыв на действительную службу "идет в своем режиме" и 80% москвичей из 6,5 тысячи призывников уже отправлены в части.

Вместе с тем заместитель председателя Московской городской комиссии по призыву в армию Николай Попов отметил, что указанная комиссия будет направлять в городскую прокуратуру "представления на тех молодых людей, которые явно уклоняются от прохождения воинской службы". В случае, если состав "преступления" - беспричинная неявка - будет доказан, молодой человек рискует быть привлечен к административной, а возможно, и к уголовной ответственности. При этом замглавы комиссии подчеркнул, что новобранцы не призываются для прохождения службы в "горячих точках". "Я гарантирую это родителям призывников стопроцентно", - заявил Попов. По его данным, нынешний призыв осуществляется весьма успешно, и 98% юношей, которые по закону должны служить в армии, уже призваны.

Военное командование предложило зарегистрировать в райвоенкоматах "Нивы" и "УАЗы".. Статья.

Сергей Беляев. Год призывной лошади. Вечерняя Москва, № 242, 27 декабря 2001 г.

Нехватку двуногих компенсируют четвероногими?

Владимир Путин пообещал российскому народу, что с 2010 года у нас будет профессиональная армия. Следуя пожеланиям президента по реформированию Вооруженных сил, военное командование предложило зарегистрировать в райвоенкоматах всех четвероногих зверей. Такая информация прошла по Би-би-си со ссылкой на телевизионные сообщения. Все хозяева животных на четырех ногах (лошадей, собак, оленей, верблюдов и другой живности), а также владельцы четырехколесных средств передвижения, должны явиться в военкомат и зарегистрировать своих любимцев и автомобили. Это нужно на случай войны: когда все, что движется, ходит или бегает, должно быть поставлено на защиту Отечества.

Всем известны подвиги братьев наших меньших во время Великой Отечественной войны: собаки подрывали танки, на лошадях возили боеприпасы и продовольствие, а северные олени - просто незаменимый транспорт на российских северных широтах. Среди автомобилей армию в основном будут интересовать джипы отечественного производства - "Нивы" и "УАЗы". Но, возможно, пригодятся и зарубежные машины. Военные утверждают: в случае конфискации зверей и транспорта для военных нужд их владельцы получат компенсацию.

Вся эта история похожа на новогоднюю шутку. Военкоматы, с которыми удалось связаться, огрызались - "делать нам больше нечего". На Западе ее так не восприняли. Так что кто знает, кто знает...

По городу покатилась тяжелая молва о призывных облавах: в армию гребут всех переваливших порог 18-летия, повсюду - в метро, на рынках, в студенческих общагах, просто на улице. Статья.

Олег Владыкин. Москва зачищена. От призывников. Общая газета, № 52/1.

Сотни молодых москвичей в последний месяц лишились возможности встретить приближающийся Новый год в кругу родных и близких. Отнюдь не по своей воле. Их фактически похитили, чтобы пополнить "личным составом" разбросанные по всей стране войсковые части.

Поначалу казалось, что призыв молодежи на военную службу осенью 2001 года во всем повторяет опыт предыдущих. Из Москвы каждые полгода отправляли в Вооруженные силы 5-6 тысяч юношей. При том, что около 4 тысяч человек постоянно числились в "уклонистах". Но без них благополучно обходились, полностью выполняя план-задание Генштаба. В минувших октябре - ноябре участковые милиционеры тоже привычно разносили повестки в квартиры тех парней, кто не откликался на телефонные приглашения самостоятельно зайти в военкомат и "по-доброму" обсудить там свои солдатские перспективы.

И вдруг в первых числах декабря... десятки, сотни молодых москвичей стали исчезать вообще без каких-либо предпосылок и в буквальном смысле бесследно. Вернее, до смерти напуганные родители после сумасшедших поисков обнаруживали следы своих пропавших чад лишь спустя неделю-другую где-нибудь в войсковой части за тысячу километров от столицы. По городу покатилась тяжелая молва о призывных облавах: в армию гребут всех переваливших порог 18-летия, повсюду - в метро, на рынках, в студенческих общагах, просто на улице.

Твои года - твое проклятье

В московской приемной Союза комитетов солдатских матерей России в эти дни настоящий аврал. Родители внезапно увезенных на службу юношей несут кипы всевозможных справок, которые еще недавно представлялись действительными для отсрочек призыва их сыновьям. Активистки СКСМ на основе этих документов готовят письма в городскую прокуратуру с копиями еще в ряд инстанций. Первое послание с информацией о 24 случаях незаконного призыва было отправлено 14 декабря.

Даже беглого знакомства с документами достаточно, чтобы понять: многие парни и впрямь имели все основания не включать в свои планы военную службу. Ну какие сомнения на сей счет могли быть, если Тимур Б. учится на 2-м курсе МИРЭА, Роман З. - на 5-м курсе Приборостроительного техникума, Роман Г. - на 1-м курсе Института экономики и права, Александр М. - в МАТИ, Давид Т. - в МГПУ?.. Все на дневном отделении. Все имели студенческие билеты.

А больные? У Алексея О., Юрия К., Виталия А., Дениса С. по целому букету серьезных заболеваний диагнозы поставлены и заверены медучреждениями столицы. И, между прочим, некоторые из имеющихся у ребят недугов перечислены в так называемом Расписании болезней, обязывающем военно-врачебную комиссию направлять страдающих ими людей на лечение до военной службы либо подчистую освобождать от нее.

Подлость сделанного с этими юношами заключается в том, что они сами были абсолютно спокойны на предмет своего права на отсрочку, но их искусственно, преднамеренно ставили в ситуацию, когда подтвердить его просто не представлялось возможным. Главным было заманить парня в военкомат. И не важно каким способом: пригласить по телефону на беседу, выловить у метро... Паспорт - сюда! Москвич? Восемнадцать исполнилось? Все - возраст имеет решающее значение. А остальное? Ну и пусть себе призывник Александр Д. заявляет, что у него астма. В военкомате-то его пухлой якобы медкарты нет, на врачебный осмотр времени отведено всего час - как раз достаточно, чтобы убедиться в наличии рук, ног, головы и первичных половых признаков... А призывник

Сергей М. настаивает на том, что учится в профессиональном училище? Позвольте, надо было подтвердить это справкой формы № 26, а представлена № 28. Переделаете? Поздно - пожалуйте служить.

Их всех пропускали через медкомиссию, оформление документов в окружном военкомате и комплектование убывающих команд максимум за сутки. Звонить куда-нибудь запрещалось. Сбегать домой, чтобы одеться потеплее, - тем более. Про возможность обжаловать решение о призыве советовали вообще забыть. На вторые сутки после задержания милицией они уже ехали в войсковые части.

Человек теперь важнее справки

К сожалению, у многих юношей действительно есть проблемы с документами для военкомата. По нерасторопности, природной безалаберности или в силу обретенного, простите, пофигизма нужные справки призывным комиссиям они вовремя не представляли. Некоторые не позаботились их заранее подготовить, а кое-кто хотя и обзавелся, да держал дома, надеясь поднести, когда потребуется. На чем, собственно, всех и подлавливали. Но что толку в понимании главной хитрости обманувших тебя, коль надежд на исправление своей ошибки фактически не осталось.

Беседуя с мамой уже рядового Евгения П. в приемной СКСМ, я никак не мог понять, чего же она хочет теперь добиваться. Любовь Васильевна рассказала, что сын, учась в МГУ, крепко запутался с пересдачей экзаменов и оформлением академического отпуска. Не успел в положенный срок представить документы о лечении и был отчислен из университета. А тут как раз вызов из военкомата. Евгений, не успев предупредить о звонке никого в семье, отправился к военным. Те на удобный для них поворот в судьбе юноши среагировали мгновенно. И опередили администрацию МГУ, которая, разобравшись в ситуации, согласилась восстановить отчисленного студента.

Сознавая, что отыграть назад призыв Жени на службу вряд ли уже сможет, Любовь Васильевна пришла в СКСМ, скорее всего, для простого сочувствия пережитому унижению. Две недели, не имея никаких сведений о внезапно пропавшем сыне, она в ужасе обзванивала морги, дежурные части милиции, ходила к экстрасенсам. И лишь участковый помог ей наконец выяснить, что парня отправили служить в Кировскую область. Обратившись за разъяснениями к заместителю военкома города Видное, мать услышала в ответ: "Не надо рассказывать байки про то, чего быть не может. Всех призывают так, как положено".

Похоже, подобные обстоятельства считает всего лишь байками и недавно назначенный военным комиссаром Москвы полковник Василий Красногорский. Не трогают его страдания матерей. Не колышет, что молодых людей лишают какого-либо шанса в своих интересах решать возникшие житейские проблемы. Наоборот, полковнику хорошо, что в делах призывников появляются удобные для военкомата зацепочки. И еще лучше, если таковые удается ловко организовать. Тогда Красногорский спокоен: "Каждый факт, приведенный в письме солдатских матерей, мы проверили. Всех призвали абсолютно законно". И задержанного милицией у метро "Щукинская" Александра Б., на попечении которого находится отец-инвалид. И Владимира К., в одиночку воспитывающего семилетнюю дочь. И даже милиционера Алексея П., которого в соответствии с приказом по горвоенкомату должны были поставить на спецучет, но никак не отправлять в войска, пока он служит по контракту в органах МВД.

План по валу

Красногорский очень удивлен, почему среди москвичей случился такой переполох. На устроенной в прошлую пятницу встрече столичных призывников с ветеранами Вооруженных сил он заученно повторял: "Военная служба является нашей с вами почетной обязанностью".

- Специально запланированных для нас мероприятий милиция не проводит, - растолковывал горвоенком. - ГУВД осуществляет антитеррористические мероприятия, усиливает паспортно-регистрационный режим. В ходе обычных проверок документов выявляется и наш контингент - от 18 до 27 лет. Естественно, с каждым персонально разбираемся. Если кто-то по какой-то причине не прошел раньше медицинскую призывную комиссию, направляем туда.

Объяснения военкома сразу заставили вспомнить более распространенное название проверок паспортного режима - зачистки.

Союз комитетов солдатских матерей настаивает на том, что в Москве были допущены массовые нарушения правил и процедур, установленных Положением о призыве на военную службу граждан Российской Федерации, которое утверждено постановлением Правительства РФ от 1 июня 1999 года. Весьма негативную оценку этим событиям дала председатель городской призывной комиссии, первый заместитель мэра столицы Любовь Швецова: "Конституция и закон о воинской службе должны строго соблюдаться, однако призыв должен проводиться только цивилизованными методами". Крайнее недовольство действиями милиции и военкоматов выразил уже и мэр Москвы Юрий Лужков.

Но значит ли все это, что москвичей, отправленных в войска обманом, хотя бы попытаются вернуть? Способы и средства на зачистку от призывников столицы нашлись. А кому по силам восстановить справедливость? И чем возместить колоссальный моральный ущерб, нанесенный тысячам столичных семей?

Армия – наиболее закрытая и не поддающаяся реформированию сфера жизни. Военная служба подобна пропасти, в которую жрецы какого-нибудь людоедского языческого бога бросали людей: двери военкомата закрываются, и в течение двух лет с человеком можно делать все что угодно. Статья.

Евгений Зельцер.
В России никто не придет на войну Хартия.Ру, 27 декабря 2001 г.

Драматические происшествия, произошедшие в кунцевских военкоматах за истекшую неделю, вызвали много шума - подвиги депутата Баранникова обсуждались как комплиментарно (спаситель), так и с подозрением (вытаскивал своих, действовал согласно "слитой" информации в пиаровских целях?). Все эти обстоятельства, тем не менее, представляются совершенно несущественными в сравнении с другим, куда более важным фактом - советская армия умерла.

Когда в шестидесятые годы в Соединенных Штатах одна антивоенная активистка (левая, разумеется, правый антивоенный активист один - Лев Николаевич Толстой) спросила у министра обороны: "А что если в один прекрасный день на вашу войну вообще никто не придет?" - вопрос этот представлялся абсурдным или, ежели задан он был всерьез, наивным. В нынешней России таким поворотом уже никого не удивишь - воевать скоро, и в самом деле, будет уже некому.

Из всех силовых структур советского общества армия - наиболее отсталая, до сих пор не поддававшаяся никакому реформированию (впрочем, никто всерьез и не пытался). КГБ изменилось радикально, и даже МВД при всех его огромных проблемах временами хотя бы находит общий язык с населением, благо - сталкиваться приходиться постоянно. Военная служба же, напротив, подобна пропасти, в которую жрецы какого-нибудь людоедского языческого бога бросали людей: двери военкомата закрываются, и в течение двух лет с человеком можно делать все что угодно. Однако теперь, когда сотрудники военкоматов категорически, еще больше чем в предыдущие годы, не добирают плановых забритых лбов и пытаются ловить детей прямо на улицах, армейское бессилие становится очевидным. Армии как хотя бы относительно эффективно работающего механизма у нас более не существует. Американский опыт конца шестидесятых - начала семидесятых нам пригодится.

Самое главное во всем этом то, что налицо процесс не столько малопродуктивного выполнения неправильно отданных команд, как о том могут сказать иные, сколько буквальной, физической агонии армии, что существовала в России последние 80 лет. Подобно тому, как "лишний человек" в русской классике девятнадцатого столетия прожил жизнь, был молодым вместе с Онегиным и преставился вместе с Павлом Петровичем из "Отцов и детей", армия СССР тоже провела на белом свете длинную человеческую жизнь и вот теперь корчится в предсмертных судорогах: когда депутат Баранников предъявил военкоматским многочисленные доказательства их вины, им нечего было ответить. Что ж, туда ей и дорога, и жалеть ее не пристало даже самым правым государственникам. Армия в ее нынешнем виде есть типичное детище гниения большевизма, а любые оставшиеся нам в наследство советские установления, какими бы необходимыми они не были внешне, подлежат уничтожению в любом случае. Профессиональная армия неизбежна - именно она и будет новой, российской армией, поддерживать которую будет долг всякого порядочного человека.

Ну, а до тех пор пока дивный новый мир нам не открыт (хотя Путин и Иванов обещают контрактников до конца текущего десятилетия), применительно к текущей призывной ситуации есть два соображения, представляющиеся важными.

Во-первых, ни в коем случае не стоит обвинять во всех смертных грехах работников военкоматов - это несчастные затравленные люди. Если не берут взяток, еще и голодные. Жесткий план призыва, в соответствии с которым производятся противоправные и репрессивные действия, давит на военкоматы, и у них нет другого выхода, как решаться на отчаянные и бессмысленные шаги. Кстати, главной ошибкой многих участников Гражданского форума, выступавших по вопросам взаимоотношений общества с армией и ей подобными структурами, было как раз принципиальное непонимание того катастрофического положения, в котором находятся все эти мелкие чиновники, когда они не воруют. Тут надо Гоголя и Достоевского читать - армия с тех пор сильно изменилась, а вот положение чиновников ровно такое же.

Второе соображение касается общих причин бедствий тянущей лямку молодежи. Депутат Семенов, к примеру, высказал идею, что проблема только лишь в отсутствии легального взяточничества, и предложил его узаконить - идея крайне неприличная и уже сполна раскритикованная, но речь не об этом. Семенов полагает, что те немногие несчастные, что оказались на службе, попросту должны откупиться, и тут он неправ.

На самом деле непременная составляющая всех (к счастью, с годами редеющих) историй о том, как 19-летний мальчик погиб в армии, - фраза, вроде, "Он почему-то очень хотел пойти служить". Да, к сожалению, немногие все-таки призванные ребята идут в армию добровольно - им просто больше некуда деваться, совсем как работникам военкомата со своим сезонным планом. Работы в глубинке нет, поступить в институт не получается, остается одно - пострелять. Отсюда печальные последствия.

Когда-нибудь, в том светлом будущем, когда профессиональная армия станет реальностью, желающих испробовать свой патриотизм на боевой практике можно будет призывать за приличные деньги. Вдобавок минобороны сможет дать хотя бы минимальные гарантии того, что человек этот, во всяком случае, не умрет от голода и побоев, как сейчас, когда состояние наших войск заставляет вспомнить роман Виктора Астафьева "Прокляты и убиты", в начале которого никакой войны вообще нет, а есть только страшный голод в резервной части. Однако сейчас, когда подобных, связанных с внефронтовым выживанием обещаний никто и близко дать не может, необходимо просвещение. Провинциальному молодому человеку надо объяснить, что кроме воинской службы в жизни есть и другие интересные и совершенно легальные вещи - образование, например. Те же, кто живут в больших, столичных городах и пойти послужить не стремятся, и так сами найдут способы спасения - так, в референтном кругу автора этих строк (в Москве) из лиц моложе 30 в армии не служил никто. Так что спасать надо провинцию.

Что же касается крутых мер военкомата в Кунцево, могу авторитетно свидетельствовать, методы у них бывают разные, в том числе и лукавые. Мне тоже однажды звонил майор. Голос у него был добрый-добрый, как у Деда Мороза. Но я ему все равно не поверил.

С Новым годом!

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

О московских беспризорниках. Статья.

Алла Малахова. Армия трясогузки снова в бою. Новые Известия, № 235.

Малолетние экстремалы - кто они?

Настоящие беспризорники, как считают специалисты, работающие в московских приютах и в ЦВИНПе (Центре временной изоляции /несовершеннолетних правонарушителей), - это совсем не однородная масса. Правда, для обычных людей малолетние бродяжки в основном все на одно лицо.

Но это - и любой работник приюта сей факт подтвердит - не так. У каждого из этих глубоко несчастных (а потому неадекватных, озлобленных, неуправляемых) детей и подростков своя судьба, трагедия, история, которые они старательно и неумело прячут под щитом наигранной бравады, внешней кажущейся взрослости и самостоятельности.

Решив поближе познакомиться с "детьми улиц" и узнать об их судьбах, я поехала на Белорусский вокзал: говорят, малолетних бродяжек там пруд пруди. На улице у вокзала наткнулась на искомое: буквально в нескольких шагах замотанный в какое-то тряпье худющий паренек лет девяти (оказалось, пятнадцати!), в летних порванных сандалетах, несмотря на мороз, копошится в мусорных ящиках, то и дело выуживая оттуда бутылки.

- Я могу тебе чем-то конкретно помочь? - спрашиваю исподлобья глядящего паренька (думала, что он совсем маленький).

- А вам чего надо? - хмуро откликается тот.

- Есть хочешь?

Оборванец явно колебался. С одной стороны, не уверен: а вдруг "легавая"? Опять в приют потащит, а оттуда еще сбежать надо уметь. Но, с другой стороны, было видно невооруженным глазом, что есть ему очень хочется.

Я поторопилась сообщить, что не из ЦВИНПа, а из газеты, зла не причиню, просто хочу в обмен на деньги услышать его историю, как он оказался на улице. Зажав в кулаке полтинник и гамбургер с бутылкой пепси, подросток пробурчал, что зовут его вообще-то Витек, но чаще - по кликухе Фанат (оказывается, ярый болельщик "Спартака"). Москвич, но из дома сбежал, потому что били, да и учиться неохота.

- Родители даже воровать заставляли, а я не хотел, потому и били.

В школу Фанат-Витек почти и не ходил, читает с трудом, а писать не умеет вообще (!). Однако на улице, считает, не пропадет - собирает и сдает бутылки.

Их детство

Ранним утром беспризорники вылезают из своих "берлог" - подвалов, чердаков, люков теплотрасс -и выходят "в свет", в "места обетованные". На вокзалах, в парках, у метро и крупных магазинов легко затеряться в многолюдной толпе. Если умело попрошайничать, сердобольные москвичи то протянут булочку или яблоко, сигаретой угостят, а то и мелочишку подбросят. В поисках так называемых "нычек" - подходящих для временного проживания укрытий - бродяжки кочуют по всему городу, на месте не сидят.

Дождливым со снегом утром мы с Витьком, как и договаривались, отправились на поиски "нычек". Оказывается, это подъезды домов, не имеющие домофонов, заброшенный транспорт, лачуги, определенные под снос, и даже... общественные туалеты. Мне никогда бы и в голову не пришло, что в загаженном "гадюшнике" можно устроить ночлежку. Но Витьку достаточно было взглянуть на выломанные в потолке деревянные планки, чтобы догадаться, что именно здесь кто-то уже обосновал "нычку". На просьбу отозваться никто не ответил. Пришлось Витьку лезть наверх, на крышу, откуда мальчишка сообщил, что место уже застолблено - выстелено картонками в три наката (на таком же ложе, заботливо устроенном торговцами с лотков, у моей станции метро спят бродячие собаки). Мы уже собрались было идти дальше, как к туалету подошел маленький грязный мальчик - оказалось, хозяин "нычки" возвратился "домой".

С чужими беспризорники не откровенничают (об этом мне сообщили сотрудники общественной организации Орден милосердия и социальной защиты, куда я обращалась за консультацией, как себя вести с малолетками-бродягами). Но присутствие такого же маленького бродяжки и 50 рублей немножко "разморозили" владельца "нычки". Как поведал Игорек (может, врал, на что чаще всего идут беспризорники, когда имеют дело со взрослыми людьми из мира "по ту сторону баррикад), у него нет ни мамы, ни папы - круглый сирота. К алкоголичке-тетушке, живущей в дальнем Подмосковье, возвращаться не собирается.

- А если, не дай Бог, заболеешь - тогда как? Да и зимой нельзя же ночевать на крыше общественного туалета.

Малец только криво усмехнулся, но на предложение принести ему одежду потеплей неожиданно ответил согласием и даже заулыбался.

Как я выяснила позже, Игорек все же меня обманул. У него совсем другая история. Дело в том, что у мальчугана с раннего детства сильно расшатана нервная система и не все в порядке с головой. Из-за этого ему трудно ужиться даже среди себе подобных маленьких сорванцов. Этого мальчика знают и помнят в одном из столичных приютов, куда он попал как-то раз с улицы. Однажды Игорек, разорвав на себе приютскую одежку, начал бегать, кричать и плакать, биться головой о стенку. Бригада детских врачей-психиатров, вызванная по "03", не обнаружила никаких отклонений в психике. А странное поведение врачи объяснили тем, что мальчуган любым способом пытается привлечь к себе внимание.

В людях

Другая "нычка" - заброшенный грузовик неподалеку от ВВЦ - оказалась пристанищем двенадцатилетнего Павлика по кличке Сопля (действительно, паренек все время шмыгал носом и утирался рукавом). За выданный полтинник мальчишка поведал, что его изнасиловали незнакомые дядьки, по виду тоже бомжи. "Сначала напоили, а потом...", -ожесточенно вспоминал Паша. После этого инцидента паренек начал нюхать клей. Вот и во время нашего знакомства он был, что называется, "с бодуна" - голова у нюхача раскалывалась от боли, а клея больше не было. Ко всему я заметила на ладони Пашки-Сопли глубокую гноящуюся рану. На предложение вместе отправиться в ближайшую аптеку и обработать рану мальчишка отрицательно замотал головой. А на восклицание, что может начаться заражение крови вплоть до летального исхода(впрочем, беспризорник не понимал слова "летальный"), лишь угрюмо усмехнулся и поведал историю, от которой меня словно током шарахнуло.

- Смерти я не боюсь, - заявил юный герой (врет: боится, конечно, просто бравирует перед незнакомой теткой). - Вот недавно, например, умер кореш Леха - животом сильно маялся. Я когда понял, что все, хана ему, еле стащил с него кроссовки - новые почти, и мне как раз подошли.

- Мародерствуешь?

- А на кой мертвому обувка? - не понял Сопля.

Их университеты

В переходе к Театру им. Гоголя, недалеко от Курского вокзала, наткнулась на целую стайку беспризорников. Оля, Аня, Саша и Сережа - всем по 12-13 лет (я, честно говоря, думала, что лет по 7-8) сидели прямо на бетонном полу в туннеле и смачно курили. Чтобы за здорово живешь разговорить такую ораву и узнать истории их жизни, нечего было и мечтать. Но на ребятню подействовало предложение сменить их видавший виды прикид на более модный и, главное, чистый. Знаю один неплохой магазинчик одежды секонд-хэнд, где можно недорого приобрести на развале любые, причем вполне приличные шмотки. Ребята согласились отправиться туда с радостью. По пути познакомились.

Оля и Аня - сестры из московской многодетной семьи, у них есть еще четверо братиков мал мала меньше. Родители беспробудно пьянствуют и заставляют "довесков" попрошайничать, но все добытые деньги уходят на папиросы и выпивку. Дома шаром покати. Младшие дети ходят каждый день на Новый Арбат просить милостыню у кафе, а старшие - сестры - удрали из дома. Правда, на улице им тоже не сладко живется. Аня ублажает "папиков" в вокзальном туалете, а Оля попрошайничает. Их дружок из уличной компании Саша - конченый токсикоман, без клея не может ни дня прожить. Дома его жестоко били "просто так, по пьяни". Однажды, когда пьяный в дым отчим метнул в пасынка тяжеленную табуретку и попал прямо в голову, мальчишка, едва оклемавшись, убежал на улицу. Причем разыскивать его никто и не думал. Пока другие выдавали о себе скупую информацию, четвертый - Сережа - все время молчал. Я даже сначала приняла его за глухонемого. Оказалось, парень вообще никогда не был в школе.

- Как же ты собираешься жить неграмотным?

- Не пропаду я без вашей гребаной грамоты, - прозвучало с затаенной злобой. - У меня профессия есть.

Оказалось, что парень вор. Причем не боится попасть на зону - по малолетству ему все сходит с рук.

Законы против "детей улиц"

Основная причина детской беспризорности у нас - почти поголовное пьянство или наркомания взрослых во многих семьях. Такие семейства ведут нищенское существование, а дети, борясь за жизнь, бегут из дома куда глаза глядят, чтобы только не подохнуть с голодухи или не быть забитыми насмерть озверевшими предками.

- Мы неоднократно предлагали ввести в действие Московскую городскую благотворительную программу "Ребенок в беде", - говорит с отчаянием президент Ордена милосердия и социальной защиты Евгения Поплавская. - Хотя бы на первых порах установить в городе специальные телефоны-автоматы на уровне детского роста, чтобы попавший в беду ребенок мог позвонить в специальный центр и получить необходимую консультацию и помощь. Но воз и ныне там. Несмотря даже на то, что решение проблем детства было объявлено основой национальной безопасности страны на недавно прошедшем Гражданском форуме.

Загвоздка, по словам Евгении Юрьевны, в том, что большинство оказавшихся на улице детей не круглые, если так можно выразиться, сироты. Они имеют родителей, не лишенных родительских прав. Если даже забрать такого ребенка с улицы, пока дома у него пусть и вечно нетрезвые, но папаша и мамаша, то держать его в приюте при живых родителях никто не позволит - нет таких прав у социальных защитников.

Комитет социальной защиты населения Московской области провел елку для подмосковных детей-инвалидов.

Аделаида Сигида. Статья. Новые новогодние сказки. Коммерсант, № 237.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека

Столичные парламентарии предлагают Госдуме внести поправки в федеральные законы по использованию Центров временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП) и принудительному лечению малолетних наркоманов по решению родителей или опекунов малолетних наркоманов. Статья.

Кирилл Василенко. Малолетних наркоманов будут лечить без их согласия. Время новостей, № 233.

Депутаты Мосгордумы предложили своим федеральным коллегам законодательно возобновить практику принудительного лечения наркомании. На своем заседании в среду они обсудили дополнение к общероссийскому закону "О наркотических средствах и психотропных веществах". Смысл поправки в том, чтобы разрешить родителям или опекунам малолетних наркоманов самостоятельно принимать решение о необходимости медицинского вмешательства. "Раньше требовалось обязательное согласие подростков, чтобы оказать им наркологическую помощь, -- пояснил корреспонденту газеты "Время новостей" автор законопроекта депутат Евгений Балашов. -- И это не давало возможности помочь всем действительно нуждающимся. Ведь наркоман может и не контролировать свои поступки. Теперь будет достаточно заручиться поддержкой родителей".

Столичные парламентарии также предлагают Госдуме внести поправки в федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". "В последние годы в Москве и в других крупных городах России резко возросло количество детей и подростков, оставшихся без родительского присмотра, -- рассказывает г-н Балашов. -- По формальным признакам они не могут быть помещены в Центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП), поскольку не совершили правонарушений. Не продумана также система работы с иногородними беспризорниками. А таких в столице 95%. Сегодня эти дети и подростки вынуждены жить на улицах и вокзалах, попадая под влияние криминальной среды со всеми вытекающими отсюда последствиями". По новым правилам, если их после Мосгордумы утвердят федеральные депутаты, милиционер будет обязан задержать любого несовершеннолетнего бродягу и передать его в отдел профилактики правонарушений несовершеннолетних, откуда ребенка уже передадут в ЦВИМП или вернут родителям.

"Мы не придумали ничего нового, -- пояснил Евгений Балашов по поводу двух вчерашних законопроектов. -- Такие правила существовали раньше. Сейчас необходимо к ним вернуться. И прописать соответствующие слова в федеральном законе".

Экспресс-мониторинг московского законодательства от 10 декабря 2001, подготовлен юридическим отделом НПП "Гарант-Сервис"

Постановление Правительства Москвы от 6 ноября 2001 г. N 1015-ПП

"О внесении изменений в постановление Правительства Москвы от 24.02.98 N 140"

Утверждается новая редакция Положения о порядке привлечения к ответственности за нарушение установленных правил использования в г. Москве иностранной рабочей силы. Решение о наложении штрафа на виновных в нарушении порядка привлечения и использования ИРС выносит Межведомственная административная комиссия при Правительстве Москвы по вопросам привлечения и использования иностранной рабочей силы.

Проверки предприятий и организаций, использующих ИРС, проводятся органом исполнительной власти г. Москвы, уполномоченным Правительством Москвы, по поручению Мэра или Правительства Москвы либо по собственной инициативе совместно с другими городскими контрольными органами и службами.

Проверка может осуществляться в отношении иностранных и российских работодателей (юридических и физических лиц) и лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации, въехавших на территорию Москвы с целью осуществления трудовой деятельности, в части соблюдения установленного порядка привлечения и использования ИРС, норм трудового законодательства Российской Федерации.

Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы "Об основах платного землепользования в городе Москве" в связи с жалобой гражданки Т.В.Близинской" .

В силу оспариваемого положения гражданам-домовладельцам, постоянно зарегистрированным в принадлежащих им на праве собственности домах, расположенных на земельных участках на территории Москвы, предоставляется право пожизненного наследуемого владения этими земельными участками, причем в пределах Московской кольцевой автомобильной дороги размер таких участков ограничивается площадью 0,06 гектара, а за ее пределами - 0,12 гектара, сверх же указанных площадей земельные участки предоставляются в аренду.

По мнению Конституционного Суда РФ, право гражданина на владение и пользование своим имуществом в виде земельного участка, закрепленного за ним и подлежащего передаче ему в пожизненное наследуемое владение или в собственность, было фактически умалено законом субъекта РФ. Оспариваемая норма ставит граждан, имеющих большемерные земельные участки, в менее выгодные условия, ограничивая их использование в полном размере сроком аренды, и возлагает на этих граждан обязанность нести расходы в виде арендной платы. Тем самым законом субъекта РФ введены ограничения права пользования и владения земельным участком.

Конституционный Суд РФ постановил признать положение части второй статьи 16 Закона города Москвы "Об основах платного землепользования в городе Москве" не соответствующим статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 2 и 3) и 55 (части 1, 2 и 3) Конституции РФ.

Постановление вступает в силу немедленно после провозглашения и действует непосредственно.

Владимир Демченко. Статья. Лужков подписал программу борьбы с преступностью. Известия, № 239

Вчера мэр Москвы Юрий Лужков утвердил программу борьбы с преступностью в столице на будущий год. Как рассказали "Известиям" в ГУВД Москвы, такая программа разрабатывается каждый год и становится основой плана работы всей московской милиции. Традиционно приоритеты в ней отдаются борьбе с распространением наркотиков, организованной преступностью, бандитизмом, терроризмом. В будущем году будут усилены меры, направленные на пресечение деятельности экстремистских организаций, пропагандирующих идеи насилия, фашизма, социальной, национальной и расовой розни. Планируется также усилить меры по обеспечению экономической безопасности города, контролю за деятельностью учреждений в финансово-кредитной и банковской сфере.

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Вечерняя Москва, № 236

Информ. сообщ. Столице угрожает Сахара. Стр. 4

Активно противодействовать наступлению пустыни на... Московскую область решили федеральные власти. Правительство РФ утвердило на днях общегосударственную целевую программу "Экология и природные ресурсы России" на 2002 - 2010 годы.

Как сообщили "ВМ" в Департаменте правительственной информации, в последнее время специалисты-экологи составили целый список регионов России, неблагоприятных по тем или иным показателям. В ряде "номинаций" своеобразным лидером оказалось Подмосковье (в целом, однако, область можно назвать относительно экологически чистой территорией).

К примеру, столица и ее окрестности, по оценкам экспертов, перенаселены и испытывают невероятно высокую антропогенную нагрузку. Из-за этого уменьшается разнообразие растительных и животных видов региона и даже меняются природные ландшафты. Так, возрастающее год от года количество токсичных промышленных отходов непосредственно ведет к заражению окружающей среды. Недавно авторитетные почвоведы сошлись на мнении, что московской агломерации непосредственно грозит "опустынивание и деградация" земель! Сама же столица, кстати, попала в перечень городов, использующих для водоснабжения "исключительно загрязненные поверхностные воды".

Изменить такое положение, считают экологи, можно лишь про-1 ведением целого комплекса природоохранных мероприятий' (массовые лесопосадки и пр.). К ним, между прочим, рекомендовано подключать и рядовых граждан.