ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 23 –27 апреля и 4 – 11 мая 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Новые Известия, № 77, 11 мая 2001 г.

Зоя Светова. Статья. Зачем нужна прокуратура, которая не защищает от произвола. Стр. 7

"Реально в нашей жизни подозреваемый или обвиняемый находится в чрезвычайно тяжелых условиях давления следствия. У всех на памяти многочисленные случаи самооговоров, взятия вины на себя из-за пресс-камер, избиений, шантажа и угроз". Эти слова были написаны Андреем Дмитриевичем Сахаровым 14 декабря 1989 года за несколько часов до смерти. Он предполагал произнести их на II Съезде народных депутатов.

Прошло 12 лет. Но человек, попавший в мясорубку российской правоохранительной машины, также беззащитен сегодня, как и тогда. От произвола сотрудников МВД его не может защитить никто, даже высокопоставленные работники прокуратуры, которая по закону обязана осуществлять надзор "за соблюдением прав и свобод человека". Я убедилась в этом после встречи с Юрием Петровичем Синельщиковым, первым заместителем прокурора города Москвы. Мой интерес к нему был вызван желанием получить ответ всего лишь на два простых вопроса:

"Первый заместитель прокурора Москвы — это большой начальник или нет?", "Может ли он заставить своих подчиненных работать беспристрастно и в соответствии с законом?"

И вот мы беседуем с этим "большим начальником" в его уютном кабинете с камином. Когда-то, наверное, в начале прошлого века, в нем в последний раз разжигали огонь бывшие хозяева особняка, в котором теперь располагается Московская городская прокуратура. Камин остался декоративным, как декоративны и декларативны принципы законности и общественной пользы, о которой твердят служители прокуратуры, пытаясь защитить свои полномочия, на которые, как им кажется, посягает судебная реформа. Когда же речь заходит о конкретных делах, где они должны проявить себя "надзирающими за законом", даже самые вменяемые из них оказываются бессильными и бесполезными.

"Они били меня ногами куда придется..."

Одно из таких конкретных дел, собственно, и привело меня в кабинет первого заместителя прокурора города Москвы. "Новые Известия" рассказывали (16 марта с.г.) о процессе, который проходит сейчас в Никулинском суде города Москвы. Романа Белевицкого обвиняют по статье 228 части 1, 4 УК РФ ("сбыт наркотиков в особо крупных размерах"). Обвинение построено на показаниях его подельщика Владимира Егорова, который заявляет, что покупал у Белевицкого наркотики. Никаких других свидетельств, подтверждающих факт сбыта Белевицким наркотиков, в деле нет. Сотрудники ОВД "Раменки" на предварительном следствии доказали, что нашли у Белевицкого "порошок белого цвета". Подсудимый же утверждает, что его били и заставляли сознаться в том, что он наркоман и торгует героином.

Пользуясь предоставленной мне возможностью, я поведала Юрию Синельщикову о существе дела. И рассказала ему о том, что адвокаты Белевицкого подали жалобу в Московскую прокуратуру. Суть жалобы - в отказе нижестоящей Никулинской прокуратуры возбудить уголовное дело против тех сотрудников милиции, которые силой выбивали признательные показания у молодого человека и которые, по его словам, подбросили ему наркотики. Юрий Синелыциков пообещал поручить кому-то из сотрудников разобраться в этом достаточно тривиальном деле.

Я поверила, что, раз первый заместитель прокурора дал поручение своему подчиненному, тот проверит все обстоятельства и сделает исчерпывающее заключение. Но не тут-то было. Я звонила практически каждый день, а г-н Синелыциков все тянул с ответом. В конце концов он заявил следующее: "Не могу сообщить вам ничего положительного". Голос на другом конце провода заметно изменился:

А вообще-то мы ведь с вами не знаем, кто его избил, может быть, сокамерники, — вдруг заявил он. — И, собственно, почему мы не должны верить сотрудникам милиции?

Действительно, почему бы прокуратуре не верить сотрудникам милиции, утверждающим, что они и пальцем не тронули этого парня, за которого почему-то хлопочет журналистка. Но в чем тогда заключалась хваленая прокурорская проверка: прошло две недели, и мы вернулись к тому, с чего начали: оснований для возбуждения уголовного дела не имеется. Московская прокуратура так и не нашла нужным проверить, кто говорит правду, а кто врет.

А ведь утверждения Романа Белевицкого о том, что его избивали, не просто слова. Факт избиения подтверждается медицинской справкой, которая зафиксировала наличие у него серьезных телесных повреждений. При осмотре врач обнаружил "гематому в области 4—6 межреберья слева, гематому поясничной области слева, ссадину в области левого коленного сустава".

Сотрудники ОВД "Раменки" все отрицают. Но почему проверяющим даже не пришло в голову провести очную ставку Белевицкого с оперативниками, задержавшими его осенью прошлого года на рынке в Лужниках и, по его свидетельству, прихватившими заодно несколько десятков видеокассет?

Прокуратура умывает руки

Приходится признать, что мои отчаянные попытки призвать прокуратуру города Москвы в лице одного из ее высокопоставленных сотрудников исполнить свои обязанности не увенчались успехом. По прокурорской логике получается, что действий от нее можно ожидать только в совершенно однозначных случаях. Вот если бы Белевицкий, например, скоропостижно скончался в отделении милиции, и непременно присутствующий при сем врач документально констатировал, что смерть наступила в результате побоев, — вот тогда, пожалуйста: прокуратура, возможно, и сочтет необходимым что-либо проверить. И, может быть, даже возбудит уголовное дело против распоясавшихся стражей порядка. Во всех остальных случаях граждане и адвокаты могут жаловаться до бесконечности, потому что прокуратура вместо серьезной проверки будет вяло отмахиваться руками. Причем, как это имеет место в описываемом деле, отмахиваться даже в очевидно противоправных случаях.

Пример тому - история с фальсифицированным протоколом обыска, которая на уважаемого заместителя прокурора не произвела никакого впечатления. (Напомню, что некто Мирошниченко, оперуполномоченный ОВД "Раменки", в своем кабинете попросил мать Белевицкого подписать протокол обыска, который якобы проводился в ее квартире).

"В прокуратуре нет никаких жалоб на этот счет. Так что этот вопрос не к нам, а к суду", — подвел черту под разговором наш герой.

Из двухнедельного телефонного общения с зам. прокурора Москвы я вынесла убеждение, что прокуратура ничего не может сделать и, главное, ничего не хочет делать. Во всяком случае, когда надо проверить случаи нарушения законности со стороны "социально близкой" ей милиции. Ей гораздо сподручней принять версию, что Белевицкого избили сокамерники, чем добиться проведения настоящей, а не халтурной проверки всех обстоятельств дела. Ну что, например, стоило Юрию Синельщикову вызвать наконец врача, осмотревшего Белевицкого в тот день в травмпункте. Или вызвать его мать, которая рассказала бы, как в кабинете сотрудника ОВД "Раменки" фальсифицировался протокол об обыске в ее квартире, которого никто никогда не проводил. Кстати, квартира коммунальная, и при желании можно было бы опросить и соседей.

Конечно, в производстве прокуратуры Москвы находятся тысячи дел, и что ей до какого-то Белевицкого, тем более что дело его сейчас в суде, пускай стараются адвокаты. Они-то как раз стараются, потому что состязательного процесса никак не получается. Прокурор не является на заседания суда, оставляя право судье поддерживать обвинение. Между тем адвокаты отводят на суде все доказательства, положенные в основу обвинения. Отводят, потому что они являются недопустимыми, так как получены с нарушением закона.

Доказательства недопустимые, а человек сидит

Вот только одно из подобных доказательств: протоколы допроса свидетелей — сотрудников милиции Румянцева, Игнатьева, Королева. Тексты их показаний, зафиксированные в протоколах, совпадают слово в слово. Или вот другое вещественное доказательство, также признанное адвокатами Белевицкого недопустимым. На процессе было установлено, что наркотическое вещество, якобы изъятое у Белевицкого, было полностью израсходовано во время проведения экспертиз. От наркотика осталась только фольга желтого цвета. Но на допросе во время предварительного следствия один из сотрудников милиции вспомнил, что изымал у Белевицкого из левого кармана куртки сверток из фольги серебристого цвета.

Получается нестыковка. Неясно, в фольгу какого цвета был завернут наркотик.

Таких недопустимых доказательств в этом деле около двадцати. Если бы судья согласилась с доводами адвокатов, то обвинительное заключение по делу Белевицкого попросту развалилось бы. Остались бы только свидетели обвинения — милиционеры, задержавшие его якобы с поличным: порошком, завернутым в фольгу то ли желтого, то ли серебристого цвета. Но они, кстати сказать, почему-то в суд не являются.

Что же удалось понять, изучая это дело, одно из десятков тысяч подобных ему? Первое: прокуратура явно не рвется возбуждать дела против сотрудников милиции, даже если есть доказательства их виновности. Второе: суд ждет решений прокуратуры, чтобы определить свою позицию по делу. Третье: у суда нет возможности заставить свидетелей обвинения являться на судебные заседания по повестке, если они всячески уклоняются от этой своей гражданской обязанности.

Отвечая на мои вопросы, Юрий Синелыциков старался доказать, что работа прокурора высоконравственна и полезна для общества. Он с гордостью рассказывал мне, как отказался от заманчивых предложений трудиться в коммерческих структурах. Тогда я слушала его с пониманием. Но теперь, после бесплодных попыток возбудить уголовное дело против тех, кто, похоже, засадил человека в тюрьму ни за что, мне кажется, что первый зам. прокурора принес бы больше пользы на "коммерческом" поприще. Ведь там от его действий или бездействия зависел бы успех или неуспех владельца фирмы, который в случае чего сможет постоять за свои интересы, а не судьба обыкновенного молодого человека, ожидающего решения своей незавидной участи в переполненной камере московской тюрьмы.

Новые Известия, № 71, 23 апреля 2001 г.

Зоя Светова. Статья. Если нельзя осудить, но очень хочется… Стр. 1,2 *

Дело российского дипломата Валентина Моисеева скорее всего войдет в пособия для юристов, как образец того, как можно волокитить рассмотрение дела в суде, если нельзя осудить человека по закону, но очень хочется. Иначе, как желанием держать подсудимого под судом, не вынося приговора, нельзя интерпретировать поведение судьи Московского городского суда Галины Коваль, которая 10 апреля вышла в процесс и отложила рассмотрение дела Моисеева до 13 июня 2001 года.

Напомним: Валентин Моисеев, российский дипломат, признанный специалист в области российско-корейских отношений, заместитель директора 1-го департамента Азии МИД РФ, содержится в Лефортовской тюрьме с 4 июля 1998 года. Его обвиняют по статье 275 УК (измена Родине и шпионаж в пользу иностранного государства). Судья Галина Коваль — уже третья служительница Фемиды, которую ФСБ "допустил" судить того, кого в одночасье "назначили" шпионом. В декабре 1999 года Мосгорсуд приговорил Моисеева к 12 годам лишения свободы, но Верховный суд отменил этот вердикт, посчитав, что приговор по сути дела копирует обвинительное заключение, подготовленное следователями ФСБ на базе сомнительных доказательств.

С сентября 2000 года Мосгорсуд предпринимает титанические усилия, чтобы склеить расползающееся дело и вынести новый приговор по делу российского дипломата. Получается неважно. В этом процессе явно не все ладится: меняются судьи, народные заседатели, очередной судья перед самым вынесением приговора "вдруг" непременно выпадает из процесса. Новая ситуация— отложение дела до 13 июня — неминуемо повлечет за собой его новое рассмотрение. И не исключено, что новым, уже пятым (!) составом суда.

Формальной причиной, заставившей судью Коваль прервать процесс, явилась необходимость нового перевода документов о якобы имевшей место вербовке Моисеева. Перевод этих документов, представленных ФСБ, не удовлетворил защиту. Некто Алексеев, сотрудник РИА "Новости", попросил для выполнения этой работы два месяца. Адвокаты Моисеева ходатайствовали об отводе данного переводчика, поскольку он так же, как и предыдущие, никогда не работал с дипломатическими текстами, трудясь на ниве военных переводов. Суд отказал в ходатайстве. И, несмотря на доводы, что профессиональный переводчик справился бы с этой работой за две-три недели, объявил об отложении рассмотрения дела. По мнению адвокатов Моисеева, это решение суда абсолютно неоправданно. Достаточно было бы объявить перерыв в судебном заседании.

"Новые Известия" уже писали о том, что Европейский суд по правам человека собирался рассмотреть жалобу российского дипломата в первой половине 2001 года. Отложение дела в Мосгорсуде осложнит эту процедуру.

Валентин Моисеев находится в тюрьме уже почти три года. По свидетельствам сотрудников МИД, несмотря на его арест, утечки информации на "корейском" направлении продолжаются. Возникает закономерный вопрос: за что же сидит Моисеев? Если Мосгорсуд не в состоянии в течение двух лет рассмотреть его дело, то почему его держат за судом? Вряд ли кто-то может предъявить убедительные доказательства, что Моисеев представляет опасность для общества, собирается скрыться или продолжить свою "шпионскую" деятельность. Но все попытки адвокатов изменить их подсудимому меру пресечения упорно игнорируются судом. Молчание Верховного и Конституционного судов, никак не реагирующих на жалобы адвокатов, ставящих их в известность о грубых нарушениях закона и о затягивании процесса, подтверждает, что беспрецедентная волокита в этом деле срежиссирована весьма могущественными силами. Возможно, как раз теми, которые инициировали задержание российского дипломата. Еще бы! Говорят, что кто-то из сотрудников оперативного отдела, разрабатывающих Моисеева, уже получил свой орден за "раскрытие шпиона". Кто-то еще надеется, что его повысят в должности. А дело между тем получилось провальное. Хотя его обвинители в какой-то мере и добились своего: так и не признавший своей вины Моисеев уже отсидел почти три года под стражей (это четвертая часть срока, который был отменен Верховным судом!).

Адвокат Моисеева Анатолий Яблоков в своей жалобе в Конституционный суд называет суд по делу своего подзащитного "чрезвычайным". По его мнению, налицо все признаки такой "чрезвычайщины": участие в процессе уполномоченных судей (имеющих доступ к делам, связанным с секретностью), участие в деле военного прокурора, создание общественного мнения против Моисеева задолго до приговора суда. Те, кто помнит историю и времена Сталина, знают, что это такое. Так (называемые "двойки", "тройки", "особые совещания". Но тогда судили без адвокатов.

А что сегодня? Несмотря на секретность, которая окружает так называемые "шпионские" дела, многое становится очевидным. Например, что там, где в исходе и процесса заинтересованы силовые ведомства (и в частности, ФСБ), суд, похоже, вынужден не столько руководствоваться законом, сколько прислушиваться к мнению "органов". Создается впечатление, что в деле Моисеева принято решение "тянуть с приговором под любым предлогом". Зачем? Об этом мы узнаем после 13 июня.

Время МН, № 73, 25 апреля 2001 г.

Информ. сообщ. Мосгорсуд поручил Генпрокуратуре РФ проверить заявление экс-министра юстиции В. Ковалева об истязаниях и применении психотропных и отравляющих веществ во время его пребывания в следственном изоляторе "Матросская тишина". Стр. 1

Как сообщил во вторник Ковалев, он, находясь в тюрьме, не раз писал заявления в МВД и в Генпрокуратуру о применении к нему насилия и о попытках отравления, однако реакции на его обращения не последовало. МВД обвиняет экс-министра юстиции в хищении средств из возглавляемого им фонда "Общественная защита гражданских прав".


ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ И СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

РАСИЗМ В МОСКВЕ

Из писем-откликов на публикацию в The Moscow Times, от 24.04. "Президент объявляет войну расизму", посвященную событиям 20 апреля этого года. The Moscow Times, апрель 27, 2001

Многочисленные проявления жестокости в Москве по отношению к иностранцам других рас практически не освещаются российскими СМИ. Вот только один из примеров последнего времени:

"8 апреля около станции метро Авиамоторная. Около 50 скинхедов устроили погром в общежитии для иностранных студентов Московского энергетического института. Скинхеды избивали студентов, а прибывшие милиционеры начали бить и студентов, причем с использованием электрошоковых дубинок. Ни один из скинхедов не был арестован, потому что, по объяснению милиции, "не было возможности схватить кого-либо из них"..

На следующиий день студенты организовали демонстрацию протеста около МЭИ на Красноказарменной улице, где присутствовали представители МВД и журналисты, но откликов на это в московской прессе так и не было.

"Каждый африканский студент, с которым мне довелось говорить на эту тему, хотя бы однажды был избит в Москве. Эти избиения случаются ежедневно. Один студент на последнем году обучения был забит до смерти. Большинство цветных в страхе, избиения продолжаются и не видно ни малейшей публичной реакции на эти безобразия." – АРТУР ЛИГФОРД III.

"Я – африканец, живущий в России 12 лет, регулярный читатель газет и телезритель… И я не вижу, чтобы пресса адекватно отражала те реальные трудности, с которыми сталкиваются цветные в этом городе… Даже дипломаты, представляющие государства, граждане которых подвергаются насилию на расовой почве, обычно молчат. А мы часто даже не сообщаем в милицию о преступлениях против нас из-за страха того, что преследование после этого только усилится.

Во-вторых, нападения типа тех, что совершили скинхэды, происходят регулярно и совсем не так редко, как об этом пишут в газетах. Свидетельства этому – многочисленные окроаваленные головы, разбитые зубы, различные ранения у моих друзей и членов нашей церкви. Многие из них боятся выезжать за город из-за опасений встречи с скинхэдами; женщины подвергаются оскорблениям с их стороны." – ПОЛЬ АМАРА, координатор службы помощи студентам и беженцам

" Для Москвы - это проблема, которая должна привлекать не меньшее внимание, чем преступления нацистов во Второй мировой войне… Многие из иностранных студентов опасаются избиений вне помещений для учебы или в общежитиях. Мы не ждем помощи от милиции. Думаю, что русским не понравилось бы, если бы к ним в других странах относились так же, как к нам здесь." – ПИНТО ГАБРИЭЛ

Апрельские погромы в Москве Итоги, № 17, 7 мая 2001 г.

Степан Кривошеев. Статья. День рождения скинхеда.ч. Стр. 52-53

Массовые погромы в Москве, странным образом совпавшие по времени с днем рождения Гитлера, подвигли аналитиков всерьез задуматься о "ясеневском синдроме" (21 апреля эпицентр событий находился именно в спальном районе Ясенево). Московские скины и раньше шумно отмечали эту дату. Но на этот раз в глаза бросились две вещи: с одной стороны, массовые, хорошо организованные, спланированные и подчеркнуто агрессивные действия скинхедов, а с другой - внешне вялая реакция правоохранительных органов и отсутствие резких политических оценок со стороны властей. Любопытно и то, что официальные представители ГУВД Москвы и чиновники из МВД России категорически отказываются признать факт существования скинхедов как организованной силы. В официальных сводках бритоголовых стыдливо называют "группой агрессивно настроенных подростков". В приватной беседе один из милицейских начальников так объяснил "Итогам" эту скинофобию: "Если мы признаем, что в городе орудуют группы "наци", мы автоматически должны признать то, что они действуют организованно. А значит, половину начальства нужно увольнять за то, что в Москве действует оргпреступная группа, не значащаяся ни в оперативных сводках, ни в годовых отчетах. С другой стороны, мы не имеем возможности бороться со скинами как с политической силой - милиция вне политики. Мы вынуждены относиться к ним как к хулиганам".

Жаль, что нас ничему не научил опыт Германии 20-х годов, где сподвижников Гитлера тоже воспринимали как хулиганов и с ними боролась лишь криминальная полиция. Чем это кончилось, нам известно из учебников истории...

Политика, бритая под ноль Движение российских скинов очень быстро политизируется. Сейчас сразу несколько ультрарадикальных российских партий пытаются привлечь скинов под свою "крышу". В Москве, по слухам, с бритоголовыми активно работает Русский национальный союз (РНС). По словам самих скинов, печатный орган этой организации газета "Штурмовик" была их любимым чтивом, пока не попала под запрет "за разжигание национальной и расовой вражды и ненависти". По некоторым данным, скин-издание "Под ноль" уже два года выходит на средства РНС. Якобы при союзе создан специальный "департамент" по работе со скинами. Лидер "Скинлегиона" Гуськов выступает на митингах РНС. Пытаются влиять на московских скинов и отколовшаяся от РНС в конце 1998 года группа "Имперская партия России", и некая Народно-национальная партия (ННП).

Российские скины активно взаимодействуют c западными единомышленниками. В Москву приезжают западные "скин-ой!-группы" и просто делегации скинхедов. В последние пять лет из США, Германии и Австрии в Россию неоднократно приезжали представители неофашистских группировок, которые "делились опытом" работы со скинхедской молодежью. В частности, из США приезжали "специалисты" из ку-клукс-клана и НСДАП/АО, из Германии - представители "Молодежи викингов" и "Стального шлема" (организации, запрещенные в ФРГ), а также Немецкого народного союза, "Союза правых". Германские неонацисты наладили поставку нашим скинам литературы, экипировки, аудиокассет через ультраправые организации Эстонии, Латвии и Литвы - "Кайтселийт", "Омакайтсе", "Айзсаргов", "Перконкрустс". В Литве и Эстонии отпечатаны на русском языке "Майн кампф" Гитлера и "Миф XX века" Розенберга. Там же тиражируются аудиокассеты с маршами Третьего рейха. Одним словом, в Москве действует целая скин-индустрия. Однако милиция пока не осознает всей опасности происходящего.

Хозяйство "Русского хозяина"

Впрочем, после ясеневских событий кое-какие шаги московская милиция все же предприняла. Всех задержанных скинов (а это порядка 50 человек) сняли на видео и внесли в спецкартотеку. К тому же наверняка оперативникам удалось завербовать кого-то из задержанных, и теперь информация о готовящихся акциях будет поступать в милицию до, а не после погромов. И самое главное: предъявлено обвинение одному из организаторов акции - заместителю главного редактора журнала "Русский хозяин" 30-летнему Андрею Семилетникову. Кстати, редакция журнала расположена в двух шагах от разгромленного рынка. Сам же журнал по сути является официальным органом российских бритоголовых.

Корреспонденту "Итогов" удалось поговорить с главным редактором "Русского хозяина" Александром Червяковым. Он утверждает, что в акции участвовали не скины, а "простые русские ребята". Погром он не связывает с днем рождения Гитлера: "Многие ребята даже не знают, кто это такой". Причина происшедшего, по его словам, - бытовой конфликт, возникший между владельцем рынка (азербайджанцем по национальности) и "коротко стриженными ребятами", которых кавказцы избивали "довольно сильно". Дальше Червяков сбился на пафос: "Доведенные до отчаяния террором подростки совершили акцию протеста. Да, в детском виде. Извините, если бы это делали взрослые, то сделали бы совсем по-другому: перестреляли бы. Если террористическая группировка - заложили бы 10 взрывных устройств. Был бы эффект гораздо больший". По словам Червякова, многие задержанные являются внештатными корреспондентами "Русского хозяина", которые были отправлены лично им на рынок для освещения событий. Далее Червяков с жаром рассуждал о "кавказской и азиатской мафии, заполонившей Москву".

Сила кулака

Червяков лукавит. Корреспондентам "Итогов", побывавшим в Ясеневе, задержанные с гордостью признавались, что погромом они отмечали день рождения Гитлера. Кстати, все молодчики были одеты в униформу скинхедов - короткие темные куртки "бомбер", брюки в стиле military и тяжелые квазиармейские ботинки "гриндерсы". Интересно и то, что все задержанные прописаны в разных районах Москвы и Подмосковья. То есть они прибыли в Ясенево по тайному сигналу. Кто его отдал? Cтоличные группировки скинов организованы по тому же конспиративному принципу, что и "наци" 30-х годов: они разбиты на изолированные группы во главе с "десятниками". Члены одной "десятки" не общаются с другой. "Десятники" знают только одного связного, который передает ему инструкции из "центра". Система связи отлажена: по тайному сигналу "десятки" мгновенно собираются в "кулак". А дальше - по ясеневскому сценарию...

По мнению специалистов по подростковой преступности, в скины попадают в большинстве случаев через друзей и знакомых. Это как наркомания - один человек "подсел", и через месяц "сидит" уже весь двор. Идеологи бритоголовых пользуются тягой подростков объединиться в тайные организации. Новичков "вяжут кровью" - они должны отличиться на "акции". Прошедшим испытание выдается некий знак (нашивка, значок), после чего они чувствуют себя членами клана.

Скины проникают в среду футбольных фанатов. Известно, что совместно со скинхедами фанаты "Спартака" проводят "акции" против цветных, кавказцев и рэпперов. На многих спартаковских флагах присутствует символика скиновского движения White Power. Есть приверженцы скинов и среди фанатов ЦСКА и "Динамо".

Будет ли жить Москва с "ясеневским синдромом"? Милиция утверждает, что она сможет защитить москвичей от "хулиганствующих подростков". Но по слухам, акции, подобные прошедшей в Москве, столичные скины намерены отныне повторять регулярно.

Распоряжение Мэра Москвы от 7 мая 2001 г. N 447-РМ "О Порядке учета иностранных граждан, работающих на городских рынках, ярмарках, в торговых центрах, торговых комплексах, торговых рядах и торговых домах, расположенных на территории г. Москвы"

Устанавливается, что все иностранные граждане и лица без гражданства, работающие на городских рынках, подлежат учету. Учетными документами являются свидетельства о постановке на учет, которые выдаются сроком на 1 год. Они оформляются Комитетом по делам миграции Правительства Москвы, который осуществляет прием, проверку и регистрацию заявлений и прилагаемых к ним материалов у иностранных граждан, работающих на городских рынках, их техническую обработку, экспертную оценку и организацию выдачи.
Свидетельства на право работы в сфере услуг, выданные иностранным гражданам на основании распоряжения Мэра Москвы от 13.10.2000 N 1090-РМ "О Порядке учета и оформления иностранных граждан, работающих в сфере услуг города Москвы", действуют до окончания срока их действия.


ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

30 апреля Москва провела благотворительную акцию для 30 подростков из Чечни.
Вечерняя Москва, № 81, 28 апреля 2001 г. Мария Соловьева. Статья. Благотворительность в прямом эфире. Стр. 4

О чем мечтают "дети войны"? О сладостях, о красивых игрушках, об аттракционах. Сейчас в стране, особенно в Кавказском регионе, проживают сотни тысяч "детей войны" — ребятишек, которые видели бомбежки, атаки, гибель родителей. Зато не видели теплого дома, конфет, печенья, интересных книжек.

Именно эти маленькие радости решила подарить столица тридцати подросткам из лагерей для беженцев Чечни, Ингушетии и Дагестана. Ребята должны прибыть в Москву 30 апреля. Накануне их приезда Агентство социальной информации и канал ТВЦ решили провести на старом Арбате благотворительную акцию по сбору конфет, книг и игрушек. Два часа рядом с театром Вахтангова играл джазбэна знаменитого барабанщика Бориса Матвеева, а телевизионщики и активисты агентства объясняли прохожим смысл происходящего. Кстати, телеканал регулярно делал прямые включения, так что все происходящее сразу шло в эфир.

Сначала желающих помочь юным сиротам, самому старшему из которых 11 лет, было немного. Потом зрители втянулись в действо и большинство даже отправилось в ближайшие магазины закупать для ребятишек всевозможные чупа-чупсы, шоколадки и коробки с печеньем. По ходу акции выяснилось, что некоторые присутствующие уже пришли на Арбат с подарками. Например, представитель Юнны Мориц привез ребятам тридцать книжек детской писательницы. Школа № 9 из города Жуковский привезла три большие коробки с конфетами. А двадцатилетним близняшкам Але и Наиле пришлось даже прогулять несколько лекций, чтобы передать маленьким беженцам несколько шоколадок и упаковок с вафлями.

Нам мама еще вчера вечером собрала пакет и сказала, что надо поехать его отвезти, — рассказали мне девочки. — Мы сами приехали в Москву восемь лет назад из Баку и знаем, как тяжело, когда нет привычного дома, когда приходится отказываться от сладостей, потому что родители просто не могут их купить. Люди, которым хорошо, должны помогать тем, кто попал в беду.

Малыши и подростки приезжают в Москву на десять дней. Жить они будут в семьях и за время майских праздников побывают в цирке, зоопарке, в городке аттракционов парка имени Горького и покатаются на теплоходах по Москве-реке.


ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБИЙСТВА И ЭКСТРЕМИЗМ В РФ И СНГ

Московские национал-патриоты отметили минувший уик-энд.Московский комсомолец, № 96, 7 мая 2001 г. Ольга Демидова. Статья. Ведро черной полусотни. Стр. 1

Мочить! Мочить!!! Как Путин! В сортире! — заверещала истеричная женщина с транспарантом "Миткова! Отдай квартиру!!!" наперевес.

В ту же минуту свежий номер "МК" под одобрительные выкрики бритоголовой братии и воинствующих пенсионеров, собравшихся на Пушкинской площади, полетел в грязно-белое пластмассовое ведро с водой. Вслед за ним туда же отправились и другие неугодные фашиствующим молодчикам "антирусские" газеты. Так своеобразно московская национал-патриотическая тусовка отметилась в минувший уик-энд...

День для "публичной казни" национал-патриоты выбрали не случайно: 5 мая, как известно, в советские времена отмечался День печати, назначенный в честь дня выхода первого номера большевистской

"Правды". У русских националистов есть собственное мнение насчет того, какой должна быть свободная пресса в теперешней России. Ораторы требовали от властей то "освободить журналиста Эдуарда Лимонова", то "убрать руки прочь от Сергея Доренко". "Киселева — на нары, Лимонова — на НТВ!", "Чечню убрать с экрана!" — с такими лозунгами пикетирующие вышли в народ.

Народу, к слову сказать, было немного. Милиционеры, следившие за порядком на Пушке, сообщили корреспонденту "МК", что "жиденькая толпа насчитывает около ста человек". Добрую половину этой сотни составляли как раз сотрудники правоохранительных органов и журналисты...

Под барабанный бой — некто в маске стучал по пионерскому тамтаму фашистские ритмы — участники митинга совершали "ритуальное замачивание центральных российских газет". Все это сопровождалось ахинеей за гранью добра и зла, которую по обычаю несли национал-патриоты. Особенно досталось "МК". Сотрудников редакции обвинили в заговоре и во всех бедах русского народа, в том числе и во взрыве в переходе на Пушкинской площади...

В ритуальное ведро вместе с газетами заодно почему-то полетела и пластиковая бутылка "поганой жидовской газировки" — очевидно, в поддержку отечественного производителя.

На землю было брошено чучело "врага русского народа". Ораторы по очереди, вырывая друг у друга мегафон, обвинили чучело во всех смертных грехах, облили бензином и подожгли. "Прикурить" врагу самолично дал небезызвестный основатель группы "Коррозия металла" Сергей (Паук) Троицкий. Затем сборище направилось в сторону офиса радиостанции "Свобода". Охранник, увидев национал-патриотов, поспешил закрыть ворота на ключ. Как раз вовремя: около пятидесяти человек, построившись в шеренги у здания радиостанции, в течение двадцати минут выкрикивали национал-патриотические лозунги и призывы...

У обратной стороны демократии лицо может оказаться зверским. И об этом надо знать.

Коммерсант, № 75, 26 апреля 2001 г.

Аделаида Сигида. Статья. Эдуард Лимонов напишет "Mein Kampf". Защитники обвиняемого обвинили в аресте Эдуарда Лимонова иностранные спецслужбы и олигархов. Стр. 9

Вчера адвокат заключенного писателя Эдуарда Лимонова Сергей Беляк, депутат Госдумы Виктор Алкснис и активисты Национал-большевистской партии провели пресс-конференцию, на которой обвинили в аресте Эдуарда Лимонова иностранные спецслужбы и олигархов.

Эдуард Лимонов раньше пытался служить отечеству. В своей газете "Лимонка" он неоднократно обращался к власти с призывом использовать его партию для защиты интересов русских за рубежом. Однако власть не откликалась. Поэтому обидчивый писатель разлюбил президента. Фотографии Владимира Путина в "Лимонке" появлялись в основном вверх ногами с призывом "Путин, нырни за „Курском"!".

За это, как говорят соратники Эдуарда Вениаминовича, президент его и арестовал. Кроме президента России в аресте своего лидера национал-большевики обвиняют президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и молодого олигарха Олега Дерипаску. Причастность всех этих лиц к аресту, по словам адвоката Сергея Беляка, доказывается тем, что "в военизированной операции по захвату Лимонова, скромно названной в документах обыском, принимали участие и сотрудники спецслужб Казахстана". Президент ПЕН-клуба, известный защитник прав всех писателей и людей Александр Ткаченко, также принимавший участие в пресс-конференции, заявил, что, по его мнению, господин Лимонов посажен по политическим мотивам. А господин Беляк сообщил, что автоматы Калашникова, найденные у соратников Лимонова, за что власти и предъявляют претензии писателю, были ржавые. И сам Лимонов такие никогда бы не посоветовал покупать, если б знал. А значит, ничего не знал.

Депутат Алкснис сказал, что "у нас сейчас „зачистка" везде", например в СМИ, а политиков "зачищать" начали с Эдуарда Лимонова. Адвокат Беляк напомнил, что писатель "возвысил свой голос за НТВ, жаль, что НТВ не возвысило голос за него".

Тут один из журналистов довольно нахально обратился к друзьям невинно посаженного: "Вы на всех митингах кричите: „Сталин! Берия! ГУЛаг!". Вот теперь у нас в стране организовывается ГУЛаг. Чем же вы недовольны? Тем, что это коснулось именно вас?" Национал-большевики ответили, что они вовсе не за ГУЛаг, а за свободу — такую, чтобы все могли кричать "Сталин! Берия! ГУЛаг!" и их бы за это не посадили. И даже самый яростный идейный противник писателя Валерия Новодворская, ранее призывавшая перевешать или хотя бы пересажать всех коммунистов и националистов, теперь возмущается арестом национал-большевика Лимонова. Адвокат Беляк сообщил, что фээсбэшники арестовывать Лимонова лезли всю ночь по горе по пояс в сугробах и что так специально руководством ФСБ было задумано, чтобы добрались страшно злые и арестовали уж как следует. Поэтому "само задержание происходило с такими особенностями, что можно роман писать; я думаю, Лимонов и напишет".

Однако Эдуард Лимонов думает по-другому. Из застенков он сообщил на волю следующее: "В тюрьме я напишу „Mein Kampf"".


ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Время МН, № 71, 23 апреля 2001 г.

Ксения Веретенникова. Статья. Добро пожаловать в военкомат! Весенний призыв в разгаре. Стр. 2

Молодые люди, рожденные в 1983 году, трепещут: пришел их черед. Весенний призыв в разгаре. В Москве работают тридцать призывных комиссии, и уже их прошли 4500 человек. 1500 призваны и более 4000 получили отсрочку.

Растет число ребят, не подлежащих призыву по состоянию здоровья. Наиболее "популярны" заболевания желудочно-кишечного тракта, органов дыхания. Сильно действуют на хрупкое юношеское здоровье разного рода стрессы: 32 проц. заболеваний нервно-психические. В рядах призывников становится все больше наркоманов.

По словам главного военного комиссара Москвы Михаила Сорокина, весенний призыв проходит спокойно. Но все же не так гладко, как хотелось бы:

Мы никак не можем переломить ситуацию, когда люди боятся военной службы. Но рано или поздно им все равно придется столкнуться с нашей системой, ведь без военного билета нельзя ни за границу съездить, ни на работу устроиться. Пусть они придут в военкомат, определят свое отношение к армии и навсегда освободятся от груза ответственности перед обществом.

Тем не менее около 3 тыс. человек продолжают упорствовать. Их ловит милиция, но уголовных дел на уклонистов заведено всего 294, из них 30 прибавились в этом году. Пойманного молодого человека судят, штрафуют на 500 минимальных зарплат, а после забривают-таки в солдаты.

Военком говорит и о другой мере борьбы с уклоняющимися - повышении престижа армии. Сейчас об этом можно только мечтать, но Сорокин возлагает большие надежды на введение в школьную программу нового предмета - "военно-патриотическое воспитание". А также на рост кадетского движения. Сейчас в Москве пять кадетских корпусов, принято решение построить еще пять до 2002 года.

О пресс-конференции "Откройте – Вам повестка!" военного комиссара столицы Михаила Сорокина и начальника военно-врачебной комиссии Олега Работкина, проходившей в редакции "МК"

Московский комсомолец, № 87, 23 апреля 2001 г.

Екатерина Сажнева. Статья. Пацифисты, к доске! Стр. 2

Весенний призыв в самом разгаре. Вопросов много. Когда наконец будет введен в действие закон об альтернативной службе? По каким заболеваниям можно железно "закосить"? Грозит ли 18-летним парням прямо с призывного пункта отправиться в Чечню?

Вчера на проведенной в редакции "МК" пресс-конференции за всю армию "отдувались" военный комиссар столицы Михаил Сорокин и начальник военно-врачебной комиссии Олег Работкин.

Прямо скажем, не позавидуешь тем, кто решил отмазаться от военной службы. За последний год только в Москве было возбуждено 294 уголовных дела, где в роли обвиняемых выступали такие вот "косари". В тюрьму уклонистов, правда, не посадили, но всем желающим побегать от работников столичных военкоматов в конечном счете пришлось выложить штраф в кругленькую сумму: до 500 минимальных окладов — это чуть больше 2,5 тысячи долларов. После чего — строем и с песней — беглецы все равно отправились защищать Родину.

По словам военного комиссара, абсолютному большинству нынешних призывников точно не светит попасть в "горячие точки". Призывники этого года свой солдатский срок "отмотают" в частях Московского военного округа, на Севере, на Балтике и в учебках Новочеркасска.

Добровольцев ехать сегодня на Северный Кавказ не так уж и много. Те же, кто все-таки захотел служить в Чечне, пройдут очень строгую медкомиссию, — пообещал начальник ВВК Олег Работкин. — Их состояние здоровья будет соответствовать нормам. Это я вам гарантирую.

За призыв в армию отвечает муниципальная власть. И годность мальчишек к прохождению службы тоже определяют гражданские лица. Медики несут материальную ответственность за липовый "здоровый" диагноз, поставленный явно хворому призывнику.

Сорокин надеется, что рано или поздно наша армия станет полностью профессиональной. А уже в этом году будет наконец принят закон об альтернативной службе. И толпы пацифистски настроенных юношей отправятся работать в социальные службы ив... среднюю школу.

Там не хватает мужского начала, — объясняет Сорокин. — Именно мужчины должны убеждать подростков, что служба в армии — это престижно и хорошо.

Московский комсомолец, № 91, 26 апреля 2001 г.

Юрий Гаврилов. Статья. Сорокинская ярмарка солдатских вакансий. На днях столичный военком Михаил Сорокин общался по "горячей линии" с призывниками. Стр. 2

Военный комиссар Москвы генерал-лейтенант Сорокин Михаил Михайлович. Телефон 925-90-09. Принимает каждую среду с 10.00 до 13.00 по адресу: ул. Никольская, 23.

Зам. по призыву полковник Красногорский Василий Иванович. Телефон 279-25-63. Принимает на сборном пункте г. Москвы по адресу: ул. Угрешская, 8.

Начальник военно-врачебной комиссии Москвы подполковник Работкин Олег Стефанович. Телефон 277-51-02. Принимает на сборном пункте Москвы по адресу: ул. Угрешская, 8.

Телефон дежурного по сборному пункту Москвы 279-19-26….

Телефоны отделов призыва военкоматов г. Москвы

ОВК Тимирязевского района 488-78-83

ОВК Коптевского района 450-08-81

ОВК Головинского района 198-93-39

ОВК Савеловского района 251-80-64

ОВК Бабушкинского района 471-13-22

ОВК Останкинского района 928-64-82

ОВК Бутырского района 218-11-21

ОВК Преображенского района 268-36-70

ОВК Измайловского района 165-30-00

ОВК Перовского района 306-46-09

ОВК Кузьминского района 371-91-91

ОВК Лефортовского района 177-54-10

ОВК Люблинского района 350-09-55

ОВК Даниловского района 275-74-85

ОВК Царицынского района 113-97-51

ОВК Чертановского района 113-15-33

ОВК Гагаринского района 135-10-23

ОВК Академического района 129-18-92

ОВК Черемушкинского района 135-79-38

ОВК Бутовского района 716-09-63

ОВК Раменского района 931-46-27

ОВК Кунцевского района 417-30-35

ОВК Солнцевского района 435-52-84

ОВК Хорошевского района 199-18-47

ОВК Тушинского района 194-36-01

ОВК Митинского района 567-90-80

ОВК Тверского района 256-00-43

ОВК Красносельского района 208-64-45

ОВК Замоскворецкого района 291-16-70

ОВК Зеленоградского АО 535-26-12


ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Новые Известия, № 71, 23 апреля 2001 г.

Елена Серенко. Статья. Все, что пожелаете! За ваши "баксы". Следствие по уголовному делу о "продаже" волгоградских сирот дошло до Москвы. Стр. 5

Источники в областной прокуратуре сообщили журналистам, что из Волгограда в Москву выехала группа следователей, которые занимаются скандально знаменитым "делом сирот" — уголовным делом по незаконному усыновлению детей за границу. В столице волгоградские следователи намереваются допросить сотрудников одного из министерств. По данным следствия, некоторые чиновники энного министерства могут иметь прямое или косвенное отношение к незаконному усыновлению воспитанников детдомов и домов ребенка…

Деятельность международных организаций, фондов и др. (Совет Европы, Европейский суд и т.п.)

Новые Известия, № 72, 24 апреля 2001 г.

Георгий Целмс. Статья. Игорь Оганов против Российской Федерации. После тщетных трехлетних попыток найти правосудие в России москвич наконец нашел его в Страсбурге. Стр. 1,5

Наступил момент (как сейчас ясно, счастливый), когда сестра Игоря Оганова Луиза, не в силах более терпеть произвола, творимого с ее братом в отечественных судах, решилась обратиться в Страсбург. Она вложила в конверт копии всех судебных решений, жалобу от имени брата, начертала на нем латинскими буквами адрес: "Франция. Страсбург. Совет Европы. Суд по правам человека". И, отправив письмо, стала ждать. Ответ пришел через двадцать дней. Посчитайте время на пересылку писем, на перевод с русского на французский и обратно, и станет понятным, что ответили ей по нашим меркам прямо-таки мгновенно. (О сути дела чуть ниже.)

Юридический референт от имени секретаря Европейского суда по правам человека сообщала Луизе Огановой, что пакет документов получен. И что отныне: номер досье Игоря Оганова будет РМ9966. Референт очень толково и подробно разъясняла, какие инструкции надо изучить (они прилагались) и какие документы требуется дослать. Так началась активная переписка.

Огановы сообщали в Страсбург о каждом очередном шаге кривоватой и глуховатой российской Фемиды. И всякий раз незамедлительно получали ответ, что "документы подучены и приобщены к делу". Наконец из Страсбурга сообщили, что суд решил, прежде чем рассматривать иск, ознакомить с ним правительство Российской Федерации. (То есть России давался шанс исправить многочисленные судебные ошибки.) Иск сопровождало заключение юристов, из которого была очевидной позиция Европейского суда.

Правительству РФ для изучения вопроса и ответа назначен был жесткий срок — до 1 мая 2001 года. То есть на все про все давалось три месяца. Из письма было понятно, что, если в России адекватно не отреагируют, в Страсбурге начнутся слушания. А они могут завершиться огромным денежным иском к России. Раз мы подписали Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, приходится со всем этим считаться.

Почему иск по поводу судов может быть предъявлен России? Да потому, что все суды, как известно, выносят свои вердикты "именем Российской Федерации". И когда они несправедливые, то несправедливость эта вершится как бы от имени нашей Родины.

Забегая вперед, сообщу, что за две недели до критического срока Верховный суд РФ принял постановление об отмене всех предыдущих судебных решений. И отправил дело на новое судебное рассмотрение. Сделано было это вроде бы по протесту Генпрокуратуры. Так что мы и сами с усами, и Страсбург нам не указ. Но только попрошу иметь в виду: жалоба Оганова в Генпрокуратуре лежала без движения больше семи месяцев. И сдвинулась с места, как только пришло письмецо из французского города Страсбурга...

Однако пора переходить, как говорится, к существу вопроса. Вокруг чего разгорелся сыр-бор? Итак, художник-декоратор Большого театра Игорь Оганов проживал вместе с семьей (жена, сын и дочь) в коммунальной квартире, в комнате площадью 14,7 кв. м. Среди персонала театра он был, пожалуй, самым нуждающимся "в улучшении жилищных условий". Поэтому, когда при театре в 1989 г. создался жилищно-строительный кооператив (ЖСК), художник был рекомендован профкомом в члены кооператива одним из первых. Оганов исправно вносил положенные взносы, ходил на собрания и терпеливо ждал. Наивный художник, однако, не подозревал, что необходимо непременно подружиться с председателем кооператива. (А уж как подружиться, догадайтесь сами.) И только это одно, а вовсе не убедительные бумаги гарантировали право на жилье.

Первым председателем кооператива был сантехник театра Полищук. Потом он уйдет со своего поста, мягко выражаясь, по компрометирующим обстоятельствам. Но прежде добьется того, что все, не любезные ему люди почему-то не пройдут регистрацию в исполкоме. (Тогда это полагалось.) Как потом выяснится, из дома Оганова почему-то пропали некоторые документы. Потому и регистрацию отложили.

И вот в 1994 году, то есть спустя пять лет, уже при новом начальстве, Оганов вынужден вступать в кооператив как бы заново. То есть его грубо "кинули". Строящихся квартир на всех не хватает, и Оганова принимают "кандидатом в члены". Такого звания устав ЖСК не предусматривает, но художника заверяют, что "будет все путем". На этом же собрании исключают из списка нескольких человек, проникших в кооператив со стороны. Так что можно бы сразу произвести Оганова в "действующие члены". Но этого не происходит. Зато членом кооператива становится, например, артист Посохов, хотя он давно уволился из театра. "Но поскольку уволился из-за творческого конфликта с Григоровичем, я предлагаю считать его членом-пайщиком ЖСК", - заявляет очередной председатель. И все дружно голосуют.

Не стану утомлять читателя гнусными подробностями из жизни театрального ЖСК. Слишком мелкая тема. В конце концов Оганов на семью из четырех человек (дети разнополые) получает двухкомнатную квартиру. И чрезвычайно радуется этому обстоятельству, ничуть не завидуя всем членам так называемой инициативной группы, отхватившим себе жилье пороскошней.

Однако радость новосела длится недолго. Очередной председатель ЖСК, театральный бутафор Зинин, вдруг решает, что квартира Оганову выделена незаконно и ее надо немедленно отобрать. И он как председатель кооператива подает иск в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы о признании права Оганова на квартиру недействительным. Как покажет развитие событий, бутафор Зинин оказался настоящим мастером бутафорского дела. И вопреки всем документам, вопреки закону и здравому смыслу ему удалось этот иск выиграть. Судья Лукьянов умудрился не разглядеть соответствующего протокола собрания. И потому он не признал Оганова членом кооператива. Не увидел судья также представленные ответчиком квитанции и потому усомнился в выплате им взноса... Кассационная инстанция - Мосгорсуд - легко могла бы исправить столь грубые ошибки. Но она оставила в силе решение межмуниципального суда, ничуть в него не вникая. На горизонте замаячили грозные фигуры приставов-исполнителей.

Оганов ринулся в городскую прокуратуру с просьбой приостановить исполнение судебного решения "до выяснения всех обстоятельств". Его внимательно выслушали, внесли все данные в компьютер и... забыли. Когда приставы прислали ультиматум - завтра, мол, явимся выселять, - Оганов опять ринулся в прокуратуру. На сей раз женщина-прокурор отнеслась к жалобе внимательно (такое тоже иногда встречается) и предложила Оганову тормознуть приставов всего на два часа: "Затем вручу вам бумагу о приостановлении дела". Из прокуратуры в адрес судебных приставов пошла телефонограмма, но ее почему-то не приняли во внимание. Выселение было назначено на 10.30 утра, бумагу из прокуратуры обещали к 12. Но несчастному выселенцу не удалось упросить пристава Валухову. Она гордо заявила, что "вот когда подоспеет бумага, тогда и приостановимся".

Ровно в 12.30 взмыленный Оганов влетел на свою лестничную площадку с прокурорской бумагой наперевес. Он подоспел вовремя. Дверь еще держалась, хотя и на волоске. Бутафор пилой-"болгаркой" выпиливал ее со всех четырех сторон. Участковый милиционер и пристав-исполнитель Валухова придавали легитимность его действиям.

Борьба за выселение семьи художника продолжалась. На изучение всех ее перипетий требуется огромное терпение. Европейскому суду его хватило. Но злоупотреблять читательским терпением я не буду. Расскажу лишь о некоторых эпизодах, которые вполне характеризуют нашу прокурорско-судебную систему.

Оганов обращается в прокуратуру г. Москвы с просьбой принести протест на неправосудные постановления районного и городского судов. Через семь месяцев заместитель прокурора города Матюшов отвечает ему, что, мол, "суд обоснованно исходил из того, что вы в члены кооператива не принимались... и паевые взносы оплатили не полностью". Следовательно, поводов для прокурорского протеста нет. Но после того, как Оганов побывает на приеме в Генпрокуратуре и сумеет убедить ее сотрудников в своей правоте (из Генпрокуратуры в городскую уйдет соответствующее письмо), прокурор города Авдюков станет утверждать прямо противоположное тому, что утверждал зам. Он принесет протест по под поводу постановления городского суда; указав, что Оганов являлся члене кооператива и взносы уплатил полностью.

Однако все это кончится ничем. Ведь судьи своих не сдают. И вот уже президиум городского суда отклоняет протест прокурора города опять утверждая, что Оганов членом кооператива не был и взносов не платил.

Характерный штрих: вызов Оганову на это судебное рассмотрение был направлен по его старому адресу (в коммуналку). Так что он получил его через месяц после заседания президиума. А постановление президиума Оганов не может получить до сих пор. В суде его письменно уверяли, что "дело" отправлено в прокуратуру. А в прокуратуре, что оно еще в суде...

Все это для нас отнюдь не диковинка. Пусть иностранцы в своих Страсбургах удивляются - не мы.

Как уже говорилось, перед очередным нашествием приставов-исполнителей Оганов обращается в Генеральную прокуратуру. Там его жалоба лежит-полеживает. И вдруг после нескольких месяцев лежки ей решительно дают ход: в Верховный суд направляется протест. И высшая судебная инстанция отменяет все предыдущие судебные решения. Порадоваться бы, что справедливость все-таки восторжествовала. Но мешает радости ехидный вопрос: добился бы чего-нибудь Оганов, если бы не приспела к тому времени бумага из Европейского суда?

И все-таки повод для радости имеется. История Оганова показала, что заграница нам поможет. Так что, дорогие россияне, настрадавшись вволю от косоглазой нашей Фемиды, обращайтесь в Страсбург. Главное: не пропустите сроки. Ваша жалоба должна поступить туда не позднее шести месяцев со дня первого судебного решения. Европейцы, должно быть по наивности, считают, что это вполне длительное время. По нашим-то аршинам?


СВОБОДА СЛОВА И ИНФОРМАЦИИ

Конфликт вокруг телекомпании "Московия"
.

Известия, № 80, 8 мая 2001 г.

Дмитрий Владимиров. Статья. Третьим будет. Стр. 2

Вчера Останкинский межмуниципальный суд Москвы восстановил в должности бывшего генерального директора телерадиовещательной компании "Московия" Александра Крутова. Это решение суда лишило шансов вернуться в кресло гендиректора Валентину Кузнецову, которую поддерживает администрация Московской области. Судя по всему, областные власти окончательно потеряли контроль над крупнейшей региональной телерадиовещательной компанией.

В свое время Кругов уже занимал должность гендиректора ТРВК "Московия", однако в январе нынешнего года решением совета директоров он был отправлен в отставку, а на его место была назначена Валентина Кузнецова, кандидатуру которой поддержало Министерство по делам печати Московской области. Кругов не смирился с отставкой и подал в суд. Долго исполнять свои новые обязанности Валентине Кузнецовой не пришлось — в апреле после очередного собрания совета директоров она была уволена. Место гендиректора занял Владимир Желонкин. Минпечати Московской области оспаривало смещение Кузнецовой, считая его незаконным. Однако восстановление Александра Крутова в должности гендиректора перечеркнуло все попытки чиновников вернуть себе контроль над телеканалом "Московия". Окончательно решить вопрос о том, кто же будет гендиректором, должно собрание совета директоров компании.

Собрание состоится буквально на днях, а пока Владимир Желонкин продолжает исполнять обязанности гендиректора. Но это вовсе не означает, что компания находится в состоянии "двуцарствия", поскольку мы неплохо с ним сработались и у нас нет никаких противоречий, — рассказал "Известиям" Александр Кругов.

По словам Крутова, с начала года положение компании заметно ухудшилось: сотрудникам вот уже четыре месяца не выплачивают зарплату, техническое оснащение тоже оставляет желать лучшего (на всю телекомпанию осталось четыре работающие камеры). Впрочем, спокойной жизни у нового руководства ТРВК "Московия" может и не получиться. Вчера министр по делам печати областного правительства Виктор Завьялов заявил, что не исключает того, что администрация подаст апелляцию на решение Останкинского суда.

НГ-религии, № 8, приложение к "Независимой газете" , 25 апреля 2001 г.

Информ. сообщ. "Русский Дом" закрыт в прямом эфире. Стр. 2

Накануне Святой Пасхи в эфир впервые за много лет не вышел новый выпуск телепрограммы "Русский Дом". Александра Крутова не допустили в студию. Руководство телекомпании "Московия", ссылаясь на устное распоряжение губернатора Московской области Бориса Громова, поставило условие создателям программы: либо программа выходит в записи с предварительным просмотром, либо не выходит вообще. В эфир 12 апреля хозяева телекомпании поставили один из прежних выпусков передачи.

Вот уже несколько месяцев "Русский Дом" испытывает постоянное давление со стороны нового руководства телекомпании. Сначала было сокращено время эфира на треть, потом предложено пересмотреть концепцию программы и поменять постоянного комментатора - Николая Леонова. Для авторов программы созданы такие условия, что выпуск передачи может быть прекращен.

Независимая газета, № 75, 26 апреля 2001 г. Ольга Яковлева. Статья. Обыск в квартире замдиректора "Новой газеты". Стр. 2

ВЧЕРА около 10 часов утра сотрудники Главной военной прокуратуры РФ произвели обыск в квартире заместителя генерального директора "Новой газеты" Валерия Ширяева. Как только об этом стало известно журналистам, к Ширяеву приехал главный редактор газеты Дмитрий Муратов и юрисконсульт. По предварительной информации, которую удалось получить корреспонденту "НГ", у Ширяева искали некие документы, "связанные с деятельностью ФСБ". Правда, он эту информацию комментировать отказался. Как рассказал журналистам помощник главного военного прокурора по особым поручениям полковник юстиции Андрей Лутченков, обыск в квартире замгендиректора "Новой газеты" непосредственно связан с работой последнего в службе безопасности "Медиа-МОСТа", куда он устроился на работу после увольнения из ФСБ. Но Валерий Ширяев это категорически отрицает. Ранее в беседе с журналистами Лутченков рассказал, что уголовное дело в отношении сотрудников службы "Медиа-МОСТа" завели по факту разглашения сведений, являющихся государственной тайной.

Обыск был непродолжительным - сотрудники прокуратуры изъяли у Ширяева персональный компьютер.

Иван Белов. Статья. "Сегодня" выходит в Интернете. Стр. 2

С 24 АПРЕЛЯ газета "Сегодня" выходит в Интернете на сайте lenta.ru. Как сообщил в эфире радиостанции "Эхо Москвы" главный редактор "Сегодня" Михаил Бергер, газета, которую можно найти по адресу today.lenta.ru, будет обновляться в течение дня. На сайте lenta.ru также выходит издание, которое выпускает бывший коллектив журнала "Итоги", что явно не устраивает президента издательства "Семь дней" Дмитрия Бирюкова. Вчера он направил второе письмо гендиректору интернет-издания "Lenta.ru" с предупреждением о нарушении прав на торговую марку "Итоги".

Согласно заявлению Михаила Бергера, в четверг материалы журналистов "Сегодня" будут размещены на страницах "Общей газеты". По его словам, таким образом журналистский коллектив будет напоминать о себе, пока газета не начнет выходить в печатном виде. Возможно, что приобрести права на использование торговой марки "Сегодня" коллективу газеты не удастся. В этом случае она начнет выходить под другой шапкой.

Вчера же поздно вечером состоялось общее собрание коллектива НТВ, на котором должны были выбрать главного редактора.

Россiя, № 75, 26 апреля 2001 г.

Павел Максимов. Статья. Газета "Новая", спецслужбы - старые. Вчера сотрудники Главной военной прокуратуры провели обыск в квартире заместителя генерального директора "Новой газеты" Валерия Ширяева. Стр. 10

Вчера сотрудники Главной военной прокуратуры провели обыск в квартире заместителя генерального директора "Новой газеты" Валерия Ширяева. Представители ГВП утверждают, что искали документы, касающиеся деятельности ФСБ.

Как сообщил руководитель пресс-службы ГВП Андрей Лученков, обыск в квартире Ширяева связан с расследованием военной прокуратурой уголовного дела о разглашении государственной тайны, банковской тайны и тайны телефонных переговоров. Он отметил, что к "Новой газете" у прокуратуры вопросов нет. До редакции Валерий Ширяев работал в службе безопасности "Медиа-МОСТа", где во время одного из обысков, проводимых ФСБ, было обнаружено около ста документов с грифом "секретно". По этому факту и было возбуждено уголовное дело, где Ширяев проходит в качестве подозреваемого. Кроме него в деле фигурирует еще целый ряд сотрудников СБ "Медиа-МОСТа", а также действующих и отставных сотрудников ФСБ, добавил Андрей Лученков.

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов, случайно присутствовавший при обыске, в интервью "Россiи" отметил корректное поведение работников ГВП. Он сообщил, что Валерия Ширяева на работу в должности заместителя гендиректора редакции пригласил он лично еще около года назад и не сожалеет об этом. По словам Муратова, представители военной прокуратуры в квартире Ширяева так ничего их интересующего и не нашли. По имеющейся информации, до прихода в СБ "Медиа-МОСТа" Валерий Ширяев служил в ФСБ, прошел Афганистан и, кроме наград, имеет ранения. Было бы удивительно, если бы человек, прошедший чекистскую школу, хранил у себя дома материалы, представляющие для него потенциальную опасность.


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Мособлдума избрала на должность уполномоченного по правам человека в Московской области Сергея Рыжова.
Наш век, № 67, 8 мая 2001 г.

Информ. сообщ. Есть такая профессия – обиженных защищать. Стр. 1

Московская областная дума избрала на должность уполномоченного по правам человека в Московской области Сергея Крыжова. Поздравляя господина Крыжова с назначением на ответственный пост, председатель областной Думы Александр Жаров пожелал новому уполномоченному творческой работы и успехов в деле защиты прав жителей Подмосковья.

Бывший военнослужащий Сергей Крыжов занимается правозащитной деятельностью с 1990 года, сотрудничает с уполномоченным по правам человека от Российской Федерации, представляет в судах интересы военнослужащих, пострадавших от радиации, от судебных ошибок, от неправомерных действий должностных лиц.

Время МН, № 74, 26 апреля 2001 г.

Информ. сообщ. Московская область обзавелась омбудсменом. Стр. 3

Уполномоченным по правам человека в Московской области сроком на пять лет избран Сергей Крыжов. Его кандидатура была повторно внесена на рассмотрение депутатов Московской областной думы губернатором области Борисом Громовым. Крыжову 45 лет. Он имеет два высших образования - военное и юридическое, трижды избирался депутатом Сергиев-Посадского района. Голосование было тайным. В голосовании приняли участие 40 депутатов. За кандидатуру Крыжова проголосовали 34 депутата, против - пять, один бюллетень был признан недействительным.


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Новая газета, № 31, 7 мая 2001 г.

Галина Мурсалиева. Статья. Разлом в головах. Антивоенные пикеты на Пушкинской площади. Стр. 6 *

Много милиции — "понаехала". Напряжена.

Голуби вокруг только черно-белые, подростки — бритоголовые, Пушкин как будто только что позеленел от ужаса.

Утром в редакцию звонила женщина, представившаяся Региной Зелик, она меня и пригласила: "Пожалуйста, приходите. Ровно в 17.30 у нас пикет на Пушкинской с антибудановскими плакатами. Мы хотим, чтобы родные и близкие замученной чеченской девочки прочитали об этом. Чтоб знали: Россия — это не только те, кто поддерживает и превозносит убийцу, что в Москве есть люди, которые глубоко сопереживают им и разделяют постигшее их горе".

"…. Мы хотим, чтобы не было на нашей армии такого позора... — так говорит пикетчица, главный редактор бюллетеня "За мирную Россию" Людмила Вахнина. Вот уже второй год подряд, не пропуская ни одного четверга, она ходит сюда и держит плакат про "преступление против человечности".

"Кто мы? Официальное название нашей неформальной организации — Комитет антивоенных действий. Возник комитет еще в начале весны 1995 года, когда было подписано "Соглашение о совместных действиях в защиту мира и свободы, против кровопролития в Чечне". Возобновил свою деятельность он в конце 1999 года". (Из первого и пока единственного журнала "Пикет на Пушкинской" — издан в виде брошюрки, раздается пикетчиками всем желающим каждый четверг, читается на. одном дыхании.)

На двух крупных митингах против "заасфальтирования" Чечни, которые проходили в прошлом году 19 февраля и 20 марта на Театральной и здесь, на Новопушкинской, нам казалось, что можно все-таки этот процесс повернуть вспять. Казалось, громкие действия дадут быстрые результаты, власти отреагируют. Когда этого не произошло, многие наши коллеги разочаровались в этих формах борьбы, идею пикета они не поддерживали, — рассказывает учительница истории, автор учебника "Что такое граждановедение" Елена Батенкова. — Я уважаю правозащитную среду, но в ней после выборов президента наступили апатия, неверие в собственные силы. Когда мы решили продолжать пикеты — мы, осколок, человек семь из того почти сотенного состава комитета, решили стоять, пока эта чудовищная война не будет прекращена, — нас сильно критиковали. Некоторые участвовали, но потом разбрелись по своим углам, в свои ниши и только спустя уже почти год, увидев, что мы так и стоим, несколько пересмотрели свое отношение к этой ситуации. Снова стали втягиваться в эту публичную работу и помогать нам. Например, Юрий Самодуров из центра-музея Сахарова, всегда были с нами мемориальцы...

Семь человек — жалкое зрелище, так многие говорят. Но около этих семерых остановились граждане, которые проходили мимо, и больше не ушли. Они теперь тоже держат плакаты по четвергам — озеленитель, водители, учителя...

"...Половина общества созрела до понимания сложности проблемы Чечни и, может быть, даже подошла к осознанию ответственности каждого гражданина за продолжение там необъявленной войны. Быть может, она (эта половина) увидела бесконечное кровопролитие в Чечне как свое вполне реальное будущее. Такая война — война без правил — это же полигон для обучения воровству, грабежу, садизму и убийству. Обученные этим навыкам потом идут к нам с вами..." (Из журнала "Пикет на Пушкинской")

Настроения прохожих — пестрое варево, но я стою в пикете уже давно и могу свидетельствовать, что половина нас поддерживает, — рассказывает Валентина Василевская. — Мы стоим, как флажок для нормальных людей, и они радуются, увидев нас, потому что им так же, как мне, казалось — до того как я узнала про этот пикет и стала приходить сама, — что все общество впало в остервенение. Есть люди, которые говорят с нами с ненавистью, если они говорят от себя — их можно переубедить. Хуже, когда виляют. Согласия с самими собой нет, вот и виляют. Активно настроенных против нас тоже половина, и данные эти подтверждает ВЦИОМ: войну в Чечне сегодня поддерживает уже не 70, а 50 процентов населения...

Было так: в самом начале пикета подошли двое парней лет 25—30, — объясняет правозащитник Виктор Сокирко. — Я как раз держал антибудановский лозунг, и один из них мне сказал: "Так хочется, чтобы мы отошли, я тебя урою!" Другой стал вызывать по мобильнику своих пацанов: "Давай сюда!" Одновременно появилась группа подвыпивших женщин лет 40—45, и посыпались мат, оскорбления.

"А че это вы здесь стоите? Вы за чеченов? Ах, вы за них?" Одна из женщин начала плеваться, другая истошно завопила: "Продажные! Вам кто платит? Жиды? Чечены?" И неожиданно схватилась за плакат, начала его рвать, — рассказывает Лев Сухвалко. Он водил 120-тонные машины, теперь, с возрастом, перешел на более легкую работу, а по четвергам стоит с лозунгами собственного сочинения про войну "сортирную" и "тупую". — Я ей говорю: "Вот у тебя слов-то нету, милая, ты насилием, ты только это можешь".

Я здесь регулярно, но такого взрыва ненависти, как сегодня, не наблюдал никогда, — вступает в разговор их товарищ, член редколлегии газеты "Человечность" Владимир Сиротин. — Я это связываю с политикой властей, с тем, что нагнетаются шовинистические, фашизоидные настроения в обществе.

Мнения пикетчиков разделились: часть считает, что случившееся было провокацией. Их хотели во что бы то ни стало втянуть в драку, в какие-то действия, которые можно было бы посчитать противоправными. Но не втянули и потому ушли.

Другие убеждены: не было спланированной провокации, все просто совпало: пьяные дамы, агрессивные "братки", отсутствие милиции в течение первых сорока минут пикета — впервые, кстати, за все четверги. Обычно милиция ждет, чтобы проверить разрешение на пикет: у нее имеется информация от Тверской управы — где, во сколько, как долго будет длиться. И милиция обязана пикет охранять. И был здесь недавно человек, который считал, что он обязан этот пикет и, соответственно, пикетчиков ликвидировать как пособников террористов. Как врагов народа. Он, воевавший по контракту в Чечне, просто замер на месте, увидев такие лозунги. Замер на несколько мгновений, потом резко опустился на колени, видимо, хотел, но не решился ударить и чиркнул зажигалкой, подставив пламя к материи плаката. Но нарвался на Дмитрия Бродского — одного из инициаторов пикета, педагога, психолога, руководителя общественной библиотеки, в которой собраны все, даже самые редчайшие документы правозащитного движения России. Дмитрий Бродский быстро сориентировался и среагировал нормально — отвел пламя зажигалки. А подоспевший милиционер попытался довольно твердо, но не грубо отвести этого человека в сторону, и тут пикетчики услышали не крик, а стон: "Да кто им разрешил это?"

Ну кто-кто, Лужков разрешил! — добродушно отговорился милиционер, и вот в этот момент, говорят, надо было видеть, какая метаморфоза произошла с воином. Вот только что он готов был биться, драться, мочить, сжигать, и вдруг плечи у него опустились, и весь он сник, казалось, что у человека в этот момент мозги просто смещаются: какая-то личная драма, трагедия за этим просматривалась. Да он же кровь проливал там, в Чечне, а здесь, в Москве, называют эту войну преступлением! Как быть властепослушным, когда неясно, как отличить, что говорится всерьез, а что — ради приличия? Какую услышать часть, как правильно уловить суть слабомыслящему человеку, если двоится все! В день рождения Гитлера убили чеченца на Красной площади, и власти заговорили о том, что рост шовинистических настроений недопустим. Но в Чечне этот рост нужен, там было можно, нужно убивать. И куда их теперь деть, если они уже вышли наружу, эти инстинкты? Взять на Театральной "ключи от смерти и ада" и идти на салют в честь Дня Победы над фашизмом?

Да развалится все что угодно, когда говорят, делают и требуют несоразмерные вещи.

Русская мысль, № 4364-65, 10 мая 2001 г.

Зоя Светова. Статья. Кто хочет остановить войну в Чечне? О прошедших в Москве митингах против войны в Чечне. *

Сотни тысяч людей, оставшихся без крова, нашедших себе пристанище в Ингушетии, выживают там благодаря западной благотворительной помощи. В Чечне, куда помощь почти не доходит, многие голодают. Те, кто возвращается оттуда, рассказывают, как в некоторых семьях дети на завтрак, обед и ужин пьют чай без сахара и едят хлеб, испеченный матерью из "гуманитарной" муки. Школьники в Шали, которым на обед в столовой дали гречневую кашу, спрашивали учительницу, что это такое. Российское общество ничего не знает об этом, потому что нет информации, и у людей нет фантазии, чтобы представить, как можно жить в разрушенной войной республике. Кажется, что, если бы мои соотечественники узнали об этом, то, наверное, кинулись бы собирать деньги, продукты, одежду, вышли бы на улицу, протестуя против бездействия властей, требуя окончания войны, начала переговоров. Ведь это происходит не в далекой Африке, а на юге России...

Не тут-то было. Голодают же "чужие", чеченцы. А если даже и русские, которые не догадались выехать из Чечни, то они все равно "чужие". Кроме того, войны-то никакой нет, была объявлена контртеррористическая операция, да и она, по заверению властей, уже завершена.

Так, увы, считает большинство моих соотечественников, и тем радостнее бывает встречать людей, составляющих исключение из этого печального "правила".

Чеченский Ромео и русская Джульетта

Оказывается, в России возникают группы людей, которые откликаются на страшную человеческую трагедию, которая продолжается на Северном Кавказе. Прихожане церкви Космы и Дамиана в Москве уже несколько раз отвозили благотворительную помощь в беженские лагеря в Ингушетии, придумали и провели фестиваль юных чеченских артистов в Москве, собираются и дальше опекать беженцев.

6 мая в театре "Подвал" был показан необычный спектакль "Пришло время". Это своеобразная история чеченского Ромео — Халида и русской Джульетты — Юли. Ребята, приехавшие из Ингушетии, целую неделю жили в русских семьях и репетировали в театре "Подвал" вместе со своими московскими сверстниками. Получилось трогательно и серьезно. Жаль только, что этот спектакль не смогут показать в московских школах. Нужно, чтобы на это согласились директора школ, нужно найти денег на пребывание чеченских детей в Москве. Может быть, в следующий раз. А пока русские и чеченские дети нарисовали совместную картину и написали письмо Владимиру Путину — о том, что пришло время кончать войну.

После спектакля артисты были взволнованы и откровенны. Говорили, что все, что они попытались рассказать, — чистая правда: у кого-то из них при зачистке забрали отца, у кого-то погиб брат, мама. Москвичи признались, что теперь уверены: "не все чеченцы бандиты". Так начинается "народная дипломатия".

Вывод войск отменяется...

Представители федеральной власти, собравшиеся 5 мая в Ессентуках на совещании Северо-Кавказского регионального оперативного штаба по проведению антитеррористической операции, ничего не знают о методах "народной дипломатии". У них другие заботы. Российские силовики, совещавшиеся под председательством директора ФСБ Николая Патрушева, постановили, что предыдущее решение о выводе федеральных войск из Чечни было преждевременным. Ранее планировалось к сентябрю вывести из Чечни все войска за исключением 42-й мотострелковой дивизии, 46-й бригады внутренних войск и Итум-Калинского погранотряда численностью 1380 человек.

Силовики были вынуждены признать, что поторопились с решением о сокращении военной группировки: несмотря на победоносные реляции о завершении контртеррористической операции, партизанская война в Чечне продолжается. Только по официальным данным, за последние дни погибло около 20 российских военнослужащих, в Грозном и в других городах продолжаются убийства и незаконные задержания мирных жителей.

"Нам некуда кинуть белый платок..."

Как сообщают представители российского правозащитного центра "Мемориал", чеченцы все чаще устраивают массовые мирные акции протеста, желая привлечь внимание к непрекращающемуся произволу военнослужащих федеральных сил и заявить о пассивной позиции правоохранительных и административных органов Чечни. В начале марта в селе Джалка была задержана большая группа мужчин. Женщины Джалки вышли на железную дорогу и перекрыли там движение. Таким образом им удалось добиться освобождения большинства незаконно задержанных.

17 апреля сотрудники одной из силовых структур в селе Нойбера Гудермесского района убили трех человек и задержали еще троих. В ответ на это жители села, неся трупы убитых, вышли на трассу Ростов—Баку и перекрыли ее. Военные попытались разогнать протестующих людей, поверх толпы открывали огонь из автоматов, но люди не расходились до вечера.

По сообщению общества российско-чеченской дружбы, 4 мая в Аргуне российскими военными была задержана 22-летняя учительница Фатима Улыбаева. В центре города собрался стихийный митинг: ученики и педагоги протестовали против ее задержания. Около тысячи горожан перекрыли движение по мосту через реку Аргун. Они требовали освобождения учительницы.

Подобные массовые выражения протеста — явление непривычное для второй чеченской войны. Мадина Магомадова, глава организации "Матери Чечни" объясняет эту "пассивность" мирного чеченского населения ощущением полной безысходности: "В прошлую войну мы проводили митинги и марши мира. У чеченских женщин есть обычай: если мужчины дерутся, чтобы их остановить, нужно бросить белый платок. Но в этой войне нет линии фронта. В прошлую войну нас было кому защитить: в Чечне были международные организации: Красный Крест, ОБСЕ. Сейчас нам негде расстелить этот белый платок. У нас нет уверенности в том, что нас тут же не расстреляют вместе с этим платком".

На площадь выходят единицы...

В конце марта в Москве был создан Российский общенациональный комитет "За прекращение войны и установления мира в Чеченской республике". В него вошли президент Ингушетии Руслан Аушев, депутаты Государственной Думы Сергей Ковалев, Борис Надеждин, Юлий Рыбаков, Сергей Юшенков, писатели Виктор Астафьев, Андрей Битов, Феликс Светов, Александр Ткаченко, представители правозащитных организаций, социологи, историки. Они предлагают начать переговоры об окончании войны и в дальнейшем провести в республике референдум о ее будущем устройстве среди всех жителей, включая тех, кто покинул Чечню начиная с 1991 года. Все, кто согласен с такой позицией, может подписаться под обращением к Владимиру Путину и Аслану Масхадову. Члены общенационального комитета планируют проводить ежемесячно митинги против войны.

Первый митинг прошел 26 апреля на Пушкинской площади. Пришло очень мало народа. Почему? Не удалось организовать хоть какой-нибудь мало-мальски информационной поддержки. Единственная московская газета, в которой была напечатана заметка о митинге, ухитрилась не напечатать время начала этого мероприятия. Радио "Эхо Москвы" передало информацию о его проведении только один раз утром. Было грустно слушать рассказы организаторов о том, что ни одна из московских газет не согласилась напечатать подписной лист с обращением к президенту Путину. Правозащитники не понимают, почему главные редакторы отказывают им в этом.

Что же делать, если москвичей больше волнует судьба НТВ, чем Чечни? На митинги в защиту НТВ, как известно, собирались тысячи людей. Не хочется кликушествовать, но последние решения российских силовиков могут заставить многих из нас крепко призадуматься о будущем наших детей. С 1 мая подразделениям федеральных войск, воюющим в Чечне, перестали платить "боевые" — 800 руб. в день. В связи с этим контрактникам стало невыгодно служить в Чечне. В одной только 42-й мотострелковой дивизии рапорты о разрыве контрактов подало около двух тысяч человек. А это значит, что в Чечню придется отправлять призывников. Неужели и страх потерять сыновей на войне не заставит людей выходить на площадь?

Мособлдума избрала на должность уполномоченного по правам человека в Московской области Сергея Рыжова.
Наш век, № 67, 8 мая 2001 г.

Информ. сообщ. Есть такая профессия – обиженных защищать. Стр. 1

Московская областная дума избрала на должность уполномоченного по правам человека в Московской области Сергея Крыжова. Поздравляя господина Крыжова с назначением на ответственный пост, председатель областной Думы Александр Жаров пожелал новому уполномоченному творческой работы и успехов в деле защиты прав жителей Подмосковья.

Бывший военнослужащий Сергей Крыжов занимается правозащитной деятельностью с 1990 года, сотрудничает с уполномоченным по правам человека от Российской Федерации, представляет в судах интересы военнослужащих, пострадавших от радиации, от судебных ошибок, от неправомерных действий должностных лиц.

Коммерсант, № 77/П, 7 мая 2001 г.

Информ. сообщ. 12 мая, суббота. В Москве открывается двухдневная конференция, посвященная 25-летию Московской Хельсинкской группы. Стр. 1 *

Коммерсант №77/П, 7 мая 2001 г.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы. Информ. сообщ. Ответ на вопрос: "Чего вы ждете от этой недели?". Стр.12 *

Проведения 12-13 мая в московской гостинице "Космос" конференции, посвященной 25-летию правозащитной организации "Московская Хельсинкская группа". На юбилей приедут многие из тех, кто стоял у истоков ее создания, - Юрий Орлов, Александр Гинзбург, Елена Боннэр, Сергей Ковалев, Лариса Богораз. Среди почетных гостей – вице-премьер Израиля Натан Щаранский.

Вчера прошел митинг на Пушкинской площади "За прекращение войны и восстановление мира в Чеченской республике"

Время новостей, № 76, 27 апреля 2001 г.
Информ. сообщ. В Москве прошел митинг против войны в Чечне. Стр. 1 *

В Москве прошел митинг за прекращение войны в Чечне, организованный Российским общенациональным комитетом "За прекращение войны и установление мира в Чеченской республике". Депутат Госдумы Сергей Юшенков (СПС), единственный "заявленный" депутат, пришедший на митинг, высказался за введение в Чечне чрезвычайного положения и проведение мирных переговоров. Как сообщает ИНТЕРФАКС, по оценке сотрудников милиции, количество митингующих не превышало 150—200 человек и никаких нарушений порядка не наблюдалось.

Известия, № 76, 27 апреля 2001 г.

Ирина Подлесова. Статья. На Пушкинской площади протестовали против войны. Стр. 2 *

Вчера вечером российский общенациональный комитет "За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике" провел митинг на Пушкинской площади. На митинг собрались 150 человек. Среди организаторов и выступающих были замечены правозащитник Лев Пономарев, известный демократ-священник о. Глеб Якунин, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, лидер Транснациональной радикальной партии в России Николай Храмов, а также Виктор Шендерович. Лейтмотивом всех выступлений звучало требование немедленного прекращения чеченской войны. Прохожие реагировали по-разному: одни громко возмущались, другие равнодушно проходили мимо.

Коммерсант, № 76, 27 апреля 2001 г.

Бэла Ляув. Статья. Митинг без участников. Стр. 9 *

Вчера в Москве на Пушкинской площади прошел митинг "За прекращение войны и восстановление мира в Чеченской республике". Организатор митинга — общенациональный российский комитет "За прекращение войны в Чечне" обещал участие многих очень известных общественных и культурных деятелей. Но пришли совершенно другие люди.

За полчаса до начала митинга появился его первый участник — растерзанный мужик с российским флажком на высоченном шесте и картонкой "Далой войну" на груди. Он три раза обошел вокруг памятника Пушкину, к каждому подходя с вопросом: "А где митинг?" Отдыхающие не знали. Чуть позже к мужику присоединился буддийский монах по имени Феликс, в оранжевом одеянии и с барабаном, в который он бил в знак солидарности с Чечней. Гуляющие на барабан внимания не обратили и оживились только при появлении Виктора Шендеровича, пришедшего на демонстрацию, по его же словам, "чтобы увеличить число митингующих на одного человека", и без конца раздававшего автографы.

В наш комитет входят депутаты Госдумы Сергей Ковалев, Юрий Рыбаков, президент Ингушетии Руслан Аушев, писатели Виктор Ерофеев, Андрей Битов и правозащитница Елена Боннэр, — сказал ведущий и спросил шепотом, слышным в микрофон, у стоящих рядом, -- а кто еще?

Валерия Новодворская,— подсказали ему.

А кто еще?

Сергей Юшенков,— подсказали опять.

Из объявленных по подсказке пришел только Сергей Юшенков.

Единственный депутат, которому небезразлична судьба Чечни, — заявил ведущий.— Ведь мы звали всех. Представитель организации "Мемориал" Олег Орлов сказал, что в любой партизанской войне есть только один способ борьбы — широкий террор по отношению к населению. Поскольку террор — это нехорошо, надо перетаскивать население на свою сторону. А для этого необходимо немедленно сесть за переговоры без предварительных условий. Его поддержал директор Музея Сахарова Юрий Самодуров, видимо, пришедший вместо Елены Боннэр.

Тем временем среди митингующих ходил поссорившийся с православной церковью священник Глеб Якунин, называл себя организатором реформаторской церкви и клеймил позором патриарха Алексия II: "Московская патриархия создавалась по указу Берии, а Алексий — агент КГБ. Какую политику может вести сверхвоенизированная патриархия во главе с чекистом?" Тем временем выступать начал Александр Ткаченко, директор российского ПЕН-центра, и сразу сообщил, что "нас за этот год изнасиловали трижды. Не знаю, заметил ли кто это? Первый раз — с гимном, второй — с НТВ, и теперь — с военной цензурой". Вышедший на трибуну после него депутат Юшенков просто не нашел после этого слов: "Я не буду говорить много, потому что до меня было сказано много".

После этого стало ясно, что на такой митинг объявленные знаменитости и не могли прийти.