ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 23 - 27 июля 2001 г.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

Московское правительство внесло свои предложения в проект концепции миграционной политики, принятый на прошлой неделе российским правительством.

Анастасия Корня. Статья. Все хотят рулить миграционными потоками. Время МН, № 129, 26 июля 2001 г.

Как сообщил вчера председатель столичного комитета по делам миграции Сергей Смидович, московское правительство внесло свои предложения в проект концепции миграционной политики, принятый на прошлой неделе российским правительством.

В Москве убеждены, что власти субъектов Федерации должны играть основную роль в регулировании процессов миграции, а дело центра - позаботиться об общей стратегии, сформировать соответствующую правовую и финансовую базу. И что необходим механизм, который позволял бы центру учитывать потребности регионов. Таким механизмом могло бы стать введение региональных квот на прием "поселенцев", причем эти квоты должны быть обеспечены финансами.

В столице проблема миграции всегда стояла остро. Количество людей, нелегально проживающих сейчас на территории Москвы, в Комитете по делам миграции оценивают в 1 млн, при том что потребность в иностранной рабочей силе оценивается в 50 тыс. человек ежегодно. Нелегальные мигранты не просто создают повышенный криминальный фон и "забывают" заплатить налоги, они еще и перегружают городские системы жизнеобеспечения.

Кроме того, существует еще так называемая маятниковая миграция, то есть люди, приезжающие из дальнего и ближнего Подмосковья. И здесь назревает выяснение отношений с правительством области, бюджет которой страдает, потому что налоговые платежи и отчисления в фонд занятости получает город, а выплаты в основном производятся по месту жительства.

В течение ближайшего месяца столичное правительство должно принять городскую программу регулирования миграции на 2001-2002 гг. Неизвестно, как столичные новации будут стыковаться с федеральными и пока лишь концептуальными разработками, но в Москве уже начали - пока в порядке эксперимента - внедрять систему иммиграционного контроля. С 15 июля пассажиры поездов дальнего следования, прибывающие на Рижский вокзал, заполняют бланки миграционных карт: предполагается, что при удачном исходе эксперимента эти же бланки будут рассматриваться как документ, подтверждающий первичную регистрацию. Пока контроль действует примерно в каждом пятом поезде, но на эксперимент отведено полтора года. Аналогичные пункты предполагается разместить на других вокзалах, в аэропортах и на автомобильных въездах в город.

 

 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Новый закон "О милиции" привел в ГУВД Москвы нового начальника.
Андрей Викторов. Статья. Независимая газета, № 135, 26 июля 2001 г.

Сегодня в здании ГУВД столицы на Петровке, 38 личному составу московской милиции будет представлен новый руководитель. Как заявил корреспонденту "НГ" пресс-секретарь Бориса Грызлова Сергей Алейник, "начальником ГУВД Москвы назначен генерал-майор милиции Владимир Пронин - указ о его назначении подписан Владимиром Путиным 24 июля".

Назначение Пронина - первое с тех пор, как поправки к Закону "О милиции", устанавливающие новый порядок назначения начальников УВД субъектов Федерации, прошли Госдуму и Совет Федерации. Напомним, что теперь они назначаются президентским указом по представлению главы МВД и согласованию с руководством субъекта. Примечательно, что необходимость внесения этих поправок возникла после скандала вокруг смены руководства именно ГУВД Москвы в декабре 1999 года, когда президент своим указом отстранил от должности Николая Куликова.

Слухи о возможном назначении Владимира Пронина в милицейских кругах ходили в течение нескольких последних месяцев. Однако кандидатура генерала, видимо, чем-то не устраивала столичного мэра. Вчера же, когда мнение Лужкова ровным счетом ничего уже не меняло, выяснилось, что Юрий Михайлович дал свое "благословение".

Как сообщили в столичном ГУВД, возглавивший в 1997 году УВД Юго-Восточного округа столицы Владимир Пронин "сумел подтянуть подразделение и вывести его по некоторым позициям на первые места". Между тем лично знающие Пронина люди отзываются о нем как о "добротном и в то же время непростом руководителе, хозяйственнике с ярко выраженной "крестьянской" хваткой". Это неудивительно - до работы в Москве генерал-майор Пронин в течение длительного времени возглавлял УВД Курской области. В столице же генерал "отметился" созданием лучшего, как утверждают в МВД, питомника для служебно-разыскных собак. Кроме того, в ГУВД считают, что милицейские подразделения Юго-Восточного округа оснащены лучше других. Впрочем, Пронина знают и с другой стороны: он был одним из наиболее активных участников расследования московских терактов и первым заявил о том, что известны имена подозреваемых.

Источники "НГ" в милицейском ведомстве считают, что новый начальник вряд ли станет заниматься кадровыми рокировками и в ближайшее время руководители основных служб, видимо, сохранят свои посты. Впрочем, исключить такую возможность нельзя. "Каждая новая метла хоть в чем-то, но по-своему метет", - шутят в ГУВД.

Вчера же состоялись и другие кадровые назначения в милицейском ведомстве. Новым начальником Главного управления МВД по Приволжскому федеральному округу назначен бывший начальник УВД по Удмуртии Владимир Щербаков который, по словам Бориса Грызлова, "имеет богатый опыт работы". А начальником Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу назначен Сергей Щадрин. Об этом человеке известно, что в 1997 году, возглавляя УВД Псковской области, он оказался в центре скандала, связанного с разделом сфер влияния на местном водочном рынке. Скандал закончился не в пользу Щадрина, и его отозвали в резерв, а впоследствии отправили руководить УВД Ростовской области.

 

Небывало жесткой критике подверг вчера столичных милиционеров руководитель МВД Борис Грызлов.
Александр Раскин. Статья. Милицейский погром. Время новостей, № 133, 27 июля 2001 г.

Небывало жесткой критике подверг вчера столичных милиционеров руководитель МВД Борис Грызлов. Такого разноса московские стражи порядка не получали с 1999 года, когда вокруг ГУВД развернулась битва, закончившаяся отстранением от должности прежнего начальника, Николая Куликова. Но если тогда мало кто сомневался, что при всех недостатках столичной милиции главной причиной скандала послужили все же политические мотивы, то теперь ясно, что речь идет уже о принципиальных претензиях к самой работе ГУВД. Примечательно, что поводом к разгромной оценке работы милиции послужило представление на коллегии нового начальника ГУВД Москвы генерал-майора Владимира Пронина, который теперь из речи министра должен, вероятно, понять, что ему нужно делать, а что делать никак не следует. Очевидно одно: после речи министра г-ну Пронину придется для начала уволить большинство руководителей управлений главка.

Как заявил Борис Грызлов, в столице сложилась пагубная практика с регистрацией преступлений. Из расчета "на 100 тысяч жителей" регистрируется меньше преступлений, чем, например, в Краснодаре, что вызывает естественные сомнения. "Нам пора отказаться от лозунга "уверен в раскрытии -- регистрируй, не уверен -- скрой", -- заявил министр. Проводимые по просьбе МВД опросы общественного мнения показали, что более 40% москвичей вообще не обращаются в милицию, оказавшись жертвами преступников. А у тех, кто обращался, каждое третье заявление отказывались регистрировать. Недобрым словом г-н Грызлов помянул и столичных участковых, заявив, что Москва является своеобразным лидером по уличной преступности, и связал это с тем, что участковые забыли о своих обязанностях профилактики преступлений и плохо контролируют режим регистрации в столице. А между тем каждое третье преступление в Москве совершается именно приезжими.

Но главный разнос министр устроил ведущим управлениям главка -- по борьбе с оргпреступностью, экономическими преступлениями, наркотиками -- и МУРу. Как заявил г-н Грызлов, милиционеры в основном сосредоточились на поимке "вторых" лиц, забывая об организаторах. Это относится и к мелким сбытчикам наркотиков, и к рядовым членам преступных группировок. Однако результата такая "борьба" не приносит -- поток наркотиков все увеличивается, а лидеры солнцевской, измайловской, чеченской и других группировок по-прежнему контролируют, как и в начале 90-х годов, почти все московские рынки и большинство коммерческих предприятий. Что же касается управления по борьбе с экономическими преступлениями, то, как сказал министр, его сотрудники не умеют собирать доказательства преступлений. По его словам, каждое шестое дело об экономических преступлениях в Москве прекращено до суда, каждое десятое из них -- за отсутствием состава или события преступления.

Примечательно, что столичная власть, которую на коллегии представлял вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, полностью согласилась с критикой городской милиции, хотя еще сравнительно недавно, при снятии Николая Куликова, категорически отвергала любые нападки на работу ГУВД. Вероятно, новый руководитель ГУВД Владимир Пронин настолько устраивает мэрию, что она готова даже потерпеть разнос своих стражей порядка.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Закон г. Москвы от 27 июня 2001 г. N 27 "О внесении изменений в статьи 1, 4, 5, 11, 12, 13 и 19 Закона города Москвы от 11 сентября 1996 года N 28-91 "О районной Управе в городе Москве" http://www.garant.ru/md25071.htm

Согласно внесенным изменениям Районная Управа в городе Москве является только органом местного самоуправления. Определяется порядок избрания главы Управы, досрочного освобождения главы Управы от должности, рассмотрения вопросов о выражении недоверия главе Управы.

Закон вступает в силу через десять дней после его официального опубликования. Закон опубликован в газете "Тверская, 13" от 25-31 июля 2001 г. N 30 .

 

Закон г. Москвы от 6 июня 2001 г. N 23 "О внесении изменений и дополнений в Закон города Москвы от 31 мая 2000 года N 15 "О мировых судьях в городе Москве" http://www.garant.ru/md25072.htm

На мировых судей и членов их семей распространяются гарантии независимости судей, их неприкосновенности, материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и иными федеральными законами.

Финансирование мировых судей и их аппаратов определяется бюджетом г. Москвы.

Заработная плата и объем социальных гарантий мировых судей и их аппаратов не могут превышать заработной платы и объема социальных гарантий, предусмотренных для федеральных районных судей и сотрудников аппаратов федеральных районных судов.

На мировых судей в соответствии с законом города Москвы могут быть распространены отдельные социальные гарантии, установленные для государственных служащих города Москвы, предоставление которых мировым судьям федеральными законами не предусмотрено.

Закон вступает в силу со дня его официального опубликования. Закон опубликован в газете "Тверская, 13" от 25-31 июля 2001 г. N 30

 

Мониторинг подготовлен юридическим отделом НПП "Гарант-Сервис"
http://www.garant.ru

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

О деле Алины Витухновской.
Максим Гликин. Статья. Перфоманс с лимонкой. Общая газета, № 30, 26 июля 2001 г.

Несмотря на жару наблюдатели отмечают всплеск активности российских контрразведчиков. Одновременно с началом повторного суда над Григорием Пасько возобновились накаты на лидеров неформальных молодежных объединений, о преследовании которых "ОГ" рассказывала в статье "Неформалов приравняли к авторитетам" (№23 от 07.06.2001 г.).

От звонков с угрозами Алине Витухновской, Руслану Воронцову и другим борцам с произволом спецслужб инициаторы этой травли перешли к более конкретным действиям. В ночь на четверг Витухновская оказалась за решеткой.

 

Второе дело Алины

То, что происходит с Алиной, по стилистике напоминает "работу с диссидентами" андроповских времен. Два месяца назад ее избили до потери сознания возле дома, предварив экзекуцию профилактической беседой о вреде общения с радикалами. В начале прошлой недели некий доброхот позвонил отцу Алины и сообщил, что девушке лучше в Россию не возвращаться (она в этот момент находилась в Берлине, на мероприятии ПЕН-клуба) и что ее арестуют, как только пересечет границу.

Тем не менее Алина вернулась - и в Россию, и к активной общественной деятельности. Она написала открытое письмо Владимиру Путину в защиту арестованных национал-большевиков. В среду с этим письмом она побывала в правозащитном фонде "Гласность", а потом вместе со знакомым кинорежиссером зашла в московскую штаб-квартиру лимоновцев. По пути домой Алина и ее спутник без объяснения причин были задержаны в метро стражами порядка. В комнате милиции потребовали закатать рукава: искали следы от шприцов. Ничего не обнаружили, но тем не менее сразу повезли сдавать анализы в 17-ю наркологическую больницу (Алина сдавать кровь без адвоката отказалась). Под утро они оказались в 8-м отделе службы ГУВД по охране метрополитена. Там спутника Витухновской оштрафовали и отпустили, а Алину стал допрашивать некий высокий чин. Разговор шел вовсе не о наркотиках, а о том, что связывает Витухновскую с леваками.

Около полудня в отделение начали звонить правозащитники и журналисты, которых оповестил освобожденный приятель Алины. Но отпустили ее только после того, как корреспондент "ОГ" дозвонился к начальнику службы ГУВД на метрополитене Михаилу Луцеку. Тот заявил, что об аресте поэтессы ему еще не докладывали, и прямо при мне пообщался в режиме громкой связи с подчиненными. Они сообщили, что никакого дела не возбуждено, друг Витухновской задержан за административное правонарушение, а Алина проходит как свидетель. Почему "свидетельницу" продолжали держать за решеткой, отпустив "обвиняемого", коллеги г-на Луцека объяснить не смогли. "Вы слышали? - спросил у меня милицейский начальник. - Она свидетель. Значит, ее отпустят". И действительно, примерно через полчаса после этого разговора - и, соответственно, через 14 часов после задержания - Витухновскую освободили.

Три года назад еще можно было поверить в то, что спецслужбы действительно подозревали Алину в преступных связях с наркодельцами. Мотивы нынешних накатов на поэтессу никаких сомнений уже не вызывают. Недавно автор этих строк участвовал в организованной Алиной пресс-конференции с претенциозным названием: "ФСБ расчищает дорогу Путинюгенту". Речь шла о делах против лидеров неформальных молодежных организаций и политических обществ. В том числе о деле против Лимонова и его латвийских соратников по национал-большевистской партии.

Буквально за несколько часов до несанкционированного ареста Витухновской с ней созванивался корреспондент "ОГ". Она обещала организовать встречу с очевидцами рижских событий. Возможно, попытки Алины защитить через прессу латвийских нацболов стали последней каплей, переполнившей чашу терпения наших органов. Тем не менее встреча корреспондента "ОГ" с тремя национал-большевиками, только что прибывшими из Риги, состоялась. Лидер рижских лимоновцев Владимир Абель, его соратник Владимир Московцев и российский нацбол Михаил Савинов, отсидевший 7 месяцев в латвийской тюрьме, пришли в редакцию.

 

Дело рижских нацболов

Национал-большевики по праву считаются деятелями маргинальными и одиозными. Тем не менее надо признать, что ничего незаконного и нелогичного в целях ноябрьских акций, которые планировали провести в Риге последователи Эдички, не было. Протестанты сформулировали три требования. Первое и самое главное - отпустить из тюрем их дедушек, ветеранов Великой Отечественной войны.

Дело в том, что в Латвии с недавнего времени начались процессы над 80-летними стариками, в 40-е годы воевавшими в республике. В прокуратуре создан отдел "по расследованию преступлений тоталитарных режимов". Имелось в виду - и сталинского, и гитлеровского. Но в реальности прокуратуру интересуют только советские ветераны.

Всего по данному поводу было открыто полторы сотни дел. Начались аресты. Как известно, за решеткой оказался известный партизан Василий Кононов. Другой арестант, 85-летний Фарбтух, обладатель медали "За оборону Москвы", находится сейчас в таком состоянии, что сама администрация тюрьмы просит его освободить.

Второе требование - уравнять в правах латышей и русскоязычное население. Из 2,2 миллиона жителей Латвии 650 тысяч человек до сих пор не имеют гражданства. Негражданин лишается многих прав. Он не может свободно выезжать за рубеж, получает вдвое уменьшенную пенсию, не может работать в органах юстиции, быть адвокатом, директором школы. Третьим лозунгом нацболов был протест против вступления Латвии в НАТО.

Казалось бы, действия латвийских лимоновцев соответствуют объективным интересам Москвы в этом регионе. Впрочем, Абель считает, что российские политики поддерживают соотечественников только на словах.

У Москвы есть мощные рычаги давления на Ригу: известно, что транзит энергоносителей через Латвию является основой ее экономики. Однако объемы транзита растут, а положение русских в республике лишь ухудшается.

Так что ноябрьские акции были жестом отчаяния русскоязычной политизированной молодежи, убедившейся, что помощи из Москвы не будет. Более того, российские спецслужбы в этой истории сыграли на стороне прибалтийских коллег. Накануне приезда в республику активистов-лимоновцев из России, которые хотели помочь своим собратьям, ФСБ отправила в Ригу депешу. Коллеги уведомлялись, что в страну прибывают опасные экстремисты, которые планируют совершить несколько громких террористических актов. Естественно, все латвийские правоохранители были приведены в состояние повышенной боеготовности. Начались повальные аресты среди местных нацболов. Арестовали и четверых российских национал-большевиков, нелегально просочившихся на территорию республики (они прыгали с транзитного поезда).

Первоначально планировалось провести две акции: разбросать листовки со смотровой площадки Башни Святого Петра и выставить пикет у недавно открывшегося мемориала легионеров СС. Но поскольку почти все активисты к середине ноября оказались за решеткой, второе мероприятие вообще отменили, а первое решили проводить имеющимися силами. На башню отправились три лимоновца, оставшихся на свободе только потому, что они прибыли из России и успели это сделать еще летом, - жители Самары Сергей Соловей и Максим Журкин и смолянин Дмитрий Гафаров.

Если бы на смотровой площадке оказались 15 человек, как планировалось первоначально, они смогли бы, приковав себя друг к другу наручниками, продержаться часа два - столько времени, сколько было необходимо, чтобы акцию заметили и зафиксировали СМИ. Но их было только трое...

Никто тогда не верил, что эта акция в духе "Гринписа" даст повод для возбуждения дела по статье "терроризм". Лимоновцы думали, что уже через несколько недель будут на свободе. Но прокуроры и судьи были неумолимы: за угрозу взорвать себя гранатой (протестанты прихватили с собой муляж лимонки - символ партии) Соловей и Журкин получили по 15 лет тюрмы, а Гафаров как несовершеннолетний отделался пятью годами. Москва к процессу над согражданами осталась индифферентной. Только самарские депутаты обсуждали на одном из заседаний, что можно сделать для своих земляков, - но так ни к чему и не пришли.

От редакции: Между тем самарская молодежь продолжает сбор подписей с требованием о смягчении наказания своих земляков и переводе их для отбывания срока в Россию. "ОГ", хотя и не разделяет цели, методы, стилистику деятельности национал-большевиков (антиглобалистов российского разлива?), также считает, что Журкина и Соловья покарали неадекватно их проступку. Мы полагаем, что нашим властям стоит более внимательно отнестись к судьбе попавших в беду сограждан. И нам кажется странным то, что правозащитников, которые высказываются в поддержку парней, осужденных в Риге, начали преследовать и в Москве.

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

"Незабудка" - один из пятидесяти приютов Московской области.
Оксана Перевозникова. Статья. Букет из "незабудок". Ежедневные Новости. Подмосковье, № 83, 24 июля 2001 г.

Ворота во двор этого дома всегда открыты. Но люди нечасто туда заглядывают. Разве что случайный прохожий остановится, засмотревшись на ватагу атакующих велосипед ребятишек. Маленькое счастье визжащих от радости пацанов не понятно случайному человеку. Только воспитателям этого дома известна цена каждой улыбки ребенка, волею судеб попавшего в Орехово-зуевский приют "Незабудка".

Жизнь за плечами этих детей еще так коротка, но несколько месяцев скитаний порой стоят целого десятилетия. Светлана Ульянова, воспитатель старшей группы, вспоминает одного из своих первых воспитанников:

К нам он пришел серьезный, не по годам взрослый. Такой взгляд, как у этого ребенка, не у каждого мужчины в сорок лет бывает.

Мать этого мальчика в свое время вышла замуж за украинца, продала квартиру и уехала к мужу на родину. Но новоявленному отчиму пасынок пришелся, видно, не ко двору, и он бросил надоевшее семейство. Женщине с ребенком ничего другого не оставалось, как вернуться в родное Орехово-Зуево,где у них не осталось ни жилья, ни средств к существованию. Вскоре мать бросила ребенка, и мальчишка стал беспризорником. Только полтора года спустя его удалось определить в местный приют.

Бывает, что дети находятся в "Незабудке" целыми семьями. Так случилось с Ревшаном, Лаурой и Шерали Оберкуловыми. Дети попадали в приют один за другим.

Младшего Оберкулова родная мать, всякий раз уходя на очередную пьянку, запирала в шкафу. От этого ноги двухлетнего мальчика выросли "колесом", он не мог ходить. В таком состоянии ровно через год малыш поступил в приют. Воспитателям и врачам пришлось немало постараться, прежде чем мальчик в пять лет сделал первый шаг.

Последней из Оберкуловых в "Незабудку" попала Лаура. Из школы сообщили в приют, что девочка не ходит на занятия. Ребенка нашли в квартире в полуобморочном состоянии. От голода Лаура так ослабла, что не могла самостоятельно передвигаться.

Однако, по словам Натальи Самойленко, заместителя директора "Незабудки", отправить троих детей на полное государственное обеспечение матери показалось мало. Она повадилась регулярно вымогать деньги якобы на прохождение медкомиссии, для устройства на работу. Директор давала ей по 50 - 100 рублей из жалости. Все же какая - никакая, а родная мать. Вдруг одумается, устроится на работу, детей к себе заберет. Однако всякий раз подобная благотворительность оканчивалась очередной попойкой просительницы.

Расхожее мнение, что родители забывают про детей, оставленных в приюте, скорее миф, чем реальность. Материнская "любовь", якобы основанная на заботе о здоровье и благополучии своего отпрыска, четко учитывает причитающиеся ребенку льготы, права на жилплощадь и другие существенные поводы зайти в "Незабудку".

Например, трехлетний Денис Хренов попал в приют, когда его маму посадили. Первое время она часто присылала ребенку письма из тюрьмы, ругала воспитателей, если они задерживались с ответом. В последней открытке, перед Новым годом, обещала скоро вернуться и забрать Дениса домой. Но как только очередная амнистия позволила ей раньше срока выбраться на свободу, желание видеть сына куда-то испарилось.

Зачастую сами ребята npосят родителей не приходить в приют. Им просто стыдно узнавать в пьяном, шатающемся человекоподобном существе свою мать.

Не забывают о приютских воспитанниках и бездетные семьи. Для воспитателей всякий раз праздник, когда у их подопечных появляется возможность получить вторых родителей. Однако новоиспеченные папы и мамы подчас не учитывают, что вместе с очаровательным малышом они забирают в свой дом его горькие обиды, накопленные за маленькое прошлое. Видимо, не всем "по карману" такое счастье, потому и часто возвращают детей обратно, с вещами, подарками, деньгами - только заберите. А ребенок после такого эксперимента бьется в нервном срыве. Воспитатели уже не знают, что лучше: пьяные крики родной матери или такая попытка усыновления.

Впрочем, не всегда новые родители отступаются от детей. Зачастую сами ребята не приживаются в семьях. Воспитаннице приюта семилетней Илоне Халилуевой, как считают воспитатели, очень повезло. Девочка попала в хорошую, обеспеченную семью. Родители старались ни в чем не отказывать ребенку. Наняли для Илоны преподавателя английского языка, но все бесполезно. Девочка уже два раза убегала из семьи и возвращалась в родной приют.

Но проблемы усыновления - это случаи частные. В приюте каждый день хватает и повседневных забот: ребят надо накормить, одеть, обуть. Только на обувь, которая быстро изнашивается, требуются деньги, и не малые. Местное население приносит, конечно, кто что может, только не все годится ребятишкам, особенно старшим.

Дети, конечно, в приюте не голодают. Но неужели перед взрослыми стоит единственная задача -накормить? Администрации "Незабудки" хочется, чтобы их воспитанники не ограничивались стенами приюта. Отдел социальной защиты иногда выделяет билеты в театры, музеи. Не забывают и депутаты - перед выборами. А между тем, когда этим летом у приюта случился затор с путевками в лагеря отдыха, пришлось обивать пороги не одного учреждения. Только когда удалось выйти на главу Орехово-Зуева, дело сдвинулось с мертвой точки.

Сейчас ребятишки в детских лагерях, и можно, казалось бы, расслабиться, отдохнуть. Но не тут-то было. В сентябре обещали добавить в "букет" воспитанников еще десять новых "незабудок". Нужно их куда-нибудь поселить. А задача эта не из легких, если учесть, что только уже сегодня приют, рассчитанный на тридцать пять человек, вмещает пятьдесят три ребенка.

Такая ситуация характерна для всей Московской области. С каждым годом число беспризорных продолжает расти. Нехитрые подсчеты только по этому приюту показывают печальные результаты. За шесть лет существования количество воспитанников приюта увеличилось вдвое.

Подмосковье сегодня буквально усеяно такими "незабудками". Какие же плоды нам готовит будущее?

 

В Москве наконец принят два года вынашиваемый закон "Об организации работы по опеке, попечительству и патронату", должный перевернуть всю бесчеловечную систему взаимоотношений чиновников и детей-сирот.
Лилия Мухамедьярова. Статья. Забери меня домой. Общая газета, № 30, 26 июля 2001 г.

В Москве наконец принят два года вынашиваемый закон "Об организации работы по опеке, попечительству и патронату", должный перевернуть всю закоснелую и бесчеловечную систему взаимоотношений чиновников и детей-сирот.

Два года в самом современном городе страны шла борьба за очевидное: ребенку нужна семья. Причем именно в том городе, где уже семь лет успешно действует экспериментальный 19-й детский дом, 150 воспитанников которого живут в патронатных семьях. Его директор Мария Терновская теперь может спать спокойно, как и ее воспитанники. Пойди законотворческий процесс вспять, вернули бы, наверное, детей обратно, в казенные койки.

Марию Терновскую не устраивает нынешнее положение вещей. Впрочем, как и всех нас. Но она из той части землян, которая это положение пытается изменить. Другая, более многочисленная часть только недоумевала: молоденькая физичка-очкарик, сотрудница НИИ, у самой двое здоровых детей и вдруг - волонтер многочисленных общественных объединений, помогает детям-инвалидам. Но, наверное, такие, как Мария, больше слушают свое сердце. Потому та, меньшая часть в свое время сделала невозможное - заставила хотя бы отчасти перестроить политику бывшего соцгосударства по отношению к инвалидам.

А когда Мария впервые в жизни попала в детский дом, "выйти" из него уже не смогла: "Я видела очень больных детей, но эти - не лучше". Она вообще слушает только свое сердце. Вернувшись из трехмесячной поездки по Англии, где изучала систему прав защиты ребенка, пошла по нашим чиновникам. Стучалась во все округа с предложением опробовать в Москве фостерную (патрона-ную) модель семьи. Не услышали. Тогда пришла к министру образования РФ. И убедила. Так семь лет назад в Центральном округе столицы появился экспериментальный детдом. И только последние два года его сотрудников оставили в покое бесчисленные проверяющие госслужбы. А патронатные семьи множились, ведь одно доброе дело есть по сути множительный аппарат других добрых.

Но что такое патронатные семьи? Как бы объяснить. Вот в договоре, заключенном между 19-м детдомом и москвичкой Натальей Дмитриевной, записано, что она является патронатной воспитательницей пятилетней Лены до дня ее совершеннолетия. А Леночка, впервые войдя в дом к этой "воспитательнице", кинулась к ее портрету и, обернувшись, радостно сообщила: "Это моя мама!"

На самом деле неизвестно, сколько девочке лет, как ее фамилия. Ничего неизвестно, для всех история ее жизни начинается с десяти часов сентябрьского вечера, когда на привокзальной лавочке ее нашли милиционеры. С того дня Лена колесила по больницам два года. К беззащитному ребенку цеплялась то одна, то другая болезнь, пока Наталья Дмитриевна не забрала ее домой. Сотрудники 19-го детдома считают, что она имела на то право, и знаете почему? Ей известны верные слова: "Не мне нужен ребенок, а ему нужна мама", - объясняет мать троих взрослых детей.

Мария Терновская соглашается на встречу с журналистами ради рекламы собственному детдому. Так, из телевизионной рекламы об этом учреждении узнал муж Натальи Дмитриевны. К Терновской супруги пошли с двенадцатилетним сыном. Попали в группу, где было 20 семей. После многочисленных интервью, тестирований и тренингов осталось пять, которым позволили взять детей на воспитание. Сотрудники этого детдома, между прочим, оставляют за собой право не объяснять причины отказа остальным. А зачем? В случае с патронатными семьями не потенциальные родители выбирают себе ребенка, а ему специалисты подыскивают маму и папу.

Так вот, в процессе вынашивания вышеупомянутого закона среди оппонентов помимо, разумеется, чиновников выступали... приемные семьи и даже Детский фонд. Не берусь утверждать, кто организовывал подобные обращения. Но аргументы они выдвинули следующие: и без того травмированный ребенок будет кочевать из семьи в семью (патронат над ребенком может устанавливаться сроком от одного дня до полугода, от полугода и более, поскольку главное, чтобы он жил в семье, а не в казенном доме. К тому же этот закон позволяет теперь детям без определенного статуса, тем же беспризорникам, тоже пожить в семье.

К слову, приемных семей в Москве наберется от силы восемь-девять. Патронатных уже восемьдесят. И это очень примечательная деталь. Дело в том, что приемная семья живет по принципу "мой дом - моя крепость" и ни в коей мере не нарушает устои существующей чиновничьей системы. Специалист по делам опеки и попечительства до сей поры участвовал в судьбе ребенка, лишь оформляя документы, то есть забрал ребенка из детдома, передал в семью - и забыл. Не появилась такая семья в кабинете чиновника - о ребенке никто не вспоминает. Патронат полностью ломает эту абсолютно безответственную и бездушную систему. В судьбе ребенка участвуют и чиновники, и патронатная служба (в нашем случае - 19-й детдом), а затем и патронатные родители. Например, детдом Терновской занимается поиском потенциальных родителей своим воспитанникам, окружное управление образования помогает патронатным родителям в устройстве ребенка в школу и другие образовательные учреждения и т.д.

Но сложнее оказалось сломать не систему, а наклонившуюся психологию людей. Подобные московскому законы были недавно приняты в нескольких регионах страны. Но как отчаянно сопротивляются все те, в чьей безграничной власти судьбы сирот. Сотрудники правозащитной программы "Право ребенка" провели небольшое исследование. Выяснилось, что в районах Новгородской области, где с апреля должен действовать упомянутый закон, директора интернатных учреждений и специалисты (!) по делам опеки "что-то о нем слышали". В Калининградской области не смогли даже рассказать о том, как работает новый закон, сколько детей уже устроены в семьи. Откуда такое равнодушие и, если честно говорить, беззаконие? Почему в столице за последние годы открылось пять детдомов, в то время как в периферийной Самаре, где успешно уже семь лет местная власть развивает форму приемных семей, закрылось четыре интернатных учреждения? Есть причины сугубо профессиональные. Специалисты по делам опеки и попечительству просто-напросто профнепри-годны. Они не привыкли думать о воспитанниках детдомов, подыскивать им семью, их к этому не обязывал закон и сложившаяся система.

Есть причины вполне меркантильные. Бюджетное финансирование детдомов в нашей жалостливой стране стоит у руководителей на первом месте. К тому же фонд заработной платы этих казенных учреждений напрямую зависит от количества воспитанников. Пока это всех устраивает, кроме детей. Да и сотрудники детских домов панически боятся остаться без работы.

Наталья Дмитриевна, новая мама Леночки, говорит, что дети в интернатах - глухие. Они не слышат главные слова, потому что их не знают. "А моя Лена своей дочери обязательно споет колыбельную, потому что ей теперь известно слово "любовь". Так вот, люди, работающие сегодня в системе интернатных учреждений, - скорее глухие, а не равнодушные. Ну не могут они работать иначе.

Но должен заставить закон. Подвижник Мария Терновская считает, что не важно, какую форму устройства сирот в семьи выберет какой-либо регион. В Самаре "прижились" приемные семьи. В Смоленской области почти 80 процентов сирот, без сожаления покинувших детдома ради семьи, усыновляют. Важно не дискредитировать саму идею, ведь таких, как Терновская, - единицы, а других - легион.

Впрочем, когда-то та, меньшая часть землян заставила однажды целое государство пересмотреть свои взгляды на проблемы людей с ограниченными возможностями...

 

Областная прокуратура провела проверку в домах ребенка Московской области.
Оксана Перевозникова. Статья. Бомжи с пеленок. Ежедневные Новости. Подмосковье, № 26, 27 июля 2001 г.

В Краснополянский дом ребенка Люда Андрела поступила из Дмитровского района. Светлые глазки девочки с любопытством рассматривали столпившихся над ребенком взрослых. Очаровательной малышке было невдомек, что по "нерадивой оплошности" чужих теть и дядь она стала бомжем с пеленок. Сведения о том, что девочка имеет жилье, в доме ребенка отсутствуют. Единственное, что досталось Людмиле во временную собственность, - это кроватка с прикрепленным к ней личным номером.

Аналогичная ситуация сложилась и в Коломенском доме ребенка. В личном деле Калинкиной, поступившей из Серпухова, отсутствует постановление о закреплении за ребенком жилплощади. На неоднократные запросы из дома ребенка в адрес администрации указанного района и в отдел образования ответов не поступало. Первые права, которые человек получает, приходят к нему с первым вздохом. И этот пронзительный, прорезающий перепонки крик означает самое главное и неотъемлемое - право на жизнь. О соблюдении остальных прав маленького гражданина до совершеннолетия заботятся его родители. А если судьба распорядилась иначе?

Нарушение Жилищного кодекса РСФСР лишь часть айсберга проблем брошенных детей. Данные отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Московской области оптимизма не внушают. Проверка, проведенная в ряде подмосковных домов ребенка, показала, что все подобные учреждения занимаются оказанием психиатрической помощи больным детям, не имея лицензии. Основной состав работающих - пенсионеры. Только в Краснополянском доме среднего и младшего медицинского и педагогического персонала в два раза меньше положенного. В Подольском - из необходимых по штату ста пяти человек работают семьдесят пять. Сотрудники домов ребенка вынуждены трудиться за двоих.

Недостаток кадров часто сказывается на работе. За прошлый и начало нынешнего года было привлечено к дисциплинарной ответственности сорок шесть человек (тридцать семь - из Люберецкого дома ребенка). Нарушителями являлись как обслуживающий персонал, так и воспитатели и медработники. Несмотря на неоднократные замечания в актах санэпиднадзора, ни один из сотрудников Подольского и Коломенского домов ребенка не был наказан за нарушения правил санитарии и гигиены.

У администрации любого из домов ребенка есть заботы и поважнее. Где-то, как в Краснополянском доме, старое здание. Деревянные перекрытия рушатся, коммуникации требуют замены. Зимой для поддержания тепла многие дома ребенка вынуждены использовать обогреватели. Малейшая неисправность может привести к пожару.

В Подольске другая беда: дом ребенка расположен в экологически неблагоприятном районе города. Некоторые дома задолжали за коммунальные услуги.

Причем погашение этих долгов идет за счет других статей, иногда страдает и питание. Основная причина - недофинансирование.

Если с лекарствами и медицинским оборудованием проблема почти решена, то рацион малыша остается более чем скромным. До утвержденных губернатором Московской области расходов питания на одного ребенка в день в сумме 32 рублей дотягивают лишь единицы. В среднем по домам ребенка фактически получается от 22 до 28 рублей. Исключение из общего списка - Видновский дом ребенка, находящийся под муниципальным "крылышком". Норма питания на одного воспитанника там доходит до 50 рублей в сутки.

В Краснополянском доме ребенка ситуация совершенно другая. Дети ходят в старой заношенной одежде, металлические кроватки уже давно подлежат списанию, а имеющиеся скудные игрушки совершенно не способствуют развитию малышей.

Есть и более серьезные проблемы. Некоторые малыши подрастают в неведении, что их гарантируемые государством пенсии по случаю потери кормильца из-за халатности директора не оформлены, а законные алименты, которые дети не могут сами потребовать с лишенных родительских прав мам и пап, до сих пор не выплачиваются. Лишняя морока с судебными исками по привлечению к уголовной ответственности родителей воспитанников администрациям домов не нужна.

Пройдет совсем немного времени, и нынешние малыши вырастут из пеленок, чтобы стать взрослыми законопослушными гражданами нашей страны. Только вот какие законы они предпочтут соблюдать после такого "светлого" и "безоблачного" детства?

 

 

ВЫБОРЫ

Выборы в Московскую городскую думу состоятся 16 декабря.
Иван Гордеев. Статья. Экзамен для мэра. Время новостей, № 131, 25 июля 2001 г.

Выборы в Московскую городскую думу состоятся 16 декабря -- соответствующее распоряжение выпустил вчера столичный мэр Юрий Лужков. Москвичам предстоит избрать 35 депутатов. Выборы в городское законодательное собрание проводятся третий раз, однако впервые их результат будет иметь серьезное политическое значение.

Предстоящая избирательная кампания уникальна уже тем, что на ее ход будут влиять не только Юрий Лужков и его соратники, но и федеральные власти. Еще два года назад это казалось невозможным -- команда Юрия Лужкова считала Москву своей вотчиной и категорически не допускала "чужаков". Однако г-н Лужков в последнее время сильно сдал, и теперь кремлевская администрация может играть на выборах в столице точно так же, как и в любом другом регионе. Собственно говоря, итоги выборов в гордуму дадут вполне точный ответ на вопрос, насколько Юрий Лужков контролирует политическую ситуацию в городе и как к мэру относятся в Кремле.

Уже сейчас выборы в гордуму воспринимаются некоторыми потенциальными участниками кампании как отборочный тур перед выборами мэра. По закону Юрий Лужков имеет все права переизбраться в 2003 году еще один раз. Однако многие влиятельные функционеры в московских органах власти полагают, что "Юрий Михалычу пора бы и честь знать". На руку мэру играет то, что у "уставших от Лужкова" нет пока серьезного кадрового предложения. Впрочем, для того чтобы преемник был подобран, необходима всего-навсего политическая воля. А в этом теперь недостатка нет.

 

 

ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ И СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Вчера миграционная служба столицы заявила, что эксперимент по добровольному учету прибывающих в город граждан все-таки начался.
Геннадий Анисимов. Информ. сообщ. Объявлены первые результаты миграционного эксперимента. Известия, № 133, 26 июля 2001 г.

Вчера миграционная служба столицы заявила, что эксперимент по добровольному учету прибывающих в город граждан все-таки начался. Его первым результатом стали сведения, собранные с пассажиров поездов дальнего следования Рижского направления МЖД, добровольно заполнивших миграционные карточки. За неделю из прибывших в столицу по этому направлению 40% заявили о себе как о лицах без гражданства, около 42% указали подданство России, остальные были иностранцами. С частными целями в Москву приехали 63,6%, туристами оказались 19,5%, остальные проезжали транзитом, приехали в город по делам или отказались указать цель прибытия. Всего лишь четверо (0,5%), по их словам, въехали в Москву на работу. Тем не менее, как заявил председатель комитета по миграции правительства Москвы Сергей Смидович, в городе по-прежнему, по их оценке, находится около миллиона нелегальных иммигрантов, приехавших в основном на работу.

 

О межэтнических конфликтах в Москве.
Юлия Калинина. Статья. Покорение Кавказом. Московский комсомолец, № 163, 26 июля 2001 г.

Московские рынки, оккупированные кавказцами, вызывают сначала раздражение, потом возмущение, а напоследок - обиду и горечь. Но рынки - частный случай. Проблема гораздо шире. Старая, как мир, проблема национальных отношений, где вопросов больше, чем ответов, и разобраться до конца не удалось еще никому. Максимум, что возможно, - назвать вещи своими именами, сформулировать вопросы без ответов и показать противоречия между тем, что говорят и делают власти, и тем, что думает и чувствует население.

Совсем еще недавно, всего несколько лет назад, район метро "Университет" был одним из самых душевных и уютных уголков Москвы. Что-то в нем было особое. Научно-студенческое, умственное - от МГУ, праздничное - от цирка, благополучное, размеренное, самое себя уважающее - от высоких домов с большими квартирами, зеленых дворов, палисадников, хороших магазинов и веселых, звенящих трамваев. На площади возле метро замыкался трамвайный круг, стояли ларьки с газетами и мороженым, и днем - в рабочее время - основную массу прохожих здесь составляли местные интеллигентные бабушки, с достоинством ведущие внуков "на музыку".

Сейчас площадь не узнать. Вместо русского языка - непонятная речь, стоят тесными рядами машины, грузовики и "Газели", перед ними расположились лотки, и нездешние продавцы и продавщицы торгуют черт-те чем (полагается думать, это овощи и фрукты, выращенные своими руками). И везде, везде стоят кучками кавказские мужчины или сидят на корточках по своему обычаю, и гомонят, каркают воронами, и смотрят нагло и свысока, ощупывают женщин масляными глазами, и тут же - в одном ряду с лотками и продуктами - туалетные кабинки (кавказские мужчины справляют здесь нужду), а сзади, за "Газелями", - разломанные ящики, мусор и блевотина, сгнившие фрукты и мухи.

До того там погано стало, на этой университетской площади, что туда близко подходить не хочется - не то что покупать там еду. Походишь между лотками и "Газелями" минут десять, понаблюдаешь жизнь - и местные продукты уже в руки противно взять. А домой нести и на стол класть... ну нет, спасибо, лучше на подмосковной станции купить у бабы Маши огурцы и смородину.

И даже не в продуктах дело. Просто жалко район, жалко площадь, которую испохабили, превратили в южный базар самого низкого пошиба. Жалко интеллигентных бабушек с внуками, которых теперь не увидишь на площади, потому что они ее обходят за километр. Жалко Москву, которую отдали на поругание бойкой гвардии жизнеспособных и непотопляемых "гостей с Кавказа".

Зачем, кому это нужно - превращать Москву в Краснодар или Сухуми? Там - свое, своя атмосфера, своя жизнь, свои правила поведения. А в Москве - другая жизнь и другие правила. Зачем переносить те правила сюда? То, что естественно и органично в Минводах и Геленджике, в Москве выглядит оскорбительным и противным природе.

...Что тут говорить, и так все понятно. Только хочется спросить у чиновников, которые так безжалостно обошлись с Москвой: "Вам самим-то ее не жалко? Вы, как безродные, готовы маму продать ради собственной быстрой выгоды".

Впрочем, не знаю, кто там трудится - в префектурах и в мэрии. Может, они действительно не москвичи и сами родом с юга или из Азии, поэтому помнить и понимать, какой должна быть Москва, не могут. И чувствовать ее так, как чувствуют те, кто родился в Москве и прожил жизнь, - не чувствуют. Поэтому им и жалеть здесь нечего.

 

Нерусские русские

Россия - многонациональная страна. Но как-то получается так, что все ее народы и народности делятся всего на две части - условно говоря, на русских и нерусских. На своих и не своих. Причем то, что подразумевается под словом "русские", - совсем не обязательно этнические русские. Сюда относится множество других народов.

Конечно, это не научно обоснованное деление, а интуитивное, житейское. Разные люди - в силу своего личного опыта - по-разному относятся к людям других национальностей, поэтому с моим частным "интуитивным делением" наверняка многие не согласятся. Но чтоб было понятно, что я имею в виду, я все-таки скажу, что мне (ну и десятку моих знакомых, на которых я проверяла свои предположения) кажется, например, что калмыки - это русские (в смысле - свои). Чуваши, удмурты, мордва - тоже русские. Из всех наших "азиатов" наиболее русские - казахи, чего не скажешь об узбеках и таджиках. Татары и евреи - безусловно, русские. Белорусы - русские вне всяких сомнений. А вот украинцы уже почему-то не вполне русские. И молдаване тоже. А кавказцы - просто категорически не русские.

От вероисповедания здесь, как видите, ничего не зависит. Калмыки - буддисты, татары - мусульмане, но это не мешает подсознательно воспринимать их как "своих". А грузины и осетины - христиане. Но все равно чужие.

В чем тут дело? Возможно, разгадку следует искать в истории. В том, как и какими путями строилось Государство Российское.

Хорошо бы, конечно, найти какую-то простую, все объясняющую зависимость. К примеру, народы, которых Россия завоевывала силой, этого не простили, не слились с русскими, остались во внутренней оппозиции. А те, кто входил в состав Государства Российского более-менее безболезненно, наоборот, ужились, перемешались, переняли, интегрировались...

Или можно еще так: те, кто раньше вошел, - имели больше времени, чтоб свыкнуться и ассимилировать. А если на это было мало времени - лет сто, скажем, - тогда от народа и ждать нечего. Тогда он, разумеется, чужой в России и своим становиться не хочет, а наоборот, блюдет самобытность и тихо, но твердо ненавидит русских.

Если так, то понятно, почему народы Кавказа - категорически не русские. Они ведь в России сравнительно недавно.

Первым на юг двинулся Петр I. 1723 год, Каспийский поход на Иран. Россия получила западное побережье Каспия (азербайджанцы и жители Дагестана).

Спустя 60 лет грузинский царь Ираклий II подписал трактат, по которому Россия брала под свой протекторат Восточную Грузию. В 1801-м Грузия полностью вошла в состав России. Грузин не принуждали, это была их собственная инициатива. Им нужно было защититься от мусульман - Турции и Ирана.

В 1826-м - новая война с Ираном, отбиты Ереван и Нахичевань. Армения наша. Турманчайский договор заключал Грибоедов (за что потом и поплатился жизнью).

После присоединения Закавказья между ним и российскими землями оказался бесконтрольный кусок - собственно сам Кавказ, населенный племенами горцев. Чтобы покончить с их набегами и предотвратить здесь распространение турецкого и английского влияния, племена необходимо было забрать под себя. Делалось это двумя способами - мирными переговорами либо силой.

С 1817-го наместник края и главнокомандующий Отдельным кавказским корпусом генерал Ермолов начал планомерное наступление на горные районы Кавказа. Ответом был газават, направленный исключительно на русских, и создание имамата - теократического государства с дисциплинированной 20-тысячной армией, успешно воевавшей с русскими войсками до конца 50-х годов. Закончилась война пленением имама Шамиля в 1859 году и, соответственно, нашей победой, хотя победить удалось не потому, что мы сильнее и лучше воевали, а потому, что горское население устало от феодально-деспотических порядков Шамиля и постепенно стало от него отворачиваться, отходить, а имамат - внутренне разлагаться.

Сто сорок лет с тех пор прошло. Мало, всего две человеческие жизни. Конечно, воспоминания чеченцев - свежи. А если вспомнить еще депортацию в 43-м и унизительное положение "младшего брата", которому русские не дозволяли жить и верить по обычаям предков, - тогда и вопроса такого не возникнет: "А почему они, собственно, нас не любят? А почему они хотят выйти из России?"

 

Отвязавшаяся пушка

Они нас не то что не любят - они нас глубоко презирают и люто ненавидят, и наши чувства к ним - это слабое отражение тех чувств, которые они испытывают к нам.

...О, они, конечно, их тщательно скрывают, не показывают. Но все равно прорывается. Как-то мы разговаривали с одной чеченкой (она давно живет в Москве, к боевикам и террористам не имеет никакого отношения, семья благополучная, обрусевшая, муж здесь работает, дети учатся) и вспоминали общую знакомую - журналистку, погибшую в Чечне. Чеченка отзывалась о ней с большой теплотой и закончила, подведя неожиданный итог: "Русская, а какой человек хороший". Мол, бывают же чудеса на белом свете.

Отсюда вопрос, на который я не могу найти ответа. Зачем нам жить вместе с теми, кто нас ненавидит лютой ненавистью? Зачем нам жить вместе с теми, кого мы сами ненавидим и боимся?

Спросите любого москвича: "Вы хотите, чтоб вашими соседями по лестничной площадке были чеченцы?" Все скажут: "Боже упаси!" Но зачем же тогда мы во что бы то ни стало хотим, чтоб Чечня осталась в составе России?

Ведь получается, война идет как раз за то, чтоб чеченцы имели возможность быть нашими соседями, покупать квартиры в Москве, заниматься здесь бизнесом. Будь они гражданами другого государства - их еще как-то можно было бы ограничивать в правах. А если они граждане России - с ними ничего не поделаешь.

...Мы привыкли думать, что все территориальные приобретения - это несомненное благо для России, за которое наши предки проливали кровь, поэтому в любом случае их надо хранить и беречь. Но ведь времена меняются. Может быть, то, что всегда казалось благом, в двадцать первом веке превратилось в ярмо, в ненужную ношу, которая только тормозит развитие страны? Может быть, в двадцать первом веке добиваться успехов может только государство с монолитным населением, объединенным общей историей, традициями и обычаями, языком, взглядами и представлениями? Может быть, жить таким образом все же лучше и удобнее, чем в одной компании с внутренними врагами?

Впрочем, мудрая российская политика последних лет привела к тому, что теперь из Чечни уйти уже невозможно. ...У англичан есть выражение "loosed cannon" - отвязавшаяся пушка. Представьте, военный корабль, шторм, качка, а одна пушка оторвалась, мотается по палубе и в любой момент выстрелит, и невозможно к ней приблизиться, перехватить, привязать, потому что задавит.

Чечня - отвязавшаяся пушка. И не привязать, и с палубы не уйти.

 

Список претензий

Чтоб не рассуждать на чрезвычайно острые и болезненные национальные темы, опираясь при этом только на собственные, субъективные ощущения, я попыталась составить "краткий список претензий к выходцам с Кавказа" на основе интервью с самыми разными жителями Москвы. Получилось следующее.

Прежде всего, конечно, бытовые претензии. Как уже было сказано, оскорбительная атмосфера рынков. Хозяйская манера вести себя - будто это ты приходишь к ним, а вовсе не они пришли к нам. Идиотские замечания: "Туда машину не ставь, убери, я сказал, колесо проколю". А взорваться в ответ: "У себя свои порядки будешь устанавливать!" - вроде и неудобно. Не принято, не так воспитаны, да и связываться не хочется, становиться с ними на одну доску.

Все эти "дэвушка, иди суда", хамские взгляды, простота обращения и то, что на килограмм абрикосов тебе непременно положат пяток гнилых. И даже то, что хитрые кавказцы, зная неприязнь москвичей, нанимают русских продавщиц, а сами дежурят у них за спинами, - даже это неприятно.

"Над нами полгода назад поселилась семья каких-то кавказцев. Их там человек десять на тридцати метрах, орут, топочут, детей зовут из окна так, что вся улица вздрагивает. Белье стирают, но почему-то не выжимают. Повесят на балконе, а на нас вода течет. Под окнами у нас раньше чистота была идеальная, а теперь настоящая помойка, все завалено их окурками, пакетами с мусором".

Обывателей из российской глубинки чрезвычайно раздражает предпринимательская активность кавказцев. То, что они "умеют жить".

"Года не прошло, как он приехал, а у него уже свой "бизнес". Чего-то продает, покупает, гоняет, сдает, крутится. Уже и квартиру купил, и женился на ком надо, тому дал, этому сунул... Хотя ничего он не создает нового, полезного. Весь его "бизнес" - обман, вранье, подделки. У нас, скажем, водку паленую армяне продают. Двое отравились. Но, с другой стороны, к армянам какие претензии? Не хочешь - не бери их водку. ...Завидуют люди, потому и не любят их. Недавно одному машину подожгли. Не за что-то конкретное, а просто так, из вредности. Потому что "хачик". Потому что мы ленивые и не умеем, как они, крутиться".

Еще один камень преткновения: служебные отношения. Выходцы с Кавказа выстраивают и понимают их совершенно иначе, чем большинство русских.

"У меня подчиненный родом из Дагестана. Исполнительный, скажешь - сделает, не опоздает, придет вовремя. Услужлив, старается всегда помочь с какими-то моими личными делами. Мне машину продать надо было - он покупателя нашел. В общем, отличный подчиненный, я его хвалю и ценю, но... у меня нет на его счет никаких иллюзий. Сейчас он зависит от меня, поэтому он весь мой, готов служить в любое время дня и ночи. Но настанет день, когда ему - ради продвижения по службе - выгодно будет служить кому-то другому, и я точно знаю, что он предаст меня в момент, отвернется не задумываясь. Поэтому мне лично в качестве подчиненного дороже парень с Рязани. Хотя он и запить может, и не такой уж исполнительный - бывает, наобещает и забудет. Но зато я знаю: он меня не предаст. Мне это важно".

Интересно, что все, с кем я говорила, отмечают эту характерную черту "кавказских гостей": с ними хорошо иметь дело, если они от тебя зависят. Но если ты от них зависишь - тогда беда. Это, однако, не относится к детям и внукам иммигрантов - к тем, кто уже родился в Москве. Видимо, они вырастают и воспитываются в иных рамках, перенимают здешний тип социального поведения, и большой разницы между ними и "русскими" москвичами уже не чувствуется - в отличие от первопроходцев, воспитанных в традициях жестко иерархического представления о мире.

 

Деньги делаются из воздуха

"Кавказский" криминал - отдельная тема. Множество криминальных группировок (наверно, половина всех имеющихся в Москве) - выходцы с Кавказа. Объединяются по этническому признаку. Азербайджанцы с азербайджанцами, ингуши с ингушами, осетины с осетинами. Откровенная уголовщина, грабежи, насилие - не в почете, если только вынужденно. Гораздо предпочтительнее экономические преступления.

Как объясняют сотрудники одного из отделов по борьбе с экономическими преступлениями Московского ОБЭП, разные этнические группы практикуют разные виды деятельности. Азербайджанцы, например, занимаются только торговлей. Все рынки - их. Армяне как народ более творческий специализируются на производстве поддельных продуктов и товаров. Чай "Липтон", кофе "Моккона", тушенка, консервы, мясные полуфабрикаты, газированная вода, спиртные напитки, стройматериалы, одежда и обувь... Процентов пятьдесят того, что продается на оптовых рынках, - подделки, произведенные на армянских подпольных заводиках и мастерских.

Чтоб долго не объяснять, чем занимаются в Москве выходцы с Кавказа, вот пара примеров типичных для них способов ведения дел.

Фирма ООО "Ксанти", директор Кулов Сергей, осетин, арендует у префектуры Северного округа земельный участок неподалеку от метро "Водный стадион". На участке постройки, которые кто-то когда-то там построил. Неизвестно чьи, собственник не установлен. Товарищ Кулов сдает их в аренду - под кафе, сервис, склад. Неплохой доход выходит, 30-40 тысяч долларов в год - из ничего, заметьте! Вот что значит южная предприимчивость. При этом арендная плата, разумеется, берется одна, по бумагам оформляется другая, от налогов он уходит, и так продолжается уже лет десять.

Налоговая полиция в мае открывает на Кулова уголовное дело. В июле закрывает по причине "деятельного раскаяния". Договор с префектурой об аренде участка тем не менее не выполняется, Кулов должен был заплатить 124 тыс. долларов, заплатил только пятьдесят, остальное ему "простили". Теперь он будет строить на этом месте торговый центр (проект уже подписан), хотя по Генеральному плану застройки Москвы по этому участку пройдет автомагистраль, поэтому капитальное строительство запрещено, но... через двадцать лет нас уже, может, и не будет, а жить чиновники сейчас хотят, и если товарищ Кулов башляет, ему торговый центр разрешат построить где угодно.

А вот улица Вавилова, 7, Совет по изучению производительных сил Минэкономики и РАН. До прошлого года замдиректора там был товарищ Шамхалов (Дагестан), который занимался тем, что сдавал в аренду академические помещения. Деньги за аренду должны были идти в Федеральное казначейство, но он их отправлял на счет Совета. Потом брал, куда клал, под колоду, кто украл... В 98-м Шамхалов сдал в аренду 400 кв. метров брату своей жены Назаралиеву. Тот организовал на этих метрах автосервис, где, по оперативным данным, перебивались номера и перекрашивались угнанные машины. Арендную плату Назаралиев вообще не платил, а когда спустя два года фирму его стали проверять, он ее тут же закрыл и открыл другую - ООО "Постоянство". Что касается Шамхалова, то он уволился, перешел из академиков в чиновники и сейчас трудится в каком-то столичном департаменте.

Все эти милые подробности прекрасно известны милиции и прочим интересующимся органам, но сделать они ничего не могут при всем желании, поскольку все у нас продается и все покупается. За деньги себе можно устроить и деятельное раскаяние, и торговый центр, и рынок, и сбыт "левых" товаров, и потравить немножко москвичей колбасой из тухлого мяса. И не надо винить в этом кавказцев - они просто мастерски используют сложившееся положение, извлекая из него выгоду.

 

* * *

Во всем виноваты мы сами. Если бы у нас царил порядок и строгое соблюдение законов, если бы чиновники не брали взяток, а правоохранительные органы честно боролись с правонарушениями, энергичным кавказцам невозможно было бы располагаться здесь как у себя дома и устраивать из Москвы подобие южного райцентра. Они не могли бы продавать свой грузинский чай в пакетиках "Липтон", тушенку из жира и лак для паркета, который никогда не высыхает. Они не перевозили бы сюда всех своих многочисленных родственников, заселяя ими целые подъезды многоэтажных домов.

Во всем вышесказанном нет ни капли национализма или шовинизма. Наши "кавказские гости" - чудесные люди. Малопьющие, сильно предприимчивые, легкие на подъем, гибкие и компромиссные. Просто в последние годы их стало слишком много. Кажется, еще два-три года столь активного, тропического размножения - и они поглотят Москву полностью, окончательно установят здесь свои правила, и москвичи начнут курлыкать "по-ихнему", ходить в "белий рубашка, белий брюки" и кушать "зелень-мелень".

Мне бы этого не хотелось.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ, ФОНДОВ И ДР. (СОВЕТ ЕВРОПЫ, ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД И Т.П.)

В московском отделении "Армии спасения" ждут помощи от Европейского суда.
Ирина Белашева. Статья. Подкрепление из Страсбурга. Время новостей, № 132, 26 июля 2001 г.

В московском отделении "Армии спасения" считают, что только Европейский суд по правам человека может рассудить затянувшийся спор с Минюстом о регистрации этой благотворительной организации. Как заявил вчера на пресс-конференции адвокат "Армии" Владимир Ряховский, в организации надеются именно на мирную процедуру урегулирования спора, которая значительно короче обычного судебного разбирательства. В этом случае Европейский суд передаст жалобу "Армии спасения" российской стороне, которая в свою очередь должна будет либо отменить в надзорном порядке решение Минюста об отказе в регистрации, либо объяснить судьям в Страсбурге, почему это невозможно сделать. Видимо, г-н Ряховский учитывает, что Россия, будучи новичком в Европейском суде, пока отличается чрезвычайным вниманием к каждой поданной туда жалобе и многие споры оперативно урегулирует даже на начальной стадии подготовки дела.

Напомним, что "Армия спасения" позиционирует себя как религиозную организацию, однако никак не может доказать это российским органам юстиции, где ее считают "завуалированной благотворительной организацией на религиозной основе". С 1999 года "Армия" не может перерегистрироваться. Как рассказал корреспонденту газеты "Время новостей" заместитель начальника главного управления Минюста по Москве Владимир Жбанков, регистрирующие органы составили "три страницы" замечаний самого разного характера (например, он утверждает, что даже данные о верующих "армейцах" разнятся и точной цифры никто не называет), которые организация не желает устранять. После того как Краснопресненский суд Москвы отклонил жалобу "Армии спасения", а суд второй инстанции подтвердил его решение, придав ему законную силу, организации ничего не остается, как обратиться еще выше. Тем более Минюст уже инициировал в суде ликвидацию организации как не прошедшей перерегистрацию.

 

Вчера в Центральном доме журналиста состоялась пресс-конференция "Армия спасения" протестует в Европейском суде по правам человека против произвола московских чиновников".
Михаил Найден. Статья. "Армию спасения" ничего не спасет. Коммерсант, № 131, 26 июля 2001 г.

Вчера в Центральном доме журналиста состоялась пресс-конференция "Армия спасения протестует в Европейском суде по правам человека против произвола московских чиновников". Представители Московского отделения известной международной религиозно-благотворительной организации заявили о беспределе, творимом столичным управлением юстиции и московскими судами.

Отделение Армии спасения существует в Москве с 1992 года. По словам его руководителя полковника Кеннета Бейли (Kenneth Baillie), структура является независимой протестантской церковью, воплощающей свою веру в жизнь бескорыстным оказанием помощи нуждающимся. В прошлом году силами организации "80 тысяч человек были обеспечены горячим питанием, а 7 тысячам была оказана медицинская помощь".

Конфликт Армии спасения со столичными властями имеет глубокие корни. Как сказал адвокат Владимир Ряховский, представляющий московское отделение Армии спасения в судебных инстанциях, еще в 1999 году Армии было отказано в перерегистрации по требованию нового Закона о свободе совести и религиозных объединениях. Управление юстиции Москвы мотивировало это "чисто формальными" поводами. В частности, тем, что так называемый финансовый совет московского отделения Армии спасения, руководящий орган, вносивший изменения в устав в соответствии с новым нормативным актом, состоял почти целиком из иностранцев. Но это, как считает господин Ряховский, законом не запрещено. Кроме того, чиновники заявили, что зарубежные религиозные организации могут рассчитывать лишь на представительства, им не предоставляется статус юридического лица и право ведения какой-либо деятельности.

Армия спасения подала в Пресненский межмуниципальный суд столицы жалобу на незаконность действий управления юстиции. Однако судьи, подтвердив отказ в регистрации, определили, что Армия спасения является "военизированной организацией", устав которой "насаждает казарменную дисциплину", чего не было даже в исходном документе управления юстиции. Этим решением впервые так была охарактеризована организация, официально работающая в 108 странах мира. Кассационная жалоба, поданная в Мосгорсуд 28 ноября 2000 года, успеха не имела. Надо отметить, что Москва проявила свою уникальность не только в мировом, но и в российском масштабе: Министерство юстиции Российской Федерации в январе этого года официально зарегистрировало центральную организацию Армии спасения в России, ее отделения уже действуют в 16 городах страны.

Возможно, что позиция московских властей связана с тем, что господин Ряховский назвал "тягой отдельных людей к идеологическому господству православия". Было упомянуто заявление Русской православной церкви, в котором говорилось, что в благотворительной деятельности Армии спасения РПЦ "видит приманивание душ верующих".

Сейчас суд должен рассмотреть иск московского управления юстиции о ликвидации московского отделения Армии спасения, "как не прошедшего государственную регистрацию до 31 декабря 2000 года" (крайний срок по новому Закону о свободе совести). Представители Армии спасения, в свою очередь, подали очередные жалобы председателю Мосгорсуда и в Европейский суд по правам человека.

 

Армия спасения решила пожаловаться в Европейский суд по правам человека на действия Московского управления юстиции.
Ольга Крюкова. Статья. Виноват стиль милитари? Московская правда, № 139, 28 июля 2001 г.

Армия спасения решила пожаловаться в Европейский суд по правам человека на действия Московского управления юстиции

Суть конфликта. По российским законам иностранная структура может зарегистрировать на территории нашей страны только отделение или филиал. Руководство Армии спасения, напротив, желает иметь в России самостоятельную дочернюю организацию. Московское управление юстиции тому противится, потому как стоит на страже интересов Отчизны.

Неслыханное упрямство московских служителей Фемиды вынудило Армию спасения сделать на днях несколько громких заявлений. По словам генерала Кеннета Бейли, Мосгорсуд отказался рассматривать их жалобу, связанную с а отказом в перерегистрации, на совершенно непонятных основаниях. В недалеком будущем кара нерегистрации, считают "спасатели", настигнет и федеральные филиалы организации. А связан гнев властей якобы ее стилем милитари, отличающие Армию спасения, члены которой называют себя воинами Христа и носят военную форму.

В итоге, исчерпав в нашей стране все цивилизованные методы борьбы с редкостной "дерзостью" Московского управления юстиции и "варварством" Мосгорсуда, Армия спасения в поисках справедливости обращается в Европейский суд по правам человека.

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Москвичи смогут сообщить властям об экологических ЧП.
Информ. сообщ. Московский комсомолец, № 163, 26 июля 2001 г.

Действовать совместно решили Департамент природопользования и Главное управление ГОЧС Москвы.

Как сообщили в пресс-службе Департамента, с 20 июля отдел оперативной экологической службы размещается территориально совместно с ГУ ГОЧС столицы. Также введен многоканальный круглосуточный телефон для обращения жителей при обнаружении экологических происшествии и нарушений: 995-99-99.

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Как новые профсоюзы борются за свои права.
Зоя Светова. Статья. Профсоюзная "королева" "Макдоналдса". Новые Известия, № 128, 25 июля 2001 г.

Словосочетание "член профсоюза" с легкой руки кого-то из писателей-сатириков надолго приобрело комический оттенок. В советские времена председатели профкомов воспринимались больше как карьеристы, думающие о своем личном благополучии, нежели о защите прав работников. Недавняя дискуссия, связанная с принятием нового Кодекса законов о труде, заставила присмотреться к этому добровольному объединению граждан и попробовать понять, что из себя представляют так называемые "новые профсоюзы" в условиях российского капитализма. С Натальей ГРАЧЕВОЙ, председателем одного из них, я познакомилась на ее рабочем месте, в бюро пропусков ПРК (производственно-распределительный комплекс) "Макдоналдс".

 

В ответ на армейскую дисциплину - создание профсоюза

Она назначила мне свидание ровно в 17 часов у проходной. Я ожидала увидеть классического профсоюзного лидера в строгом костюме, с экзотической прической, похожую на депутата Госдумы Любовь Списку Меня встретила молодая женщина спортивного вида.

Пойдемте, погуляем, - предложила Наталья. Я поняла, что на предприятии "Макдоналдс" сегодня мне побывать не удастся.

Армейская дисциплина - вот идеология "Макдоналдса", - председатель профкома рисовала мне мрачную картину работы на предприятии. - Редко кто остается здесь больше двух лет, не выдерживают. Но, проработав год, начинаешь понимать, чего от тебя ждут: чтобы считаться хорошим работником, нужно все исполнять, не возражать, замечать ошибки других и докладывать об этом начальству, при этом делая умный вид, что "болеешь" за фирму. Менеджер видит: ага, человек не просто сам работает, а еще и смотрит за другими, надо его повысить. Так начинается рост по службе.

Сама Наталья на ПРК уже 11 лет. Когда получила квартиру в Солнцеве, искала работу поближе, устроилась в "Макдоналдс" в службу охраны. Привлекли стабильная зарплата, бесплатные обеды, молодежный коллектив. Проблемы на предприятии начались после августовского кризиса 1998 года. Тогда администрация решила произвести серьезные сокращения персонала и требовала, чтобы люди писали заявления об уходе по собственному желанию. Наталью возмутил подобный цинизм, и пришла в голову идея создать профсоюз, чтобы защищать права работников. Кроме того, из-за кризиса произошел спад производства и как следствие сокращение рабочего дня. Заработки упали в несколько раз.

Заявления членов новоявленного профсоюза против увольнений, требования оплачивать простои неприятно удивили и напугали администрацию ПРК. Отныне ей пришлось считаться с мнением тех, кто раньше являлся лишь послушным исполнителем. Началась борьба за уничтожение профсоюза.

 

Борьба за свои права на "вредном" производстве

История Евгения Дружинина - это история травли активного члена профсоюза. Он работает на электропогрузчике, в холодильной камере. Температура 20-30 градусов ниже нуля. В результате длительного пребывания на "свежем воздухе", пусть даже в специальной одежде, у Дружинина развились различные болезни: гипертония, хронический отит. Вступив в профсоюз, Евгений начал интересоваться правами работников, задействованных на "вредном" производстве. Администрация ПРК стала получать письма, в которых Дружинин выявлял недостатки в охране труда и требовал соблюдения своих прав. Подобная "самодеятельность" не понравилась руководству К "борцу за права рабочих" начали придирагься, наложили на него несколько дисциплинарных взысканий, грозили увольнением. Профсоюз вступился за него, и Дружинин подал в суд на администрацию ПРК.

Заседания, состоявшиеся в Тверском межмуниципальном суде в октябре прошлого года, привлекли большое число западных журналистов. Им было интересно наблюдать, как простой русский рабочий судится с самим "Макдоналдсом". Всем хорошо известно, что предприятия этого монополиста в области общепита в независимости от страны, в которой они расположены, славятся своей нелюбовью к профсоюзам. На суде по "делу Дружинина" адвокаты руководства "Макдоналдса" пытались доказать, что вообще ничего не знают о существовании профсоюза на ПРК. Они требовали предоставить им все документы, вплоть до платежных ведомостей об оплате профсоюзных взносов. К удивлению присутствующих, Дружинин выиграл дело. Решение суда прямо подтвердило существование профсоюза, обязав администрацию "Макдоналдса" считаться с его мнением.

 

Премия за выход из профсоюза

"Процесс по делу Дружинина стал вехой в короткой истории нашего профсоюза. Следующим нашим шагом было заставить администрацию подписать с нами коллективный договор. Переговоры об этом длятся вот уже несколько лет", - продолжает Наталья Грачева свой рассказ. Количество членов профсоюза всегда зависело от тех успехов, которых добивался профсоюз в отстаивании прав работников. Когда требовали повышения заработной платы, писали заявления, петиции, многие работники вступали в профсоюз. Но под давлением администрации довольно быстро писали заявления о выходе из него. Почему?

"Я не гонюсь за численностью, - говорит Наталья. - В тех условиях, которые созданы на нашем предприятии, нужны сильные люди, умеющие стоять на своем. Как-то раз сразу тридцать человек принесли мне заявления о выходе из профсоюза. Оказалось, с каждым из них по очереди поговорил менеджер. Кому-то пообещал повысить зарплату на 25%, а не на 15%, как всем остальным. Обязательное условие: выйти из профсоюза. Кому-то пригрозили, что его лишат премии, и т.д."

Елена Герасимова, координатор Американского центра международной профсоюзной солидарности говорит о том, что ситуация, сложившаяся на ПРК "Макдоналдс", напоминает другую, которая взбудоражила осенью 1999 года Самарский подшипниковый завод.

На этом предприятии был создан профсоюз "Солидарность". В него довольно быстро вошли 900 рабочих. По словам профсоюзного лидера Александра Белен-ко, на протяжении целого года генеральный директор завода через начальников цехов заставлял рабочих выходить из профсоюза. Применялась та же схема убеждения, что и в Москве, на ПРК "Макдоналдс". Угрожали увольнениями, тем же, кто соглашался выйти из профсоюза, давали от 100 до 250 рублей ежемесячной премии. (Зарплата рабочего в то время равнялась тысяче рублей). При этом администрация не издавала никаких письменных распоряжений и приказов. Александру Беленко удалось записать на диктофон беседы начальников нескольких цехов с рабочими. В результате подобного прессинга в профсоюзе остались всего 25 человек. Профком подал иск в суд. Но хотя в судебном заседании один из начальников цеха признал достоверность магнитофонной записи, профсоюзу не удалось ничего добиться, а прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела против представителей дирекции завода. Причина та же, что и в суде: нет письменных доказательств.

Выбор для "Макдоналдса": коллективный договор или скандал в Госдуме

Одной из своих побед Грачева считает случай, когда благодаря упорству и бескомпромиссности ей удалось отстоять двух своих коллег из охраны: "На предприятии была обнаружена кража: кто-то вывез со склада сливочное масло. Двух охранников заставили писать заявления об уходе. Я сказала им: ребята, неужели вы позволите, чтобы вас вышвырнули, как котят? Надо попробовать отстоять свои права. Тем более что причина была надуманной, у администрации не было никаких доказательств вины этих работников в краже. Скорее всего, просто хотели сократить персонал и решили это сделать за их счет. А чтобы не платить им компенсацию за увольнение, предложили написать заявления об уходе по собственному желанию". Неутомимая Грачева уговорила своих коллег выждать время, начался шум. Администрация на этот раз отступила. Эти люди до сих пор работают на ПРК.

Постепенно излишняя активность председателя профкома стала раздражать администрацию "Макдоналдса". Начались звонки с угрозами. Наталья сообщила о них в прокуратуру. В сентябре - октябре прошлого года в Госдуме собралась комиссия по рассмотрению трудовых конфликтов. Представители профсоюза выступили там с заявлениями о грубых нарушениях прав работников предприятия. Несмотря на то, что никто из представителей администрации ПРК на заседание комиссии не приехал, депутаты обязали их приступить к подписанию коллективного договора с профсоюзом Грачевой. Одновременно с этим послали на "Макдоналдс" различные инспекции: экологическую, санитарную, трудовую.

Администрации ПРК ничего не оставалось, как смириться с существованием профсоюза и сесть с его представителями за стол переговоров. Наталья Грачева надеялась, что трудные переговоры о подписании коллективного договора закончатся успешно. Они-таки закончились незадолго до принятия в первом чтении нового Кодекса законов о труде. "Чем, как вы думаете? Подписанием документов. Но только с нашей стороны, - Грачева улыбается. - Представители администрации свои подписи на договоре не поставили. Ждут осени, когда должен быть принят новый трудовой кодекс".

"Если не удастся изменить статью, касающуюся того, что небольшой профсоюз, численность которого не превышает 50% от количества всех рабочих на предприятии, не имеет право подписывать коллективный договор, то профсоюз Натальи Грачевой потеряет свою легитимность и ничего не добьется", - считает Елена Герасимова. (Американский центр международной профсоюзной солидарности участвовал вместе с представителями профсоюзов в разработке нового кодекса, а также внимательно следил за историей взаимоотношений администрации "Макдоналдса" и профсоюза Натальи Грачевой). "На "Макдоналдсе" вообще в первое время сложилась курьезная ситуация, - продолжает Герасимова.- Опасаясь давления со стороны администрации ПРК, имена членов профсоюза не раскрывались. Обнародовали их лишь тогда, когда стали разрабатывать коллективный договор. Им уже стало нечего терять".

Что же касается "профсоюзной королевы" Натальи Грачевой, ее в отличие от других членов профсоюза трудно уволить. По действующему до сих пор КЗоТу выговоры и дисциплинарные взыскания на председателя профкома можно накладывать лишь с согласия горкома профсоюзов. По всей видимости, администрация ПРК "Макдоналдс" заняла выжидательную позицию: авось, Грачевой надоест бороться, и она найдет себе другую работу. Без нее профсоюз очень быстро распадется. Как будто его вообще и не было.

 

В Москве для малоимущих вводится социальная карта.
Любовь Проценко. Статья. Бабушкины скидки. Труд, № 135, 25 июля 2001 г.

Пока социальные карты есть лишь у 600 инвалидов и участников Великой Отечественной войны столичного микрорайона "Переделкино". Примерно к октябрю или ноябрю их получат 13 тысяч жителей еще трех районов Южного административного округа - Северного и Южного Чертанова, а также Бирюлева. В ближайшие два года городские власти собираются вручить социальные карты примерно 2 миллионам малообеспеченных москвичей. Чтобы не дискредитировать идею, решено все отработать в ходе эксперимента.

Рассказывает зам. руководителя департамента потребительского рынка и услуг Светлана КОРОЛЕВА:

С картой продукты можно купить на 10 процентов дешевле. Причем не только те, что входят в потребительскую корзину. Работники двух магазинов системы ВАВС, первыми начавшие осваивать новую систему, сами предложили снять ограничение - им было крайне неловко перед стариками, которые из 1500 продуктов, разложенных на прилавках магазинов, могли выбрать лишь 33 наименования. Сейчас со скидкой не купишь лишь спиртное, но и это ограничение, скорее всего, будет снято.

Предприятиям торговли оказалось выгодно работать с не самыми богатыми покупателями. Дело в том, что все издержки правительство столицы взяло на себя, предоставив магазинам льготы по аренде помещения и земли, при оплате коммунальных услуг. Кроме того, владельцы магазинов быстро убедились в том, что гарантированный покупатель в условиях конкуренции всегда благо. Поэтому 230 магазинов, предложивших свои услуги в Южном округе, сразу же заявили, что они на 100-процентное покрытие издержек и не претендуют.

Глядя, как копаются старики у кассового аппарата магазина в поисках нужной бумажки, авторы проекта поняли и еще одну вещь. Москвичи явно нуждаются в единой социальной карте, понятной нашим бабушкам и содержащей при этом максимум информации. Чтобы право на все их льготы, которых в столице уже немало: на бесплатные лекарства, на оплату жилья и коммунальных услуг, на проезд в городском транспорте и электричках и так далее, - подтверждались именно этой картой, а не десятком разных документов, как сейчас. К разработке такой именной пластиковой карточки - с фотографией владельца, фамилией, именем-отчеством и годом рождения - и приступил по поручению правительства столичный метрополитен как самый опытный в этих делах.

Не окажутся ли магазины, задействованные в эксперименте, по условиям, ассортименту товаров такими же убогими, как те, что столица уже пыталась завести для бедных? - спросили на пресс-конференции у Светланы Королевой. "Нет, - заверила она, - к участию в эксперименте магазины будут допускаться только после жесткого конкурсного отбора. Если же кто-то снизит планку в процессе работы, немедленно на смену придет другой, от желающих нет отбоя. Как честно призналась зам. главы департамента потребительского рынка и услуг, город рассчитывает на то, что создание магазинов с дешевыми продуктами для малообеспеченных снизит цены и в целом по столице. Ведь если покупатели дружно двинут в один магазин, то и соседнему придется либо снижать цены, либо закрываться. Ускорит этот процесс происходящее сейчас бурное возращение москвичей в магазины: столичный житель по горло сыт рынками, которые его больше не устраивают ни по качеству, ни по культуре обслуживания.

 

В Москве обитают сто тысяч бездомных.
Нина Егоршева. Статья. Бомж - еще не приговор.

В столице их можно увидеть всюду - у вокзалов, в общественном транспорте, на скамейках скверов, чердаках и в подвалах жилых домов... Они копаются в мусорных урнах, клянчат милостыню, собирают пивные бутылки, что-то варят на пустырях под кустами, спят где придется. Мы смотрим на них и будто не видим. А в само слово "бомжи" ("без определенного места жительства"), как мы называем этих людей, вкладываем брезгливое отторжение такого образа жизни и их самих.

Сколько у нас сегодня бомжей - кто считал? По оценкам ученых Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, в России - около 3 миллионов. По данным ГУВД столицы, в одной Москве - примерно 100 тысяч, причем 88 процентов - приезжие. "Бомжи у нас - половина населения такой страны, как Финляндия, - говорит руководитель программы "Медицинская и социальная помощь бездомным" международной организации "Врачи без границ" Алексей Никифоров. - Но феномен российской действительности состоит в том, что в нашем законодательстве о бездомности нет ни слова".

И действительно, юристы этой организации с изумлением обнаружили, что недавно разработанный Министерством труда и социального развития РФ законопроект, цель которого была как раз ликвидировать это "белое пятно", вновь попытался всю вину за свое положение возложить на тех, кто оказался в критической ситуации. Его и назвали вот так: "О социальной реабилитации людей, занимающихся бродяжничеством". Мол, ну бродят по стране какие-то люди, им это, может, и нравится, но что-то с этим нам делать надо. Со временем займемся невнятной социальной реабилитацией. А поскольку бродяжничество у нас наказуемо в административном порядке, то пока пусть милиция борется с ним своими милицейскими методами, несмотря на то, что по статистике среди бомжей не более 3 процентов нарушителей правопорядка. В результате самого явления бездомности, в которой довольно часто повинно и государство, у нас вроде как не было и нет.

Работающие с бездомными в 72 странах мира "Врачи без границ" дошли до Валентины Матвиенко, чтобы отозвать этот законопроект. Взамен предложили другой, цель которого - признать бездомность как факт и принять меры по ее профилактике. Дело, кажется, сдвигается с мертвой точки. Уже создана рабочая группа из депутатов, которая собирается представить документ законодателям для обсуждения сразу после летних каникул.

Пока члены благотворительной организации заняты тем, чем занимались в Москве все предыдущие девять лет. Через их Центр медицинской и социальной помощи на Красногвардейском бульваре проходит до 20 тысяч человек в год. Вот и сейчас в небольшое одноэтажное здание стоит очередь потрепанных маргиналов. Состоит она в основном из мужчин - женщины-бомжи быстрее спиваются и гибнут. Детей - единицы, в основном с родителями. Сначала все идут на станцию дезинфекции, где можно бесплатно помыться и "прожарить " одежду от насекомых. В столице таких станций три. После баньки - прямиком к доктору.

Специального медицинского оборудования нет - только самый необходимый набор лекарств. Зато болезней! СПИД, сифилис, гонорея...Больше всего кожных - сплошные незаживающие нарывы и травмы. От грязи, дешевой водки и еды из отбросов здоровья не прибавляется. Каждый третий, по данным санитарной службы, болен туберкулезом. Чтобы предотвратить эпидемию, депутаты гордумы были вынуждены разработать закон о защите москвичей от туберкулеза.

Столицу же тем временем все чаще упрекают в том, что она использует любые меры, чтобы приезжих, особенно жителей СНГ, первым делом спровадить домой. Хотя чаще всего меры заключаются в покупке билета и принудительной посадке на поезд "гостя" с надеждой, что одним бродягой на улицах города станет меньше. Увы! Надежда, как правило, призрачная - на следующей станции пассажир сходит с поезда и возвращается.

"Один город - даже такой, как Москва, не может накормить и обогреть бездомных всего бывшего СССР", - говорит первый вице-премьер правительства Москвы Людмила Швецова. - А потому столица пользуется данным ей в 1993 году Указом президента РФ "О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества" правом выдворять "чужих" бомжей за пределы города и области.

Но забота о своих, без жилья и документов, "бывших интеллигентных москвичей", ни на кого не перекладывается. Только за последние шесть лет, в течение которых реализуется уже вторая комплексная программа реабилитации бездомных, в городе построено 8 домов ночного пребывания на 1,5 тысячи мест.

До самого крупного дома ночного пребывания (ДНП) "Люблино" на 400 мест я ехала долго - на самую окраину Москвы. Там на автобусной остановке встретила " своего героя" - предложил за "чекушку" проводить по нужному адресу.

"Мы в подворотнях никого не ловим и насильно не везем сюда - сами приходят", - рассказал при встрече директор ДНП Константин Казанцев. Пришедшим, по положению, здесь можно проводить не более 30 дней в году. Но все чаще обитатели живут годами. Понимая, что деться им некуда, руководство ДНП никого не гонит. Каждый сразу получает полотенце и мыло. Хоть раз за день, да накормят. А главное, помогут восстановить документы, которые одни потеряли, у других украли... Третьим - заключенным прошлых лет - еще не так давно, кроме справки, ничего и не выдавали... Когда паспорт удается восстановить, следующий этап, как и где зарегистрироваться. Хоть и появилась у нас в законе норма о том, что можно регистрироваться по "месту фактического проживания" - кто ее соблюдает? Вот почему "Врачи без границ" вместе с фондом "Ночлежка" так настойчиво добиваются открытия специальных пунктов регистрационного учета, где после проверки (не преступник ли?) бездомного зарегистрируют. В Санкт-Петербурге первые такие пункты уже появились.

И лишь после этого бомж может выйти "из тени" и трудоустроиться. У ДНП "Люблино" заключены договоры с соседними крупными предприятиями, которые берут на работу обитателей ночлежки. В Москве сейчас остро не хватает станочников - и отмытые, причесанные бомжи восполняют дефицит. Так на Государственном подшипниковом заводе работают полсотни токарей, расточников, фрезеровщиков, целая бригада на "Спортзнаке" и других заводах.

ДНП - вроде общежития. В комнатах живут по 10-14 человек. Вместо кроватей - двухэтажные нары. Кухня - общая ( именно там я застала дам за приготовлением ужина). В женских комнатах - зачатки уюта. В одной стояла даже новогодняя елка... На стенах веселенькие картинки с мордашками щенят и котят. В мужском отделении над кроватями висят фото обнаженных женщин. И еще одна примета - стойкий запах спиртного. Алкоголь распивать в ДНП запрещено, но "культурная программа", честно признались мне хозяева, бывает практически каждый вечер.

Но радостные события происходят и здесь. Например, свадьбы. Рассказывает Мария Ковецкая: "Я пришла сюда год назад, здесь же познакомилась с Николаем, ставшим моим мужем". ДНП выделил молодоженам отдельную комнату в общежитии, супруги сейчас работают и очень надеются, что вскоре у них появится настоящая квартира - юристы борются за то, чтобы восстановить Машино право на жилье, потерянное при неудачном обмене. Кстати, это не такая уж и иллюзия. 27 бывших обитателей ДНП - те, у кого квартиры были отняты незаконно, уже справили новоселья. Бездомными в столице чаще всего становятся бывшие заключенные, у которых жилье оттяпали родственники или соседи, пока они отбывали срок. Много обманутых среди воспитанников детских домов... В борьбу за то, чтобы вернуть им квартиры, подключается вся мощь социальной системы города. По данным экспертов, вернуться к нормальной жизни, из которой выпали, мечтают 95 процентов бомжей. Вот им-то и надо спешить помочь.

И лишь 5 процентов - это те, для кого бродяжничество - осознанный выбор. В конце концов, это их воля. Живет же в Америке в палатке на лужайке перед Белым домом бомж уже 14 лет - и ничего.

Евгений Ткачев - поэт из ДНП "Люблино" на прощание подарил корреспонденту "Труда" свои неуклюжие строчки стихов:

Дразнит жизнь бомжей по-всякому,
нарочито грязно и смешно...

 

Сегодня в Москве около 34 тысяч официально зарегистрированных безработных. За минувшие полгода московским Департаментом Федеральной государственной службы занятости населения выявлено 1382 нарушения, приведших к неправомерному получению государственных средств псевдобезработными.
Вадим Куфельд. Статья. Столица кормит лентяев и плутов. Московская правда, № 138, 27 июля 2001 г.

По крайней мере это происходит достаточно часто, ведь за пособиями охотятся "липовые" безработные. Сегодня в Москве около 34 тысяч официально зарегистрированных безработных. За минувшие полгода московским Департаментом Федеральной государственной службы занятости населения выявлено 1382 нарушения, приведших к неправомерному получению государственных средств псевдобезработными.

Работа специалистов группы по выявлению нелегальной занятости не сахар. Частенько их не пускают на фирму, где им надлежит поднимать всю бухгалтерскую документацию, ссылаются на коммерческую тайну. Тогда на помощь приходят Управление по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) и другие силовые структуры. Все документы, которые представляют потенциальные безработные, претендующие на самое высокое пособие, в обязательном порядке проверяются службой занятости при постановке их на учет.

Но как быть с остальными! Как поймаешь за руку лже-беэработного, когда он предпочитает трудиться, не оформляясь на работу официально! Порой доходит до абсурда, когда сотрудники службы занятости встречают где-нибудь на рынке своего подшефного безработного, преспокойно торгующего носками. И никто ничего не может поделать: ведь надо тут же составлять акт, доказывая, что человек имеет альтернативный заработок, устанавливать личность его работодателя - далеко не всякий милиционер (а именно они обязаны помочь сотрудникам департамента) захочет с этим возиться.

А тем временем за последние полгода из федерального бюджета было выплачено 1035,47 тысяч рублей лже-безработным, а возвращено лишь 545,36 тысячи рублей.

Ухищрения и казусы из жизни безработных
Гражданка В. В. Иванова работала в отделе социального обеспечения населения: носила продукты на дом немощным и больным. Зарплата была небольшая - 400 рублей в месяц, но положение спасало... пособие по безработице в одну тысячу рублей. "Как раз, чтоб свести концы с концами", - как она потом выразилась. Все бы ничего, да заела жадность гражданку Иванову. При оформлении пенсии выяснилось, что у нее две трудовые книжки и что она непременно желает, чтобы к стажу социального работника служащие Управления социальной защиты населения присовокупили бы и ее стаж как безработной (по закону, состоящий на учете в службе занятости человек обладает таким правом). Удивленные сотрудники Управления попросили специалистов департамента разобраться. Разобрались. Предприимчивая дама отделалась возвратом незаконно полученных денег.

Установленное правило - не отказываться от двух предложений подходящей работы оказалось не помехой для одной мамы грудного ребенка. Имея на руках рекомендательное письмо из службы занятости, она приходила к работодателю вместе с ребенком, что автоматически предопределяло отказ. А только этого хитрой мамаше и требовалось.

Рекордсмен среди московских получателей пособия лишь недавно ушел на пенсию по возрасту. Гражданин имел статус безработного и получал "вспомоществование" аж с 1991 года. Во времена, когда его пособие доходило до самого минимума, на вопрос, как же он на него существует, следовал решительный ответ: "Живу на пенсию матери". К тому же такого кляузника и жалобщика служба занятости не видела за всю свою историю. Между тем он был профессиональным переводчиком с сербско-хорватских языков...

В историю службы занятости вошел и следующий случай. В 1994 году муж и жена подали в суд на специалистов службы занятости, попытавшихся проверить подлинность их справки о средней зарплате. После проверки оказалось, что супруги просто-напросто купили фальшивые справки. За что и предстали перед судом.

Работа с клиентами службы занятости ведется следующим образом. Сначала специалисты по приему населения беседуют с потенциальным подопечным. Задают вопросы о предыдущей работе и о размерах зарплаты, которую тот получал. Если человек путается или тянет с ответом, специалист более внимательно проверяет документы. Далее - звонки бухгалтерам организации, выдававшим справки. Те нередко даже не знают, как правильно их составить - что туда включать, а что нет - и вписывают все подряд, был бы человек хороший.

Поскольку срок оплачиваемой работы за календарный год, предшествующий безработице, должен быть не менее 26 недель, спрашивают бухгалтеров и об этом: не уходил ли без меры в отпуска без сохранения содержания, не болел ли месяц за месяцем. Oт того, насколько внятно отвечает бухгалтер, тоже зависит, приедут к нему молодцы из группы по выявлению нелегальной занятости или нет.

Фиктивные справки
35-летний техник-электрик В. К. Гусев трудиться не хотел вообще, а желал числиться в категории граждан, получающих пособие по безработице. Исходя из этих побуждений, он подбил своего хорошего знакомого, работавшего в одном частном ТОО, поставить ему на липовую справку печать данной организации. Друг друга в беде не оставил и печать добыл. Дальше - проще. За руководителя фирмы и за главного бухгалтера Гусев расписался сам, не ведая, несмотря на свою эрудицию, очевидно, о 327-й статье Уголовного кодекса РФ "Подделка документов". Не знал он, наверное, также, что, ставя печать организации, которая его в глаза не видела, совершает еще одно преступление, предусмотренное статьей 159, часть 2 "Мошенничество".

Все вскрылось через несколько месяцев, когда Гусев успел получить изрядную сумму. Выехавшая в организацию группа специалистов службы занятости вместе с сотрудниками УБЭПа по расчетно-платежным ведомостям и лицевым карточкам установила, что гражданина Гусева давным-давно пора "привлекать". Здесь, по словам специалистов, были и слезы, и мольбы о пощаде, и - что главное - быстро и полностью возвращенные государству деньги. Гусев отделался одним годом условно.

Таких историй за последние полгода всего восемь, но надо внести уточнение. Если бы подписи под фальшивой справкой были бы настоящими, то бишь расписались бы и руководитель, и бухгалтер ТОО, то и они бы фигурировали в уголовном деле как пособники.

Получить пособие по безработице имеет право любой неработающий москвич. Для этого он должен обратиться в территориальный отдел Центра занятости населения своего административного округа по месту прописки и предоставить: паспорт, трудовую книжку, документ об образовании и справку о средней заработной плате за последние три месяца. Потом он регистрируется как гражданин, ищущий работу. Ему предлагают (если есть такая возможность) две вакансии согласно его последней должности. Если ищущий работу человек по каким-то причинам не подходит работодателю, то не позднее 11 дней с момента обращения в службу занятости его регистрируют как безработного.

Начисленное пособие по безработице выплачивается не реже двух раз в месяц. В настоящее время размер максимального пособия равен прожиточному уровню, установленному в Москве 5 нюня 2001 года - 2298 рублей 74 копеек. В соответствии с законом первые три месяца гражданин получает 75 процентов от своей среднемесячной зарплаты по последнему месту работы, но не выше прожиточного уровня. Затем четыре месяца - 60 процентов, оставшийся период - 45, но не ниже 20-процентной величины прожиточного минимума для тех, у кого зарплата была невелика.

Типичная история
Гражданка М. С. Горохова, 43 лет от роду, инженер-металлург по профессии переехала в столицу из Новокузнецка и стала москвичкой. И хотя ремесло у нее для белокаменной было не слишком подходящее, сумела устроиться в профильное управление, где благополучно проработала несколько лет. После увольнения, не имея под рукой ничего стоящего, пошла на биржу труда. Ее зарегистрировали без проблем и назначили пособие. Проверка специалистов группы по выявлению незаконной занятости ЮВАО выявила, что в справке Гороховой несколько завышена сумма. Выезд специалистов вместе с сотрудниками УБЭПа на место работы дамы установил, что сумма в справке завышена из-за ошибки бухгалтера. Та включила в общую сумму не только собственно зарплату, но и компенсацию за неиспользованные отпуска. На месте же был сделан перерасчет, и предприятию, совершившему ошибку, выдано уведомление на возврат денег.

Таких случаев за первое полугодие 2001 года почти половина от выявленных фактов - 689 гражданам произведен перерасчет пособия в связи с предоставлением уточненных справок о среднемесячной зарплате.

Итак, что еще может послужить решением для прекращения получения пособия и снятия с учета в качестве безработного:

P.S. Кстати, 143 гражданина отказались от услуг службы занятости, узнав, что их ждет за "неправильное поведение".