ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 25 - 29 марта 2002.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Милицейский произвол под защитой прокуратуры в Москве не прекращается.
Светлана Метелева. Статья. УК руку моет. Московский комсомолец, № 69.

Прокуратура и милиция объединились для борьбы с москвичами
...Сигаретный дым кольцами поднимается к потолку. Жарко и душно - кондиционер не работает. Улыбчивая барменша здоровается с постоянными клиентами: чужие здесь появляются редко. Красная обивка на стульях, тяжелые портьеры и ковры того же цвета поддерживают нужную атмосферу. Нет, это не "малина" и не "поляна". Всего-то небольшое кафе недалеко от метро "Семеновская", в нескольких метрах от ОВД "Соколиная Гора". В этом кафе отдыхают местные милиционеры после той самой службы, что "опасна и трудна".

На первый взгляд она и правда видна не всегда. Чтобы разглядеть результаты работы оперов, требуются аппарат УЗИ, томограф и рентген. Диагностическое оборудование выявит и отбитые почки, и сломанный нос, и сотрясение мозга.

У милиционеров Восточного округа дурная репутация. Они особенно опасны для населения, потому что чувствуют свою безнаказанность. С недавних пор смежное ведомство - межрайонная прокуратура - покрывает милицейские "рукоблудия" и помогает отмывать изрядно загаженный мундир.

Опер пишет оперу. Слова народные
Начинается сказка вполне привычно для Москвы: 3 марта 2001 года двое - г-н Гроцкий (фамилия изменена) и г-н Смирнов - повздорили из-за места для стоянки автомобиля. Чем не повод? На этой почве даже убийства случались. Место для машины скорее досталось бы сильнейшему, но тут г-н Смирнов громко крикнул: "Я сотрудник милиции!" Гроцкий - человек законопослушный - сразу же его отпустил. А увидев удостоверение, попытался уйти домой. Подумаешь, машина! Живым бы остаться... Но не тут-то было.

- Я хотел в подъезд зайти, - рассказывает Алексей Гроцкий, - а этот сотрудник милиции дверь открыть не дает. Причем кричит, что сейчас со мной разберутся, и по мобильнику звонит кому-то. Ну, все сразу у него плохо получается делать, так что до квартиры я дошел. Через пять минут - звонок в дверь: милиция. Просят проехать с ними. Я жену взял с собой - на всякий случай - и поехали.

Но жена не спасла Гроцкого. В ОВД "Соколиная Гора" он встретил того же Смирнова, который мирно беседовал с местными коллегами. Через несколько минут участь Гроцкого была решена. За ним пришел оперативник Дулепа и провел в свой кабинет.

- В комнате у Дулепы уже был Смирнов и еще несколько человек в штатском, - вспоминает Гроцкий. - Угрозы посыпались с порога - суть их сводилась к тому, что меня надо вывезти за город и похоронить. Какой-то низенький усатый человек особенно изощрял фантазию: предлагал подбросить мне наркотики, сунуть в руки нож и пристрелить за нападение на сотрудника уголовного розыска. Но фантазер тут же с сожалением признал: свидетелей во дворе было слишком много, так что "по-простому" не получится. В общем, по его словам, жить мне осталось всего неделю. После его речи один из присутствующих сильно ударил меня в переносицу. Ну и дальше - больше...

...Медицинская карта стационарного больного №5896: "Поступил 4.03.01 в 27-е отделение ГКБ №1. Диагноз при поступлении: перелом костей носа, сотрясение головного мозга, ушибы поясничного отдела позвоночника..."

- Я же рядом совсем с этим кабинетом была, где его били, - рассказывает жена Гроцкого, Лена, - и все прекрасно слышала. Дверь была открыта, так что я ни одной подробности не упустила, хотя зайти туда, конечно, не могла. Потом вышли оттуда какие-то граждане вместе со Смирновым и вывели Алексея...

В лучших традициях мелодрамы Гроцкий попытался крикнуть жене: "Звони дежурному по городу - скажи, что меня здесь бьют!.." Разумеется, Лену сразу же "попросили" из дежурной части, пояснив, что муж упал с лестницы.

Звонки по инстанциям все-таки дали результат. У Гроцкого взяли показания и решили отпустить. Позвонили Лене: приезжайте, мол, заберите вашего дебошира!.. Самостоятельно добраться Алексей не смог бы при всем желании. А на прощанье оперативник Дулепа подробно разъяснил Гроцкому, в чем он не прав.

- Дулепа попытался сначала "по-дружески": мол, мы погорячились, ты погорячился, - говорит Гроцкий, - а я сдуру начал объяснять, что не виноват ни в чем, обычная уличная склока, ничего больше. И тут он мне заявляет: Смирнов - сотрудник уголовного розыска соседнего отделения, а те, кто меня избивал, - его коллеги. Они, говорит, своих не бросают, так что мне теперь лучше никуда не обращаться, а то будет у них одной "потеряшкой" (на жаргоне оперативников - пропавший без вести) больше...

Из отделения Алексея увезли в травмопункт при 133-й поликлинике, а оттуда он был помещен в 1-ю Градскую больницу.

На этом старая сказка заканчивается. Действительно, подумаешь, новость: в милиции избили! Не в первый раз. А то, что били оперативники из другого отделения, - тоже не предмет для охов и ахов. Одноклеточные должны делиться, в том числе и пострадавшими. Избил сам - помоги товарищу.

Но тут начинается сказка новая. Непослушный Алексей Гроцкий решил защитить свои попранные права человека и обратился с жалобой в компетентные органы.

Как два органа общий язык искали
Сразу после выхода из больницы, в середине марта 2001 года, пострадавший, как и положено, принес заявление в свое отделение милиции. Иными словами, в родную "Соколиную Гору". Откуда ему пришел ответ. Будете брать помощь зала или сразу догадаетесь?..

В возбуждении уголовного дела отказали по всем правилам - со ссылкой на нужную статью УК. Нужной оказалась статья 5, пункт 2. Цитирую дословно: "Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается". Русский эквивалент: Гроцкий и правда упал с лестницы. А оперативники мимо проходили. (Кстати, невероятно, но факт: ответ датируется почему-то 19... февраля - то есть месяцем раньше того, как Гроцкий подал заявление.)

Роман в письмах продолжился. Следующим адресатом Гроцкого стала Измайловская межрайонная прокуратура. Отсюда он ждал совсем другого ответа: ведь, казалось бы, состав преступления налицо, и справка об увечьях прилагается. Но тут началось невероятное.

Межведомственные взаимоотношения милиции и прокурорских работников давно стали поводом для баек и анекдотов. Прокуратура недовольна милицией, оперативники, в свою очередь, с удовольствием перемывают кости прокурорам. Мол, и бандитов они ловить не дают, и вообще мешают правосудию. Словом, живут два равноуважаемых ведомства, как кошка с собакой. Тем большее изумление вызывает ситуация: межрайонная прокуратура широкой грудью защищает работников милиции. Не от преступников, а от пострадавших.

19 апреля 2001 года Измайловская межрайонная прокуратура прислала Гроцкому свой ответ. Заявление рассмотрено, но уголовного дела не будет - "за отсутствием состава преступления в действиях сотрудников милиции ОВД "Северное Измайлово". Алексей был ошарашен. Не столько отказом в возбуждении дела, сколько этим вот уточнением: ОВД "Северное Измайлово". Работники прокуратуры, не подозревая о том, что делают, все же дали понять Гроцкому, кто его бил.

- Меня сразу это насторожило: я-то понятия не имел, что это были за милиционеры, из какого отделения, - говорит Алексей. - Потому что били-то они меня в "Соколиной Горе". И Дулепа сказал только, что это, мол, коллеги Смирнова из соседнего ОВД, но он их не назвал. И понимаете, что получается: межрайонная прокуратура выяснила, что меня били милиционеры. Иначе откуда бы взялись "сотрудники ОВД "Северное Измайлово"? Получается, знает кошка, чье мясо съела...

Гроцкий решил повидаться с ясновидцами из Измайловской межрайонной прокуратуры. Прошел в кабинет одного из помощников прокурора Мировского и, разумеется, совершенно случайно встретил там вездесущего г-на Смирнова. И уже после того, как Смирнов ушел, прокурорский чиновник порекомендовал Гроцкому: забирай, мол, заявление, а то организуем на тебя такое же. У нас вон и пострадавший есть - Смирнов, помнишь такого?

Гроцкий помнил. Но заявление не забрал. Тем более что через неделю, 26 апреля, подоспел ответ из отдела собственной безопасности УВД Восточного округа. О том, что материал служебной проверки "направлен в Измайловскую межрайонную прокуратуру г. Москвы для принятия решения в соответствии с законом". И опять Измайловская прокуратура решила в возбуждении уголовного дела отказать. Тогда Гроцкий обратился в прокуратуру города. Только отсюда и только 3 сентября он смог получить хоть сколько-нибудь внятный ответ. Городские прокуроры изучили материалы проверки и признали решение измайловских межрайонных коллег об отказе в возбуждении уголовного дела "преждевременным". И дали указания измайловскому прокурору провести "дополнительные проверочные действия". Как они выглядели, эти действия, Гроцкий не знает. Ведь ни его, ни свидетелей с его стороны межрайонные блюстители закона даже не вызвали. И то верно: на фига козе баян - по кустам его таскать? Зачем прокурорам лишние свидетели? Вполне достаточно поинтересоваться у оперативников: бил или не бил? И получить ожидаемый ответ: да не бил, гадом буду!

Итак, 4 октября прошлого года из Измайловской межрайонной прокуратуры пришел очередной ответ: в ходе дополнительной проверки оснований для возбуждения уголовного дела опять не выявлено.

Гримасы процессуального лица
Резонный вопрос: а был ли мальчик? То есть был ли "мальчик" избит? Может, и правда у Гроцкого, его жены и еще нескольких свидетелей одновременная галлюцинация, никаких оперативников и в помине не было? И межрайонная прокуратура отказывает в возбуждении уголовного дела с полным на то основанием?

Ответы на эти вопросы дают материалы проверки, проведенной отделом собственной безопасности УВД Восточного округа и городской прокуратурой. Прокуроры разных уровней на просьбу познакомиться с этими документами отвечали решительно: нет, ни в коем случае, это документы для служебного пользования, и смотреть их могут только процессуальные лица. А журналист "МК" - лицо не процессуальное. Начальник отдела собственной безопасности УВД ВАО г-н Фомин вообще заявил, что к нему гораздо чаще приходят не жаловаться на действия сотрудников милиции, а благодарить их за работу. В городской прокуратуре изо всех сил обещали разобраться и возмущались бездействием отдела собственной безопасности. Папку с материалами проверки по этому делу показали издали и быстро унесли. Но кое-что выяснить мне удалось.

Первое. Оперативники "Северного Измайлова" действительно были на месте происшествия - в кабинете Дулепы. За г-ном Смирновым, работающим в "Северном Измайлове", приехал его непосредственный начальник. По словам компетентных лиц, это обычная практика: если в отделение милиции забирают коллегу-милиционера, об этом тут же сообщают его руководству. А в данном случае руководство, видимо, решило явиться маленькой и скромной компанией. Из материалов проверки следует, что друзья-начальники Смирнова "присутствовали при устном допросе" Гроцкого. Так или иначе, "присутственные лица" подтвердили факт своего наличия. Выяснилась даже должностная принадлежность низенького усатого фантазера, который проявил себя особенно ретивым драчуном.

- Мне помощник прокурора Мировского сказал, что все эти оперативники работают в отделе уголовного розыска "Северного Измайлова", - рассказывает Гроцкий, - а тот человечек, который предлагал меня похоронить где-нибудь за городом, - это вообще начальник отдела розыска.

Разумеется, опера "Северного Измайлова" дружно это опровергли. Не говорили, не били, не оскорбляли.

Второй вывод служебной проверки: травмы есть, но они могли появиться раньше "устного допроса", в результате "драки со Смирновым".

- Какая драка! - удивляется Лена. - Эта потасовка уличная заняла-то всего несколько секунд. У него ни единой ссадины не было. Да ведь весь двор видел: увозили его в отделение совершенно здорового.

Но, как тонко подметил один из милицейских чинов, "весь двор" - это не свидетель. Может, поэтому соседей Гроцкого, видевших, как его увозили в отделение, никто и не опрашивал? Так или иначе, вывод "проверяльщиков" о возможной природе травм стал тем шатким основанием, на котором районная милиция и межрайонная прокуратура выстроили непробиваемую стену. Вот так и подружились кошечка с собачкой и, как в старом добром мультфильме, дружно отмываются.

Никто не виноват. И что делать?
Свои рекомендации для тех, кто пострадал от рук (или ног) милиции, дает адвокат, руководитель общественного центра "Антипроизвол" Сергей Замошкин.

- Все основания для доставления граждан в милицию указаны в Законе о милиции (статья 11). При любых условиях должен быть составлен протокол, где указывается инкриминируемое нарушение. Всегда нужно требовать его составления, а перед подписанием документа указывать в нем, хотя бы кратко, на незаконность задержания. В крайнем случае просто не подписывайте протокол - иначе он потом будет "работать" против вас.

Но незаконное доставление гражданина в отделение милиции - это лишь должностной проступок сотрудников органов внутренних дел, и максимум, что может им грозить, - дисциплинарное взыскание. А вот избиение - это тяжкое преступление: превышение должностных полномочий с применением насилия (часть 3 статьи 286 УК РФ). Санкция - лишение свободы на срок от 3 до 10 лет. Поэтому и отношение к доказыванию своей правоты должно быть серьезным. Тем более что о круговой поруке в милиции, безразличии прокурорских и судейских чиновников известно всем.

Обязательно нужно позаботиться о доказательствах самого факта пребывания в милиции (бывает, что это событие попросту отрицается милиционерами), места, где начался конфликт (нередко милиция на бумаге "переносит" его на другую "свою" территорию), и времени реального лишения свободы. Не стесняйтесь в связи с этим обращаться не только к родственникам и знакомым, но и к посторонним гражданам, в том числе к тем, кого нетрудно потом найти: продавцам в киосках, водителям общественного транспорта и т.п. При разговоре обязательно рассказывайте о случившемся и демонстрируйте следы побоев, а если трезвы, то и "свежесть дыхания". Не откладывайте визит в травмопункт. Травмопункты работают круглосуточно. Лучше посетить несколько медицинских учреждений, сдать анализ крови на алкоголь и наркотики. Проследите, чтобы в историях болезни были полно и четко зафиксированы все телесные повреждения, а также ваше сообщение об обстоятельствах их получения. Если вы госпитализированы, то обязательно сообщите о случившемся и в приемном покое, и в отделении лечащему врачу - медработники обязаны фиксировать эти данные в документах и сообщать о травмах криминального характера в соответствующие службы.

С заявлением об избиении и привлечении виновных к уголовной ответственности можете обратиться не только вы лично, но и, в случае вашего плохого состояния, родственники или знакомые. Причем идти лучше сразу по двум направлениям: ведомственному (в Москве целесообразно обращаться сразу в ГУВД на Петровку) и прокурорскому (целесообразнее в межмуниципальную или окружную прокуратуру - там принимают граждан каждый день в рабочее время). По результатам обращения вам обязательно должен быть выдан документ о получении от вас заявления. В милиции обязаны провести служебную проверку, а потом передать материалы в прокуратуру. Заявление должно быть рассмотрено в срок до трех дней, в исключительных случаях до десяти суток (статья 109 УПК РСФСР). Это требование закона исполняется редко, поэтому не нужно стесняться настойчивости: время работает против вас. В случае отказа прокуратуры в возбуждении уголовного дела решение нужно обжаловать вышестоящему прокурору или в суд...

На днях, после вмешательства "МК", городская прокуратура все-таки возбудила уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками ОВД "Северное Измайлово". Но этот случай скорее исключение. Правила у силовых структур совсем другие. В соответствии с их правилами живет Москва, где без подобного "правового инцидента" не обходится ни одна трудовая неделя городской милиции.

 

В ближайшее время каждый сотрудник столичной милиции в обязательном порядке будет изучать курс этики общения. Таким образом в ГУВД пытаются изменить образ милиционера в общественном сознании.
Владимир Демченко. Статья. У милиции должное совпадает с сущим. Известия, № 53.

В ближайшее время каждый сотрудник столичной милиции в обязательном порядке будет изучать курс этики общения. Как рассказали в среду "Известиям" в управлении воспитательной работы ГУВД, соответствующие методические пособия уже готовятся и вскоре будут разосланы в подразделения. Таким образом в ГУВД пытаются изменить образ милиционера в общественном сознании.

"Никогда не пытайтесь состязаться с нарушителем порядка в остроумии и сарказме. Никогда не угрожайте нарушителю, не раскрывайте перед ним своих намерений в отношении принимаемых к нему мер" - такие правила вскоре придется выучить каждому московскому милиционеру. Как рассказал "Известиям" заместитель начальника управления воспитательной работы ГУВД Москвы Юрий Рыбальченко, пополнение багажа знаний по этике общения предусмотрено в рамках еженедельных "политинформаций", введенных приказом начальника ГУВД в октябре прошлого года.

Политинформации проходят в столичных милицейских подразделениях каждый понедельник. Например, для сотрудников аппарата ГУВД лекции читают специалисты из научных и учебных заведений, а в территориальные отделы рассылаются тематика и материалы. Там создаются учебные группы на основе рот и отделений, а руководители читают эту информацию подчиненным. Разбираются юридические вопросы, государственное устройство. В том числе планируется изучать и этику общения.

- Сейчас готовится специальная методичка по этике поведения и общения, - говорит Юрий Рыбальченко. - Это небольшое доходчивое пособие с рабочим названием "О правилах поведения с гражданами". В нем будут рекомендации по поведению в тех или иных ситуациях. Ее готовит Академия управления МВД России, и где-то в апреле-мае такая брошюра появится у каждого сотрудника.

- Брошюра находится на стадии завершения, - заявил "Известиям" заместитель руководителя кафедры психологии Академии управления МВД Александр Федотов. -- И сейчас все зависит от издательства. Рекомендации в ней содержатся как общего, так и частного характера. Это и отношение к людям, и взаимоотношения между сотрудниками, и частные - по сфере деятельности участковых, постовых, ГИБДД и других служб. Не хамить, не грубить, вести себя вежливо и культурно. Это вроде бы все знают. Но многие не сдерживаются.

- Мы старались реализовать международный опыт, - рассказал "Известиям" старший преподаватель кафедры психологии Академии управления МВД Юрий Иванов, один из авторов методички. - Например, что должен сделать милиционер для доставки нарушителя в отделение. Читаем: "Сказать примерно следующие слова: чтобы никто не мешал, пройдите пожалуйста к автомашине. Если он не соглашается, оцените свои возможности и скажите следующее: гражданин, я просил вас пройти к автомашине, но вы не сделали этого. Если мне придется просить вас снова и вы откажитесь, я буду вынужден применить иные меры".

На вопрос "Известий", есть ли в брошюре рекомендации, которые для сотрудников правоохранительных органов в диковинку, Юрий Иванов признал, что на сегодняшний день для милиционеров "на земле" в диковинку будет практически все, изложенное в методичке. "К сожалению, должное с сущим далеко не всегда совпадает", - констатировал ученый.

 

Подмосковная комиссия по помилованию начала работу с женщин.
Статья. Московский комсомолец, № 66.

Судьбу 15 заключенных подмосковных колоний решит в ближайшие дни Московская областная комиссия по помилованию. Члены комиссии, созданной в этом месяце при губернаторе Борисе Громове, уже изменили приговоры двоим осужденным.

Как сообщили "МК" в подмосковном правительстве, рекомендации о сокращении срока заключения или освобождении граждан будут приняты 29 марта на очередном заседании нового совещательного органа. Достойных помилования, ознакомившись с написанными самими же осужденными ходатайствами, определят 15 членов комиссии. Среди них - уполномоченный по правам человека в Московской области Сергей Крыжов, советник губернатора по юридическим вопросам Иван Шумский, главврач МОНИКИ Юрий Аваш, председатель областного совета ветеранов Вооруженных сил и правоохранительных органов Виктор Азаров. А также начальник подмосковного УИНа Валерий Базунов, летчик-космонавт, дважды Герой СССР Геннадий Стрекалов, наместник-настоятель Троице-Сергиевой лавры отец Феогност, а возглавляет новый орган вице-губернатор области Михаил Мень.

На предыдущей консультации (15 марта) "специалисты по помилованию" должны были рассмотреть 15 заявлений на изменение срока отсидки. Ими, по наставлению федеральных властей, предложивших в первую очередь решать судьбу представительниц прекрасной половины человечества, стали обращения от женщин, отбывающих наказание в Можайской колонии. В ходе разбирательств 6 дел сразу отложили: они принадлежат гражданкам стран ближнего зарубежья, и к их рассмотрению приступят, уведомив об этом соответствующие национальные представительства. Из оставшихся 9 ходатайств удовлетворили лишь два: были помилованы две осужденные на 8 и 6 лет лишения свободы за тяжкие преступления женщины. Чтобы убедиться в том, что осужденные исправились, членам комиссии пришлось даже беседовать с заключенными. Дело еще одной преступницы вновь рассмотрят на ближайшем совещании.

Отныне комиссия по помилованию будет работать при подмосковной администрации постоянно. Ее члены будут обновляться на одну треть через каждые два года. Работы у нового органа власти много: уже сейчас число ожидающих рассмотрения ходатайств перевалило за сотню.

 

К мировым судьям в Москве уже отошло около трети гражданских дел. Сегодня именно мировые участки спасают районные суды от перегрузки.
Ирина Белашева. Статья. Юстиция малых дел. Время новостей, № 53.

За первые два месяца работы мировых судей в Москве ни одно их решение не было обжаловано в кассационной инстанции. Об этом сообщил вчера журналистам заместитель председателя Мосгорсуда по гражданским делам Вячеслав Горшков. Также, по его словам, пока не поступало жалоб и на самих мировых судей. По закону к их юрисдикции относятся бракоразводные дела и дела о взыскании алиментов, трудовые споры (кроме восстановления на работе), а также уголовные дела, предусматривающие наказание до трех лет лишения свободы.

Хотя Москва оказалась одним из последних в России регионов, где заработал институт мировых судей (лишь 1 февраля 2002 года), в Мосгорсуде высоко оценивают начало работы "участковой юстиции". По словам г-на Горшкова, в Нагатине, ставшем для Москвы экспериментальным районом, к мировым судьям уже отошло около трети гражданских дел. В Мосгорсуде очень довольны этой тенденцией и рассчитывают, что если она сохранится, в дальнейшем мировые суды примут на себя от трети до половины дел, что значительно разгрузит федеральные суды. "Самым лучшим показателем первых двух месяцев работы стало изменение отношения к мировым судьям со стороны их коллег. Вначале многие судьи критически к ним относились, а сейчас некоторые председатели районных судов просто настаивают на немедленной организации на их территории мировых участков", -- заметил зампредседателя Мосгорсуда.

Но сегодня в Москве работают только 28 мировых судей, хотя уже в ближайшее время ожидается увеличение их количества. Причем не исключено, что к концу года вместо первоначально запланированных 64 участков заработает около 140. Некоторое отставание по сравнению с другими российскими регионами г-н Горшков объяснил тем, что все столичные мировые судьи прошли специальную подготовку (мол, именно поэтому и жалоб на их работу нет). Кроме того городу пришлось подготовить и новые участки. "Если в комнатке нет ни флага, ни герба, ни мантии у судьи -- хорошо ли это для отправления правосудия?" -- поинтересовался г-н Горшков. Без флагов и мантий московские мировые не останутся: за их материально-техническое обеспечение отвечают префекты округов.

Оптимизм руководителей Мосгорсуда понятен. Сегодня именно мировые участки спасают районные суды от перегрузки, поскольку поток обращений москвичей в органы юстиции в последние годы неуклонно увеличивается. По данным Мосгорсуда, только в 2001 году в межмуниципальные суды поступило на 7 тысяч гражданских дел больше, чем в предыдущем.

 

Приговор по делу о расстреле ОМОНа опротестован.
Статья. Колокол.Ру, 27 марта 2002 г.

Главное управление Генпрокуратуры РФ по Северному Кавказу опротестовало оправдательный приговор офицерам, обвиняемым в гибели бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа, пишет NTVRU.COM.

Адвокат обвиняемых отметила, что считает приговор Старопромысловского районного суда Грозного "законным и обоснованным".

"Оснований для его отмены нет, какие бы доводы ни приводились", - заявила она и выразила надежду, что оправдательный приговор по делу Фадеева и Левченко "устоит" и новая судебная инстанция "вынесет законное решение".

По ее мнению, протест Главного следственного управления Генпрокуратуры по Северному Кавказу может быть рассмотрен уже в апреле-мае этого года.

Напомним, что бывший начальник ГУВД Московской области генерал-майор Борис Фадеев и бывший руководитель Объединенной группировки войск от МВД в Чечне Михаил Левченко обвинялись в халатности, повлекшей гибель бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа 2 марта 2000 года.

22 марта этого года Старопромысловский районный суд Грозного на выездной сессии в Пресненском межмуниципальном суде столицы оправдал обоих офицеров за отсутствием состава преступления.

 

Интервью с руководителем службы судебных приставов столицы.
Николай Модестов. Статья. Устав для пристава. Тверская, 13, № 36-37

Право не может считаться действующим, если не реализуются предписания правовых норм. Какой бы эффективной ни была деятельность судов, решения их останутся иллюзорными, если не будут исполняться. Эти задачи возложены на службу судебных приставов. Она контролирует исполнение судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве", а также следит за поддержанием установленного порядка деятельности судов. Руководство службой судебных приставов столицы возложено на заместителя начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по городу Москве генерал-майора Владимира ЖМЯЧКИНА.

- Владимир Михайлович, не все читатели даже слышали раньше, что есть такая профессия - судебный пристав. Как давно существует ваша служба и каковы ее основные задачи?

- Институт судебных приставов существует давно. 20 ноября 1864 года император Александр II утвердил ряд законов о судоустройстве: Судебник, Судебный устав, "Судебные приставы и правила исполнительного производства по Судебному уставу" и некоторые другие. Именно этот день считается днем организации службы судебных приставов (судебной полиции).

Эта государственная служба считалась и престижной, и высокооплачиваемой. Судебным приставам как государственная служба считалась и престижной, и высокооплачиваемой. Судебным приставам как государственным служащим был определен порядок приема и вступления в должность.

Упразднена была эта служба в первые годы советской власти. За последующие годы служба судебных приставов несколько раз претерпевала различные изменения, пока в 1997 году не были определены ее непосредственные задачи. А задачи эти сформулированы в двух федеральных законах, принятых 21 июля 1997 года, "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве".

Но вопросов еще очень много. Практика показала, что сегодня сам по себе закон несовершенен. Поэтому руководством Министерства юстиции России и главным судебным приставом РФ Мельниковым Аркадием Тимофеевичем при нашем участии подготовлены соответствующие предложения и изменения действующего законодательства. Они внесены в Госдуму на рассмотрение, сейчас находятся в работе, и в ближайшее время мы надеемся получить обновленный закон. Уже с теми изменениями, которые назрели с учетом практики правоприменения.

- Если говорить о полномочиях судебных приставов, что они могут, какими рычагами они располагают?

- Наши права и обязанности определены федеральными законами "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве", в которых четко расписано, что мы можем и какие у нас для этого есть основания. Некоторые положения я могу вам назвать. Мы имеем право принимать на исполнение судебные акты и акты других органов, возбуждать исполнительное производство, разыскивать, арестовывать, изымать, передавать на хранение, реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота, получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, налагать арест на денежные средства и ценности, в том числе и находящиеся на счетах в банках, для того, чтобы обеспечить иск, который подан взыскателем.

При всем этом должен сказать, что чаще всего при производстве исполнительных действий мы испытываем очень сильное противодействие со стороны юридических лиц. Что касается физических лиц, здесь дела обстоят несколько проще, по крайней мере можно прийти к взаимопониманию.

Вы наверняка слышали о таких исполнительных действиях, которые мы проводили на фабрике "Рот-Фронт", заводе "Кристалл". Так вот при производстве этих исполнительных действий наши приставы получили телесные повреждения. А ведь мы только исполняем решение суда. Именно в таких ситуациях, когда здоровью судебного пристава угрожает опасность, мы вынуждены применять силу.

Для этого у нас существует специальное подразделение хорошо подготовленных, крепких ребят, но это не так называемые маски-шоу, как нас иногда представляют в некоторых средствах массовой информации, а подразделение, обеспечивающее интересы граждан, юридических лиц и, конечно, службы судебных приставов.

Сопротивление обычно заканчивается передачей нами материалов в органы прокуратуры для возбуждения уголовного дела.

Почему все это происходит? Думаю, что нас пока не слишком уважают. А мы, между прочим, помогаем людям получать зарплату, пособия, возвращать долги.

- Существует Закон об оперативно-розыскной деятельности. В число структур, которые могут заниматься этой деятельностью, пока что ваша служба не включена. Пока не будет принята соответствующая поправка, ваша работа будет буксовать.

- Мы работаем в тесном взаимодействии с мэрией, налоговыми инспекциями, таможней, ГУВД, ГИБДД, с Москомрегистрацией, направляем запросы и получаем информацию, которая необходима. Нельзя сказать, что мы пробуксовываем. Мы получаем информацию и имеем на это полное право, закон это устанавливает.

Что касается наделения нас правами органа оперативно-розыскной деятельности, это вопрос серьезный. Он требует очень больших затрат, но уже сегодня мы ведем работу по подготовке таких кадров.

Для проведения следствия нужны хорошо подготовленные, профессиональные кадры. А дознание - это микроследствие. За 15 дней мы должны провести все неотложные следственные действия и зафиксировать признаки состава преступления, с санкции прокурора этот срок может быть продлен еще на 10 дней. Итого получается 25 дней. По окончании этого срока материалы с обвинительным актом или с постановлением о прекращении уголовного дела направляют прокурору. Он их утверждает или передает в другой орган для дальнейшего расследования. Я на следствии проработал более 30 лет, знаю, что это такое. Это очень тяжелый, трудоемкий процесс.

К 1 июля этого года мы будем готовы приступить к дознанию. Но тем не менее я считаю, что следствием должны заниматься профессионалы. Давно идет этот разговор о создании следственного комитета. Сегодня следствием занимаются органы прокуратуры, МВД, налоговой полиции, таможни, погранвойск и другие.

Правовая политика в какой-то степени получается карманной. Каждый орган трактует право по-своему, каждый защищает себя. Дознание в органах юстиции на сегодняшний момент - это определенный рычаг и стимул к тому, чтобы заставить людей уважать судебного пристава; относиться к постановлениям, которые выносят приставы на основании решений суда, с уважением и исполнять их.

- Я согласен, нужны профессионалы, нужны целенаправленные действия. Но, на мой взгляд, создание такого монстра, как следственный комитет, добавит бумажной волокиты и усложнит вам работу.

- Согласен, наше общество, пока не готово к такому подходу. Нам надо поднимать сознание людей на более, высокий правовой и социальный уровень, это разговор будущего. Поэтому спешить сегодня нельзя.

- Поскольку мы говорим конкретно о Москве, в чем специфика работы судебных приставов в столице? Тут огромные деньги, тут мощнейшие финансовые потоки пересекаются с интересами олигархов и людей поменьше. Какие вы видите перспективы?

- Москва занимает особое положение. В первую очередь за счет того, что именно здесь сосредоточен огромный капитал. С его помощью ведется борьба за передел собственности.

Кроме того, здесь сосредоточены многие офисы фирм как Москвы, так и других субъектов Федерации. Но денежные суммы они, как правило, хранят за пределами Москвы. Вот и попробуйте исполнить то или иное исполнительное производство. Такие бизнесмены умеют прятать свои денежные средства, а на счетах оставлять одни нули. Поэтому сегодня возникает необходимость наделения нас правом ведения оперативно-розыскной деятельности.

Силы и средства для этого нужны большие. Кто нам их будет давать? Спасибо мэру, что он проявляет заботу о нас и сам предлагает помощь в улучшении материального положения судебных приставов.

- Вы сказали, что бюджет пополняется в том числе и благодаря вашей работе. А зарплата низкая. Какие-то цифры можно привести, сколько судебными приставами возвращено в бюджет за конкретный срок?

- В среднем по стране, это касается и приставов в Москве, в бюджеты любых уровней каждым приставом возвращается около 7 миллионов рублей в год.

- А судебные приставы поощряются из этого фонда? Существует какая-то зависимость?

- В соответствии со ст. 89 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель, обеспечивающий реальное и своевременное исполнение исполнительного документа, получает вознаграждение в размере 5% от взысканной суммы, но не более 10 минимальных размеров оплаты труда.

Суммы бывают достаточно большими. Это у судебного пристава-исполнителя, который непосредственно проводит исполнительские действия. А пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов, в народе его называют "охранником", который обеспечивает проведение приставом-исполнителем тех или иных действий, из этого фонда не получает вообще ничего. Нонсенс. По этому вопросу мы докладывали и министру, и, как мне известно, в этом направлении ведется большая работа. Думаю, положительного результата мы добьемся.

- Вы-то имеете какие-то полномочия материального поощрения приставов?

- Практически нет, есть инструкция, которая определяет мои права. Раньше у нас хотя бы был внебюджетный фонд. Это 7 процентов от взысканной с должника суммы по исполнительному производству. Часть его уходила в федеральный бюджет, часть на наши нужды и развитие исполнительного производства. Сегодня у нас его практически нет, он находится в казначействе. Вот почему уже второй месяц мы никак не можем расплатиться ни за свет, ни за коммунальные услуги. Подобное решение тормозит эффективность нашей работы.

- Можно сказать, что у вас самоокупаемость?

- Я думаю, что мы себя "переросли" в этом вопросе. Имею в виду те деньги, которые мы возвращаем государству. Всего Москва за прошлый год в бюджеты всех уровней внесла более 8 миллиардов рублей. Это благодаря работе судебных приставов. Сумма немаленькая. Поэтому можно говорить о самоокупаемости. Если бы нам еще и из федерального бюджета полностью выплачивалось установленное сметой, думаю, на сегодня все оставшиеся вопросы материального характера нами решались бы более успешно.

Мы работаем в тесном содружестве с налоговой инспекцией. За счет этого мы вместе с органами таможни вышли на лидирующие позиции по сбору налогов. В Москве эта сумма за год составила около 700 миллионов. Эту сумму мы подняли в 6 раз по сравнению с 2001 годом. В 1999 году было порядка 97 миллионов, в 2000 году порядка 125, а в этом - 700. Но и эта сумма нас не устраивает, мы ставим себе более серьезные задачи. Москва должна занимать лидирующее положение по всем позициям. Нас не должно устраивать в системе субъектов Федерации никакое другое место, кроме первого.

- Судебная реформа коснется вашей службы?

- Судебная реформа идет уже не один год. И уже то, что мы созданы и появилась новая ветвь исполнительной власти, новые законы, которые вышли о судебных приставах, Федеральный закон об исполнительном производстве, это уже один из результатов судебной реформы.

Мы внесли предложения по усовершенствованию законодательства. Сегодня мы очень плотно работаем с судами по обеспечению установленного порядка их деятельности. Мы обязаны обеспечить нормальную работу судов, охрану судей, привод граждан.

- У ваших сотрудников низкая зарплата, а рычаги, которыми может воспользоваться судебный пристав, достаточно мощные. Не является ли это одним из условий возникновения коррупции? Существует ли у вас проблема в плане подкупа судебных приставов?

- Проблема, безусловно, серьезная, и мы проводим большую профилактическую работу по пресечению подобных явлений. Но, к большому сожалению, такое случается. В 2000 году прошла целая серия арестов лиц, которые подозревались в получении взяток. Причем на достаточно серьезном уровне. В 2001 году - 6 человек пришлось привлечь к уголовной ответственности. Причем выявлены все случаи правонарушений были с помощью нашей службы собственной безопасности. Сознание сегодня не на столь высоком уровне - и в этом плане мы ведем серьезную воспитательную работу.

Оправдывать это низкой зарплатой, конечно, грех. Хотя элемент этого тоже присутствует. Если бы государственным служащим платили как положено, многих тяжелых вопросов мы бы избежали.

У нас сейчас работает молодежь. По образовательному цензу мы единственная служба в России, в которой судебный пристав-исполнитель имеет высшее образование или не ниже 4 - 5-го курса юридического института. И возраст у нас определенный. Судебным приставом-исполнителем должен быть человек, который уже имеет определенный жизненный опыт. Поэтому 22 - 23 года - это, на наш взгляд, нормальный вариант, когда молодой человек может реально подходить к определенной жизненной ситуации, способен правильно ее оценивать и общаться с людьми на том культурном уровне, который мы требуем.

- С введением органов дознания кто непосредственно будет решать вопрос о возбуждении уголовного дела?

- До наделения нас правами органа дознания прокуратура решала вопрос о возбуждении уголовного дела. С 1 июля 2002 года органом дознания станет главный судебный пристав Москвы, его заместитель и старшие приставы на местах. Мы сами будем принимать решения, возбуждать уголовные дела и своими силами расследовать конкретные составы преступлений, всего их 5.

- Перечислите их, пожалуйста.

- Это статья 294 - воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; 297 - неуважение к суду; 311 - разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса; 312 - незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту, либо подлежащего конфискации; 315 - неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

Эти последние две статьи - достаточно "рабочие". По ним уже возбуждалось около 50 уголовных дел в Москве. Половина из них реально были закончены. А такая статья, как неуважение к суду, вообще применялась в прошлом году всего один раз.

- Какие вопросы нужно решить сегодня для службы судебных приставов, чтобы она заработала в полную мощь?

- Во-первых, к сожалению, это касается не только службы судебных приставов, но и главка, - отсутствие какой-либо социальной защищенности. Невозможность получить квартиру, отсутствие элементарного страхования, отсутствие клиник, санаторно-курортных баз. В этом плане мы беспомощны.

Второе - люди. Здоровья, конечно, здесь не прибавляется. Работа все время на нервах. И поэтому реабилитация должна быть. Министр юстиции России Юрий Яковлевич Чайка проводит в этом плане большую работу, но реально результатов мы пока не ощущаем.

Нельзя не вспомнить об очень низкой зарплате. Возвращая государству огромные деньги, мы остаемся незамеченными. Особенно в Москве. Те же 1200 рублей где-нибудь в Карелии или где-то в глубинке и у нас - это несоизмеримые суммы.

И, наконец, третье - законодательство, которое учитывало бы интересы государства и гражданина со всеми вытекающими последствиями. Вот три основных кита, на которых стоит наша работа. А все остальное, в том числе и дисциплина, усилится обязательно. Я в это верю.

 

В следственном изоляторе № 1 г. Москвы, именуемом в просторечии "Матросской тишиной", или просто "матроской", состоялось торжественное открытие центральной бактериологической лаборатории по диагностике туберкулеза.
Георгий Целмс. Статья. Шаг вперед от порога опасности. Новые Известия, № 54.

Вчера в следственном изоляторе № 1 г. Москвы, именуемом в просторечии "Матросской тишиной", или просто "матроской", состоялось торжественное открытие центральной бактериологической лаборатории по диагностике туберкулеза. И в особенности лекарственно-устойчивых его форм.

Повод для торжества (и многочисленного участия в нем журналистов) был серьезный: наконец-то в рамках тюремного ведомства (ГУИН) появилась структура, предназначенная для становления системы бактериологических лабораторий на местах и контроля над качеством их работы. Подобного контрольно-методического центра на воле еще не существует, хотя нужда в нем огромная.

Инициаторами создания центральной бактериологической лаборатории выступили лечебное управление ГУИН и его главный специалист Светлана Григорьевна Сафонова.

Чтобы оценить значимость события, необходимо рассказать о приключениях палочки Коха в России - о масштабах бедствия. Сегодня вполне можно говорить, что эпидемия туберкулеза давно бушует в местах заключения. Среди тюремного населения больны сотня на тысячу заключенных (всего 100 тысяч человек). Вполне возможно, что завтра эпидемия преодолеет ряды колючей проволоки и охватит всю Россию. Ежегодно количество больных ТБ на воле удваивается. В особенности быстрыми темпами растет число больных лекарственно-устойчивой формой туберкулеза. То есть не поддающихся лечению обычными методами. (Как показал, например, опыт Перу, лечение одного такого больного обходится в 8 тысяч долларов.)

На Западе давно опасаются этой грядущей опасности, идущей "с Востока". И потому давно помогают нам деньгами, оборудованием, лекарствами и специалистами, пытаясь таким образом защититься от нашей зловредной бациллы.

Помогали бы и больше, если бы не "патриотическая" позиция нашего Министерства здравоохранения, которое долгое время считало, что "Запад нам не указ" и "у советских собственная гордость - на буржуев смотрим свысока". А потому внедрение рекомендованной нам и материально поддержанной методики лечения Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), успешно применяемой в 90 странах мира, всячески тормозилось. (Злополучный приказ Минздрава № 33.)

Надо отдать должное ГУИН - следственные изоляторы, тюрьмы и колонии, застигнутые эпидемией, стали применять эту спасительную методику вопреки мнению высокопоставленных чиновников: фтизиатров и самого Минздрава РФ. Жизнь заставила.

Приведу лишь один пример эффективности заморского метода, привнесенного на нашу почву. В колонии № 33 (Мариинск, Кемеровская область) в 1995 году от туберкулеза умерли 400 человек из 1800 заключенных. После применения методики ВОЗ в 1996 г. - 200 человек, в 1997 г. -80. Сейчас смертность практически сведена к нулю.

В Кемеровской области, а также в Томской, Владимирской, Ивановской, Нижегородской областях и Республике Марий Эл реализовался проект, осуществляемый на деньги мецената Сороса. Реализовали его специалисты благотворительных организаций "Мерлин", "Врачи без границ" и Нью-Йоркского института здравоохранения.

Сорос, давая деньги на проект, предполагал, что российские власти вскоре убедятся в эффективности и дешевизне нового метода и начнут повсеместно внедрять его, используя экономию, которую принесет эксперимент. (Ведь этот метод позволял ликвидировать дорогостоящую и архаичную систему стационарного лечения больных.) Но не тут-то было...

Согласно методике ВОЗ больным давался комплекс антибиотиков (четыре-пять лекарств одновременно). У нас же то из-за нехватки препаратов, то из-за расхлябанности персонала, по сути дела, занимались монотерапией - давали, скажем, какую-нибудь одну таблетку вместо пяти. В результате штамм мутировал и ТБ приобрел лекарственно-устойчивую форму. Число таких больных стремительно росло. И их практически нельзя уже было вылечить. Те, кто заражался от людей, имеющих лекарственно устойчивую форму ТБ, сразу же заболевали именно такой формой.

Кроме того, существуют люди изначально невосприимчивые к лекарствам. Их нельзя лечить стандартным методом. Но узнать это можно лишь при высокотехнологичной диагностике. Наши же отечественные баклаборатории до недавнего времени в принципе не были в состоянии диагностировать лекарственно устойчивые формы туберкулеза и склонных к ним пациентов. Поэтому мокроту больных из томской туберкулезной колонии, когда там началась реализация международного проекта, приходилось отправлять на анализ в Бостон (США).

Вот тут-то мы и подошли к событию, произошедшему сегодня в "матроске". Как пояснила Сафонова, одна из главных инициаторов ее организации, "наша задача повсеместно создать сеть бактериологических лабораторий, которые смогли бы быстро (что в условиях скученности людей в камерах и бараках особенно важно) и точно диагностировать ТБ, в частности, ее лекарственно устойчивые формы". Лаборатория, открытая на территории московского следственного изолятора, будет обеспечивать региональные лаборатории современной техникой, обучать персонал работе на ней, а также контролировать качество диагностики. Московским зекам особенно повезло - в лаборатории будут их диагностировать.

Во всем цивилизованном мире подобная форма взаимодействия диагностов давно существует. Во Франции, например, Институт Пастера "курирует" работу всех провинциальных диагностов. У нас же общенациональной лаборатории, имеющей право на контроль, до сегодняшнего дня не было. Теперь есть. Правда, лишь на тюремной территории...

Внедрение системы лабораторий потребует немалых затрат. По сути дела, придется начинать почти с нуля. Лабораторий, оснащенных современной техникой и имеющих квалифицированные кадры, единицы. Они есть лишь в тех регионах, где осуществлялся международный проект.

Третий год идут переговоры с Всемирным банком, обещавшим выделить на борьбу с туберкулезом в России 150 млн. долларов. Как только банк на это решится, втрое больше дадут крупнейшие благотворительные фонды. В том числе Фонды Сороса, Рокфеллера, Форда... Но переговоры затягиваются. И, похоже, по вине российской стороны. Министр здравоохранения Шевченко считает, что условия изменились. И теперь Россия в состоянии сама себя обеспечит необходимым запасом лекарств. По свидетельству Сафоновой, у нас уже запасено лекарств как минимум на полгода. Но ведь деньги требуются не только на лекарства.

Оптимистические прогнозы исходят и от главного фтизиатра России М.И. Перельмана. С цифрами в руках он доказывает, что ситуация стабилизировалась, что число заболевших ТБ больше не растет. Словом, все под контролем. Такая вот получается "занимательная статистика Перельмана".

В советское время кривая заболеваемости ТБ ежегодно снижалась. На 2,5% в год. И попробуй медики показать меньший процент снижения.

Если бы не наступили новые времена, официально бы считалось, что туберкулеза в советской стране вообще нет. Но уже в 1991 году оказалось, что мы стоим на пороге эпидемии. И в местах заключения она вскоре разразилась...

И все-таки следует закончить на оптимистической ноте. Вчера действительно произошло важное событие. Сделан серьезный шаг в борьбе с опасной болезнью. И есть надежда, что он не будет последним.

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Главный раввин удовлетворен спадом антисемитизма.
Информ. сообщ.Время новостей, № 51

За последние полгода в России зарегистрировано всего шесть фактов вандализма в отношении синагог и еврейских кладбищ, сообщил ИНТЕРФАКСУ главный раввин России Берл Лазар. По его словам, это свидетельствует о том, что в России не только искоренен государственный антисемитизм, но и уровень бытового антисемитизма постоянно снижается.

 

Проявления ксенофобии и экстремизма в Москве не встречают адекватного противодействия со стороны милиции и населения.
Саид Бицоев. Статья. Бритоголовые объявили войну. Новые Известия, № 51.

В минувшие выходные на Рязанском проспекте прошло любопытное шествие - марш нацистов, практически не замеченный властью. У одноименной станции метро даже пришлось перекрывать автомобильное движение. Чтобы бритоголовые не соприкасались с прохожими, колонну сопровождала милицейская машина с мигалкой. Говорят, обошлось без жертв, если не считать несколько побитых машин.

Однако жертвы были. Алладин Алиев стоял на остановке, когда из подъехавшего автобуса организованно начали выходить молодые стриженые ребята в одинаковой форме с фашистской свастикой. Его молча окружили. Кто-то замахнулся ножом. Алладин инстинктивно отскочил. Лезвие прошло в миллиметре от глаз, полоснув по переносице. И тут же следом сильный удар дубинкой. В глазах потемнело, но он не упал, а бросился, растолкав нападающих.

Молодому человеку удалось спастись, хотя за ним бежали, дыша в затылок, до самого метро "Выхино". Он считает, что ему повезло, хотя об этом можно говорить лишь условно. В тот же день ему сделали сложную операцию на оба глаза. От тяжелого удара произошел разрыв глазных нервов.

- Слава богу, что я был один, - говорит Алладин. Представляете, если бы оказался с семьей. Ни убежать бы не смог, ни защитить их.

О случаях нападения бритоголовых молодчиков в капюшонах (на манер ку-клукс-клана) на индусов, выходцев из солнечной Африки и "лиц кавказской национальности" писали не раз. В данном случае не важно, вы гость столицы или москвич. Столичная прописка не дает индульгенции. Бьют, как говорится, не по паспорту.

Но в обществе этой проблеме не придают должного внимания.

Молчит власть. Правда, президент иногда приглашает в Кремль представителей различных религиозных конфессий для беседы. И требует "поставить преграду ксенофобии и религиозному экстремизму в обществе".

Однако эти призывы напоминают глас вопиющего в пустыне. Нищие, голодные, обозленные, объединенные общей ненавистью ко всем, молодые люди целыми группами выезжают в Москву пограбить и попутно проучить "черножопых". Потому что не встречают такого же массового адекватного противодействия со стороны милиции. Более того, милицейское начальство утверждает, что в столице скинхедов нет, это, мол, приезжие из Подмосковья.

Недавно в центре города ограбили восьмиклассника одной из спецшкол. Дали пару зуботычин, отобрали пятьсот рублей, на которые он собирался купить подарки матери и бабушке. Забрали мобильный телефон. Причем произошло это прямо под носом у постового милиционера. А когда родители приехали в отделение милиции, от них отмахнулись. Казалось, сотрудники милиции сочувствуют не потерпевшим, а грабителям.

- Это такие же подростки забирают у них в основном от безысходности, - объяснил действия бритоголовых один из милицейских чинов.

Несколько дней назад на станции метро "Киевская" наблюдал такую картину. Пожилой армянин (оказалось, работает асфальтировщиком в одной из строительных фирм) попытался пройти в метро через служебный вход, предъявив льготную книжку. Но рослая женщина-контролер грудью стала на его пути.

- Понаехали! - кричала она. - Житья от вас нет. Ехайте к себе!

Интересно, как реагируют на оскорбление старого человека прохожие. Они просто молчат. Некоторые любопытно ждут, чем все закончится. На шум прибежала молодая девушка в милицейской форме. И тоже накинулась на старика с оскорблениями. Бедолага готов был заплакать от обиды.На юго-западе столицы живут беженцы одной из северокавказских республик. Точнее, жили. С недавнего времени семья пакует чемоданы, чтобы найти для себя более безопасное место для жительства. Возможно, говорит отец, буду просить политического убежища в одной из европейских стран.

А произошло вот что. Вечером, возвращаясь домой с занятий, их дочь-студентка оказалась с группой скинхедов в последнем вагоне электрички. Крепкие ребята в униформе со свастикой схватили девушку за волосы и начали избивать, сопровождая все это оскорбительными выкриками.

При этом расовые предрассудки не помешали им экспроприировать у жертвы драгоценности и деньги. Эту картину наблюдали сидящие в вагоне пассажиры. Но никто не заступился. Кроме одного. Он посоветовал молодым людям не пачкаться...

В Ростове-на-Дону подростки избили иностранную студентку из Коста-Рики. С черепно-мозговыми травмами девушка доставлена в больницу города.

Как сообщили РИА "Новости" в пресс-службе УВД Ростова, по подозрению в нападении уже задержаны двое подростков. По словам проректора по учебной работе с иностранными студентами Ростовского медицинского университета Игоря Простова, это не первый случай избиения иностранного студента. По словам проректора, студенты-иностранцы опасаются выходить из общежития по одному, так как местные нацисты объявили настоящую охоту на "лиц неславянской национальности".

 

О растущей волне насилия на националистической основе. Редкий день обходится без сообщений об уличных нападениях на кавказцев, негров, выходцев из Азии.
Александр Богомолов. Статья. Сегодня в России модно быть нацистом. Новые Известия, № 51.

Последние события просто-таки заставляют говорить о растущей волне насилия на националистической основе. Создается такое впечатление, что царицынский погром стал катализатором, вызвавшим бурную реакцию в некоторых слоях нашего общества. Что самое печальное, наиболее подверженной влиянию нацистских идей оказывается молодежь. Редкий день обходится без сообщений об уличных нападениях на кавказцев, негров, выходцев из Азии. Дошло до того, что послы африканских стран пишут в российский МИД письма с просьбой защитить их соотечественников от постоянных атак. Все это происходит на фоне заявлений милицейского начальства о том, что в Москве нет скинхедов.

Удивительна природа современного русского нацизма! Нет ни одной партии, ни одного политического движения, способных привлечь под свои знамена большое количество единомышленников. А тех, кто разделяет взгляды лидеров РНЕ или "Памяти", немало, ведь в период социальных и экономических катаклизмов популярность приобретает в первую очередь радикальная идеология. Но вечные дрязги и интриги в руководстве подобных организаций отпугивают потенциальных штурмовиков. До недавнего времени не существовало идеи, способной объединить этих людей.

К сожалению, теперь такая идея появилась. Погром в Царицыне, обильно освещавшийся всевозможными СМИ, показал путь к "светлому завтра". Увидев по Центральному ТВ, как в столице "бьют черных", подростки из провинции, чьи родители месяцами не получают даже мизерную зарплату, нашли врага. Новая национальная идея - ненависть. Именно ненавистью к черным, желтым, рыжим, кудрявым, брюнетам и "прочим нерусским" руководствуются те, кто с завидной регулярностью избивает инородцев в московском метро. И вот уже молодежь в Санкт-Петербурге, Волгограде, Воронеже, на Урале устраивает свое "мини-Царицыно".

А что же власть? Проморгав тот момент, когда поднимавшиеся ростки нацистского мышления в России можно было задушить на корню, руководство страны и регионов практически расписывается в бессилии. Чтобы срубить выросшее и окрепшее дерево, нужно приложить все силы и умение, которых, кажется, у власти нет. Приходится констатировать, что сегодня в молодежной среде нацистом быть модно. Да и взрослые почему-то не слишком беспокоятся на этот счет. Такой шокирующий факт: после царицынских событий один из телеканалов проводил интерактивный опрос. Подавляющее большинство (!) из нескольких тысяч респондентов одобряло действия погромщиков, жертвами которых стали четыре человека. Это ли не диагноз?

 

О корнях российского нацизма.
Ирина Оренина. Статья. Русские дети учатся убивать чужих. Утро.Ру, 26 марта 2002 г.

Странный у нас все-таки народ: чем меньше поводов для гордости, тем больше чванства. Живем в нищете, зарплату получаем копеечную, гостей принять иногда бывает просто стыдно, потому что, кроме чая, в доме только хлеб. В особенности это касается пенсионеров и студентов. Но если студенты во все века и времена жили приблизительно одинаково, то отношение к пенсионерам в Советском Союзе было намного лучше, чем в нынешней России. Им даже места в транспорте уступали намного чаще... то есть, я хочу сказать, что вообще уступали. В отличие от данного момента, когда в метро или троллейбусе люди готовы вцепиться друг другу в глотку, лишь бы успеть занять освободившееся место.

Обратите внимание, при этом столько разговоров о "духовности", "традиционности", "корнях" и прочей дребедени (которая есть не что иное, как очередная оболочка очередной идеологии), что просто диву даешься, откуда в таком насквозь историчном, традиционном и начисто духовном обществе вообще берется преступность.

Откуда национализм - понятно. Его просто не может не быть, когда на каждом углу твердят об "особой миссии России", "ее уникальной роли в истории человечества", "нетореных путях" и "нехоженых тропах", ее "своеобразии" и опять-таки - в противопоставление всем прочим странам - "духовности". Вот мы - духовные. А остальные - шваль неграмотная. Вот у нас дядя Федя под забором глаз зальет - это святая русская тоска. А у них после работы анкл Сэм в паб заглянет и на своих двоих домой вернется - это он с жиру бесится, пить не умеет и вообще не нашего поля ягода. А те, которые едут сюда, - просто полный отстой. Их гасить надо. Гаечными ключами. Каждого первого.

Ничего удивительного - это естественная реакция России на годы лизоблюдства, когда мы пресмыкались перед Западной Европой и США. Мы и сейчас относимся к ним с уважением, хоть и недолюбливаем. А гнев - как и положено истинно слабым - вымещаем на тех, кто еще слабее.

И между прочим, нигде национализм не процветает таким буйным цветом, как на почве "уникальности". Так было с фашистской Германией, так происходит с Ирландией, так стало и у нас. Вообще-то, уникальна каждая нация, только самые "уникальные" нации об этом почему-то стараются забыть.

Быть патриотом для россиянина сейчас не просто модно - это жизненная необходимость. Для того чтобы быть адекватно воспринятым в обществе, нужно быть: а) патриотом России, б) православным патриотом России, в) желательно семейным православным патриотом России. Чтобы убедиться в этом, достаточно представить себе человека, который, будучи российским гражданином, не является российским патриотом, плевать хотел на бога, потому что не верит в него, и не собирается строить семью с кем бы то ни было (то есть не радеет о демографическом будущем своей страны). Женщины не в счет. Женщины в националистическом обществе вообще никогда не были в счет. Они предназначены только для того, чтобы рожать Родине солдат. Здоровых солдат. Поэтому в первую очередь (но после развития национальной религии) нужно развивать национальный спорт.

Что касается национального спорта, то патриарх Алексий II недавно высказался в пользу самбо - в противовес дзюдо и всем прочим видам восточных единоборств. Самбо само по себе, конечно, похвально. Вот только маленький вопрос: против кого будет направлена рука владеющего национальным видом спорта?

Те, кто еще застал Советский Союз в более или менее сознательном возрасте, от национализма так или иначе привиты: они сами, или их отцы, или их деды воевали на фронтах Великой Отечественной. А те, кому сейчас двадцать? Подростками играть просто и приятно. Специалисты по НЛП отлично знают, что незачем прямо говорить: иди и убей. Достаточно сказать, что вот тот черный парень - козел, поскольку он черный и вообще не наш.

Сегодня в Ростове-на-Дону избили девочку - студентку из Коста-Рики. Кто избил? Да наши мальчики, подростки. Избили так, что с черепно-мозговыми травмами девочка попала в городскую больницу. Проректор по учебной работе с иностранными студентами Игорь Простов говорит о том, что студенты-иностранцы опасаются выходить из общежития по одному - на них идет охота.

Если бы это был единичный факт!

В Твери по факту преследование индийских студентов только к началу 2001 года было заведено 25 уголовных дел. Совсем недавно в Москве были избиты студенты из Шри-Ланки. А буквально пару дней назад было совершено еще одно нападение подростков на иностранца - зверски избит и госпитализирован в институт Склифосовского афганец.

О кавказцах уже и речи не идет. Те кавказцы, которые приехали сюда не для того, чтобы воровать и убивать (а таких, вы не поверите, подавляющее большинство), стараются вообще не высовываться на улицу по вечерам. Детей же эмигрантов после 19:00 как метлой сметает - страшно!

На сайте РНЕ писано черным по белому: "Наш народ и наше государство планомерно уничтожаются". Кем, почему - не сказано. Нечего говорить, поскольку уничтожать (несовершенный вид глагола), да еще и "планомерно" такой народ, как наш, физически под силу только нам самим - нас слишком много для тотального уничтожения извне. Однако в глазах подростка фраза с сайта РНЕ выглядит достаточно убедительной, ведь каждый вечер он слышит от своего отца про "евреев", дорвавшихся до власти, от матери - про "хачиков", занявших все места на рынках, от брата или сестры - про "черномазого" козла-однокурсника, который "наглый". Взрослый, самостоятельный человек, обладающий настоящим чувством собственного достоинства, сразу задаст вопрос о том, собирается ли этот самый отец конкурировать в правительстве с "евреями", хочет ли эта мать сама встать за прилавок на рынке вместо "хачика" и что мешает "быть наглым" брату. Но для этого нужно обладать той долей здорового цинизма, который не застит глаза добрым и ласковым стадным чувством национальной гордости. Задачка, которая по зубам не всякому взрослому. Что уж говорить о малолетках...

А в сущности... Ну, избили девочку - так и что с того? Русских девочек тоже избивают и насилуют - так ведь привыкли же!

Привыкли...

 

Наше общество сейчас переживает острейший кризис, поэтому проблемы расизма и ксенофобии волнуют разве что только тех, кого касается дискриминация.
Людмила Бирчанская. Статья. Горький шоколад. Версты, № 34

У большинства темнокожих детей от смешанных браков горькая судьба, считает директор фонда "Метис" Эмилия ТАЙНС

В начале 90-х годов в университете штата Мэриленд проходила международная молодежная конференция по проблемам метисов. Съехалась темнокожая молодежь из множества стран, не было лишь делегации из России. Запросили официальную российскую инстанцию: "Что случилось? Почему запаздываете?" И получили ответ: "В России негров нет".

Итак, Бог милостив, и кроме Александра Сергеевича Пушкина, ни в одном россиянине африканской крови замечено не было. Но куда же делись темнокожие мальчики и девочки, появившиеся на свет после Международного фестиваля молодежи в Москве? Не говоря о том, что с годами "процесс пошел": Советский Союз распахнул перед африканской молодежью двери десятков вузов страны, и далеко не все студенты грызли камень науки с утра до вечера... Словом, на той конференции делегация из России могла бы быть весьма представительной. Но, подобно тому, как в начале перестройки на одном из телемостов было гордо заявлено, что "у нас секса нет", так, с точки зрения чиновников, не было в России и темнокожих.

Пришло время, и русские африканцы поняли: раз их судьба зависит от людей, не способных и, главное, не желающих видеть вещи в истинном свете, нужно пойти по пути землячеств, которые сами заботятся о своем этносе. Начали с организации помощи детям. Уже три года в Москве работает фонд "Метис". Его спонсорами стали Институт Африки РАН, пригласивший фонд под свою крышу, и Международный женский клуб, взявший на себя финансовые заботы (в эту благотворительную организацию входят жены послов и дипломатов).

- У большинства наших детей, - рассказывает директор фонда Эмилия Тайнс, - горькая судьба. Одних бросили отцы, другие не знают, как выглядят матери. Есть и специфическая проблема: ребята с негроидной внешностью всюду в центре внимания, часто недоброго. Когда-то отец рассказывал, как он приехал в Советский Союз по призыву в 30-е годы из Вирджинии, помогал строить совхозы, а посторонние люди щупали и трогали его, думая, что он неандерталец (Отец Эмилии Тайнс был афроамериканцем, а мать украинка. - Л.Б.). Отец говорил, что он едва сдерживался, чтобы не влепить оплеуху. А каково темнокожим детям, когда их дразнят, разглядывают, как лошадей или собак? К сожалению, воспитанных людей мало. Даже в школах среди учителей.

Правда, встречаются и другие люди. Я знаю русскую семью из Новороссийска, которая обожает свою Элизабет и помогает дочери растить ребенка (ведь, как правило, африканские отцы, получив университетский диплом или провернув коммерческую сделку в России, возвращаются на родину). Алиментов они не платят, потому что браки регистрируются крайне редко. Да и законов, защищающих интересы детей-метисов, пока нет. Причем не только в России, но и в ряде стран Африканского континента.

Мы пытаемся подыскивать родителей детям, от которых отказались биологические отцы и матери. Но, по правде говоря, я знаю всего один случай, когда темнокожего ребенка взяли в семью. Детские дома покидают в основном русские дети. Мы же ищем свой выход из положения. Во-первых, занимаемся активным поиском отцов для темнокожих сирот. Во-вторых, собираемся прибегнуть к помощи волонтеров (у этих людей растут собственные темнокожие дети). Вот, например, как мы поступим с трехлетним Кэвином, когда вытащим его из тюрьмы (он оказался там с матерью, получившей срок). Чтобы мальчик не попал в детский дом, кто-то из волонтеров возьмет на себя опекунство, другие же будут по очереди брать Кэвина на воскресные дни к себе.

Нам помогают и московские власти. Недавно городской комитет семьи и молодежи предоставил нашим детям бесплатные путевки в лагерь. Но есть у "Метиса" проблемы, к которым власти пока равнодушны. Знаете, почему многие российские организации отказывают нам в той или иной просьбе? Нам говорят: "Что вы от нас хотите? Ваши дети иностранцы и на них не распространяются российские законы". Но где же логика? Их матери россиянки, их родной язык русский, их интересы связаны с жизнью в России!

Недавно одна из наших девушек, Кристина, блестяще владеющая двумя языками и компьютером, позвонила на фирму по объявлению в газете. Ей сказали: "Да, нам нужен референт. Приходите". Пришла. С ней были откровенны: "Вы не вписываетесь в наш коллектив. Вы, извините, черная". Да, я понимаю, что пока российским африканцам рассчитывать на любовь общества не приходится. А на законы, которые защищают интересы национальных меньшинств, можно? В том-то и беда, что эти законы пока не выполняются.

У нашего фонда пока нет филиалов. Но во многих крупных российских городах, в том числе Петербурге и Екатеринбурге, последовали нашему примеру и открыли этнические центры. А в Белоруссии и Узбекистане скоро начнут работать фонды. Недавно послали подробную информацию в город Иваново - там тоже что-то затевается...

Мы обеспечиваем ребят (в нашем фонде числится 300 детей-метисов) продуктами, одеждой, обувью. Не часто, но ходим в театры. А вот в Парке культуры из-за бритоголовых не гуляем. Они же борются за чистоту расы! Не так давно был забит до смерти двадцатилетний студент-метис Руслан. Когда судья спросила, за что скинхеды убили его, ведь ничего плохого он им не сделал, один из подонков ответил: "Он был черный и гордый".

Недавно я узнала от одной женщины, что ее дочь-метиску затравила одноклассница. Девочка не хочет ходить в школу. Я посоветовала рассказать об этом директору школы. Когда директор вызвал обидчицу, та, не смутившись, сказала, что ее папа вообще всех черных уничтожил бы в Москве, да и в России.

Я уверена: ни один человек не рождается на свет расистом, но при известных обстоятельствах легко им становится. Скажем, в период резкого имущественного расслоения люди хотят найти "врага", из-за которого они бедны. Больше всего для этой роли подходят "чужие". Но по существу за таким явлением, как расизм, мне кажется, часто скрываются не только социально-экономические причины. Я часто думаю, почему моя мать и ее родная сестра вышли замуж за афроамериканцев. Я тоже полюбила парня из Ганы - он учился в Московском энергетическом институте. Так почему люди становятся расистами? Скорее всего, у человека с расистскими взглядами либо завышенная, либо заниженная самооценка. Он чувствует себя сильнее, унижая другого. А мы с мамой и моей теткой видели в человеке то, что было для нас самым главным, - насколько он добр, благороден, порядочен. Не сомневаюсь, что большинство людей придерживается похожих взглядов. Но далеко не все...

В последние годы я часто бываю в США - преподаю химию в одной из высших школ Вашингтона. Этот город называют шоколадным, здесь живет много афроамериканцев. Они раскованны, одеты с иголочки, у них независимый вид. Но ведь так было не всегда. Отец рассказывал мне, что бежал в Советский Союз, потому что его преследовали куклуксклановцы. Он боялся послать родственникам фотографию своей жены, моей мамы, поскольку по расистским законам не имел права жениться на белой женщине. Зато теперь народ США един, хотя и многорасовый, и многоконфессиональный.

Конечно, свою свободу негры завоевали. Однако во многом дело в разумной государственной политике. От нее - гуманизация общества. Смотрите, как решительно пресекают немецкие власти каждое проявление национальной нетерпимости. К сожалению, наше общество сейчас переживает острейший кризис, поэтому проблемы расизма и ксенофобии волнуют разве что тех, кого касается дискриминация.

 

 

ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ПРИЗЫВНИКОВ

Анатолий Сидоров. Статья. Кто защитит защитника. Труд, № 52

Обсуждению областной целевой программы "Социальная защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в Московской области на 2002-2005 годы" было посвящено очередное заседание Московской областной Думы.

В Московской области живут почти 137 тысяч бывших офицеров и прапорщиков, уволенных из рядов Вооруженных Сил, из них более 130 тысяч - пенсионеры. Около 60 процентов семей военных пенсионеров по уровню доходов находятся ниже прожиточного минимума в Подмосковье. 90 процентов военнослужащих и членов их семей нуждаются в социальной и психологической адаптации, 60 процентов - в переподготовке по новым специальностям и трудоустройстве. Значительное сокращение численности Вооруженных Сил в ближайшие годы еще более обострит ситуацию.

Реализация программы позволит объединить усилия органов государственной власти, военного управления, общественных объединений в осуществлении социальной защиты военнослужащих.

 

Основное нововведение призыва этого года - ликвидация окружных призывных комиссий. Такое решение озвучил военком Москвы полковник Валилий Красногорскиий. Их функции возложены теперь на вновь образованные территориальные комиссии.
Аркадий Бабченко. Статья. Аты-баты, всех в солдаты. Московский комсомолец, № 69.

Уклонистов в Москве станут ловить пачками
Трепещите, салаги, - очередной призыв в армию не за горами! Уже на днях, 1 апреля, военкоматы дружелюбно распахнут навстречу им свои двери. А пока в недрах призывной машины завершается подготовительная работа.

Основное нововведение этого года - ликвидация окружных призывных комиссий. Такое решение озвучил военком Москвы полковник Василий Красногорский. Их функции возложены теперь на вновь образованные территориальные комиссии. Соответственно, более чем вчетверо возросло и их число - 126 вместо существовавших прежде 30.

- Ничего сенсационного в этом нет, - рассказал "МК" заместитель горвоенкома по призыву полковник Николай Коротких. - Организацией призыва должны заниматься органы местного самоуправления, то есть управы. А военкоматы и префектуры - помогать им.

По мнению работников военкоматов, увеличение числа комиссий позволит производить более адресную "зачистку". Что, возможно, повысит число поставленных под ружье новобранцев. Доложили о готовности к призыву еще за неделю до 1 апреля. Уже были готовы и окончательные списки как потенциальных призывников, так и злостных уклонистов.

В последнее время из военкоматов в отделы внутренних дел Москвы поступило более 2,5 тысячи запросов по уклонистам. По сведениям начальника ГУВД Валерия Карнаухова, 221 "косаря" уже разыскали.

И еще немного статистики: полторы тысячи москвичей, которых теоретически могут призвать весной в армию, обучаются в вузах; 500 человек лечатся в больницах; 100 устроились в пожарную охрану, еще 149 проходят службу в органах внутренних дел. Последние две категории могут не беспокоиться - призыву они не подлежат. А вот "альтернативщикам" этой весной послабления так и не будет. Военкоматчики намерены пресекать в корне какие-либо попытки администраций провести альтернативную службу самостоятельно, как это было в Нижнем Новгороде или Ярославле.

И все же каждый год около 120 человек в столице отказываются брать в руки оружие по религиозным и иным убеждениям. Не уклоняясь при этом от военной службы в целом. Таким, как правило, идут навстречу - пытаются пристроить в министерства и ведомства, где служба не связана с ношением оружия.

 

Военные кафедры вузов подвергнут аттестации, после которой выживут только эффективные.
Информ. сообщ. Студенты, на первый-второй рассчитайтесь! Россiя, № 56.

Военные кафедры вузов подвергнут аттестации, после которой выживут только эффективные. Остальные Минобороны сократит. Заявивший вчера об этом глава российского оборонного ведомства Сергей Иванов полагает неприемлемым лишь теоретическую подготовку офицеров запаса, которой занимаются вузовские военные кафедры. Только настоящая армейская служба, по мнению министра обороны, поможет студентам закрепить полученные знания.

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Московский опыт детдома № 19 уникален и более, чем любой зарубежный, отвечает принципам Конвенции о правах ребенка. Между тем все шесть лет детдом работал незаконно и лишь прошлым летом Москва приняла наконец свой закон о патронатном воспитании.
Статья. "Будьте моей мамой!". Известия, № 50-М

Уникальный опыт спасения сирот
Толя опять сбежал из семьи, взявшей его на воспитание. Вернулся в свой детдом. Говорить с ним мне разрешили только при психологе. Толе 11 лет, оставлен матерью в роддоме. Спустя четыре года от него отказались усыновители, объяснив на прощание, что печалиться не стоит: "мы же тебе неродные". Три раза Толю забирали патронатные семьи, и все три раза он расставался с ними, бросая отдельную комнату, компьютер, английскую школу. Славные, порядочные люди, сроднившиеся с ним, страдали и недоумевали: почему? Толя и сам не знает: "Скучно... Мне их не жалко". Никак у него не получается - полюбить. А в детдоме никто любви не требует и не ждет. Комфортно, привычно. Однако проходит полгода, и он вновь заводит старый разговор: "Может, меня еще кто-нибудь попробует взять?!"

За рубежом таким детям давно поставлен медицинский диагноз: "расстройство чувства привязанности". Расчеловечивание ребенка, растущего без семьи. Патронатные семьи существуют сейчас во всех цивилизованных странах, а вот детдомов советско-российского образца нет.

Толин детдом - очень хороший дом. Уж на что жизнь у ребят разнообразная, а недавний случай в театре всех пронял. Мне рассказал о нем "папа Леня", воспитатель.

- Сидим, ждем начала. Вдруг появляется перед занавесом Армен Джигарханян и объявляет, что в зале - ребята из детдома, у одного из них сегодня день рождения. Откуда узнал? От общего знакомого. Зрители аплодируют, Серега выходит на сцену, и Армен Борисович вручает ему часы. После целый год он не снимал их с руки ни днем, ни ночью.

Людмила Валентиновна Фролова, "мама Люда", жена Леонида Германовича, комментирует:

- Эти дети заслуживают всяческого уважения хотя бы потому, что после ужаса и мерзости пережитого сохранили способность чувствовать. Детдом, даже самый добросердечный, - заведение режимное, казенное и в общем-то противоестественное. Природа назначила, чтобы ребенок оперялся, взрослел рядом с мамой и папой, которые отдают ему душу. Детдомовцы пополняют ряды не только уголовников, но и житейски несчастных людей - не пройдя школы семьи, не умеют создать свою.

У детдома № 19 - особое устройство. Первое время дети, кто несколько месяцев, а кто и год, пока не адаптируют их к нормальной жизни, воспитываются в одной из двух "социальных семей". У Людмилы Валентиновны в Колпачном переулке - двенадцать питомцев.

Войдя, не догадаетесь, куда попали. Подумаете, что дружное, вполне обеспеченное многодетное семейство. Квартира с четырьмя спальнями, спортзальчиком, кухней, столовой, двумя гостиными. Людмила Валентиновна с мужем живут на родительской половине. Обычные заботы: накормить, проводить малышей в школу, проверить уроки, стирка и глажка, развлечения и наказания. С "мамой Людой" душевно секретничают, подбегут лишний раз, чтобы приголубила. С "папой Леней" - зоопарк, футбол, на рынок и в аптеку. Маугли городских джунглей не умеют покупать, пойти постричься, отправить письмо...

Дом в Колпачном - мост к жизни в чужой, патронатной, семье (а не заладится - путь обратно в детдом всегда открыт). Патронатные воспитатели состоят в штате детдома с зарплатой и зачетом стажа. На детей выдается пособие. В отличие от усыновленных, они остаются под государственным приглядом и ответственностью. Врачи, лекарства, устройство в школу, летний отдых - все обеспечивает детдом. Усыновления нечасты, экономика диктует свое. Люди не хотят терять поддержку, пособие, лишать ребенка собственной жилплощади, положенной после 18 лет.

Директор детдома Мария Терновская, кстати, по образованию физик, снабдила меня неожиданными цифрами. Средний возраст родителей - 43,5 года, три четверти с высшим образованием. Чаще всего полные семьи с детьми или без. Неполные - 22 процента. А еще те, кто потерял детей. Почему прибегают к патронату? Потомство однополое. Или так: дети выросли, ушли, хочется снова пережить материнство. Для некоторых растить ребенка - просто самая лучшая из возможных работ. А в общем, все люди, как свидетельствуют в детдоме, очень высокого душевного состава. При этом нужно еще соответствовать "заказу" детских психологов, поскольку выбор диктуют интересы ребенка. Агрессивному, вздорному Пете подойдет семья без детей с сильным волевым отцом. Для Вани, перенесшего насилие отчима, лучше, чтобы папы не было вовсе.

Сердцевина поиска - двухнедельный тренинг. Собираясь взять ребенка, люди идеализируют и его, и себя в новом качестве, считая, что начнут жизнь этого ребенка с чистого листа. Хотя кто-то и ждет со страхом проявления генных пороков.

Тренинг - процесс интимный. Посторонних пускают очень редко.

Полтора десятка незнакомых людей усаживаются кружком. Они скованны, напряжены. Тренинг - не лекции, не наставления, скорее, "разбор полетов". Ситуаций сотни, выбираются типовые, психологи их знают. Самая нервная часть занятий - ролевая игра. Кандидаты в родители побывают в разных ролях - падших матерей, школьных педагогов, самих детей, их новых домочадцев. Задача - влезть в чужую шкуру.

Пришел из школы, бросил ранец и заявляет, что все ему осточертели, везите в детдом! Подчиниться агрессии? Запереть двери? Задавить криком? Уговаривать?

Разбираются с прошлым и понимают, что нельзя рубить корни. Не может девочка жить с мыслью "Если мама плохая, то я такая же", не должна прятать от взрослых ее подарок - карманную расческу.

В первые же месяцы в новом доме мальчик случайно слышит, что родители боятся, не соблазнился бы дорогими безделушками, и залезает в кошелек матери. Если поднимут вселенский шум, не нужны они ему такие!

Как известно, на маму и папу не учат, на тренинге одна из женщин не выдержала: "Боже мой, почему я не знала этого раньше, сколько понаделала глупостей с родным сыном!"

Из четырех тысяч позвонивших в детдом через тренинг прошли 180. Потом, серьезно испугавшись, часть сбежала. В 79 семьях сейчас воспитываются 105 детей. 6 - усыновлены. 30 вернулись в кровные семьи, не лишенные родительских прав. И ни одна душа не потеряна.

Я - у Зориных. Мама по диплому - инженер, папа - химик, двое собственных сыновей, у одного уже своя семья, другой студент. И трое младших, школьники. По официальным бумагам, договорам - государственные дети. По жизни - роднее родных, желанные и обожаемые. Елена Петровна уверена, что божьим промыслом ей были назначены именно пятеро. Случайно три семечка проросли на стороне, но вернулись на свое место.

Сперва, устроившись в детдом воспитательницей, она решила, что нашла наконец свое дело, обрела покой. И потеряла его, выслушивая вечерами шепот на ухо: "Будь моей мамой!" Сыновья и муж пошли на судьбоносное решение столь же сознательно, сколь нерасчетливо. По словам Елены Петровны, "обвально".

Вся троица прирастала долго.

- Крови я пролила не меньше, чем при родах... Сколько мы поплакали вместе с Сашей, он у меня на коленях. Да, говорю, ты не из моего тела появился, а из сердца, но ты ведь не отказался от меня. Знаю, как тебе больно. Но не представляю, как бы жила без тебя.

Старшую только что удочерили. Вот ведь давно все улеглось, сладилось, а такой был взрыв рыданий, когда судья именем закона объявил ее дочерью Зориных.

Вместе обсудили раз и навсегда горькую тему - отношения с родной матерью. Она ни о чем не просит, изредка звонит, разговор ни о чем, и опять исчезает. Елена Петровна не дает прерваться нити - пусть запойная, без прав на детей, но - мама! И дети не судят, жалеют, она сама жертва - когда-то от нее отказалась мать.

...Детдомовцы стараются не привязываться сразу так уж сильно к новой семье. Их обманула, предала своя, родная, а эти - чужие, разве можно им доверять! Но обычно после мучительного начала патронатные семьи бывают прочно счастливы. За все время - лишь несколько неудач. Последняя - с Толей.

Специалисты из Великобритании, обследовавшие детдом № 19 по поручению ЮНИСЕФ, пришли к выводу: московский опыт уникален и более, чем любой зарубежный, отвечает принципам Конвенции о правах ребенка.

Между тем все шесть лет детдом работал незаконно, ибо в Семейном кодексе РФ среди различных видов воспитания патронат не значится. Прошлым летом Москва приняла наконец свой закон о патронатном воспитании. Узаконена и такая форма профилактики, как сохранение проблемных семей. Вмешательство, "вход" в такую семью орган опеки может теперь делегировать детдому, чьи возможности в этом деле куда больше.

Калининград, Новгород, Пермь, Алтайский край приняли похожие законы. В восьми регионах идет эксперимент. Двенадцать вот-вот приступают. Но есть ли время ждать, пока дозреют все?

Согласно Семейному кодексу государство берет под защиту лишь "детей, оставшихся без родительского попечения". А как быть с теми, о ком "пекутся" семьи, уже вступившие в зону риска? Дело за Думой и правительством, где главный противник - Минфин. На то, чтобы изымать детей из семей алкоголиков и дебоширов временно или навсегда, у него денег нет. Вот когда гром грянет, дойдет до криминала - тогда, пожалуйста, забирайте в детдома. Минфин готов строить их еще и еще, не жалея денег.

Патронатное воспитание экономит 35% бюджетных средств, отпускаемых на содержание детдомов. Но чиновники не хотят считать.

 

Проблемы беспризорников нужно решать, а не создавать видимость их решения - так считают руководители санитарных служб.
Анна Жукова. Статья. Детям нужно мыться раз в год. Утро.Ру, 29 марта 2002 г.

Считают руководители санитарных служб.

Беспризорники - тема больная уже сама по себе, а если речь идет о государственных мероприятиях, связанных со всеми несовершеннолетними в целом, дети улицы становятся натуральной головной болью для тех, кто это мероприятие проводит.

В данном случае речь идет о медиках и чиновниках от медицины, которым с 15 апреля предстоит нелегкое бремя всеобщей детской диспансеризации. Гарантом того, что диспансеризация действительно станет всеобщей, выступил не кто иной, как непосредственно руководитель департамента Госсанэпиднадзора РФ Сергей Иванов. Его заявление было весьма впечатляющим: все беспризорники пройдут полное медицинское обследование.

Впору захлопать в ладоши и воскликнуть: "Да здравствует Госсанэпиднадзор!", но осталась только одна маленькая формальность, мешающая исторгнуть этот возглас. Сейчас мы уладим ее и спокойно воскликнем. Итак, какие же приняты меры для того, чтобы медицинское обследование было проведено действительно всех, без исключения, детей, и какие цели преследует сия диспансеризация?

По словам Иванова, для борьбы с детской беспризорностью в Министерстве здравоохранения создан специально обученный штаб, руководит которым целый заместитель министра Ольга Шарапова. В частности, специалисты будут озабочены вопросами оказания медицинской помощи беспризорным детям. Однако это еще не все. В Москве для приема беспризорников выделены три детские больницы, в которых все дети будут проходить санитарную обработку, а то и госпитализацию для проведения всестороннего обследования - аж на пять дней кряду. Причем региональные органы здравоохранения и лечебные учреждения тоже подключены к решению этих задач. Но и на этом дело не останавливается. С персоналом стационарных отделений детских больниц будет проведена соответствующая работа, потому что "не идеальное" (это цитата) поведение беспризорников приводит к тому, что медицинское "отделение не готово принять одновременно до 15 беспризорных детей" (это тоже цитата).

Для того чтобы не возникало недоуменных вопросов в мой собственный адрес, я, пожалуй, задам их г-ну Иванову. Итак:

  1. Известно, что официальная статистика беспризорников отсутствует, и, по самым пессимистичным прогнозам, их не менее 5 миллионов. Как будет производится контроль за диспансеризацией всех беспризорников России?
  2. Существуют ли данные о местонахождении всех беспризорников России, и если нет, то каким образом, за исключением способа "свыше", откроются эти данные лицам, ответственным за доставку беспризорных детей в медицинские учреждения?
  3. Известно, что беспризорники очень часто страдают целым букетом заболеваний, в том числе и тех, которые сложны в диагностике. Каким образом будет решена эта проблема, и какая из трех отведенных для детской диспансеризации больниц имеет соответствующее диагностическое оснащение?
  4. Как поступят с теми беспризорниками, диагностика заболеваний которых должна длиться более пяти дней, отведенных для "проведения всестороннего обследования"?

  5. Как поступят с теми беспризорниками, у которых будут выявлены заболевания, для лечения которых требуется госпитализация?
  6. Сколько беспризорников запланировано на прием в одну больницу? К одному специалисту? Сколько беспризорников должны будут обслужить одна медсестра? Один санитар? Насколько успешно справятся с нагрузкой три московских детских больницы, учитывая уже упомянутую общую сложность диагностики и лечения заболеваний? Сколько больниц предполагается предоставить в распоряжение беспризорников в других регионах?
  7. Как будет оплачиваться труд специалистов и другого медицинского персонала, которые проведут обследование беспризорников? Сразу оговорюсь: вопрос не к врачам. Среди них наверняка немало благородных людей, готовых за копейки взвалить на себя проблему общения с пациентами "не идеального" поведения и абсолютно непредсказуемого анамнеза. Но готовность эта, тем не менее, должна быть оплачена достойно.
  8. Будет ли обследование анонимным? Будут ли приняты меры к тому, чтобы правоохранительные органы не вмешивались в процесс диспансеризации беспризорников? Ведь не секрет, что дети становятся беспризорниками не только потому, что теряют своих родителей, но и потому что бегут от родителей. Вернуть их в такую семью, от которой мальчик или девочка удрали и скрываются - это значит сделать условия их жизни еще более невыносимыми, чем улица, потому что в противном случае они бы сами давным-давно туда вернулись. То же самое с детскими домами. Жестокость подростков по отношению к себе подобным тоже не тайна за семью печатями. Изнасилования, шантаж, истязания (нравственные и физические)... Даже иной обыкновенный школьник нет-нет, да и почувствует себя жертвой преследований со стороны одноклассников, что уж говорить о тех, которые вынуждены делить с этими одноклассниками всю свою жизнь. Их бегство - это тот же шаг отчаяния, какой толкает на улицу детей, имеющих семью. Если медицинское учреждение будет сотрудничать с милицией, оно дискредитирует себя в глазах беспризорника, и много за то, что это будет последнее его добровольное обращение к врачам... если обращение вообще предполагается добровольным.
  9. Что будет сделано для профилактики заболеваний, распространенных в среде бомжей: кожно-венерических, туберкулеза, гепатита? Что толку от проведенной диспансеризации и даже последующего лечения, если, снова попав на улицу, ребенок опять заболеет?
Спору нет, пять дней, проведенных в больнице, могут стать для беспризорника счастливыми днями мытья, трехразового питания и приема витаминов. Но я подожду с аплодисментами. Проблемы нужно решать, а не создавать видимость их решения.

 

 

СВОБОДА СЛОВА И ИНФОРМАЦИИ

Английская "Таймс" опубликовала в прошлую пятницу материал, посвященный вручению престижной британской премии за самую мужественную защиту свободы слова специальному корреспонденту "Новой газеты" Анне Политковской.

Статья. Укрощенная пресса ("The Times" , Великобритания). ИноСМИ, 23 марта 2002 г.

Старые советские привычки удушают освещение событий в Чечне

Имя Анны Политковской не известно за пределами России. Если бы президенту Путину было дозволено, ее не знали бы и внутри страны. Сегодня ее жгучие репортажи о коррупции, запугивании и жестокостях, которые творят российские солдаты в Чечне, являются чуть ли не единственным источником информации о том, что там в действительности происходит.

Она делает эти репортажи с большим риском для собственной жизни. За свои 40 командировок в Чечню она испытала многое: ее притесняли, арестовывали, угрожали изнасилованием и пытками и, наконец, вынудили бежать из России после того, как ей подло намекнули на возможность "случайной" автомобильной аварии. Но, как и диссиденты, которых не удавалось заставить замолчать репрессивному советскому государству поколение назад, она продолжает говорить. Вчера выступающая за свободу прессы организация "Index on Censorship" вручила ей награду за самую бесстрашную защиту свободы слова.

Как и Андрей Сахаров, г-жа Политковская была втянута в конфронтацию один на один с государством своим отказом примириться со злодеяниями. У нее нет никакой политической повестки, и она в своих репортажах сообщает также об экстремизме и криминальных связях лидеров (чеченских) повстанцев.

Но она разоблачает и то, что военное командование отчаянно пытается скрыть: плохую подготовленность срочнослужащих (российской армии), нехватку в войсках снаряжения и отсутствие дисциплины; тайный сговор российских официальных лиц с лицами, занимающимися похищениями людей, "крышевым" рэкетом и вымоганием взяток у мирных жителей; обстрелы домов и имущества и неразборчивые убийства, включая, в самое недавнее время, поджог автобуса с целью сокрытия свидетельств, что его гражданские пассажиры были обстреляны по ошибке.

Президент Путин в последний год достиг многого. Он принес своей стране стабильность, повысил ее благосостояние, протолкнул жизненно важные реформы в сфере налогообложения, судебной системы и землевладения и выступил против старых предубеждений относительно переориентации России в сторону Запада и вступления в борьбу против международного терроризма.

Однако все это было сделано в определенной мере за счет свободы прессы и свобод личности. Почти не проявляется терпимости к инакомыслию, и снова начинают утверждаться старые советские привычки: самоцензура журналистов, официальное давление на тех, кто не желает следовать установкам сверху; постепенный отход от демократической шумихи ельцинских лет.

Одна за другой подавляются независимые газеты и телевизионные станции. Только "Новая Газета", выходящая 2 раза в неделю маленьким тиражом либеральная газета, публикует репортажи г-жи Политковской, которая все еще пишет о Чечне; и вот теперь суд наложил на редакцию газеты рекордно высокий штраф по иску о клевете, явно пытаясь ее обанкротить и заставить замолчать.

Большинство россиян не волнует свобода прессы. Для них важнее, чтобы выплачивались пенсии, велась борьба с коррупцией и сокращалась преступность. Большинство особо не задумывается над тем, что происходит в Чечне. Но эта война стала кровоточащей раной, которую г-н Путин не способен вылечить; и чем более гнойной становится эта рана, тем выше опасность, что она приведет к заражению всего политического организма.

Попытки наложить запрет на освещение войны в Чечне в средствах массовой информации - это одно, но преследование тех, кто сообщает о ней правду достойно порицания. Россия ведет законную войну против террора, но это не может быть оправданием варварства в Чечне. Только свободная пресса может настаивать на таком различии.

 

Газетная полоса посвящена давлению на СМИ с помощью судебных исков.
Заявление Фонда защиты гласности. В России самая исполнительная власть - судейская. Новая газета, № 21

Иски к "Новой газете" на сумму $1 500 000. На что рассчитывают истцы - судья Чернов из Краснодара и Межпромбанк?

По данным мониторинга нарушений прав СМИ, проводимого Фондом защиты гласности, за год с 1 марта 2001 г. по 1 марта 2002 г. российским средствам массовой информации предъявлен 451 судебный иск на общую сумму 668 011 355 рублей. На сегодняшний день из этих предъявленных исков удовлетворено 168, с ответчиков взыскано 4 491 398 рублей.

Два судебных иска на сумму 45 миллионов рублей способны разорить любую негосударственную газету. И люди, подающие такие иски, об этом хорошо информированы. Не могут не догадываться о разрушительных последствиях своих решений и судьи, удовлетворяющие эти иски, не обращая внимания на принцип соразмерности ответственности совершенному деянию.

Вряд ли такое редкое единодушие истцов и судей объясняется пошлым сговором: слишком велика вероятность быть разоблаченными, ведь иски поданы к авторитетному центральному СМИ. Отсюда единственно возможный вывод: выполняется заказ. А истцы и судьи - всего лишь винтики в механизме выполнения заказа…

Чей заказ? "Новую газету" заказали те, кому наши судьи до сих пор не научились отказывать, дважды в течение одного дня меняя собственные решения. Как это сделал приснопамятный саратовский судья Николаев, вначале запретивший проводить незаконное собрание акционеров НТВ, а несколько часов спустя отменивший собственное решение.

Наши судьи, безусловно, независимы и подчиняются только закону. Но, к сожалению, некоторые из них настолько гибки, что легко "прогибаются" тогда, когда их об этом просят представители высшей власти. К тому же нашей власти отказывать не принято, подобные отказы, как мы знаем, чреваты.

Вспомним хотя бы судью Пашина, принципиальность и несговорчивость которого могли стоить ему не только карьеры, но и свободы. И хотя теоретически закон № 3132-1 "О статусе судей в РФ" обеспечивает существенные гарантии независимости судьи, сами судьи чаще предпочитают опираться на более твердую почву.

Почему с "Новой газетой" решили расправиться именно при помощи судебного давления? Да потому, что подобная схема уже опробована на региональных газетах и на негосударственных телеканалах в Москве.

Как показала жизнь, использование судебного прессинга не дает осечек: тот, кто должен быть осужден, никогда не услышит оправдательного приговора. (...)

Мы призываем судей еще раз задуматься о последствиях принимаемых решений, о своем гражданском предназначении.

(Заявление Фонда защиты гласности. Публикуется в сокращении)

РЕЗОНАНС

"Таймс" о "Новой газете"

"Таймс" обращает внимание на ситуацию, сложившуюся вокруг "Новой газеты". Британская газета пишет: в Россию возвращаются советские методы борьбы с неугодными журналистами - вводится цензура, осуществляется серьезное давление на тех, кто не придерживается официальной точки зрения Кремля. Одно за другим закрываются независимые средства массовой информации. Одна из немногих газет, оставшаяся независимой, - "Новая газета" - сегодня под угрозой закрытия: недавно суд присудил ей выплатить около 1,5 млн долларов в качестве возмещения морального вреда за клевету. Очевидно, что это попытка российских властей обанкротить и закрыть издание, позволяющее себе высказывать критическое мнение.

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Михаил Классон. Статья. Большой скачок Минприроды. Время МН, № 52

…Как выяснилось, заповедные леса рубят не только браконьеры, но и законопослушные заготовительные предприятия. И рубят в соответствии с новым российским законом. Все началось с распоряжения председателя правительства РФ Михаила Касьянова № 89-р от 23 января 2001 года о переводе лесных земель в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства. Это постановление стало прологом принятого в прошлом году Госдумой правительственного варианта Земельного кодекса, в котором, как разъяснили в парламентском Комитете по экологии, полностью отсутствуют ограничения на вырубку лесов первой группы. Если раньше вырубка реликтовых лесов допускалась в исключительных случаях, связанных с выполнением международных обязательств, прокладкой трубопроводов и пиний энергоснабжения, то согласно новому Земельному кодексу рубить заповедные лесные угодья можно даже для "муниципальных и других нужд". Чем немедленно и воспользовались как экспортеры российского кругляка, так и строители коттеджей в живописных уголках Подмосковья.

Едва на принятом земельном документе просохли чернила, кок обрадованные чиновники из районов Московской и Ленинградской областей бросились строчить свои распоряжения, разрешающие вырубки лесов первой категории под "социальные нужды" богатых дачников. Так, под топором оказались 31,5 гектара заповедного массива Подушкинского леса в Одинцовском районе Подмосковья, 26 гектаров заказника "Павловская слобода" в Истринском районе, где развернулось строительство элитного коттеджного поселка "Балтика". …

В минувшую пятницу депутаты Трешневиков, Бакиев и Оленьев внесли проект своей поправки в Земельный кодекс о защите леса на рассмотрение Госдумы. Но парламентарии, как и в прошлом году, большинством голосов отмахнулись от навязчивой проблемы. Выходит, лес по российским законам и впредь будут рубить где попало и сколько влезет. Одна надежда на то, что правительства западных стран, дорожащие "зеленым имиджем", введут мораторий на закупку российского кругляка, порубленного в заповедниках. По сведениям Гринписа, на такой шаг готовы пойти Германия и Финляндия. В общем, что немцу здорово, то нам - до фонаря...

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Психиатрические лечебницы хуже, чем тюрьма, - говорит консультант Гражданской комиссии Любовь Белокобыльская. - Из тюрьмы можно выйти по истечении срока наказания, из психушки выхода практически нет или, как любят шутить сами психиатры, только на кладбище. Диагноз становится несмываемым клеймом на всю жизнь. А заключения психиатров обжалованию не подлежат.
Статья. Фабрика сумасшествия. Новые Известия, № 50, 23 марта 2002 г.

Стена, бесконечная бетонная стена. Ни входов в ней, ни выходов. За забором - четырехэтажные побеленные здания с решетками на окнах.

- Давай, давай, давай! - подбадривает гнусавый голос паркующийся для разгрузки грузовик.

"Парковщик", несмотря на пригревающее мартовское солнышко, одет в длинный пуховик и кроличью шапку-ушанку. Он неуклюже пьет сок из пакета, протянутый ему женщиной лет пятидесяти. Она заботливо вытирает ручейки напитка на его подбородке.

- Давай, давай, давай! - снова кричит паренек, и эхом отдаются его возгласы меж стоящих вокруг многоэтажек.

Грузовик привез продукты в психоневрологический интернат № 26, который находится недалеко от метро "Выхино". А крикун - это пациент пристанища для душевнобольных. В сопровождении матери он скрывается за единственной дверью, которая связывает интернат с внешним миром. Следуем за ним и мы.

КПП. Нет ни вертушки, ни решеток. Из окошка выглядывает усач в униформе.

- Вы к кому?

- К Гершаник во второе отделение.

- Паспорта!

В чисто подметенном дворе нагуливают аппетит пациенты. На лавочке рядом с двумя воркующими старушками примостился еще один крикун. Раскачиваясь вперед и назад, он заунывно воет. Человеческий язык ему, видимо, уже чужд. Спрятаться от звуков этой человеческой сирены можно только в лечебном корпусе.

Темный холл. На стенах - стенды о буднях интерната с черно-белыми снимками десятилетней давности. С другой стороны - фотографии и списки долгожителей заведения. Все они родились между 1905 и 1920 годами. За что им Бог послал такую старость?

Второе женское отделение находится на втором же этаже. Стеклянная дверь заперта. Вдоль косяка выстроились в ряд личинки замков. Вместо ручки зияет дыра. В нее, как оказалось, вставляется отмычка. Даже при наличии ключа без отмычки дверь ни за что не открыть. Строгие медсестры тщательно записывают наши фамилии, указывая степень родства с пациенткой Еленой Гершаник. Только после этого с милостивого разрешения ее отпускают на улицу. Щелчок замка, скрежет поворачивающейся отмычки.

Богатым наследникам место в психушке
Тридцатидевятилетняя Елена попала в психинтернат в августе прошлого года. А до этого она провела три года с небольшими перерывами в различных психиатрических больницах Москвы. Инициатором ее лечения всегда выступал старший брат Юрий. А причиной тому - унаследованная Еленой после смерти отца двухкомнатная квартира.

Отправить ее в психушку было не сложно как минимум по двум причинам. Во-первых, еще в начале 80-х годов, будучи студенткой института культуры, она лечилась по настоянию отца в психиатрической больнице от депрессии после неудачного романа. Когда же отец умер, квартира приглянулась не только Лениному брату, но и соседям, которые изъявили желание ее снять. Лена противилась. Тогда соседка, как говорится, по знакомству и, естественно, с согласия брата определила Елену в психбольницу.

Поначалу усилия родственничка и соседки по изоляции Елены увенчались лишь относительным успехом. Психиатры не признавали женщину больной, держали в больнице месяц, от силы два и выписывали. Тогда, по словам Елены, Юрий затеял новую игру. Он нарисовал ей мрачную картину о якобы имеющихся огромных долгах за квартиру, заставил его прописать, а после этого опять упрятал в дом скорби.

На этот раз заточение Елены продлилось полгода. Но как это ни удивительно, вызволил ее оттуда опять же любимый брат. Позже Лена поняла, что забрал он ее домой далеко не от внезапно проснувшейся братской любви. Лену надо было выдать замуж, тем более что и жених подходящий нашелся. Им оказался семидесятилетний одинокий и больной старик, владелец однокомнатной квартиры. "У Юры была знакомая в загсе, поэтому устроить регистрацию брака с неходячим стариком оказалось нетрудно, - вспоминает Лена. - Жениха я, можно сказать, и не видела - он даже не смог выйти из машины".

Молодожен недолго протянул после свадьбы. Таким образом Елена благодаря стараниям брата стала наследницей еще одной квартиры. Юрий наравне с сестрой поучаствовал в приватизации однокомнатной квартиры и снова сослал ее в психушку летом 1999 года. На этот раз он позаботился о том, чтобы сестра осталась там навсегда. Он подал иск в суд о признании сестры недееспособной, и женщину освидетельствовали в больнице имени Кащенко.

"У меня спросили лишь дату рождения, задали еще несколько вопросов и отпустили, - говорит Елена. - Позже подруга рассказала, что психиатры-эксперты признали меня недееспособной, а суд подтвердил это своим решением. В суде, кстати, я не присутствовала и узнала о лишении меня дееспособности только при переводе из больницы в психинтернат".

- Как ты себя чувствуешь?

- То лучше, то хуже, - отвечает Лена, переминаясь с ноги на ногу. - Когда дают только аминазин, то я могу работать. А после галоперидола с кровати встать невозможно: сводит руки и ноги - страшная боль. Если не работать, то врачи грозят сделать укол, после которого вообще жить не хочется. Вот и приходится пересиливать себя.

- Какую работу тебя заставляют выполнять?

- Да посуду мою. Каждый раз тарелок по сто. Ничего, я уже привыкла.

- Какие у тебя отношения с другими больными?

- В нашем отделении неплохо - почти все спокойные. Есть одна Танька, торговка с рынка. Ее сюда менты упрятали. Она любит похулиганить, поскандалить, ворует продукты из тумбочек. А так в основном старушки тихие. Сами видели, они все лысые ходят, ни в чем сестрам перечить не смеют. Я хотела было перевестись в другое отделение - к колясочникам. Но их же придется таскать на руках с четвертого этажа по лестницам на улицу. Тяжело.

Сделать человека психом нетрудно
Ни минуты Лена не стоит спокойно на месте, ходит, переминается с ноги на ногу, рассматривает пакет с гостинцами. Вот оно, побочное действие галоперидола. Он относится к одной из двух больших групп психотропных препаратов, которые вызывают подавленность, невероятно болезненный и неконтролируемый спазм мышц, изматывающую неусидчивость, в результате которой больные не могут найти себе места и вынуждены целыми днями беспрерывно ходить из угла в угол, едва сев, вставать, потом опять ложиться.

Другая же группа психотропных средств, наоборот, приводит к улучшению настроения, спокойствию и умиротворенности, постепенно вызывает привыкание, то есть по сути является наркотиком. При отмене этих препаратов эффект может быть совершенно неожиданным. Например, амитриптилин предписан для лечения депрессии. Однако после окончания его приема у пациента могут появиться суицидальные настроения.

Как говорит Сергей Запускалов, психиатр с семнадцатилетним стажем, любой врач, зная о побочных действиях психотропных препаратов, которые в той или иной степени проявляются в ста процентах случаев, будет оберегать своих близких от стационарного лечения. "Буквально за считанные дни при помощи психотропных веществ из здорового человека можно сделать полного инвалида, страдающего и от физических, и от психических расстройств", - говорит он.

Другой психиатр с двадцатитрехлетним стажем Наталья Половинкина даже составила таблицу плюсов и минусов действия психофармакологических препаратов. Оказывается, все они в большей или меньшей степени отрицательно влияют на сердечно-сосудистую и кроветворную, эндокринную и мочеполовую системы, на функции зрения и дыхательных путей, желудочно-кишечный тракт, не говоря уже о центральной и вегетативной нервных системах.

Лена не жалуется на свою долю. Не сетует на брата, который за все время ее пребывания в интернате ни разу не навестил ее. Зато приходят подруги и сотрудники Гражданской комиссии по правам человека, которые стараются помочь женщине выбраться из хитроумной западни, некогда расставленной ее братом.

"Психиатрические лечебницы хуже, чем тюрьма, - говорит консультант Гражданской комиссии Любовь Белокобыльская. - Из тюрьмы можно выйти по истечении срока наказания, из психушки выхода практически нет или, как любят шутить сами психиатры, только на кладбище. Диагноз становится несмываемым клеймом на всю жизнь. А заключения психиатров обжалованию не подлежат.

Здесь врач - бог, царь и господин. Как он скажет, так и будет. Без его разрешения не только на улицу, в туалет не сходишь".

Мимо пробегает стайка подростков. Яркие цветные курточки и кроссовки. Они смеются, играют с греющейся на припеке кошкой. Эти дети отнюдь не похожи ни на крикуна перед входом в интернат, ни на воющего на скамейке мальчика. Но в свои шестнадцать-восемнадцать лет они не знают другой жизни, кроме как в подобных интернатах. Много лет назад, в четырехлетнем возрасте за считанные секунды психолого-медико-педагогическая комиссия признала этих детей-сирот необучаемыми или олигофренами. Испуганного ребенка, попавшего в кабинет к незнакомым суровым дядям и тетям, попросили объяснить, например, смыл пословицы. Неудивительно, что малыш в такой ситуации не продемонстрировал чудеса эрудиции. Диагноз готов.

В начале 90-х годов международная правозащитная организация "Хьюман райтс уотч" провела независимое обследование детей в специнтернатах. Выводы были неутешительны: от 30 до 60 процентов детей получили диагноз "олигофрения" необоснованно. То есть от трех до тридцати тысяч детей могли бы учиться и развиваться на общих основаниях, получать потом профессию, работать, заводить семью. А вместо этого государство тратит огромные деньги на социальное обеспечение невольных иждивенцев с искалеченной псевдопсихиатрическим диагнозом судьбой.

"У пациентов здесь нет прав"
Придя навестить Елену Гершаник, мы собирались не только справиться о ее здоровье, но и сообщить радостную новость. В конце февраля Мосгорсуд отменил в кассационном порядке ранее вынесенное судебное решение о признании Лены недееспособной. Суд восстановил ее права. Теперь она сама может определять, где ей жить, продолжать ли лечиться, принимать ли лекарства. Проблема заключается в том, согласятся ли психиатры с такой постановкой вопроса. Обычно они отвечают, переходя на крик: "Здесь у пациента нет прав. Только врач знает, что для больного лучше". Посмотрим, что скажет главный врач интерната Вера Васильевна Ведерникова.

В поисках кабинета главврача мы с Любовью Белокобыльской забрели в пищеблок. Еще недавно здесь стояли камеры и осветительные приборы - Андрей Кончаловский снимал в психинтернате свой последний кинематографический шедевр. А теперь остался лишь запах, присущий всем общепитовским столовым. На лестнице встречаем мужчину в белом халате. Им оказался заведующий мужским отделением Владимир Николаевич. Он быстро ведет нас по коридорам.

Во время обеда в дни посещений родные пациентов зачастую предпочитают покормить своих чад домашней едой. За стеклянной стеной как раз трапезничают: огромного роста детину кормит с ложечки молодая женщина. Жена? Сестра? Некогда раздумывать, надо бежать вслед за строгим психиатром.

Владимир Николаевич несловоохотлив. Отвечает практически односложно.

- Вы давно здесь работаете?

- Недавно. Я три года сидел дома на пенсии.

- Надоело?

- Зимой скучновато - вот и подрабатываю. А летом на дачу, под Смоленск.

- Как у вас пациенты, не буйные? Лекарств хватает?

- Хватает, - отвечает он, хитро улыбаясь в бороду. - Вот мы и пришли.

Опять стеклянная дверь за семью замками. Обитатели отделения, где находится кабинет главврача, долго ищут отмычку. Кабинет Веры Васильевны залит солнцем: на подоконниках цветочки в горшках, кипы бумаг на столе. Хозяйка кабинетика улыбается, но, лишь взглянув на протянутую бумагу, меняется в лице.

- Гершаник? Владимир Николаевич, это квартирное дело, - деловито поясняет она коллеге. Читает дальше.

- Как это ей вернули дееспособность? Без нашего ведома? Это незаконно! Мы отменим это решение! - кричит маленькая, хрупкая главврач.

- Суд имеет право решать вопросы дееспособности, - спокойно отвечает Любовь Белокобыльская. - Так записано в законе "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

- А кто в суд обращался?

- Гершаник написала жалобу.

- Как она могла, она же невменяемая?

- По закону она имеет право обжаловать судебное решение районного суда, которым ее лишили дееспособности.

- Мы закон о психиатрии тоже иногда читаем, - говорит, немного успокаиваясь, Вера Васильевна.

- Без заключения психиатров нельзя восстановить дееспособность. Мы создадим комиссию из трех врачей, освидетельствуем Гершаник и направим документы в суд.

- Пожалуйста, проводите освидетельствование. Но Елена настаивает на том, чтобы в состав комиссии вошли врачи из Независимой психиатрической ассоциации.

- Вы что, нам не доверяете???

- Доверяем, но будьте добры поставить в известность о дне проведения экспертизы независимых врачей.

- Никуда мы звонить не будем. И что за сведения вы тут просите выдать на руки? Во-первых, мы никакие сведения на руки не выдаем. А, во-вторых, вы кто вообще такая?

- Я доверенное лицо адвоката Гершаник, там же написано, - отвечает Любовь Белокобыльская.

- И что вам надо от Гершаник?

- Я хочу восстановить ее права.

- Какие права? Много вас тут всяких ходит. А у Гершаник квартирный вопрос.

- Лена дееспособная и может сама решать, где ей жить. Почему вы не считаетесь с ее мнением, не отпускаете ее?

- Вы что, нас в корысти подозреваете? Ей здесь лучше. Врачи сами знают, когда ее выписывать. Мы заботимся исключительно о благе наших пациентов.

- Тогда хотя бы отмените ей галоперидол. Елене от него плохо, она не может работать.

- Не диктуйте мне, как кого лечить, - снова закричала главврач.

Порешив на том, что независимые психиатры сами будут дозваниваться и узнавать о дне экспертизы, мы распрощались с Верой Васильевной. Глоток свежего воздуха заставил немного забыть о криках психиатров, которым самим впору принимать успокоительное. Любовь Белокобыльская наказала Елене в ближайшие дни написать заявления о выписке из интерната и о приглашении на освидетельствование независимых специалистов. Свидание подошло к концу.

Квартирно-семейный вопрос
Медсестры в отделении не скрывали недовольства тем, что Лена опоздала на обед. Пока мы ждали, когда же отопрут дверь, Лена через стекло показала на сидящую напротив входа старушку, свою тезку. "Ее внук уехал в Израиль, бабушкину квартиру продал, а ее определил сюда", - объясняет Лена.

Так вот почему в интернате столько долгожителей. Родственники, не желая ухаживать за стариками, сдают их в психинтернаты. Из обычного дома для престарелых старики могут уйти, если у них есть собственное жилье. Из психушки уже так просто не уйдешь без согласия родственников. А те уже давно забыли о часе своего позора, когда определяли старика в психинтернат, и продолжают спокойно проживать в бабушкиных и дедушкиных квартирах.

Кстати, по данным Гражданской комиссии, немало пациентов психиатрических больниц и интернатов попадают туда из-за пресловутого квартирного вопроса. Причем такая тенденция присуща крупным городам, особенно Москве. Адвокаты говорят, что суды с легкостью признают человека недееспособным, основываясь только на заключении психиатрической экспертизы, как в случае Елены Гершаник, невнятном и противоречивом. При этом отсутствие самих пациентов в зале заседаний судей не смущает.

"В большинстве случаев за признанных недееспособными людей некому вступиться. Но Елене повезло с подругой, которая нашла адвокатов, обратилась в Гражданскую комиссию, и мы успели вовремя обжаловать решение районного суда, - говорит ее адвокат Марина Килина, которая выиграла не один подобный процесс. - Мосгорсуд принял во внимание, что Елену лишили дееспособности без ее присутствия, на судебные заседания не приглашали свидетелей, которые могли бы дать показания в ее пользу. Мы также поднимали вопрос о бурной деятельности брата Елены по продаже ее квартиры".

Пока рано загадывать, когда Лена покинет стены своего психиатрического узилища. По словам адвоката, предстоит повторное освидетельствование Гершаник психиатрами, затем новое судебное разбирательство. Если в один прекрасный день она вновь обретет свободу, то пройдет не один месяц, а то и год, пока будут восстановлены ее права на жилье, а суд признает все совершенные с ее квартирой сделки недействительными.

Безумная психиатрия
По дороге до метро пытаюсь выяснить у Любови Белокобыльской, повидавшей на своем веку не один десяток психиатров, почему врачи так упорно удерживают Лену Гершаник в психинтернате. Похоже, что родственники платят врачам, чтобы те любыми способами удерживали пациентов в лечебнице. Бывают и такие случаи, отвечает Люба. На ее практике действительно встречались сговоры психиатров и родственников больных. Врачи признавали пациентов недееспособными, что позволяло потом творить с их оставленным на воле имуществом все, что угодно: продавать и менять квартиры, сдавать их или закладывать. Во-вторых, от заполнения больниц и интернатов пациентами зависит финансирование этих учреждений и дополнительное выделение средств на исследования в области психиатрии.

У Софьи Мингазовой, проработавшей около двух лет в одной из психиатрических больниц Екатеринбурга, существует свое мнение о племени психиатров и об их упрямстве в удержании пациентов на больничных койках. "Представьте себе, что психиатры все же согласятся с судом и признают Гершаник дееспособной, - говорит она. - Это же означает, что они распишутся в своем непрофессионализме. Получается, что они год назад не разглядели дееспособность у якобы недееспособного пациента. Психиатрия тогда предстанет узаконенным шарлатанством, которое непоправимо искалечило тело и душу молодой женщины. А этого допустить нельзя, иначе психиатры сами под суд пойдут".

По мнению Софьи, психиатры прекрасно знают, что в большинстве случаев помочь больным они не могут. Таблетки превращают депрессию, вызванную разладом в семье, в глубокое психическое расстройство. Электрошоки и хирургическое вмешательство просто разрушают мозг. Человек превращается в животное, а нередко и погибает.

Видя свое бессилие, у психиатров начинается внутренний разлад: в учебниках и пособиях написано одно, а на деле получается совсем другое. Чтобы заглушить угрызения совести, психиатры сами начинают принимать транквилизаторы, становятся алкоголиками. По статистике у многих психиатров не складывается семейная жизнь. Они, как и их пациенты, становятся заложниками безумной отечественной психиатрии.

 

Информ. сообщ. Детскую больницу оставили в покое. Российская газета, № 52
Министр здравоохранения Юрий Шевченко отменил свой недавний приказ о слиянии Российской детской клинической больницы (РДКБ) и Московского НИИ педиатрии и детской хирургии и создании на их базе научно-исследовательского центра "Здоровье детей" Минздрава РФ. Таким образом, Российская детская клиническая больница будет действовать в своем прежнем качестве. А Федеральный центр "Здоровье детей" будет создан на базе Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ. Против слияния института и клиники выступали врачи больницы и родители детей, которым оказывается медицинская помощь в этой клинике. Они боялись, что в таком случае лечение станет платным. РИА "Новости".

 

Лента.Ру, 23 марта 2002 г.
Статья. РДКБ отбила атаку Минздрава. Больницу не преобразуют в институт.

Приказ Минздрава о преобразовании Российской детской клинической больницы в Научно-исследовательский центр "Здоровье детей" отменен. Как сообщил в пятницу на пресс-конференции главврач РДКБ, больница останется самостоятельным лечебным учреждением, а НИЦ будет создан на базе НИИ педиатрии, с которым предполагалось слить больницу.

Приказ Минздрава, о котором стало известно 14 марта, вызвал резкий протест коллектива знаменитой больницы. Сотрудники РДКБ восприняли инициативу министерства как угрозу самому существованию больницы, которая считается самым передовым детским лечебным учреждением в России. Ожидалось, что в новой структуре лечение детей станет платным или вообще прекратится, зарплаты будут снижены, а часть сотрудников - уволена. Родители больных детей, кроме того, опасались, что руководство будущего центра запретит им проживать в палатах вместе с детьми.

Кампания протеста началась в ночь на 18 марта. В редакцию Lenta.Ru поступили письма врачей и родителей, адресованные президенту России и Патриарху Алексию II. Через несколько часов после публикации в Lenta.Ru сообщение появилось в эфире "Эха Москвы". В первой половине дня информация быстро распространялась в сетевых СМИ, затем конфликт вокруг РДКБ стал одним из главных сюжетов в теленовостях.

В течение двух дней министр здравоохранения Юрий Шевченко пытался бороться, уверяя, что больнице ничего не угрожает, а протесты медиков вызваны "корыстными интересами". По словам главы Минздрава, число рабочих мест предполагалось увеличить, а лечение оставить бесплатным. Тем не менее в четверг вечером решение было пересмотрено.

Первоначально новое решение было обнародовано без объяснений. Позже корреспонденту РИА "Новости" в пресс-службе Минздрава сообщили, что отмена приказа вызвана "крайне негативным отношением руководства этой больницы к ее дальнейшему развитию". Одновременно было сообщено, что в создаваемый НИЦ будут включены другие лечебно-профилактические и медицинские институты педиатрического профиля. Руководить центром будет главный педиатр Минздрава РФ, профессор Александр Царегородцев.

 

Газета (web-сайт), 25 марта 2002 г.
Дмитрий Шульгин. Статья. Родители и врачи отстояли бесплатную детскую клинику. *

Об этом сообщил в пятницу на пресс-конференции в Москве председатель правления ассоциации детских больниц РФ, главврач РДКБ Николай Ваганов.

Таким образом был разрешен конфликт, сопровождавшийся массовыми акциями протеста родителей тех детей, которые проходят курс лечения в РДКБ. После выхода приказа о ее преобразовании у родителей возникли опасения, что теперь лечение детей в больнице будет платным и даже перестанет быть профилем данного учреждения. Свою тревогу по этому поводу выражали и врачи.

Между тем приказ министра, появившийся накануне, в четверг, отменил предыдущий нашумевший приказ. Согласно новому документу, теперь Центр "Здоровье детей" будет создан не на базе клинической больницы и московского НИИ педиатрии и детской хирургии, а только на базе последнего.

Это решение вызвало горячее одобрение руководства больницы и представителей Российской академии медицинских наук. На сегодняшней пресс-конференции Ваганов подчеркнул, что РДКБ является единственной детской клиникой в России, которая бесплатно выполняет дорогостоящие операции и помогает детям из регионов. В этой больнице, по его словам, было разработано огромное количество новых методик лечения.

В свою очередь директор научного центра здоровья РАМН Александр Баранов обратил внимание на бедственное состояние российской медицины. По его словам, примерно 10 федеральных клиник, которые существуют в России начиная с 1989 года, до недавнего времени не получали никаких серьезных финансовых вливаний. Что касается детской медицины, то укомплектованность детскими врачами в российских поликлиниках составляет лишь 50-60%.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Мария Никифорова, Виктор Хамраев. Статья. Гнать или терпеть. Время новостей, № 53.

Нерадивого парламентария нужно лишать депутатского мандата, считает спикер Московской городской думы Владимир Платонов, разработавший законопроект об "Отзыве депутата МГД". Пока инициатива спикера не нашла поддержки в Мосгордуме, и на прошлом заседании столичные депутаты закон не приняли. Спикер не отчаивается и верит, что когда-нибудь у московских избирателей появится возможность отзывать депутатов, в том числе и самого г-на Платонова. Нужно ли это москвичам, неизвестно. А вот для исполнительной власти столицы это может стать большим подарком, дополнительным ресурсом давления на московских законодателей.

Свою инициативу спикер объясняет причинами дисциплинарного характера: "Мне пришлось взять на себя эту неблагодарную роль и выступить с законопроектом, потому что в течение восьми лет заполняемость зала заседаний уменьшилась, в зале становится все просторнее и просторнее". Отзывать предполагается, если депутат отсутствует в Думе по неуважительной причине, а также не соблюдает "обязанность депутата быть в зале и голосовать". Кроме того, г-н Платонов не исключил, что может появиться еще и третий критерий -- "обязанность депутата раз в месяц принимать население". Спикер надеется, что закон будет "исключительной мерой наказания для депутата".

Вместе с тем в беседе с корреспондентом газеты "Время новостей" спикер признал, что на сегодняшний момент "зал заседания полон" и если люди и отсутствуют, то "только по уважительной причине". А депутат Евгений Бунимович заметил, что "закон может быть использован совсем в иных целях, например, для отзыва неугодных депутатов, он может превратиться в элемент политической борьбы, для устранения неугодного власти депутата". "Нам надо как-то обезопасить себя, чтобы правящая партия не подавляла думскую оппозицию", -- добавил он. Тем более что политическая составляющая в Думе, по его признанию, существует -- "все-таки избрана новая Дума, идет новый раздел сфер влияния, множество интересов". Но в целом, полагает г-н Бунимович, закон об отзыве необходим: "если люди выбирали, то они должны иметь право отозвать, но только в каких-то чрезвычайных обстоятельствах".

Иначе думает депутат МГД Степан Орлов. Корреспонденту газеты "Время новостей" он сообщил, что ни в одной стране мира и ни в одной избирательной системе подобных законов не существует. "Основной избирательный принцип -- это когда один раз в четыре года избиратель приходит к урне и сам оценивает". Кроме того, г-н Орлов допускает, что такой закон может быть использован для политических манипуляций. "Как результат получим бесконечные выборы -- с "черным" пиаром, компроматом", -- сказал он.

Проблема отзыва волнует не только столичных законодателей. Не исключено, что подобная процедура будет прописана в обновленном законе о выборах депутатов федеральной Думы, проект которого разрабатывается в ЦИК. Представители левых партий и "партии власти" в Госдуме уже успели признать целесообразность отзыва. Категорически против партия СПС (в которой состоит Владимир Платонов) и "Яблоко" (Евгений Бунимович). "Если граждане хотят выбрать себе пьяницу, мошенника, коррупционера -- путь выбирают. Это их право, закрепленное Конституцией, -- заявил корреспонденту газеты "Время новостей" зампред фракции СПС в Госдуме Борис Надеждин. -- Если же граждане проголосовали, а потом обнаружили, что ошиблись, то исправить ошибку они могут на следующих выборах, когда подойдет их срок". Для этого, по мнению г-на Надеждина, "Конституция и закрепила принцип сменяемости власти".

Разрешать же избирателю "исправлять ошибку" раньше срока нельзя: за свой выбор каждому полагается нести ответственность. "Выбрал пьяницу -- мучайся с ним все четыре года", -- считает г-н Надеждин. Иначе, убежден он, российский избиратель "никогда не научиться думать перед тем, как опускать бюллетень в урну".

 

ИА "ПРИМА", 27 марта 2002 г.
Статья. Мосгордума ориентируется не на законы, а на традиции.

В настоящее время Московская городская дума работает над законопроектами о порядке отзыва депутатов и об органах местного самоуправления в Москве. Оба документа вызвали оживленные дискуссии.

26 марта на пресс-конференции в Москве председатель Мосгордумы Владимир Платонов рассказал о том, какие варианты порядка отзыва депутатов обсуждают столичные законодатели. Много споров вызвал вопрос о том, кто вправе ставить вопрос об отзыве. Одни предлагают наделить таким правом избирателей, но не всех, а только голосовавших из данного округа, другие считают, что отзывать депутата должны активисты инициативной группы, которая в свое время выдвинули кандидата. Основанием для отзыва может стать, например, неоднократный пропуск заседаний Думы без уважительных причин.

Вопрос о местном самоуправлении Владимир Платонов назвал очень сложным. По его словам, Мосгордума должна выполнить прошлогоднее решение Верховного суда РФ, обязавшего ее принять закон, наделяющий районные управы реальной властью. Однако спикер столичных законодателей считает, что это противоречит московским традициям. До 1917 года Москвой управляла городская дума, при коммунистическом режиме - городской комитет КПСС, отметил Платонов.

По мнению депутата, пока трудно представить себе, что районные управы смогут обеспечивать, например, соблюдение правопорядка на своей территории. Прежде чем отдать органам местного самоуправления городскую собственность, надо посмотреть, насколько эффективно они смогут ею управлять, считает Владимир Платонов.

По его словам, депутаты рассматривают, в частности, и такой вариант, как упразднение 125 районов Москвы и создание на их базе 10 округов.

 

Александр Митрофанов. Статья. Депутаты советуют москвичам разъезжаться по хуторам. Известия, № 53.

Гражданину бывает не все равно, что за строительство разворачивается у него под окнами: возводится ли небоскреб, который закроет собою солнце, или прокладывается автострада Третьего кольца... Депутаты Мосгордумы согласны: у граждан, проживающих рядом с будущей стройкой, есть свои права. Но в среду они отказались принимать закон "Об обеспечении прав граждан, их объединений и юридических лиц при осуществлении градостроительной деятельности в городе Москве".

Законопроект разрабатывали три года, перестроив за это время пол-Москвы. К третьему чтению накопилась куча поправок - 177. И документ, по выражению куратора проекта от Мосгордумы депутата Москвина-Тарханова, стал напоминать "рыхлую кучу листьев", которую депутаты разгрести уже были не в силах.

А первоначально документ обещал москвичам много хорошего. Например, "право на достоверную, полную и своевременную информацию ... о градостроительной деятельности". То есть жильцам должны были заранее рассказать, что будет построено у них во дворе. Устроить выставку документации, показать макеты будущих сооружений. Ознакомившись с планами градостроителей, жители смогли бы реализовать и другое свое, закрепленное законом, право - "обсуждать, вносить предложения и участвовать в подготовке решений". Или - попросту быстро сменить квартиру, не желая жить рядом с автострадой.

- Гражданин, конечно, может идти в суд после начала стройки, судиться по гражданскому законодательству. Но он там наверняка проиграет, - уверенно заявил "Известиям" Михаил Москвин-Тарханов. - Закон мы пока не приняли, но граждане все равно должны понять: им выгоднее договариваться, а не судиться.

А если, допустим, возведенная высотка закрыла кому-то солнце? Никакой материальной компенсации жильцам (а приватизированная квартира в этом случае обязательно упадет в цене) пока не полагается. И требовать денег бесполезно. Прав таких нет.

- Город есть город: все мы живем тесно и скученно, - резюмирует депутат. - Интересы сообщества здесь должны превалировать над интересами частных лиц. А как защитить свое право на пейзаж за окном? Надо уезжать в Тамбовскую область, покупать там небольшой хутор и жить на нем со всеми своими правами.

 

 

ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОГО ФОРУМА

О взаимодействии властей Москвы с общественными организациями.

Дмитрий Анохин. Статья. Стартер для социалки. Вечерняя Москва, № 55

После Гражданского форума стерло модно обсуждать взаимодействие властей с общественными организациями. В Москве этот вопрос более чем уместен. Действительно, в классическом понимании общественная организация - это сообщество людей, занимающихся вопросами, до которых не доходят руки у государства. Мы-то с вами понимаем, что наша жизнь далека от идеала, но при всем желании Москву не назовешь самым проблемным российским регионом. В то же время здесь работают 17,5 тыс. общественных организаций, 60 процентов которых провозгласили социальную направленность своей главной деятельностью. Они что - такие гениальные, что решают проблемы, непосильные для московского правительства? А может, весь "третий сектор", как принято называть эти организации, существует только на бумаге?

Чтобы облегчить участие третьего сектора в формировании социальной политики, при Комитете общественных и межрегиональных связей создали специальный консультационный совет. Он регулярно проводит "круглые столы", на которых общественники делятся наболевшим. Общественные организации в Москве на самом деле достигают реальных успехов на социальном поприще. Правда, происходит это благодаря прямой помощи московского правительства.

В прошлом году в городе в шестой раз прошел конкурс социально значимых общественных программ. Из 191 проекта победителями комиссия признала 141 (еще 40 отправлены на дополнительную экспертизу) общей стоимостью 52 миллиона рублей. Для реализации всех этих задумок городской бюджет выделяет общественным организациям внушительную сумму - 12 млн. руб. И уже с использованием этих "стартовых" денег общественники находят остальные 76 процентов финансовых средств.

Большое достижение этой схемы - то, что она объединяет интересы властей, богатых и социально незащищенных граждан. Бюджетные деньги становятся своеобразным стартером очень нужных процессов: повернул ключ - и "двигатель" завелся, дальше мотор работает уже без дополнительного расходования "электроэнергии". Всего лишь два примера победивших на конкурсе проектов. Региональная благотворительная общественная организация инвалидов, ветеранов войн и вооруженных конфликтов собирается облегчить инвалидам-колясочникам бытовые условия: устроить съезды на лестничных пролетах, установить на кухнях и санузлах дополнительное оборудование. Из 3,5 млн. руб. ветераны просят у города всего 200 тыс., остальное обещают найти сами. А Учебная телевизионная молодежная служба новостей хочет помочь подрастающему поколению в выборе профессии. Общий бюджет проекта - полтора миллиона, а у властей попросили 150-тысячный грант.

Профильный анализ победителей конкур-са-2001 приводит и к другим, не таким очевидным, выводам. Так, из всех общественных организаций, работающих в городе по социальным программам, примерно каждая шестая занимается внешкольной работой с детьми и подростками. Среди победителей конкурса доля аналогичных программ больше - уже 22 процента, причем это без учета тех проектов, которые представили культурные объединения Москвы (ведь они могут задействовать и молодежь, и тех, кто вступал в комсомол сразу после революции). Среди жилищных общественных организаций ситуация иная. Благоустройством дворов и домов занимается внушительная доля "третьего сектора": одна четверть всех объединений. А среди победителей конкурса они "весят" лишь 1! процентов. Конечно, хорошо, что социально значимым программам работы с молодежью в Москве уделяется первостепенное внимание. Но участие общественности в реформе ЖКХ как выясняется, затруднено и в смысле получения бюджетных грантов на "низовые" идеи То ли сами программы сырые, то ли оценивают их критически. А может, и то, и другое...

 

Статья. "Третий сектор" озабочен квартирным вопросом. Стр. 2 прилож.

В ноябре прошлого года состоялся Первый всероссийский гражданский форум, где было принято решение организовать постоянно действующие "круглые столы" по различным социальным проблемам. Общественные организации Москвы - благотворительные, детские, женские, военно-патриотические и другие - уже давно стали партерами правительства Москвы в реализации тех или иных программ. Однако постоянный диалог с властью необходим. Участвуя в "круглых столах", представители общественности имеют возможность, во-первых, обсудить свои проблемы с единомышленниками и, во-вторых, донести свою общую позицию до представителей власть имущих. Сегодня мы публикуем резолюции, принятые на "круглых столах", прошедших в марте. Прислушаются ли чиновники к предложениям и пожеланиям общественников, покажет время. Мы же, в свою очередь, будем следить за делами и проблемами "третьего сектора".

Круглый стол "о совершенствовании механизмов взаимодействия органов власти города москвы с участниками благотворительной деятельности"
Обсудив вопросы совершенствования взаимодействия органов государственной власти Москвы с участниками благотворительной деятельности, участники "круглого стола" констатируют, что для развития такого взаимодействия в столице уже создана нормативно-правовая база, регулирующая отношения, возникающие в благотворительной сфере.

Участники "круглого стола" предлагают:

  1. Органам государственной власти Москвы и органам местного самоуправления разработать распорядительные документы, направленные на реализацию мер государственной поддержки участников благотворительной деятельности, предусмотренных пунктом 3 статьи 18 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях".
  2. Мосгордуме и правительству Москвы предусмотреть в проекте бюджета на 2003 год выделение средств на реализацию мер государственной поддержки благотворительных организаций.
  3. Органам государственной власти Москвы и органам местного самоуправления исключить практику предоставления мер финансовой поддержки участникам благотворительной деятельности в индивидуальном порядке.
  4. Органам представительной (законодательной) и исполнительной власти Москвы и органам местного самоуправления привлекать представителей благотворительных организаций, благотворителей и добровольцев к участию в формировании социальной региональной политики, а также законодательства, планов и программ в области благотворительности.
  5. Московской городской Думе войти в Государственную Думу Федерального Собрания РФ с законодательной инициативой о внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в Федеральный закон "О рекламе".
  6. Правительству Москвы выступить учредителем таких мер поощрения социально значимых благотворительных и добровольческих инициатив, как присвоение звания "Почетный филантроп города Москвы"; диплома правительства Москвы "За активную благотворительную и добровольческую деятельность в социальной сфере"; премии правительства Москвы "За выдающийся пример бескорыстного и добровольного служения обществу".
  7. В ходе дальнейших консультаций между участниками благотворительной деятельности рассмотреть целесообразность создания общественного Благотворительного движения Москвы.
  8. Членам городского Общественного консультативного совета по взаимодействию органов власти города Москвы с негосударственными (неправительственными) некоммерческий организациями при Комитете общественных и межрегиональных связей в соответствии с Федеральным законом "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" инициировать создание при совете Комиссии по вопросам благотворительной деятельности.

Круглый стол "пути взаимодействия общественных организаций с учреждениями различных систем и ведомств в рамках решения проблемы творческой реабилитации детей с ограниченными возможностями"
Участники "круглого стола" постановили:

  1. Привести московское законодательство в области благотворительной деятельности в соответствие с Законодательством Российской Федерации (на сегодняшний момент паспорт Благотворительной организации не освобождает организацию от уплаты арендных платежей за помещение).
  2. Создать центры общественных организаций, занимающихся проблемами детей с ограниченными возможностями при всех территориальных управах города Москвы для административной работы.
  3. В связи со сложившейся критической обстановкой по предоставлению помещений общественным организациям, занимающимся проблемами детей с ограниченными возможностями, просить Комитет общественных и межрегиональных связей обратиться с поручением к Департаменту государственного и муниципального имущества Москвы представить реестр всех помещений, занимаемых некоммерческими общественными организациями. Поручить представителям совета общественных организаций совместно с департаментами проверить использование занимаемых помещений по назначению.
  4. Выступить с предложением о создании единого, неделимого банка помещений, предоставляемых исключительно общественным организациям, занимающимся реабилитацией и интеграцией детей с ограниченными возможностями.
  5. Выступить с предложением о создании проекта положения о порядке предоставления помещений общественным организациям. Основой такого положения должны стать единый, неделимый банк помещений и конкурсный порядок предоставления помещений общественным организациям.

Круглый стол " СМИ и гражданское общество: партнерство или альтернатива?"
Учитывая то огромное влияние, которое СМИ оказывают на формирование общественного мнения, участники "круглого стола" пришли к выводу, что настало время серьезного разговора со средствами массовой информации о выработке общей политики информирования граждан о позитивных изменениях, которые происходят в обществе, о показе становления гражданского общества в столице.

Для реализации этой цели участники "круглого стола" предлагают:

  1. Провести рабочее совещание на уровне правительства Москвы с главными редакторами столичной и центральной прессы с участием 2-3 лидеров общественных объединений для выработки общих подходов к освещению социально значимых программ и общественной жизни города.
  2. Выйти с предложением в Мосгордуму о проведении слушаний по теме "СМИ и общественный сектор столицы. Общественные СМИ - условие становления гражданского общества".
  3. Провести мониторинг по изучению общественного мнения в отношении роли и значимости местной прессы.
  4. Расширить диапазон городского конкурса публикаций в местных СМИ "Люди для людей" за счет привлечения к его участию журналистского корпуса центральных СМИ.
  5. Принять участие в разработке проекта Закона "Об общественном телевидении".
  6. Разработать целевую программу по развитию общественных СМИ.
  7. Проработать механизм создания фонда финансовой поддержки общественных СМИ.
  8. Провести переговоры с каналом ТВ-Центр о создании специального цикла социальных программ, посвященных общественной жизни города, формированию гражданского общества.
  9. Организовать на базе Московского дома общественных организаций работу Школы социальной журналистики.
  10. Продолжить практику проведения на регулярной основе тематических "круглых столов" по проблемам взаимодействия СМИ и общественного сектора столицы.

Круглый стол "школа студенческого актива: этапы воспитания лидеров"
В ходе обсуждения были выявлены недостатки в подготовке студентов к общественной деятельности, поэтому участники "круглого стола" предлагают:

  1. Утвердить программу "Городская Школа студенческого актива" как комплексную программу развития лидерских качеств, состоящую из единого цикла специализированных семинаров и тренингов (личностных, психологических, ролевых игр, системы построения работы студенческих организаций), проводимых на базе вузов Москвы, и городских выездных мероприятий.
  2. Утвердить начало реализации программы "Городская Школа студенческого актива" с мая 2002 года выездным тренингом "Эпоха" с участием команд вузов Москвы;
  3. Предложить принять участие в программе "Городская Школа студенческого актива" представителей организации старшеклассников и студентов вуза-интерната инвалидов.

 

Было поддержано предложение о создании службы защиты прав пациентов психиатрических больниц.
Татьяна Батенева. Статья. Юрий Савенко: Муки совести - это не выдумки идеалистов. Известия, № 54.

Исполнилось 170 лет со дня реформы психиатрической помощи в России. В 1832 году был отменен тюремный режим в психиатрических лечебницах, а вместо полицейских чинов руководить этими учреждениями стали врачи. Реформа была выдающейся победой гуманизма, демократических начал русского общества. Спустя полтора столетия обществу вновь пришлось долго бороться за то, чтобы репрессивная советская психиатрия была реформирована. Ее сегодняшнее состояние и новые угрозы были предметом дискуссии на недавнем всероссийском семинаре "Взаимодействие этического, правового и административного регулирования психиатрической помощи".

О его проблематике председатель Независимой психиатрической ассоциации России Юрий САВЕНКО рассказал обозревателю "Известий-Наука" Татьяне БАТЕНЕВОЙ.

- Семинар вы проводили совместно с Российским обществом психиатров. В недавнем прошлом вы нередко были оппонентами, позже позиции сблизились. Что объединило вас на этот раз?

- Проблема, которая нас одинаково волнует, - резкий профессионально-этический упадок психиатрии в последние пять лет. Проблема противостояния полицейской традиции в психиатрии, к сожалению, не теряет актуальности. Только теперь в карательных целях ее чаще использует не государство, а общество.

- В чем вы видите упадок в профессиональном сообществе?

- Прежде всего резко снизился общий уровень судебно-психиатрических экспертиз. Такие случаи мы наблюдаем особенно часто, когда речь идет о дееспособности больных, обладающих жилплощадью. Грубо прилепленные к констатирующей части, но никак не вытекающие из самой экспертизы выводы позволяют попросту отнимать жилье у больных. Другой пример - дискуссии вокруг деятельности сект. Некоторые психиатры подменяют честный научный анализ социально-политическими рассуждениями о вреде сект, ссылаясь лишь на данные православных фундаменталистов и игнорируя научную доказательность, достоверность информации. А чего стоит заключение пяти профессоров-психиатров в поддержку скандально известного целителя Столбуна. Заключение о "сенсационном открытии" было сделано с нарушением всех научных принципов и правил. Все это - попрание элементарных этических норм профессии.

- Но ведь и в целом в нашем обществе налицо нравственная деградация. Разве эти явления не взаимосвязаны?

- Конечно, это процесс общий. Но в психиатрии особенно важны этические нормы, неотделимые от высокого профессионализма, поскольку они служат делу защиты людей, страдающих психическими заболеваниями, - наиболее уязвимых среди больных.

- На семинаре вы пытались найти механизмы, которые противостояли бы этой тенденции?

- К сожалению, социальный контроль, даже дополненный правовым регулированием, в этих условиях оказался неэффективным. Теперь очевидна необходимость в этическом регулировании, которое позволит ввести в дело огромный ресурс общественной самодеятельности. Причем этический контроль не надо насаждать административным способом, процесс уже идет. Этические комиссии созданы при кафедрах психиатрии в медицинских вузах Архангельска, Ростова-на-Дону, создаются в других регионах. Российская провинция в этом отношении оказалась более чуткой, чем столицы.

- Этический контроль - это что-то вроде "нравственной инспекции"? Не слишком ли это наивно сегодня, когда само слово "этика" многие воспринимают с иронией?

- Даже с насмешкой. И тем не менее исторический, да и современный опыт доказывает, что в профессиональном сообществе он возможен. Говорим же мы о комитетах по биоэтике, которые должны контролировать соблюдение высоких этических норм в научной деятельности. В начале XX века в знак протеста против реформы высшего образования сто профессоров МГУ покинули свои кафедры. Вслед за ними последовали их доценты, кроме нескольких, среди которых был и доцент профессора Сербского Рыбаков. Он был немедленно утвержден заведующим кафедрой, но в научном обществе ему никто не подавал руки. И он перестал бывать на обществе, выпал из общения с коллегами. Осуждение обществом - это не суд, но могучая сила, мы зря его недооцениваем.

- Каковы полномочия этических комиссий?

- Мы имели в виду дать им полномочия, которые влияли бы на неформальный статус в профессиональном сообществе. Я полагаю, что мнение комиссии по той или иной этически неприемлемой ситуации мгновенно станет известно среди всех профессионалов.

- Неужели вы полагаете, что таким способом можно вернуть человека к соблюдению этических норм, если их нет в его сознании, убеждениях?

- В молодости я работал в больнице Ганнушкина. Туда поступил тогдашний председатель Союза писателей РСФСР. Он наподличал столько, что писатели перестали подавать ему руку, и у него был нервный срыв. Его поместили в роскошную палату и пытались лечить от мук совести - от чего лечить нельзя, иначе не будет развития личности. В немалой степени алкоголизм на Руси - это тоже попытка "залить" совесть. Но обратите внимание: ведь есть что заливать! В дневниках Бухарина приведены страшные факты - все начальники отрядов Продразверстки, которые топтали малых детей, стали алкоголиками, а затем кончали жизнь самоубийством. Муки совести - это не образ, а реальность.

- Все это выглядит чистой воды идеализмом.

- Даже донкихотством. Да, я согласен, я бы даже поместил этот образ в эмблему нашей ассоциации. Но, заметьте, отношение к образу Дон Кихота за двести лет поразительно изменилось. Раньше это было посмешище, мишень для шуток. Сегодня это положительный образ, даже героический. Неформальный моральный авторитет существует, хотите ли вы этого или нет. И нигде в мире нет такого разрыва между формальным и неформальным статусом, как в нашем Отечестве еще с советских времен. В медицинском мире это особенно видно. Когда случается беда, люди идут не к тому, кто при должности, а к тому, о ком известно, что он - прекрасный профессионал и порядочный человек. Пока порядочность в глазах людей дорогого стоит.

- Поддержали ли ваше предложение участники семинара?

- Да, хотя в основном это были руководители психиатрических служб регионов. Более того, они поддержали и предложение о создании службы защиты прав пациентов психиатрических больниц.

- Пункт о создании такой государственной службы есть в Законе о психиатрической помощи, которому уже исполнилось 10 лет.

- Пункт в законе есть, но служба не создана, как говорят, по финансовым причинам. Наше предложение о волонтерской службе подобного рода отвергнуто главным психиатром Москвы даже как эксперимент в одной из больниц. А вот на семинаре региональные руководители его поддержали, причем даже распространение полномочий службы и на амбулаторных больных. Хотя она, конечно, в чем-то осложнит жизнь чиновников. Но истинные профессионалы понимают, что этика профессии не пустой звук. Нам есть на что опираться.

 

28 марта в Мосгордуме состоялась конференция "Стратегия преодоления бедности".
Статья. У "новой бедности" - женское лицо. АСИ, 28 марта 2002 г.

МОСКВА, 28 марта. Сегодня в Мосгордуме состоялась конференция "Стратегии преодоления бедности". По статистике в России 45 млн человек (34% населения) в 2001 году имели доходы ниже прожиточного минимума. В Москве их было 29,6%. В России, как и в ряде других посткоммунистических стран, появился слой "новых бедных". К нему относятся семьи, в которых взрослые работают, но получаемый ими заработок не позволяет обеспечить семье нормальное существование. "Из-за нехватки денег семьи с низким доходом сокращают потребление жизненно-важных продуктов", - говорит ведущий сотрудник Института социально-экономических проблем РАН Елена Баллаева. Исследования показали, что 15% москвичей не потребляют мясо, 26% - рыбы, 35% - молоко, 56% - сыра. "На фоне всеобщего обнищания приходится констатировать, что у "новой бедности" женское лицо, - отмечает депутат Татьяна Портнова. - В категорию "хронической бедности" чаще всего попадают матери-одиночки и многодетные семьи - 19% и 24% соответственно". Россиянки бедствуют в основном из-за проблем с трудоустройством, они часто становятся жертвами дискриминации при приеме на работу и сокращении штата. Среди зарегистрированных в 2001 году в Москве безработных более 74% - женщины. По мнению Т.Портновой, в этих условиях необходима консолидация усилий женских неправительственных объединений в отстаивании прав женщин и борьбе с бедностью. Стенограмма конференции и ее итоговый протокол с рекомендациями и предложениями в области социальной политики будут направлены на рассмотрение в правительство РФ.

 

Вчера в Мосгордуме состоялись слушания "Стратегия преодоления бедности". Но по окончании встречи стало очевидно, что столичные власти готовы только посочувствовать москвичам.
Оксана Карпова. Статья. Самые бедные - дети и женщины. Время МН, № 55.

Вчера в Мосгордуме состоялись слушания с многообещающим названием - "Стратегия преодоления бедности". Но по окончании встречи стало очевидно, что столичные власти готовы только посочувствовать москвичам.

Разговор о том, что такое бедность и откуда растут корни этого явления, в Московской думе велся более 4 часов. Правда, специалисты, эксперты и представители общественных организаций все больше эмоционально говорили о наболевших социальных проблемах, а вот о конкретных мерах - умалчивали. И это понятно - получить деньги от местных властей на реализацию какой-либо социальной программы трудно. Представитель московского бюро Международной организации труда Ирина Мелех рассказала, что западные специалисты разработали "довольно успешную программу по борьбе с бедностью, приемлемую для любого города и региона". Однако до сих пор неизвестно, какой регион сможет получить деньги от зарубежных коллег на этот проект.

Социологи выявили, что в категорию хронической бедности чаще всего попадают матери-одиночки. Поэтому "почетное" первое место в списке бедности сейчас занимают дети, затем женщины и потом - мужчины. Однако как реально они могут поправить свое положение, известно лишь в теории, а не на практике. Фонды занятости в регионах закрылись, а биржи труда, на которых можно найти хотя бы временную работу, эффективно действуют только в крупных городах. Не случайно миграция стала для многих россиян наиболее приемлемым вариантом при решении проблемы бедности.

А вот для малообеспеченных москвичей, как считают столичные власти, опорой по-прежнему остаются центры социальной защиты. Председатель комиссии по этике Московской думы Татьяна Портнова утверждает, что граждане могут получить в этих центрах бесплатное питание, путевку в санаторий, посмотреть выступления артистов. Что же касается прибавки к федеральным пособиям, которых ждут малоимущие москвичи, то о них пока столичные власти не говорят.

Мнение эксперта
Самое главное при борьбе с бедностью - это создание нормальных условий труда для малообеспеченных людей. Почему бы не сделать привлекательным надомный труд, который раньше был очень распространен в России, и не снизить налоги для малого бизнеса? Недавний парадоксальный случай - государство дошло до того, что стало взимать налог в размере 6% с 450 рублей - ставки первого разряда Единой тарифной сетки работников бюджетной сферы. О какой стратегии по борьбе с бедностью можно тогда говорить?

Людмила Ржаницина, профессор Института экономики РАН

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

В субботу, 23 марта Комитет солдатских матерей провел в Москве международный конгресс, на котором обсуждался закон "Об альтернативной гражданской службе".
Наталья Галимова. Статья. Печаль солдатских матерей. Московский комсомолец, № 65

В субботу Комитет солдатских матерей провел в Москве международный конгресс. Обсуждали же тему сугубо российскую - закон "Об альтернативной гражданской службе" (Госдума должна рассмотреть его 10 апреля).

Активистки Комитета считают самым "вопиющим" предложение правительства о сроке "альтернативки" - 4 года. Не приемлют они и тот вариант, что определять место службы должны негражданские ведомства. Солдатские матери также утверждают, что пункт об обязательном обосновании пацифистских убеждений "альтернативщика" станет еще одним поводом для вымогательства взяток...

На помощь Союз комитетов солдатских матерей призвал депутатов, однако бурных дискуссий не получилось. Депутат Госдумы Апарина уехала в регион, ее коллега Семенов - в важную командировку, депутат Мосгордумы от СПС Людмила Стебенькова на приглашение откликнулась, но ограничилась дежурными фразами о том, какие молодцы женщины и какое они делают важное дело. Несколько обнадежил лишь парламентарий ГД Баранников, который заявил, что Комитет по законодательству, одобривший правительственный вариант, "снабдил" одобрение 82 замечаниями, и есть шанс, что во время голосования хотя бы часть из них будет учтена. Но избежать принятия правительственного законопроекта в целом, увы, не удастся - как и быстро перевести армию на контрактную основу. "На это у нас нет денег", - заявил один из присутствующих военных чинов. В ответ председатель нижнетагильского комитета солдатских матерей справедливо заметила: "О какой нехватке средств может идти речь, если на каждый день войны в Чечне деньги находятся..."

 

Колокол.Ру, 23 марта 2002 г.
Статья. В Москве соберутся солдатские матери.

На выходных в Москве пройдет 3-й Международный конгресс солдатских матерей "За жизнь и свободу".

Конгресс организован Союзом комитетов солдатских матерей России и Фондом гражданских свобод Бориса Березовского.

Участники конгресса обсудят механизмы и методы влияния организаций солдатских матерей на формирование гражданского общества, правовые и политические инструменты защиты прав военнослужащих, призывников и их родителей и вопросы утверждения в России гендерного равенства в обеспечении мира и безопасности.

Конгресс приурочен к очередной, тринадцатой, годовщине работы организации.

Комментарий Колокол.ру
Солдатские матери остаются в строю

Офис Союза комитетов солдатских матерей (СКСМ). Беспрестанные звонки, коллега-журналист, облако сигаретного дыма, остывающий кофе на столах. "…Вы понимаете, Вам нужно обратиться в суд, чтобы они дали Вам внятное объяснение, почему они отказали. А потом - в прокуратуру. Какой у вас город? Сейчас я подскажу вам адрес…" Еще звонок. Еще один…

Желания спросить, как сотрудники СКСМ выдерживают такой напряженный график, не возникает. Наперед думаешь о том, что творится сейчас в душе каждой матери, обращающейся в Союз Комитетов. Вспоминаешь и истории, которые порой приходится описывать; думается о том, сколько желанных хеппи-эндов случилось благодаря этой организации.

28-го марта этого года СКСМ отметит свое тринадцатилетие. Солдатские матери люди особо не суеверные, поэтому больше всего думают о том, что тринадцать лет - это не такой уж и маленький срок. Но сколько еще предстоит сделать!

Оказывается, у солдатских матерей есть ответ на вопрос, "что должно случиться, чтобы СКСМ перестал существовать за ненадобностью". Но об этом - позже.

"Первая история, которая заставила всех обратить внимание на то, что происходит - это история литовского солдата Скалаускаса, который расстрелял своих шестерых сослуживцев. И эта история стала гласной в конце восьмидесятых. Тогда все узнали, что к ребятам из Прибалтики и других стран теперешнего СНГ, плохо относятся в воинских частях. И вторая история, которую тоже нельзя не заметить: во время афганской войны в закон "О воинской обязанности…" внесли изменения и отменили отсрочку для студентов. Это был 1988 год. А когда война закончилась, ее снова вернули, но к тому времени ребята уже были призваны. Тогда матери пытались вернуть своих сыновей и бегали по инстанциям поодиночке. Но, в конце концов, они собрались вместе (а их было порядка трехсот пятидесяти человек) и стали действовать организованно. Появились женские организации в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии и все это было прямо как одно к одному", - рассказывает ответственный секретарь СКСМ Валентина Мельникова.

В одном из официальных материалов, опубликованных СКСМ, фигурирует фраза: "…за время существования тоталитарного режима у людей произошла атрофия инстинктов. Причем первым атрофировался родительский инстинкт. Даже будучи информированными о массовых нарушениях прав человека в вооруженных силах, родители продолжают отдавать детей в армию, думая: "Как-нибудь отслужит…".

Большинство опрошенных корреспондентом Kolokol.ru! считают, что, смоделировав ту или иную ситуацию, предсказать можно многое, хоть и не всегда. Однако практически все респонденты сходятся во мнении, что появление такой организации как Союза Комитетов солдатских матерей (для начала, конечно же - отдельные комитеты на местах) можно было предугадать с большой долей вероятности.

"Самый яркий случай - это когда привезли первых пленных в 1995 году, - вспоминает Валентина Мельникова.(Речь идет об освобожденных из чеченского плена.) - Такого вообще никогда не было. Это было необычно. В первый момент мы просто не понимали что делать: войны не было, военные считали, что Женевская Конвенция не работает, следовательно, солдата надо наказать за то, что он самовольно оставил часть и отправить его обратно. Тогда нам пришлось изобретать, как уволить этих ребят…"

Система, с которой приходится общаться солдатским матерям, мягко говоря, далека от совершенства. По мнению Мельниковой, у нее есть свой четкий портрет. "Я поняла, что это за система, когда мы пришли в приемную Минобороны с вопросом "как узнать, где ребята" (тогда, в 1990 году произошел ввод войск в Баку и матери перестали получать письма от сыновей). Тогда полковник юстиции мне сказал две фразы: "А что вы беспокоитесь? У нас порядок - если убьют, то мы сразу присылаем телеграмму, в которой спрашиваем, где хоронить". И вторая фраза, которая стала ответом на мою просьбу связаться с войсками: "У нас нет с ними связи". Для меня и моих коллег это был четкий портрет системы, в которой человек ничего не стоит".

"От каждой новой войны количество пострадаших все прибывает, и каждая новая война вызывает к жизни новые организации. Если в самом начале, в 90-м году, у нас было около тридцати организаций, то сейчас мы разослали телеграммы более чем двумстам организациям. И то, нам еще продолжают звонить, упрекая нас в том, что мы кого-то не пригласили на наш съезд".

Всего в московской приемной СКСМ работает около тридцати человек. "Если бывают гранты, то мы, конечно, очень просим, чтобы те люди, которые не имеют другого источника дохода, получали хотя бы что-то. У нас же не все пенсионеры. Но если грантов нет, то работаем на голом энтузиазме. Но самая большая проблема для нас - это сохранить помещение и связь".

Нам бы день простоять, да ночь продержаться… Вернемся к вопросу о том, что должно произойти, чтобы КСМы поняли, что надобность в их существовании отпала.

"В нашей жизни был такой переломный момент, когда Ельцин подписал 722-й указ о переходе службы солдат и сержантов на добровольную основу. И назначил дату: весна 2000 года. В январе 1997 года мы собрали координационный совет и вынесли решение: как только будет отменен призыв, и комплектование армии будет добровольным, мы организацию распускаем. Потому что, когда государство заключает с гражданином договор, в котором указано, что они друг другу что-то обещают, - это вписывается в юридические рамки. Когда же государство отлавливает гражданина только потому, что ему исполнилось 18 лет, то требуется какая-то защита; общество должно защищать таких людей. И понятно, что как только призыв будет отменен, мы, в том качестве, в котором мы сейчас есть, будем не нужны. Просто будет другой правозащитный механизм, ведь прокуратуру и суды так просто не переделаешь…"

Павел Арсеньев, глава представительства Фонда гражданских свобод: "Я считаю КСМы, наряду с экологами, самыми влиятельными в стране общественными организациями. Они сыграли в новейшей российской истории огромную роль. И я надеюсь, что сейчас, когда у нас начинается реальная военная реформа, они смогут оказать на ее ход решающее влияние. Поэтому именно сейчас важно собраться всем вместе и договориться о взаимодействии и координации усилий. В преддверии годовщины организации я хочу пожелать, чтобы со временем боевой настрой только усиливался, а также как можно более тесного и четкого взаимодействия между региональными структурами. И мы, Фонд, этому взаимодействию будем всячески помогать".

И, напоследок, вопрос к Валентине Мельниковой:

-А что бы Вы сами хотели пожелать себе в преддверии этой даты?

-Хочется пожелать, чтобы отпала необходимость в нашей работе. Слишком много горя, слишком много трагедий, связанных с военной службой в России. Чем меньше будет этого горя, тем меньше мы будем нужны.

Мы очень надеемся на то, что эти пожелания сбудутся. А завтра состоится встреча солдатских матерей всей России, на которой они обсудят, какие еще шаги для этого необходимо предпринять.