ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ за 29 декабря 2001 - 11 января 2002.

По материалам Информационного центра правозащитного движения


 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, СУДЫ И ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА

Судебное рассмотрение уголовного дела против сотрудников РУБОП вновь отложено.
По информации Правозащитного центра "Мемориал".

В Химкинском городском суде Московской области слушается уголовное дело по обвинению сотрудников 4 отдела РУБОП МВД РФ по Московской области майора Бессарабова С.А., оперативных сотрудников Исхакова Н.Х. и Пиягина Р.В. в фальсификации материалов уголовного дела, превышении служебных полномочий, грабеже и вымогательстве (ст.ст. 286 ч. 3, "а", "б", "в"; 161 ч.2, п.п. "а", "в", "г", "д"; 163 ч. 3, п. "б" УК РФ).

В июле 2000 г. граждане Республики Таджикистан Азизхон Давлатов, Искандар и Самад Иброимовы по сфабрикованным указанными сотрудниками материалам были привлечены к уголовной ответственности и свыше двух месяцев незаконно содержались под стражей, подвергаясь избиениям и жестоким пыткам.

Сотрудники РУБОП совершили нападение на граждан Таджикистана в пос. Старбеево Химкинского р-на Московской области, где те выполняли строительные работы по частным подрядам. Избив таджиков, блюстители порядка разгромили все в доме, похитили вещи и деньги, после чего доставили задержанных в милицию, где с помощью пыток стремились получить признательные показания в приобретении, хранении и торговле наркотиками. В отличие от обычной милицейской практики, они даже не подбросили задержанным вещественные доказательства, упоминание о наркотиках было просто внесено в протокол. Затем рубоповцы перешли к прямому вымогательству денег за предполагаемое "освобождение", требуя по 500 долларов с каждого, но у подследственных таких денег не было.

Вмешательство адвоката И.М.Айламазьян, принявшей на себя по просьбе ПЦ "Мемориал" защиту Давлатова и Иброимовых, остановило незаконные действия сотрудников РУБОП. После проверки, проведенной Прокуратурой Московской области, уголовное дело против Давлатова и Иброимовых было прекращено в соответствии с 208 ст. УПК РСФСР – за недоказанностью участия в совершении преступления. За Давлатова и Иброимовых ходатайствовали также жители пос. Старбеево - свидетели рубоповских бесчинств, которые направили свое заявление начальнику ГУВД Московской области и прокурору г. Химки.

Уголовное дело, возбужденное по факту фальсификации доказательств и применению пыток сотрудниками 4-го отдела РУБОП по Московской области было передано для расследования в Прокуратуру по Центральному Федеральному округу РФ. Таким образом материалы дела были изъяты из областных структур, которые ранее принимали по ним незаконные решения, в частности, отказывали в возбуждении уголовного дела при явном наличии состава преступления в действиях сотрудников милиции.

Назначенное на 22 октября 2001 г. судебное заседание в Химкинском городском суде не состоялось из-за неявки потерпевших – А.Довлатова, И. и С. Иброимовых и основного свидетеля А.Гаибназарова. Выяснилось, что по дороге в суд они были остановлены сотрудниками милиции в районе м. "Речной вокзал". В течение нескольких часов их удерживали в отделении милиции несмотря на их объяснения, что они спешат в суд, и предъявление судебных повесток. Убедившись, что задержанные уже не смогут попасть в суд, сотрудники милиции, отобрав наличные деньги, отпустили их, так и не объяснив причины задержания.

1 ноября 2001 г. в пос. Минзаг Подольского р-на было совершено нападение на свидетеля Абдулзаира Гаибназарова. На остановке автобуса "45 км" его поджидали сотрудник милиции в форме и двое мужчин в штатском, стоявшие около черной "волги". Они окликнули Гаибназарова и потребовали, чтобы тот подошел к ним. Когда он выполнил требование, ему нанесли удары по голове, от которых он потерял сознание. Очнулся в лесу, в двух километрах от автобусной остановки, затем, временами теряя сознание, добрался до поселка, где ему оказали помощь местные жители. После нападения из кармана Гаибназарова исчезли личные документы и повестка о явке в судебное заседание.

На следующий день после нападения на Гаибназарова из поселка Минзаг выехали в неизвестном направлении братья Самад и Искандар Иброимовы.

В судебное заседание Химкинского городского суда 17 декабря 2001 г. пришел лишь один из потерпевших – Азизхон Давлатов и свидетель Абдулзаир Гаибназаров, еще не оправившийся от сильного сотрясения мозга и перелома лицевых костей. Не явились другие свидетели – жители поселка Старбеево. Как позже стало известно, им не были вручены судебные повестки.

Адвокат обвиняемых, сотрудник МВД, заявил, что, на его взгляд, в отсутствие двух потерпевших дело рассматриваться не может. Им также был заявлен отвод народному заседателю, муж которой должен выступить в суде в качестве свидетеля потерпевших.

Представитель потерпевших адвокат И.М.Айламазьян заявила ходатайство об изменении меры пресечения для подсудимых – взятии под стражу - с целью обеспечить безопасность потерпевших и свидетелей. Подсудимые находятся в настоящее время под подпиской о невыезде и, несмотря на привлечение к суду по нескольким статьям УК РФ, не отстранены от работы в РУБОП.

И.М.Айламазьян уведомила суд, что ею подано ходатайство на имя Генерального прокурора Устинова с просьбой дать оценку ситуации, в которой имеет место попустительство преступникам из структур МВД, что влечет за собой создание препятствий в рассмотрении данного уголовного дела. Она также потребовала возбудить уголовное дело по факту покушения на жизнь свидетеля Гаибназарова и срочно провести судебно-медицинскую экспертизу.

После краткого совещания судья Ефимов отложил суд до 1 февраля 2002 г. в связи с необходимостью замены народного заседателя и предстоящим отпуском адвоката подсудимых.

 

Тема дня. Должны ли власти принять особые меры при расследовании нападений на Михаила Жванецкого и Алексея Германа?
Известия, № 1.

Валерий БОРЩЕВ, председатель Постоянной палаты по правам человека при президенте РФ:
- Когда у нас будет действовать такое понятие, как неотвратимость наказания, тогда и не возникнет вопрос об особых мерах расследования. Власть должна принимать меры по поводу каждого нападения, покушения на жизнь человека и убийства. К сожалению, громкие преступления, например, убийство Галины Старовойтовой, Александра Меня, Владислава Листьева, не были расследованы. Атмосфера безнаказанности витает в воздухе и преступники это чувствуют, поэтому и действуют так нагло.

 

 

БЕЖЕНЦЫ И ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ. СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Выселение беженцев продолжается. По информации Правозащитного центра "Мемориал".

Граждане, прибывшие из Азербайджана в 1989 –1993 г., до принятия федеральных законов "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах" и имеющие "удостоверения не установленного образца", предусмотренную законом перерегистрацию не проходили. В соответствии с указанием Минфедерации с 01.01.2001 г. с учета в Территориальном органе они сняты (всего 9820 человек).

С июня 2001 г. идет массовое внесудебное выселение из московских гостиниц лиц, вынужденно покинувших Азербайджанскую ССР в 1989-90 гг.

28 июня 2001 г. силами сотрудников гостиницы "Заря" и ОВД "Марфино" без всякого судебного решения была выселена из гостиницы "Заря" семья С.И.Мкртумян с четырьмя детьми. Имущество семьи насильственно вывезено, складировано, опечатано и до настоящего времени не возвращено хозяевам.

4 декабря 2001 г. также без всякого судебного решения были выселены из гостиницы "Заря" Джафарова Бэлла Асадовна, Алиева Элина Тельмановна, Джафарова Эльнара Фариз-казы, инвалид и участник ВОВ Миносян Амалия Сарухановна, Акопова Мария Григорьевна, Акопова Мариэтта Лаврентьевна, Ратевосян Раиса Егишевна, Ратевосян Вадим Михайлович, Галстян Офеля Аванесовна. Эти семьи также лишены доступа к своему имуществу.

Гражданские дела по искам гостиницы "Заря" к этим людям находятся в производстве Бутырского межмуниципального суда г.Москвы, однако установленный законом порядок выселения был в данном случае грубо проигнорирован. Таким образом действия в отношении беженцев можно квалифицировать как произвол администрации гостиницы "Заря" при бездействии органов прокуратуры г. Москвы.

Вторая Всероссийская конференция НПО против расизма, этнической дискриминации, ксенофобии и нетерпимости, проходившая 15-16 декабря 2001 г. в Санкт-Петербурге, в связи с произволом по отношению к беженцам из Баку приняла специальное Заявление, в котором содержится призыв к органам государственной власти РФ немедленно пресечь дальнейшее внесудебное выселение лиц, вынужденно покинувших АзССР в 1989-90 гг. и проживающих в гостиницах г. Москвы, и восстановить нарушенные права выселенных семей.

 

Конкурс "Полюби меня, Родина!" организован "Форумом переселенческих организаций" совместно с Управлением Верховного Комиссара ООН по делам беженцев при поддержке Союза Журналистов РФ, Института Открытое Общество и Московского Фонда культуры.

В конкурсную комиссию поступили творческие работы о таком горьком явлении, как беженцы и вынужденные переселенцы. Статья

Екатерина Белугина. "Полюби меня, Родина!". Ежедневные Новости. Подмосковье, № 3

Такой конкурс в России проводится впервые" Он организован "Форумом переселенческих организаций" совместно с Управлением Верховного Комиссара ООН по делам беженцев при поддержке Союза Журналистов РФ, Института Открытое Общество и Московского Фонда культуры.

Конкурс уникален уже одним названием - "Полюби меня, Родина!". Необычно и то, что имя каждого юного автора сопровождается двумя адресами, обозначающими страну, откуда они приехали, и место нынешнего проживания. А предлагалось участникам поразмышлять о таком горьком явлении, как беженцы и вынужденные переселенцы, рассказать о миграции на примерах своей семьи.

В конкурсную комиссию поступили творческие работы из самых разных уголков страны. Примечательно, что трудная тема оказалась близка не только выходцам из семей вынужденных переселенцев и их друзей, но товарищам по учебе из местных семей, не познавших мигрантских невзгод. По мнению председателя жюри, известного писателя Григория Остера, конкурс вылился в настоящий творческий фейерверк. В результате 11 юных авторов из 52 стран стали лауреатами конкурса.

Сыновья и дочери наших соотечественников, оказавшихся после развала СССР в бывших союзных республиках, на себе испытали, что такое быть чужими в некогда единой стране. Вместе со взрослыми несут они ношу переживаний и бед. Мигрантов выдавили из тех республик, куда их папы и мамы были направлены в свое время поднимать целину, застраивать города после землетрясений, запускать новые заводы, учить и лечить людей. А когда они были вынуждены переехать в Россию, гражданами которой всегда себя считали, Родина отвернулась от них. Сверстники обзывают их беженцами и бездомными, хотя они еще недавно имели уютные квартиры, а сюда с собой привезли лишь любимые пианино, скрипку или балетные пуанты. Как, например, Оля Недбаева из Истринского района. Ее семья живет в давно списанном бараке. Родителям подолгу не дают гражданства, хотя они родились в России, и работу, хотя они прекрасные специалисты. И приходится мигрантам доказывать, что они такие же достойные граждане России, как и те, кто жил здесь всегда.

К чести Форума переселенческих организаций и его влиятельного спонсора - Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев в России, они уделяют пристальное внимание одаренным детям. Так, нынешнему литературному конкурсу предшествовал Первый Всероссийский фестиваль искусств. Его результаты превзошли все ожидания. Известные деятели культуры были ошеломлены высоким исполнительным уровнем пианистов, скрипачей, танцоров и вокалистов. Из 32 лауреатов фестиваля 7 зачислены в стипендиаты фонда "Новые имена". Столь же плодотворной оказалась для многих и проба пера. Как сообщила координатор конкурса Татьяна Савина, все присланные на конкурс творческие работы войдут в сборник "Полюби меня, Родина!", который будет издан в этом году.

 

В Москве существуют тайные притоны, где на положении рабов содержатся иногородние подростки.
Алена Новикова. Статья. Казачий лохотрон. Утро.Ру, 11 января 2002 г.

Выйдя из машины, Ромка, худенький бледный мальчишка, незаметным движением включил радиомикрофон. Мы слышали каждый его вздох и сами находились в состоянии нервного ожидания. Вскоре его окликнули из окна квартиры на первом этаже "хрущебы". Грубовато-требовательный мужской баритон не предполагал возражений.

- Слышь, заходи, говорят. Не трону...

- Давай-давай, - настойчиво подтолкнули его в спину вышедшие из подъезда шустрые ребятки в камуфляже.

- Ладно, я пошел, - это Ромка произнес уже для нас, чуть слышно.

- А, черт! - в сердцах выругался один из оперативников. - Говорили же - не лезь в хату!.. Ну вот, пожалуйста - дождались!

Действительно, как только захлопнулась дверь квартиры, послышалась возня. В тесной прихожей, судя по всему, не больше минуты происходила борьба. И вдруг аппаратура в салоне нашей машины замолчала. В этой неожиданно наступившей тишине кто-то озвучил то, что и так стало понятно: "Они "эрэмку" с него сняли...".

Мы видели, как Ромка понуро вышел из подъезда и, не оглядываясь, зашагал прочь. А камуфляжные ребята из "нехорошей квартиры" пустили за парнем "хвоста" - человечка среднеазиатской наружности. "Азиат", поводив Ромку до угла, вскоре вернулся и, озираясь, бросил быстрый взгляд в нашу сторону. Заметил. Впрочем, засветились и так. В подтверждение этому чемоданчик на заднем сиденье салона зашипел, закудахтал. Прорезавшийся сквозь помехи эфира "голос из окна" недвусмысленно обратился к нам:

- В общем, так: если у вас совесть есть, заходите - будем разговаривать.

Если приглашают, отказываться не стоит. Тем более что поговорить действительно есть о чем. Итак - Москва, квартира в доме на Солнцевском проспекте. На грязной необитой двери - заляпанная бумажная табличка - Союз казаков России...

Он пришел сам - с робко теплящейся надеждой в испуганных глазах. Представился: "Роман Вишняков, а еще меня Казачком называют". Ерзая на стуле, парнишка рассказал нам причину преследующих его последние полгода бед. Семья его, в которой у Ромки было еще пятеро братьев и сестер, относительно недавно переехала с Севера в Тверскую область. Потом Ромка подался в Москву на вольные хлеба, хотел найти заработок, матери помочь. Еще была у Ромки мечта - попасть в какую-нибудь казачью организацию.

В столице парень устроился на работу в монастырь на Валаамском Подворье. Здесь он и увидел людей в камуфляже, называющими себя казаками Сводного гвардейского полка. Ромку привели к человеку, который, как ему объяснили, отвечает за подбор кадров в организации, - Александру Кузнецову по кличке Кузя. Кузнецов привез его в "штаб" - в "нехорошую" квартиру на Солнцевском проспекте. Здесь уже жили, спали и питались человек 15. Все - иногородние. Ромке объяснили, что если он хочет стать настоящим казаком, получить удостоверение, то должен много и усердно работать. А именно: охранять объекты, которые ему укажут. Первый месяц - испытательный срок, поэтому зарплаты можно не ждать. Потом пообещали платить щедро, но вычитать деньги за питание, проживание, обмундирование и на поддержку казачьего кадетского корпуса. А документы потребовали сдать, для того чтобы Кузя передал их атаману Игорю Васильченко, возглавляющему Сводный гвардейский казачий полк. В общем, все секретно, как и полагается в "серьезной" организации.

Впрочем, денег Ромка так и не увидел. Совсем. Хотя вместе с остальными "казачатами" работал сутками, отсыпаясь затем на полу комнаты. Раз в месяц Кузнецов ездил к Васильченко и получал некие суммы на продукты для всей этой батрачащей братии. Перепадало от атамана совсем немного - 500 рублей на две недели. Прямо скажем, не густо. На пятнадцать-то человек... Приходилось лопать пустые макароны да овсяную кашу. Спустя некоторое время Ромкина одежда стала велика ему на несколько размеров: так он исхудал. По большому счету люди находились здесь на положении рабов, вкалывая непонятно на какого дядю за ночлег и стол. За "проступки" их нещадно били. Документы же по-прежнему хранились в сейфе у Кузи. Большинство батраков не выдерживали и уходили куда глаза глядят, без вещей и документов. Ромка продержался дольше - почти четыре месяца, прежде чем покинул этот странный притон и пустился в бега.

Но держатели притона в покое не оставили. Вскоре в Храм Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей Слободе, настоятель которого - отец Михаил - приютил Романа и дал работу, заявился Кузя - Кузнецов. "Если хочешь получить обратно свои документы, принесешь мне 50 долларов, - заявил он. - Ты мне должен". Таких денег у Ромки не было. Взамен "неустойки" Кузнецов отобрал у него камуфляжную форму.

Весной прошлого года Ромке стукнуло 18. Нужно было ехать в военкомат, а в сейфе Кузнецова были заперты паспорт, медицинская книжка, страховой полис... Да и срок поставленного Кузнецовым ультиматума истекал. Романа Вешнякова предупредили - если он не принесет деньги в срок - поставят "на счетчик".

Поначалу эта история показалась нам слишком фантастичной. Но Ромка настаивал: да, есть такой "казачий притон", и творятся там совершенно необъяснимые вещи. И мы отправились в РУБОП, где Ромка написал заявление по факту вымогательства...

...Во время операции сотрудники РУБОПа насчитали в нехорошей квартире 13 человек. Многие - в камуфляже с нашивками "казачьи войска" и еще одной непонятной надписью "Ертаул". Оказалось, это - название казачьего кадетского корпуса. Означает: "Идущий впереди".

Великовозрастные "кадеты" оказываются в большинстве гражданами иногородними и иностранцами, не имеющими временной регистрации в столице. Кто-то живет здесь только месяц, а кто-то пришел всего три дня назад. Документов нет никаких. Тем не менее, все они работают охранниками. Где? В какой структуре? Мэрию охраняют? Неизвестно. Зарплату за них якобы получает тот же Кузя. А денег, разумеется, никто из них не видел.

В "штабе Союза казаков России" - грязь, тяжелый запах немытых тел и перегара. Возмущаются и старушки-соседки: "Ходят какие-то в форме, казаками себя называют. Девок водят. Шум-гам. Недавно драка у них какая-то была - кричали много, да окно на кухне выбили... А вот этого парнишку (указывают на Ромку) мы недавно лечили. Кто-то губу ему разбил". Еще старушки говорят, что милиции все равно. Но сами жалоб не пишут. Мало ли что... Чего, мол, подписывать, ведь в милиции и так знают, что здесь творится. Вон и участковый местный сюда иногда захаживает.

Документы Роману вернули только опера из РУБОП. Но в сейфе Кузи оказалось еще более десятка чужих паспортов непонятного происхождения. Видимо, бывших "членов организации".

Сам Кузнецов охотно рассказал и официальную версию. Оказывается, квартира находится на балансе Союза казаков. "Кадетам" обещали даже койки, но забыли привезти. А сами они несут тяжкую службу. Например, доблестно охраняют православные храмы, доверяя документы самому "инструктору" Кузнецову. Иные уходят на поиск новой работы, забывая паспорта и свидетельства, так и не дождавшись вожделенных "казачьих ксив". Просветил господин Кузя и насчет взаимоотношений с милицией. Здесь процветает сотрудничество и взаимопонимание: "Если она (милиция) обращается, мы никогда не отказываем. Поэтому с нами дружат". Кстати, деньги, которые получают "казачата", для них, сермяжных из провинции, где "живых" рублей не видели, оказываются целым состоянием.

Вот такой любопытный разговор состоялся у нас с Александром Кузнецовым, по его словам, "инструктором по джигитовке казачьего кадетского корпуса "Ертаул", где начальник - войсковой старшина Игорь Васильченко.

По словам начальника одного из отделов РУБОПа Западного округа столицы Игоря Маласая, им уже приходилось сталкиваться с людьми, называющими себя казаками. Недавно рубоповцы задержали "камуфлированных" с поличным на ... вымогательстве. И в подмосковном РУБОПе сталкивались с "казаками", нетрадиционно зарабатывающими на жизнь. На этот раз "камуфляжные" приторговывали... радиоактивными металлами. Случается, что, прикрываясь высокими идеями, "пошаливают" и реестровые казаки. Так за деятельность, несовместимую со своей должностью, был смещен один из нечистых на руку липецких атаманов.

Раньше, как рассказал советник Управления по вопросам казачества при Администрации Президента России, атаман Центрального казачьего войска Борис Игнатьев, казачество брезговало такими людьми. Сегодня в казачество стремятся попасть люди, далекие не только от православия, но и от моральных ценностей вообще. Закон "О казачестве" до сих пор не принят, но существует ряд указов президента, определяющих, кому и какие казачьи чины должны присваиваться, кто и какую форму вправе носить. Так, генеральские погоны сегодня положены только десяти атаманам. Однако в стране насчитывается более шестисот (!) ряженых в лампасах, имеющих неизвестно кем присвоенный чин генерала. Они "командуют" структурами, которые и называются "казачьими войсками".

Непонятное формирование с базой на квартире в Солнцеве - лишнее подтверждение слов Игнатьева. Кстати, до недавнего времени, "казаки Сводного гвардейского казачьего полка" охраняли Храм Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей Слободе. Оттуда их, мягко говоря, попросили. "Это были люди, недостойные казачьей формы, - говорит настоятель храма отец Михаил. - То пьяные, то непонятно во что одетые. Что это за дискредитация казачества? Это же совсем не казаки. Ни по виду, ни по духу. У них и дисциплины нет. Молодежь там хватает водку и глушит ее как воду. Разве старики-казаки позволяли так вести себя молодым?"

"Попросили" казаков Васильченко и с Валаамского Подворья, где они стерегли мужской монастырь. И здесь не обошлось без скандала. Известно, что казачки покинули монастырь после некоей разоблачительной статьи в одной из центральных газет. Ее автор утверждал, что казаки-охранники на Валаамском Подворье выполняли функцию надзирателей. А именно: заставляли бесплатно вкалывать на монастырь всяких иногородних и бомжей, держа их, по сути, на положении рабов.

Вскоре после знакомства в солнцевском "притоне" на связь снова вышел Кузнецов и попросил о встрече. Он подъехал вместе с бывшим членом "казачьего полка" Виталием Саратовцевым. На этот раз разговор пошел в ином русле. Оба визитера практически слово в слово подтвердили разоблачения Романа Вешнякова. А именно: действительно, на квартире в Солнцеве собирают иногородних "лохов", надевают на них камуфляж и ставят на охрану различных объектов. Для того чтобы те не "дернули в бега", попросту отбирают у них документы. Собрав с объектов, которых до недавнего времени было десять, всю заработанную наличность, Кузя, по его словам, отвозил ее Васильченко. А так называемые "казачки" не видели ничего. Потому что с этих денег якобы вычитаются 10 процентов так называемых "полковых" в "фонд взаимопомощи", а также 45 процентов на обмундирование, которое поставляется командиром полка по запредельным ценам. Причина откровенности Кузнецова банальна - теперь он скрывается от Васильченко, так как после визита милиционеров в казачий притон в полку возник конфликт. Как объяснил Кузнецов, окружение войскового старшины уже ищет его. Причем отнюдь не для того, чтобы представить к ордену. Просто он слишком много знает обо всей этой системе. Кузнецов вынужден скрываться, а откровенничает, чтобы обезопасить себя.

После этой исповеди Кузнецов пропал, но объявился сам командир Сводного гвардейского казачьего полка Игорь Васильченко. То ли наигранно, то ли совершенно всерьез он удивился, что мы еще интересуемся солнцевской историей. Да, сообщил Васильченко, у него действительно есть штаб полка в Солнцеве. Но сам он не ведает, что там творится. А в планы войскового старшины совершенно не входило превращать квартиру в ночлежку для проходимцев. Люди, которые находились там, когда нагрянула милиция, никакого отношения к его полку не имеют. Все это - происки Кузнецова-Кузи, приютившего всякую шушеру. Сколько же членов состоит в рядах Сводного гвардейского казачьего полка, Васильченко не знает. Такого учета, оказывается, просто нет. Зато вступить туда, в принципе, может любой желающий. Если же окажется новичок вором, прохиндеем, наркоманом, то это, так сказать, не его, Васильченко, дело. В семье, как говорится, не без урода. Иногда войсковому старшине звонят даже из Союза казаков, под "крышей" которого существует полк, и просят принять каких-то людей и устроить их на работу. А напоследок Васильченко пообещал рассмотреть и мою кандидатуру, если я вдруг изъявлю желание стать "казачкой". Я обещала подумать.

В ОВД "Солнцево" уголовного дела по материалам, собранным в "нехорошей квартире" сотрудниками, так и не возбудили. Чужие паспорта, попавшие на стол к оперуполномоченному уголовного розыска Евгению Водяновичу, по его словам, отдали законным владельцам. Правда, непонятно, каким образом отыскались эти владельцы, прописанные бог весть где. Не стали разбираться и с тем, почему иногородние граждане без регистрации в столице и лицензии занимаются частной охранной деятельностью. "Камуфлированных" постояльцев "нехорошей квартиры" в итоге задержали в отделении на пару часов, взыскали штраф и отпустили восвояси. Ромка же благополучно пристроился в очередную казачью организацию в одном из районов Подмосковья.

Любопытно, что в уголовном розыске ОВД "Солнцево" сообщили, что "штаб-квартира" - частная собственность, у которой есть хозяин. Но непонятно одно - почему хозяин этой собственности так и не появился, а сама квартира превратилась в банальный притон. По утверждению того же Васильченко, там и сейчас располагается "штаб".

Очевидно одно - в Москве под крышей казачьих организаций происходят неблаговидные вещи, ответственности за которые никто не несет. Интересно только, а в курсе ли руководство Союза казаков России, и атаман Мартынов лично, что творится под их громкой казачьей вывеской?

И последнее. Нам стал известен адрес по крайней мере еще одной "казачьей" квартиры, служащей ночлежкой для иногородних "рабов".

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ. ЭТНИЧЕСКАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Юрий Чернега. Статья. Национал-большевиков повторно загоняют в подполье. Коммерсант, № 1

Вчера Мособлсуд начал рассмотрение очередного иска о ликвидации Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. Подавшая иск Московская областная прокуратура считает, что партия совершает действия, направленные на "насильственное изменение основ конституционного строя". Это уже вторая попытка ликвидировать НБП за последние три месяца.

Московский областной суд 27 сентября прошлого года отказал в удовлетворении иска, поданного областным управлением Минюста России о признании НБП прекратившей свою деятельность и лишении ее статуса юридического лица. 19 ноября это решение подтвердил Верховный суд. Поводом для иска, как объяснили в Минюсте, стало нарушение национал-большевиками 29-й статьи закона об общественных объединениях, которая обязывает ежегодно информировать регистрирующий орган о продолжении своей деятельности и местонахождении руководящего органа, а также сообщать данные о лидерах. Но суд принял доводы НБП. По словам представителей партии, они активно участвовали в политической жизни страны и несколько раз безуспешно пытались зарегистрироваться в качестве общероссийской партии (сейчас НБП зарегистрировано в Московской области как межрегиональная организация).

На этот раз основанием для иска стала 16-я статья того же закона, которая запрещает "создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности РФ, создание вооруженных формирований". По мнению представителя прокуратуры Ольги Куликовой, об этом свидетельствуют выдержки из программных документов партии, например, из закрытых бюллетеней НБП-ИНФО. В них, по словам госпожи Куликовой, содержатся призывы к созданию национал-большевистской армии, изменению границ России, подготовке к вооруженному вторжению в Казахстан и созданию на его территории так называемой "второй России". Представитель прокуратуры ссылается также на материалы уголовного дела в отношении самого Эдуарда Лимонова, который сейчас содержится под следствием в СИЗО "Лефортово". Его обвиняют в подготовке к терактам и создании вооруженных формирований.

В свою очередь, и. о. председателя НБП Анатолий Тишин заявил, что так называемые закрытые бюллетени были выпущены ограниченным тиражом, в продажу не поступали и "ничего секретного в них не содержалось". Адвокат НБП Сергей Беляк считает, что их нельзя считать программными документами партии. По его словам, статьи в бюллетенях нельзя воспринимать как "руководство к действию", поскольку это только теоретические рассуждения. Сегодня суд продолжит рассмотрение дела.

 

Мособлсуд рассматривает дело о ликвидации партии Лимонова. Статья. НТВ.Ру, 10 января 2002 г.

Московский областной суд в среду приступил к рассмотрению гражданского дела о ликвидации Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова.

Напомним, в суд с соответствующим заявлением обратилась Московская областная прокуратура. Ее представители утверждают, что межрегиональная общественная организация Национал-большевистская партия нарушила статью 16 федерального закона "Об общественных объединениях". Эта статья, в частности, запрещает создавать и действовать объединениям, цели и действия которых направлены на насильственное изменение конституционного строя и создания вооруженных формирований.

По мнению представителя Мособлпрокуратуры Ольги Куликовой, НБП нарушила данное требование закона, осуществляя в 2000-2001 годах неправомерную деятельность. Об этом, по мнению истца, свидетельствуют "программные документы организации, в частности, закрытые бюллетени "НБП-Инфо", в которых содержится положения проекта "Теории второй России" и создания Национал-большевистской армии. Помимо этого, как считает прокуратура, о противоправной деятельности НБП говорят также материалы уголовного дела в отношении руководителя партии Эдуарда Лимонова и пяти членов этой организации, которым предъявлены обвинения по ряду статей Уголовного кодекса, в том числе, в приготовлении к терроризму и покушении на создание незаконного вооруженного формирования.

Исполняющий обязанности председателя НБП Анатолий Тишин, который также является заместителем главного редактора газеты "Лимонка", в своем выступлении в суде пояснил, что бюллетени "НБП-Инфо" выпускались ограниченным тиражом, в продажу не поступали, а раздавались всем желающим "внутри партии". По словам Тишина, упомянутые документы являются "коллективным творчеством" ряда членов партии и журналистов, многие из которых не члены НБП. Вместе с тем, по признанию Тишина, бюллетени издавались на деньги от продажи "Лимонки", которая имеет прямое отношение к НБП.

По мнению представителя НБП в суде, адвоката Сергея Белюка, представленные суду бюллетени нельзя считать "программными документами" партии. По словам Белюка, опубликованные в бюллетене статьи не могут восприниматься как руководство к действию, а должны расцениваться как "теоретические размышления". Он также заявил, что в "НБП-Инфо" публиковались статьи, не вышедшие на страницах "Лимонки".

В среду суд начал оглашать материалы дела, которое продолжится в четверг. После этого, не исключается вызов в суд и допрос ряда свидетелей.

Руководитель Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов содержится в следственном изоляторе "Лефортово". 7 апреля 2001 года он и учредитель газеты "Лимонка" Сергей Аксенов были задержаны на Алтае. Весной того же года под Уфой и в Саратове были арестованы еще четыре активиста партии. Следственное Управление ФСБ РФ предъявило им обвинение в приготовлении к терроризму (статья 205 УК РФ) и покушение на создание незаконного вооруженного формирования (статья 208 УК РФ).

Кроме того, следствие инкриминирует "лимоновцам" публичные призывы к насильственному захвату власти и изменению государственного строя (статья 280), а также незаконное приобретение, хранение и перевозка огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

В настоящее время следствие по данному уголовному делу завершено, и обвиняемые знакомятся с материалами уголовного дела.

Ранее Московский областной суд уже рассматривал иск о ликвидации Национал-большевистской партии. С иском в суд тогда обращалось Управление Минюста по Московской области. Однако 27 сентября прошлого года Мособлсуд этот иск отклонил, а Верховный суд РФ 19 ноября подтвердил законность решения Московского областного суда.

 

Национал-большевики Эдуарда Лимонова пока остаются полностью легитимными,…вчера по итогам двухдневных прений Московский областной суд приостановил производство по иску областной прокуратуры о ликвидации НБП.
Иван Сухов. Статья. Партию Лимонова не запретили. Время новостей, № 3

Но ее члены уже собираются в подполье

Национал-большевики Эдуарда Лимонова пока остаются полностью легитимными и могут продолжать спокойно размахивать своими красно-черными флагами: вчера по итогам двухдневных прений Московский областной суд приостановил производство по иску областной прокуратуры о ликвидации НБП.

Фактически суд удовлетворил требование партийного адвоката Сергея Белякова, который заявил, что гражданский иск о ликвидации НБП нельзя рассматривать до тех пор, пока не будет вынесено окончательное решение по уголовному делу самого Эдуарда Лимонова. Он и несколько его сподвижников находятся под следствием по ряду весомых обвинений, в том числе в публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя. По словам оставшихся на свободе сторонников Лимонова, Эдуард Вениаминович уже ознакомился с одиннадцатью томами своего дела, к концу зимы дочитает остальные, а потом следственное управление ФСБ должно будет передать дело в суд. "Таким образом, в апреле, вероятно, уже начнется процесс, -- рассчитывает член исполкома НБП Владимир Московцев. -- Мы верим в истину и в то, что нам помогает Бог, поэтому Лимонов не может быть осужден. Но даже если приговор будет отрицательный, и нас потом запретят, партия останется: какая разница, зарегистрирована она или нет? Просто каждый из 8000 членов воспримет это как личную обиду, а потом мы станем работать в подполье. Мы единственная партия, которая может прийти к власти, потому что у нас есть идеология".

Некоторая идеология, кажется, имеется и у суда: Мособлсуд уже не в первый раз препятствует закрытию НБП. В прошлый раз судьи отклонили аналогичный иск управления юстиции по Москве, и тогда за дело взялась прокуратура. Ей вчера тоже досталось: суд указал на то, что обвинение не потрудилась представить в процессе никаких документов, кроме копий из уголовного дела Лимонова.

К весне прокуратура рассчитывает исправить допущенные огрехи, да и выводы, к которым придет суд в процессе по делу самого Лимонова, ей пригодятся. Во всяком случае, мириться с легальной деятельностью национал-большевиков надзирающий за исполнением законов орган более не намерен. По словам представителя прокуратуры на процессе Ольги Куликовой, "несомненно, что в 2000--2001 гг. НБП осуществляла антизаконную деятельность".

 

Мособлсуд приостановил производство по иску Мособлпрокуратуры о ликвидации Национал-большевистской партии.
Статья. Национал-большевиков разгонят только после суда над Лимоновым. Лента.Ру, 11 января 2002 г.

Мособлсуд приостановил производство по иску Мособлпрокуратуры о ликвидации Национал-большевистской партии.

Тем самым суд удовлетворил ходатайство адвоката НБП Сергея Беляка, который настаивал на рассмотрении данного иска только после вынесения приговора по делу лидера НБП Эдуарда Лимонова и пяти его соратников, передает РИА "Новости".

Суд согласился с доводами представителя ответчика, отметив в своем определении, что все документы, представленные прокуратурой в обоснование иска, являются копиями материалов дела Лимонова, следствие по которому еще не закончено.

В решении суда также подчеркивается, что факты, которые могут быть установлены при рассмотрении уголовного дела, могут существенно повлиять на вынесение решения по гражданскому делу о ликвидации НБП.

Напомним, что прокуратура требует ликвидировать НПБ за нарушение закона "Об общественных объединениях", который запрещает создавать объединения, цели или действия которых направлены на насильственное изменение конституционного строя.

Сам Лимонов содержится в следственном изоляторе "Лефортово". 7 апреля 2001 году он и учредитель газеты "Лимонка" Сергей Аксенов были задержаны на Алтае. Весной того же года под Уфой и в Саратове были арестованы еще четверо активистов партии.

Следственное управление ФСБ РФ инкриминирует лимоновцам публичные призывы к насильственному захвату власти и изменению государственного строя, а также незаконное приобретение, хранение и перевозку оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

 

 

ПРАВА ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

Большая часть фондов и благотворительных организаций не хотят иметь дело с действительно неблагополучными детьми. На сегодняшний момент уличному ребенку в Петербурге и в Москве невозможно попасть ни в один приют, если он наркоман, или тяжело болен.
Статья. Валерий Абрамкин. Уличные дети никому не нужны. Хартия.Ру, 28 декабря 2001 г.

В стране идет амнистия несовершеннолетним заключенным. Кто-то из них выходит, кто-то по-прежнему сидит. Куда выходят дети, ждет ли их кто-то на воле? Научный сотрудник института социологии Санкт-Петербургского отделения Академии наук Майя Русакова считает, что несовершеннолетние правонарушители никому не нужны: ни обществу, ни общественным организациям, ни приютам.

- И в Петербурге, и в Москве на сегодняшний момент сформировался целый класс детей, фактически выросших на улице. Они живут на улице и никак не социализировались в этом обществе. У них нет даже основных элементов социализации, которые обычно ребенок приобретает в семье. Даже в неблагополучной семье.

Такие дети - стопроцентные кандидаты в заключенные. И их становится все больше. Москва и Петербург традиционно притягивают достаточно большое количество подростков. Но большие города также притягивают людей, которые приезжают с вместе с детьми и потом их бросают. Есть дети, которых даже продают в рабство. Общество перестало на них реагировать. Совсем. Если раньше на такого ребенка обращали внимание на улице, то сегодня мы к ним привыкли. Проходим мимо совершенно спокойно. Никто на них не смотрит, они как бы исключены из нашей жизни.

Надо сказать, что отношение государства к таким детям тоже изменилось и не в лучшую сторону. С одной стороны, их признали как класс: да, у нас существуют неблагополучные, безнадзорные дети и т.д. Но меры, которые применяются по отношению к ним, по большей части носят карательный характер. То есть государство поддерживает идею, что лучшим выходом для таких детей является тюрьма. По крайней мере, там они под присмотром.

Мы, взрослые, не понимаем и не знаем, что за душой у уличных детей. Они потеряны даже для общественных организаций. НПО предпочитают заниматься другими, более удобными, категориями. Это то, что называется "nice victimes". То есть правильные жертвы, хорошие жертвы. А уличные дети не попадают в разряд хороших жертв. Ими никто не хочет заниматься, никто.

Все хотят заниматься "хорошими жертвами". Например, много зарубежных общественных организаций открывают в Петербурге и в Москве пункты питания для детей. Пытаются активность проявлять. Сколько денег на это вообще выделено - отдельный разговор. Так же, как отдельный разговор, сколько из этих денег реально тратится на самих детей. Но факт остается фактом: большая часть фондов и благотворительных организаций не хотят иметь дело с действительно неблагополучными детьми. Поэтому на сегодняшний момент уличному ребенку в Петербурге и в Москве невозможно попасть ни в один приют, если он наркоман. Ни один приют не возьмет такого - они скорее застрелятся, найдут тысячу поводов, чтобы его не взять или выжить оттуда. Также приюты не берут детей с тяжелыми заболеваниями. Это звучит дико, но не берут. Потому что считают, что им помочь уже невозможно. Или говорят, что у них нет средств. То есть деятельность общественных организаций изначально ориентирована только на детей, которым, как считается, можно помочь.

Именно дети, которыми никто не хочет заниматься, попадают потом в колонии. Выходят они из колоний в никуда, выходят на улицу. Приезжают и живут в совершенно конкретных местах. Их все видят, их очень легко найти. Но они никому не нужны. При создании этой статьи была использована передача для заключенных и о заключенных "Облака" № 498 , подготовленная Центром содействия реформе уголовного правосудия.

 

В Москве не могут оказать полноценную помощь несовершеннолетним бродяжкам. Информ. сообщ. Хартия.Ру, 9 января 2002 г.

Более 13 тыс детей бродяжничают в Москве, однако в столичном центре временной изоляции несовершеннолетних /ЦВИН/ в настоящий момент содержится всего 27 детей. Об этом сообщил в среду начальник ЦВИН Александр Назаров.

По его словам, после принятия закона "О правах несовершеннолетних" в 1999 году, по которому сотрудники милиции были лишены права забирать в приемники-распределители несовершеннолетних попрошаек и бродяжек, число находящихся на улицах детей резко возросло. По данным МВД, только на девяти столичных вокзалах "обитают" 736 беспризорников.

В 1999 году через столичный ЦВИН прошли 6,5 тыс детей. Все они получили сопроводительные документы и были отправлены либо на родину, либо помещены в приюты и интернаты. Однако ситуация изменилась: за прошлый год через ЦВИН прошло всего 1913 детей.

Центр рассчитан на одновременное пребывание в нем 300-400 детей, но они не могут быть в принудительном порядке помещены в ЦВИН - для этого требуется решение суда. В ближайшее время, передает РИА "Новости", планируется открыть специальный корпус при ЦВИНе в Алтуфьево, в который сможет обратиться каждый желающий ребенок, который терпит побои дома или бродяжничает.

 

 

СВОБОДА СЛОВА И ИНФОРМАЦИИ

Наступление на свободу слова продолжается.
Андрей Шарый, Михаил Соколов. Радиопередача. "Шпионские дела" на фоне борьбы внутри российской властной элиты. Радио Свобода (web-сайт), 9 января 2002 г.

Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве Кристина Горелик, адвокат Валентина Моисеева Карина Москаленко, депутаты Государственной Думы России Сергей Ковалев и Владимир Рыжков - с ним беседовал Михаил Соколов.

Андрей Шарый:

Судебная коллегия Верховного суда России 9 января оставила в силе приговор московского городского суда, вынесенный в августе 2001-го года бывшему российскому дипломату Валентину Моисееву. Он признан виновным в государственной измене и осужден на 4,5 года лишения свободы. Рассказывает наш корреспондент Кристина Горелик:

Кристина Горелик:

Изначальный приговор Московского городского суда бывшему дипломату был суров - двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества. Валентина Моисеева задержали в июле 1998-го года по обвинению в шпионаже в пользу Южной Кореи. Однако, Верховный суд России отменил это решение, учитывая возраст и состояние здоровья подсудимого. Дело вернулось в Мосгорсуд. Новый приговор, вынесенный им в августе прошлого года - четыре с половиной года лишения свободы. Адвокаты Моисеева обжалуют и это решение. Нынешнее заседание судебной коллегии Верховного суда оставило последний приговор баз изменений.

Карина Москаленко:

Когда Верховый суд отменил приговор, он отменил его в связи с грубыми нарушениями, допущенными судом. А из-под стражи человека не освободил. Значит он, опять же, восстановил права человека, но как бы "понарошку". Вот сегодня приговор вступил в законную силу, значит проигнорированы все доводы защиты, это значит, и доводы защиты об использовании недопустимых доказательств, о невызове свидетелей, о недоказанности обвинения в целом. Также проигнорированы доводы защиты о нарушении Европейской конвенции. Ну что же, в этом есть что-то положительное. Есть окончательное судебное решение страны, которое позволяет теперь без препятствий рассмотреть дело в Страсбургском суде. Еще летом 2000-го года защита зарегистрировала обращение по делу Моисеева в Страсбургском суде. Разумеется, мы не ожидаем от Страсбургского суда того, чего не может и не имеет права делать Страсбургский суд. Он не будет решать вопрос о виновности или невиновности Моисеева, предмет нашего обращения - несправедливое судебное разбирательство, нарушение принципов справедливого судебного разбирательства, это условия содержания Моисеева под стражей более трех лет, и общие условия вообще законности содержания под стражей. Мы считаем, что все эти нормы - это 3-я, 5-я, 6-я и 8-я статьи Европейской конвенции - в отношении него были нарушены. И, коль скоро мы уже привыкаем - это очень плохая привычка - но мы привыкаем к тому, что российские суды не выносят, практически, оправдательных приговоров, то нам остается уповать только на то, что более справедливого решения мы добьемся в Страсбурге.

Кристина Горелик:

Кассационное рассмотрение дела Моисеева проходит в закрытом судебном процессе. Поэтому на заседание судебной коллегии Верховного суда депутата Государственной Думы Сергея Ковалева не пустили. Однако, это не помешало депутату высказать свое отношение к делу бывшего дипломата, а также к другим, так называемым, "шпионским" процессам в России.

Сергей Ковалев:

Это - показатели независимости нашей судебной системы. Посмотрите, сколько идет одновременно процессов, или только что прошло. Все эти "шпионские" дела. Вот Пасько, видали вы такого шпиона где-нибудь на земном шаре, который под своим именем, открыто, публиковал бы свои "шпионские" сведения? Виданное ли это дело? Однако, шпион. То же самое с Сутягиным, то же самое с Моисеевым. Вот вам и независимость судебной системы. И никакая судебная реформа не изменит этого печального обстоятельства по очень простой причине - это заведомые политические дела. Это заведомо политический заказ, заведомо политическая тенденция. И это и есть самое печальное. Знаете, управляемой демократии не бывает при независимом суде, управляемой демократии необходим управляемый суд, управляемая пресса. Это у нас сейчас и происходит в стране.

Кристина Горелик:

Сергей Ковалев назвал решение Верховного суда России в отношении Моисеева серьезным ударом по престижу страны. Еще большим позором для России, считает депутат, станет рассмотрение дела бывшего российского дипломата в Европейском суде по правам человека в Страсбурге.

Андрей Шарый:

В эфире Радио Свобода независимый депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков - с ним беседует Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

Господин Рыжков, как вы относитесь к череде так называемых "шпионских" дел? Это было осуждение эколога Пасько, аналитика Института США и Канады Сутягина, и вот сегодня - приговор дипломату Моисееву по таким, достаточно сомнительным обвинениям, оставлен в силе Верховным судом России.

Владимир Рыжков:

Это означает, что спецслужбы и вообще силовые структуры в России по-прежнему остаются не реформированными. По-прежнему остается не реформированной система государственной секретности, по-прежнему в России не решена проблема того, что такое секрет, что такое не секрет, что такое безопасность в широком смысле этого слова. И мы видим, как спецслужбы по-прежнему диктуют волю следствию, диктуют волю судам и выносят сомнительный со всех точек зрения, а, на мой взгляд, просто несправедливый приговор. Это действительно проблема, это серьезный вызов будущему страны, и я очень обеспокоен тем, что такая череда приговоров покатилась по всей стране.

Михаил Соколов:

Дело Пасько - здесь достаточно очевидна связь того, что произошло, и проблемы свободы слова. Мне кажется, нет единой позиции у власти, например, спикер Совета Федерации Сергей Миронов в последние дни активно выступает в защиту Пасько. Как вы это объясните?

Владимир Рыжков:

Дело в том, что Миронов представляет более либеральное крыло нашей властной вертикали. Он, кстати, - я недавно видел в одном из его интервью - высказывался за альтернативную воинскую службу. То есть он, действительно, высказывает более либеральные взгляды. Но пока, как мы видим, верх-то берут другие течения, верх берут сторонники более твердой линии, и дело Пасько - этому подтверждение.

Михаил Соколов:

А вот если говорить, опять же, о "либералах" и "не либералах" в Кремле. Вот, одиннадцатого января будет вновь решаться судьба телекомпании "ТВ-6", то есть, решение, выгодное для телекомпании, опротестовано, проходят информационные акции прикрытия и давления на команду Евгения Киселева. Как вы видите развитие этого процесса? Кто здесь победит - ваш прогноз?

Владимир Рыжков:

Я считаю это дело абсолютно политическим, все попытки "притянуть" сюда хозяйственные мотивы, как это было в случае с "НТВ", - абсолютно абсурдны, потому что "ТВ-6" сегодня резко набирает зрительский рейтинг, показывает неплохую прибыль и имеет хорошие экономические перспективы. Дело - чисто политическое. И это для меня совершенно очевидно. Неслучайно Борис Ельцин в своем памятном интервью 29-го декабря открыто вступился за "ТВ-6", это тоже свидетельство борьбы в "верхах" за стратегическое развитие страны. Я боюсь, что "ТВ-6" ликвидируют. Это мой прогноз. История с "НТВ" показала, что власть, однажды взявшись за решение такого вопроса, уже не отступает. Я имею в виду президента и администрацию. Но я еще сохраняю надежду, что, все-таки, это не произойдет, хотя боюсь, что произойдет.

Михаил Соколов:

И что останется - свобода слова будет только в газетном мире?

Владимир Рыжков:

Свобода слова сохранится в виде "Радио Свобода", "Эхо Москвы", пока, каких-то газет, которые, к сожалению, читает очень небольшое число наших граждан, в основном, в крупных городах, и все. К сожалению, такова правда.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СФЕРЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Закон г. Москвы от 14 декабря 2001 г. N 70, "О законах города Москвы и постановлениях Московской городской Думы"

Регулируются отношения, связанные с принятием законов г. Москвы и постановлений Московской городской Думы.

Устанавливается, по каким вопросам принимаются законы и постановления, кому принадлежит право законодательной инициативы, основные этапы законодательной работы.

Определяется порядок опубликования и введения в действие законов г. Москвы и постановлений Московской городской Думы.

Законы города Москвы и постановления Московской городской Думы подлежат опубликованию в официальном издании Московской городской Думы "Ведомости Московской городской Думы", а законы города Москвы, кроме того, - в официальных изданиях Правительства Москвы, а по решению Московской городской Думы они могут быть опубликованы также в иных изданиях. Датой официального опубликования закона города Москвы, постановления Московской городской Думы является день первого опубликования его полного текста в указанных средствах массовой информации. Закон города Москвы вступает в силу через десять дней после его официального опубликования, если в самом законе не оговорено иное. Постановление Московской городской Думы вступает в силу со дня его официального опубликования, если в самом постановлении не оговорено иное.

Устанавливается порядок разрешения споров между Московской городской Думой и исполнительными органами государственной власти города Москвы, возникающие по вопросам их компетенции, а также между Московской городской Думой и Мэром Москвы, возникающие по вопросам принятия законов города Москвы и постановлений Московской городской Думы.

Закон вступает в силу через десять дней после его официального опубликования.

 

Постановление Правительства Москвы от 18 декабря 2001 г. 1149-ПП "Об уполномоченном органе Правительства Москвы по осуществлению учета иностранной рабочей силы"

Устанавливается, что уполномоченным органом Правительства Москвы по осуществлению учета иностранной рабочей силы является Комитет по делам миграции Правительства Москвы.

Согласно Закону г. Москвы от 19 сентября 2001 г. N 51 "Об учете иностранной рабочей силы в городе Москве" Комитет осуществляет прием и рассмотрение заявлений иностранных граждан и лиц без гражданства о постановке на учет в качестве иностранных работников, постановку на учет, выдачу свидетельств о постановке на учет и контроль за трудовой деятельностью иностранных работников.

 

Распоряжение Правительства Москвы от 25 декабря 2001 г. N 548-РП, "Об утверждении Программы борьбы с преступностью в г.Москве на 2002 год"

Утверждается указанная программа. Начиная с 2003 г. данная программа именуется Комплексной городской целевой программой с 3-летним сроком действия. Руководителям правоохранительных органов, департаментов, комитетов, управлений и других заинтересованных ведомств поручается до 1 марта 2002 г. представить в ГУВД г. Москвы предложения и мероприятия в Комплексную городскую целевую Программу борьбы с преступностью в Москве на период 2003-2005 гг.

В программе отдельными разделами выделены мероприятия по борьбе с терроризмом, противодействию организованной преступности, борьбе с коррупцией, с незаконным оборотом наркотиков, предотвращению детской безнадзорности и преступности.

 

 

ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Валентина Семьянцева. Статья. Маленькие защитники большой экологии. Ежедневные Новости. Подмосковье, № 1.

В Московской области с экологией просто беда. И что ни год, дела обстоят все хуже. Знаете, на кого нам, взрослым, остается надеяться? На детей. Если, конечно, сумеем объяснить им, что плохо дышать смогом, есть консерванты и не видеть бабочек. Для этого в Серпуховском районе и ведется серьезная работа по экологическому воспитанию детей буквально во всех школах.

Раз в год ребята съезжаются на экологическую конференцию, где говорят абсолютно по-взрослому о самых серьезных вещах. В прошедшем декабре представители школ собирались в конференц-зале Приокско-Террасного заповедника: юные лесничие, члены научных экологических кружков и обществ, и просто неравнодушные мальчишки и девчонки. С собой привезли отчеты о проделанной работе, массу наглядных пособий, таблиц, схем, диаграмм.

Хозяевами чувствовали себя ребята из Данковской средней школы. Они же и живут, и учатся в заповедной зоне. Школа прямо в лесу стоит. За ним, за всеми его жителями и наблюдают члены здешнего научного экологического общества. Их работа не раз отмечалась стипендиями заповедника. Серьезность проводимых наблюдений и исследований замечена областными и федеральными организациями, отвечающими за экологические проблемы.

Заведующий сектором экологического просвещения Приокско-Террасного заповедника Владимир Слюсарев сказал, что несколько выпускников Данковской школы будут рекомендованы в профильные вузы на экологические факультеты и отделения. А еще он добавил, что конференция - это хорошая возможность расширить круг общения сельских ребятишек. Теперь здесь строят планы о проведении на базе заповедника областной экологической конференции.

А нынешнюю, районную, считают пробным шаром. Но уже сейчас - твердо говорят о том, что чем больше ребят заинтересуется сегодняшним состоянием экологии Подмосковья, тем спокойнее можем быть все мы за наш завтрашний день.

 

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Жить по-новому в новом году должны и бездомные - так решили столичные власти. Те, кто уже устроился на работу, обзавелся семьей, но живет пока в ночлежках, скоро получат квартиры. Нина Егоршева. Статья. Бомжи готовятся к новоселью. Стр. 3

У тех, кто хочет вернуться к нормальной жизни, появился хороший шанс Жить по-новому в новом году должны и бездомные - так решили столичные власти. Те, кто уже устроился на работу, обзавелся семьей, но живет пока в ночлежках, скоро получат квартиры. Как сообщила корреспонденту "Труда" зам. руководителя департамента муниципального жилья и жилищной политики Валентина ЛОГУНОВА, сейчас идет поиск подходящего дома. Скорее всего, он будет с коридорной системой и квартирами-маломерками.

По последним данным, сейчас в Москве около 40 тысяч бомжей. И появились они в столице не только в последнее десятилетие. Например, первый женский приемник для бездомных в столице открылся еще в 1969 году. Сейчас это приемник-распределитель № 2. От Бутырской тюрьмы его отделяют лишь кирпичный забор с колючей проволокой и внутренний дворик для прогулок заключенных. А в самом приемнике - те же камеры, те же нары. Только здесь из окон "в клеточку" на мир смотрят не матерые рецидивисты, а бомжихи всех возрастов. Последний раз пик наплыва бродяг столица пережила в начале 90-х, а сейчас их количество сократилось почти втрое. С начала года через приемник прошло немногим более 1600 женщин.

В одной из камер я встретила Галину Шершневу. Выглядела она на все 60, хотя, как выяснилось, ей едва за 40. Когда-то Галина работала дояркой в колхозе. Без меры пила. Замуж не вышла... В Москву из Тверской области приехала еще в 1995 году, но за шесть лет столицу так и не разглядела. Знает лишь пятачок у трех вокзалов, где собирает бутылки, да этот приемник-распределитель, куда попала во второй раз. Впервые побывала тут минувшим летом. Тогда милиционеры выправили ей давно потерянные документы и купили билет до дома. Однако родная деревня встретила неласково, а мать не пустила даже на порог. Уже через два дня Шершнева вновь собирала бутылки на Комсомольской площади. "Когда выйду, опять туда вернусь. Я с бутылок 20 рублей в день имею, на буханку хлеба и пакет молока хватает. А работать не хочу", - поделилась Галина.

Судьбы многих женщин, оказавшихся на улице, очень схожи. Всего 24 года обитательнице соседней камеры Светлане. Казахстанский детдом не столько вывел ее в люди, сколько пристрастил к спиртному. Оттуда, отпраздновав совершеннолетие, Света поехала в Москву. Ночевала где придется, крала сумочки у зазевавшихся прохожих. Ее поймали пять лет назад и дали срок. "Меня выпустили весной, - рассказывает Светлана, - но, скорее всего, вернусь: податься мне больше некуда..."

Известны и другие случаи. О 22-летней Марине мне рассказал заместитель начальника приемника-распределителя № 2 Александр Хохлов. Родом девушка из Иркутской области. После смерти родителей осталась на попечении дяди. При первом же удобном случае он выжил девчонку из оформленной на него квартиры. Марина уехала в Иркутск и поступила в фармацевтический колледж. Но подружки поманили в столицу за сладкой жизнью. Выйдя из поезда, сибирячка закопала документы в какую-то клумбу. Оставила лишь паспорт, но его вскоре отобрали сутенеры. Торговала собой на вокзалах. Когда попала в приемник-распределитель, зарытые документы отыскала милиция. Марина устроилась на работу - сначала в одну аптеку, затем взялась подрабатывать еще в одной. Хозяйка квартиры, где она сейчас живет, настолько прониклась доверием к жиличке, что официально зарегистрировала на своей жилплощади. Марина собирается замуж...

Но пример Марины - скорее, исключение. Опустившемуся человеку очень трудно начать все с чистого листа. Женщинам - труднее вдвойне по многим причинам. Во-первых, они, как известно, быстрее спиваются. Во-вторых, в буквальном смысле теряя лицо, теряют и веру в себя. "В результате скоро, - рассказывали мне психологи, работающие с бездомными, - женщина перестает себя ощущать женщиной. Она не красит губы, не смотрится в зеркальце..."

Жизнь в подворотне, на улице уравнивает многих. Жизнь быстротечная. Еще четверть века назад бездомные могли прожить лет до сорока, сегодня столичные бомжи чаще всего не дотягивают и до 30. Вынужденные считать каждую копейку, многие горожане уже не выбрасывают засохший хлеб буханками и подпорченную колбасу батонами. По данным международной организации "Врачи без границ", каждый третий бомж болен туберкулезом. Прибавим гепатит, СПИД, сифилис, гонорею... Само собой - психические расстройства... Бомжи, может, и не прочь бы полечиться, да кто их возьмет - без паспортов, без медицинских полисов? Большинство, впрочем, не хочет идти к врачу: попрошайке с гнойными язвами быстрее подают милостыню, нежели здоровому.

С наступлением холодов в былые времена пристанищем для бездомных мог стать любой подвал, чердак, подъезд... Но из-за угрозы терроризма город закрывает двери на замки. В итоге с приходом зимы среди бомжей начался мор. Спасением бродяг вынужден был заняться лично мэр Москвы Юрий Лужков. Милиционерам и медикам досталось за то, что ни "скорая помощь", ни патрульные по ночам "не видели" замерзающих на городских улицах людей. Комитету социальной защиты населения поставили неотложную задачу: в домах ночного пребывания место должно найтись каждому нуждающемуся в крыше над головой. Сейчас таких домов в городе семь. С начала прошлого года через них прошли 12 тысяч человек. Но вот что интересно: по статистике, сюда приходит не более двух процентов бездомных. Работники приютов объясняют: камера на 10-15 человек, откуда выводят строем умываться, на обед и в туалет, мало привлекает даже бомжей.

Совсем другое дело - свой дом. Пусть даже такой неказистый, какой пока столица готовит для бомжей. Но в любом случае это шанс вернуться к нормальной жизни. А тех, кто мечтает об этом, утверждают эксперты, среди бездомных - 95 процентов.

 

Ирина Давыдова. Статья. "Лимитчики" становятся москвичами. Вечерняя Москва, № 3, 8 января 2002 г., Стр. 2 приложения

Судьбой рабочих общежитии города и обитавших в них жильцов (когда-то прозванных "лимитчиками") столичное правительство занялось вплотную семь с половиной лет назад.

Тогда и вышли два постановления: № 519 от 28.06.94 "О соблюдении режима пребывания в Москве граждан, постоянно проживающих за ее пределами, и мерах по укреплению правопорядка, усилению борьбы с бандитскими и иными проявлениями организованной преступности в свете требований указа президента РФ № 1226 от 14.06 94"; № 976 от 25.10.94 "О мерах, направленных на совершенствование использования общежитии".

Префектурам совместно с Департаментом муниципального жилья и жилищной политики было поручено перевести в жилищный фонд города до 80 проц. рабочих общежитии, расположенных в домах квартирной планировки. За обитателями "общаг" закреплялись те самые изолированные жилые помещения, где они и жили. Таким образом, предприятия (хозяева общежитии) избавлялись от ставшей для них тягостной обузы - обслуживания домов. А жильцы, в свою очередь, получив документы на владение недвижимостью, могли выйти на рынок жилья и попытаться найти себе что-нибудь более подходящее. В цифрах эта задача выглядела так. Из 1122 внесенных в городскую программу общежитии подлежало переводу 897 (повторим: речь идет лишь о тех из них, что расположены в домах квартирной планировки). Что же сделано за минувшие годы?

С начала реализации программы ликвидировано 1052 рабочих общежития - 94 проц. от общего их числа в городе, или на 14 проц, больше запланированного. Только в минувшем году переведено в жилищный фонд города 52 общежития, в том числе 4 - сверх предусмотренных программой. Так что, вопрос уже снят с повестки дня или же город будет добиваться полного преобразования бывших рабочих общежитии?

- О стопроцентной их ликвидации, к сожалению, речь пока не идет, - говорит начальник отдела Департамента муниципального жилья Ольга Косираева. - Дело в том, что оставшиеся общежития квартирного типа, как правило, перенаселены. И администрации предприятий, которым они принадлежат, из-за финансовых трудностей не в состоянии приобрести дополнительную жилплощадь для расселения жильцов даже на льготных условиях. А именно такой порядок предусмотрен нормативными документами городского правительства. Вы знаете, что в подобных случаях столичные власти предоставляют возможность купить для нужд расселения общежитии муниципальное жилье по себестоимости.

Кроме того, среди оставшихся имеются общежития, находящиеся на территории или в санитарной зоне своих предприятий, к зданиям которых у служб Санэпиднадзора, Госпожнадзора имеются серьезные претензии. Есть и факты, когда сами администрации предприятий или организаций под разными предлогами уклоняются от ликвидации своих общежитии.

Особое внимание сегодня уделяется переводу в муниципальный жилфонд рабочих общежитии городских бюджетных организаций, Им выделяется необходимая жилая площадь. Таким образом, уже удалось полностью ликвидировать общежития, принадлежавшие Комитету социальной защиты, а последние оставшиеся у Комитета здравоохранения и ГУП "Мосгортранс" прекратят свое существование в наступившем году.

Сейчас готовится проект новой городской программы, призванной решить судьбу общежитии гостиничного и коридорного типа в столице.

Что же касается других общежитии, в частности военных, то Министерство обороны России провело в нашем городе их инвентаризацию, и Главное квартирно-эксплуатационное управление министерства занято их сокращением. В истекшем году инвентаризацию прошли и 217 студенческих общежитии вузов федерального подчинения. Увы, во многих из них обнаружены серьезные нарушения, в частности, почти 56 тыс. кв. м жилой площади сдается в аренду коммерческим структурам. Нужно срочно наводить порядок. И сейчас по горячим следам - по результатам инвентаризации - готовится серьезный распорядительный документ правительства Москвы и Совета ректоров вузов Минобразования РФ.

 

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Анна Качуровская. Статья. Рождество дойдет до тюрем с опозданием. Коммерсант, № 2.

Вчера состоялась пресс-конференция, на которой было объявлено о начале ежегодной всероссийской акции "Рождество за решеткой". Этим несколько странным названием обозначена вполне нормальная и даже традиционная для России затея - раздать скромные праздничные подарки детям, попавшим в неволю.

Объявить о начале явно запоздавшей акции пришли заместитель директора общественного центра содействия реформе уголовного правосудия Людмила Альперн, глава представительства Фонда гражданских свобод Павел Арсеньев, правозащитник Лев Левинсон, заместитель начальника отдела воспитательных колоний ГУИНа Вячеслав Журавлев и протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель синодального отдела Московской патриархии по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. Впрочем, как выяснилось по ходу конференции, протоиерей узнал об акции всего три дня назад да и на своей должности недавно, поэтому пока лишь "живо интересуется движениями в обществе на эту тему".

Павел Арсеньев рассказал, что ежегодно 10 тыс. несовершеннолетних заключенных получают подарки, и выразил надежду, что собравшиеся на пресс-конференции обсудят проблемы, связанные с амнистией для несовершеннолетних, постановление о которой правительство уже приняло. Он привел неутешительные цифры: малолетки в отечественных тюрьмах составляют всего 3% от общего числа тюремного населения, но в абсолютных цифрах это больше, чем всех заключенных во Франции. Глава представительства Фонда гражданских свобод отметил, что детей сажают за украденные 300-400 руб., а государство на их пребывание в тюрьме тратит гораздо больше.

Тему амнистии подхватил господин Левинсон, сказавший о необходимости особой ювенальной (молодежной) юстиции и создания механизма социальной реабилитации неблагополучных детей. Какие шаги предпринимают сами правозащитники для достижения этих целей. Лев Левинсон не пояснил. По поводу собственно амнистии господин Левинсон напомнил, что в этом году не только выйдут на свободу дети, но и всем преступникам, севшим до совершеннолетия, на год будет уменьшен срок. После этого правозащитник закончил выступление несколько неожиданным призывом: "Не надо больше выпускать, надо меньше сажать".

Людмила Альперн решила пояснить название "Рождество за решеткой". Оказывается, оно было навеяно литературой и "какими-то русскими традициями". Тут протоиерей саркастически заметил: "Вот именно, какими-то". Госпожа Альперн поинтересовалась, больше ли понравился бы священнослужителю "Новый год за решеткой", на что отец Дмитрий справедливо ответил, что Новый год вообще-то никакого отношения к Рождеству не имеет. После этого госпожа Альперн прекратила дискуссию и перешла к цифрам: Фонд гражданских свобод выдел на акцию $35 тыс., пожертвования продолжают поступать и из других организаций, пожелавших остаться неизвестными. На эти деньги более 10 тыс. преступников младше 18 лет получат в подарок к давно прошедшему Рождеству тапочки, конфеты, тетрадки и конверты.

 

 

РАЗНОЕ

Мария Персанова. Радиопередача. Попытка антимилитаристского пикета в Москве. Радио Свобода (web-сайт), 29 декабря 2001 г.

Мария Персанова, Москва:

Сегодня "Антимилитаристская радикальная ассоциация" попыталась провести пикет в защиту прав призывников у здания военной прокуратуры, но управа района Замоскворечье не позволила антимилитаристам даже развернуть плакаты. Возле здания военной прокуратуры Московского военного округа собралось больше милиции и военных, чем пикетчиков - антимилитаристов, которым сразу же запретили проводить пикет. Говорят милиционеры, не пожелавшие представиться:

Милиционеры:

Митинг или пикет - оно, значит, противозаконно. Нарушение порядка правил проведения массовых мероприятий. Поэтому давайте, так сказать, нормально вести диалог. Нормально. Вы там выходите с каким-то предложением или что, значит, сейчас к нам... Сейчас затевать вот этот вот... Конфликтная ситуация никому не нужна... Девушка, я прошу больше не фотографировать, понимаете... Не надо фотографировать... Мы сейчас доставим вас в отдел милиции внутренних дел Замоскворечья, значит, по указанию представителя районной управы, эта акция, вы нарушаете...

Пикетчик:

Заберите меня, если я нарушаю. Промкин Евгений Владимирович, если я нарушаю - вот, пожалуйста, можете меня арестовывать.

Мария Персанова:

Сложившуюся ситуацию объясняет руководитель "Антимилитаристской радикальной ассоциации" Андрей Родионов:

Андрей Родионов:

Ситуация состоит в том, что мы организовали пикет в защиту прав призывников, которых буквально похищают сотрудники военкоматов, превышая свои служебные полномочия, допуская насильственные действия в отношении призывников, которые они не должны допускать ни в коем случае - это прерогатива милиции. Пикет наш запретила управа района Замоскворечье. Мы считаем, что запрет основывается на каких-то надуманных, совершенно нереальных аргументах, но, тем не менее. Запрещено, так запрещено. Мы пришли сюда для того, чтобы убедиться, что запрет этот окончательный, отменяться не будет, мы в этом убедились, мы получили свидетельство этого. Разумеется, теперь мы будем обращаться, в первую очередь - в суд, для того, чтобы отменить это незаконное, с нашей точки зрения, распоряжение управы. Кроме того, мы обратимся в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела по 149-й статье Уголовного Кодекса - о препятствовании проведению вот таких вот акций, в отношении того представителя управы, который это распоряжение издал. Мария Персанова:

Таким образом, даже не пикет, а сама попытка его начать в очередной раз закончилась ничем.