ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

 

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 26 августа-6 сентября 2002 года.

 

(По материалам Информационного центра правозащитного движения)

 

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система.

 

Бывший эксперт ООН, бывший депутат Моссовета 1990-1993 годов, президент Ассоциации "Народное землепользование", 63-летний арестант Вячеслав Григорьев и его жена, секретарь ассоциации Елена Мишина после нескольких месяцев заключения выпущены из-под стражи. Сломанные ребра Григорьева и тяжелая нейрохирургическая операция - последствия милицейского избиения.

Георгий Целмс. Статья. "Под стражу... с учетом личности". Новые Известия, № 148, 23 августа.

Бывший эксперт ООН, бывший депутат Моссовета 1990-1993 годов, президент Ассоциации "Народное землепользование", 63-летний арестант Вячеслав Григорьев и его жена, секретарь ассоциации Елена Мишина после нескольких месяцев заключения выпущены из-под стражи. "В связи с учетом личности обвиняемых" мера пресечения изменена им на подписку о невыезде.

Цена этого гуманного решения: сломанные ребра Григорьева и тяжелая нейрохирургическая операция - последствия милицейского избиения. Не исключено, что и этого было бы недостаточно, если бы не депутаты Госдумы и правозащитники, дружно вступившиеся за арестованную семью. А также СМИ, в том числе и наша газета (см. статью "Битва под Москвой" № 36 за этот год).

Удивительно, что все, кто преследовал Григорьева и Мишину, обвиняя их в мошенничестве, почему-то ни разу не задались вопросом: разве бывают нищие мошенники?

Красноречивая деталь: при описи имущества арестованных в список ценных вещей Григорьева удалось внести только двустворчатый шкаф тридцатилетней давности. На его банковских счетах в сумме оказалось сто пять рублей. Вся недвижимость - одна комната в коммуналке. В квартире Мишиной также не нашлось ценностей...

Еще за два месяца до выхода из тюремных камер заместитель генерального прокурора В. Колмогоров в ответе на очередную жалобу писал: "...мера пресечения в виде заключения под стражу избрана законно, с учетом личности и тяжести содеянного".

По поводу "личностей" арестованных добавлю к сказанному, что В.И. Григорьев, признанный в мире авторитет по водным ресурсам, представлял нашу науку во многих странах, а его жена Е.В. Мишина, архитектор, была народным заседателем, членом территориальной избирательной комиссии по выборам президента России. И т.д. и т. п. Оба, естественно, не судимы.

Что же касается тяжести преступления, то и Григорьев, и Мишина обвиняются по ч. З ст. 159 УК - мошенничество в крупных размерах. Кстати сказать, если бы мошенничество даже в крупных размерах и впрямь имело место (об этом чуть ниже), то в связи еще с мартовскими 2001 г. поправками в УПК это деяние больше не предусматривает обязательного заключения под стражу в виде меры пресечения. При аресте полагалось учитывать главным образом личности кандидатов в зеки - представляют ли они общественную опасность или нет? Видимо, зам. генерального прокурора посчитал, что представляют...

Теперь о "содеянном". Как писала наша газета, арестовывали Григорьева и его жену за инициативу, которая поначалу получила поддержку первых лиц государства.

Президент Борис Ельцин еще в 1996 г. направил по поводу идеи Григорьева письма Виктору Черномырдину, Юрию Лужкову, Анатолию Тяжлову: "Вопрос чрезвычайно важен, и политически правильно решить его до конца весны этого года. Готовьте проект указа". До указа дело так и не дошло, зато дошло до уголовного преследования...

Можно смело предположить, что Григорьев стал костью в горле у влиятельных чиновников, причастных к землепользованию. Ведь он мешал их левым доходам.

Идея Григорьева и созданной им общественной ассоциации "Народное землепользование" заключалась в том, что земель ближнего Подмосковья вполне достаточно, чтобы обеспечить садовыми участками всех желающих москвичей. Причем, раздавая по 10, а не по 6 соток на семью и по сходной цене - в несколько раз дешевле, чем сегодня земля продается.

Создавая искусственный дефицит на земельном рынке, чиновники тем самым поднимали неимоверно цену каждой "сотки". И, само собой, к своей выгоде! Земли ближнего Подмосковья в результате доставались или различным "блатникам", или "новым русским". Рядовым же москвичам приходилось довольствоваться участками за 100-180 км от Москвы. К тому же на бросовых землях.

Григорьев с единомышленниками решили сломать такой порядок. Они стали покупать пустующую землю у несостоявшихся фермеров (по 300-500 долларов за 10 соток) и распределять ее между членами ассоциации - за те же деньги, что были потрачены на покупку. Естественно, процедура "купли-продажи" оформлялась по всем правилам. Так почти тысяча человек стали разводить сады-огороды на престижных землях, рядом с Пугачевой и Чубайсом.

Именно за это вот уже более двух лет, словно спущенные с поводка, "правоохранители" преследуют семью. А заодно и еще шестерых активистов ассоциации - пожилых, заслуженных людей. Следователи, то возбуждая, то прекращая уголовное дело, тщетно пытаются обнаружить в их действиях признаки мошенничества. А как их обнаружишь, коли предполагаемые мошенники и копейки на этом не заработали. И с потерпевшими тоже выходит нестыковка. Одни жертвы их "аферы" продали к своей выгоде зарастающие чертополохом земли (фермеры, так и не ставшие фермерами), другие приобрели замечательные садовые участки (садоводы) и теперь выращивают на ранее пустующей земле богатые урожаи фруктов и овощей. Это, кстати, к обвинению, что землю, мол, вывели из сельхозоборота и тем нарушили соответствующий закон. Вот и гадайте - кто от всего этого проиграл?

Никакой посреднической доли реализаторы идеи народного землепользования не получали, хотя это было бы справедливо. У Григорьева сотоварищи не было даже ни плохонького офиса, ни старой автомашины. Кстати, когда грянула беда, "мошенники в особо крупных размерах" не смогли найти денег даже на адвокатов. И долгое время оставались за решеткой без них, пока правозащитники не наскребли нужную сумму. Про личное имущество выше уже говорилось.

Когда в апреле 2001 года Григорьева арестовали в первый раз, он на себе почувствовал старый гулаговский принцип: "арестант - это пыль лагерная"

Оперативники и работники изолятора временного содержания Лобненского РОВД столицы, годящиеся ему в сыновья, а то и во внуки, "тыкая", кричали на него, угрожали дубинкой. "Мордой к стене!", "Ноги шире!", "Только пикни!". И мать, мать, мать...

Григорьева заставили раздеться догола, десять раз присесть, затем заглядывали ему в задний проход, предполагая, очевидно, обнаружить там следы мошенничества (ведь именно в мошенничестве он обвинялся).

Делалось все это отнюдь не по злобе, а потому, что так принято и положено. Здесь, за решеткой, ты никакой не ученый, а "в говне толченый", не пожилой, заслуженный человек, а зек, зек паршивый, преступник.

Принцип, что только суд имеет право назвать человека преступником, здесь заменен другим принципом - раз попал сюда, значит, виновен, значит, ты уже пыль лагерная. Между тем взяли Григорьева не на воровской малине, а по выходу из здания арбитражного суда.

Позднее даже в камере, среди отпетых уголовничков, он не испытывал подобного к себе отношения. Там и с возрастом его считались, и со знаниями. Особенно юридическими.

Естественно, Григорьев потребовал положенного ему по закону адвоката. И, естественно, ему отказали: "Щас!" Будет тебе дудка, будет и свисток.

Обыскивали его без понятых, в опись изъятого не включили найденные в кармане деньги. Впрочем, он опись подписал, так что сейчас ничего не докажешь.

Надо отдать должное силе духа этого человека - он не впал в бессмысленную истерику, подчинился до поры грубой силе.

К моменту ареста Григорьев длительное время находился под следствием. Аккуратно, как положено, являлся на допросы. Но следователь ГУВД Московской области В. Шамков, очевидно, решил, что, будучи арестантом, Григорьев станет более покладистым и даст "признательные показания".

Подобного мотива ареста УПК не предусматривает. Посему следователь мотивировал изменение меры пресечения якобы тем, что Григорьев воздействует на свидетелей. Никаких доказательств этого ему не потребовалось.

Спустя 35 дней пребывания на нарах Григорьеву удалось добиться решения суда о незаконности ареста, что в нашей практике равно чуду. Прокуратура опротестовала это решение, но вышестоящая судейская инстанция оставила его в силе. Свершилось еще одно чудо, и Григорьева выпустили. К этому времени он познал уже многие милицейские и гуиновские законы. И прежде всего такой: "жаловаться опасно для вашего здоровья!"

Еще при первой посадке, помещенный в СИЗО г. Волоколамска, Григорьев рассудил, что лучше бы ему находиться в столичном СИЗО. Иначе следствие очень затянется - придется ведь издалека доставлять и свидетелей, и подозреваемых. В связи с этой мыслью он написал письмо начальнику СИЗО В. Тюрину, добавив, на свою беду, что, мол, тут и так СИЗО переполнен, зачем лишний зек? "Что, жалуешься? - грозно спросил он Григорьева. - Значит, тебе тесно в камере? Найдем местечко попросторней". И, вызвав конвой, скомандовал: "В трюм его!" Это означало в карцер.

Пять суток проштрафившийся Григорьев знакомился с пыточными условиями карцера. Самым тяжелым, как он вспоминает, было переносить не холод и не голод, а то, что шконка убиралась на весь день: ни присесть, ни прилечь. Постойте-ка с тромбами на ногах с 6 утра до 9 вечера.

Когда по решению суда Григорьев выходил на свободу, начальник СИЗО спросил его: "Ты знаешь, за что был наказан карцером?" И сам же ответил: "За то, что организовал связь между камерами". Таким он, Григорьев, получался прожженным паханом...

Впрочем, первый тюремный урок был еще легким. Второй оказался куда тяжелей.

Вторично Григорьева арестовали в феврале 2002 года. (Как раз накануне он отнес жалобу в прокуратуру на работников милиции). Заодно прихватили и его жену Мишину, являющуюся секретарем ассоциации.

Официальное объяснение ареста было сенсационным - оказывается, вот уже полгода Григорьев числился в розыске. Не являлся якобы на вызовы к следователю.

В то время как его разыскивали будто бы по всей России, он неоднократно разговаривал со следователями милиции, с работниками прокуратуры, и есть тому неопровержимые доказательства. Протокол судебного заседания Мосгорсуда зафиксировал, например, что Григорьев и его следователь полемизировали в зале суда в самый разгар "розыска". Кстати, ни одной повестки, вызывающей Григорьева к следователю, ему не вручали. Расписки об этом нет.

Вполне логично предположить, что следствие по делу о мошенничестве зашло в глухой тупик, его предельные сроки вышли, вот следователи и придумали побег. Так можно было еще потянуть резину.

Впрочем, наверняка была и еще одна веская причина всему этому безобразию: Григорьев никак не хотел смириться с допущенным произволом. И старался привлечь к уголовной ответственности всех тех лиц, которые были причастны к его первому незаконному аресту. Когда московские омоновцы в масках ночью вломились к нему в жилище (он в то время проживал у жены), разбив стекла лоджии и снеся дверь, то, повалив его на пол и избивая, они приговаривали: "Это тебе за клевету на милицию! Будешь знать, как жаловаться!".

Избили Григорьева до полусмерти. Прыгали на его грудной клетке, молотили дубинками, пинали ногами по голове. Напрасно молила их остановиться восемнадцатилетняя дочь Мишиной. (Саму Мишину в это время держали в соседней комнате).

Может, Григорьев оказал сопротивление стражам порядка? Но такое фантастическое объяснение не посмели привести даже сами эти стражи. Да они и не привыкли обычно давать какие-либо "разъяснения" по подобным поводам.

Теряющего сознание пожилого арестанта отволокли в машину и отвезли в Савеловское ОВД. Там дважды пришлось вызывать "скорую". Рентген зафиксировал перелом двух ребер. Впрочем, это были лишь цветочки - ягодкам еще предстояло созреть.

Все месяцы заключения он чувствовал себя очень плохо. И чем дальше, тем все хуже. Как только его и Мишину выпустили, они сразу же обратились к врачам. Григорьевым срочно занялись нейрохирурги. В его мозгу в результате травмы оказалась гематома величиной в 160 кубических сантиметров. Причем она стремительно увеличивалась. Еще бы неделька-другая, и медицина была бы бессильна.

Факты милицейского злодейства были бесспорными. И Савеловской прокуратуре пришлось возбуждать уголовное дело. За три месяца с момента его возбуждения Григорьеву удалось-таки навязать себя для допроса. Этим, похоже, все прокурорское расследование и закончилось...

Во всей этой грустной истории есть все-таки повод для оптимизма. Восемь садовых товариществ благодаря Григорьеву и его соратникам живут и процветают. И хотя следователь Д. Серсков старательно вербовал в среде садоводов "потерпевших", готовых пожаловаться на Григорьева, удается это ему далеко не всегда. Редакция располагает письмами садоводов, рассказывающих, как их принуждали давать на Григорьева ложные показания. И как они отказались это делать.

Сам же Григорьев намерен продолжить свое дело. Он мечтает, чтобы вокруг Москвы образовалось настоящее садовое кольцо. И чтобы создавали его мы с вами - рядовые москвичи.

 

Факты избиений в милиции привели к тому, что МВД и ФСБ провели совместные мероприятия по обыску и изъятию документов в 23-м отделении милиции Северного Тушино города Москвы. Те, кто, как говорится, в курсе дела, утверждают: обнаружено не только нигде не зарегистрированное оружие и взрывчатка, но и немалое количество сильно действующих наркотиков.

Александр Наджаров. Статья. "Менталитет". Новые Известия, № 150.

Управление собственной безопасности Министерства внутренних дел Российской Федерации подготовило материалы для ареста почти всей дежурной смены 23-го отделения милиции московского района Тушино. С этого момента начался отсчет очередной операции по очистке рядов нашей славной милиции.

Поводом для столь суровых мер стало происшествие, случившееся 10 августа этого года. В этот тихий летний вечер группа молодых офицеров, уроженцев одного из домов на улице Героев Панфиловцев, вместе с женами и детьми отмечала день рождения. Отмечала, надо сказать, довольно тихо: большинство участников празднества только что закончили учебные заведения ФСБ, МВД и погранслужбы - уже одно это подразумевало некоторые ограничения в поведении. Кроме того, многие из присутствующих в этот день были за рулем. В общем, никаких замечаний празднующим соседи не делали, да и в службу "02", как показала проверка, никто не обращался.

Ранним вечером молодые люди спустились во двор поджарить шашлыки и поговорить "о былом". К ночи веселье закончилось так же тихо, как и началось, и, когда жены офицеров уже начали собирать посуду, во двор на боевом милицейском газике влетел наряд местной милиции под руководством старшего лейтенанта Игоря Морева. По словам очевидцев, он сразу повел себя крайне агрессивно, вытащил оружие, передернул затвор и в крайне резкой форме потребовал, чтобы все "бараны и овцы немедленно покинули территорию".

Когда один из молодых офицеров примирительно сказал, что все будет в порядке, поскольку большая часть собравшихся тоже принадлежит к правоохранительной системе, он немедленно получил мощный удар. Сестру парня, попытавшегося сделать замечание разбушевавшимся стражам порядка, повалили на землю и стали бить ногами в лицо...

Уже потом, когда закончилось избиение молодых людей, специально для этой цели доставленных в милицию, и когда до разбушевавшихся правоохранителей наконец дошло, что они натворили, выяснится: избивали якобы не они, а их. В частности, избитая милиционерами девушка будто бы пыталась вырвать из их рук оружие. Старший лейтенант Морев якобы вообще был ни при чем. Видимо, как раз поэтому утомленный службой офицер внезапно ушел в отпуск. Как и его начальник - подполковник Правкин. И вообще все это козни проклятого КГБ против доблестной московской милиции. 37-й год, сами понимаете.

Кстати говоря, ссылка на довоенные репрессии в тушинской милиции прозвучала не случайно. Когда при заполнении протокола выяснилось, что один из избитых - офицер ФСБ, то прозвучал призыв показать, что такое настоящий 37-й. После этого задержанных, по их утверждению, били уже всей сменой. А в заключение одного из них - выпускника училища МВД - обнадежили: только пикни - тебе не сдобровать. У нас и пресса своя есть.

Начальник службы собственной безопасности МВД РФ генерал К. Рамадановский, узнав об этом инциденте, прокомментировал лаконично: "Вот к чему привело то, что в течение десяти лет в милицию брали кого ни попадя. Ничего, порядок наведем". Далее генерал сообщил, что, по его личному мнению, в случившемся безобразии виновно прежде всего руководство милиции Северного Тушино в лице подполковника Игоря Правкина. Связаться с Правкиным нам не удалось, зато некоторые подробности деятельности руководимой им "конторы" на свет все-таки выплыли. Так, в отношении старшего лейтенанта Морева не столь давно уже проводилось расследование по поводу незаконного применения оружия: из-за случайного выстрела разбушевавшегося старлея едва не погибла одна старушка. Другой пример связан с более чем странным поведением трех оперативных сотрудников вышеназванного отделения милиции. Напившись что называется "в дым", они вышли на улицу и для начала избили случайного прохожего, оказавшегося их коллегой - капитаном ГАИ. Когда это выяснилось, они сбежали, но по дороге домой напали еще на двух сотрудников милиции, которые в отличие от капитана были в форме...

Все это вместе взятое заставило руководство МВД и ФСБ пойти на беспрецедентные меры. Впервые за десять с лишним лет обе "фирмы" провели совместные мероприятия по обыску и изъятию документов в 23-м отделении милиции Северного Тушино города Москвы.

О том, что удалось при этом найти, в начале недели судачит вся милицейская Москва. Те, кто, как говорится, в курсе дела, утверждают: обнаружено не только нигде не зарегистрированное оружие и взрывчатка, но и немалое количество сильно действующих наркотиков.

Впрочем, ведущая следствие Тушинская межрайонная прокуратура ничего из вышеперечисленного не подтверждает. Молодой следователь прокуратуры Дмитрий Черепанов ссылается на закон, сурово ограничивающий его общение с прессой, и говорит только о процедуре расследования. Судя по уже достигнутым результатам, оно вряд ли будет долгим. А по сумме эпизодов, если, разумеется, они не будут "скорректированы" по дороге в суд, участники избиения в Тушино могут оказаться на нарах специально предназначенной для проштрафившихся "ментов" колонии в Нижнем Тагиле.

Другой вопрос: изменит ли это положение дел в многочисленных отделениях российской милиции. Не секрет, что избиения там проходят постоянно. Кстати, в палате 67-й больницы, где и сейчас лежит избитая бандитами в милицейской форме Анастасия Щукина, мне рассказывали и не такое. Все трое ее соседок по палате были также в разное время избиты в милиции.

У генерала Рамадановского иное мнение. Он уверен, что новое руководство российской милиции в состоянии в самое кратчайшее время навести порядок в своих рядах. Обидно только, что повод для столь правильных выводов оказался столь печальным. И еще. Интересно, как бы отреагировало МВД на что-нибудь похожее, если бы среди избитых не оказались дочь и сын генерала ФСБ?

 

Тушинские «менты» до полусмерти избили офицера ФСБ, молодую тележурналистку, слушателя Высшей школы милиции и армейского офицера.

Сергей Смирнов. Статья. Светлый образ милиции: лицо убийцы, руки палача. Россiя, № 153.

Тушинские «менты» до полусмерти избили офицера ФСБ, молодую тележурналистку, слушателя Высшей школы милиции и армейского офицера

Суббота 10 августа выдалась отличной. Тепло, но не жарко. Душа просилась на простор –  вон из душных квартир! На волю! Наверное, потому день рождения ребенка один из жильцов дома 8 по ул. Героев-Панфиловцев решил отметить во дворе. Да и хрущевка не могла вместить всех, кого хотелось видеть на семейном празднике.

Накрыли стол. Народу собралось человек 20. Долго никто не засиживался: отвлекались на домашние дела, за играющими неподалеку малышами приглядывали. Отходили, возвращались обратно –  пропустить стаканчик вина или рюмку водки. Никто из соседей не проходил мимо. Каждый считал своим долгом поздравить папу и маму с праздником.

А около девяти вечера начали расходиться. Кому детей укладывать, кому утром за город, а кому и в воскресенье на работу. К десяти остались самые стойкие. Принесли гитару.

Из рассказа потерпевшей, продюсера спортивной программы «Дневной марафон» телекомпании ВТК Марии Рыбкиной (имена и фамилии потерпевших изменены. –  Авт.):

«Я вернулась с работы около девяти вечера. Поставила машину на стоянку, пошла к дому. Смотрю –  во дворе компания. Заметила брата и нескольких моих одноклассников. Подошла. Мне предложили вина и объяснили причину застолья».

Маша решила посидеть с ребятами. За песнями под гитару время летит незаметно. Было уже за полночь.

«Вдруг во двор въехал милицейский уазик, –  продолжает Маша. –  Из него вывалились двое в милицейской форме и подошли к нам. Один, как потом выяснилось, старший лейтенант Игорь Морев, подойдя и направляя поочередно в глаза присутствующим свет карманного фонаря, скомандовал: «Чтобы через пять минут здесь не было ни одного козла или овцы. Иначе пеняйте на себя!»

–  Товарищ милиционер, будьте добры, представьтесь по форме, –  предложил мой брат Антон, –  и сформулируйте требования в более корректной форме.

–  Слышь, козел, заткнись и вали отсюда, –  ответил старший лейтенант милиции.

–  Я офицер ФСБ и знаю законы, –  попытался возразить Антон».

– Еще раз вякнешь, пожалеешь, что ты из ФСБ.

–  Раз вы не хотите официально представиться, я посмотрю номера на вашем автомобиле, –  сказал юноша и направился к уазику.

Дойти не успел. Его сбили на землю, заломили за спину руки, пристегнули наручниками и стали бить ногами. Маша бросилась на помощь брату, но не добежала. Старший лейтенант выхватил табельный пистолет, передернул затвор и наставил на нее.

«Мусора» (только так хочется их называть. –  Авт.) и ее сбили на землю, стали бить ногами в лицо и грудь. Позднее в 67-й городской больнице ей поставили диагноз: сотрясение мозга, перелом носа, повреждение ребер, многочисленные ушибы.

В этот момент во двор въехала еще одна милицейская машина. Уже теряя сознание, Маша подумала: «Слава богу, милиция приехала!» И тут пронзила последняя мысль: «Господи, а нас кто истязает?»

Экзекуция

Когда Маша очнулась, Антона рядом не было. Очевидцы сказали, что милиция увезла его с собой. Взяв двух мужчин, она бросилась в отделение выяснять судьбу брата. Хотя бы убедиться, что он жив. В отделении сопровождавших Машу парней сначала хотели задержать, но, видя, что самостоятельно до травмпункта она не доберется, отпустили.

«Я слышала, как бьют моего брата, как он кричит. Требовала, умоляла прекратить избиение. Просила показать мне его, –  всхлипывает Маша. –  Я боялась никогда больше его не увидеть. Я слышала их угрозы: «Мы тебя убьем, а тело выбросим в овраг».

Овраг недалеко от дома на Панфиловцев пользуется дурной славой. Раз в один– два месяца там находят трупы. Местные жители утверждают, что нередко попадаются изуродованные, забитые тела.

«Я увидела брата, когда его, избитого до неузнаваемости, всего в крови, тащили куда-то по коридору, –  Маша глотает слезы. –  Мой Антошка, ростом под два метра и с 52-м размером одежды, едва держался на ногах. Мне стало плохо, и мы поехали в больницу».

Из рассказа адвоката Рыбкиных, бывшего следователя милиции Александра Родионова:

«Когда Антона привезли в центральную больницу ФСБ и сняли с него одежду, он был весь синий. В милиции его, закованного в наручники, поставив на колени и пригнув голову к полу, били ногами и дубинками. Приковывали к батарее. Били посменно».

По заключению врачей, кроме тяжелейшего сотрясения мозга, у Антона обнаружены повреждения внутренних органов. Первое время он мочился кровью.

Почему «мусора» не убили Антона? Наверное, духу не хватило. А может, из сил выбились: ведь кроме тех двоих –  Антона и Маши –  есть еще трое покалеченных. Подруга Маши заработала сотрясение мозга и обширную гематому на груди от удара ногой. Мужчина –  армейский офицер –  получил тяжелейшее сотрясение мозга и переломы ребер. Слушатель выпускного курса Высшей школы милиции отделался сотрясением мозга. Его, к слову, в околотке предупредили: «Пожалуешься –  такую телегу накатаем, что из института вылетишь».

«Ворон ворону...», или «Рука руку моет»

Виновник «торжества» –  старший лейтенант Игорь Морев срочно ушел в отпуск. Начальник отделения милиции Игорь Правкин тоже отдыхает. Зато, как стало известно корреспонденту «Россiи», оставшиеся на боевом посту их товарищи сейчас фабрикуют дело о... нападении потерпевших на наряд милиции. Для этого, по словам жильцов, очень вежливые милиционеры обходят квартиры и просят написать, что они видели в ту ночь.

Прием не новый. И весьма распространенный в российской милиции. И за примерами далеко ходить не надо. УВД Приморского края возбудило уголовное дело против женщины, которую ударил начальник местного ГАИ подполковник Александр Лысенко. Статья подходящая нашлась – 318-я УК РФ –  «Насилие в отношении представителей власти».

Надо бы напомнить и такой факт. В декабре 2001 года трое оперативников ОВД «Северное Тушино», напившись до полубессознательного состояния, пошли «ловить» преступников. Возле метро они избили капитана ГИБДД, одетого в «гражданку», и только после вмешательства милиционеров из метро и применения табельного оружия их удалось утихомирить.

Следователь Тушинской межрайонной прокуратуры Москвы Дмитрий Черепанов на вопрос «Почему ублюдки, представляющие реальную опасность для людей, до сих пор на свободе?» кратко ответил: «Разбираемся». От дальнейших комментариев отказался, ссылаясь на тайну следствия.

Наверное, многие помнят случай на Ждановской, когда милиционеры забили насмерть офицера КГБ. Тогда всю дежурившую смену вместе с начальником отделения милиции расстреляли по приговору суда. Сегодня в России на смертную казнь мораторий.

 

Газета продолжает следить за развитием ситуации вокруг массового избиения граждан сотрудниками милиции московского ОВД "Северное Тушино" в ночь с 10 на 11 августа 2002 года.

Россiя, № 158.  Сергей Смирнов. Статья. Тушинский балаган.

Подробно об этом инциденте мы уже писали неделю назад ("Россiя" ‹553, 29 августа 2002). Тем не менее напомним: в ночь с 10 на 11 августа 2002 года в одном из московских дворов Северного Тушина милиционеры жестоко и беспричинно избили несколько человек. Пятерым из них понадобилась серьезная медицинская помощь. Среди пострадавших - две молодые женщины и трое офицеров различных силовых структур: милиции, ФПС и ФСБ. Руководство УВД Северо-Западного административного округа Москвы противодействует следствию. Получается неплохо.

По словам потерпевших и их адвоката Александра Родионова, в субботу, 31 августа, через три недели после происшествия, следователь Тушинской межрайонной прокуратуры, ведущий дело об избиении, собрался наконец провести следственные действия по опознанию жертвами избиения нападавших. Если бы опознание прошло успешно, появился бы повод к задержанию подозреваемых. Однако руководители УВД и ОВД превратили прокуратуру в балаган, а следователя - в клоуна.

Утром следователь, оперативники МВД, ФСБ, потерпевшие и их адвокат прибыли к ОВД "Северное Тушино". "Отличившаяся" милицейская смена как раз заканчивала очередное дежурство.

На защиту подчиненных бросился заместитель начальника ОВД "Северное Тушино" по милиции общественной безопасности (МОБ) Юрий Грачев. Не придумав ничего умнее, он выслал на улицу оперов, которые фланировали перед зданием ОВД, демонстрируя прибывшим пистолеты на поясе. Со слов адвоката, именно Грачев позвонил из телефона-автомата на пульт дежурного "02" и передал сообщение о машине, в которой прибыл адвокат, как о подозрительной. После этого звонка Родионову пришлось долго объяснять двум прибывшим сержантам милиции, наставившим на него автоматы и потребовавшим предъявить машину к обыску, что их подставляют и для чего это делается.

Когда же дело дошло непосредственно до следственных действий, подозреваемые заявили, что вообще никогда не видели потерпевших. Затем они потребовали присутствия своих адвокатов. В итоге пришли к компромиссу: подозреваемые пока уходят домой, а через пару часов вместе со своими адвокатами прибывают в Тушинскую прокуратуру для опознания.

К прокуратуре, где им должны были предъявить обвинение и избрать меру пресечения, они вернулись переодевшись. Вместо адвокатов они привели своих пожилых родителей, жен, детей и расположились табором во дворе прокуратуры. Чем не балаган?

А вскоре в Тушинскую прокуратуру примчался и сам и.о. начальника УВД СЗАО Москвы полковник милиции Василий Нестеров. Больше часа длились его конфиденциальные переговоры с межрайонным прокурором Борисом Нерсесяном, после чего все подозреваемые и потерпевшие были отпущены.

Вот такие вот следственные действияя

Борис Нерсесян, тушинский межрайонный прокурор:

- Почему вас так интересует инцидент в Северном Тушине?

- Любых людей бить ни за что - плохо, но, когда обижают журналистов, сами журналисты этим очень интересуются.

- И кого там обидели?

- Настю Щукину (в прошлом материале она фигурировала как Мария Рыбкина. - Авт.).

- Обижают всех подряд, и выделять кого-то, я думаю, не стоит. Возбуждено уголовное дело, и оно расследуется. Это все, что я могу вам сказать.

- Скажите, а подозреваемые под стражу взяты?

- С чего вы решили, что они должны быть взяты под стражу?

- Но ведь они представляют опасность для общества!

- Взятие под стражу - определенная процедура, предусмотренная Уголовно-процессуальным кодексом (УПК). На эмоциональном уровне давать оценку и говорить об аресте с человеком неосведомленным и не имеющим полномочий не стоит. И вообще не имело смысла поднимать такую шумиху.

- Но на их месте может оказаться любой, в том числе вы или ваши близкие!

- Да, вы правы. Я 20 лет работаю в органах прокуратуры и частенько с этим сталкиваюсь. Но выбирать из всей массы уголовных дел одно и только им интересоваться я считаю неправильным. Нельзя выделять одну категорию потерпевших, вокруг которой все средства массовой информации вертятся, и забывать о другой, у которой нет "стены", на которую можно опереться. Неужели вы думаете, что этим подтолкнете нас к каким-то решительным действиям? Ошибаетесь! Я больше вас заинтересован в расследовании этого дела и доведении его до логического конца.

- Предъявлены ли подозреваемым обвинения и какая мера пресечения им избрана?

- Не предъявлены и не избрана...

 

Милицейский произвол в Москве.

Наири Овсепян. Статья. Люди в сером. Новое время, № 35

Про мою лучшую подругу и ее мужа один наш общий знакомый как-то сказал: «Они очень трогательная пара». Наверное, он прав. Они держатся друг друга, всегда ходят, взявшись за руки, и я в шутку называю их старосветскими помещиками. Единственное, что разделяет их, – гражданский статус: она гражданка Армении, он – России.

Моя лучшая подруга переживает сейчас то же, что я переживала много лет тому назад, когда из нашего теплого маленького города только перебралась в Москву. К тому, что ей, умнице, историку-международнику, хамят в билетных кассах и поликлиниках, она уже почти привыкла. И с тем, что на базаре ей дают несвежие овощи, а в булочной – вчерашний хлеб (при наличии свежего и сегодняшнего), научилась справляться. Раньше она спрашивала: «Другого нет?» Ей отвечали: «Для тебя – нет». Она возвращалась домой и плакала. Сейчас стоит до последнего и добивается равных со всеми славянского вида покупателями прав.

Мы были с ней одни в час пик на переходе в метро между двумя станциями «Китай-город». Совсем одни, потому что, когда к нам подошел сотрудник милиции и попросил показать наши документы, сотни людей, пересекающие в это время суток переход, предпочли ускорить шаг и, не глядя в нашу сторону, пройти мимо.

У противоположной стены двое его коллег обрабатывали еще пару человек. Знакомство с нашими документами непредставившийся сержант милиции начал с риторической фигуры: «Жизнь дорожает, – заметил он, – деньги дешевеют…» – «Кому как», – пожала плечами моя подруга. «У вас не так?» – прищурился товарищ сержант. «Кому как…»

Он очень внимательно изучил синий армянский паспорт моей подруги, в котором один за другим были проставлены три штампа о временной регистрации в Москве в квартире, владельцами которой они с мужем являются. А потом захлопнул и велел следовать за ним в отделение. Не видя для этого никаких оснований, мы отказались и попросили вернуть документ. Но товарищ сержант уже отцепил от пояса наручники и, многозначительно громыхая ими, заломил моей подруге руки…

Все, что происходило в дальнейшем, представляется слишком натуралистичным, дабы возможно было в красках описать, как здоровый мужик подсекает молодую женщину, валит ее на землю и принимается избивать, не забывая напомнить ей и мне: «Это мой дом, б...! Убирайтесь к себе!» Как он матерится, выламывает мне руки, рвет мою одежду, прижимает к стене, обещая размазать меня по ней. Потом,   видимо, в его голове зреет новый план, ибо он уже сжимает мне шею и озвучивает свое намерение: свернуть ее. Как двое подельников в форме убеждают его отстать от нас и как он отвечает: «Если я сейчас этих б… отпущу, знаешь, какая х…ня потом будет!» И как гигантский людской поток идет мимо, и ни один человек не замедляет свой шаг, чтобы прекратить террор человека в форме.

Этот бой закончился поражением для каждого из нас. «Как его фамилия?» – прашивала я. «Козлов», – рекомендовал его коллега, которому моя подруга тем не менее на прощание сказала «спасибо» за то, что он пытался сделать что мог.

…Так уж вышло, что мне приходилось довольно часто писать о громких правозащитных процессах последнего времени: о делах Сутягина, Пасько, Никитина, Моисеева, – и каждый раз меня не покидало неприятное чувство бессмысленности того, что я делаю. Глас вопиющего в пустыне в этой стране имеет эхо особенно жуткое. Когда в Соединенных Штатах арестовали русского программиста Дмитрия Склярова, митинги и акции протеста именно американской общественности привели в конечном итоге к его освобождению. Покажите мне хоть десяток человек, которые выйдут на площадь и бросят камень в сторону кремлевских ворот, если завтра больному физику Данилову дадут 12 лет за разглашение гостайны. Запуганные, замороженные люди в переходе метро – не метафора, а психологический портрет страны, в которой катастрофа может носить исключительно личный, но никак не общенациональный характер. Когда гибнут дети из Уфы, черный креп надевают лишь в Башкирии, а о залпе то ли пьяных, то ли слепых зенитчиков, уничтоживших целую семью, скорбят в одной лишь Чечне. Поэтому война – не катастрофа, и то, что на твоих глазах человек в форме пинает беззащитную женщину, тоже не катастрофа. Разве что личная – для меня и моей лучшей подруги, для моего и ее мужа, для наших родителей, которые знают, что жалоба, которую мы составили на имя начальника 5-го отдела милиции метро, ни к чему не приведет. И он об этом прямо говорит, добавляя, что чисто по-человечески он нам, конечно, верит и сожалеет, но сделать что-либо не в его силах. Потому что сержант, оказавшийся впоследствии не то чтобы Козловым, а Назаруком Сергеем Владимировичем, показав себя истинным мужчиной в схватке с двумя женщинами, в присутствии начальства сообщил – на голубом глазу, – что первый раз в жизни нас видит. И двое его коллег, одному из которых моя подруга сказала «спасибо», тоже впервые в жизни нас видели…

Раньше моя подруга приходила ко мне, мы доставали томик Чехова, учебник Розенталя и начинали с ней учить русский. Потому что она хотела научиться грамотно говорить, устроиться здесь на работу, родить ребенка и пересадить яблоневые деревья, которые она сейчас выращивает дома. Только зря, видимо, все   это. Книжки можно прятать на самую верхнюю полку.

 

О судейской коррупции.

Георгий Целмс. Статья. «Могу вам порекомендовать адвоката». Новые Известия, № 152.

В семье Н. случилась беда - единственный сын А., 24 лет от роду, попался на торговле наркотиками. Взяли, как говорится, с поличным. Дознаватели, понятно, не церемонились, применяли болевые приемы. И уже на первых «беседах» А. стал давать признательные показания.

Родители и не подозревали, что их дитятко балуется «травкой». Да еще приторговывает ею. Сын всегда хорошо учился — и в школе, и в юридическом институте. Занимался спортом. Работать стал юрисконсультом в фирме. И вдруг гром средь ясного неба…

Рояль в кустах

Сообщили им о задержании, как у нас водится, только лишь на другой день. Проведший бессонную ночь отец сломя голову полетел к следователю ОВД «Соколиная Гора». Чуть не на колени упал перед старшим лейтенантом юстиции Е. А Масловой (она же зам. начальника следственного отдела): «Ради Бога! Что можно сделать для моего сына? Денег не пожалею!» Эти последние слова сослужат ему потом плохую службу. Ведь клиент был явно кредитоспособным.

Маслова все намеки на возможную «благодарность» несчастного отца словно не услышала. Однако будто бы сказала, что «вообще-то если кое-какие грани убрать, первые показания отшлифовать, можно облегчить участь подследственного и тянуть его на условное осуждение». «Как это сделать? Как?!» — молил Н. «Могу вам порекомендовать адвоката — все вопросы к нему». И дала номер телефона.

Н. с радостью ухватился за это предложение. А вы бы не ухватились?

Ровно через час после звонка на роскошном «БМВ» подрулил адвокат. Весь его вид говорил об успехе в труде и в личной жизни. «Александр Владимирович Саенко, — представился он, — Московская гильдия адвокатов. Кстати, бывший судья». Затем со словами «я сейчас ознакомлюсь с делом, потом решу» скрылся в кабинете Масловой. Минут через 10-15 он уже выходил из кабинета следователя со словами «берусь, но на сыне вашем куча статей». И тут же назвал свою цену: три тысячи долларов. Отец новоявленного наркоторговца охнул: «Что так дорого?». - «Вы имеете право на бесплатного адвоката, — холодно произнес мэтр, — могу вам также порекомендовать всего за 500 долларов услуги своего сына». После недолгих раздумий Н. предпочел услуги отца. Только денег таких у него с собой не было - жена взялась за час подвести. Адвокат пообещал также немедленно освободить сына из-под стражи: «У сына знакомый в прокуратуре, так что моментально решим».

В этот момент Н. увидел, как следователь повела сына к прокурору - тот должен был санкционировать арест. Однако адвокат пойти вместе с ними отказался — «сначала деньги, потом стулья». Забегая вперед, скажу, что оснований для ареста было не так уж и много - опытный адвокат вполне мог бы добиться освобождения под подписку о невыезде.

Наконец доллары были вручены, пересчитаны, и адвокат Саенко стал писать «соглашение». Позднее Н. узнал, что один экземпляр соглашения полагался ему, но адвокат забрал с собой все экземпляры. Позднее также Н. открылись и другие интересные вещи. Например, то, что Саенко оформлен защитником по 49-й статье УПК, то есть, как адвокат, оплаченный государством. При этом его консультация располагалась вовсе не рядом с ОВД «Соколиная Гора», а на другом конце города. Из чего легко было понять, что между адвокатом и следователем существуют, так сказать, неформальные отношения. Иначе бы откуда вдруг оказался рояль (то есть адвокат из другого округа) в кустах.

Кстати, когда в машине подписывали «соглашение», зазвонил адвокатский «мобильник». Как понял Н., звонила следователь Маслова. «Как дела?» — поинтересовалась она. «Все в порядке, — отрапортовал адвокат, - Н. со мной». Трогательная забота Масловой о защите своего подследственного внушала надежды...

Спустя время, прежде чем потребовать еще денег, Саенко отчитался перед своим нанимателем. Будто бы ему удалось исключить из обвинения две статьи УК - 150 и 151. Обе они касаются вовлечения несовершеннолетних в преступление. (Человеку, купившему у А. наркотики, не исполнилось еще 18). Как потом выяснилось, статьи эти А. отнюдь не грозили -он сразу же показал: «Я не знал, что покупатель несовершеннолетний». А поскольку ростом того Бог не обидел, догадаться о его малолетстве было никак нельзя. Кому-кому, а уж адвокату это было хорошо известно. Но отец ведь к материалам дела доступа не имел...

Не исключено, налицо имели место признаки совершенного Саенко преступления. Или мошенничества, или же взяткодательства, подкупа должностного лица (если, скажем, предположить, что следователь Маслова по договоренности с ним незаконно исключила из обвинения две статьи). Впрочем, определить это могут лишь следствие и суд. Я же буду просто излагать факты. И начать придется с рассказа о содеянном А.

Интерпретировать собранные дознавателями факты можно было по-разному. И от этого целиком зависела тяжесть содеянного. И грозящий срок заключения.

Наркоторговец или заблудшая овца?

Обвинялся А. по ч. 3 статьи 228 — «Незаконные изготовление, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств», совершенное группой лиц по предварительному сговору или неоднократно. От пяти до семи лет лишения свободы.

Статья эта, и в особенности 3-я и 4-я ее части, как считают опытные юристы, очень плохо прописаны в законе. И потому позволяют достаточно произвольно их толковать. Вот, скажем, наркоман купил «зелье» для себя и возвращался домой с покупкой на трамвае. Это можно трактовать как перевозку наркотика. Или друг выпросил у него дозу, чтобы избавиться от ломки, - вполне можно посчитать это сбытом. А можно и не посчитать...

Где есть поле для произвола, там и поле для взятки, мошенничества, других преступлений.

В Думе правые фракции давно ведут безуспешное сражение за изменение 228 статьи УК. Пока же, обобщая судебную практику, хоть какую-то ясность пытается внести президиум Верховного суда. Так в январском обзоре 2001 года на конкретном уголовном деле раскрывается смысл понятия «сбыт». Он обязательно предполагает умысел. А если, скажем, друг попросил купить наркоты и на его долю, здесь, по мнению Верховного суда, сбыта нет.

Судя по показаниям обвиняемых (и А., и «малолетки»), именно так и было. Они договорились заранее купить при случае зелья друг для друга. «Малолетка», как сам показал, уже пробовал «травку». А тут его знакомый А. якобы приобрел пакетик по дешевке. То есть, если ориентироваться на обзор практики Верховным судом, имело место «оказание помощи в приобретении наркотика, но не сбыт». Если ориентироваться...

В деле А. много разных странностей и нестыковок, много доказательств, добытых в нарушение УПК. Однако у нас другая тема. Посему оставим все эти нестыковки и нарушения для адвоката. И адвокат Саенко, как убеждал он отца подследственного, времени и денег зря не тратил.

Прежде чем рассказать об этом подробнее, выдам свой главный козырь. В моем распоряжении имеется магнитофонная запись разговора Саенко с Н. Запись, понятно, скрытая, сделанная без нужных санкций. Так что доказательством по делу в суде она может быть признана лишь косвенным. Несчастный отец не сразу решился тайно записывать своего адвоката, а лишь когда увидел, что его бессовестно дурят.

Сообщаю об этом заранее, чтобы читатель не усомнился в истинности криминальных бесед — уже при расставании со своим адвокатом Н. повторил содержание всех предыдущих разговоров. По схеме: «Помните, вы мне сказали...» И т. д.

Адвокат, как рассказывает Н., объяснил, что без его стараний из сына сделают наркодельца. Он же представит его в образе заблудшей овцы. Это, понятно, стоит денег.

«Адвокат не показывает свою кухню»

Эти слова Саенко были произнесены в ответ на просьбу Н. рассказать, куда и на что идут его деньги. Впрочем, он все-таки позволил в свою кухню заглянуть.

Вскоре после первого, трехтысячного гонорара, адвокат потребовал денег еще — на сей раз Н. должен был принести две тысячи долларов. Как объяснял Саенко, нужно было переписать протоколы первых допросов. По его мнению, А. наговорил много лишнего, и теперь надо было это исправить. Оперы якобы потребовали за это три тысячи, но ему будто бы удалось сторговался за две.

Н. пробежался по родственникам и знакомым - доставил требуемую сумму.

Через пару недель потребовалась новая сумма — еще 500 долларов «за срочность». По словам адвоката получалось, что если их не дать, следствие затянется надолго. Отец, естественно, дал.

Следствие, как и предписано по закону, завершилось за два месяца. Н. (как и многие из нас тоже) и слыхом не слыхивал, что сверх этого срока требуется продление прокуратуры. Это милиции не с руки, ведь тогда прокуратура будет знать, что милицейские следователи не справились вовремя с элементарным делом (всего один эпизод). Так что относительно «срочности» Саенко, скорее всего, соврал, и здесь, видимо, имело место мошенничество.

Когда следствие было завершено, отцу стало ясно, что сыну все-таки придется отвечать в суде по ч. 3 ст.228. То есть за сбыт наркотиков. От чего шли, туда и пришли. А он-то грешным делом рассчитывал, что сбыт адвокат отобьет. Не для того разве, как объяснял адвокат, подкупали оперов?

Но Саенко по-прежнему излучал оптимизм. Он сказал, что в Измайловском суде ситуация контролируемая. «Если назначат знакомого судью, больше никаких денег не потребуется, если незнакомого - найдем к нему подходы. Дадут не более 2 с половиной лет, ниже низшего предела».

Деньги, как вы догадываетесь, все же потребовались — «назначили незнакомого судью». В связи с этим адвокат вновь вышел на своего клиента и потребовал на сей раз 10 тысяч. Тогда клиент понял, что ему вешают лапшу на уши. И поехал к адвокату на встречу со спрятанным диктофоном. Впрочем, он все еще продолжал надеяться. Но хотел получить полный отчет. И на всякий случай его записать.

Саенко, очевидно, почуял неладное. Как только Н. упоминал об переданной ему сумме в 5,5 тысячи долларов, он всякий раз прерывал его: «К чему все эти разговоры? Не надо это больше обсуждать! Не надо мне этих провокаций! Может, я на магнитофон работаю?.. Адвокат не рассказывает, кому он деньги отдал. Он работает...».

Под напором клиента Саенко все-таки вынужден был «отчитаться» — видимо, желание сорвать очередной куш пересилило осторожность. На настойчивый вопрос, что же он сделал за столь крупную сумму, Саенко сказал (а магнитофон записал): «Мы переписывали допрос, мы убирали «неоднократность». Мы исключили из допроса вашего сына его рассказ, что получал посылки с наркотиками от своего друга в Армавире. Он бы следователю рассказал все. И сделали бы из твоего сына наркобарона. А так он будет выглядеть в суде как заблудшая овца».

Лишь специалистам под силу выяснить: имели место мошенничество или взятка и преступный сговор должностных лиц.

Когда отец получил наконец доступ к делу своего сына, там никакого Армавира не было и в помине. Может, его и вообще-то не было? А может, первоначально был?

Можно привести еще кучу уличающих цитат, но пусть пленку прослушивают следователи. Я же ограничусь еще лишь парой высказываний. Из них видно, что адвокат не блефует, а правдиво рассказывает своему клиенту о широко распространенной практике. О кухне...

«Как это делается? Ну, допустим, судья Иванов. Приходишь к нему и спрашиваешь: «Можешь сделать за такую-то сумму приговор условный?». Он смотрит дело и говорит: «Могу» или «Не могу». Или, если он человек честный, «Я буду советоваться с одним человеком, с другим, с третьим» (видимо, речь идет о прокуроре, председателе суда и судье кассационной инстанции. — Г. Ц.). Если все нормально, он говорит: «Я сделаю». А есть бессовестные люди, которые ни с кем не обсуждают, а говорят: «Я сделаю». И выносят мягкий приговор. А потом, до вступления в силу, его отменяют». У жуликов, как видим, тоже есть свои представления о честности...

Такова теория вопроса. А вот конкретная практика. Речь идет о некоем неизвестном, которому будто бы и причитается львиная доля гонорара: «Мне после нашего разговора надо ему звонить и говорить, что деньги у меня. Завтра ему в суд идти. И он должен знать, отдавать ему — не отдавать, работать - не работать».

Это якобы тот посредник, который выходит на судью. Н. просит познакомить его с ним лично. На что адвокат отвечает, что дела так не делаются, «он не хочет с тобой иметь дело».

А ют еще характерный кусочек диалога.

Н.: «Я вам такие деньги дал!»

Саенко: «Это не деньги!»

Н.: «Как это не деньги?! Пять с половиной тысяч! Другие за тысячу бегают днями».

Саенко: «Не тот уровень у меня, чтобы я бегал за тысячу. У меня стопроцентный результат!»

А в конце концов в суде впаяли третью часть 228 статьи и посадили его на четыре года («ниже низшего предела»). Вот я и думаю, а если бы Н. не сошел с дистанции, наскреб бы по сусекам и этот очередной взнос, может, не кинул бы его Саенко. А поделившись, как обещал, с различными должностными лицами, добился бы условного осуждения. Благо материалы дела вполне к этому располагали. Ведь недаром же он столько раз вдалбливал своему клиенту: «Деньги решают все!».

 

О деятельности возродившегося института мировых судей рассказываетл начальник Управления по обеспечению деятельности мировых судей в Москве Александр Лаврентьев.

Анна Бараулина. Статья. Мировой судья - профессия престижная. Парламентская газета, № 167

В Москве сегодня работают 42 мировых судьи. Оказывается, стать им непросто - кандидат должен, во-первых, соответствовать жестким требованиям, а во-вторых, пройти конкурсный отбор. Тем не менее недостатка в кандидатах нет - эта профессия становится престижной. Об этом и других аспектах деятельности возродившегося института мировых судей в Москве рассказал начальник Управления по обеспечению деятельности мировых судей в городе Москве Александр Глебович Лаврентьев.

- Александр Глебович, почему в Москве должно быть именно 384 мировых судьи?

- Расчет брался исходя из численности населения. Предполагается, что к каждому участку будет отнесено 15-30 тысяч жителей. Законом города Москвы, принятым еще в мае 2000 года, определены основные положения создания института мировых судей. В нем рассматривается порядок создания конкретных участков, назначения мировых судей. По федеральному закону, мировые судьи являются судьями общей юрисдикции. Судья осуществляет правосудие именем Российской Федерации единолично. Все его решения обязательны для исполнения всеми организациями и ведомствами нашей страны.

- К мировому судье могут обратиться только физические лица или организации тоже?

- Споры между организациями решают в арбитражном суде. В законе о мировых судьях есть перечень дел, которые находятся в их компетенции. Мировой судья рассматривает уголовные дела о преступлениях, за совершение которых предусмотрено наказание до трех лет лишения свободы, дела о выдаче судебного приказа, дела о расторжении брака, если нет спора о детях, дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества, дела семейно-правовых отношений, за исключением дела об оспаривании отцовства, дела об имущественных спорах, при цене риска, не превышающей 500 МРОТ, установленного законом в момент подачи заявления, дела, возникающие из трудовых отношений, дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом, об административных правонарушениях... Как видно, перечень достаточно велик. Но дела эти, как правило, объемом невелики, и это позволяет судье в краткое время назначить слушание, приступить к рассмотрению дела и принять решение.

- Кто назначает мировых судей?

- Кандидат должен соответствовать определенным законом требованиям: быть гражданином РФ, иметь высшее юридическое образование, возраст не менее 25 лет и юридический стаж не менее пяти лет. Человек, соответствующий этим требованиям, имеет право подать заявление в отдел кадров Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в городе Москве. Затем он должен сдать экзамены, после чего его вопрос рассматривает квалификационная коллегия судей. При положительном решении председатель Московского городского суда представляет кандидата в городскую Думу - сначала в комиссию, которая, в свою очередь, предлагает кандидатуру депутатам, и они уже назначают судью. Городской Думой уже назначено 42 человека, которые в основном трудятся в помещениях районных судов.

- Насколько я знаю, в центре Москвы очень сложно найти свободное помещение под офис. Как эта проблема решается в случае с мировыми судьями?

- Правительству Москвы поручено выделить помещения. В нашем управлении подготовлен закон города о дополнительном создании 93 судебных участков и должностей мировых судей, а также проект федерального закона с уточнением территориальной юрисдикции районных судов города Москвы.

Открытие участков мировых судей в соответствии с программой запланировано в два этапа: 157 участков мировых судей должны быть открыты в 2002 году, остальные 227 - в 2003 году.

- Много ли желающих стать мировыми судьями? Насколько я знаю, жалованье у мировых судей не очень большое, и, на первый взгляд, вроде бы нет особых причин, чтобы люди шли в мировые судьи.

- Быть мировым судьей становится престижным. Престижно решать вопросы, которые волнуют население. Второй момент - установлен жесткий ценз. Человек, претендующий на пост мирового судьи, должен соответствовать определенному уровню профессиональной подготовки, жизненного опыта. И третье - идет жесткий отбор, который включает несколько этапов. Все это нужно, чтобы на эти должности не попали случайные люди. Кстати, после того, как мировые судьи назначены, они принимают присягу, торжественно клянутся в том, чтобы всегда четко исполнять свои обязанности.

- Кто финансирует их деятельность?

- Законом определено, что заработную плату мировым судьям и социально-бытовые расходы берет на себя федеральный бюджет.

- Известно, что одной из основных целей создания института мировых судей было разгрузить районные суды...

- Я уверен в том, что они окажут существенную помощь гражданам и судьям районным судов, потому что значительная часть небольших дел, которые требуют быстрого разрешения, будут ими оперативно рассматриваться. Процедура эта, как я уже говорил, стандартная для районных судов и мировых судей, однако, поскольку нагрузка будет распределена, человеку не нужно будет долго ждать, пока дойдет очередь до его дела. Тем более в районных судах рассмотрение объемных дел, которое требует, соответственно, больше времени, тормозит процесс рассмотрения более мелких. Теперь они перейдут мировым судьям - и процедура ускорится. Для этого мы и работаем.

 

Беженцы и вынужденные переселенцы. Свобода передвижения.

 

В Москве и Подмосковье, по мнению начальника Федеральной миграционной службы образуются сильные этнические группировки, которые начинают диктовать властям свою волю, в регионе возникают этнические столкновения.

Виктория Волошина. Статья. Иностранцы поплатятся за право работать на Россию. Известия, № 151, 24 августа

В России спустя полгода после соответствующего указа президента создана полноценная иммиграционная служба, - сообщил в пятницу на брифинге заместитель главы МВД, начальник Федеральной миграционной службы (ФМС) РФ генерал-полковник Андрей Черненко. Во всех субъектах Российской федерации, включая Чечню, сформированы подразделения по делам миграции, открыты счета и разработана Концепция иммиграционного контроля - "синтез идей", который, по мысли авторов, "призван защитить интересы коренного населения России".

… Москва и Подмосковье, каждый десятый мигрант едет именно сюда. С одной стороны, москвичи не хотят работать на низкооплачиваемых работах, с другой - в регионе возникают этнические столкновения, образуются сильные этнические группировки, которые начинают диктовать властям свою волю. При воспоминании о недавних событиях, когда вьетнамцы на рынке в Москве вступили в открытое столкновение с ОМОНом, собравшимся конфисковать у торговцев пошитые "за углом" спортивные костюмы "Адидас", в голосе у генерала Черненко зазвенел металл:

- Именно для недопущения подобных конфликтов необходимо создать федеральную иммиграционную инспекцию, которая доводила бы подобные дела до суда и депортации нарушителей из страны.

На вопрос "Известий": будет ли иммиграционная инспекция силовой, генерал металл из голоса убрал: "Не думаю, что инспекция будет милитаризованной, в конце концов наша задача - не изгнать из страны иностранцев, щелкая железными челюстями на границе, а легализовать нелегальных трудовых мигрантов. Депортировать будем нарушителей закона и людей, замешанных в криминале (таких внесем в "черный список", как делается во всем мире). …

 

Многонациональный портрет столичного мегаполиса меняется с каждым годом. Представители 118 государств мира избрали Москву своим вторым домом.

Елена Павлова. Статья. Москва, как много... Версты, № 98.

Столица всегда привлекала внимание разного рода переселенцев. В том числе и иностранцев, желающих трудиться в этом мегаполисе.

Совсем недавно мы наблюдали по телевизору за противостоянием московской милиции и вьетнамских торговцев. Горстка приезжих, из которых едва ли треть имеет законную регистрацию, забрасывала камнями милиционеров, пытавшихся навести порядок на так называемом вьетнамском рынке...

Всё закончилось. И что теперь делать с этими людьми? Депортировать на солнечную родину?

Многонациональный портрет столичного мегаполиса меняется с каждым годом. Представители 118 государств мира избрали Москву своим вторым домом. Число иностранцев, работавших в Белокаменной в прошлом году, составило более 82 тысяч человек (официальная цифра), что на треть больше, чем в 2000-м. Основной приток иностранцев идет из Украины, Турции, Китая.

Власти Москвы, понимая, что всех этих людей легче трудоустроить легально, нежели избавиться от них, за последние несколько лет создали свыше миллиона дополнительных рабочих мест. Трудоустройство экономических мигрантов (а сегодня едут в Москву именно по экономическим причинам) столичной администрацией - дело, конечно, нужное. Но главное, чтобы приезжие не лишили куска хлеба москвичей. Для этого сейчас в Москве введены квоты на привлечение иностранцев - в пределах 45 тысяч человек. Но ведь наряду с этим подконтрольным рынком труда соседствует и нелегальный, "благодаря" которому городская казна недополучает десятки миллионов рублей. Причем это не просто вывод огромных сумм из-под налогообложения, но и вывоз денег за рубеж. Их не вкладывают ни в какой российский бизнес, а мешками вывозят в свои родные республики. В ряде стран объем привозимых мигрантами денег составляют треть всей экономики страны!

Москва, охраняя свои интересы, справедливо желает знать: сколько людей и зачем приезжает в столицу разными видами транспорта? В качестве эксперимента на Рижском вокзале организовали пункт миграционного учета. В перспективе такие же пункты создадут на всех вокзалах, затем в аэропортах и на въезде в черту города.

Разумеется, для четкой организации контроля не хватает законодательных актов. Не только столице - всей стране. Но наконец-то полностью созданная структура Федеральной миграционной службы (напомним, теперь эти функции выполняет МВД) намерена не оставлять в покое российских законодателей и добиться принятия четких законов.

Собственно, ряд распоряжений и постановлений уже принят, равно как и первый закон (от 25.07.2002) - "О правовом положении иностранных граждан в РФ". Он ставит процесс в определенные рамки. Теперь всем въезжающим будет выдаваться миграционная карта, и станет ясно, кто едет лечиться, кто учиться, кто жениться. Каждый будет платить миграционную пошлину. До недавнего времени она была символической - 100 рублей, теперь порядка 130 долларов. Если ее помножить только на официальное число мигрантов, бюджет страны увеличится на 130 млн долларов. Конечно, эта цифра станет реальной в том случае, если ФМС удастся создать схему развитого, структурированного миграционного контроля.

Комментарий

Андрей ЧЕРНЕНКО, начальник Федеральной миграционной службы, генерал-полковник:

- Я считаю, что зачинщиков беспорядков на вьетнамском рынке нужно депортировать. А тысячи простых торговцев легализовать и взять под наш контроль.

С 1 июля вступил в силу новый Кодекс об административных правонарушениях, и теперь за незаконное использование рабочей силы введена судебная ответственность. За это короткое время мы провели несколько проверок на различных объектах Москвы, и в суды были направлены материалы в отношении 22 иностранных рабочих. Каждый из них заплатил по 500 рублей, пусть не много, но всё же... Так что суды стали нарабатывать практику по таким делам, ведь её не было вовсе.

Подчеркну, что главной фигурой для нас является не мигрант, а работодатель, который его использовал. В таких случаях пенки снимает серая экономика, работодатель в первую очередь. Потому и спрос с него. В Уголовно-процессуальный кодекс сейчас вносятся изменения, и они очень серьезны. За каждого незаконного рабочего наниматель будет платить по нескольку тысяч МРОТ. А если попадется повторно - предусмотрена уголовная ответственность. Это у многих отобьет охоту не платить налоги.

 

Интервью с начальником Управления по делам миграции при ГУВД Москвы А. Батуркиным.

Анастасия Нарышкина. Статья. Нанять иностранца.. Время новостей, № 159

В прошлом номере нашей газеты о позиции власти в разрешении проблемы миграции рассказывал министр по делам национальностей Владимир Зорин. Однако было бы ошибкой думать, что проблемой миграции российские власти занялись только сейчас, приняв нашумевшие законы о гражданстве и «О положении иностранных граждан в РФ». Конечно, о миграционных карточках, квотировании иностранной рабочей силы и прочих запретительных механизмах заговорили недавно, но массовая миграция заинтересовала российские власти буквально в тот самый момент, как началась, -- году так в 1989-м. На федеральном уровне за все эти годы было принято множество законов, подзаконных актов и соглашений между республиками; регионы в это самое время жили по своим правилам. Правила эти и сейчас можно выразить двумя неласковыми словами: понаехали тут.

Москва, самый притягательный для мигрантов город страны, исключением не стала. Одна из первых она нарушила Конституцию РФ и ввела обязательную регистрацию приезжих. Москва была единственным субъектом федерации, квотировавшим привлечение иностранной рабочей силы. В ноябре, когда начнет действовать закон об иностранцах, эта практика будет распространена на всю страну.

На самом деле «приезжие» нужны Москве не меньше, чем прочим регионам. Здесь, как и везде, сокращается рождаемость, стареет население, увеличивается количество пенсионеров, приходящихся на одного работающего. Здесь, как в Европе, не хватает рабочих рук. Вот свежие цифры: в конце июня 2002 года на одну вакансию в службе занятости приходилось 0,43 человека (официально стоящего на учете в этой службе). Общий уровень безработицы в мае 2002 г. составлял 87 тыс. человек, или 1,6% от общей численности экономически активного населения столицы. Это слишком мало, и это значит, что большинство не обращается в службу занятости, потому что предлагаемые там вакансии их не устраивают. Выход только один -- привлекать мигрантов. Решать эту сложную во всех отношениях, деликатную задачу будут «органы».

О том, как функционирует эта новая система, корреспонденту газеты «Время новостей» Анастасии НАРЫШКИНОЙ рассказывает начальник управления по делам миграции при ГУВД Москвы Анатолий БАТУРКИН.

-- Миграционная служба страны претерпела радикальные изменения. Что происходит с нею в Москве?

-- Раньше всем этим занималось Министерство по делам федерации, национальной и миграционной политики РФ. Согласно указу президента №232 от 23 февраля соответствующий территориальный орган Минфедерации РФ в городе Москве был преобразован в управление по делам миграции ГУВД Москвы. Зарегистрировано оно 10 июля. Управление выполняет все функции, связанные с вопросами пребывания иностранных граждан на территории Москвы, определения статуса беженца и вынужденного переселенца.

-- А вы, стало быть, его руководитель. Можно узнать, чем вы занимались прежде?

-- Да, я начальник управления, полковник милиции Батуркин Анатолий Петрович. До этого я был начальником оперативно-розыскного управления ГУВД. До того -- советником Шанцева, еще раньше -- заместителем начальника РУОП Москвы. Такой у меня послужной список.

-- А московский комитет по делам миграции -- он прекратил свое существование?

-- С 1 июля, с момента вступления в силу нового административного кодекса, его функции ограничены. А до 1 июля он имел большие возможности, потому что в федеральном законе были пробелы. Теперь административные взыскания налагает суд, а до того Москва была единственным субъектом Российской Федерации, где действовал городской закон №41, который регламентировал привлечение и использование иностранной рабочей силы и предусматривал ответственность за ее незаконное использование. За каждого "незаконного" гражданина специальная комиссия налагала на работодателя штраф -- до 120 минимальных окладов.

-- Сейчас этот закон действует?

-- Нет, он перестал существовать, когда вступил в силу Кодекс об административных правонарушениях. Сейчас все решения о наложении штрафов принимаются судом.

-- Если я работодатель и хочу нанять иностранного рабочего, что я должна сделать?

-- Необходимо начать всю эту процедуру с обращения либо в свою управу, либо в префектуру. Затем идет отраслевой комитет, затем рассмотрение заявок проводится на заседаниях отраслевых комитетов, затем -- Межведомственная комиссия под руководством Валерия Павлиновича Шанцева. Она дает ту квоту, которое просит предприятие. С решением комиссии работодатель идет в федеральную миграционную службу МВД России, которая и дает разрешение. С разрешением работодатели приходят сюда, и мы оформляем подтверждение на право трудовой деятельности в Москве.

-- Очень сложно.

-- Сложно. Проходит порой два -- два с половиной месяца, это долго. Я Валерию Павлиновичу докладывал.

-- А если надо нанять сезонных рабочих, как тогда? Тоже ждать два месяца?

-- Вот сезонные рабочие выпадают. Надо упрощать эту процедуру, но это пока еще только идеи. Шанцев ставит такую задачу: пришел человек, подал документы в одно окно, пришел через пять дней, получил документы в другом окне. А у нас порой работодателю выгоднее решить вопросы, не обращаясь в нашу службу.

-- Городская программа регулирования миграции на 2002--2004 годы ставит задачу сократить привлечение иностранной рабочей силы в Москву, но каким образом -- там не сказано. Что вы думаете по этому поводу?

-- С одной стороны, благодаря иммигрантам мы заполняем те рабочие места, куда не идут москвичи. С другой стороны, работодателю не надо думать о технике, об усовершенствовании технологии. Ему проще за сто рублей нанять троих человек, чем тратить тысячу на научную организацию труда. Отсюда и утечка наших людей за рубеж -- они не могут найти применения своему уму, не знают, куда приложить руки. И болезней у мигрантов больше -- есть информация, что количество тяжких заболеваний среди них намного больше, чем среди коренных москвичей.

-- У них нет доступа к медицине?

-- Не хотят идти в поликлиники, скрываются, ведь, чтобы пойти туда, нужен страховой полис.

-- Сколько в Москве трудовых мигрантов?

-- Взять транспорт, взять строительство. Сегодня с Украины на транспорте работает 4536 человек -- это те, кому мы выдали подтверждения (а общая квота «Мосгортрансу», по-моему, около 5 тысяч). Плюс почти четыре тысячи подтверждений тем, кто может работать на строительстве.

-- И это только Украина?

-- В основном у нас Украина и Молдавия. Рабочим из Молдавии выдано на транспорт 1297 подтверждений, на строительство -- 692. Остальные наши бывшие союзные республики выглядят намного скромнее. Вообще я хочу сказать, что в Москве работают граждане из 124 стран мира. Из них почти 80% -- это граждане Вьетнама, Китая, Турции, Афганистана и стран бывшей Югославии. Прочие страны -- и ближнее, и дальнее зарубежье -- дают 20% мигрантов.

-- Это с учетом нелегалов?

-- Нет. Это те, кому мы выдали подтверждения, -- я могу говорить только о них. На этот год квота на потребительский рынок была 50 тысяч человек, и еще 43 тысячи -- без учета торговых организаций, то есть в общей сложности 93 тысячи. Всего с начала 2002 года на 1 июля мы выдали 64 тысяч 484 подтверждения. Для сравнения: за весь прошлый год было выдано около 70 тысяч подтверждений. За период с 1 января в Москву прибыло около 30 тысяч человек, выбыло около 40 тысяч, всего работало около 64 тысяч. Большинство них мужчины -- 56,5 тысячи. Теперь возрастной состав. Основная масса -- это люди 18--29 лет (16 тысяч человек) и 30--39 лет (почти 28 тысяч).

-- 64 тысячи -- это много для Москвы или мало? Нужны промышленности еще люди или все, больше не надо?

-- Понимаете, эта цифра, конечно, слишком маленькая. Она не отвечает действительности. Сейчас в разных СМИ звучат разные цифры -- до миллиона человек, я тоже могу это повторить. Мы выдаем подтверждения в лучшем случае десятой части работающих. Мы проверяли рынок в Восточном округе. Большинство работающих -- иностранные граждане, у львиной доли нет ни медицинских документов, ни регистрации, а о подтверждении на право трудовой деятельности и говорить не приходится. Никаких документов! Открылись -- и работают. Вот Зеленоградский рынок: по документам у них 119 торговых мест, а по оперативным данным -- более 300. Основной контингент торгующих -- граждане Азербайджана. Отсутствие медицинских книжек, разрешений на работу, сокрытие налогов. Арендная плата не всегда уплачивается как положено.

-- Что делает ваше управление, когда обнаруживает такие вещи?

-- Две недели как мы направляем материалы по результатам проведенных проверок в суд, но в основном пока на самих работников. За это время было три суда, суд осудил 19 человек.

-- И какие наказания?

-- На гражданина предусмотрен штраф до 10 минимальных окладов. Так что каждому присудили штраф по 500 рублей.

-- И что с ними будет дальше?

-- Суд обязывает работодателя узаконить их пребывание здесь.

-- А выдворять людей вам приходится?

-- Вопросами депортации занимается паспортно-визовое управление (ПВУ) ГУВД Москвы. Эту меру предусматривает и новый закон о положении иностранцев в России. Это дело времени. В управлении всего 70 человек, из них 68 гражданских и двое в погонах -- я и мой заместитель. Все эти 68 человек -- бывшие работники территориального органа, абсолютно гражданского ведомства. Теперь им надо привыкнуть к тем требованиям, которые предъявляют в нашем ведомстве. На это тоже необходимо время.

-- Московские власти ввели квотирование рабочей силы еще до появления нового закона об иностранцах, предусматривающего эту процедуру. Как она будет реализовываться в ноябре, когда закон вступит в силу?

-- По новому закону это прерогатива правительства России -- квоту определяет государство. А правительство Москвы должно дать в правительство свои предложения относительно того количества человек, которое необходимо городу. Сейчас, пока закон не вступил в силу, размеры квот определяет межведомственная комиссия.

-- Кто рассчитывает квоты?

-- Раньше этим занимался комитет по делам миграции. Работодатель обращался в комитет, они просчитывали, затем представляли Шанцеву. Решение принимало московское правительство.

-- В каких случаях работодатель рискует получить отказ?

-- Вот идет заседание межведомственной комиссии, на котором рассматривается вопрос... ну возьмем любую организацию, какой-нибудь троллейбусный парк. Стоит директор и говорит: мне необходима квота на 50 человек. В состав комиссии входят представители практически всех служб города, в том числе и службы занятости. И там должно быть заключение, что троллейбусный парк обращался в службу занятости этого округа, что желающих нет, и тому есть письменное подтверждение -- дескать, москвичи отказываются.

-- Что такое пункты миграционного учета на транспорте? Насколько широко они будут применяться?

-- В программе написано: «В порядке эксперимента открыть пункт миграционного учета на Рижском вокзале». Были еще в Москве в аэропортах посты иммиграционного контроля, раньше они входили в структуру территориального органа по городу Москве, но с момента передачи этой функции в МВД аэропорты стали субъектами территории другого субъекта федерации -- Московской области. И посты перешли в управление по делам миграции Московской области.

-- А чем занимается такой пост или пункт?

-- Я начну с аэропортов. Когда мы приезжаем за рубеж, мы с кем встречаемся вначале? -- со службой миграции. Она определяет, стоит человеку въезжать в государство или не стоит. И первым на борт самолета должен подняться сотрудник миграционной службы. Вот сейчас в Шереметьево три или четыре месяца живут два африканца, которые по пути от самолета до пограничника съели свои паспорта и не говорят, откуда они прилетели. Их нельзя депортировать -- неизвестно куда. А у нас сейчас посты иммиграционного контроля находятся за пограничным контролем... то есть человек уже перешел границу, уже отметился. Я вчера был в Домодедово -- сотрудник иммиграционного контроля выборочно просит показать паспорт, чтобы выяснить цели приезда в Россию. И был рейс, кажется, из Таджикистана. Если мы едем за рубеж, мы берем билеты туда и обратно -- так? А весь тот рейс, все, кого при нас отловили, человек двадцать -- ни у кого билета обратного не было. Все говорят: «Я еду в гости к сестре или брату», но ни у кого нет обратного билета. Они берут паспорта, подходят к стоечке, заполняют маленькую анкету -- и с ними прощаются. И все! Сегодня полномочий у поста иммиграционного контроля нет, они не могут применить какие-то меры.

-- А какие должны быть меры?

-- Вот он прилетел, заявленная цель визита не соответствует действительной -- его надо посадить в самолет, и пусть улетает обратно. По идее, посты должны работать именно так. На Рижском вокзале та же самая выборочная проверка граждан. Нельзя же проверить весь состав! Вот когда в соответствии с законом об иностранцах будет введена миграционная карта -- документ, в котором будет все, что положено знать об этом человеке, когда приехал, когда должен уехать...

Я думаю, всех тянет в Москву, Москва -- место хлебное. Здесь можно спрятаться. Здесь можно найти защиту международных организаций, этнических диаспор. Здесь много наших уважаемых правозащитников.

-- Какого рода задачи, помимо регулирования трудовой миграции, встают перед московскими властями, если говорить о миграции вообще?

-- Вот, например, сейчас очень сложная проблема с армянами, которые приехали в Москву еще в 89--90-м годах, когда начались первые национальные конфликты. Их здесь больше тысячи человек. Было постановление Совета Министров СССР и Совмина РСФСР о том, что они должны быть в Москве временно, а затем им должно быть предоставлено жилье за пределами Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Никто из них не уехал, они вместе проживают в гостинице, в частном секторе. 26 августа этот вопрос будет рассматриваться на правительственной комиссии России под руководством министра Зорина.

-- Какие могут быть варианты?

-- Вопрос только в выделении средств на строительство жилья за пределами Москвы, области и Петербурга. Хотя никто ехать туда не хочет, и русские в том числе. Вот вы поедете на Чукотку?

-- Конечно, нет.

-- А в Москве жилье для этих целей не строилось.

-- А район Востряково?

-- В Востряково было выделено несколько домов, когда после 90-го года приезжали, спасаясь от армяно-азербайджанского конфликта. И была проявлена добрая воля -- правительство Москвы выделило там три дома. Мы тогда были вместе, единой страной... Но это санитарно-защитная зона, временное жилье, там люди не могут быть прописаны постоянно. Но там они могут получить регистрацию, пенсию, дети могут учиться в школе.

-- Вернемся к трудовым мигрантам. Как вы считаете, потребность города в иностранной рабочей силе удовлетворена?

-- Сначала надо легализовать всех тех, которые здесь уже есть. Надо, чтобы все были легализованы, чтобы мы знали, кто они и что, и уже от этого можно было бы рассчитывать потребности города.

-- В федеральном законе об иностранцах об этом ни слова. Что изменится в Москве в ноябре, когда этот закон вступит в силу?

-- Будет меньше нелегальных мигрантов.

 

Публикация нормативного акта в газете, даже имеющая статус официальной, для паспортных столов Моссквы -  не указ.

Дмитрий Чернов. Статья. Поблажки для мигранта. Время МН, № 151.

Правила регистрации по месту жительства и месту пребывания, существующие в стране с 1995 года, претерпели серьезные изменения. Правительство решило сделать их более либеральными

…Постановление правительства N 599 "О внесении изменений и дополнений..." в ныне существующий закон было опубликовано еще 21 августа. …

Однако, как показала практика, даже в столичных паспортных столах к этому документу до сих пор не проявили должного внимания. Оно и понятно: новые нормы могут позволить абсолютно всем россиянам, приезжающим на постоянное или временное проживание в Москву, пройти процедуру регистрации без всяких проблем. Пикантность ситуации заключается в том, что столичным властям невыгоден облегченный вариант получения регистрации. Уже прошла неделя со дня опубликования изменений, но в регистрирующих организациях Москвы о новых правилах, похоже, и слыхом не слыхивали. В Мещанском паспортном столе "Времени МН" заявили, что правила регистрации действуют старые, поскольку никаких распоряжений "сверху" еще не поступало. Однако при этом обрадовались, что станет легче работать. В паспортном столе на Арбате вообще удивились нашему восторгу по поводу грядущих изменений - там также отсутствует информация о правительственном постановлении. Как наверняка и во всех остальных паспортных столах. Публикация нормативного акта в газете, даже имеющая статус официальной, для них не указ.

 

Политический экстремизм. Этническая дискриминация

 

У здания синагоги на севере Москвы обнаружен антисемитский плакат. Лента.Ру, 2 сентября 2002 г. Информ. сообщ.

В понедельник возле здания синагоги, расположенной на севере Москвы, был обнаружен плакат с антисемитской надписью, сообщает "Интерфакс" со ссылкой на представителей Российского еврейского конгресса.

Обнаружив плакат, охрана синагоги в Отрадном оцепила территорию и вызвали представителей правоохранительных органов.

Прибыв на место, сотрудники милиции обнаружили рядом с плакатом банку с неким белым порошком. Оценив ситуацию, они решили не вызывать экспертов и уничтожили подозрительные предметы там, где они были обнаружены.

По свидетельству представителей Российского еврейского конгресса, в результате инцидента никто не пострадал.

 

Убийцу-скинхеда отпустят на свободу.

Страна.Ру, 2 сентября 2002 г. Статья.

 В правоохранительных органах нацистов, устраивавших массовые драки в День Москвы, предпочитают называть "побрившими головы придурками"

Убийца 16-летнего Валерия Панихина, скончавшегося в субботу вечером от полученного в массовой драке у станции метро "Университет" ножевого ранения, в понедельник будет отпущен на свободу. В половине восьмого вечера истекают двое суток, положенные в соответствие со статьей 91 Уголовно-процессуального кодекса (подозрение в убийстве) на выяснение вины задержанного.

Несмотря на то, что свидетелями преступления, совершенного недалеко от станции метро "Университет" в минувшую субботу, когда в Москве широко отмечался День города, стали 12 человек, обвинение в убийстве задержанному по состоянию на 13:00 понедельника предъявлено не было и, скорее всего, уже не будет. Как сообщил корреспонденту "Страны.Ру" заместитель начальника Управления информации и общественных связей ГУВД г. Москвы Кирилл Мазурин, очень сложно доказать, что именно этот задержанный, находящийся в данный момент в ОВД "Раменки", нанес подростку смертельное ножевое ранение в шею. Все, что ему грозит на данный момент, это обвинение в хулиганстве.

Однако, подчеркнул Кирилл Мазурин, следствие, к которому подключен МУР, будет продолжено. В данный момент, по словам Кирилла Мазурина, роли участников драки продолжают выясняться в ходе собеседований.

Из слов сотрудников правоохранительных органов, занимающихся расследованием обстоятельств происшедшего, вырисовывается такая картина преступления. Житель Фрязево Ногинского района Подмосковья, стекольщик по профессии, Валерий Панихин был в числе пятерых подростков 16-19 лет, которые, по словам милиционеров, мирно пили пиво у станции метро "Университет". Семеро зачинщиков драки подошли со стороны размещенной неподалеку концертной площадки. Один из них ударил ножом Валерия, который скончался на месте преступления еще до приезда кареты "Скорой помощи". Милицейский патруль, как следует из оперативной сводки, прибыл минут через 5-10 после начала драки и задержал 52 человека, большинство из которых позднее было отпущено. До воскресного утра в ОВД "Раменки" оставалось 7 участников драки.

Жертв разнузданных подонков, пристававших к прохожим у станции метро "Университет", могло быть больше по крайней мере на два человека - по счастливой случайности, еще двое получивших ножевые ранения в субботу вечером остались живы. Это преступление было совершено в 21:05 и практически копировало первое. Место действия от дома # 1 по Проспекту Вернадского переместилось к дому # 4. Группа из семи очень сильно подвыпивших молодых людей начала приставать к четверым москвичам, мирно пившим пиво. Хулиганы стали требовать отдать им пиво, после чего завязалась драка. Затем один из любителей чужого пива выхватил нож и нанес удары двум москвичам - 19-летнему Алексею Дементьеву и 16-летнему Юрию Перову, которые - один с проникающим ранением в живот, другой - с резаной раной живота и колотой спины - были доставлены в 1-ую городскую клиническую больницу. Сейчас, по словам Кирилла Мазурина, угрозы их жизням нет.

По горячим следам задержать преступников не удалось. В понедельник по состоянию на 14:30 корреспонденту "Страны.Ру" подтвердили в правоохранительных органах, что подозреваемые, по приметам которых составлен фоторобот, еще не установлены и, соответственно, не задержаны.

Работники следственных органов, занимающиеся расследованием этих преступлений, предпочитают не называть преступников скинхедами, лояльно именуя их "молодыми людьми" и "побрившими головы придурками", с чем сложно спорить. А тем временем в столице происходят все более разнузданные и безнаказанные выходки со стороны бритоголовых. По словам Кирилла Мазурина, главная причина увеличения таких преступлений в "чрезвычайно низкой культуре молодежи, которая не получает должного воспитания".

 

В Москве участились случаи нападения подростков в униформе экстремистской молодежной организации скинхедов на иностранцев и граждан с восточной внешностью.

Информ. сообщ. Бесчинства скинхедов. Газета, № 162

В Москве участились случаи нападения подростков в униформе экстремистской молодежной организации скинхедов на иностранцев и граждан с восточной внешностью. Накануне вечером в ОВД «Обручевский» Юго-Западного административного округа обратился первый секретарь посольства Республики Йемен в России Абдуллах Хусейн Мохамад. Он сообщил, что в лесополосе у дома 4 корпус 2 на улице Обручева неизвестный палкой ударил по шее и голове его 18-летнего сына. Медицинская помощь пострадавшему была оказана на месте. Одновременно с этим были задержаны москвичи — 16-летний Дмитрий Платонов и 17-летний Сергей Митяев, которые 1 сентября на Кутузовском проспекте вместе с другими пятью подростками избили гражданина Турции. Они похитили у иностранца мобильный телефон, электронную записную книжку, 500 долларов и золотую цепочку. Кроме того, задержан 15-летний Александр Саков, житель подмосковного Одинцово, который в группе из семи человек — также одетых в униформу бритоголовых — участвовал в нападении на некоего Равшана Моллахаджиева. С ранами головы, ушибами и кровоподтеками грудной клетки и лица пострадавший госпитализирован.

 

Дикторы метрополитена обновили антиэкстремистский репертуар: теперь пассажиров предупреждают не только о «бесхозных и подозрительных предметах», но и об агрессивно настроенных молодчиках.

Иван Сухов. Статья. Молодой, лысый и агрессивный. Время новостей, № 161

Дикторы метрополитена обновили антиэкстремистский репертуар: теперь пассажиров предупреждают не только о «бесхозных и подозрительных предметах», но и об агрессивно настроенных молодчиках. Поднимаясь по эскалатору, гражданин узнает, как ему вести себя при такой неприятной встрече: мимо проходить не следует, надо сразу обращаться к ближайшему сотруднику милиции. А в вагоне -- непосредственно к машинисту, он сможет вызвать милицейский наряд на следующую платформу.

«Агрессивно настроенные группы молодежи» добавились к ставшим обыденными бомбам сравнительно недавно. Руководители метрополитена никак не прокомментировали тематическое обновление, но очевидно, что столичная подземка старается идти в ногу с милицией, скорректировавшей азимут своего антиэкстремистского наступления. После июньского погрома на Манежной площади главной угрозой для жителей столицы официально признаны не столько темноволосые граждане с подозрительными сумками, сколько молодые люди с пивом. Особенно если они стрижены под «ноль». Прозорливость милиционеров подтвердили события, омрачившие всенародное празднование Дня города: виновниками массовых драк у метро «Университет» опять стали «агрессивно настроенные молодые люди».

И хотя власти Москвы утверждают, что милиция в День города сработала оперативно, да и во время погрома на Манежной руководители ГУВД действовали строго по правилам, горожанам все-таки предлагается и самим заботиться о собственной безопасности. Пусть это и непросто: шанс заранее распознать в метро «подозрительный предмет» все же имеется, а вот вычислить агрессивные намерения соседа по вагону удастся, скорее всего, лишь после того, как он на вас бросится. Поэтому лучше заранее предупреждать кого следует о молодых да наглых.

 

В Москве активизировались скинхеды в униформе.

Статья.Лента.Ру, 3 сентября 2002 г.

За последние сутки в Москве зарегистрировано несколько случаев нападения подростков на иностранцев и граждан с "восточной" внешностью.

Как сообщает радиостанция "Эхо Москвы" со ссылкой на информацию столичного ГУВД, в понедельник на юго-западе Москвы был избит 18-летний сын первого секретаря посольства республики Йемен в России.

В тот же день милиция задержала двоих москвичей, 16 и 17 лет, которые на Кутузовском проспекте ограбили и избили бизнесмена, гражданина Турции. Как сообщил потерпевший, к нему подошли семеро молодых людей и после недолгих пререканий принялись его избивать. Бизнесмен потерял сознание, а когда очнулся, обнаружил, что у него исчезли 500 долларов, сотовый телефон и электронная записная книжка. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело, остальных участников нападения ищут.

Там же, на Кутузовском проспекте, группа молодых людей сильно избила некоего Равшана Малахаджиева. Кто он такой и гражданином какой страны является, "Эхо Москвы" не уточняет. Один из избивавших его подростков, 15-летний житель подмосковного Одинцово, задержан, остальных также разыскивают. По имеющимся данным, нападавших было семеро.

Интернет-издание NTVRU.Com добавляет, что молодые люди, избивавшие иностранцев, в большинстве случаев были одеты в униформу экстремистской молодежной организации скинхедов.

 

По мнению автора, директора Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России, идеи национализма искусно воспитываются и пропагандируются российскими властями.

Олег Панфилов. Статья. Из пионеров в расисты. Независимая газета, № 188.

Каждый раз, проходя между станциями метро, обнаруживаю очередную сцену из детства. Сейчас мне за 40, а все пионерские годы прошли под аккомпанемент советской пропаганды, мешающей самостоятельно обдумывать странные обстоятельства жизни. Например, мне запомнились кадры телевизионного фильма (само собой, советского) о жизни американских черных, которых сейчас образованные россияне научились называть афроамериканцами, а подавляющее большинство по-прежнему зовут их неграми. Тот фильм о мужественном американском журналисте, решившем изменить внешность, стать черным, чтобы рассказать соотечественникам о трудностях и лишениях потомков африканских рабов. Мои одноклассники очень переживали историю чернокожего американца, которого из автобуса выталкивали, в магазин не пускали, оскорбляли, называли всякими словами...

Кадры того фильма постоянно всплывают в памяти, поскольку российские милиционеры в большинстве своем, может быть, тоже видевшие тот шедевр советской пропаганды, сейчас выступают как поборники сегрегации. Теперь в противоречие с идеологическими установками ЦК КПСС московские милиционеры - бывшие советские пионеры и комсомольцы - играют роль расистов и сторонников апартеида. Играют хорошо, с чувством, правдиво. Часто переигрывают, но это зависит от того, как "чернож..." (простите, бывший советский человек со смуглой кожей и черными глазами) себя поведет: сразу отдаст требуемую для пропитания милиционера сумму денег или попробует произнести таинственное слово "конституция". В зависимости от настроения милиционера бывший ставший жадным соотечественник рискует получить дубинкой...

Другой раз мне вспоминается еще один фильм (а может, и сразу несколько, они были похожи) о том, как злой военнослужащий немецкой армии начала 40-х годов XX века проверяет документы у оказавшегося в оккупации селянина советской глубинки. "Аусвайс, шнеллер!" - кричит, надрываясь, враг советской страны, а потом пристально вглядывается в "аусвайс", выискивая то, что станет причиной последующих неприятностей для его владельца. Понятно, что национальность была главной неприятностью. Московские милиционеры, вероятно, тоже видели эти фильмы, их и сейчас стали показывать по российскому телевидению (видимо, как практические пособия), поэтому ловят людей исключительно по внешнему признаку. У сотрудников правоохранительных органов есть задание ловить людей, у которых нет московской регистрации, потенциальных террористов. Для московского милиционера антропология - чуждая наука, он не знает, что иметь экстремистские наклонности и быть смуглым по рождению не одно и то же.

Меня милиционеры не останавливают. Хотя поводов достаточно: я не россиянин, хотя и русский, и у меня должна быть регистрация (она есть), наконец, я с бородой, что часто ассоциируется с определением "ваххабизм". Правда, и в этом случае милиционеры - плохие специалисты-религиоведы: они толком не смогут объяснить, почему бороды есть и у "ваххабитов", и у членов Синода Русской Православной Церкви. Но догадываются, что православные церковники не могут быть смуглыми и на вопрос: "У тебя есть регистрация" - не отвечают: "Нэт".

В уже неоднократно упоминаемую эпоху было популярным слово "нацмен". Это определение нерусского жителя СССР использовалось всякий раз, когда речь заходила о найме на работу, при поступлении в вуз или об анкете кандидата в члены КПСС. В быту ходили другие слова и обозначения разных братских народов, но вспоминать их сейчас не хочу, им придуманы более сильные аналоги, часто употребляемые в российской прессе, а иногда из уст политиков и общественных деятелей.

Но если самоназвания народов было не принято упоминать всуе, только в контексте: например, "великий узбекский народ" (это когда Узбекистан сдавал по 6 миллионов тонн хлопка в год), или "гостеприимный грузинский народ" (и так понятно - вино, шашлык, пальмы, пляж, "Сулико"), то теперь названия народов - специальная терминология криминальных статей и репортажей. Разве интересно узнавать о каком-то банальном драчуне или грабители вне его конкретного обозначения? Нет, надо указать его этническую принадлежность, чтобы знать, от кого страдает титульная нация. Вот только заголовки статей и сообщений: "Армянин выкинул своего собутыльника из окна", "Инкассаторский броневик атаковали кавказцы", "Азербайджан передал башкирца-террориста ФСБ России", "В Москве кавказцы в драке порезали студентов" Уже ставшие классикой заголовки сообщений агентства АПН: "Евреи любят власть меньше, чем ханты и манси" или "Грузины живут хуже собак и кошек". Как шедевром интернационализма можно только восхищаться сообщением агентства "Урал-прессинформ": "В Челябинском зоопарке проходят Дни народов Урала".

Вряд ли президент Путин читает сообщения агентств или статьи в газетах, но почему-то повторяет их ошибки: то министра Шамузафарова назовет татарином, то посчитает, что платки-хиджабы на головах мусульманок - дань моде. Так можно договориться и о хасидских шляпах, но их моде уже не одно столетие. Два года назад президент поразил научный мир глубочайшими познаниями в особенностях ислама, назвав жителей российского Кавказа шиитами по вероисповеданию.

Я не знаю, сколько нужно времени, чтобы российские политики перестали кичиться мнимым величием страны, без повода обозначая все лучшие качества людей исключительно по их этнической принадлежности, а худшие приписывая, с их точки зрения, недругам. Как-то решил посчитать, сколько раз российские государственные агентства упоминали в своих сообщениях о катастрофах и взрывах "чеченский след". Агентство ИТАР-ТАСС в 1998 году делало это 10 раз, в 1999-м - 34 раза, в 2000-м - 46 раз. Стоит ли уточнять, что в подавляющем большинстве этих событий "чеченский след" не подтвержден. Но сказанное президентом, губернатором, прокурором или генералом ретранслируется агентствами, телекомпаниями, радиостанциями и газетами.

Стоит ли удивляться настойчивости милиционеров, с одной стороны, исполняющих задание, с другой стороны, имеющих с этого свой интерес. Стоит только удивляться заявлениям политиков и общественных деятелей по поводу того, откуда берутся эти молодые нацисты и бритоголовые. Им показывают пример. Когда взрослые люди в форме блюстителей порядка останавливают исключительно тех людей, которые не выглядят похожими на русских, то у прыщавого, наголо обритого оболтуса появляется алиби: "Почему менту можно, а мне нельзя?" Будет почти верно, если когда-нибудь скинхеды заявят, что на самом деле они - дружинники, помогающие правоохранительным органам в борьбе с нерусскими.

Вы всерьез думаете, что Россию пустят в Шенгенскую зону?...

 

Права военнослужащих и призывников

 

О взятках в призывных комиссиях Москвы.

 Московский комсомолец, № 192 . Юрий Гаврилов. Статья. 1000 баксов против армии.

Странные вещи происходят в Грузии. Официальный Тбилиси признает, что вооруженные силы республики находятся в плачевном состоянии, но одновременно парламентарии принимают законы, слабо вяжущиеся с укреплением армии. К примеру,  с 21 июля этого года любой грузинский призывник может получить узаконенную годовую отсрочку от службы, внеся в казну 200 лари (92 доллара). Вдесятеро больший взнос вообще освобождает от армии. …

 О взятках — разговор отдельный. Они процветают в призывных комиссиях пышным цветом. Скажем, в Москве до дефолта 1998 года можно было откупиться от призыва за 4—5 тысяч долларов. Сейчас сумма несколько поубавилась: выкладывай на стол пару “тонн” “зеленых” — и гуляй смело. Берут в карман в столице нечистые на руку сотрудники военкоматов, медики, чиновники из административных округов... Не отстают и в провинциях, хотя аппетиты там поскромнее. Разумеется, в открытую ни один призывник о поборах не говорит. Мало того что он все равно пойдет в армию, так еще получит соответствующую “рекомендацию” военкома: прослыть стукачом — перспектива нерадостная.

 Взяточников из призывных комиссий все-таки ловят и даже сажают, но от этого их количество не уменьшается...

 Справка “МК”.

 … Закрывать глаза на давно процветающий “комиссариатский бизнес” — только усугублять проблему. Другое дело — хватит ли смелости у наших парламентариев посмотреть правде в глаза и открыто признать: неофициальный откуп от службы существует. Но мало только осознавать этот факт. Гораздо важнее принять такие законы, которые бы закрыли дорогу взяточникам в погонах и сделали службу в армии действительно привлекательной...

 

Права детей и женщин

 

Московская дума по настоянию Юрия Лужкова готовится в ближайшее время ввести комендантский час для детей и подростков до 16 лет.

Андрей Сталесский. Статья. Узники возраста. Известия, № 153

Полдвенадцатого вечера. Телефонный звонок: "Мамаша, это 123-е отделение милиции, приезжайте за вашим сыном. Прихватите свой паспорт и пятьсот рублей. Нет, он ничего такого не делал, просто нарушил комендантский час".

Похоже, что это стандартная картинка совсем недалекого будущего. Московская дума по настоянию Юрия Лужкова готовится в ближайшее время ввести комендантский час для детей и подростков до 16 лет. Даже целых два комендантских часа - один днем, другой вечером. С 9.00 до, скажем, 15.00 и с 23.00 до, предположим, 6.00. Итого у юного гражданина РФ, живущего в Москве, останется 11 часов, в течение которых он может чувствовать себя человеком. Все остальное время, если он появится на улице без сопровождения взрослых, его будут задерживать и отправлять в отделение, в тот же самый "обезьянник", где сидят вечно пьяные бомжи и дешевые проститутки.

10 июля этого года депутаты Мосгордумы рассмотрели проект закона "О правилах поведения несовершеннолетних". Его автор - депутат Евгений Балашов - предложил запретить подросткам до 16 лет находиться вне дома без сопровождения взрослых после 23.00. Согласно законопроекту, родителям ребенка, задержанного ночным патрулем за позднее гуляние, грозил штраф от 300 до 500 рублей В случае задержания подростка на дискотеке, в баре или интернет-кафе владельцу заведения грозил штраф в 2,5 тысячи рублей. Московские депутаты проект отклонили. Но не из-за предложения ввести детский комендантский час, а за другую прописанную в законе драконовскую меру: в порядке борьбы с прогулами уроков школьниками штрафовать учителей - по 300 рублей за каждого прогульщика.

Аргументация депутатов и мэра вполне логична: борьба с детской преступностью и беспризорностью. Средства избраны, однако, игнорирующие все принципы демократии, российские законы, Конституцию, наконец. Реализация этих мер, надо полагать, будет выглядеть еще более дико. Впрочем, мы уже привыкли к подобной практике и считаем ее нормой: когда на улице милиционеры останавливают человека с лицом "немосковской национальности", все понимают - это не борьба с терроризмом, с нелегальной миграцией, с нарушением неконституционного закона о московской прописке, а скорее всего способ получения прибавки к скудному милицейскому жалованью.

Да, мы понимаем это, вяло возмущаемся, но терпим. Мы же выросли при советской власти и знаем, что бывает гораздо, гораздо хуже. Тем более что задерживают и обирают не нас. Но ведь наши дети уже совсем другие: они иначе себя ведут, не боятся открыто выражать свои эмоции, на их лицах нет постоянной настороженной готовности к беде, они знают - вокруг них огромный свободный мир, который открыт для них так, как никогда не был открыт для нас. Они родились и выросли вместе с этой мучительно обретаемой нами свободой. И вот теперь им предлагают отказаться от всего этого.

Хочется спросить московские власти: а вы не предполагаете, что выживаете из страны поколение детей, которые не знают, слава Богу, что такое жизнь при социализме, и которые слишком уважают себя и свою свободу, чтобы терпеть издевательства над ней? Неужели не понимаете, что они просто уйдут, не дожидаясь даже гамельнского крысолова с его дудочкой; уйдут, потому что не смогут осознать, как можно поступать так с ними. Или вы хотите приучить их к такому же покорному, рабскому терпению и рабскому же, уголовному протесту, в которых росли мы? Стоит заглянуть в будущее, чтобы понять, чем обернется сегодняшняя "общественно полезная инициатива".

Похоже, хозяева города забыли одну простую истину: в условиях комендантского часа общество вырождается. Вырождается, потому что его покидают самые лучшие и молодые. Покидают, уходя к большей свободе.

 

Продолжение истории мальчика Ж. Логинова, которого после смерти родителей опекуны из управы «Донская» упорно не пускают в обычную школу.

Евгения Рубцова. Статья. Первый раз в седьмой психкласс. Новые Известия, № 156

Только-только отзвенели первосентябрьские звонки в школах. Склоняясь под тяжестью букетов, школьники побежали на встречу с одноклассниками и учителями. Однако праздник «Первого звонка« оказался радостным далеко не для всех детей. Ни первого, ни второго сентября четырнадцатилетний москвич Женя Логинов не переступил порога родной школы № 564. Там его уже полгода никто не ждет. Если в ближайшее время мальчик и начнет учиться, то, скорее всего, в детском психинтернате № 72 в районе метро «Новогиреево».

«Новые Известия» неоднократно писали о судьбе маленького москвича. В декабре прошлого года после смерти матери Женю забрали из школы сотрудники районной управы «Донская» и в наручниках (!) отправили в психиатрическую больницу. Бабушку и дядю, с которыми жил мальчик, к нему не подпускали, объявив родственникам, что отныне он находится на попечении местных чиновников. Бабушка, которая вынянчила мальчишку, оказалась, по мнению районных опекунов, недостойной воспитательницей.

Женя Логинов около полугода путешествовал по разным больницам Москвы. Из детской психбольницы № 6 его отправили лечить почки в Морозовскую клинику. Кстати, почки мальчику отбили соседи по палате, но к его жалобам о побоях никто не прислушивался. Потом последовало повторное заточение в детской психушке, затем в Новогиреевском психинтернате.

Пока Женя скитался по лечебным учреждениям, ему исполнилось 14 лет. По закону он приобрел частичную дееспособность, то есть сам мог решать, где и с кем ему жить. А мальчик твердил только одно: «Я хочу домой. Хочу спать на мягкой постели, смотреть телевизор, разговаривать с друзьями по телефону». И опять его пожелания чиновники пропустили, как говорится, мимо ушей. Поставив мальчику «диагноз», «психиатры» из районной управы не хотели соглашаться даже с мнением врачей, которые неоднократно заявляли о том, что Женя в психиатрической помощи не нуждается. В реестрах «донских» опекунов мальчик числился психичиским больным, поскольку в раннем детстве медико-педагогическая комиссия поставила ему такой диагноз, бабушка Раиса Ивановна казалась чиновникам слишком дряхлой, а дядя слыл просто алкоголиком.

Весной дело чуть не дошло до суда об окончательном оформлении государственной опеки над Женей. Ему грозила пожизненная ссылка в психинтернат сначала детский, а потом и взрослый. Но по счастливой случайности отец Жени увидел репортаж о его злоключениях по телевизору. Он тут же приехал из ростовской глубинки, явился в суд, и спор между бабушкой и управой разрешился сам собой. Одномоментно мальчик обрел отца и наконец-то покинул стены психинтерната.

Его радости не было конца. Учебный год к тому времени подошел к концу. За время летних каникул мальчик немного оправился от тех ужасов, которые ему пришлось пережить в «домах скорби», сами собой стали исчезать побочные действия психотропных препаратов, которыми мальчика кормили в интернате. Он опять стал нормальным ребенком, который ждал встречи со школой. Но не тут-то было.

В канун первого сентября выяснилось, что руководство школы передало личное дело ученика шестого класса Жени Логинова чиновникам отдела опеки пресловутой управы «Донская». Там нам пояснили, что теперь у мальчика два пути - либо продолжать учиться по месту жительства отца, коль скоро суд закрепил за ним право на дальнейшее воспитание ребенка, либо отправляться в незабвенный психинтернат. Тот факт, что первого сентября мальчик не пошел в школу, должен беспокоить только его родителя. А если отец не поторопится увезти свое чадо в ростовскую деревню Царевщина или, наоборот, перебраться к сыну в Москву, то придется заново начинать процедуру лишения его родительских прав.

Получается, что управа опять не виновата в бедах маленького москвича. Забирая его в середине учебного года в психинтернат, чиновники «хотели, как лучше». Говорили: «Мы действуем исключительно в рамках закона и в интересах ребенка». Теперь, выходит, что нерадивый отец во всем виноват. А не проще ли было бы оставить ребенка расти в привычной среде, с бабушкой и дядей? В ответ на этот вопрос сотрудница отдела опеки Татьяна Яковлевна (свою фамилию назвать она не пожелала) опять обозвала мальчишку недоразвитым олигофреном.

По словам психиатра и консультанта по проблемам обучения Софьи Мингазовой, гиперактивность или, наоборот, недоразвитость сегодня можно обнаружить практически у каждого ребенка. «Если школьник неусидчив и невнимателен на уроках, - говорит Софья, - это вовсе не означает, что его надо тащить к врачу. Практика показывает, что в большинстве случаев причиной неусидчивости и неуспеваемости является неумение преподавателей объяснить материал и заинтересовать им детей. «Лечить» надо педагогов. В случае Жени Логинова речь идет о мечтательности и фантазерстве. Но так это же хорошо. Большинство сегодняшних детей вообще ни о чем не мечтают, кроме компьютерных игр и домиков для Барби».

Что касается заключений медико-педагогических комиссий, то исследования независимых психиатров ставят их под большое сомнение. Так, в начале 90-х годов международная организация «Хьюман райтс уотч» в ходе мониторинга установила, что от 30 до 60 процентов поставленных подобными комиссиями диагнозов являются необоснованными. Где же гарантии того, что Женя Логинов не попал в число ложно олигофрененных детей. Сотрудники отдела опеки, видно, никогда себе такого вопроса не задавали и своих собственных детей к психиатрам никогда не водили.

По официальной статистике Минздрава, в России насчитывается около миллиона детей, страдающих психическими расстройствами той или иной степени. Причем число больных детей ежегодно увеличивается. В начале 90-х годов, например, первично обратились к психиатру 129 тысяч детей до 14 лет, а в конце десятилетия таких было уже 160 тысяч. Число детей, которым поставили психиатрические диагнозы, также выросло. Если в 1994 году было выявлено 28700 умственно отсталых малышей, то в 1999 году их насчитывалось уже 33400. Число детей-шизофреников увеличилось с 500 до 600. Психозы наблюдались у 3600 детей в конце 90-х годов против 2600 в середине десятилетия. И что самое страшное, изменилось процентное соотношение детей, находящихся на диспансерном учете и на стационарном лечении. В 1989 году это соотношение составляло 81 % и 19% соответственно, тогда как в 2000 году под наблюдением остались лишь 48% детей, а 52% проходили лечение в больницах и интернатах.

О чем говорят эти цифры? Молодое население страны дуреет год от года? Но вроде не с чего сходить с ума. Психиатры утверждают, что обострение психических расстройств происходит в тяжелые времена, в моменты кризисов экономических и политических. Но если сравнивать начало и конец 90-х годов, то жизнь-то, как говорится, налаживается. Выходит, что психиатры плохо лечат и отвратительно проводят профилактику. И при этом слишком резво ставят диагнозы. Случай Жени Логинова яркий тому пример.

 

Свобода слова и информации

 

2 сентября Лефортовский межмуниципальный суд столицы отказался освободить из-под стражи российского ученого И. Сутягина, обвиняемого в государственной измене.

Газета, № 161. Ольга Рощина. Статья. "Все, до встречи!"

Лефортовский межмуниципальный суд столицы в понедельник отказался освободить из-под стражи российского ученого Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене. Тем самым было признано законным решение генпрокурора Владимира Устинова, продлившего Сутягину срок следствия и содержания под стражей до 8 сентября.

С жалобой на решение генпрокурора в районный суд обратились сам обвиняемый и его адвокат Владимир Васильцов.

Прокуратура, видимо, была настолько уверена в решении, что даже не прислала на заседание своего представителя, который, как сообщила судья Галина Кузнецова, находится в отпуске.

Слушание длилось около часа. Выступивший адвокат Васильцов утверждал, что следствие "формально" перечислило основания для дальнейшего содержания Сутягина под стражей и никак их не подтвердило документально. Так, по мнению защитника, ничем не были аргументированы доводы о том, что Сутягин, находясь на свободе, может помешать установлению истины по делу или продолжит заниматься преступной деятельностью. Защитник заявил, что "тяжесть предъявленного ученому обвинения, на которое ссылались компетентные органы, сама по себе не может служить основанием для дальнейшего содержания" Сутягина под стражей.

В своем обращении к суду обвиняемый подчеркнул, что никому не собирается чинить какие-либо препятствия. Более того, по его словам, сами представители следствия препятствуют установлению истины, отказываясь учесть его пояснения.

Заслушав другие доводы обвиняемого и его адвоката, судья удалился для вынесения решения. Тем временем в разговоре с корреспондентом "ГАЗЕТЫ" Васильцов признал, что не особенно рассчитывает на положительное решение суда.

Для того чтобы огласить вердикт, судье потребовалось всего несколько минут. Вскоре из зала в сопровождении конвоя показался обвиняемый, который бодро кивнул журналистам: "Все, до встречи!"

Адвокат зачитал журналистам (прессу не пустили на оглашение приговора) "весьма скромную мотивировку решения суда". Оно гласило, что срок следствия и содержания под стражей ученому был продлен "с учетом данных о его личности", "особой сложности дела" и "особой тяжести предъявленного Сутягину обвинения" и, следовательно, является законным.

Васильцов сообщил, что его подзащитный поручил ему обжаловать решение Лефортовского суда в вышестоящей инстанции - Мосгорсуде. "На протяжении более чем двух с половиной лет защита сталкивается с аналогичными решениями судов различной инстанции, в которых доводы адвокатов ничем не опровергаются, а суды отделываются такими же витиеватыми формулировками, как сегодня", - сказал адвокат.

"Мы приводим доводы, а ответ один: Сутягин обвиняется по тяжкой статье - пусть сидит. Суды даже не пытаются разбить доводы защиты", - отметил Васильцов.

Уголовное дело бывшего заведующего сектором военно-технической и военно-экономической политики отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады Российской академии наук Игоря Сутягина рассматривалось в Калужском областном суде с декабря 2000 года. 27 декабря 2001 года суд направил дело на доследование, придя к выводу, что в ходе предварительного следствия были допущены "существенные нарушения Уголовно-процессуального кодекса".

В настоящее время, как сообщил "ГАЗЕТЕ" Васильцов, доследование завершено. Его проводило следственное управление ФСБ РФ. Сутягин и его адвокаты приступили к ознакомлению с материалами дела.

По мнению Васильцова, хотя суть предъявленного и осталась прежней, тем не менее "пунктов обвинения стало намного меньше".

ФСБ обвиняет Сутягина в том, что он передал сведения, составляющие государственную тайну, представителям британской консалтинговой фирмы "Альтернатив Фьючерс". Данная организация, по данным ФСБ, не имела никакого отношения к научной деятельности, а являлась "крышей" для разведки США. По данным следствия, Сутягин был завербован в мае 1998 года в Лондоне. За переданную информацию он получил в общей сложности 25 тысяч долларов США.

Сам Сутягин не признает своей вины. По его словам, переданные им сведения он почерпнул из открытых источников - газет и журналов. Сейчас он содержится под стражей в московском следственном изоляторе "Лефортово".

 

Экология и права человека

 

Экологические проблемы Москвы и Подмосковья.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 158.  Александр Плиско. Статья. Виктор Егерев: России нужен экологический кодекс.

В развитых странах давно поняли, что не следует жалеть   денег на защиту   природы. В России процесс, похоже, идет в совершенно иную сторону. Очередное подтверждение тому - решение Верховного суда РФ, который   отклонил кассационную жалобу Министерства финансов России с просьбой оставить в силе ранее действовавший порядок определения суммы выплаты и предельных ее размеров за загрязнение окружающей среды. Как это отразится на экологической обстановке в стране и в Подмосковье, мы беседуем с заместителем председателя Московской областной Думы Виктором ЕГЕРЕВЫМ.

…- Виктор Альбертович, большинство проблем, о которых вы говорили, должны решатся на федеральном уровне, а что можно сделать на уровне области? Наверное, все зависит от финансовых возможностей региона?

Скорее, все-таки от общей идеологии. Хотя Дума приняла более 100 экологических законов, но они фрагментарны, не связаны в единую систему. Даже программа "Экология Подмосковья" - это набор многочисленных мероприятий для решения отдельных небольших проблем. На ее реализацию на 2002 год отпущено около 92 млн. рублей. Эти небольшие средства "размазаны" по 150 объектам, в среднем на каждый приходится 600 тыс. рублей. По сути, деньги растрачиваются впустую, поскольку ни один из объектов не вводится в действие. Но основная проблема современной финансовой политики в сфере экологии в том, что целевые деньги расходуются для решения иных задач. Например, в 2002 году выросли платежи за пользование водными объектами: в областной бюджет поступило 220 млн. рублей, вместо запланированных 33 млн. рублей. Эти дополнительные средства не были вложены в воспроизводство и охрану водных объектов. А ведь если не проводить охранные мероприятия, не произвести переоценку подземных вод и не перейти на новые участки, то Московская область останется без воды. Если не заниматься экологией, то в ближайшем будущем глоток чистой воды станет желаннее, нежели все "блага цивилизации", вместе взятые.

- И все же, что можно сделать на уровне субъекта РФ для стабилизации экологической ситуации, не дожидаясь улучшения федеральных законов?

- Нужно, как я уже говорил, определиться, что нужно региону, учитывая его специфику и перспективы социально-экономического развития. Это можно сделать в процессе подготовки основного экологического закона Московской области. Это тяжелая работа, требующая большой подготовки, но ее откладывать нельзя. Наша территория предельно урбанизирована, насыщена промышленными предприятиями, с высокой плотностью населения территория. Поэтому в первую очередь мы должны думать о людях, которые живут на этой территории, об их здоровье и улучшении среды обитания. Это должно стать краеугольным камнем, основой идеологии при создании системы экологической безопасности региона. Так же нужен целый ряд природоресурсных законов. Например, мы должны внести изменения в закон о недрах и недропользовании, чтобы привести его в соответствие с федеральным законом, ужесточив те нормы, которые требуются Московской области в силу ее специфики.

- Впечатляющий объем работы. Кто его осилит?

- Вполне возможно, что нужно будет создавать межведомственную структуру. Главное, начинаем ведь не с нуля. Нормы ПДК в стране есть, кстати, во многом более жесткие, чем на Западе. Есть нормы оценки воздействия на окружающую среду, так что первичная нормативная база, пусть и несовершенная, имеется. Конечно, ситуация осложнилась разрушением системы сбора информации. Когда-то экологический контроль был на каждом предприятии. Сегодня они освобождены Госкомстатом от необходимости собирать и обрабатывать экологическую информацию. Но существуют органы по управлению природными ресурсами и обеспечению благоприятного экологического состояния как на уровне области, так и на уровне муниципальных образований. Поскольку сегодня нет Госкомэкологии, нужно создать группу собственных аналитиков, которые будут собирать, обрабатывать информацию и давать свои рекомендации органам власти субъекта федерации. На основании этой информации должна даваться оценка состояния окружающей среды по области и тогда уже приниматься управленческие решение.

- С чем связано, что Московской областной Думе вновь пришлось вернуться к Закону Московской области "Об отходах производства и потребления в Московской области", принятому депутатами прошлого созыва?

- Правовые отношения в сфере обращения с отходами производства и потребления в Московской области регулирует Закон Московской области от 8 ноября 2001 года N 171/2001-03 "Об отходах производства и потребления в Московской области". Для Подмосковья, на территории которого размещаются отходы производства и потребления г. Москвы, этот закон жизненно необходим. Действующая редакция закона почему-то предусмотрела взимание платы за размещение отходов с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по месту их регистрации. Возникла парадоксальная ситуация - юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, работающие в г. Москве, размещая отходы производства и потребления на территории Московской области, оказывая вредное воздействие на здоровье жителей и экологию Подмосковья, осуществляет платежи в бюджет столицы. Подобное противоречие необходимо было устранить. Что и было сделано 3 июля 2002 года на очередном заседании Московской областной Думы. Принят соответствующий закон и направлен на утверждение губернатору Московской области Б.В. Громову. Порядок формирования и утверждения тарифов за оказание услуг по размещению отходов определяются правительством Московской области. Этот платеж будет перечисляться в бюджет следующим образом: 19 % в федеральный бюджет, 81 % в бюджет Московской области, из которых 67 % поступят в бюджеты муниципальных образований, где непосредственно размещены полигоны. Правильное решение, но все-таки локальное. Без федеральных законов все равно не обойтись. …

 

Объявить Воробьевы горы экологическим заповедником и запретить в этом районе строительство многоэтажных элитных жилых домов предлагают сотрудники московских территориальных общественных самоуправлений, геологи и экологи. Несмотря на то, что проект строительства имеет отрицательное заключение Москомприроды и отсутствует геологическая экспертиза, строительство считается в московском правительстве «утвержденным».

Кирилл Волянский. Статья. Ползущие вместе. Время новостей, № 156

Объявить Воробьевы горы экологическим заповедником и запретить в этом районе строительство предлагают сотрудники местных территориальных общественных самоуправлений, геологи и экологи. «Воробьевы горы -- один из самых опасных оползневых районов Москвы, -- заявил на прошедшей вчера пресс-конференции в Институте прессы советник районного собрания «Гагаринский» Петр Василенко. -- Это зона геологического риска. Любое крупномасштабное строительство может стимулировать развитие оползневых процессов».

Это не первая попытка объявить этот район Москвы зоной отдыха. Например, в пик увлечения горнолыжным спортом предлагалось построить здесь горнолыжную трассу. На этот раз представители управы Гагаринского района взялись защищать свою территорию от наплыва новых жильцов и от вреда, который нанесут новостройки старому жилью.

В непосредственной близости от природного заказника «Воробьевы горы» планируется строительство многоэтажных элитных жилых домов -- непосредственно внутри жилого квартала со сложившейся застройкой, во дворе домов №7, 9 и 11 по улице Косыгина, рядом с гостиницей «Орленок». При реализации проекта у близлежащих домов отнимут детские и спортивные площадки, уничтожат практически все зеленые насаждения внутри квартала, чтобы освободить место под строительство. Но самое главное, что из-за геологических особенностей района могут «поплыть» соседние дома. «Под новые фундаменты предполагается вырыть котлован до отметки 1,5--2 метра ниже уровня грунтовых вод, а потом производить откачку, -- пояснил Петр Василенко. -- Это всегда приводит к вымыванию песка из-под фундамента соседних домов». По словам советника районного собрания «Гагаринский», существует еще одна опасность. Планируется строительство подземного двухуровневого гаража, который станет плотиной, препятствующей грунтовым водам. В этом случае, по мнению г-на Василенко, грунтовые воды могут объединиться в течение с подземной речкой Кровянкой, протекающей в этой части района, и серьезно повредить старые фундаменты. И старые, и новые дома тогда вместе поползут к Москве-реке.

Заказчиком строительства выступает Институт химфизики. Более 10 лет назад эта территория была зарезервирована учеными под строительство лабораторных корпусов. Но затем появились другие планы и вместе с ними многообещающие инвесторы в лице строительных компаний. И несмотря на то, что проект имеет отрицательное заключение Москомприроды, отсутствует геологическая экспертиза, строительство считается в московском правительстве «утвержденным».

 

Елена Субботина. Статья. Если не баня, то хотя бы дом. Время МН, № 152

Воробьевым горам покой только снится: на сей раз тут затевают строительство четырех многоэтажных домов. Проект, как водится, предписанных законом процедур согласования не проходил.

Вообще-то нового тут ничего нет: с намерениями приспособить ближайший к центру города естественный лес к бизнесу московское руководство носится уж лет 10, с тех пор, как одобрение градостроительного совета при главном архитекторе Москвы (!) получили предложения застроить склоны коттеджами, банями, массажными кабинетами, et cetera. Затем наблюдались попытки усеять горы аттракционами, харчевнями, гостиницами... да много чего тут было! Всякий раз коммерсантов и чутких к их пожеланиям чиновников останавливала либо Москомприрода (царствие ей небесное), либо суд, отменявший постановления столичного правительства как незаконные.

Прошлой осенью стараниями строительного комплекса Москвы горы заметно полысели: лесоповал стал началом грандиозного устройства горнолыжных трасс. Тут самое время напомнить, что Воробьевы горы — не только памятник природы, где любая хозяйственная деятельность запрещена законом, но и оползневой склон. По мнению геологов (оно прописано в заключении ГУП "Геоцентр-Москва"), "в целом территория является неустойчивой, строительство каких-либо инженерных объектов и сооружений не рекомендуется". Не случайно в свое время был закрыт фуникулер возле метромоста, а сам метромост потребовал гигантской реконструкции.

Теперь новая напасть — на пересечении улиц Косыгина и Зелинского городские начальники хотят видеть несколько огромных домов. Ну и что из того, что склон ползет? Что придется лишить местных жителей детских и спортивных площадок? Что рощица взрослых деревьев и целый лес кустов исчезнут, словно мираж в пустыне? Важно построить и продать — место-то вон какое престижное! Сам президент голосует в этом околотке!

Депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев, советники управы района Гагаринский и инициативная группа граждан стоят на ушах, но реально повлиять на ход событий им пока не удалось, о чем они и сообщили вчера журналистам. Постановлением правительства Москвы от 6 ноября 2001 года стройке дан зеленый свет. Там, кстати, упомянут еще и подземный гараж на полтысячи машин, для сооружения коего потребуется вырыть глубокий котлован. Жители в ужасе: по стенам у них трещины, в подвалах с незапамятных времен колышется вода, а асфальт вокруг их домов давно лежит волнами.

По сведениям депутата Д.Катаева, заказчиком строительства является Институт химической физики РАН. Это удивительное явление объясняется легко: вожделенная площадка когда-то резервировалась под строительство лабораторного корпуса "химфизики". Ясно, что бедная, как церковная мышь, научная организация не может быть реальным заказчиком элитного строительства, ей просто отведена роль ширмы. Этот пассаж с юмором прокомментировал бывший посол России во Франции, академик Юрий Рыжов, входящий в инициативную группу местных жителей: нуждающихся в жилье сотрудников Института химфизики никак не больше сотни, а квартир в будущих домах — тысячи. Стало быть, известный принцип "один рябчик — одна лошадь" соблюден.

А как же те, кто купит дорогое жилье? Они, поди, и не догадываются, что почва здесь зыбкая и однажды они могут проснуться не на горке, а под горкой? На это академик заметил, что неважно, куда упадут стулья, — важно, чтобы деньги были вперед.

 

Газета, № 162

Мария Железнова. Статья. Черный слив. Стр. 3

Правительство Москвы одобрило вчера концепцию закона об ответственности за загрязнение окружающей среды. Он гораздо жестче аналогичных федеральных законов и предусматривает увеличение штрафов за небрежное отношение к окружающей среде, разрешает инспекторам приостанавливать деятельность «грязных» предприятий и вводит наказание за мойку машин в неположенном месте.

Полностью закон называется «О государственном экологическом контроле и об административной ответственности за правонарушения в сфере охраны окружающей среды». Как пояснил глава столичного департамента природопользования Леонид Бочин, его жесткость оправдана «повышенными антропогенными и техногенными нагрузками на природные комплексы города». Поэтому разработчики настаивают на том, чтобы штрафы за нарушение экологического законодательства в Москве были выше общероссийских.

Так, например, за загрязнение московской воды с граждан будут брать 2000—2500 рублей, штраф для организаций составит 100—500 тысяч рублей (федеральный штраф в 10 раз меньше). За сброс снега в неположенном месте (включая несанкционированный сброс в водоем) Москва предлагает штрафовать водителя на 1000—2000 рублей, а его работодателя на 5000—15 000 рублей. Помывших машину на берегу реки или озера в пределах города будут наказывать штрафом в 1500—2500 рублей. По словам Бочина, в федеральном законе аналогичные статьи отсутствуют. Закон защищает и живую природу. Например, за разорение гнезд на охраняемых природных территориях полагается штраф от 500 до 2000 рублей. Торговля растениями и животными, занесенными в Красную книгу Москвы (например, первоцветами), грозит 2000—2500 рублями штрафа. Законопроект вызвал неоднозначную реакцию членов московского правительства. Вероятно, их несколько напугала его суровость: особенно тот пункт, в котором говорится о праве уполномоченного инспектора приостанавливать хозяйственную деятельность предприятия, наносящего вред окружающей среде. Выступающие отметили, что в законопроекте не прописан механизм деятельности карающего инспектора и основания, по которым он может закрывать предприятие. К тому же, как заметила депутат Мосгордумы Вера Святенко, закон «забыл» про загрязнение атмосферы. В законе не нашлось места и недавно созданной в Москве экологической милиции. На заседании решили отправить закон на доработку, а через две недели его новый вариант рассмотрит Мосгордума.

 

Основные социальные и трудовые права

 

Российская газета, № 159п

Любовь Пятилетова. Статья. Снимают со счетчика. Стр. 3

ОКОЛО 70 тысяч жителей Замоскворечья, Аэропорта, Павелецкого, Савеловского, Бегового, Хорошевского, Пресненского и Тверского районов Центрального административного округа столицы уже нашли в почтовых ящиках увесистый пакет от АО "Мосэнерго". В нем 13 извещений на оплату электроэнергии - по числу месяцев в году и одно "на всякий случай". Горожане, например, с изумлением узнают, что на счетчик теперь они могут и не заглядывать. Все цифры - сколько, к примеру, они сожгут электричества в феврале будущего года, и сколько за это заплатят, уже проставлены. Как заявил зам. генерального директора АО "Мосэнерго" Виталий Кузьмин, пока это лишь эксперимент по введению в столице новой системы расчетов. В целом же по городу ее планируется ввести до конца этого года, а в мае 2003 года обещают снять "со счетчика" и жителей Московской области. Как выяснилось, энергетики посчитали расход электричества в среднем за каждый месяц двух последних лет. Получив счета на год вперед, первыми заволновались ветераны. "Льготы всех, кто имеет на них право, учитываются автоматически, - заверил зам. управляющего энергосбытом АО "Мосэнерго" Владимир Борисов. Но вопросов у москвичей не убывает. А если человек уедет в командировку? А другой наоборот: купил мощный кондиционер, установил ванну джакузи, словом, расход электроэнергии стал в два раза больше. И что, платить по-прежнему в среднем "по колхозу"? Понятно, что внедрение новой системы руководство Мосэнерго объясняет прежде всего заботой о горожанах. Дескать, теперь им не надо будет ни квитанций заполнять, ни считать самим столбиком, сколько заплатить в кассу.

Правда, Владимир Борисов не скрывает, что еще большая заинтересованность у самого АО. Ведь, по данным Мосэнерго, всего 35 процентов жителей столицы платят за свет, как и положено, ежемесячно. Остальные - кому как Бог на душу положит. Одни - раз в квартал, другие вообще раз в год, третьи пишут на глазок 100 киловатт... Материальные потери энергетиков от этого - примерно 250 миллионов рублей в год. Вот чтобы залатать эту брешь, и намерены они с помощью новой системы взять "под колпак" каждого москвича. В любой московской квартире теперь может раздаться телефонный звонок: "А почему вы, Иван Иванович, заплатили за июль всего 20 рублей вместо положенных 80?" Увы! Начиная эксперимент, энергетики не сочли нужным даже поставить в известность о нем правительство Москвы и региональную энергетическую комиссию. "Новая схема взаиморасчетов незаконна, - заявил первый зам. председателя РЭК Владимир Мохов. - Москвичей заставляют расплачиваться вперед, то есть фактически кредитовать энергетиков, причем беспроцентным кредитом". "Ни штрафовать горожан, ни брать с них пени, если они откажутся платить по новой системе, не имеют права", - добавил корреспонденту "РГ" вице-мэр Валерий Шанцев.

Честно говоря, лично меня больше всего страшит то, что, прислав оптом пакет извещений на год вперед, потом, если обнаружится, там какая-то ошибка, нас загоняют по очередям. Хотя пока и уверяют, что все возникшие вопросы можно выяснить по телефону - именно для этого организована "горячая линия". Но это сейчас, пока эксперимент... А когда все устаканится? Смогут ли, например, те москвичи, которые не желают экспериментировать, продолжать и дальше платить по счетчику? По "горячей линии", например, заявили: "С нового года оплату по другим квитанциям уже не будут принимать". В тоне операторов явно начинает звенеть металл. А там, глядишь, и провода отрежут, пока мы будем доказывать, что в расчеты поставщиков энергии вкралась ошибка.

Уважаемые читатели! У вас тоже есть вопросы по новой системе оплаты за электричество? Задайте их по телефонам "горячей линии" Мосэнерго: 957-14-77, 957-14-78 или в "РГ" по телефону: 257-58-77.

 

Попрошайничество в Москве  — это организованный бизнес. Но все упирается в законодательство. Пока не предусмотрено никакого наказания за попрошайничество — сделать ничего нельзя.

 Время МН, № 152. Евгения Обухова. Статья. Жалость обогащает.

В приемник-распределитель N 2 столичного ГУВД недавно доставили с Комсомольской площади уроженку Украины 1965 года рождения. Дама сообщила, что в 2001 году приехала в Москву в поисках работы.

Не найдя более достойного занятия, стала попрошайничать на Комсомольской площади и на станциях метро кольцевой линии. При себе на момент задержания имела две тележки и пять больших сумок со всеми своими пожитками. Простояв неделю с протянутой рукой, получила 11790 рублей, 300 американских долларов и 2 кг мелочи. Дальнейшие ее планы — попрошайничать.

Это типичный случай, задокументированный по просьбе руководства ГУВД. Еще 15 лет назад такая ситуация была немыслима, сегодня же нищие заполонили все людные места, особенно в столице. Что мы знаем о них и что можем с этим поделать? Похоже, ответ на оба вопроса один: ничего.

Кто просит милостыню? Бывает, что и профессор

Точных сведений о нищих нет ни у кого. Правоохранительные органы занимаются побирушками вкупе с бомжами и только в том случае, если есть нарушения паспортно-визового режима. Отсюда статистика: большинство попрошаек — уроженцы бывших советских республик. Украина, Молдавия, Таджикистан исправно поставляют в столицу собирателей подаяния. В пресс-службе МУРа говорят, что чаще всего это мигранты, цыгане из Молдовы и Средней Азии, целые таборы которых живут исключительно попрошайничеством. В Комитете социальной защиты населения Москвы рассказывают о привычной практике граждан Узбекистана и Таджикистана: летом околачиваются в столице целыми семьями, потом переводят рублевую милостыню в доллары и уезжают зимовать к себе.

Милиции общественной безопасности (она непосредственно работает с попрошайками) примелькались жители сопредельных областей — рязанцы, владимирцы, туляки приезжают в Первопрестольную, чтобы собирать бутылки и давить на жалость москвичей.

Однако было бы заблуждением полагать, что жители столицы чураются древнего промысла. В Управлении обеспечения общественного порядка (УООП) ГУВД Москвы не забыли пожилую даму, сотрудницу одной из московских больниц, которая каждый вечер клянчила у гостиницы "Националь". Постоянные конфликты с местной милицией настолько ее раздосадовали, что она в конце концов обратилась к руководству ГУВД с просьбой повлиять на стражей порядка, чтобы они не чинили ей препятствий в сборе подаяния. Под свободную от основной работы деятельность эта особа подводила прочную базу: у сестры большая семья, есть несовершеннолетние дети-инвалиды, которых надо ставить на ноги. Женщина даже приезжала в само ГУВД — показать свои боевые награды.

— Все же нужна особая психология, чтобы встать с протянутой рукой, — уверен замначальника УООП ГУВД г. Москвы Владимир Коцарев. — Попрошайничать не всякий пойдет. Многие попрошайки и бомжи — это люди трудоспособного возраста, отмечает замначальника УООП. — У нас в приемник однажды угодил профессор, который не мог подыскать работу. Это тоже надо понять: не все в состоянии сориентироваться в рыночных условиях.

Кроме того, работники ГУВД по своей каждодневной работе с потерпевшими знают: в жизни бывает всякое, и некоторые граждане действительно вынуждены уповать на милость ближнего, чтобы собрать деньги на дорогу или лечение.

Однако есть и совершенно противоположный взгляд на проблему.

Честно или нет — вот в чем вопрос

— Все попрошайки, которые находятся на улицах Москвы, — профессионалы, которые таким образом зарабатывают деньги, — убежден замначальника отдела стационарных учреждений Комитета социальной защиты населения Москвы Андрей Пентюхов. Это убеждение основано в первую очередь на его личном опыте:

— Каждый день в переходе возле Дома книги на Новом Арбате я вижу, как просят милостыню одни и те же бабульки и один и тот же инвалид с палкой. Причем одну из бабушек в будни вижу здесь, а в выходные — в Коломенском у храма. По моему мнению, совершенно точно, что все "нищие" взяты под контроль; об этом были сюжеты и в газетах, и по телевидению, когда корреспондент переодевался попрошайкой, и тут же к нему подходили неизвестные лица, говорили, что это место занято, а если хочешь тут работать, надо договориться с тем-то и с тем-то. Почему мы покупаем приезжим инвалидам-попрошайкам билеты и сопровождаем их до поезда? Потому что очень часто их обманным путем привозят в Москву (в основном этим занимаются цыгане), отбирают паспорта и заставляют попрошайничать. Сами инвалиды рады, когда их забирают с улицы и отправляют домой.

В качестве примера Андрей Владимирович приводит такой случай: в центр социальной адаптации "Филимонки", основной приемный пункт для всех поступающих со столичных улиц калек, обращались граждане (по всем внешним признакам цыгане) и предлагали администрации взятки в несколько сотен долларов за то, чтобы вернуть им инвалида-колясочника.

Однако о том, что попрошайничество — это организованный бизнес, в правоохранительных органах прямо не говорят. В МВД и в НИИ МВД объясняют, что этой проблемой никто не занимается.

— У нас нет информации, что взрослые нищие, в том числе инвалиды, просят подаяние под давлением каких-то лиц или отдают им выручку, — говорит замначальника Управления по обеспечению общественного порядка ГУВД г. Москвы Владимир Коцарев.

При этом сами работники правоохранительных органов не отрицают, что за нищими могут стоять некие теневые структуры.

— В начале 1990-х годов Москва наполнилась нищими. Тогда правоохранительные органы стали искать пути решения проблемы, — углубляется в историю замначальника Управления информации ГУВД г. Москвы Кирилл Мазурин. — Стали выяснять, кто же на самом деле просит милостыню под видом раненых в Афганистане или Чечне, и узнали, что многие из них никакого отношения к военным действиям никогда не имели. Были задействованы оперативные группы, которые документировали, в том числе на видеопленку, действия нищих. Стало ясно, что деньги у них не остаются, а идут дальше по цепочке. Об этом рассказали в разных СМИ, и в результате подавать нищим стали гораздо меньше.

Никто из тех, кто принуждает калек, древних старцев и малых детей христарадничать, а потом обирает, за свои действия не ответил. Да и за что можно судить их? За похищение или вымогательство? Но показаний на своих "хозяев" ни один нищий не даст. На случай, если милиция фиксирует передачу денег по цепочке от попрошайки к стоящим за ним лицам, всегда есть дежурная легенда насчет возвращения долга. Выходит, что состав преступления отсутствует.

Ни кнута, ни пряника

Как считают в ГУВД, своеобразным "стимулом" для попрошаек являются пробелы в действующих законодательных актах. В УК статьи за попрошайничество нет. Не предусмотрено наказание и в Административном кодексе. Как объясняет Владимир Коцарев, теоретически любой человек может встать где захочет с протянутой рукой, и ему за это — если нет других нарушений — ничего не грозит. Но, как правило, такие нарушения есть. Привлечь к ответственности попрошаек можно, только если они: а) нарушают паспортно-визовый режим, то есть обитают в Москве без прописки и б) заставляют попрошайничать детей и подростков. Последнее — уже уголовная статья (ст. 151 УК РФ — систематическое вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественные действия), причем если ребенка заставляет попрошайничать его опекун или родитель, то наказание будет более строгим. Но поскольку статья предусматривает именно систематические действия, за 2002 год московскому ГУВД удалось привлечь к ответственности лишь 52 человека, а уголовные дела завести и вовсе только на девятерых.

Накладывается на это и чрезмерная загруженность правоохранительных органов, в том числе следователей. Например, отдел МУРа по борьбе с правонарушениями был расширен всего лишь три месяца назад, что помогло снять нагрузку и заняться наконец попрошайками. Вносит свою лепту и новый УПК, работа с которым на практике вызывает пока больше вопросов, чем ответов.

А какую меру пресечения избрать для никудышных родителей, которые посылают своих чад христарадничать? Законом предусмотрены две: подписка о невыезде или арест. Выберем первую — понятно, что попрошайничать семейство не перестанет. Выберем вторую — детей придется отправлять в детский дом (в столице малолетних попрошаек отправляют в социальные приюты, но это только для москвичей). Да и судебная перспектива дел по лишению родительских прав, скажем, матери пятерых детей, довольно слабая.

От сумы не избавиться

С 1999 года в столице проводятся специальные оперативно-профилактические мероприятия под названием "Попрошайка". Только за этот год их было уже три, "улов" составил более 16 тысяч (!) человек. 11 тысяч оказались без документов или московской регистрации, 1100 пришлось направить в больницы, более 1600 — в приемники-распределители. Такие акции ГУВД проводит вместе с Комитетом соцзащиты. Что в их силах? Оказать социальную и медицинскую помощь желающим, задержать нарушителей, восстановить документы и купить билеты тем, кто в столице на "гастролях". Кроме того, с родителями, которые посылают своих детей побираться, проводятся профилактические беседы. "Объясняем им, что это отрицательно влияет на психику ребенка, мешает его учебе и вообще нормальному развитию личности", — делится Владимир Коцарев. Неясно, правда, насколько подобные проповеди достигают цели.

С инвалидами вопрос решается так: их теперь направляют не только в центр "Филимонки", но и в окружные учреждения социальной помощи и в дома ночного пребывания. По положению, пользоваться гостеприимством можно до 6 месяцев. По сути же, говорит замначальника стационарных учреждений, они живут там годами — идти им некуда.

В конце концов все упирается в законодательство. Пока не предусмотрено никакого наказания за попрошайничество — сделать ничего нельзя.

— Когда разрабатывался Административный кодекс, ГУВД Москвы через мэрию вносило предложение ввести в него статью за попрошайничество, — говорит Владимир Коцарев. — Если бы это предложение приняли, мы могли бы привлекать за подобное деяние и точно знать, для кого это источник дохода. А штраф уменьшил бы количество желающих зарабатывать таким образом. В 2000 году Минтруд вместе с МВД подготовил законопроект о порядке помещения в центры социальной реабилитации бомжей и попрошаек. Но законопроект так и не был внесен в Думу. Таким образом, сейчас даже этот порядок законом не определен.

Короче, тем, кто беззастенчиво эксплуатирует людское сострадание, бояться нечего.

— По разным оценкам, те, кто стоит с протянутой рукой, зарабатывают от 700 до 1500 рублей в день, — говорит Андрей Пентюхов. — Что им штраф в сто рублей?

Уголовную же ответственность за попрошайничество вводить никто не будет.

Так что в этой ситуации пострадавшими мы смело можем считать самих себя. И остается нам только одно средство: не подавать. Все равно мы не сможем точно установить, на что собирает деньги этот нищий и кому они пойдут.

Как это было в старой России

Первая перепись населения 1897 года показала, что в царской России просили милостыню почти 680 тысяч человек. В это число входили странники, богомольцы, гадалки и прочие люди, жившие за счет подаяния. Подсчитано было, что "заработок" нищего в среднем составляет 25 копеек в день. Всех нищих задерживала полиция, после чего власти должны были в зависимости от причин, которые привели человека к прошению милостыни, поместить его в богадельню или на предприятия рабочим, или отдать под суд (тех, кто имеет силы работать, но предпочитает побираться), или же выписать паспорт и помочь вернуться домой.

 

Вчера Генпрокуратура России вступилась за права автовладельцев. По мнению законников, деятельность владельцев платных автостоянок на территориях столичных аэропортов — «Шереметьево», «Домодедово» и «Внуково» — незаконна точно так же, как денежные поборы на муниципальных автостоянках. А сбор дани за проезд на территорию аэровокзалов, запертую шлагбаумами, вообще ограничивает права человека.

Известия, № 155

Геннадий Анисимов, Виктория Волошина. Статья. Парадный подъезд за деньги.

— Взимание платы за проезд на территорию, прилегающую к аэропортам московского авиаузла, нарушает конституционные права граждан на свободу перемещения, — заявила вчера «Известиям» начальник управления Генеральной прокуратуры РФ Тамара Пахоменко.

Первые итоги прокурорской проверки, которая закончится в ближайшие дни, показали в общем-то очевидное для любого, кто хоть раз улетал или прилетал в столицу: территории автостоянок, арендованные коммерческими фирмами у государства, расположены таким образом, что все автовладельцы независимо от цели въезда и нахождения на территории аэропортов общего пользования вынуждены купить талончик на въезд — по-прокурорски «заключить договор на оказание услуг с взиманием платы». Бесплатны лишь первые 10 или 15 минут (в разных аэропортах по-разному), в которые, как правило, редко кто укладывается. В противном случае на пути встают автоматические либо механические шлагбаумы. После настоятельных просьб исправить ситуацию Генпрокуратура решила действовать жестко — сегодня здесь готовят исковые заявления к владельцам стоянок в аэропортах. Правда, к каким именно, Пахоменко конкретизировать отказалась «до окончания проверки».

Инициатором прокурорского интереса к столичным аэропортам стал уполномоченный по правам человека в РФ Олег Миронов. Весной этого года, прилетев из Уфы в аэропорт «Домодедово», омбудсмен неожиданно заметил, что автомобили не могут, минуя шлагбаумы, подъехать к зданию вокзала. И Миронов возмутился.

— Здесь налицо незаконное массовое нарушение прав человека, — сказала «Известиям» замна-чальника отдела Управления по восстановлению прав граждан аппарата Миронова Зинаида Нико-лайчук. — В цене авиабилета учтены сборы, которые платят авиакомпании за пользование аэропортом. А фирмы, управляющие аэропортовыми комплексами, вносят в свои расчеты расходы на содержание привокзальных площадей. Проще говоря, пассажир уже заплатил за проезд в аэропорт, а при взимании дополнительной платы за проезд автомобилей к зданию аэропорта оказывается дополнительная услуга. Ни о какой ее «добровольности» говорить не приходится. Кстати, и плата за вход в «места общего пользования» в зданиях аэровокзалов тоже включена в тарифы, а значит, никаких платных туалетов там быть не должно.

Земельные участки при столичных аэропортах «Домодедово», «Внуково» и «Шереметьево» вполне законно переданы по договорам аренды «Аэропортовому комплексу Домодедово», «Внуково-инвест», «Санэй-К» и «БРК Инвест Лимитед», считает Николайчук, но при этом нарушаются: Гражданский кодекс — «свобода договора», Конституция РФ — «свобода перемещения», закон о защите прав потребителей — «условия договора, ущемляющие права потребителей».

Как рассказал «Известиям» гендиректор ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» Сергей Беляев, в начале августа к ним действительно пришло письмо из Генпрокуратуры с вопросом: за что, дескать, деньги берете? «На самом деле мы только рады, что прокуратура России обратила внимание на эту проблему, — сказал Беляев «Известиям», — и сейчас исправляем ситуацию. 14 августа на территории 2-го терминала (международный аэропорт «Шереметьево-2») была оборудована бесплатная стоянка на 156 машино-мест. Чуть позже на территории «Шереметьево-1» открыты еще две бесплатные парковки. Одна на 30 мест — собственно на территории аэровокзала, вторая — на 80 мест, примерно в километре от здания вокзала. Владельцам платных автостоянок, которые арендуют у нас землю, поручено содержать в порядке эти территории. Кстати, время стоянки на них не ограничено. Но поймите, территория аэропорта не резиновая, и потом, новая дирекция «Шереметьева» скована ранее заключенными долгосрочными договорами. Хотя я так же, как и прокуратура, считаю, что у наших пассажиров должна быть альтернатива: платить за стоянку машины или нет».

 

Власти Климовского Дома призрения угрожают колоть старикам психотропные препараты и выселять, если они не отдадут государству свои пенсии.

Гуля Хайруллина. Статья. Бунт в богадельне. Мир новостей, № 36.

Лояльные журналисты рассказывают о четырехразовом питании, одноместных палатах, прачечной на 900 килограммов белья в сутки, о большом дружном коллективе, который, несмотря на низкую зарплату, все еще передвигается по коридорам. Нелояльные же пишут о повальных пьянках, поножовщине, воровстве... Одним словом, богатая переписка. Поэтому когда в моем телефоне раздался истошный крик: "Помогите, пенсии лишают", - то, честно говоря, несколько засомневалась: а стоит ли?

Сомнения точили все 50 километров на электричке, пока не увидела облезлые корпуса дома призрения и поняла - стоит. И вот почему: в бюджете Московской области на этот год предусмотрено истратить на реконструкцию Климовского дома-интерната для стариков три с половиной миллиона рублей. Сумма, конечно, не то чтобы очень большая, но следы, согласитесь, должны остаться. Между тем лето дожило последние дни (известно, что все нормальные люди проводят реконструкцию, когда погода тому благоприятствует), а фасад, да и все остальное, так и остался девственно чистым. То есть наоборот, грязным и запустелым.

У входа во второй корпус груда мусора: то ли остатки бюджетных средств, то ли просто свалка. В полутемном коридоре вонь и безлюдье. На втором этаже стучу в первую попавшуюся дверь.

- Кто там? - раздается ворчливое кряхтенье, и затем в прорезавшуюся щель щупает настороженный взгляд древней старушенции:

- Удостоверение покажите. Показываю. Дверь распахивается ровно настолько, чтобы моя персона могла просочиться внутрь:

- Скорее, скорее, кто еще знает, что вы здесь? - ошарашивает бабуля первым вопросом.

Происходящее дальше напоминает скорее детектив пополам с ужастиком, чем действительность процветающего российского дома престарелых: окольными путями, какими-то запустелыми коридорами, облезлыми лестницами два полуслепых старика ведут корреспондентшу в "шкеру" - потайное сборище интернатовских подпольщиков. Только вместо тайной вечери - собрание перекалеченных жизнью людей на костылях и колясках Суровая безногая старуха на коляске еще раз проверяет мои документы и только после этого начинает излагать.

Бабушка  Надеждина - местный вождь, сохранившая остатки партийной совести объединила вокруг себя группу непримиримых, главным образом таких же, как она, ветеранов труда и войны. Объясняю это подробно оттого, что население богадельни (или, как здесь говорят, "контингент") отнюдь не однородное. Много людей попали сюда после заключения. Отсюда, собственно, и та беспробудная пьянка - топят неудавшуюся жизнь в горьком пойле. Что ж, их раскатала жестокая государственная машина, но те, кто собрался сейчас вокруг, отнюдь не из этого числа. С истрепанных, искореженных морщинами лиц глядят на меня ясные глаза людей, не утративших еще волю к жизни.

Очередная волна страстей в Климовском доме поднялась из-за пенсионной реформы. Где-то прослышали старики, что отныне государство не должно лишать за проживание в богадельне пенсии. А туг и выдавать на руки старикам начали вместо жалких 25% все 100. То-то праздник. Но не тут-то было, стали кому-то из бюрократов поперек горла эти стариковские деньги. И вышла из Министерства труда достаточно подленькая бумажка, возвращающая все на круги своя.

- Начали нас заставлять подписывать какие-то договора, даже не договор, а пустой бланк, на котором непонятно что написано, - хрипит из угла совсем уж скрюченный дедуля.

- А если не подпишешь, грозят выселять, а куда идти, ни дома нет, ни семьи, и здесь-то житья нет, так вообще на улицу подыхать гонят... - теснятся вокруг старики, похожие в этот момент как никогда на маленьких и глубоко обиженных детей.

Вдруг по команде суровой Надеждиной все смолкают и расступаются, у стены забытая всеми теребит край платка старушка:

- Вот Алевтина испугалась, подвела всех, - клеймит ее вождь. - Ей психотропный укол пообещали поставить, она и испугалась.

Алевтина, придавленная тяжелыми словами, сгибается в своей коляске совсем уж донельзя и дрожащими ладошками пытается натянуть огромные сапожищи. Не сапожищи, а ботфорты с болтающимися в них ногами-спичками: натянет один, другой уже сполз... И так, кажется, бесконечно.

- А по размеру нет?

- Нет, - шмыгает носом, совсем как нашкодивший школьник, Аля. - Или молью попорчено, или вот...

- Всю жизнь, б-ть, вкалывал, а тут гроши бл-ские и то забирают, пусть подавятся, - начинает вновь бесноваться скрюченный дед...

* * *

Вот и все. О чем еще писать? Все уже писано-переписано. Весь мир знает, что в Климовском доме-интернате кормят помоями. Как 10 лет назад, так и сейчас. Как воровали в прачечной вещи, так и воруют, как пили, так и пьют. Как воняло в коридорах, так и шибает в нос...

Впрочем, можно написать о том, что руководство дома регулярно получает высокие правительственные награды за отличную работу. Как статью лояльные журналисты напишут, так награда или премия... Еще можно написать о том, кто конкретно придумал эту бумажку из Министерства труда, по которой у стариков вновь отбирают пенсию.

Сидит на этаже сверкающего министерского здания в центре Москвы руководитель Департамента по делам ветеранов, пожилых людей и приема населения Министерства труда Надежда Евгеньевна Ускова. Она строго глядит на меня и вопросительно двигает бровью:

- Еще не удерживают? Плохо. Они должны были еще в мае отчитаться, - и дама, отчаянно цепляющаяся за бальзаковский возраст, делает пометку в блокнотике.

- Девушка, ну вы же понимаете, что по закону мы не имеем права выселить их на улицу, ну мы их это, просто так, пугаем немножко... - снисходит правительственная мадам до объяснений. - Понимаете, это неправильный закон, не нужно отдавать им пенсию на руки полностью. 25% вполне хватит... Там ошибка вышла, мы это скоро исправим... А так у них там все хорошо, жизнь, между нами, вполне приличная... Из-за чего шум? Не понимаю...

Все. Теперь точно писать не о чем. Когда я вышла из кабинета этой сытой дамы, жить действительно было хорошо. Хоть завтра в петлю!

 

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека

 

23 августа в Таганском межмуниципальном суде Москвы начались слушания по иску политического движения "Либеральная Россия" к Министерству юстиции, которое чуть больше месяца назад отказалось официально зарегистрировать одноименную партию.

Анастасия Корня, Дмитрий Чернов. Статья. На красный свет. Время МН, № 150, 24 августа

Вчера Таганский межмуниципальный суд отклонил иск партии "Либеральная Россия" к Минюсту РФ.

Напомним, что в июле Минюст усмотрел в уставе "Либеральной России" ряд нарушений: в частности, по мнению представителей ведомства, в 23 пунктах базового документа будущей партии содержатся несоответствия федеральному законодательству. Лидеров "Либеральной России" это решение возмутило: они утверждают, что их устав во многом повторяет уставы уже зарегистрированных партий, в том числе "Единой России" и "Народной партии". Однако Минюст отказался предоставить эти документы, сославшись на то, что, дескать, этого делать нельзя без согласия соответствующих партийных структур. Лидеры "Либеральной России" Виктор Похмелкин и Сергей Юшенков также усмотрели в этом нарушение закона - ведь регистрационные документы любой партии являются общедоступными для граждан. Собственно, эта несправедливость и стала поводом для иска в суд с требованием привлечь к уголовной ответственности чиновников Минюста по статьям, касающимся нарушения прав граждан в зависимости от их убеждений, а также из-за отказа от предоставления информации, затрагивающей права граждан.

По словам сопредседателя "Либеральной России" Виктора Похмелкина, они обязательно обжалуют это решение.

- Мы пойдем до конца, вплоть до Европейского суда по правам человека, - заявил он газете "Время МН".

Однако в Минюсте считают, что для отказа имелись достаточно веские основания: по мнению замминистра юстиции Евгения Сидоренко, аргументы лидеров "Либеральной России" сводятся к приему - "если другие едут на красный свет, то почему мне нельзя?".

- Евгений Николаевич, о намерении судиться с вами заявили три партии из 10, получивших отказ в регистрации. Однако до суда довела дело пока только "Либеральная Россия".

- Действительно, Российская коммунистическая рабочая партия - Революционная партия коммунистов (РКРП - РПК) уже после того, как был подан иск в суд, отказалась от намерения судиться. Они просто поняли, что путь исправления неточностей гораздо быстрее, чем судебный. Ведь юридически наш отказ носит сиюминутно-временный характер. Он не абсолютен и вполне преодолим - путем учета тех замечаний, которые делает Министерство юстиции. Российская коммунистическая партия - там просто внесли в документы изменения в соответствии с нашими замечаниями. Но им это было сделать немножко проще, потому что с мы их с самого начала предупреждали, что слово "революционная" в названии партии является нежелательным. Поэтому еще на съезде возможность отказа они предусмотрели: у них было утвержденное решением съезда альтернативное название.

- Но если "Либеральной России" придется вносить изменения в устав (а его должен утверждать съезд), то вряд ли она уложиться в срок, который позволит партии принять участие в выборах 2003 года...

- Да, там процедура более длительная. Замечания, касающиеся кворума, порядка представительства, требуют существенных изменений в устав. Но в любом случае - это выбор самой партии, каким путем идти.

- Если "Либеральной России" все-таки удастся доказать в судебном порядке правомерность своих требований - значит ли это, что "Единой России" (а на идентичность уставов обеих партий делают особый упор "либеророссы") также придется вносить изменения в свой устав?

- Разумеется. Более того, мы обращали внимание представителей "Единой России" на отдельные недостатки их устава и, по имеющимся у меня данным, этот вопрос будет предметом рассмотрения на очередном съезде. Мы ведь тоже не без греха - может быть, некоторые моменты просмотрели. Но в "Либеральной России" немножко лукавят, когда говорят, что списывали свой устав с уставов других партий. Достаточно сопоставить документы, чтобы увидеть: они все-таки отличаются друг от друга. Совершенно другие формулировки, совершенно другие определения. То есть каким-то образцом они, может, и пользовались, но это был далеко не последний вариант - ведь в процессе регистрации устав тоже подвергается изменениям. Мы считаем: при том количестве недостатков, которые содержал устав "Либеральной России (а их больше 20), мы не могли его зарегистрировать. На этом основана наша позиция.

- После регистрации партий контроль Минюста за их деятельностью не прекращается?

- Это постоянная работа, она предусмотрена законом и, конечно, она будет вестись. Более того, у нас есть совместная позиция с ЦИКом: до объявления выборов - поскольку мы не можем дергать партии в ходе предвыборной кампании - мы намереваемся проверить все партии. И уставная деятельность, и численность вновь образованных партий - все это будет предметом проверок в течение этого года.

- И уже известно, с кого начнете?

- Мы составили примерный график - проверки будут носить порядок, хронологически совпадающий с очередностью регистрации партий. То есть первыми будут те партии, которые были первыми зарегистрированы. Те, которые регистрируются сейчас, - их очередь подойдет к началу следующего года. Мы этот график обнародуем, тут нет никаких секретов. Мы действуем открыто и в интересах самих партий. Я уже говорил, что наши проверки, это определенного рода аудит: после нашей проверки партия может сказать, что она легальна, чиста и все подозрения в ее легитимности необоснованны.

 

О новом московском уполномоченном по правам ребенка.

Новая газета, № 64

Елена Милашина. Статья. Настя, чиновники и Чиновник. Стр. 8

"Мне приходилось часто слышать, что уполномоченный по правам человека - это такая "роскошная изюминка" в правовом государстве. Как вишенка, которая украшает пирог. Так вот мы, омбудсмены, работаем в таких обществах, где нет даже муки, чтобы замесить этот пирог".

Альваро Хиль Роблес, комиссар по правам человека Совета Европы. Среди омбудсменов прозван Великим

Проект закона об уполномоченном по правам ребенка города Москвы готовился несколько лет. Закон был принят в октябре прошлого года, а первый омбудсмен назначен в феврале этого. Такое подозрительное совпадение с январским манифестом Путина по беспризорным и безнадзорным детям является случайным. Нам точно известно, что с самого начала кандидатура Алексея Голованя была самой реальной и для чиновников, и для депутатов Московской Думы. Чем вызвано такое доверие типичных чиновников типичному же правозащитнику? Тем более что среди представителей общественных организаций такого вот единодушия не было. Делали "понимающие" лица и предупреждали: "Любовь власти всегда подозрительна и чревата...". "Почему именно он, а не я?" - такой вопрос задавали многие уважаемые общественники.

А действительно, почему?

Если бы чиновники не решили расформировать интернат для детей-сирот, над которым шефствовали студенты МИФИ, Алексей Головань, продолжая семейную традицию, стал бы физиком. Но тогда, в 87-м, он стал строить баррикады из тумбочек, чтобы автобусы не смогли увезти детей.

"Разве же это демократия!" - горько сказал Алексей корреспонденту "Комсомолки", когда отстоять детей не удалось. Их разбросали по детдомам, педагоги стали вахтерами, нянями, лаборантами.

На следующий день после выхода газеты его вызвали прямо с занятий. Около интерната он насчитал 19 черных "Волг"; казалось, вся партийная верхушка приехала разбираться. И Алексей Головань так и не стал физиком. В 91-м с Наилем Шамсутдиновым они создали благотворительный центр "Соучастие в судьбе".

Полгода назад Алексей Иванович Головань стал уполномоченным по правам ребенка города Москвы. То есть независимым чиновником ранга московского министра.

Правовой вундеркинд

В 91-м году, когда Головань стал руководителем "Соучастия в судьбе", Насте Контобойцевой было 7 лет. Она пошла в первый класс.

Отец ушел из семьи еще до рождения Насти и медленно спивался. У матери появился сожитель. Немного позже он и заставил ее продать квартиру. Мать принесла подделанную справку о том, что Настя выписана из квартиры и прописана у бабушки. Опека, не проверяя факт выписки-прописки, дала разрешение на продажу квартиры. А мать Насти уехала вместе с сожителем в Краснодар, чтобы создать новую семью. Без Насти. Восьмилетняя девочка осталась, говоря канцелярским языком, социальной сиротой (то есть сиротой при живых родителях).

В однокомнатной квартире они жили впятером: семидесятидвухлетняя бабушка, Настя, сестра с мужем и маленьким ребенком. Поэтому из школы она прибегала сразу же после занятий, чтобы успеть выспаться. Настя спала в раскладном кресле на кухне, а уроки делала на стиральной машине в ванной. С 13 лет работала по выходным на китайском рынке у ВДНХ. Тогда она начала ходить к чиновникам и писать письма...

После девятого класса Настя ушла из школы. Теперь с семи утра до шести вечера с двумя выходными в месяц она работала у китайцев. Она продолжала ходить по инстанциям, а по вечерам писала письма...

Вот адреса, куда ходила и писала 13-летняя девочка:

- Генеральная прокуратура Российской Федерации

- Прокуратура Москвы

- Аппарат уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

- МВД России

- Комиссия по правам человека при президенте РФ

- Московская комиссия по делам несовершеннолетних при правительстве Москвы

- Международная коллегия адвокатов

- Комитет социальной защиты населения Москвы

- Совет Федерации

- Наконец, администрация президента Российской Федерации.

Ей отвечали. Только из администрации президента ей пришли четыре ответа. Содержание - как под копирку, но самое интересное, что чиновники, отвечавшие 13-летней девочке, прекрасно понимали, что много лет ведут переписку с ребенком. Так и адресовали свои отписки: Контобойцевой Насте...

О чем же Настя писала?

"Чиновники мне говорят: "Твоя мать сама подписала смертный приговор себе и своему ребенку, уйди и закрой дверь".

Мне было семь лет, и я ничего не подписывала. Мне жить негде, я не могу учиться, работать, не могу пойти к врачу, не могу ходить даже по городу, потому что меня останавливают милиционеры. А у меня нет паспорта. Когда я пришла, как мои сверстники, получать паспорт, начальник паспортного стола сказал мне: "Если нет прописки, то какая же ты гражданка России!" У меня нет прописки, бабушка отказывается прописывать меня, так как в ее квартире уже живет моя сестра с мужем и ребенком. К тому же бабушка старенькая, сильно больна и очень боится, что ее обманут.

А без паспорта меня не пускают на прием в прокуратуру, к депутатам, к чиновникам. Раньше, когда я была маленькая, меня проводили взрослые люди, к которым я обращалась на улице. Теперь я уже большая, и мне остается только писать. Но везде - будь то комитет по социальной защите или администрация президента - мне отвечают, что я не туда обращаюсь со своими просьбами.

Меня просто вычеркнули из жизни! 17 лет я хочу жить, учиться, работать! Помогите мне, пожалуйста!"

У нас есть дети-вундеркинды, которыми мы гордимся: они выигрывают в шахматы у гроссмейстеров или доказывают сложнейшие теоремы. Еще у нас есть дети, которые чуть ли не с пеленок борются за свои права. Правовые вундеркинды. Ими тоже стоит гордиться.

Впрочем, один беспомощный ответ из госструктуры заслуживает внимания. Отказав в помощи, девочке предложили очередной адрес, куда может написать.

"Одновременно сообщаем тебе, Настя, что вступил в силу Закон "Об уполномоченном по правам ребенка города Москвы", в соответствии с которым деятельность уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав, свобод и законных интересов ребенка".

Дополняет несуществующее... Хорошо отписано?

Ладно... По крайней мере, чиновники не поленились и даже дали телефон...

Настя решила: если и в этот раз ей скажут, что обратилась не по адресу, она прекратит ходить, писать и клянчить у государства защиты. С такой решимостью она пришла в мае в Московскую Думу, где временно приютился уполномоченный Головань.

...После приема у Голованя она плакала на крылечке приемной Московской Думы. Как она говорит, "от неожиданности".

Ее не выгнали, выслушали, предложили чашку чая с конфетой и сказали: нужно лишать родителей родительских прав. Причем срочно. Дело в том, что 4 сентября Насте исполнится 18 лет. Проблемы совершеннолетнего человека - исключительно его проблемы. И государство больше не обязано их решать. Все те чиновники, с которыми переписывалась Настя, понимали, знали способ, как помочь Насте. Парадокс, но иногда лучше быть сиротой. Сиротам полагается жилье, льготы при медицинском обслуживании и учебе, социальное пособие. Все это полагается от государства. И поэтому государство может переписываться с ребенком несколько лет - просто тянуть время, дожидаясь, когда ребенок станет взрослым.

Настя, когда все это услышала, только спросила:

- А паспорт сиротам полагается?

Таким образом, лишение родительских прав стало предметом первого судебного процесса уполномоченного по правам ребенка. Символично...

Убедить государство

Завертелась огромная работа. Нужно было собрать тонны документов, опросить массу свидетелей, привести их в суд, разыскать отца, найти мать, уговорить их прийти на судебное заседание. (Напомню, отец к тому времени превратился в законченного алкоголика, потихоньку спивалась и мать Насти.) В общем, нужно было доказать, что все эти годы Настя действительно не получала от родителей никакой помощи и заботы.

Все эти доказательства были необходимы для суда, управы и прокуратуры. Ведь официально установленное сиротство Насти ОБЯЗЫВАЕТ государство позаботиться о ней. Причем накануне совершеннолетия, которое бы полностью оправдало страшное чиновничье равнодушие.

Единственный (пока) адвокат службы уполномоченного Марина Родман руководила сбором информации, "брала за горло", как выразился Головань.

Пока Марина выстраивала защиту, Головань вел переговоры с управой. Показывал пятилетнюю переписку государства с ребенком. Играл на чувствах. Головань цитирует своего кумира - великого Альваро, испанского омбудсмена: "Пока есть шанс убедить государство, что ему необходимо меняться, я его использую".

...Мы с Настей так и не услышали решение судьи. Вышли на улицу - слишком сильно волновались. Хотя "самоуверенный" Головань убеждал, что "все будет хорошо", мы не верили Голованю. Я привыкла писать о чужих исковерканных судьбах, Настя - о своей.

Но все закончилось хорошо. Решение вступило в силу ровно за 12 дней до Настиного совершеннолетия. Успели.

Вот так закончилась переписка Насти с государством. Ей помогли не газеты, не телевидение, не общественные правозащитные организации. Насте помог чиновник. Мне кажется это важным. Просто легче объяснить, почему первым уполномоченным по правам ребенка должен был стать Алексей Головань...

P.S. Обращаемся к начальнику отделения милиции "Ростокино" ГУВД Москвы с огромной просьбой: прекратите бюрократические проволочки и не задерживайте выдачу паспорта Насте Контобойцевой.

P.P.S. Выражаем благодарность чиновникам Москвы за мудрое решение: Юрию Лужкову, Людмиле Швецовой, Любови Кезиной и Зинаиде Драгункиной. Также обращаемся с просьбой: обратите внимание, что первый уполномоченный по правам ребенка Москвы до сих пор не имеет помещения для своей службы. Уже семь месяцев ему приходится ютиться в помещении центра "Соучастие в судьбе" и проводить приемы в Московской городской Думе только раз в неделю, по средам. Он не может пригласить людей в свою службу и сформировать штат, так как людей просто негде посадить.

Репортаж с первого приема уполномоченного Голованя в новом учебном году читайте в ближайших номерах "Новой газеты".

 

Деятельность правозащитных организаций

 

Информ. сообщ. Первая демонстрация в защиту Грузии. Иностранец, № 31.

22 августа около десятка активистов Транснациональной радикальной партии провели на Пушкинской площади в Москве полуторачасовую манифестацию в защиту Грузии. Манифестанты держали большой транспарант с надписью "Руки прочь от Грузии!" и пурпурно-черно-белые национальные грузинские флаги. Манифестация проводилась в рамках еженедельного пикета против войны в Чечне, уже более двух лет организуемого на Пушкинской площади по четвергам активистами Комитета антивоенных действий.

Выступивший на митинге председатель Координационного комитета российских радикалов Николай Храмов констатировал, что это первая в России манифестация в защиту Грузии, "подвергающейся сейчас беспрецедентному шантажу со стороны военно-политического руководства нашей страны". По словам Храмова, хотя о несогласии с российской политикой в отношении соседней страны и ранее заявляли многие правозащитники и даже некоторые российские политики, пока ни одна из российских партий и политических организаций, кроме радикалов, не выступила в защиту Грузии.

 

Доклад Московской Хельсинкской группы "Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России" и книга Центра развития демократии и прав человека "После Дурбана: Всемирная конференция против расизма и российские НПО" были представлены 4 сентября в Москве в Институте развития прессы.

АСИ, 4 сентября 2002 г.

Статья. Московская Хельсинкская группа представила доклад по национализму и ксенофобии в России.   *

МОСКВА, 4 сентября. Доклад Московской Хельсинкской группы "Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России" и книга Центра развития демократии и прав человека "После Дурбана: Всемирная конференция против расизма и российские НПО" были представлены сегодня в Институте развития прессы. Новый доклад МХГ в рамках проекта "Сеть правозащитного мониторинга", профинансированного Европейской комиссией, подготовили сотрудники МХГ и представители Правозащитного центра "Мемориал", информационно-исследовательского центра "Панорама", правозащитной общественной организации "Бастион". По словам Татьяны Локшиной, одного из редакторов доклада, МХГ к изданию доклада подтолкнул рост межэтнической напряженности и преступлений на национальной почве в России. В сборник вошли обзоры ситуации в проблемных регионах; материалы по правовой базе в области противодействия национализму и нетерпимости, проявлениям ксенофобии в деятельности государственных структур и общественно-политической жизни, разжиганию религиозной розни и национал-радикализму. Отдельный раздел посвящен самым дискриминированным группам населения. Наиболее уязвимы, по оценке Т.Локшиной, чеченцы и турки-месхетинцы. Кроме того, МХГ отмечает в своем докладе тяжелое положение цыган и евреев. Другое издание посвящено итогам Всемирной конференции ООН против расизма (WCAR), прошедшей в августе-сентябре 2001 года в южноафриканском городе Дурбане. Эту встречу Юрий Джибладзе, президент Центра развития демократии и прав человека, считает провальной для мировой общественности и одновременно очень плодотворной для российских НПО. Провальной, поскольку отдельные группы стремились использовать конференцию в качестве трибуны для сведения политических счетов. Представители мусульманских стран потребовали осудить политику Израиля, а ряд организаций США и Африки подняли вопрос о выплате финансовых компенсаций за последствия колониализма. Делегация российских НПО отказалась подписать заключительные документы и открыто заявила о несогласии с подменой темы расизма политическими спекуляциями. Такая позиция нашла поддержку ряда делегаций, а российские правозащитники обрели авторитет и известность среди коллег из зарубежных организаций и представителей правительств других стран. Отразилось это и на возможностях сотрудничества с российскими властями. До Дурбана, по словам Ю.Джибладзе, правительство практически игнорировало правозащитное движение в России. Сейчас ситуация изменилась. Центр развития демократии и прав человека совместно с Министерством иностранных дел РФ участвует в разработке национального плана по преодолению расизма и дискриминации, готовит (также по просьбе МИДа) ряд законодательных предложений. А в рамках Федеральной программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе" продолжается сотрудничество с Министерством образования РФ. Участники пресс-конференции подчеркнули, что новые издания призваны разрушить миф о полном благополучии в сфере межнациональных отношений в России и толерантности граждан, который стремятся создать российские власти на мировой арене. Правозащитники отметили, что несмотря на декларации правительства и главы государства, представители госструктур никак не реагирует на конкретные проявления нетерпимости и национализма.