ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 29 сентября - 3 октября 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система


В редакцию “РК” пришло письмо от Т. Никулина, утверждающего, что при его задержании на улице милиционеры подбросили ему наркотик

Русский курьер, № 110. Зоя Светова. Статья. Зэки предупреждают об “оборотнях в погонах”.

Письмо из Тверской колонии для наркоманов

"Надо что-то делать. Пусть меня уже не вытащить из этой ямы. Но можно помочь многим другим, которые даже не подозревают, что рядом с ними ходят люди в милицейской форме, которые самые обыкновенные преступники. Преследующие обыкновенные корыстные цели, для достижения которых они используют ни в чем неповинных ребят. Если ни вы и ни я, то кто еще обратит внимание на это? Кто лучше меня может предупредить?"

Такое письмо пришло на днях в редакцию "Русского курьера". Автор письма - Тарас Никулин, отбывающий наказание в колонии общего режима Тверской области. О его деле мы писали 20 июня 2003 года в статье "При обыске обнаружили 0,08 г героина". Кунцевский районный суд осудил Никулина на два года лишения свободы с принудительным лечением от наркомании. Приговор был вынесен на основании показаний милиционеров, которые остановили Никулина на улице и нашли у него в кармане микроскопическую дозу героина. Тарас доказывал на суде, что пакетик с наркотиком ему подбросили милиционеры, которые-де сами признавались, что сделали это "для плана".

Может быть, и не стоило вновь привлекать внимание к этому в общем-то типичному для нашей правоохранительной и судебной системе случаю, но письмо из зоны требует ответа.

Как известно, глава МВД и по совместительству лидер партии "Единая Россия" несколько месяцев назад объявил "охоту на оборотней" и даже призвал граждан сообщать обо всех нарушениях закона, которые допускают сотрудники вверенного ему ведомства. Так вот Тарас Никулин, заключенный 4 отряда лечебно-исправительного учреждения №8 посылал жалобы, заявления и письма в различные инстанции. Но не получил ни одного ответа. "Что надо написать и как, чтобы привлечь внимание к своей персоне? Что получается? Я освобожусь, меня на улице под благовидным предлогом пригласят в милицию, подложат наркоту или патроны и я опять поеду в лагерь? - спрашивает он. - А что-либо доказать в нашем суде бесполезно. В этом я отлично убедился".

В Тверской колонии Никулин познакомился с молодыми парнями, также как и он отбывающими срок по пресловутой "колумбийской" статье 228, часть 1 ("хранение наркотиков без цели сбыта"). По его наблюдениям, население зоны делится на две части - одни не скрывают, что кололись и сели "за дело", а другие утверждают, что их "подставили менты". Первые откровенно посмеиваются над вторыми: "мы-то хоть за свое сидим, а вы неизвестно за что".

"Со многими из тех, кто сидел в тюрьму "для плана" я разговаривал и спрашивал их, почему на следствии и в суде они признавали, что наркотики купили сами, а не пытались доказать, что их им подложили менты, - пишет Тарас. - На мой вопрос они отвечали, что во многих случаях сами адвокаты советовали им признаться, обещая, что за "чистосердечное признание" судья скостит срок. А судью почему-то не удивляло, что все эти признания похожи друг на друга, как две капли воды: "шел по улице и нашел сверток с порошком. Был задержан сотрудниками милиции..." или "приобрел у неизвестного лица кавказской национальности..."

О проблеме "подстав", которыми славятся наши "доблестные" стражи порядка, много раз писали в прессе. Среди арестованных и объявленных "оборотнями" милиционеров, говорят, есть и такие, которые особенно отличились в этом виде "искусства".

Обращаясь в газету, заключенный Тарас Никулин невольно включился в "охоту на оборотней в погонах". Если верить его письму, то в ОВД Кунцевское есть некий опер Новиков, который заслуживает пристального внимания отделения собственной безопасности МВД. Никулин написал в газету, как в последнюю инстанцию: "Все мои жалобы игнорируются, а оперативник Новиков со своей "бандой" продолжает подкладывать наркоту молодежи в нашем районе и остается безнаказанным и наверняка, еще премии получает за большой процент "раскрываемости" преступлений, связанных с наркотиками, - пишет он. - Дело вот в чем: за эти полгода, проведенных под стражей, я повстречал и в тюрьме и уже в колонии много знакомых и не знакомых ребят из Кунцево, которых "посадил" тот же Новиков по такой же схеме: под обыкновенным предлогом человек доставляется в отделение милиции, там ему подкладывается наркота, потом появляются, свои понятые, при которых происходит изъятие и т.д. "

Можно ли простить милиционера и судью? Тарас Никулин заметил, что, как правило, наркотики при задержании "находят" либо в кармане куртки, либо в заднем кармане штанов, куда, по его мнению, их легко положить, когда человек стоит на "растяжке" лицом к стене. Между тем, в колонии для наркоманов много заключенных, которые и там продолжают употреблять наркотики. Так вот, они, по словам Тараса, "прячут наркоту в такие места, где при поверхностном обыске ее не найти".

Что переживает человек, отбывающий наказание за преступление, которое он не совершил? "Когда я последний раз был у священника на исповеди, я спросил его: что мне делать? - рассказывает в письме Никулин. - Он говорит, что надо простить всех: милиционеров, судью и прокурора. Я не могу их простить: они ведь сломали мне жизнь и судьбу. Уничтожили меня и физически и морально. Моих родных разрушили тем, что они бессильны чем-то мне помочь. Как я могу простить их всех, после того, что они сделали?"

Отец Тараса Никулина привез в колонию номер "Русского Курьера" со статьей о нем. Больше всего заключенных волновал вопрос: "Звонил ли кто-нибудь из официальных лиц после публикации в газете? К примеру, прокурор Кунцевского района, начальник 121 отделения милиции, в чьем подчинении служит опер Новиков?

С прискорбием вынуждены сообщить: на статью в газете никто из "заинтересованных лиц" не отреагировал.

P.S. Поэтому повторяем попытку и просим Генпрокуратуру провести проверку по фактам, изложенным в статье "При обыске обнаружили 0,08 гр. героина", опубликованную 20 июня 2003 года. И если отделение собственной безопасности МВД еще продолжает "охоту на оборотней", просим проверить заявления Тараса Никулина, касающиеся оперативных сотрудников ОВД "Кунцевское" Новикова и Курбаналиева.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

В гостях - заместитель начальника паспортно-визового управления МВД России Ю. Ивашкин, председатель Комитета "За гражданские права" А. Бабушкин и активистка общественного движения "Нелегал.ру/ Свобода воли" Г. Новопашина. Тема беседы - процедура регистрации.

Радио Свобода (web-сайт), 24 сентября. Кристина Горелик. Передача. Человек имеет право.

Кристина Горелик: "Требование о регистрации по месту пребывания нарушает право человека на свободу передвижения", - заявляют правозащитники. "Регистрация нужна для обеспечения безопасности", - отвечают стражи правопорядка и время от времени ужесточают режим проверки документов у граждан. Официально пройти процедуру регистрации - занятие не для слабонервных. Но без нее нельзя устроиться на нормальную работу, получить бесплатную медицинскую помощь, социальные льготы.

Что делать обычным гражданам России, оказавшимся в подобной ситуации? Как вести себя при проверке документов? Об этом сейчас в прямом эфире программы "Человек имеет право".

В гостях в московской студии Радио Свобода заместитель начальника паспортно-визового управления МВД России Юрий Ивашкин, председатель Комитета "За гражданские права" Андрей Бабушкин и активистка общественного движения "Нелегал.ру/ Свобода воли" Галина Новопашина.

Конечно, самые большие трудности с регистрацией испытывают люди, приезжая в Москву. Именно в российской столице их постоянно задерживает милиция в метро, на улицах для проверки документов. И именно в столице приобрести эту самую регистрацию стоит так много сил, нервов и здоровья.

Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Аркадий приехал в Москву из Нагорного Карабаха, он беженец. Долгое время не мог получить российский паспорт взамен утерянного и потому жил без регистрации. Насколько тяжела жизнь человека с неславянской внешностью в Москве? Какие взаимоотношения у него со столичной милицией? Слово нашему герою Аркадию.

Михаил Саленков: Это вынужденная дача взяток, потому что они умеют так вымогать взятки с приезжих людей, что невольно думаешь: скорей бы откупиться, чем пройти все эти унизительные и длительные процедуры.

Я вот через эти процедуры сам лично проходил. Это трехчасовое нахождение в так называемых отделениях, в "обезьянниках", если нет с собой денег. Бывало, даже до трех суток.

Михаил Саленков: Первое время Аркадий даже старался не ездить в метро, где милиция останавливает прохожих чаще всего. По его расчетам, отдать 50-100 рублей за такси дешевле, чем потерять время и деньги в отделении. Однако каждый день на машине не поездишь. Пришлось выкручиваться. И Аркадий придумал, как свести финансовые потери к минимуму.

Михаил Саленков: Делал так. Крупную сумму денег прятал отдельно, 50-100 рублей ложил в отдельный карман. То есть, когда сталкивался с этой проблемой, я показывал, что у меня всего лишь 100 рублей: 50 рублей у меня оставались на дорогу и на сигареты - так объяснял им, а 50 рублей - им. Забирают на "воронке" они меня, через остановку просто выпускали, потому что интерес у них пропадал ко мне.

Михаил Саленков: Весной 2003 года начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин запретил своим подчиненным без основания останавливать прохожих и проверять у них документы. Однако, говорит Аркадий, после теракта в Тушино об этом указе все забыли.

Михаил Саленков: Пронин издал приказ, но, как мы видим, он продержался всего лишь 2 месяца. Показывают двухмесячной давности ориентировки, там вообще было один раз как в анекдоте смешно: написано "человек с русыми волосами и голубоглазый", а стоял грузин или азербайджанец, я уже не знаю, темный, с орлиным носом...

Михаил Саленков: Однако было бы неправильно говорить о московской милиции только плохое.

Михаил Саленков: Есть очень много порядочных молодых хороших ребят. Просто, когда есть время, вот так поговорить 5-10 минут, они просто-напросто закрывают, не просят ни денег, ничего. Даже как-то, бывало, меня до дома довозили, хотя не ихняя была территория.

Михаил Саленков: Жизнь незарегистрированного москвича осложняют не только поборы московской милиции.

Михаил Саленков: У меня двое детей, не мог я их устроить без регистрации ни в поликлинику, не могли устроить в школу, пока Лужков не издал свой приказ, чтобы иногородних детей тоже брали в школу.

Михаил Саленков: Кроме того, довольно части при отсутствии регистрации отказывают в приеме на работу. О том, что все эти действия незаконны, даже сами власти говорят уже давно, но сделать ничего не могут. Или не хотят.

Кристина Горелик: Это был репортаж Михаила Саленкова.

Галина, давайте начнем с вас. Вы согласны со всем тем, что говорил в репортаже Аркадий, - про действия сотрудников милиции и про невозможность осуществления своих социальных прав теми, у кого нет регистрации?

Галина Новопашина: Да, абсолютно согласна. Конечно, сейчас стали проверять документы намного меньше, буквально 2-3 года назад Москва была похожа на какой-то оккупационный город, где просто введен комендантский час. Что касается социальных благ, это, наверное, не совсем к милиции вопрос, это, конечно, и к здравоохранению, к Министерству образования. Но к милиции, безусловно, очень много претензий.

Они мертвой хваткой вцепились в эту прописку, поскольку у них огромная паспортно-визовая служба, для которой нужно получить работу и прочие блага, которая хочет иметь зарплату. И вместо того, чтобы упростить эту процедуру, они говорят, что люди сопротивляются регистрации. Ничего подобного, никто не сопротивляется.

Жить там, где не прописан, как это делаю я, жить за 900 километров от того места, где прописан, безумно неудобно, но нет другого выхода. Вот даже сейчас я езжу на машине, которая зарегистрирована в Кировской области, потому что я могу зарегистрировать машину на свое имя только по месту постоянной прописки. У меня нет мотивации вообще регистрировать по месту пребывания, потому что эта бумажка по месту пребывания не дает мне никаких прав. Я не могу принимать участие в выборах по федеральному списку, я уже не говорю про выборы по московскому списку; я не могу зарегистрировать машину на свое имя, я вообще ничего не могу. Существующий порядок регистрации демотивирует человека это делать.

Кристина Горелик: Спасибо. Давайте дадим Юрию Ивашкину ответить, а потом послушаем звонок от нашего радиослушателя. Юрий Васильевич, пожалуйста.

Юрий Ивашкин: Естественно, со своим оппонентом я согласиться не смогу, что не нужно регистрировать по месту пребывания. Существует закон, который четко определяет обязанность гражданина регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства. Какой бы он ни был, он закон. Он должен выполняться, и поэтому и органы внутренних дел - в том числе и наше подразделение, паспортно-визовая служба, - готовы принимать людей, готовы их регистрировать при определенных условиях, которые необходимы для регистрации, будь то по месту жительства, будь то по месту пребывания.

Кристина Горелик: Давайте послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Андрей, мне 34 года. Я живу в Подмосковье, но последние почти 4 года жил в Канаде, сейчас вернулся на короткое время. Вы знаете, я хотел просто сказать, что регистрация российских граждан в Москве абсолютно незаконна, с моей точки зрения, абсолютно. Гражданин России из Таймыра, откуда угодно, из Магадана может приехать в Москву абсолютно свободно, должен иметь такую возможность. Но иностранный гражданин - вот как в начале передачи шла речь о молодом человеке из Карабаха, он гражданин другой страны...

Кристина Горелик: Он гражданин России.

Слушатель: А, он гражданин России...

Кристина Горелик: Да-да, у него российский паспорт. Он просто потерял свой российский паспорт, и на время, когда он пытался получить новый российский паспорт, у него не было регистрации.

Слушатель: Знаете, тогда, конечно, если он гражданин России, он может жить в Москве, в Ленинграде, в Новгороде, в Волгограде, где угодно. Просто я хотел сказать, что гражданам других стран... Знаете, вы попробуйте в Канаду приехать нелегально и попросить медицинское обслуживание бесплатное, школу - будут очень большие проблемы.

Кристина Горелик: Андрей, спасибо вам за звонок, ваше мнение понятно.

Что касается обязательной регистрации, вот в Постановлении Конституционного суда России от 2 февраля 1998 года сказано, что "регистрационный учет не может носить разрешительного характера и не должен приводить к ограничению конституционного права гражданина выбирать место пребывания и жительства: Таким образом, регистрация является: лишь способом учета граждан, носящим уведомительный характер".

У меня вопрос к представителю МВД Юрию Ивашкину. Юрий Васильевич, получается, что вообще любой отказ в регистрации является незаконным.

Юрий Ивашкин: Прежде чем говорить о вопросах регистрации, хотел бы уточнить некоторые вопросы, которые именно связаны в последующем с регистрацией. Есть определенные должностные лица, которые занимаются своими вопросами. В частности, есть должностные лица, ответственные за регистрацию, это лица, которые следят и контролируют использование жилого помещения. Есть органы регистрационного учета, к которым относятся органы внутренних дел.

Вот все вопросы, и законодательство это предусматривает: Первоначально гражданин, который изменил место жительства или прибыл временно на срок свыше 10 дней, он обязан обратиться именно к должностным лицам, ответственным за регистрацию. Эти лица определяют соответствие представленных документов нормам, которые предусмотрены гражданским и жилищным законодательством.

Когда все вопросы определены, связанные с жилищным и гражданским законодательством, эти документы эти должностные лица передают в органы регистрационного учета. И мы, естественно, по тем документам, которые имеются, обязаны зарегистрировать. Единственно, если не будут представлены определенные документы - это удостоверение личности человека, паспорт, например...

Кристина Горелик: Так, вот это очень важный вопрос: какие документы должен предоставлять человек для регистрации. Потому что очень много звонят людей, которые рассказывают, что от них требуют какие-то многочисленные справки, которые они просто не могут собрать, - от согласия на регистрацию от жилищно-эксплуатационной организации до предоставления справки о том, что он не болен СПИДом и так далее, и тому подобное.

Юрий Ивашкин: Перечень документов, тех, которые предоставляются к нам, в паспортный стол, он небольшой. Это документ, удостоверяющий личность, как я сказал. Это документ, являющийся основанием для временного проживания гражданина, если он регистрируется по месту пребывания.

Кристина Горелик: Что это за документ?

Юрий Ивашкин: Это может быть договор найма, договор поднайма. Может быть, гражданин на собственное жилое помещение пригласил человека, он там поживет - это тоже является основанием для регистрации. И уже потом должностные лица, независимо от гражданина, предоставляют перечень некоторых документов. Это адресные листочки прибытия... Если регистрируется человек по месту жительства, кроме этого законодательством предусмотрено предоставление статистического талона мигранта. 85-ой статьей Налогового кодекса предусмотрено предоставление свидетельства о регистрации по месту жительства гражданина.

Вот эти документы они представляют нам...

Кристина Горелик: Юрий Васильевич, на самом деле уйму документов требуется собрать:

Давайте мы сейчас дадим возможность нашему радиослушателю задать вопрос или высказать свое мнение. Хорошо?

Юрий Ивашкин: Да, пожалуйста.

Кристина Горелик: Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы понимаете, человек с родителями прибыл сюда, уже взрослый. Там уже она замуж вышла и родила детей, в Якутии. А они в геологической партии отработали что-то около 20 лет. И ее здесь... Конечно, у них площадь 14 метров, ее не прописывают: санитарные нормы не позволяют. И сейчас депутат 34-го округа я их прописала из-за того, что детей выгоняли из школы! К себе прописала!

Кристина Горелик: Спасибо. Ваш вопрос понятен. Я бы хотела, чтобы присоединился к нашей беседе правозащитник Андрей Бабушкин.

Андрей Владимирович, вот по поводу того, что не прописывают в квартиру, потому что не позволяют санитарные нормы, что можно сказать?

Андрей Бабушкин: Ну, при отказе в регистрации по месту жительства, я считаю, требования соблюдения санитарных норм совершенно законны. Если же говорить в отказе в регистрации по месту пребывания, то я полагаю, что какие бы то ни было разговоры о норме жилой площади они противозаконны.

Что такое регистрация по месту пребывания? Это способ учета государством тех лиц, которые находятся на данной территории, которым необходимо предоставить социальные услуги в области здравоохранения, образования, культуры, транспорта и так далее. Поэтому когда государство говорит: я хочу знать, сколько людей живет на моей территории, кто эти люди, какой их возраст, какой их пол, каковы их потребности, - данные требования государства совершенно законны.

Когда же государство говорит: я хочу само устанавливать процедуру регистрации, я хочу само придумывать, какие документы для этого необходимы, я хочу само определять, давать людям регистрацию или не давать, - вот здесь государство выходит за пределы своих полномочий, нарушает требования Конституционного суда, нарушает требования Конституции, нарушает принципы, зафиксированные в статье 3-ей Федерального закона о свободе передвижения и выборе места жительства, в котором четко говорится о том, что наличие или отсутствие регистрации не может быть условием реализации прав гражданина.

Есть здесь, Кристина, уважаемые радиослушатели и уважаемые участники нашей передачи, и еще одна проблема. У нас сотрудники милиции почему-то полагают, что любой российский гражданин, прибывший в Москву, обязан зарегистрироваться. Между тем, из Постановления правительства России, в котором утверждены правила регистрационного учета, видно, что регистрации подлежат только граждане, прибывший на срок более 10 дней на жилую площадь. Это значит, что, если я прибыл в Москву и хочу жить на скамейке, или на вокзале, или ночевать в своей собственной машине, - а у меня есть полное право это делать, ибо ни одним законом нашей страны это не запрещено, - никакой регистрации от меня не требуется. И сотрудники милиции, которые берут на себя функции законодателя и функции законотрактователя, они элементарно нарушают права граждан, превращая регистрацию в мощнейший источник, с одной стороны, улучшения своего материального положения, а с другой стороны, извините меня, дискредитируют органы внутренних дел.

Кристина Горелик: Юрий Васильевич, я дам вам ответить после звонка нашего слушателя. Здравствуйте.

Александр: Здравствуйте, меня Александр зовут. Я живу в городе Москва. У меня вот такое мнение в связи со сказанным: ответственность на себя берут не органы регистрации, а люди, которые предоставляют свое жилье для регистрации. Возникает знаете какая смешная и парадоксальная ситуация? Огромное количество препонов для того, чтобы бедные, несчастные люди где-то, на какой-то жилплощади зарегистрировались, но стократные препоны для того, чтобы этих людей снять с регистрации, это невозможно просто! Вот какая парадоксальная ситуация.

Кристина Горелик: Спасибо вам за звонок. Юрий Васильевич, вот по поводу злоупотреблений со стороны сотрудников милиции... Действительно, и на практике бывает чаще, что человек, у которого нет регистрации, он отделывается, что называется, штрафом на месте. С другой стороны, естественно, такие люди не пойдут в ту же милицию, чтобы заявить об этих злоупотреблениях. Получается, что круг замыкается.

Юрий Ивашкин: К большому сожалению, люди отказываются обращаться в органы внутренних дел с такими заявлениями. Если бы такие заявления поступали, я думаю, результат был бы очень положительный в сторону граждан. Потому что сейчас довольно серьезно на каждое заявление, связанное с нарушением законности нашими сотрудниками, руководство министерства обращает особое внимание. Поэтому я просто мог бы попросить сейчас граждан, если есть такие факты, не стесняться, обращаться к нам по этим вопросам.

И поскольку звонок радиослушателя прозвучал, я бы хотел немного ответить на этот вопрос. Да, действительно, граждане попадают в какие-то, может быть, сложные условия и в различные ситуации. С одной стороны, он говорит: "Давайте зарегистрируйте у меня столько-то человек (5, 6, 7 человек)", - не думая о последствиях. Потом он приходит к нам и говорит: "Как же так, мы зарегистрировали этого человека (речь идет о регистрации по месту жительства), но я теперь не могу его снять с регистрационного учета!" - и опять обвиняет нас в том, что мы не предупредили человека, какие последствия может повлечь за собой эта регистрация. Поэтому здесь нужно прекрасно понимать и давать себе отчет в том, кого мы приглашаем, кого мы регистрируем.

Кристина Горелик: Давайте еще один звонок послушаем.

Евгений: Здравствуйте. Меня зовут Евгений, я живу в Петербурге. Но уже достаточно давно, к сожалению, регистрации никакой нет - ни по месту пребывания, ни по месту жительства. Могу ли я зарегистрироваться по месту пребывания? Потому что регистрация по месту жительства, она сразу влечет некоторые ограничения, там и права различные возникают, и...

Андрей Бабушкин: Обязанности...

Евгений: :и все такое. То есть мне это не нужно, это обычно пугает хозяев той квартиры, которую я снимаю.

Кристина Горелик: Понятно, ваш вопрос понятен. Пожалуйста, Юрий Ивашкин, представитель МВД России.

Юрий Ивашкин: Очень хороший вопрос, и я хотел бы тоже призвать граждан: вы не только можете, вы обязаны зарегистрироваться, если есть у вас жилое помещение. К сожалению нашему, многие то ли по незнанию, то ли, может быть, наслышаны каких-то басен о том, что такая большая, сложная процедура. Нет, процедура довольно простая.

Кристина Горелик: Ой, ой, ой, Юрий Васильевич:

Юрий Ивашкин: Представить определенные документы - и регистрация будет оформлена. Тем более, у тех людей, которые регистрируются по месту пребывания.

Кристина Горелик: На самом деле, мои коллеги даже специально проводили такой опыт - они пытались официально пройти процедуру регистрации по месту пребывания, за три дня это было практически невозможно сделать.

И вот у меня все-таки такой вопрос. Мы, вообще, много можем говорить о том, насколько законна сама регистрация, однако на практике все равно людям приходится эту процедуру проходить. Поэтому, Галина, у меня к вам такой вопрос. В первую очередь, что вы посоветуете нужно делать гостям российской столицы?

Галина Новопашина: Если они приехали к кому-то в гости, например, больше чем на 10 дней и решили выполнить закон, да? Ну, им нужно пойти тогда будет с хозяином со своим в ЖЭК и написать заявление на регистрацию, и дальше им уже скажут, что нужно делать. Правда, в Москве их еще направят зачем-то к участковому, что тоже не предусмотрено инструкцией, но тем не менее это будет сделано. И если вы не согласны с этим, то берите с собой двух свидетелей, оспаривайте это дело в суде.

Кристина Горелик: А вот, действительно, что делать? Обращаться в суд? Андрей Владимирович, у вас есть анализ судебной практики: суды, как правило, встают на сторону граждан или нет?

Андрей Бабушкин: Вы знаете, нет, суды обычно не встают здесь, к сожалению, на сторону граждан. Я должен сказать, что вышестоящие паспортные органы и органы прокуратуры здесь в этом плане более эффективно защищают права граждан, чем суды. В судах все это происходит необычайно долго и результат чаще всего оказывается не в пользу гражданина, потому что между судами и местными паспортно-визовыми органами, по-видимому, существует некоторого рода связка.

Я хочу еще отметить такой момент. Понимаете, мы вообще должны в целом менять процедуру регистрации. Заявительный порядок регистрации должен быть максимально упрощен. Я думаю, что вообще это должен быть какой-то автомат, куда подходит человек, опускает свой паспорт, опускает определенную сумму денег (очевидно там 50 рублей) - и ему выскакивает карточка с регистрацией. А потом уже, если этот гражданин заинтересовал паспортно-визовые органы как находящийся в розыске, там алименты он не платит, тогда уже паспортно-визовые органы знают, где его искать.

Кристина Горелик: Галина, вы хотели что-то добавить. Активистка общественного движения "Нелегал.ру".

Галина Новопашина: Как осуществляется процедура регистрации иностранных граждан в Европейском союзе, в частности, в Голландии. Это зимой я ездила на 10 дней в командировку, жила в помещении офиса. Я пришла одна, без каких-либо документов, кроме своего российского паспорта, где стояла виза, без людей, которые меня пригласили. Я пришла в полицию, где в течение 5 минут бесплатно меня зарегистрировали.

В Москве, вы сами знаете, минимум 3 дня нужно таскать с собой хозяев квартиры, стоять в безумных очередях. Я россиянка.

Кристина Горелик: Юрий Васильевич, может быть, все-таки упростить процедуру регистрации?

Юрий Ивашкин: Ну, в настоящее время существует уже проект закона, который как раз предусматривает упрощение процедуры регистрации по месту пребывания. Может быть, об этом рано еще говорить, поскольку только лишь проект, и он только проходит процедуру согласований и так далее, и тому подобное, это процесс довольно длительный, но в части регистрации по месту пребывания предполагается возложить функции должностных лиц, ответственных за регистрацию, на квартиросъемщика, минуя жилищную организацию. Во всяком случае проект пока предусматривает такую процедуру.

Кристина Горелик: Проект разрабатывался Министерством внутренних дел России? Еще какие-то были разработчики из других ведомств привлечены к этой работе?

Юрий Ивашкин: Нет, основной разработчик этого документа не Министерство внутренних дел, мы просто принимали участие. Существует межведомственная рабочая группа при администрации президента Российской Федерации, и по поручению этой рабочей группы такой проект был разработан.

Кристина Горелик: А когда он будет внесен в Государственную Думу приблизительно?

Юрий Ивашкин: Здесь мне сложно сказать, поскольку еще он недоработан, он в таком состоянии, в котором еще нужно согласовывать целый ряд позиций.

Галина Новопашина: Не очень правильный проект по той простой причине, что опять моя воля, выполняю я закон или нет, будет зависеть не от меня, а от хозяина той квартиры, которую я снимаю. Может быть, все-таки возложить функции регистрации на меня, а не на того человека, у которого я снимаю квартиру?

Юрий Ивашкин: А если вы нарушаете права другого человека?

Галина Новопашина: Я заявлю всего лишь...

Юрий Ивашкин: А если не согласны с этим у него родственники или другие лица...

Кристина Горелик: Давайте не будем ругаться. Андрей Владимирович, даю вам слово.

Андрей Бабушкин: Понятно, что права человека, одного и другого, они должны находиться в гармонии друг с другом. А мне захотелось еще обратить внимание на такой аспект: очень часто милиция при проверке документов исходит из принципа презумпции виновности гостя столицы. Вот мне хотелось бы здесь обратиться к руководству и ГУВД Москвы, и МВД, чтобы усилить контроль, усилить проверку деятельности сотрудников милиции и сделать так, чтобы наш город не был городом, наименее комфортным для проживания иногородних, среди всех городов Европы.

Кристина Горелик: Спасибо. Председатель Комитета "За гражданские права" Андрей Бабушкин.

От себя я могу сказать только одно. Если бы процедура регистрации была бы не столь унизительна, а сотрудники милиции не злоупотребляли бы своей властью, я бы согласилась на процедуру регистрации, но, опять, только в том случае, если бы она на практике была чисто уведомительной.

О пострадавшем от закона о гражданстве С. Мусатове.

Московские новости, № 38. Юрий Васильев. Статья. Паспорт по праву крови.

Пострадавший от закона о граданстве Сергей Мусатов готов консультировать по этим вопросам даже президента

Благая весть на прошлой неделе донеслась до соискателей гражданства России: президент Путин внес поправки в закон "О гражданстве РФ". Среди послаблений - упрощенное получение паспорта для ветеранов Отечественной и для бывших граждан СССР. Но особая скидка вышла тем, кто родился на территории РСФСР: им гражданство обещано сразу, без каких-либо предварительных условий.

Что сказать, поправки на самом деле хороши. Наслушавшись жалоб на "злого боярина" - заместителя главы Администрации президента Виктора Иванова, из аппарата которого и появился на свет до крайности репрессивный Закон о гражданстве-2002, - "добрый царь" исправляет перегибы на местах. Сначала говорит о недостатках закона в послании Федеральному собранию, теперь несет в Госдуму законодательное подкрепление своим словам.

А пока президентские милости только начинают путь к своим адресатам, нелишне вспомнить совсем недавнюю историю.

Родился Сергей Мусатов в Москве в середине пятидесятых. С юных лет вольнодумствовал - подобно своему отцу, тоже Сергею, который теребил Советскую власть в меру фрондерскими акциями и не в меру открытыми письмами. Отец был главным инженером "Ильюшина", одним из авторов ИЛ-62, посему его не трогали. Отыгрывались власти на сыне - вплоть до того, что перед Олимпиадой-80 Сергея Мусатова-младшего ненадолго закатали в психушку.

Диссидентство Сергея Сергеевича закончилось тем, что в восемьдесят четвертом он съехал из Москвы от греха подальше - в Юрмалу: "Уже была семья, не пофрондируешь". Прожив там семь лет, вернулся в Москву в мае девяносто первого, благо родные его оставались в столице. Однако прописали к ним Мусатова только в июне девяносто второго.

Надо заметить: по Закону о гражданстве 1992 года россиянином автоматически признавался тот, кто жил в РФ (с документальным подтверждением, естественно) на конец февраля-92. Все остальное - в том числе и мусатовский июнь - в порядке дополнительной регистрации. Так, видимо, думали в паспортном столе ОВД "Новогиреево", куда Сергей Мусатов пошел менять свой паспорт советского образца в начале 2002 года.

- Был ли у меня в советском вкладыш с гражданством РФ? - Сергей Сергеевич задумывается. - Не было. Потому что без надобности. Московская прописка стояла. Полис медицинский я получил нормально. Когда голосовал на всех выборах, вкладыш с меня никто не спрашивал. До февраля второго года проблем не было.

С проблемами Мусатов столкнулся уже при получении паспорта, за шаг до обретения уже готового документа.

- Прихожу я к заведующему паспортным столом ОВД "Новогиреево" Матюху... Алексею Ивановичу. - Видно, что Сергей Сергеевич с усилием подбирает подцензурные формулировки. - Он достает паспорт из сейфа, показывает - вижу, что там моя фотография, - а потом прячет его обратно в сейф и говорит: "Я вам его не выдам, потому что вы не являетесь гражданином Российской Федерации". Есть элемент цинизма, не находите?

Элемент нашли без Мусатова. Через месяц после афронта в паспортном столе к нему пришла бумага из УВД Восточного административного округа Москвы: "Зам по паспортной работе Алексей Матюх за нарушение при оформлении паспорта гражданина РФ привлечен к строгой дисциплинарной ответственности".

Самому Сергею Сергеевичу на тот момент от внутримилицейских инвектив не похорошело. Дело в том, что старый, советский паспорт Мусатова в милиции уже успели пустить под нож. Вместо желанного российского паспорта офицер Матюх выдал ему форму N 9 - справку, которая обычно идет вместо утерянного основного документа. И написал там "в связи с обменом паспорта". Тоже, надо признать, не вполне законно (Мусатов не растяпа и свой паспорт, как предполагает девятая форма, не терял), - но лучше так, чем никак.

Поскольку без паспорта - любого - Сергей Мусатов впоследствии провел 417 дней.

Мусатов незамедлительно подал жалобу на Алексея Матюха в Перовский межмуниципальный суд. Естественно, отказ: дескать, нет вкладыша и проживания в России по состоянию на февраль-2002 - нет и гражданства. Однако в прокуратуре Москвы, куда Мусатов обратился с обжалованием решения, его неожиданно приняли, что называется, с распростертыми. То ли в тот момент шло очередное обострение вечной дружбы между прокурорами и милицейскими, то ли еще почему, - в общем, Сергей Сергеевич удачно зашел. Настолько удачно, что протест по делу Мусатова писал лично Михаил Авдюков, тогдашний прокурор столицы.

"Судом установлено, что Мусатов С. С. родился в 1955 году в Москве, - отмечает Михаил Алексеевич. -Согласно части второй статьи 13 "Закона о гражданстве" лица, родившиеся 30 декабря 1922 года (образование СССР. - Ред.) и позднее, считаются состоявшими в гражданстве РФ по рождению, если они родились на территории РФ".

Дальше - октябрь-2002, Президиум Мосгорсуда, отменивший решение "перовцев". А в декабре - новое заседание Перовского межмуниципального, отдавшее Мусатову должное. То есть паспорт гражданина Российской Федерации.

Победа? Оказалось, что не полная.

- Матюх не выдавал мне паспорт до апреля, - рассказывает Сергей Сергеевич. - Только после того, как я снова побеспокоил прокуратуру, он соизволил выполнить то, что положено по суду.

После чего последовал еще один иск - к Матюху А. И., с требованием ста тысяч рублей за моральный вред.

- Я подумал, что не стоило господину Матюху заставлять меня вторично добиваться гражданства России, если я его не терял по праву крови, - размышляет Сергей Мусатов. - И сотен дней без паспорта я ему спускать не намерен. Если бы - не дай Бог - случилось что со мной, меня бы по этой "форме N 9" даже в Московской области не похоронили...

Мусатов пошел на очередной судебный виток - пока что без успеха. Да и последствия новой тяжбы оказались для Сергея Сергеевича довольно мрачными. После одного из процессов пару месяцев назад на Мусатова напали - утром, при куче свидетелей на автобусной остановке - и похитили его портфель, где лежал вожделенный паспорт. Сергей Мусатов полагает, что к акции имели отношение милицейские. Просто из мести:

- Они могли видеть на суде, куда я прячу свой паспорт. А больше в этом портфеле ничего не было.

Звучит, прямо скажем, неубедительно. Хотя, с другой стороны, вспоминается известная максима прошлого века: "Если у вас паранойя, это не значит, что вас никто не преследует".

В любом случае это уже совсем другая детективная история.

- ...Если президенту нужно знать, как именно в России действуют законы о гражданстве, я готов дать консультацию в качестве пострадавшего, - заявляет Сергей Сергеевич.

Потребуются ли Владимиру Путину консультации Сергея Мусатова - сказать трудно. Неизвестно, когда Дума рассмотрит президентские поправки - да и рассмотрит ли в ближайшее время, учитывая предвыборную лихорадку. Так что пока тем, кто хочет получить российский паспорт, придется обходиться имеющимися законами.

Сейчас люди, родившиеся в РСФСР и не имеющие гражданства РФ, должны до получения паспорта подождать год. (Напомним, что нашему герою по старому Закону о гражданстве ждать вообще было не нужно - и тем не менее он провел безо всякого паспорта четыреста с лишним дней.) Но само право рождения - "право крови", как говорит Сергей Мусатов, никто не отменял. Поэтому, если вам есть нужда потягаться с государством на этих условиях - получите прецедент, по которому Мусатов обрел паспорт гражданина РФ:

Решение Перовского межмуниципального суда г. Москвы (председательствующий - федеральный судья Галахова Г. В.) по жалобе Мусатова Сергея Сергеевича на неправомерные действия начальника паспортного стола ОВД "Новогиреево" Матюха Алексея Ивановича. Заседание состоялось 23.12.2002 г., в законную силу решение суда вступило 04.01.2003 г.

 

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

Пострадавшие “Норд-Оста” выиграли иски к Правительству Москвы. Суд удовлетворил их иски лишь частично.

Русский курьер, № 107, 27 сентября. Елена Апасова. Статья. “Кому можно подарить 614 рублей?”

Пострадавшие "Норд-Оста" выиграли иски к правительству Москвы. Но не все согласны с назначенными пособиями.

Правительство Москвы будет выплачивать ежемесячные денежные пособия пострадавшим на Дубровке. Такое решения вынес вчера Тверской суд столицы. Судья Марина Горбачева частично удовлетворила первые десять исков о взыскании материального ущерба. Сколько еще подобных заявлений поступит в суд, сказать сложно. После того, как в СМИ появились сообщения о том, что правительство Москвы согласно платить, на адвокатов Людмилу и Игоря Труновых обрушился шквал звонков.

Пострадавшие просили возместить расходы на погребения близких, погибших на Дубровке, стоимость утраченных вещей, затраты на медицинское обслуживание и самое главное - назначить ежемесячные выплаты по утере кормильца. По решению суда выплаты будут производиться с 27 сентября. Кроме этого, истцы получат единовременную компенсацию за период с 26 октября прошлого года до 26 сентября 2003 года. Суммы - от 300 рублей до 8 тысяч в месяц. Пенсионерам и нетрудоспособным лицам правительство Москвы обязано платить пожизненно. Дети-сироты будут получать деньги до 18 лет, а до 23 лет - те, кто учится очно.

После вынесения решения выяснилось, что некоторые истцы не согласны с расчетами денежных выплат. У кого-то они действительно мизерные. Так, Татьяна Карпова, потерявшая сына, будет получать 614 рублей в месяц. "Кому можно подарить эти деньги?" - воскликнула она, обращаясь к представителям столичного правительства. Пенсионерке Ларисе Фроловой, у которой на Дубровке погибли сын и невестка, Москва обязана выплачивать по 246 рублей. А у нее на руках остались двое малолетних внуков. Оказалось, Татьяна Карпова, Лариса Фролова и другие не доказали реальный доход погибших детей- кормильцев.

"Нас могут не устраивать суммы, но закон-то работает, и это не может не радовать", - прокомментировал "РК" итоги суда Игорь Трунов. Что касается расходов на погребения, то эти требования выделены в отдельное производство. Судья Марина Горбачева сказала, что истцам необходимо уточнить расходы: какие именно суммы и на что были потрачены. Кроме этого, необходимо предоставить подтверждающие документы.

В свою очередь, ответчики не согласны с затратами истцов на погребения. В частности, представители правительства настаивали на вычете из заявленных сумм "тех ста тысяч рублей, которые Москва выделило как единовременную материальную помощь". Суд с этим не согласился. "Как человек я понимаю пострадавших, - объяснил "РК" свою позицию начальник юридического отдела столичного департамента финансов Юрий Булгаков. - Но в суде - я представитель ответчика. Моя задача сократить суммы выплат. Правительство Москвы каждому, кто получает федеральную пенсию по утере кормильца доплачивает 1100 рублей. А дети сироты получают полторы тысячи каждый месяц до своего совершеннолетия. Но об этом все молчат”.

Интервью с М. Трепашкиным, бывшим сотрудником следственного отдела КГБ СССР, а затем и ФСБ России. Недавно московский окружной военный суд принял к рассмотрению дело о разглашении гостайны в отношении М. Трепашкина. Какую тайну разгласил М. Трепашкин, пытавшийся предотвратить теракт в “Норд-Осте”.

Версия, № 37. Марина Латышева. Статья. Рецидивист спецслужб.

Недавно Московский окружной военный суд принял к рассмотрению дело о разглашении гостайны в отношении Михаила Трепашкина. Бывший высокопоставленный сотрудник следственного отдела КГБ СССР, а затем и ФСБ России подозревается в том, что передал постороннему лицу данные об агентуре Федеральной службы безопасности. Михаил Трепашкин известен тем, что принимал участие в пресс-конференции Александра Литвиненко, где сотрудники ФСБ поведали о том, что им приказывали организовать убийство Бориса Березовского. А также тем, что он был уволен из ФСБ, опротестовал это решение в суде, но в органы так и не вернулся и занялся адвокатской практикой и работой в общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в Москве в 1999 году. О том, что в действительности стоит за судебным процессом в отношении его — МИХАИЛ ТРЕПАШКИН в интервью обозревателю “Версии” МАРИНЕ ЛАТЫШЕВОЙ.

— Михаил Иванович, расскажите, почему вас уволили из органов и как вам удалось опротестовать это решение?

— В КГБ СССР я служил с 1979 года, в основном в следственном отделе КГБ СССР, где занимался расследованиями деятельности международных групп контрабандистов, занимавшихся произведениями искусства. После распада КГБ работал в Управлении собственной безопасности ФСБ РФ (защита сотрудников, членов их семей и лиц, приближённых к ним). Работая по этому направлению, занимался сбором информации о преступных группировках Москвы и России. С 1996 года перешёл на службу в Управление перспективных программ ФСБ России. Оно было создано по указанию тогдашнего секретаря Совбеза Александра Лебедя. Уволился я в 1997 году.

— Чем вы занимаетесь сегодня? Как продвигается расследование о взрывах в Москве?

— Сегодня я — практикующий адвокат, член коллегии адвокатов “Межрегион” при управлении Минюста по Москве. Как адвокат я сотрудничаю с общественной комиссией ГД РФ по расследованию взрывов домов в Москве в 1999 году. Комиссия пользуется моими услугами как эксперта. Например, по поручению комиссии я проверял показания Гочияева. Когда-то этот человек работал в московской фирме “Капстрой-2000”, через которую взрывчатка поступала в Москву и потом была использована для взрывов домов. Гочияев говорил, что он звонил в органы и предупреждал о возможности взрывов, называл адреса, куда развозилась взрывчатка. При этом спецслужбы считают его главным подозреваемым, в ФСБ отрицают, что он им звонил и о чём-то предупреждал. Я могу установить местонахождение Гочияева (который до сих пор находится в розыске), но, судя по реакции ФСБ, там этого не хотят. Такое впечатление, что спецслужбам России выгоднее, чтобы человек, который может многое рассказать об этих взрывах, так и находился в розыске. Могу сказать, что в работе комиссии есть новости, комиссия готовит отчёт о расследовании, который скоро будет обнародован. Кроме того, я консультирую новую общественную организацию — “Норд-Ост”, в которую входят родственники погибших. Одним из поводов для возбуждения уголовного дела против меня о разглашении гостайны явились выступления в прессе, в том числе в декабре 2001 года, когда я указал на неудовлетворительную организацию со стороны руководства ФСБ расследования этих терактов. По моему мнению, имея такой мощный аппарат специалистов, при правильной организации эти преступления давно были бы раскрыты. Так что я уверен, что моя общественная деятельность ещё скажется на ходе судебного процесса надо мной.

— Вас судят за разглашение гостайны. Формально разглашение заключается в том, что вы передали постороннему лицу сведения об агентуре ФСБ. Но, насколько мне известно, вы передали информацию о появлении в столице известных чеченских полевых командиров и их помощников человеку, который работал в ФСБ.

— Да, за несколько месяцев до захвата “Норд-Оста” мне из моих источников стало известно, что в Москве появилось несколько чеченцев, которые когда-то были связаны с Салманом Радуевым. В том числе полевой командир Абдул. В своё время я знал Абдула, когда работал в Управлении собственной безопасности ФСБ и лично его задерживал за вымогательство денег у руководства одного московского банка. Он требовал от банкиров, чтобы те полгода работали с деньгами для боевиков в Чечне, а для начала требовал 1,5 млрд. рублей. Абдул сбежал в Турцию, и мне стало известно из моих источников, что меня и некоторых сотрудников банка — Александра Шевченко и Александра Гагаева — Абдул приговорил к смерти. В то время, а было это в 1995 году, я представил в ФСБ всю информацию о том, где конкретно в Турции находится Абдул. Тогда ФСБ устами начальника ЦОС Здановича уверяла, что чеченских бандитов обязательно найдут и привлекут к ответственности. Но ничего сделано не было, так их никто и не нашёл. И вот эти люди стали вдруг появляться в Москве: свободно ходили с оружием, на встречи и ничего не опасались. И именно это меня и насторожило. На тот момент я в ФСБ уже давно не работал. И так совпало, что в то время мне постоянно звонил Виктор Шебалин, только что уволившийся из Управления по разработке преступных организаций ФСБ. Он настойчиво просил меня поставлять ему информацию о Литвиненко, который к тому времени уже уехал в Англию и с которым я поддерживал контакт. Он говорил, что неофициально работает теперь на Управление собственной безопасности ФСБ. Я и посоветовал ему и его коллегам не бегать за Литвиненко, а заняться конкретной информацией, которая лично у меня вызывала подозрение, но я сам ничего сделать не мог, потому что к органам уже отношения не имел. Я передал ему мою информацию о концентрации в Москве чеченских экстремистов, а также сказал, что в ФСБ имеются мной же собранные архивы на этих людей и спецслужбы могут ими воспользоваться. Я не настаивал на том, что эти люди что-то готовят, у меня не было на то оснований, но я предлагал их проверить, исходя из информации, которая содержалась в моей справке. Шебалин пообещал, что эту информацию он обязательно передаст своим шефам. А затем случился “Норд-Ост”. Остаётся только гадать: либо Шебалин ничего не передал, либо по этой информации никто работать не стал? И вот после этого в отношении меня вдруг возбудили дело о разглашении гостайны (ч. 1 ст. 283 УК РФ) — агентуры ФСБ — постороннему лицу. Я ещё могу понять пассаж о постороннем лице (Шебалин тогда как раз уволился из ФСБ), но вот обвинение в том, что я разгласил ему данные об агентуре ФСБ, меня поразило. Получается, что эти чеченские полевые командиры работали на ФСБ? Правда, потом, в ходе разбирательства, обвинение оговорилось, что я разгласил данные о планах ФСБ, способах и методах их работы.

— Ещё работая в органах и получая информацию о чеченских боевиках в столице, вы столкнулись с тем, что высшее руководство госбезопасности заблокировало вашу работу. Тогда вы были с ними в суде в первый раз, но отстояли свою правоту. Фактически вы обвиняете их в связях с боевиками. Какие у вас основания для таких обвинений?

— Тогда, в 1995 году, когда шла первая чеченская кампания, никто ещё и не догадывался о наёмниках, например из Иордании, которые могут воевать в Чечне. И вот тогда по моей оперативной информации выяснилось, что в Москве как раз занимаются вербовкой иностранцев для этой войны. В своей докладной записке начальнику Управления собственной безопасности Николаю Патрушеву, который тогда только появился в управлении, я написал даже конкретный адрес, где можно найти всех этих людей и их клиентов. Сначала была дана команда работать по этой записке совместно с РУОПом и УЭКом (управление экономической контрразведки). Тогда в ходе первой операции и был задержан полевой командир Абдул, о котором мы с вами уже говорили. И вдруг вскрылась информация о связи этих эмиссаров с высшими чинами МВД, Минобороны и ФСБ. И тогда нам запретили работать по этому направлению и давать информацию РУОПу. Мне сказали, что приказ прекратить работу исходил непосредственно от нового руководителя управления Патрушева. В отношении меня было инспирировано служебное расследование, мне инкриминировали то, что я незаконно задерживал подозреваемых без указания руководства. Мне объявили служебное несоответствие, после этого я и уволился из органов. А потом, в 1998 году, Московский гарнизонный военный суд по моему иску признал, что меня наказали необоснованно. Мне были даны письменные указания по поводу этого задержания и Патрушевым, и начальником отдела управления Виктором Балдиным. Отсюда я могу сделать простой вывод. Моё наказание было инспирировано, чтобы не дать мне возможности продолжать работу по этой линии. Ну и чтобы другим неповадно было.

— Расскажите о вашем новом процессе, чем этот суд может закончиться?

— Первое заседание было 15 сентября 2003 года. Но процесс перенесли на октябрь. Этот процесс закрытый, с меня пытались взять подписку о неразглашении, но по закону я имею право не давать такой подписки. Что я жду от этого дела? Я надеюсь на объективность судьи и его порядочность. Тем более что однажды он уже признал мою правоту. Именно судья Седов рассматривал мой гражданский иск к ФСБ о незаконности моего наказания в 1998 году и признал, что наказали меня необоснованно. Кроме того, все эти почти уже десять лет войны с ФСБ я постоянно сталкиваюсь с какими-то нелепостями в их обвинениях. Вот примеры только из последнего дела. Одно из обвинений гласило, что у меня дома нашли незаконно хранящуюся записную книжку со списком агентурного аппарата ГШ ВС РФ, которую я и разгласил. Потом Главная военная прокуратура признала, что никакой такой книжки у меня не нашли. Или вот совсем уж какая-то глупость. В обвинении было указано: “...в 1993—1997 годах, проходя службу в органах КГБ СССР и ФСБ РФ”. И больше года я занимался тем, что доказывал: в 1993—1997 годах уже не было ни КГБ СССР, ни самого СССР. Доказал. При обыске у меня дома и при составлении протокола об изъятии секретных документов в качестве секретных документов были изъяты и отправлены на экспертизу для определения степени секретности более двух сотен конспектов работ Маркса, Энгельса, Фейербаха, Ленина, материалы съезда КПСС, оставшиеся у меня со времени учёбы в Высшей школе КГБ. Даже адвокат мне не сразу поверил, когда я ему об этом рассказал. Если все их обвинения составлены таким образом и построены на таких нелепостях, то я, конечно, смотрю в будущее с оптимизмом.

30 сентября Тверской суд Москвы отклонил жалобу руководителя ООД “За права человека” Л. Пономарева, который требовал возбудить уголовное дело по факту гибели заложников “Норд-Оста”.

Независимая газета, № 209. Информ. сообщ. Тверской суд Москвы отказал 30 сентября в возбуждении уголовного дела по факту незаконного использования наркотических средств при освобождении заложников в Театральном центре на Дубровке.

С просьбой о возбуждении уголовного дела 4 июля с.г. в Генпрокуратуру РФ обратилось Общероссийское общественное движение "За права человека". По словам лидера движения Льва Пономарева, правозащитники основывались на заявлениях пострадавших граждан, утверждавших, что в отношении них был нарушен закон. Движение "За права человека" просило Генпрокуратуру также возбудить уголовное дело по превышению пределов необходимой обороны сотрудниками спецслужб в ходе операции. По мнению правозащитников, тот факт, что во время штурма все террористы были застрелены, сделал невозможным судебное разбирательство в отношении лиц, совершивших теракт. Суд, заслушав доводы правозащитников, а также представителя прокуратуры, согласился с мнением последнего, что все указанные заявителями факты получат оценку в ходе расследуемого в настоящее время Московской прокуратурой уголовного дела по факту захвата заложников.

Русский курьер, № 110. Елена Апасова. Статья. Спецслужбы судить не будут.

Вчера Тверской суд столицы оставил без удовлетворения жалобу общественного движения "За права человека" на действия Генеральной прокуратуры РФ. Суть претензий правозащитников такова: они добиваются возбуждения уголовного дела по факту незаконного применения наркотического средства при освобождении заложников "Норд-Оста". У прокуратуры на этот счет иное мнение. "Проводится всестороннее расследование, исследуются все обстоятельства, в том числе законность действий сотрудников спецслужб", - говорится в официальном ответе директору общественного движения "За права человека" Льву Пономареву. Эти слова правозащитники восприняли как отказ. И вчера суд признал этот отказ законным и обоснованным. "Мы хотим, чтобы нам представили аргументы, привели доказательства невиновности или виновности сотрудников спецслужб. Ведь погибли люди", - заявил "РК" Лев Пономарев. По мнению правозащитников, есть достаточно оснований для возбуждения второго дела. В частности адвокат "За права человека" Евгений Черноусов ссылается на закон о наркотических средствах и психотропных веществах. Согласно этому закону, фентанил (наркотическое средство, применявшееся при освобождении заложников) можно использовать только в трех случаях: медицина, наука и оперативные мероприятия. Под последним подразумевается - операции по контрольной закупке и поставке наркотиков. Из этого правозащитники сделали вывод, что применение наркотического вещества спецслужбами было незаконным, а люди погибли в результате операции по освобождению заложников. Более того, Пономарев и его сторонники требуют дополнительной судебно-медицинской экспертизы. По их мнению, эксперты исключили прямую связь между воздействием газа и смертью человека. В свою очередь, у следствия нет оснований сомневаться в экспертных заключениях. С подобными требованиями правозащитники обращались к Генеральному прокурору РФ Устинову трижды, затем пришли в суд. "Правовая оценка действиям спецслужб будет дана по окончанию расследования, потерпевшие смогут ознакомиться с материалами дела", - заявил в суде представитель прокуратуры. Но, правозащитников этот ответ не устроил: " пройдет слишком много времени, виновные уже получают награды".

Лев Пономарев заявил, что движение обжалует решение Тверского суда в Мосгорсуде. Если и здесь ответят: "нет", тогда правозащитники обратятся в Европейский суд по правам человека.

Тверской районный суд разрешил Генеральной прокуратуре РФ не возбуждать уголовные дела против виновников бойни в "Норд-Осте".

АСИ (web-сайт), 1 октября. Информ. сообщ.

МОСКВА, 1 октября. Вчера судья Тверского районного суда города Москвы С.Г. Подопригоров рассмотрел жалобу Общероссийского общественного движения "За права человека" на отказ Генеральной прокуратуры РФ возбудить уголовные дела по фактам применения незаконных действий российскими спецслужбами при освобождении заложников "Норд-Оста". Суд согласился с позицией представителя прокуратуры, заявившего, что расследование по данным обстоятельствам задержит общий ход расследований. В постановлении суда сказано, что поскольку "изложенные в обращении от 4 июля 2003 года доводы проверяются в ходе уже расследуемого дела... отдельной проверки в соответствии со ст.144 УПК РФ не требовалось.... оснований для выделения материалов уголовного дела в отдельное производство не имелось". Члены движения считают факт использования спецслужбами наркотического средства в отношении заложников незаконным, а пределы необходимой обороны в ходе операции превышенными. 7 июля члены движения обратились в прокуратуру с ходатайством о возбуждении уголовных дел. 26 августа из Генеральной прокуратуры был получен ответ об отказе в возбуждении уголовных дел со ссылкой на незаконченный характер расследования. 4 сентября движение "За права человека" обратилось в Тверской районный суд с требованием признать отказ в возбуждении уголовного дела незаконным. Контакт: Общероссийское общественное движение "За права человека" телефон: (095) 202-22-24.

1 октября в Москве прошла презентация книги московского юриста С. Беликова “Бритоголовые. Все о скинхедах”.

Новые Известия, № 68. Александр Богомолов. Статья. Жизнь замечательных скинхедов.

Вчера в Москве прошла презентация книги молодого московского юриста Сергея Беликова “Бритоголовые. Все о скинхедах”. Предназначенный для правозащитных организаций труд получился настолько добротным, что вполне может использоваться в качестве пособия для начинающих неонацистов. В книге описано, что должен думать настоящий скинхед, кого должен бить, как должен одеваться и какие песни петь. Тексты песен прилагаются.

На пресс-конференции, посвященной выходу книги, было по-правозащитному скучно. Приглашенные эксперты беседовали о чем угодно, кроме скинхедов. Отдельное внимание уделили почему-то Солженицыну и “еврейскому вопросу”. Ничего не говорили лишь присутствовавшие на презентации двое сотрудников столичного ГУВД. Они откровенно скучали. Напряглись стражи порядка лишь однажды, в тот момент, когда автор книги рассказывал, что бритоголовые уже проникли в милицию. Они даже переглянулись, словно выясняя, кто из них переодетый скинхед, затем оба ухмыльнулись и продолжили скучать.

Представленная вчера книжка озаглавлена скромно: “Бритоголовые. Все о скинхедах. Эксклюзивные материалы”. На красного цвета обложке нарисована девушка с пышными формами и татуировкой в виде кельтского креста на плече. Кстати, волосы на голове девушки вполне просматриваются.

Как следует из аннотации, книга, отпечатанная тиражом в тысячу экземпляров, предназначена для правозащитных организаций РФ. К сожалению, особой “эксклюзивности” в работе Сергея Беликова обнаружить не удалось. Он довольно добросовестно пересказал заметки из различных газет, рассортировал их и создал нечто вроде бремовской “Жизни животных”. Только про скинхедов. Вот названия лишь некоторых глав книги: “Виды скинхедов в зависимости от возраста”, “Правила поведения бритоголовых”, “Виды групп скинхедов по направленности их действий”, “Враги и объекты агрессии скинхедов”, “Места наибольшей активности и концентрации членов скин-движения”.

Вместе с почерпнутой из СМИ информацией в книгу, претендующую на полноценное освещение проблемы, просочились и созданные прессой мифы о скинхедах. Распавшуюся еще два года назад группировку “Объединенные бригады-88” автор называет лидером столичной скин-сцены. Да и еще и увеличивает ее численность раз в пять – до 200 человек. Подобных ляпов в “Бритоголовых” – не счесть.

Сам Сергей Беликов утверждает, что впервые опубликовал идеологическую программу скинхедов, изложенную в так называемой “Азбуке славянских бритоголовых”. Достижение, прямо скажем, сомнительное. А в самом конце, видимо, для наглядности, приведены еще и тексты песен скинхедовских рок-групп.

Трудно сказать, какую цель преследовал Сергей Беликов, работая над этой книгой. Если он хотел всесторонне осветить проблему, то ему это явно не удалось. Если намеревался создать памятку “Как распознать скинхеда?”, то его труд уступает другому замечательному документу – милицейской инструкции “для внутреннего пользования” на эту же тему. Зато из книги “Бритоголовые” каждый неразумный молодой человек вполне может узнать, как стать настоящим скинхедом. Остается надеяться только на то, что это издание не дойдет до массового читателя.

Известия, № 180. Ольга Тимофеева. Статья. Кожаные головы.

В среду в Институте развития прессы прошла презентация книги "Бритоголовые: все о скинхедах", вышедшей в рамках трехлетнего проекта Бюро по правам человека "Борьба с расизмом, ксенофобией и дискриминацией этнических меньшинств и коренных народов". Ее автор - стажер Московской коллегии адвокатов Сергей Беликов - попытался обобщить разрозненные и противоречивые сведения о движении неофашистов в России.

Сергей знаком со скинами со студенческих лет: живут в одном районе и даже тренируются на одной спортплощадке.

- Как отнеслись к книге скины?

- Когда узнали, предупредили: "Если там будет что-то очень плохое, мы тебе проломим голову".

По мнению автора, бритоголовые впервые появились в Москве в 1990 году. К 1998 году - это уже десятки организаций по всей стране. Пожалуй, самое крупное их мероприятие - погром Царицынского рынка в Москве 30 октября 2002 года: три человека были убиты и несколько десятков ранены.

- Из неформального молодежного течения скины превращаются в политическое движение неонацистского толка, - уверен Сергей Беликов. - После Царицынского погрома их начали давить, они замаскировалось... и пошли в широкие слои молодежи. Уже не привлекают к себе пристального внимания и заняты физическим устранением людей, которых они считают нежелательными на территории России. Идеология становится жестче: если раньше девушка, которая идет с темнокожим молодым человеком, могла рассчитывать, что ее не тронут, то по новому "постановочному письму" полагается физически уничтожить обоих.

У движения скинхедов немало поклонников среди молодежи, хотя исследователи и называют методы их работы обычной переориентацией уличных хулиганов.

- Об их социальных теориях не говорят просто потому, что забывают: за частоколом людей, которые просто бьют, скрываются серьезные люди из политических партий, которые их направляют, - утверждает автор книги. - В Архангельске, когда организация бритоголового братства за пару недель исколола ножами 20 человек кавказской национальности, под суд пошли три человека из 60, сели двое.

Люди другой расы уже чувствуют себя в России неуютно:

- Только в августе на меня напали 12 раз, хотя я всегда осторожен, - говорит представитель московской протестантской церкви Натэль Габриэль. - Россия первой победила фашизм. Эфиопия, моя родина, тоже победила фашизм. Мне жаль, что через пятьдесят лет он возрождается в России.

По мнению автора книги, на Западе нацизм идет во власть: движение Ле Пена во Франции, Йорга Хайдера в Германии, сильные партии в Бельгии, Швеции, Дании, а на Россию там делается большая ставка:

- Лидеры западных движений считают, что помочь нужно только финансами: процесс уже пошел. В Москве скинхедов около 10 тысяч, если взять еще сочувствующих футбольных фанатов - на порядок выше. По России - около 40 тысяч. Движение активно идет в регионы. Помогает и обнищание населения, и неконтролируемая миграция. Кто-то их считает патриотами. А они стараются интегрироваться в политику. В регионах это вполне возможно.

Исследования социологов подтверждают, что почва для этого уже есть: нередко российское общество с симпатией относится к нацистам.

- Само по себе экстремальное проявление расизма и национализма не является основной опасностью, - говорит представитель ВЦИОМ-А Леонид Седов. - Главная опасность - общественная атмосфера, питательная среда, которая не оказывает сопротивления, а, наоборот часто обнаруживает сочувствие к этим людям, хотя пока и не создает политических структур, которые берут на вооружение этих молодых бандитов. Наши исследования показывают, что 16 процентов людей совершенно откровенно высказываются за идею "Россия для русских" - это 17 миллионов человек в стране. Еще 35 процентов с оговорками признают, что в общем идея здравая. Страна заражена подобными настроениями, проблема ксенофобии гораздо более опасна, чем ее крайние хулиганские проявления.

АСИ (web-сайт), 1 октября. Информ. сообщ. Появилось первое исследование российского движения скинхедов.

Москва, 1 октября. Количество скинхедов, число которых в России на сегодняшний день составляет 35-40 тысяч, постоянно растет, отмечает автор книги "Бритоголовые. Все о скинхедах. Эксклюзивные материалы" юрист Сергей Беликов. Современные скинхеды, по его мнению, не стараются внешне выделиться из общей массы, поскольку испытывают на себе давление со стороны правоохранительных органов. "Скинхеды уже не хотят привлечь к своим акциями пристального внимания, их основная цель - физическое устранение, - говорит С.Беликов. - Исчезли бритые головы, но идеи в этих головах остались прежними". Он считает, что движение бритоголовых из неформального молодежного превратилось в политизированное. В издании рассказывается об идеологии, истории развития и лидерах движения, социальной теории скинхедов. В ней говорится и о том, где можно встретить бритоголовых, каково отношение скинхедов к политическим партиям, прессе, массовой культуре. В основу книги легла информация из газет и журналов, а также данные, полученные от самих членов скин-движения. Как отметил директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, это первое подобное исследование. Оно было опубликовано в рамках трехгодичного проекта Московского бюро "Организация общественной компании по борьбе с ксенофобией, расовой дискриминацией, антисемитизмом и религиозными преследованиями в Российской Федерации". Книга адресована правозащитным организациям, сотрудникам прокуратуры, Министерства внутренних дел и Министерства юстиции. Контакт: Московское бюро по правам человека телефоны: (095) 207-39-13, 208-04-49.

Недавно Тушинский межрайонный суд Москвы вынес приговор 11 членам банды скинов, устроившим осенью 2002 г. погром в Митино.

Новые Известия, № 67. Андрей Панков. Статья. История одного погрома.

Недавно Тушинский межрайонный суд Москвы вынес приговор 11 членам банды скинхедов, устроившим осенью 2001 года погром в Митине. За две недели до памятных многим беспорядков в Царицыне бритоголовые уже пытались установить свой порядок на улицах Москвы. Активное участие в расправе над инородцами принимали и боевые подруги скинхедов. Позже они описывали свои подвиги в дневниках. “Новые Известия” первыми рассказывают об обстоятельствах этого дела.

18 октября 2001 года группа подростков из столичного района Митино – 18-летний Александр Хмаренко (Хром), 15-летний Борис Боглаг, 16-летняя Александра Теплякова, 17-летняя Татьяна Ткач, и 21-летний Валерий Горбунов – собралась на квартире у своей знакомой 15-летней Юлии Капустяновой в Уваровском переулке. Молодых людей связывали не только дворовые интересы, но и общие взгляды на устройство мира, в котором, по их мнению, не должно быть “косых”, “чурок” и “черномазых”. Также в число врагов попали те, кто увлекается “чуждой” музыкой и культурой. Например, почитатели рэпа и регги.

“Выглядели эти ребята так, как и подобает настоящим скинхедам, – короткие стрижки, куртки “бомберы”, высокие ботинки “Гриндерс” или “Доктор Мартенс”, – рассказал “Новым Известиям” первый заместитель прокурора Северо-Западного административного округа Москвы Георгий Аршба. – Теплякова зарабатывала на жизнь мойкой автомашин, все остальные были безработными. Если требовались деньги на алкоголь или на футбол, бритоголовые предпочитали экспроприировать их у своих сверстников или подвыпивших граждан”.

В тот день группировка весело проводила время. Пили вино. За первой бутылкой последовала вторая, за ней еще одна. Разгоряченные алкоголем друзья обсуждали рабочие моменты борьбы с иноземцами, как вдруг Капустянова вспомнила, что остался нерешенным недавний конфликт с местными рэпперами. Она рассказала, что несколько дней назад в их районе буянили 15 пьяных поклонников рэп-музыки из соседнего микрорайона.

Боевые товарищи решили, что без должного ответа оставлять выходку нельзя. К тому же представился хороший случай. В тот день рэпперы должны были собраться на свою дискотеку в школе № 1918 на улице Генерала Белобородова. Количество врагов было неизвестно, поэтому скинхеды решили поискать подмогу. Капустянова вспомнила о “прикольных” парнях из Тушина, с которыми она недавно познакомилась. “Тушинские” привлекли внимание юной особы тем, что заскакивали в автобусы и избивали “узкоглазых”.

Они представились ей скинхедами и оставили контактный номер телефона. Юля позвонила одному из них – 16-летнему Игорю Тарасову и сказала, что “есть проблема с рэпперами и необходима помощь”. Встречу назначили на 8 часов вечера на конечной остановке 267-го автобуса в Митине.

“Уже изрядно нетрезвые, скинхеды допили вино и начали собираться на битву, – говорит Георгий Аршба. – Ткач и Боглаг вооружились ножами-бабочками, Теплякова взяла с собой черенок от лопаты. Чтобы не повредить и не порезать кулаки, все обмотали их эластичными бинтами. На остановке их уже ждали 10 “тушинских”. Двое сжимали в руках бейсбольные биты, на которых была нарисована свастика. “Союзники” зарядились новой порцией алкоголя и пошли к школе. По дороге члены отряда не смогли разойтись с разукрашенной иностранными надписями “девяткой”. Выход был найден моментально: Теплякова бутылкой разнесла лобовое стекло машины”.

Каково же было разочарование нацистов, когда они увидели, что школа пуста. Ни дискотеки, ни рэпперов там не было. Операция возмездия оборачивалась провалом. Напоследок они все же решили пройтись по злополучному микрорайону и найти врагов. Оглашая округу громкими криками “Бей хачей, бей молдован, бей таджиков, бей черных, бей рэпперов”, пьяная толпа бритоголовых двинулась по дворам. Около одного из домов они обнаружили четырех подростков, внешний вид которых – широкие штаны и балахоны, выдавал в них поклонников рэпа. Трое из них успели забежать в подъезд, а один замешкался и попал в руки скинхедов. Те начали откровенно глумиться над перепуганным парнем. Ткач и Тяплякова приказали ему снять штаны, но рэппер отказался. Тогда девушки повалили его на землю и стали жестоко бить кулаками и палками. Затем Татьяна Ткач схватила его за куртку и стала бить головой об гараж.

Скинхедам этого показалось мало. “Тушинские” предложили разобраться и с “хачами”. Боглаг сказал, что знает, где можно найти азербайджанцев и предложил идти к арбузным развалам на улице Генерала Белобородова. На первой же точке Боглаг вошел в клетку с арбузами, начал разбивать полосатые ягоды и кромсать их ножом. В это время остальные “бойцы” с криками “Мочи хача!” уже избивали бейсбольными битами владельца точки азербайджанца Курбанова. Когда тот упал на землю, к нему подошла Теплякова и два раза ударила черенком от лопаты по голове. Решив, что этого недостаточно, один из “тушинских” достал огромный арбуз и со всей силы разбил о голову торговца. Пожилой азербайджанец рухнул замертво. Позже его доставили в больницу им. Боткина, но, несмотря на все усилия врачей, он скончался.

Скинхеды разгромили еще и соседнюю арбузную точку. Разбив товар и весы, они начали бить азербайджанцев, а потом направились к стоявшему рядом микроавтобусу. В нем сидели двое мужчин славянской внешности. Со словами “Вы, русские люди, работаете на чурок” подростки вытащили двух мужиков из машины, повалили на землю и начали пинать. После этого озверевшая толпа ринулась громить вагончики гастарбайтеров на Пенягинской улице. Скинхеды били камнями и битами окна и кричали: “Выходите, суки!” Кто-то из рабочих вызвал милицию, но к моменту прибытия наряда все юные фашисты уже скрылись. Как выяснилось позже, увидев милиционеров, Горбунов предложил избить и их, но эта идея поддержки не нашла. Через полчаса “тушинские” уехали домой.

На следующий день трое участника погрома, 18-летний Кирилл Фомин, 16-летний Игорь Тарасов и 19-летний Дмитрий Горелов, встретились в кафе около станции метро “Тушинская”. Изрядно выпив, они пристали к одному из посетителей. Сначала бритоголовые били его бейсбольными битами, затем оглушили ударом бутылки, схватили портфель и убежали. Когда мужчина пришел в себя, он смог дойти до милиции и описать приметы нападавших. Патруль задержал хулиганов на автобусной остановке. В течение следующей недели были схвачены и остальные участники погрома в Митине. Малолетние преступники не стали отпираться и дали признательные показания.

“Следствию сильно помогли четыре тетради, обнаруженные при обысках у Ткач и Лебедева, – говорит Георгий Аршба. – В этих дневниках они конспектировали мудрые мысли нацистских вождей и записывали все свои подвиги. Они очень подробно, в деталях рассказывали и о погроме в Митине. Ткач собственноручно писала о том, как Теплякова била погибшего Курбанова и как сама она громила бытовки рабочих”.

Суд состоялся только через два года. “Поумневшие” при помощи адвокатов скинхеды на процессе вдруг стали менять первоначальные показания и в один голос утверждали что-то вроде “я стоял в сторонке, ничего не видел, ничего не слышал, никого не трогал”. Скобелев, один из “тушинских”, например, вообще заявил, что азербайджанец сам ткнулся лицом в его бейсбольную биту. Кстати, пострадавшие торговцы также изменили показания и заявили, что никаких гражданских исков против скинхедов выставлять не будут. Тем не менее суд приговорил 11 участников банды в общей сложности к 103 годам лишения свободы.

 

 

Права военнослужащих и призывников

1 октября в России начался осенний призыв в армию. Начиная с этого набора, определять годность призывника к строевой службе будут исключительно гражданские врачи. На сборном пункте в Москве, расположенном на Угрешской улице, установлен аппарат, способный определить, принимал ли человек наркотики за последние пять лет, и если да, то какие и как долго.

Дни.Ру, 1 октября. Информ. сообщ. В военкомате установили наркодетектор.

В среду в России начался осенний призыв в армию. Начиная с этого набора, определять годность призывника к строевой службе будут исключительно гражданские врачи. На сборном пункте в Москве, расположенном на Угрешской улице, установлен аппарат, способный определить, принимал ли человек наркотики за последние пять лет, и если да, то какие и как долго.

С помощью электродов на руке находят биологически активную зону. По проводам электрические импульсы считываются компьютером, который способен установить не только факт применения наркотика, но и его вид, и дозу, - передает телекомпания РТР.

Подобной экспертизе будут подвергаться только те призывники, в отношении которых есть подозрения. Использовать эту машину для того, чтобы уклониться от службы в армии, не получится, потому что хитроумный аппарат выявляет еще и стаж наркомана.

Впрочем, уже следующей весной у призывников появится альтернатива армии - гражданская служба. По словам Василия Смирнова, начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС РФ, в текущем году из всех призывных ресурсов планируется призвать 10,3 процента граждан, которые не имеют права на отсрочку. Укомплектованность войск составит чуть больше 95 процентов.

Однако есть мнение, что всеобщая воинская обязанность себя изжила. Один из лидеров СПС Борис Немцов считает, что решить проблемы армии может только переход к добровольной службе по контракту. "Не может быть косметического ремонта советской армии. Она, как коммуналка. У нас коммуналка с советских времен не менялась, армия - тоже. Мы уже новую Россию построили. В буржуазной стране должна быть и армия соответствующая", - подчеркнул Немцов.

Права детей и женщин

Переход московских школ на “полный день” чреват насилием над личностью.

Новые Известия, № 67. Антон Зверев. Статья. Продленка общего режима.

Власти Москвы намерены продлить общение детей и педагогов до глубокого вечера. “Новые Известия” предостерегали (№ 29): плохо подготовленный, спешно продавленный по команде сверху эксперимент может обернуться провалом. Наш корреспондент, единственный журналист, проникший на закрытое совещание директоров “школ полного дня”, убедился: к тому все идет.

Некоторое время назад, обрисовывая радужные перспективы на новый учебный год, председатель Московского департамента образования Любовь Петровна Кезина с порога отмела любые страхи и предубеждения: “Ребенок вправе будет покинуть территорию полного дня в любой момент. Это гибкая, индивидуальная система, сориентированная на вход-выход ребенка из школы при любой погоде”.

Спустя неделю после встречи с Л.П. Кезиной мне довелось услышать из уст чиновника того же департамента нечто прямо противоположное. Обращенная к участникам эксперимента инструкция звучала как “Песнь о Нибелунгах”:

– Предупреждаю, господа новаторы, если, допустим, в вашей школе числятся 24 класса, а в режим полного дня вошли 23, мы без всякой лирики разворачиваем вас обратно! Снимаем с дистанции! Потому что это будет не эксперимент, а дискредитация чистой идеи!

Что же это в самом деле за чистая идея – ШПД в Москве?

Новая, изощренная форма отсиделовки? Втягивание сотен учителей, учеников, родителей в очередную авантюру – “строем в ряд”?

– Как будете организовывать дежурство учителей после обеда? – спрашиваю у соседа по залу, директора престижной школы в центре столицы.

– И думать нечего! Составлю списки на каждую неделю, издам приказ, они и не пикнут. Новый КЗоТ развязывает работодателю руки в экстремальных обстоятельствах. Так что не боись, делай как я, – подытожил первопроходец, приняв меня, судя по всему, за коллегу.

Нельзя сказать, что Москва долго и кропотливо готовилась к эксперименту. “Рекомендации по организации работы общеобразовательной школы в режиме полного дня” были разосланы участникам проекта в последних числах августа. Да и содержали они в основном расплывчатые рассуждения на предмет оптимизации учебного процесса, плюс напутствия в стиле: “важно объединить в единый комплекс образовательные и оздоровительные процессы”. Может, поэтому 19 из 219 директоров прекратили эксперимент, так его и не начав?..

Полгода мы обивали пороги школьного департамента столицы, чтобы дознаться: существуют ли концепция и стратегия ШПД? И не дознались. “Откуда вообще взялись 219 экспериментальных школ? – недоумевает член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов. – Кто будет обучать педагогов работать в новом режиме? Есть ли в школах домашние кинотеатры, кафе, теннисные корты, центры досуга? Где люди, способные руководить кружками и секциями с открытыми дверями?” Многих экспертов пугает этот кавалерийский наскок. К примеру, поговаривают, что покинуть здание школы после обеда можно будет только по письменному заявлению родителей. Но попробуйте удержать подростка в классе с 8 до 18.30! Да он в окошко выпрыгнет!

Вопросы задают и в департаменте. Правда, не все.

– Никто никого не собирается удерживать в школе насильно, – говорит директор Центра физического воспитания ДО столицы Юрий Пузырь. – А проблем – сколько угодно. Прежде всего кадровая...

Для полного дня городу не хватает около 1000 учителей физкультуры (хотя только в Москве их бесперебойно готовят три педагогических вуза!), 700 кружководов, 300 тренеров, сотен технологов по обслуживанию спортзалов, наконец, уборщиц! Хороших специалистов на такую смехотворную зарплату не заманишь. А это означает, что банальной продленки не избежать и реформа в конечном итоге обернется очередной профанацией.

1 октября Мосгордума приняла во втором чтении законопроект “Об административной ответственности за попустительство нахождению несовершеннолетних в общественных местах в ночное время без сопровождения родителей (лиц, их заменяющих)”.

Газета.Ру, 1 октября. Алина Черноиванова. Статья. Москва расширяет детское время.

Мосгордума еще больше ужесточила законопроект, запрещающий детям выходить на улицу ночью. По мнению правозащитников, в Москве закон вряд ли сработает в своем нынешнем виде, хотя запрещение детям выходить на улицу – нормальная мировая практика.

В среду Мосгордума приняла во втором чтении законопроект “Об административной ответственности за попустительство нахождению несовершеннолетних в общественных местах в ночное время без сопровождения родителей (лиц, их заменяющих)”. Перед принятием в целом его направили мэру Москвы на согласование.

Если мэр одобрит все пункты документа, то детям до 14 лет запретят находиться в общественных местах без взрослых с 22.00 до 6.00.

Как поясняет документ, общественными местами считаются жилые дома (за исключением места жительства несовершеннолетнего), общественные здания, улицы, дворы, парки, скверы, городской транспорт, вокзалы, аэропорты, а также места развлечений. Фиксировать правонарушение будут сотрудники милиции. По факту они составят протокол и передадут его для рассмотрения в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, которая примет решение о мере наказания для виновных.

Родители загулявшего ребенка получат предупреждение или заплатят штраф в размере от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда – 1,5-3 тыс. рублей. Юридическое лицо или частного предпринимателя, которые допустили нахождение ребенка до 14 лет в своем помещении, оштрафуют на сумму от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда – 6-12 тыс. рублей.

Со времени принятия в первом чтении закон стал жестче.

В октябре 2001 года, например, возрастная планка устанавливалась на уровне 11 лет, а временная – с 23.00 до 5.00. В январе 2002 года депутаты приняли вариант, по которому с 11 вечера до 5 утра запрещалось находиться на улице детям в возрасте уже до 14 лет.

Автор законопроекта депутат Мосгордумы Евгений Балашов рассказал “Газете.Ru”, что причиной подготовки и последующего ужесточения документа стал рост преступности среди детей и подростков в российской столице. И идея законопроекта состоит в том, чтобы обязать родителей не только защищать права и интересы своих детей, но и защищать их жизнь от различных форм проявления насилия и жестокости. Как пояснил “Газете.Ru” директор Информационного центра по правам человека Игорь Евдокимов, подобная практика существует во многих европейских странах, в частности, в Швеции и Нидерландах.

Некоторые города Сибири уже приняли распоряжения о похожем “комендантском часе” для детей. На днях законопроект по этому вопросу начали готовить в Ярославле.

“С юридической точки зрения здесь все чисто, – добавил Евдокимов. – Однако в нынешнем виде закон может просто не сработать на практике”. Во-первых, законодатели не до конца продумали различные жизненные ситуации, когда вполне самостоятельный подросток 12-13 лет может вечером или ранним утром находиться в общественном месте без взрослого. Во-вторых, не совсем понятно, каким образом будет отлавливать детей милиция. “Зачем вся эта морока нужна правоохранительным органам Москвы, для меня загадка, – отметил Евдокимов. – Неужели больше заняться нечем? В общем, мэр, скорее всего, будет серьезно править документ”.

По словам правозащитника, права несовершеннолетних и их родителей в законе ничем не нарушаются: “Здесь область личного мировоззрения”. “Если сейчас провести опрос общественного мнения по поводу этого закона, то, скорее всего, треть москвичей была бы согласна, еще треть воздержалась и треть ответила "против", – отметил Евдокимов. – В любом случае до его окончательного принятия еще очень далеко”.

Свобода слова и информации

Союз журналистов России обратился с письмом к Генпрокурору РФ и главе МВД с просьбой разобраться с захватом помещений редакции журнала “Новое время”. Представители ГУВД оценили происходящее как конфликт акционеров и заявили о невмешательстве.

Новая газета, № 72. Ольга Гончарова. Информ. сообщ. Очень наглый и очень богатый аноним отнимает дом “Нового времени”.

Союз журналистов обратился в Генпрокуратуру и МВД с просьбой разобраться в деталях захвата здания редакции журнала “Новое время”

Сам захват состоялся в четверг. В здании редакции в Малом Путинковском переулке вместе с милиционерами появились директор и юрист малоизвестной компании “Примэкс” и пять сотрудников частного охранного предприятия. Показав ксерокопию документов о собственности, выданных Мосрегистрацией, они объяснили журналистам, что теперь помещение принадлежит “Примэксу”.

Гости сменили охрану издательского дома “Новое время” и великодушно объявили, что пока никого выгонять не собираются. Но предложили главному редактору журнала немедленно заключить с ними договор об аренде.

Редактор “Нового времени” Александр Пумпянский рассказал:

— Директор “Примэкса” показал нам ксерокопию якобы регистрационного свидетельства о собственности. Они купили наше помещение у неизвестной нам компании. Отдать документ отказались, просто, что называется, помахали им перед носом. Потом заговорили об арендном договоре. Но если мы сейчас согласимся его заключить, это будет означать, что мы признаем их собственниками помещения. Это конечно же не так — здание с 1959 года находится во владении журнала. Поэтому мы сразу отказались что-либо подписывать и в ближайшее время подадим на компанию в суд.

Кроме того, по словам Александра Пумпянского, у него есть договор с Мингосимущества России, который действует до 2019 года.

Интересно, что в Мосрегистрации подтверждают права загадочной фирмы “Примэкс” на здание в центре Москвы. Но когда и при каких обстоятельствах состоялась регистрация — не сообщают. Вполне вероятно, что прав в этом вопросе финансовый директор “Нового времени” Дмитрий Минаков, утверждающий, что “Примэкс” — это всего лишь фирма-однодневка, созданная, чтобы отнять дом, а потом продать или передать его настоящему владельцу. Цена особняка в Малом Путинковском переулке исчисляется миллионами долларов. И только кто-то очень богатый и очень наглый может позволить себе захват чужого имущества в центре Москвы.

Сотрудники журнала "Новое Время" подали иск в Арбитражный суд Москвы.

Радио Свобода (web-сайт), 30 сентября. Максим Ярошевский. Передача.

Максим Ярошевский, Москва: Сотрудники журнала "Новое Время" подали в арбитражный суд Москвы иск к компании "Примекс", которая в конце прошлой недели захватила здание редакции. Группа неизвестных лиц в камуфляжной форме ворвалась в здание журнала "Новое Время" в пятницу. Журналистам предложили ознакомиться с документом, в которым говорилось, что помещение редакции журнала переходит в руки некоей фирмы "Примекс". Вход в здание для сотрудников закрыли, однако, часть журналистов осталась внутри редакции. Новая охрана вела себя агрессивно. Они напали на фотокорреспондента "Нового Времени", который попытался заснять происходящее. В итоге у него отобрали фотоаппарат и засветили пленку. Конфликт сразу же вызвал интерес у снимающих и пишущих коллег. Возможно, поэтому он разрешился в ночь с воскресенья на понедельник. Говорит заместитель главного редактора журнала "Новое Время" Вадим Дубнов:

Вадим Дубнов: Сейчас в редакции спокойно, вроде всех пропускают, за исключением мелких недоразумений. "Примекс" пытается вступить во владение. Наличие нас здесь, при том, что мы не подписываем с ними никаких договоров, не позволяет им вступить в права. Кроме того, у меня есть все основания предполагать, что эта фирма - просто у нее некая инструментарная задача есть, она ее выполнила, и думаю, что они будут продолжать цепочку продаж дальше.

Максим Ярошевский: Сейчас о позициях прошедших дней напоминает только домофон на входе в редакцию, его установили за ночь захватчики, и на удивление доброжелательная охрана внутри помещения. Принято решение подать в суд на компанию "Примекс". Рассказывает главный редактор "Нового Времени" Александр Пумпянский:

Александр Пумпянский: Редакция "Нового Времени" въехала сюда в 1960-м году. Мы разбираемся, в какую щель залезли вторженцы, какие ошибки, возможно, совершили мы. Сейчас видно: фирмы-однодневки перепродают друг другу, причем в какие-то рекордные сроки, для того, чтобы потом появился так называемый добросовестный покупатель.

Максим Ярошевский: Конфликт в редакции журнала "Новое Время" для Радио Свобода прокомментировал главный редактор правозащитного информационного агентства "Прима" Александр Подрабинек:

Александр Подрабинек: Со стороны очевидно, что право на аренду этого здания кто-то подкупил или перекупил, и права перешли в другие руки. А по сути конфликтная ситуация заключается в том, что наша пресса постоянно попадает в зависимость от людей, которым не ценна свобода слова, и которые занимаются исключительно бизнесом. У нас пресса сознательно ставится в зависимость от неких сил, к которым сама пресса по существу безразлична. И какая-то хозяйственная сделка может привести к тому, что либеральный еженедельник остается без возможности для существования, и такие ситуации происходят в России повсеместно.

Максим Ярошевский: Даже при новой охране работа в редакции не прекращается. Журналисты готовят к выпуску свежий номер журнала. Если ничего не произойдет, он выйдет в свет в этот четверг.

Мосгорсуд назначил дату нового судебного процесса по делу известного российского аналитика И. Сутягина, обвиняемого в госизмене, на 3 ноября.

Время новостей, № 182. Владимир Кузнецов. Информ. сообщ. Игорь Сутягин дождался присяжных.

Мосгорсуд вчера после долгих согласований наконец назначил дату нового судебного процесса по делу известного российского аналитика, заведующего сектором Института США и Канады РАН Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене. Суд над ним по решению председательствующего по делу судьи Петра Штундера начнется 3 ноября, причем на этот раз дело будет рассматриваться судом присяжных. Вчера в ходе предварительных слушаний судья отклонил ходатайства защиты об изменении Сутягину меры пресечения с ареста на подписку о невыезде или под залог и о составлении нового обвинительного заключения.

Ведущий российский эксперт по военно-политическим вопросам Игорь Сутягин был задержан сотрудниками ФСБ в октябре 1999 года. Контрразведчики обвинили его в том, что ученый передавал сведения, составляющие гостайну, британской консалтинговой фирме "Альтернатив Фьючерс", которая, по данным наших спецслужб, связана с военной разведкой США. По версии обвинения, г-н Сутягин хоть и не имел формально доступа к секретной информации, но, работая по заказам МИДа, Минобороны и других ведомств, получал закрытые сведения о системах противоракетной обороны, дислокации подводных лодок и т.д. В 2000--2001 годах его дело уже рассматривал Калужский облсуд, и его вернули на доследование. Теперь Игорь Сутягин сам настоял на процессе с участием присяжных. Все время с момента задержания г-н Сутягин находится в СИЗО “Лефортово”.

Журналиста Д. Коровина (журнал “КомпьюТерра”), написавшего статью на основании опубликованных ранее сведений, обвинили в клевете.

Известия, № 180. Анатолий Шведов. Статья. Пиратские методы.

В среду ОВД "Донское" предъявило обвинение в клевете 24-летнему корреспонденту журнала "Компьютерра" Дмитрию Коровину. Ранее дело против него приостанавливалось и даже закрывалось, однако прокуратура оба раза его возобновляла. Любопытно, что накануне проблему нападок на СМИ обсуждали на коллегии Минпечати.

Молодой журналист исследовал процесс создания одного из крупнейших производителей лазерных дисков - завода "Руссобит". Пользовался для этого только опубликованными в открытой печати сведениями. Например, привел опубликованные ранее в еженедельнике "Бизнес для всех" сведения о том, что фирмы "XXI век", которая является "крупнейшей среди компьютерных пиратов", участвовала в строительстве завода "Руссобит". Завод, как следует опять же из опубликованных источников, оброс сетью аффилированных структур. Одни и те же люди имеют отношение к созданию или управлению целого ряда бизнесов: фирмы-правообладателя "Руссобит-М", Национального агентства по защите интересов правообладателей (НАЗИП), задачи которого ясны из названия, структуры под названием Protection Technology, где трудятся программисты, и, наконец, Комитета по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты.

Зачем они объединились? - задумался журналист. И пришел к такому умозаключению. У пиратской фирмы традиционно сильна распространительская сеть. Для организации собственного производства нужен завод - это "Руссобит". А НАЗИП, предположил Дмитрий, нужно для того, чтобы "прищучивать" пиратские фирмы, которые могут конкурировать с "Руссобитом". После этого при Торгово-промышленной палате создается Комитет по защите интеллектуальной собственности. Возглавил его один из руководителей "Руссобита" Олег Гордийко.

То, как создавался и какое место занял "Руссобит", по мнению Коровина, могло привести к монополизации рынка, к "повязанности" производящих и контролирующих структур. Однако, как это нередко бывает с журналистами, специализирующимися на расследованиях, вслед за восхищенными отзывами коллег и одобрением главного редактора последовало письмо от людей, посчитавших себя обиженными. Это были уже упомянутые Олег Гордийко и его коллега по бизнесу Виктор Лигай. Они требовали опровержения. Редакция отказалась. Тогда бизнесмены обратились в ОВД "Донское".

- Сначала дело вел следователь Сажин Милан Янович, - рассказал "Известиям" Дмитрий Коровин. - Я ему показал, что откуда брал. 25 июня он приостановил это дело. Однако через месяц прокуратура вернула дело на доследование. А потерпевшие, так они называются, подали несколько жалоб на то, что следователь, якобы, занимает не принципиальную позицию. И попросили его заменить.

Делом занялась заместитель начальника следственного отдела Елена Петрова. Но она подошла к вопросу еще радикальнее, вовсе закрыв дело против молодого журналиста.

- Боюсь, вернут мне это дело, - вздохнула Елена Сергеевна, выписывая соответствующее постановление.

Следователь Петрова знала, чего опасаться. В последнее время стала популярной новая форма борьбы с журналистами: через суды. Простая логика уголовного или политического "наезда" камуфлируется хитросплетением юридических тонкостей; издания вынуждены создавать дорогостоящие юридические службы, чтобы защищаться от исков, нарастающих, как седьмой вал. Причем все чаще для чисто гражданских дел подыскиваются именно уголовные статьи обвинения, чтобы угроза воздействия была сильнее. Случай Коровина - ярок, но далеко не исключителен; обнаруживается вполне определенная и крайне неприятная тенденция.

В начале сентября Симоновский межрайонный прокурор Кремнев вернул дело в ОВД. И в среду автору расследования предъявили обвинение по статье 129, часть 2 - клевета в СМИ. Несмотря на то, что факты, изложенные им, в большинстве своем подтвердились; фирма, заподозренная в пиратстве, закрыта.

- Обвинение абсолютно незаконно, - заявила "Известиям" адвокат Коровина Лариса Полякова. - Статья 129 обязательно предусматривает наличие умысла на распространение заведомо ложной информации. А у Дмитрия, что совершенно очевидно, не было такого умысла. В своих умозаключениях он опирался на информацию из опубликованных источников, которые предъявил следствию. Статья требует заведомой осведомленности о ложности распространяемых сведений - а нет никаких данных о том, что Коровин знал, что используемые им сведения являются ложными. Однако прокурор применил статью 149 закона о СМИ, где говорится, что журналист обязан проверять достоверность распространяемых им сведений. На мой взгляд, она здесь неприменима, поскольку речь идет, повторюсь, об уже распространенных в печати сведениях.

Адвокат подала жалобу в Симоновский межрайонный райсуд. Предполагается, что она будет рассмотрена в понедельник.

"Известия" пытались связаться с Гордийко и Лигаем, но вчера они были недоступны для комментариев.

За тем, как развивается дело против журналиста, внимательно следят и в Минпечати, которое недавно приостановило действие лицензии компании "Руссобит". Там возмущены происходящим. Вот как прокомментировал "Известиям" эту ситуацию первый заместитель министра печати Михаил Сеславинский: "История с преследованием журналиста по очевидной для Минпечати проблеме вызывает серьезную обеспокоенность. Мы ожидаем от адвоката Дмитрия Коровина всех материалов этого дела, и не собираемся оставаться сторонними наблюдателями".

Выборы

Рабочая группа по разрешению информационных споров Мосгоризбиркома нашла первых нарушителей избирательного законодательства - газету “Тверская, 13” и журнал “Коммерсант-Власть”, которые опубликовали материалы, касающиеся мэра Москвы.

Газета, № 181. Семен Головко, Алексей Редичкин. Статья. “Наша задача – не замочить СМИ”.

В Москве назревает первый прецедент преследования СМИ по новому избирательному законодательству. Рабочая группа по разрешению информационных споров Мосгоризбиркома нашла первых нарушителей - газету "Тверская, 13" и журнал "Коммерсантъ-Власть". Эти издания опубликовали материалы, касающиеся мэра Москвы Юрия Лужкова. Но услышать, в чем их обвиняют, смогли не все "ответчики", потому что о заседании комиссии их известили в последний момент.

Рабочая группа по информационным спорам при Московском горизбиркоме следит, чтобы во время мэрских выборов СМИ не нарушали закон. Подавляющий численный перевес в комиссии получили представители горизбиркома и территориального управления Минпечати. Из журналистов в состав комиссии (всего в ней 15 человек) пригласили представителей "Интерфакса", "Московской правды", телеканала "ТВ-Столица" и издания "Октябрьское Поле и весь Северо-Запад".

Уже на первом заседании группы были названы первые возможные нарушители закона. Членам рабочей группы не понравилась статья “Огонь керосинки”, опубликованная в газете “Тверская, 13”, и опрос “Не надоел ли вам Лужков?”, помещенный в журнале “Коммерсантъ-Власть”. К моменту публикации материалов Лужков уже выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Москвы.

"Тверская, 13" опубликовала репортаж о посещении московским градоначальником Университета нефти и газа имени Губкина в изложении ректора вуза Альберта Владимирова и полную распечатку пресс-конференции мэра, в которой он делится своими планами на будущее. Официальному изданию столичного правительства вменили "сообщение о деятельности кандидата, не связанной с его профессиональной деятельностью" и "распространение информации с явным преобладанием сведений об одном кандидате". К моменту выхода публикации Лужков не создал свой избирательный фонд, оплатить материалы не мог, а это предполагается новыми поправками к закону о СМИ, так что нарушителями оказались журналисты.

"Мы же не можем освещать деятельность кандидатов, если их избирательные штабы не проводят пресс-конференций и встреч с избирателями, - сказал главный редактор "Московской правды" Шод Муладжанов. - Нужно договориться и расставить флажки, иначе конфликты будут только нарастать".

Журналу "Коммерсант-Власть" инкриминировали "деятельность, способствовавшую созданию положительного или отрицательного отношения к кандидатам". Правда, члены комиссии признали, что из ответов известных предпринимателей и политиков на вопрос "Вам Лужков не надоел?" определенного мнения не складывается. И решили журналистов на первый раз строго не наказывать: оба издания должны “дать письменные объяснения”. А редакция "Коммерсанта" вдобавок получит информационное письмо о том, что журналистам надо быть бдительными: избирательная кампания в Москве стартовала.

На заседание комиссии пришли только представители “Тверской, 13”. Максим Ковальский, главный редактор журнала “Коммерсантъ-Власть”, заверил ГАЗЕТУ, что представители издания не намерены уклоняться от встречи с комиссией: “Сегодня от нас никто не пришел, потому что телеграмму с извещением мы получили за два часа до заседания. Да и из текста не было понятно, о чем речь”.

По словам Ковальского, он сделал попытку понять, в чем обвиняется журнал, но безуспешно: “Мы позвонили в Московскую городскую избирательную комиссию, там внятной картины не наблюдается. Какие-то претензии у них есть. Но в чем именно они состоят, по телефону члены комиссии не говорят”.

"Наша задача - не замочить СМИ, а помочь городской избирательной комиссии", - заверил вчера журналистов зампред группы Олег Чубаров из СПС. Другие участники группы настроены более решительно. Многие из них не согласны с принятым "мягким" решением. "Сегодня мы допустили большую ошибку, - сказал ГАЗЕТЕ один из участников заседания. - Нужно быть построже, если так пойдет дальше - начнется информационный беспредел". Напомним, что в случае, если группа найдет в публикации незаконную агитацию, она вправе предложить Мосгоризбиркому обратиться в суд о наложении штрафа, а за неоднократные нарушения - в Минпечати о закрытии СМИ на время выборов (подробнее о нарушениях, за которые СМИ могут быть закрыты, - см. справку).

СПРАВКА

В соответствии с новым избирательным законодательством, принятым Госдумой с подачи Центризбиркома, СМИ будут предупреждать дважды. Если избирательная комиссия выявит, что издание, теле- или радиокомпания допускает незаконную агитацию, уделяет какому-то кандидату или партии больше внимания в ущерб другим или печатает "заказные" материалы, не оплаченные из избирательного фонда кандидата, она может подать в суд. Если суд два раза признает издание виновным в нарушении закона, Минпечати должно приостановить выпуск издания до окончания избирательной кампании.

Основные социальные и трудовые права

В главном управлении Минюста по Москве прошел “круглый стол” на тему “Проект закона “О защите прав малоимущих жителей Москвы на получение квалифицированной юридической помощи”.

Известия, № 178. Богдан Степовой. Статья. Тимуровцы по расчету.

В Главном управлении Министерства юстиции по Москве прошел "круглый стол" на тему "Проект закона "О защите прав малоимущих жителей Москвы на получение квалифицированной юридической помощи". Столичные адвокаты и чиновники обсудили законопроект, который должен создать систему юридического страхования для небогатых москвичей.

Поводом для серьезного разговора послужила публикация "Известий" "Страховка от соседей" (от 17 сентября 2003 года) и значимость для города нового документа. Законопроект должен будет совершить небольшую революцию на рынке юридических услуг и послужить моделью для создания системы юридического страхования малоимущих граждан во всей стране. Однако на практике все оказалось не так просто:

- Закон очень важен не только для горожан, но и для адвокатуры, - поделился своими соображениями член Совета адвокатской палаты Москвы Игорь Поляков. - После принятия законопроекта московские адвокаты должны будут научить малоимущих москвичей, как бороться с нерадивыми соседями, необязательными сантехниками и чиновниками, которые незаконно отказывают в помощи; что делать после пожаров, дорожно-транспортных происшествий и других неприятностей. А это огромный объем работы...

Больше всего Игоря Полякова беспокоит механизм оказания помощи, который разработали московские законодатели.

- Система юридического страхования, когда страховые компании по конкурсу выберут адвокатов, имеет много слабых сторон, - считает Игорь Поляков. - В законопроекте говорится о том, что адвокаты должны оказать "квалифицированную" помощь, иначе страховая компания может разорвать с ним контракт. Здесь возникает вопрос: кто будет оценивать квалификацию адвоката и качество помощи? Это совершенно непонятно. А жалобы будут - люди старшего поколения, подпадающие под определение "малоимущий", из-за возрастных особенностей мнительны и не всегда адекватны.

Но это еще полбеды. Авторы законопроекта не учли, что налог с суммы страховой помощи придется оплатить малоимущему гражданину. В конце года пенсионерам, выстоявшим в судебных баталиях с сантехниками и шумными соседями, не избежать встречи с налоговым инспектором. Разговор с ним обещает быть кратким - вы получили страховку на такую-то сумму, значит, вам придется заплатить процент государству.

- Вопрос в том, какие адвокаты и на каких основаниях будут оказывать бесплатную помощь, - считает Игорь Поляков. - Вряд ли опытные юристы станут заниматься "социальными" делами. Скорее всего они отдадут эти дела неопытной молодежи, которая будет "набивать" руку на пенсионерах, что, конечно, не совсем правильно.

Участники "круглого стола" разработали свой механизм оказания помощи малоимущим гражданам. Он достаточно прост - при каждом районе (а их в Москве 33) надо создать кабинеты, где московские адвокаты (а их в столице более 700) по графику будут оказывать населению свои услуги. Оплата - по факту сделанной работы.

- Законопроект - это толковая и крепкая концепция, которая дает повод для мыслей, - завершил "круглый стол" начальник Главного управления Министерства юстиции по Москве Александр Буксман. - Хотелось, чтобы на практике наши адвокаты реально помогали небогатым москвичам защищать свои интересы и все выделяемые городом средства расходовались только по назначению. Как мы сегодня выяснили, новый закон может быть вполне удачным. Осталось проработать механизм его работы.

Для этого представители московских адвокатов и Минюста собираются посетить слушания законопроекта в Мосгордуме. Если этого окажется достаточно, законопроект сможет стать законом уже в следующем году.

 

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека.

Местное самоуправление в Москве откладывается как минимум до выборов Президента РФ.

Московский комсомолец, № 213. Екатерина Пичугина. Статья. В Москве отменили выборы.

Пока российские власти лишь обсуждали возможность перенесения реформы местного самоуправления на 2005 год, в Москве все уже было решено. Бредовая идея передачи власти районам сразу не понравилась отцам города. И теперь в столице тихо задвинули выборы депутатов районных собраний, которые должны были пройти вместе с выборами мэра. Это значит, местное самоуправление в Москве откладывается как минимум до выборов президента. А как максимум — навсегда.

Вопрос о переносе выборов районных депутатов на март решили даже не тихо, а очень тихо. По большому счету, к ним никто и не готовился. 19 декабря “срок действия” районных советников истекает. А значит, местные власти не смогут принять свой устав и распланировать свой бюджет. Возможно, у них не будет вообще ничего: любой москвич имеет шанс через суд признать советников нелегитимными по закону “Об обеспечении конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления”.

— Я подозреваю, что перенос выборов на 14 марта — лишь первый шаг. Дальше московские власти постараются отсрочить их еще на полтора года. Теперь мои опасения начинают подтверждаться: один из сотрудников аппарата Мосгоризбиркома на днях сказал мне, что “закон Козака” (об отсрочке реформы местного самоуправления. — Авт.) принят и теперь, видимо, муниципальные выборы будут только в 2005 году, — говорит эксперт Аркадий Любарев.

Но, может, это и к лучшему? Потому что самоуправлением то, о чем идет речь, можно назвать с большой натяжкой. Районным властям выделен самый минимум прав. У них даже нет муниципальной собственности.

— Мы теперь непонятное нечто без власти и полномочий. Воюем с ветряными мельницами. О нас даже не знает никто, — пожаловался “МК” один советник.

Городские власти уверены, что все это для блага москвичей, ведь город нельзя поделить на 125 частей и сделать так, чтобы жители Орехова обнищали, а москвичи с Тверской купались в роскоши. Законодательная неразбериха породила массу толкований местного самоуправления. Каждый понимает его в меру своей испорченности. В скандально известном районе Красная Пресня — два главы управы (один оппонент Лужкова, другой его ставленник). У каждого свое здание, своя печать, своя газета, и каждый считает себя настоящим. И ведь каждый по-своему прав! Даже может подтвердить это законом...

Простым же москвичам местное самоуправление по барабану. Почему? Оно лишь теоретически близко к народу. На самом деле любая власть, хоть и маленькая, — очень выгодное дело. Например, в местную администрацию Чертанова прорвался владелец сети магазинчиков и теперь активно расширяет свой бизнес.