ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 7-11 апреля 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система.

Приглашение в тюрьму. В Политехническом музее в Москве открылась выставка “Человек и тюрьма”.

Труд, № 62, 5 апреля. Юлия Мамина. Информ. сообщ. Приглашение в тюрьму.

Каждый желающий теперь может побывать "на зоне", не покидая при этом центра столицы. В Политехническом музее открылась выставка "Человек и тюрьма", которую уже успело посетить около 20 тысяч человек.

Пол выставки покрывают дубовые доски, на стенах подвешены нары, в центре зала - металлическая дверь с окошком для передач. Есть даже настоящая камера, перенесенная сюда из Рязанской колонии строгого режима. Каждый гость выставки может войти внутрь, посидеть и даже полежать на койке, однако надолго здесь никто почему-то не задерживается. В витринах выставлены письма, стихи заключенных, поделки, картины и вышивка. Некоторые из них - настоящие художественные произведения: например, пейзаж из мелких камешков, собранных на территории колонии, шахматы, вырезанные из камня, с фигурками в виде судей, охранников и заключенных.

И все же выставка эта - далеко не развлекательная. Стены увешаны пугающими фотографиями и статистикой, гласящей о том, что количество больных туберкулезом и ВИЧ-инфицированных заключенных за последние четыре года возросло более чем в 20 раз и достигло в сумме 150 тысяч человек.

Фальсификация уголовных дел против чеченцев в Москве продолжается.

Из почты НПО.

10 апреля 2003 г. в 12=00 в Басманном районном суде г. Москвы (судья Дударь) началось судебное рассмотрение дела братьев Ибрагима и Саидэмина Ахтахановых, обвиняемых по ч.1 ст.ст. 222 и 228 УК РФ.

Это означает, что произвол, имевший место в дин "Норд-Оста", когда 26.10. в квартиру, где временно проживали братья Ахтахановы, ворвались сотрудники ОВД "Басманный" и потом двое суток мучали задержанных, требуя признаний в совершении теракта, "докатился" до суда. Инкриминируется им, разумеется, хранение взрывчатых и наркотических веществ: первому - в размерах 163 г. и 2,2 г, соответственно, а второму - 57 патронов в кармане брюк.

(сведения получены от адвоката обвиняемых Мусы Хадисова).

Есть надежда, что о фактах фальсификации материалов данного дела и громадном числе процессуальных нарушений в ходе его расследования можно будет узнать через пять дней, когда по определению судьи Басманная прокуратура переоформит обвинительное заключение и процесс возобновится.

Будет ли московское правосудие объективно и беспристрастно по отношению к несостоявшимся “чеченским” террористам и бдительным сотрудникам ОВД “Басманное”, которые пока что выступают свидетелями, а не обвиняемыми в совершении должностных преступлений и применении насилия к задержанным в дни “Норд-Оста”?

Репортаж о Можайской женской колонии

Вечерняя Москва, № 62. Наталия Касьянова. Статья. Амур за решеткой.

Женщины из Можайской женской колонии и за колючей проволокой не перестают оставаться женщинами

Мужа я не убивала

Чтобы по-людски выдать замуж свою подопечную, воспитатель Марины извлекла из загашника бальное платье (в колонии проводятся конкурсы бальных танцев, есть и соответствующий гардероб). Из этого платья Марина сшила себе свадебный туалет, благо на зоне закончила ПТУ, шить научилась.

— Я бы в колонии никогда не стала надевать белое платье, — откровенничает Марина, молодая кокетливая женщина приятной полноты. - Но дело в том, что у моего жениха это первая в жизни свадьба. Вот и захотелось сделать ему подарок.

Сюрприз удался. Жених, привыкший видеть Марину в зэковском ватничке, аж рот разинул от удивления. Сам он тоже не ударил в грязь лицом — приехал в отутюженном костюме, с роскошным букетом.

Бракосочетание, по меркам воли, скромное: ни гостей, ни родственников, ни вальса Мендельсона. Пышные торжества на зоне неуместны. Молодые расписываются, принимают поздравления от работников ЗАГСа и удаляются на свое первое супружеское свидание. Это их “медовый месяц”. Продлится он всего три дня. Марину освобождают от работы, она живет в доме свиданий — наедине с супругом.

— А как же твой первый муж? — наивно спрашиваю я. — Развелись, что ли?

- Я за убийство сижу, - лаконично объясняет новобрачная, и до меня не сразу доходит, что она убила мужа.

— После ареста на меня такое одиночество навалилось, так хотелось выговориться — хоть кому-нибудь! - продолжает Марина. — И тут я узнала, что моя подруга рассталась со своим приятелем: Олег ее побил, и она засадила его в изолятор. Мне стало жалко мужика, дай, думаю, напишу ему.

С писем все и началось. Освободившись, Олег приехал на свидание к Марине. А через полтора года сделал Марине предложение.

— А тебя не пугает, что я сижу за убийство? — прямо спросила она.

— Я тебе верю, — ответил жених.

Прим. Н.К. — Марина уверяет, что на самом деле сидит здесь невинно, что “ее подставили”, а мужа она не убивала. Спрашиваю у начальника отряда, насколько этому можно верить. “Многие у нас любят приврать”, — отвечает.

Не испугало жениха и то, что Марине сидеть еще целых два года.

— Ну, ничего, срок закончится, и начнем жить нормальной семейной жизнью, — говорит Марина. — Главное, что я теперь не одна.

Вообще-то, свадьбы в Можайской колонии — дело не редкое. Местные дамы ведут бурную личную жизнь: знакомятся, переписываются, бегают на свидания, выходят замуж. Начальство — почти все женщины - относится к этому с пониманием, сами помогают осужденным искать женихов: приносят в отряды газеты с объявлениями о знакомствах, вместе составляют “брачные” анкеты. Воспитатели говорят, что когда в жизни осужденной появляется близкий человек, с ней и работать проще: она становится более мягкой и адекватной — делает все, чтобы побыстрее освободиться.

— А не обидно, когда кому-то такое счастье приваливает? — интересуюсь я у женщин из отряда Марины. — Вот, мол, везет же некоторым, а я никому не нужна?

— Наоборот, приятно, когда есть за кого порадоваться, — отвечает одна из женщин, смуглая шатенка со шрамом над правой бровью.

Но впечатление, что не всем легко наблюдать чужое счастье. Когда видишь довольное лицо товарки, бегущей на свидание к мужу, становится просто по-женски обидно за собственную неустроенность. Ведь некоторые из этих женщин не просто по-женски одиноки: к ним вообще никто не приезжает, а подчас даже и не пишет.

У каждой своя надежда

Когда попадаешь сюда, на воле тебя все забывают: и друзья, и подруги, и мужья, у кого они были, говорит 26-летняя Светлана, миниатюрная, похожая на подростка женщина, на которую будто случайно натянули зэковский ватник, - чтобы согрелась.

Приятель бросил Светлану еще до суда. Но девушка на него зла не держит:

— Он - наркоман, чего от него ждать?

В КПЗ Светлана познакомилась с другим мужчиной и сих пор с ним переписывается

— Он на десять лет старше меня, многое повидал за свою жизнь, — рассказывает девушка. — Скоро должен освободиться, пишет, что приедет мне, хочет жениться.

— И будет ждать? Все-таки тебе еще шесть лет сидеть...

— Время покажет, что из этого выйдет. Я надеюсь на лучшее. Здесь у каждой есть какая-то надежда.

Большинство женщин до колонии были замужем или жили в гражданском браке. К концу срока почти все разведены. Мужчины на свободе не склонны хранить верность. Некоторые сразу разводятся, другие пускаются в загулы. Рано или поздно до жены в колонию доходит “информация” об изменах мужа, и к тяготам тюремной жизни добавляется еще одна боль.

Плакать женщины идут... в кабинет начальника отряда. Демонстрировать свои слезы в отряде решаются немногие: это считается проявлением слабости. А слабость — не прощают. На зоне свои законы: чем агрессивнее ведет себя женщина, тем уважительнее к ней отношение товарок.

— И как же вы утешаете женщину, которую бросил муж? — спрашиваю я у начальника отряда.

— Объясняю, что муж, живой человек, он не обязан ждать и что жизнь на этом не закончилась, — говорит Татьяна Владимировна Канаева. — А через некоторое время, когда женщина немного успокоится, предлагаю ей: “Давай объявление в газету дадим. Познакомишься с кем-нибудь”. Глядишь, она уж пишет объявление, влюбляется “по переписке”, опять оживает.

Эротика или порнография?

Начальник колонии Ирина Раимовна Гадаева – спокойная, невозмутимая женщина с погонами полковника и соответствующей выправкой - рассказывает мне о своих подопечных. За двадцать лет работы она досконально изучила их психологию. Говорит, что оперативники для осужденных — как няни. Женщины бегут к оперативнику с любой проблемой: то давление поднялось, то настроение испортилось. Жен-шины - народ капризный, неуравновешенный, поэтому каждую нужно внимательно выслушать и постараться помочь — хота бы советом.

— С женщинами вообще сложно работать, — все с характером, с норовом, — продолжает начальник колонии. - Могут взорваться из-за любого пустяка: кто-то не так посмотрел, не то сказал. Сами понимаете, женщина — это сплошные эмоции. Если женщины вцепятся друг в друга, то их уже не разодрать. Бывают и драки, и волосы друг на друге рвут, и такими словами друг друга поливают, каких ни от одного мужика не услышишь.

— Я вам порнографию принесла, — в кабинет к Ирине Раимовне входит воспитатель с букетиком конвертов. — Хотя, может быть, это эротика? Посмотрите сами.

Пока начальник колонии изучает письма, я, понятно, изнываю от любопытства. Поймав мой беспокойный взгляд, Ирина Раимовна объясняет: всю переписку контролирует цензура: воспитатели отрядов читают каждое письмо с воли. Так положено, чтобы избежать возможных сговоров или побегов. Иногда цензорам перепадает такая любовная лирика, от которой зашелся бы краской сам маркиз де Сад.

Вот и сейчас, пожалуйста, - какой-то эротоман по объявлению познакомился с местной дамой и начал заваливать ее срамными письмами, полагая, впрочем, что никакой это не срам, а изощренная эротика a-la Владимир Набоков.

— Но наши цензоры считают, что это порнография и не передают такие письма адресату, чтобы не смущать покой женщины, — говорит начальник колонии. - И теперь этот “писатель” накатал мне жалобу, что, мол, грубые, неутонченные цензоры его не поняли, и просит, чтобы я лично разобралась, эротику он пишет или порнуху.

Сексуально озабоченных кавалеров цензура быстро отсеивает. К осужденным попадают, что называется, отборные женихи: взрослые, неглупые и желательно психически устойчивые.

— Попадаются настолько положительные мужчины, что и нас завидки берут, — рассказывают воспитатели. — Никакая женщина не отказалась бы от таких поклонников.

Сейчас в колонии набирает силу весьма заманчивый роман: некий европеец — человек обеспеченный, серьезный — добивается руки местной дамы. Воспитатели на всякий случай поинтересовались у иностранца, знает ли он о преступлении возлюбленной.

—Да, она убила своего мужа из ревности.

На самом деле женщина убила своего ребенка.

— Вы знаете, сколько у нее детей?

— Да, один ребенок, но это не проблема, я люблю детей.

На самом деле детей — четверо. Воспитатели не стали “расстраивать” мужчину, посоветовали еще раз поговорить с суженой. Иностранец, впрочем, и на этот раз сохранил к ней доверие. Но до женитьбы еще далеко: жених уехал в свою страну договариваться насчет процедуры оформления брака, предоставления визы для невесты.

— Мы не скрываем от женихов прошлое их избранниц, — говорит Оксана Владимировна Стрыгина, заместитель начальника по воспитательной работе. - Но мужчины предпочитают слушать не нас, а своих возлюбленных.

Мужиков тоже можно понять: им есть от чего потерять голову. Большинство колонисток совершенно не похожи на преступниц: глаза ясные, шеи высокие, зубы сахарные, улыбки обещающие. После работы дамы меняют зековские серые платья на наряды, присланные из дому: кто-то натягивает мини-юбку, кто-то сооружает прическу, выпрашивает у воспитателей разрешения надеть туфли на шпильках. Вообще-то, наряжаться в колонии разрешено только на “мероприятия”. В повседневной жизни положено выглядеть скромно, сексапильными “прикидами” не увлекаться.

— Женщины не должны забывать, что они отбывают наказание, — говорит Оксана Владимировна. — А если будут ходить расфуфыренные, то их, согласитесь, от воспитателей не отличишь.

— В самом деле, — благовоспитанно соглашаюсь я.

Впрочем, запрет на яркую одежду некоторые модницы с лихвой возмещают буйством красок на лице. Пользоваться косметикой на зоне обожают, благо она здесь дармовая - спонсоры из Норвегии присылают. Ну, разве что духов ни у кого нет, потому как нельзя — спирт.

Для кого, спрашивается, макияж?

— Нельзя же вот так взять и махнуть на себя рукой, — говорит одна из осужденных (выглядит она явно моложе своих 60 лет: брови выщипаны и аккуратно подрисованы, на ресницах густая норвежская тушь, седина закрашена). — Я, например, пока не накрашусь, вообще из барака никуда не выхожу.

Мужчины здесь не ходят

Мужчине на женской зоне появляться откровенно небезопасно: оголодавшие бабы пожирают мужика глазами и, если зазеваешься, того и гляди, утащат в темный уголок и... изнасилуют.

Об этом мне поведал бывший сотрудник внутренних войск, отказавшийся сопровождать меня в поездке в колонию. Я, признаться, не поверила. Однако в колонии действительно не встретила ни одной мужской особи. Натуральное женское царство. Зэки — женщины, оперативники и воспитатели — женщины.

— Причин несколько. Во-первых, не каждому мужчине женщина пойдет исповедываться и не каждый мужчина ее поймет, — объясняет Оксана Владимировна. — В режимной части, на фабрике, в санчасти у нас есть мужчины, а непосредственно с осужденными работают только женщины.

А во-вторых?

Сильный пол не показывается на зоне еще и потому, чтобы лишний раз не смущаться. Ведь оперативнику приходится повсюду присматривать за осужденными. А какой мужик осмелиться заглянуть в женский туалет или в комнату, где осужденные переодеваются?

В ночное время оперативники предпринимают усиленные меры безопасности: ходят только по двое, обязательно с оружием. А вообще-то, мужчинам ночью вообще запрещено ступать на территории колонии.

— А что, могут изнасиловать? — невинно “воодушевляюсь” я.

— Вообще-то, таких случаев у нас не было, — после некоторой паузы отвечает Оксана Владимировна. — Но в принципе это возможно: в колонии сидят и рецидивистки, и особо опасные преступницы с очень большими сроками. Они агрессивные, взрывные, способны на все.

Можно предположить, что при остром дефиците мужчин без лесбийского греха дело не обходится. И хотя воспитатели утверждают, что однополой любви в колонии нет (негде, мол, дамам сексом заниматься, все время на виду у людей), однако сами осужденные по секрету сообщают мне, что “некоторые женщины друг с другом сожительствуют”.

— Любовь у них все больше корыстная, клеятся обычно к тем, кто получает с воли богатые посылки, — говорит рябоватая, но миловидная 28-летняя Ольга. По ее словам, парочки стараются вести себя тихо, чтобы никому не мешать. Любят друг друга по выходным, потому что в будни в корпусе постоянно находится начальник отряда, а в выходные дни контроля меньше.

Когда Ольга попала в колонию, ей тоже делались недвусмысленные предложения.

— Но я с первых дней на зоне решила вести себя примерно, не заводить никаких сомнительных отношений, — откровенничает девушка. — Поэтому послала ту “лесбиянку” куда подальше. Этого оказалось достаточно, чтобы ко мне больше не приставали.

Казалось бы, новые времена — новые песни: сейчас к однополой любви “общество” вроде бы относится гораздо терпимей. Но это — на воле. А на зоне, как в армии, — устоявшиеся традиции не в силах изменить даже воля генерального штаба, складывавшиеся десятилетиями принципы в одночасье не меняют. Поэтому отношение к “ковырялкам” — брезгливое и настороженное.

- Вы только не пишите про нас всякую грязь, - просят меня женщины. – А то, знаете про нас уже писали, что мы все поголовно лесбиянки. Нас это унижает. Поверьте, нам тут не до секса.

—А как же естественная физиологическая потребность? Если, допустим, срок большой, мужа нет?

— А что здесь такого? — искренне недоумевает одна из женщин. - Я и на свободе не часто этим занималась. Муж годами сидел в тюрьме, я его ждала, никогда не изменяла. А здесь напашешься до кровавых мозолей, какой уж тут секс?

Так с ними и надо

Отношения с сильным полом у большинства здешних дам и на свободе не ладились. Редко кто в колонии может похвастать счастливым браком. Многих женщин вообще до тюрьмы “довели” собственные мужья и сожители.

60-летняя Людмила Александровна, бывшая фрезеровщица из Ельца, рассказывает:

— Женщины вроде меня — те, кому за сорок, — сидят в основном за “бытовуху”. А убивают кого? Или мужа, или сожителя. Потому что сил больше нет терпеть! Вот недавно к нам пришла одна бабуля. Тоже мужа порешила. 50 лет с ним прожила, пару месяцев до золотой свадьбы оставалось. Не вынесла: “Всю жизнь надо мной издевался. Ну все, вывел он меня из терпения!”. Но ведь пятьдесят лет терпела, бедная!

Сама Людмила Александровна сидит по той же 105-й статье — “Убийство”. С Игорем ее познакомила соседка: мол, будет кому в старости стакан воды поднести. Игорь повел себя, как натуральный Шариков: пил как конь, из уютной квартиры съезжать не желал ни в какую, выгонял приютившую его хозяйку буквально на улицу, грозился убить. Людмила Александровна зарезала его, когда готовила завтрак.

— Я чистила картошку, он сидел, жрал самогонку. И вдруг вскакивает, бьет меня граненым стаканом в висок. Пробил голову, кровь ударила фонтаном, залила мне глаза. Я говорю: “Что ж ты делаешь, сволочь?” А он: “Я тебя добью”. У меня нож кухонный в руке был, и я, не помня себя, швырнула им в Игоря...

В соседнем отряде отбывает срок родная сестра Игоря. Когда узнала про убийство брата, пришла к Людмиле Александровне: “Давно его надо было!” Сестра, кстати, сидит по той же статье: прибила сожителя. Сейчас женщины дружат. Женская солидарность оказалась сильнее родственных чувств.

— Здесь многие от своих мужиков натерпелись, понимают, — говорит Людмила Александровна. — Помню, пришла я в отряд и не успела еще шагу ступить, “старожилки” у меня спрашивают: “Люда, какая статья?” — “Сто пятая” — “Кого?” — “Сожителя” — “А так с ними, с мужиками, и надо”.

 

Статистика – не самоцель. Автор – председатель Мосгордумы – считает, что снижение уровня преступности на бумаге приведет к ее росту на деле.

Независимая газета, № 70. Владимир Платонов. Статья. Статистика – не самоцель.

Я как депутат часто встречаюсь с избирателями и знаю, что вопросы борьбы с преступностью, вопросы безопасности гражданина в городе больше всего волнуют граждан.

На мой взгляд, главная проблема сегодня - это не сама преступность, а информация, которая объективно отражает происходящее в нашей стране. Не секрет, что есть такое явление, как сокрытие преступлений. Мне с этим приходилось сталкиваться еще в 83-м году, когда я пришел в органы прокуратуры. Тогда началась очередная волна борьбы с теми, кто скрывает преступления. И я с того времени четко знаю, что виноваты не сотрудники милиции, а система показателей, которая досталась нам в наследие от советских времен. Я глубоко убежден, что сотрудника милиции нельзя наказывать и говорить ему, что он плохо работает, если возросло количество преступлений. Он может быть виноват в этом, только если сам совершает преступления. Тогда его надо строго наказывать, привлекать к уголовной ответственности. Если нет - сотрудника милиции можно наказать только за то, что он не выехал на место совершения преступления, ненадлежащим образом осмотрел это место, не выявил вещественные доказательства, которые могут стать доказательством, изобличат подозреваемого в совершении преступления. Это все!

То, что происходит много преступлений, - явление социальное. Милиция в этом не виновата. Но как дамоклов меч над органами милиции висит статистика - сколько преступлений совершено. Рост количества преступлений, снижение раскрываемости и другие, я считаю, надуманные показатели. Я посмотрел статистику и выяснил, что рост преступности в Центральном федеральном округе в последний год был зарегистрирован только в Москве и в Орловской области, где сменилось руководство ГУВД. Мне кажется, что, когда приходит новый руководитель, он начинает бороться с сокрытием. А потом он вынужден сам идти на это - ему же нужно показать, что с его приходом дела пошли лучше!

К сожалению, работу милиции до сих пор оценивают по этим показателям. Полагаю, что у милиции необходимо забрать ведение учета преступлений, тогда цифры окажутся совсем иными. Ведь на самом деле преступлений совершается гораздо больше, чем регистрируется. В прошлом году только в Москве сами органы милиции выявили несколько сотен сокрытых преступлений. Еще несколько десятков выявили органы прокуратуры. Ведение статистики, на мой взгляд, надо передать в систему Министерства юстиции. Оно имеет разветвленную сеть в регионах. Необходимо выработать четкую систему контроля, например, когда гражданин пишет заявление в милицию и копия этого заявления тут же уходит в Управление юстиции.

Что же следует предпринять? Первое. Надо изменить систему учета. Тогда мы узнаем реальный уровень преступности, и тогда государственным властям необходимо будет адекватно реагировать на эту информацию. Во всех государствах считается, что, если растет преступность, необходимо увеличивать финансирование правоохранительных органов. У нас, к сожалению, этого не происходит. И второе - необходимо выяснить, как наиболее эффективно с преступностью бороться. Необходимо изменение законодательства. Не секрет, что существующая система наказания, сбора доказательств больше защищает преступников, чем потерпевших. На это необходимо обратить внимание.

Интервью с министром внутренних дел РФ.

Комсомольская правда, № 63. Игорь Черняк. Статья. Борис Грызлов: Нам удалось оторвать милицию от преступного мира.

Предъявите документы!

- А как вам недавний приказ начальника ГУВД Москвы Пронина о том, что милиция уже не может без повода проверять документы у граждан?

- Уточню. Был приказ, в котором говорилось о нарушениях при проверке документов, допускавшихся московскими милиционерами, и мерах, призванных не допускать подобное впредь.

- Мне как законопослушному гражданину это право милиции не особо нравится. Что я, выходя из дома за сигаретами, обязан паспорт брать?

- Во всем мире правоохранительные органы имеют право удостоверять личность граждан. Это элементарное требование безопасности. Милиция на улице - не для проверки документов, а для обеспечения порядка. В Москве, например, почти половина людей на улицах - приезжие. И в ситуации, когда не исключена возможность использования террористами взрывчатых веществ, наши сотрудники обязаны проверять и документы, и автомобили. Возможно, это и неудобно, но нужно.

Зачем милиция на рынках?

- Сейчас власти перестали реагировать на выступления журналистов. Скажем, в “Комсомолке” прошла серия публикаций под заголовком “Менты без грима”, в других изданиях появлялись материалы с обвинениями руководства Следственного комитета. И ни одного ответа из МВД.

- По подборке писем граждан под заголовком “Менты без грима” нами проведена тщательная проверка. В 12 письмах факты не нашли подтверждения, в трех факты отсутствуют, в двух они подтвердились частично. По всем подтвердившимся негативным фактам на местах приняты меры.

По публикациям насчет Следственного комитета мною создана комиссия. Такая же комиссия создана и в Генпрокуратуре. Окончательных выводов еще нет. Но то, что работа идет столь долго, говорит о том, что есть что изучать.

Да, негативных явлений внутри нашей системы хватает, как, впрочем, и любой другой. Для их искоренения мною создано Главное управление собственной безопасности МВД РФ (ранее было просто управление). За год ГУСБ выявляет до 17 тысяч правонарушений среди наших сотрудников - согласитесь, немало. По нашим материалам принимаются решения по наказанию и увольнению из органов лиц, запятнавших себя, возбуждаются уголовные дела. Есть примеры и на уровне генералов. И к информации СМИ мы относимся очень серьезно.

- А сами газеты читаете?

- Каждое утро из Управления информации мне приносят все появившиеся в СМИ негативные материалы, касающиеся МВД. В моем рабочем графике на это есть 30 минут. Расписываю обычно либо замам, либо ГУСБ. Материал подтверждается - принимаем меры. Но подтверждается далеко не всегда.

- А может вообще запретить милиционерам появляться на рынках?

- Что значит “запретить появляться”? Там, где есть почва для экономических преступлений, подготовки терактов, наше присутствие необходимо. Но лишь тех сотрудников, кто имеет на это соответствующее предписание. И я этого добьюсь.

Ряд мер предпринят и по линии ГИБДД. 3 июля прошлого года я подписал приказ, который в корне меняет мотивацию работы сотрудников. Из карательного органа ГАИ должна стать структурой, которая способствует здоровому климату на дорогах.

- Гаишников все ваши предшественники пытались перевоспитать. Степашин даже переименовал ГАИ в ГИБДД, а толку? Потом Путину пришлось обратно переименовывать.

- Но результаты есть. Возьмите те же административные протоколы: в 2001 году их было составлено 30 млн.! И этими протоколами отчитывались: мол, мы составили столько-то, значит, хорошо отработали. Теперь же это не считается показателем оценки деятельности подразделения. Главное - снижение числа ДТП. Более того, сотрудникам ГАИ запрещено останавливать вне стационарных пунктов машины, которые не нарушили правил дорожного движения. Стало меньше придирок, и в итоге во втором полугодии 2002 года мы вышли на заметное снижение числа протоколов.

Надо понимать, что органы МВД большой, сложный, и, как и в любой другой стране, весьма консервативный организм. Но это не значит, что он не будет меняться.

Куда звонить обиженным милицией?

Во-первых, в дежурную часть Главного управления собственной безопасности МВД РФ - (095) 239-0730 или в Управление собственной безопасности ГУВД Москвы - 200-9684.

Во-вторых, можно обращаться в прокуратуру по месту нахождения соответствующего органа внутренних дел.

Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу РФ, если в действиях сотрудника милиции имеются признаки совершения преступления, то решение по данному случаю должно быть принято в срок от 3 до 10 суток. Если признаков совершения преступления не имеется, то назначается расследование, которое может длиться до одного месяца.

Мосгордума приняла в первом чтении проект Закона “О создании судебных участков и должностей мировых судей города Москвы”.

Майя Саламова. Статья. Если того требует дело. Мосгордума приняла в первом чтении проект Закона “О создании судебных участков и должностей мировых судей города Москвы”. Стр. 1 прилож.

С принятием этого документа в столице должна завершиться работа по формированию судебных участков мировых судей, а именно - установлено количество судебных участков мировых судей, “закрепленных” за каждым из 33 районных судов, определены их номера, наименования по районам, а также территориальные границы.

Всего в Москве будет создано 384 судебных участка мировых судей, что соответствует федеральным требованиям - по одному участку на 15 -30 тысяч жителей города. Лишь по 4 районам: Молжаниновский, Северный, Восточный и поселок Некрасовка число жителей составляет в 3 - 6 раз меньше нормы. В проекте определены границы уже созданных - 157 и вновь формируемых - 227 судебных участков.

Как рассказал депутатам руководитель Департамента территориальных органов исполнительной власти города Москвы Сергей Зверев, новый проект содержит необходимые уточнения и дополнения. Например, его авторы внесли изменения в описание границ 86 ранее открытых участков, связанных с решением вопроса о территориальной принадлежности некоторых ТЕОСов и крупных лесных массивов, с упразднением 7 и созданием 9 дополнительных судебных участков мировых судей. Также в законопроекте максимально учтено требование о “прохождении” границ судебных участков по улицам Москвы и их пересечениям.

Вместе с тем, по словам С. Зверева, при организации судебных участков мировых судей в столице выявились некоторые проблемы и, в частности, по их территориальной юрисдикции. В Москве традиционно действуют 33 районных суда, которых, по федеральным нормам, будет недостаточно. Как известно, разрешения этого вопроса власти города ожидают с принятием федерального закона о создании и упразднении районных судов города Москвы - его проект уже принят Государственной Думой РФ во втором чтении.

Депутаты считают, что авторам необходимо проверить более точно расчетные данные законопроекта и провести работу с представителями местных органов власти по исключению технических ошибок в описании границ судебных участков, наименований улиц и других неточностей.

Проверка документов на улицах приняла невиданный размах. Парламент решил внести поправки в закон “О милиции”, которые оградят россиян от назойливой опеки органов правопорядка. Дискуссия о своевременности этих поправок продолжается. Мнения юристов и законодателей.

Время МН, № 58. Александр Баранников. Статья. Милиция занимается мелочевкой.

Об авторе - Александр Баранников, член комитета Госдумы по законодательству, заместитель руководителя фракции СПС

Когда милиционер останавливает прохожих и просит предъявить документы, он руководствуется двумя нормами.

Во-первых, это статья 11 закона "О милиции", где сказано, что сотрудник милиции имеет право проверять документы у граждан, если у него есть достаточные основания подозревать их в совершении преступлений и административных правонарушений. И, во-вторых, статья 19.15 Административного кодекса, где написано, что административным правонарушением является пребывание или проживание гражданина без паспорта или с нарушением правил регистрации.

Таким образом, каждый прохожий, оказавшийся на улице без паспорта, является потенциальным правонарушителем. Это дает основание милиционеру остановить его, проверить документы и в случае их отсутствия отправить гражданина в отделение милиции, где после трехчасового выяснения личности его, скорее всего, придется отпустить. В качестве альтернативы следует традиционная жалоба милиционера на тяжелую жизнь, и многие граждане, не желающие проводить 3 часа за решеткой, предпочитают решать вопрос на месте. Взятка составляет от 50 до 500 рублей в зависимости от настроения и количества милиционеров в патруле.

Я предпринимал неоднократные попытки разобраться в этой ситуации и решить проблему с помощью приказов, путем разъяснительной работы с милиционерами, много раз ставил этот вопрос на встречах с руководством МВД. Ответ всегда был один: в стране очень тяжелая криминогенная ситуация, а эта норма позволяет милиции бороться с преступностью.

Действительно, мы регулярно слышим, как после очередного громкого преступления в Москве объявляется план "Перехват", но ни разу не слышали, чтобы он дал результаты. Полагаю, это происходит потому, что наши милиционеры вместо плана "Перехват" занимаются поиском людей, с помощью которых можно повысить свое благосостояние.

Чтобы решить проблему кардинально, я внес в Думу два законопроекта. Первый — поправка в закон "О милиции". Фразу о подозрении в совершении административного правонарушения предлагается заменить словами: если есть повод к возбуждению дела об административном правонарушении. Новый Административный кодекс, вступивший в силу в июле прошлого года, вообще не подразумевает такого института, как подозреваемый в совершении административного правонарушения. Меры принимаются только если есть повод к возбуждению дела. А поводом является заявление о том, что гражданин совершил административное правонарушение, либо обнаружение непосредственного факта правонарушения.

Идет гражданин пьяный или распивает на улице спиртные напитки крепостью свыше 12 градусов — это административное правонарушение. Сотрудник милиции его останавливает, и дальше все идет по схеме: проверяет документы и привлекает к ответственности. Но если гражданин идет по улице и не нарушает никаких правил, то никакого повода возбуждать против него производство по административному делу нет. Если милиционеру кажется, что загар гражданина позволяет говорить о том, что он не москвич или у понравившейся девушки нет сумочки, а значит, наверняка нет с собой паспорта, это еще не повод для задержания.

Второй законопроект — поправка в Административный кодекс, предлагающая исключить порочную практику наказания человека, не взявшего с собой паспорт. Штрафовать нужно за нарушение правил регистрационного учета. Есть участковый милиционер, который должен обходить свою территорию, спрашивать у соседей, не появились ли новые жильцы, и если появились — постучаться к ним в квартиру, узнать, зарегистрировались ли они по этому адресу. Если нет — применить к ним соответствующее наказание и принять меры чтобы они зарегистрировались. Но никак не на улице проверять соблюдение паспортного режима. Ни один российский закон не обязывает гражданина носить с собой паспорт или другой документ, удостоверяющий его личность.

Но чтобы переломить ситуацию, нужна еще и политическая воля руководства МВД. Пока я этого не вижу. Сегодня большую часть сил и средств правоохранительные органы тратят либо на мелкие правонарушения, либо на преступления, не представляющие серьезной опасности для общества. У МВД есть ограниченное количество бюджетных средств и ограниченное количество сотрудников. Лучше перераспределить эти усилия так, чтобы бороться с убийствами, грабежами и другими преступлениями против безопасности граждан, чем заниматься мелочевкой.

Нам говорят, что страну захлестнул вал преступности. Но какой преступности? У нас преступлениями считаются мелкие проступки. И за их раскрытие милиция получает баллы. Характерный пример. За прошлый год, по данным МВД, было зарегистрировано 165 тысяч экономических преступлений. Из них около 90 тысяч — это статья 200, обман потребителя. Уголовное дело возбуждается, если сумма, на которую был обманут потребитель, превышает 45 рублей. И кому нужны эти уголовные дела, когда в Административном кодексе также есть статья "Обман потребителя"?

Но когда привлекают по Административному кодексу, милиционер отчитывается о раскрытом правонарушении, а не о преступлении. И из 90 тыс. уголовных дел до суда в лучшем случае доходит половина, а то и треть. А на лишение свободы по этой статье за 2001 год осудили 59 человек.

Поэтому до последнего времени я очень скептически относился к перспективе прохождения этой поправки. Многие депутаты осознают, что изменения нужны. Но есть мнение правительства и есть центристские фракции, которые практически никогда не идут против правительства.

Однако после того, как начальник московской милиции Владимир Пронин признал факт беспредела, творящегося на улицах, и попытался решить это в приказном порядке, мы получили дополнительный аргумент. Борьба за этот закон, бесспорно, будет очень ожесточенная. Но налицо попытки отодвинуть на лето рассмотрение этих поправок.

Время МН, № 58 Леонид Ольшанский. Статья. Паспорт или клетка.

Недавно начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин подписал приказ, который в общем-то повторяет приказ министра внутренних дел России N 329 от 1998 года.

Суть приказа, затрагивающего и автомобилистов, и пешеходов, которых терроризируют уличные патрули, — введение ограничений на проверку документов.

Начальник ГУВД подчеркнул в своем приказе, что просто так остановить гражданина и попросить документы нельзя. Он сделал акцент на норму в законе "О милиции": проверять документы по подозрению в совершении уголовного преступления или административного правонарушения. А недавно лично убедился, что телефон 02 стал работать по-новому. Когда я позвонил с жалобой на сотрудника ГАИ, у меня спросили фамилию, имя, отчество, домашний адрес и телефон, место, где я нахожусь в данный момент, и только после этого переключили на управление ГАИ города. Это значит, что все жалобы на сотрудников милиции обобщаются, систематизируются и потом уже принимаются меры. Чувствуется, что работа в этом направлении идет.

Но злоупотребление правами граждан и попытки их нарушить существуют во всех странах мира, в нашей — не исключение. Остаются недобросовестные работники милиции, продолжающие злоупотреблять своими правами. К сожалению, они пользуются лазейкой в законодательстве. Умный сотрудник милиции обоснует свое требование предъявить документы одним из двух аргументов. Он либо скажет, что появилась ориентировка разыскивать человека, приметы которого совпадают с вашими, либо заявит, что подозревает вас в административном правонарушении — проживании без регистрации.

Ни один закон не обязывает носить с собой не только паспорт, но и вообще какой-либо документ. Но с точки зрения логики советую носить с собой даже не один документ, а несколько. Приведу простой пример. К гражданину подходит милиционер и просит предъявить документы. Если с паспортом все в порядке, его просто отпустят. Если паспорта с собой нет, предстоит дорога в отделение. Административный кодекс гласит, что задержание подозреваемого в административном правонарушении может длиться до трех часов. Это значит, что любого могут посадить в клетку, находящуюся в отделении милиции. Это не камера предварительного заключения, не изолятор — просто кусок холла отделения милиции, отгороженный решеткой. Но это очень малоприятный опыт, мало кому захочется провести три часа за решеткой. Милиция этим пользуется и собирает на этом взятки. Вывод: гражданин не обязан носить паспорт, но во избежание неприятностей лучше постоянно иметь его при себе.

Депутат Баранников идет по пути соблюдения Уголовно-процессуального кодекса. Основанием для возбуждения уголовного дела являются признаки преступления: выстрелил, взорвал, украл. То есть не подозрение, а конкретные признаки преступления. Например, человек перебежал улицу в неположенном месте, сквернословил или даже просто бросил окурок мимо урны.

Конечно, это прогрессивный подход, но реализуется ли он? Дума завалена законопроектами. Хватит ли у нее времени на этот закон — вопрос думских интриг.

Время МН, № 58. Анатолий Куликов. Статья. Отсутствие спроса рождает безответственность.

Об авторе - Анатолий Куликов, председатель правления Всемирного антикриминального и антитеррористического форума, генерал армии, депутат Госдумы

Речь идет не о конкретной статье закона, дающей право работнику милиции останавливать человека, проверять документы, а иногда и проводить его досмотр.

То, что мы сегодня наблюдаем, это некая плата за демократию, которую мы имеем. Можно отменить какой угодно закон или либерализовать его до такой степени, что сведется к абсурду любая норма.

Но в условиях сохраняющейся опасности террористических актов правильнее будет находить истину в исполнении законов. Стоит подумать о том, как наполнить милицейские ряды добросовестными людьми, которые были бы грамотными, не хамили прохожим и вызывали уважение у населения. В этой связи я чаще всего вспоминаю английских полицейских. Из всех полицейских западных стран английские, по моему мнению, отличаются самым высоким уровнем профессионализма. Они неподкупны, очень внимательны к людям и пользуются большим уважением. Это вызвано, во-первых, достойной жизнью не только самих полицейских, но и подавляющего большинства англичан. Во-вторых, правильным отбором, тщательной подготовкой, кадровой политикой, обучением и так далее. Я мечтаю, чтобы наши милиционеры были такими же.

К сожалению, мы часто принимаем на службу человека, который просто заявил, что хочет работать в милиции. При этом мы не можем дать ему социальные гарантии, защиту и высокую зарплату. И это обходится государству очень дорого. Чтобы прокормить семью, милиционеры вынуждены искать дополнительные заработки. Почти каждый сотрудник подрабатывает на стороне. Кто-то в частных охранных структурах, кто-то извозом, но это еще лучший вариант. А те, кто имеет доступ к уголовным делам, лицензиям, квотам, льготам и т.д. используют свои возможности заработать. Около трех миллиардов долларов в год зарабатывается сотрудниками милиции на стороне. Это же двадцатая часть государственного бюджета России!

Что касается спецопераций, например, знаменитой "Вихрь-антитеррор", могу сказать, что я сам был инициатором их проведения в бытность министром внутренних дел. Результат есть. Нельзя сказать, что они полностью в состоянии предотвратить все террористические акты или особо опасные преступления, но значительная часть предотвращенных преступлений и изъятого оружия приходится на период проведения этих операций.

Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург дают около 60 процентов всей российской преступности. Поэтому сосредоточение усилий в этих городах, в частности в Москве, совершенно оправдано. В целом московская милиция умеет работать. Так что я не сторонник того, чтобы лишать милиционеров полномочий принимать меры по дополнительной проверке.

После 11 сентября я давал одному известному американскому изданию интервью, где очень подробно рассказывал о московском опыте контроля за транспортом и людьми. Когда в сентябре прошлого года был в США, убедился, что они переняли наш опыт. Выбирая между демократией и безопасностью, я бы отдал предпочтение безопасности. На самом деле не так и трудно показать свои документы милиционеру для проверки — мы же предъявляем водительские права. Хотя иногда не можем понять, почему нас остановили. Один мой сослуживец провел эксперимент. Когда его останавливали без видимых оснований, он просил у милиционера предъявить удостоверение. Как правило, ему сразу возвращали права.

Услышав это, я решил обязать всех сотрудников патрульно-постовой службы и ГАИ носить нагрудную табличку с именем и фамилией, даже подписал соответствующий приказ. Но меня освободили от должности, и приказ не был воплощен в жизнь. Он был невыгоден многим, в том числе и в МВД. Лично я полагаю, что такая табличка значительно дисциплинировала бы работников милиции. Уверен и в том, что, если бы взятку у вас вымогал милиционер, имя которого написано на нагрудной табличке, вы сообщили бы об этом, пусть даже анонимно. Накопленная информация на конкретного сотрудника милиции явилась бы основанием для того, чтобы им занялось управление собственной безопасности. Привлекли бы к уголовной ответственности или уволили.

Это и есть мера воспитательного характера: подбор кадров, их воспитание, подготовка, изучение. Существуют структуры, которые должны этим заниматься, но, чтобы был эффект, нужны жесткие требования со стороны руководства страны. Отсутствие спроса порождает безответственность.

 Вчера начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин отвечал на животрепещущие вопросы читателей МК. Перед “прямой линией”, пользуясь случаем, с главным милиционером столицы успел пообщаться корреспондент “МК”. Темой обсуждения стал недавний знаменитый приказ №98.

Московский комсомолец, № 78. Марина Гриднева. Статья. Генерал Пронин: “Я – реформатор”.

 Вчера гостем редакции был начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин, которого мы попросили ответить на животрепещущие вопросы наших читателей. Перед “прямой линией”, пользуясь случаем, с главным милиционером столицы успел пообщаться корреспондент “МК”. Темой обсуждения стал недавний знаменитый приказ №98.

Напомним, речь идет о распоряжении Владимира Пронина не проверять документы у граждан без достаточных оснований. Согласно приказу №98, патрульные службы могут требовать документы только у людей, действительно похожих на фотороботы разыскиваемых преступников (или подходящих под ориентировки). Сотрудникам же ГИБДД запрещено останавливать машины “для проверки” вне стационарных постов, если водители не нарушили правил дорожного движения.

— Владимир Васильевич, в первоапрельском номере мы написали шуточную заметку о том, что милиционеров-вымогателей теперь будут отлавливать сотрудники МВД Дагестана. А как на самом деле контролируется выполнение вашего приказа?

— Мы призываем всех граждан сообщать о нарушениях в дежурную часть по телефону 02. Сейчас введена специальная картотека для учета нарушений среди сотрудников милиции. Все сигналы мы проверяем.

— Все равно получается, что эффект есть.

— Есть, безусловно, хотя ничего нового этим приказом я не изобрел. Я лишь еще раз подчеркнул, что сотрудники должны действовать согласно Закону о милиции. Каждый должен заниматься своим делом. Патрульно-постовая служба — следить за порядком на улицах, а проверять регистрацию и тому подобное — прерогатива паспортно-визовой службы, участковых, миграционной службы.

Одновременно издал еще одно распоряжение, которое разрешает теперь сотрудникам милиции подрабатывать во вневедомственной охране.

— Чего еще “революционного” от вас ждать в ближайшее время?

— У нас постоянно что-то новое. Я же, если вы заметили, большой реформатор. Раньше, вспомните, все жаловались, что по 02 невозможно дозвониться. Это из-за того, что дежурная часть была в плохом состоянии. В сутки мы осиливали лишь до 6000 звонков. А теперь введена в действие новая дежурная часть, и в день принимается до 20 000 сообщений.

P.S. Ответы Владимира Пронина на ваши вопросы по “прямой линии” читайте в ближайших номерах “МК”.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация

2 апреля в Мещанском суде г. Москвы состоялось повторное слушание дела по заявлению депутата Госдумы Сергея Ковалева против действий директора ФСБ Николая Патрушева. Целью заявления является обжалование С. Ковалевым отказа ФСБ предоставить ему текст плана-задания учений, проведенных ФСБ в сентябре 1999 г. в Рязани.

Колокол.Ру, 4 апреля. Статья. Мосгорсуд отказался удовлетворить иск Сергея Ковалева к Генпрокуратуре. *

4 апреля Московский городской суд отклонил требование депутата Госдумы, известного правозащитника Сергея Ковалева признать незаконными действия генерального прокурора Владимира Устинова. Об этом сообщает ПРИМА. Устинов отказался предоставить Ковалеву по депутатскому запросу документ об учениях ФСБ в Рязани осенью 1999 года.

Тогда в одном из жилых домов в Рязани было обнаружено вещество, похожее на взрывчатку. Было объявлено, что речь идет не о предотвращенном теракте, а об учениях ФСБ. Сергей Ковалев, который возглавляет общественную комиссию по расследованию терактов в России в 1999 году, потребовал копию постановления Генеральной прокуратуры от 22 марта 2000 года о прекращении уголовного дела по рязанским событиям. Владимир Устинов выдать документ отказался.

Сергей Ковалев обратился в Тверской межмуниципальный суд с требованием признать его действия незаконными и обязать выдать копию постановления. Накануне судебного разбирательства генпрокурор выдал Ковалеву документ, откуда по взаимной договоренности были удалены фамилии лиц, производивших расследование. В результате Ковалев оставил в своем заявлении только требование признать действия прокурора незаконными. Депутат сказал, что это принципиально важно, поскольку, хотя документ и был выдан, это было результатом некоего компромисса, а речь идет об обязанности генпрокурора выдать документ по депутатскому запросу на основании закона о статусе депутата.

Тверской межмуниципальный суд в удовлетворении этого требования отказал. Сергей Ковалев обжаловал решение в Московском городском суде. Сегодня и эта инстанция отказала депутату. Сергей Ковалев намерен подать жалобу в Президиум Мосгорсуда.

ИА “ПРИМА”, 4 апреля

Информ. сообщ. Мосгорсуд отклонил жалобу Сергея Ковалева.

РОССИЯ, Москва. (Соб. корр.) 4 апреля Московский городской суд отклонил требование депутата Государственной думы, известного правозащитника Сергея Ковалева признать незаконными действия Генерального прокурора Владимира Устинова. Речь шла об отказе предоставить Ковалеву по депутатскому запросу документ об учениях ФСБ в Рязани осенью 1999 года.

Во время этих учений в одном из жилых домов в Рязани было обнаружено устройство, похожее на взрывчатку. После этого в адрес ФСБ стали звучать обвинения в организации террористического акта. Сергей Ковалев, который возглавляет общественную комиссию по расследованию терактов в России в 1999 году, потребовал копию постановления Генеральной прокуратуры от 22 марта 2000 года о прекращении уголовного дела по рязанским событиям. Владимир Устинов выдать документ отказался.

Сергей Ковалев обратился в Тверской межмуниципальный суд с требованием признать его действия незаконными и обязать выдать копию постановления. Накануне судебного разбирательства Генпрокурор выдал Ковалеву документ, откуда по взаимной договоренности были удалены фамилии лиц, производивших расследование. В результате Ковалев оставил в своем заявлении только требование признать действия прокурора незаконными. Депутат сказал, что это принципиально важно, поскольку, хотя документ и был выдан, это было результатом некоего компромисса, а речь идет об обязанности Генпрокурора выдать документ по депутатскому запросу на основании закона о статусе депутата.

Тверской межмуниципальный суд в удовлетворении этого требования отказал. Сергей Ковалев обжаловал решение в Московском городском суде. Сегодня и эта инстанция отказала депутату. Сергей Ковалев намерен подать жалобу в Президиум Мосгорсуда.

ФСБ дважды победила экстремизм. 7 апреля Верховный суд запретил деятельность московского отделения кувейтского Общества социальных реформ. Тем самым ВС удовлетворил иск Генпрокуратуры, которая потребовала прекратить деятельность этой организации на территории России.

Столичная вечерняя газета, 7 апреля. Павел Аптекарь. Статья. ФСБ дважды победила экстремизм.

Сегодня Верховный суд запретил деятельность московского отделения кувейтского Общества социальных реформ. Тем самым ВС удовлетворил иск Генпрокуратуры, которая потребовала прекратить деятельность этой организации на территории России.

Деятельность российского филиала Общества социальных реформ началась в Москве 1993 году. Открыв офис в Москве, организация заявила о том, что намерена заниматься в России благотворительной деятельностью. Например, построить два корпуса мусульманского университета в Казани. Одно время общество доставляло гуманитарную помощь в Ингушетию.

Однако у российского ФСБ было свое мнение о главных целях деятельности социальных реформаторов. Они подозревали общество в связях с известной экстремистской организацией “Братья-мусульмане” и финансовой поддержке чеченских боевиков (один из филиалов организации находился в Грозном). Чекисты установили оперативное наблюдение за офисами общества. 17 октября 2000 года в одном из них был проведен обыск, во время которого контрразведчики обнаружили запрещенную литературу, которая, говоря казенным языком, “призывала к свержению существующего строя и установлению на территории мусульманских республик России исламского государства”. Кроме того, на изъятых компьютерных серверах оперативники нашли переписку сотрудников с “Братьями-мусульманами”.

ФСБ тут же обратилась к Минюсту с требованием закрыть Общество социальных реформ. Однако в то время в российском законодательстве отсутствовал механизм ликвидации организаций, заподозренных в терроризме. Потому Минюст прикрыл общество с очень смешной формулировкой: “за отсутствие коллегиальности в работе руководства и бездеятельность ревизионной комиссии”. Руководитель московского филиала общества Рамис Халитов и иностранные сотрудники покинули Россию.

На Лубянке не успокоились и решили повторно закрыть общество, воспользовавшись законом “О противодействии экстремистской деятельности”. В январе этого года ФСБ представила Генпрокуратуре список из 13 зарубежных и двух российских организаций, обвинявшихся в терроризме. Прокуратура подала иск в Верховный суд о признании Общества социальных реформ террористической организацией в компании с Шурой объединенных моджахедов Северного Кавказа Шамиля Басаева, “Аль-Каидой”, “Братьями-мусульманами” и другими подобными объединениями. 14 февраля ВС признал правоту Генпрокуратуры.

Однако, похоже, что решение Верховного суда – это еще и предупреждение муфтию Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМР) Талгату Таджуддину и другим российским исламским организациям, способными на экстремистские акции. 3 апреля господин Таджуддин призвал мусульман России объявить джихад США. Утром 4 апреля прокурор Башкирии вынес ему прокурорское предостережение и предупреждение самому духовному управлению. Днем позже с более жестким заявлением выступила Генпрокуратура. Ее представитель Наталья Вишнякова заявила, что в случае повторения подобных фактов ЦДУМР будет ликвидирована.

Скинхеды продолжают устраивать погромы в московском метро при попустительстве милиции.

Кто остановит убийц? Москва. 10 февраля 2003 года. Бродский Дмитрий

Я пишу эти строки тем москвичам, кто пребывает в неведении или в “счастливом”

заблуждении относительно повседневно происходящих в нашем мегаполисе эксцессов.

Должен, сразу сказать, что было бы наивно надеяться, что то, о чём я ниже расскажу, когда-нибудь не коснется каждого из нас. Ведь когда происходит взрыв, в том числе и взрыв ненависти, осколки не выбирают жертв. Итак…

За последние 2 недели я и моя супруга дважды оказывались в ситуации проявления крайней агрессии подростковых скин-группировок расистского толка в отношении пассажиров московского метрополитена.

В январе 2003 года в 20 часов, зайдя в вагон метро, я обратил внимание на то, что в соседнем вагоне заметно какое-то движение. Большая часть пассажиров выскочила из него, а остальные стали свидетелями того, как группа из 15-20 парней, прикрывающих свои бритые головы вязаными шапочками, фактически захватила вагон и несколько из них тут же стали избивать одного из пассажиров.

Я пытался остановить поезд, но появившаяся проводница дала команду к отправлению состава, двери захлопнулись и он двинулся на следующую станцию.

Всё это время в соседнем вагоне шло избиение и унижение человека, которого погромщики затолкали в угол у дверей, противоположных выходу. Кое-кто из банды, видя, что я пытаюсь разобраться в происходящем, закрывали своими спинами торцевое окно. На следующей станции вся банда весело вывалилась на платформу и собралась там в кучу. Мы с женой перешли в злополучный вагон для того, чтобы оказать помощь пострадавшему, и обнаружили там истерзанного и насмерть испуганного молодого человека лет 25 с многочисленными ссадинами на голове и пальцах рук. Он был в шоке и плохо понимал обстановку. Руки, лоб и волосы, а также часть его одежды была покрыта каким-то белым веществом. Как потом я понял, это была белая аэрозольная краска.

Понимая, что парню опасно оставаться одному в таком виде из опасения задержания милицией и дополнительных проблем, мы на следующей остановке (м. Лубянка) предложили ему проводить его и посадить на такси. Водитель такси заломил такую цену за проезд на расстояние в две – три остановки, что молодой человек отказался от его услуг, и мы решили проводить его пешком. По дороге он сообщил нам, что родом из Азербайджана, но является гражданином РФ, женат и имеет дочь. Работает он в автосервисе механиком. В метро оказался случайно в первый раз за долгое время, так как владеет собственным автомобилем. Мы дали ему свой телефон, порекомендовали обратиться в травмпункт и милицию и вскоре расстались с ним, так как он уже осознал, что оказался недалеко от дома.

Второй случай произошёл 24 февраля 2003 года в 23. 10 на ст. м. Проспект Мира. Как только мы с женой вошли в вагон, она обратила моё внимание на большую, более 10 человек группу подростков(15-17) лет. Я успел только зафиксировать, что это были скинхеды, и тут же увидел, что один из них, самый рослый, снял свою шапочку, обнажив выбритый череп и навис над сидящим в вагоне молодым человеком кавказской наружности. В то же мгновение я ринулся к агрессивному парню и твердо сказал ему, чтобы он немедленно отстал от пассажира. Он угрожающе обернулся и что-то прорычал мне в ответ, но тут я заметил, что сидевшая напротив девушка (кажется, единственная в группировке) потянула его на себя и что-то ему вполголоса сказала. Улучив момент, я подхватил под руку избранного для расправы парня и отвёл его в другой конец вагона. Между нами и шайкой скинов осталась моя супруга. Но шпана не решилась предпринять что-либо. Как оказалось впоследствии, моя жена по системе экстренной связи сообщила машинисту об угрозе нападения бандитов, и тот обещал вызвать наряд милиции. На ст. метро “Комсомольская” мы (я, супруга и наш подзащитный) вышли. Вышли и скинхеды и ещё четверо молодых мужчин “славянской” наружности. Вначале мы решили, что они сторонники юных погромщиков, но когда они к нам приблизились, мы выяснили, что они вышли оказать нам поддержку. Это были приезжие из Чувашии. В этот раз объектом расистской атаки оказался гражданин Израиля родом из Грузии, который учится в Москве уже 5 лет.

Что мы видим общего в этих случаях?

Первое. Это абсолютно сознательное или продиктованное страхом нежелание москвичей вступаться за безвинно избиваемых людей.

Второе. Милицейские наряды мы не увидели ни в первом, ни во втором случае.

Третье. Юные расисты даже не пытались скрываться от представителей органов правопорядка.

Четвёртое. Милицейские наряды в метро были в изобилии, но объектами их “озабоченности” становились вполне респектабельные мужчины и женщины “неславянской” внешности или явные жители глубинки. Таких людей они бесцеремонно останавливали, требовали предъявить документы и долго не отпускали, а то и вели в свои участки.

Должен заметить, что если целью милиции служит поиск террористов, то их искать не надо – они перемещаются группами по 10 – 15 человек по всей Москве. Я имею в виду скинхедовские и другие нацистские и фашистские группировки.

Но милиционер нарочито задерживает (много раз это видел) лиц с монголоидными или южно-европеоидными чертами лица. Видно, что цель таких задержаний иная: потешить своё нездоровое самолюбие и “выдоить” взятку за “спокойную жизнь”.

Мы обращаем внимание, что такая административная практика органов внутренних дел, по существу, дело антигосударственное, так как ведёт к расколу российского общества по национальному признаку и служит изоляции России от Мирового сообщества, что, в конечном счёте, приведёт её к обнищанию и одичанию.

Когда же это будет понято политиками и нынешней исполнительной властью?

Перед нами же пример Югославии, которая в результате безумной политики руководства доминирующего сербского большинства, вылившейся в межэтническую резню, в результате превратилась в эфемерный “Союз Сербии и Черногории”. А если бы не международные силы, то и этого бы не было.

Подобная антинациональная внутренняя политика власти РФ в межэтнической сфере приведёт к тому, что Россия, в конце концов, закономерно съёжится как шагреневая кожа до размеров Московской Руси.

В Подмосковье продолжаются аресты активистов молодежной организации ПОРТОС. 8 апреля было задержано еще восемь человек

Портал “Права человека в России”, 9 апреля. Григорий Тарасевич. Статья. Опасное счастье.

В Подмосковье продолжаются аресты активистов молодежной организации ПОРТОС. 8 апреля было задержано еще восемь человек

Они действительно странные. Одно название чего стоит: "Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья" (ПОРТОС). Теории Пифагора, советский патриотизм, горбачевская перестройка, здоровый образ жизни, язык эсперанто... Все это помножено на потрясающую наивность и легкую долю фанатизма.

Организация ПОРТОС была создана в начале 90-х годов. В организации состояло несколько сот человек, главным образом – студентов и старших школьников. ПОРТОС не являлся ни политической, ни религиозной организацией. Участники этого движения занимались образовательными проектами, помощью ветеранам войны, изучением иностранных языков, экологическими инициативами и т.д.

В подмосковном селе Машково ПОРТОС организовал собственное предприятие, напоминавшее фалангу социал-утописта Оуэна. Хозяйство было довольно крепким – целый автопарк грузовиков и легковушек, хорошие складские помещения. Идиллия кончилась в одночасье. 7 декабря 2000 года на территорию базы ворвался отряд РУБОПа: кто-то сообщил, что в деревне засели вооруженные до зубов сектанты, которые похищают подростков и избивают их плетьми.

Последствия визита бойцов напоминали результаты военных действий: перевернутые строительные вагончики, разбросанные по земле вещи, разграбленные склады... Четверо руководителей коммуны – Юрий Давыдов, Ирина Дергузова, Евгений Привалов и Татьяна Ломакина – были арестованы.

В налете на базу "строителей счастья" стоит поискать экономическую подоплеку. Все-таки крепкое хозяйство, недалеко от Москвы, собственной "крыши" не имеет… Ну как здесь не устроить "маски-шоу", естественно с выгодой для себя (по утверждениям представителей ПОРТОСа, бойцы РУБОПа вынесли с базы немало техники и прочих ценностей).

К экономическим стимулам прибавились и политические. Разгром ПОРТОСа - это еще и ретивое исполнение общей линии на борьбу с "молодежным экстремизмом". Правозащитник Сергей Григорьянц рассказал, как его пытались успокаивать в "компетентных органах": "Ну поручили нам заниматься молодежными организациями... Делаем, как умеем...". "Как умеют" – хорошо известно.

"Уже более полутора лет мы находимся в заключении. Очень хочется верить, что наш арест – нелепое недоразумение, грубая ошибка правоохранительных органов, а не первые признаки новой волны репрессий... " – писала Ирина Дергузова из камеры СИЗО.

Перечень обвинений, предъявленных лидерам ПОРТОСа, мог бы испугать даже Шамиля Басаева: "создание незаконного вооруженного формирования", "истязания несовершеннолетних", "создание организации, посягающей на личность и права граждан", и так далее.

Особенно колоритно смотрятся эти грозные обвинения, когда за толстой чугунной решеткой в зале суда сидят две хрупкие девушки. Сутулые фигуры, усталые лица... Они больше похожи на студенток-филологов, а уж никак не на главарей террористической банды. Но следствие очень хотело сделать из них матерых преступниц и для этого было готово на любые методы. "В присутствии 8–10 сотрудников РУБОПа меня били резиновой палкой по ступням и пальцам... Потом били кулаком по позвоночнику и ребрам, затем натянули мою вязаную шапочку на глаза, надели на голову каску и начали бить по голове резиновой палкой..." – пишет Татьяна Ломакина в своем обращении в Верховный суд.

Из всего букета обвинений в адрес ПОРТОСа внятные доказательства удалось собрать лишь по факту "истязания". Дело в том, что правила коммуны запрещали пить, курить и материться. Четверо подростков лет пятнадцати регулярно нарушали эти запреты. Накануне рокового налета РУБОПа их в очередной раз застукали с бутылкой водки. Виновным предложили альтернативу – покинуть ПОРТОС или быть наказанными.

Ребята выбрали порку. Приговор был приведен в исполнение, что стало основой для громких заявлений о "концлагере для подростков" и "тоталитарной секте изуверов".

Для организаторов процесса самой большой неожиданностью стало поведение потерпевших – ребят, чьи поротые задницы были основой обвинения. Они благожелательно отзывались об "истязателях", говорили, что хотели бы вернуться в организацию и вообще потерпевшими себя не считают.

Все остальные обвинения выглядят сомнительно. Например, за грозным словосочетанием "незаконное вооруженное формирование" стоит несколько десятков газовых пистолетов и охотничьих ружей, на каждое из которых имеются лицензия и прочие официальные бумажки. Этот арсенал был приобретен вовсе не для нападения на Кремль или Белый дом, а для нужд самообороны – Люберецкий район не самое спокойное место на этой земле. "У меня на голове четыре шрама после нападения хулиганов. Мы должны иметь возможность защищать себя", – утверждает одна из портосовок.

Право в нашей стране носит сугубо выборочный характер. Если представители общественной организации выпороли подростка – это преступление. А когда во время следствия по этому делу людей били головой о железный сейф или им ломали ребра – это обычные методы дознания. И если убийца может отделаться пятью годами заключения, то две девушки получили 6 и 8 лет только за то, что участвоавли в работе молодежного клуба.

Недавно, правда, Верховный суд проявил высочайшую милость – изменил приговор на 4,5 года и 6 лет. Но все равно – срок у двух субтильных барышень такой, который не каждому матерому грабителю светит. Сейчас коллеги по организации (включая выпоротых подростков и их родителей) пытаются обращаться в Страсбургский суд и прочие заоблачные инстанции…

Но, судя по всему, это бесполезно. Девушки будут сидеть. А вслед за ними за решетку все новые и новые активисты молодежной организации. 4 марта 2003 года был арестован еще один участник ПОРТОСа Алексей Меркулов. Сейчас он находится в Бутырской тюрьме. 8 апреля в поселке Юдино (Одинцовский район Московской области) отряд милиции, выломав, дверь ворвался в квартиру, где проживала группа портосовцев. Было задержано восемь человек. В тот же день их выпустили на свободу, но намекнули, что если они не станут сотрудничать с правоохранительными органами, то скоро снова смогут увидеть "небо в клеточку"…

Беда ПОРТОСа еще и в том, что их наивно-романтические лозунги о "теории общенародного счастья" отпугивают и журналистов, и правозащитников. В итоге портосовцы фактически остались один на один с репрессивной машиной государства. Если им никто не придет на помощь они вряд ли сумеют выстоять.

Права военнослужащих и призывников.

В Москве объявляется конкурс на лучшую организацию призыва и подготовку граждан к военной службе.

Московский комсомолец, № 74. Информ. сообщ. В столице пройдет чемпионат по призыву в армию.

Материально простимулировать городских чиновников, отвечающих за призыв молодых москвичей в армию, решили столичные градоначальники. В этом году в Москве объявляется конкурс на лучшую организацию призыва и подготовку граждан к военной службе. Планируется, что особо отличившиеся на этом поприще руководители кроме обычной благодарности получат и денежные премии.

Как сообщили “МК” в мэрии Москвы, по окончании главной военкомовской акции года раньше тоже подводились итоги и отмечались территории, “поставившие” вооруженным силам наибольшее число бойцов. Но официальным соревнованием это не являлось, поскольку не существовало так называемого конкурсного механизма. В прошлом году на федеральном уровне были разработаны критерии и принцип оценки призывной работы, поэтому результаты нынешнего и осеннего призывов станут участвовать сначала в региональном, а потом и в республиканском конкурсах.

При проведении московского конкурса предполагается учредить три номинации: лучшие по призыву префект, глава управы и должностное лицо. Причем в последней номинации смогут участвовать как руководители органов местного самоуправления, так и сотрудники образовательных учреждений, отвечающие за подготовку будущих воинов. Кстати, одержать “призывное” первенство среди префектов сможет только один окружной руководитель. В двух других номинациях традиционно планируется присуждать три призовых места. Намечается, что все “чемпионы” по призыву будут поощрены денежными премиями, размер которых определят лишь в начале следующего года.

Беседа с военным комиссаром Объединенного комиссариата Тушинского района полковником Андреем Сибилевым и с начальником отделения призыва этого комиссариата подполковником Сергеем Иваненко.

Московская правда, № 76. Антон Дмитриев. Статья. Служба в вопросах и ответах.

Каждую весну и каждую осень тысячи юношей отправляются на призывные комиссии. И так сложилось в нашей стране, что каждый призыв - это, кроме прочего, буря эмоций и вопросов.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей беседу корреспондента “Округа” с военным комиссаром Объединенного комиссариата Тушинского района полковником Андреем Николаевичем Сибилевым и с начальником отделения призыва этого же комиссариата подполковником Сергеем Генриховичем Иваненко.

Корр. - Сейчас много говорят о сокращении армии. Кроме того, в последние годы сетуют на “демографическую яму” - стремительное старение общества. Сказывается ли все это на нормах призыва? Уменьшается ли количество солдат, необходимых для пополнения рядов срочников?

А.С. - Если говорить о “демографической яме”, то ее ожидаем только к 2007 году - ведь рождаемость резко упала в самом конце 80-х. Так что пока нормы призыва остаются прежними.

Корр. - Сохраняется ли принцип по которому, к примеру, москвича отправляют служить на Дальний Восток, а жителя Курил - в Подмосковье?

С.И. - Во всяком случае, для того, чтобы москвичу остаться служить в столице, должны быть очень веские причины. То, что военная учеба будет проходить в Московском военном округе - это вероятно. А дальше будут служить там, где они окажутся нужнее всего.

Корр. - Недавно были приняты новые медицинские нормы для отбора солдат в армию. Как это скажется на нынешнем призыве?

С.И. - Пока приказ Министерства обороны по поводу новых медицинских норм к нам не поступал. Так что этот призыв будет проходить согласно прежним нормам.

А.С. - Кроме того, как утверждают врачи, принципиальной разницы между старыми и новыми нормами нет.

Корр. - А часто ли бывают случаи возврата солдат с места службы из-за ненадлежащего состояния здоровья?

С.И. - Случаи эти редкие, и воспринимаются как недоработка призывной комиссии, то есть ЧП. Поэтому, если есть сомнение, мы лучше не отправим молодого человека служить, нежели потом нам его вернут.

Корр. - Повлияет ли желание призывника служить в каком-либо определенном роде войск на решение призывной комиссии?

А.С. - Для этого должен быть ряд условий: во-первых, определение рода войск зависит от того, какие войска комплектуются во время проходящего призыва; во-вторых, у каждого рода войск свои требования к медицинским показателям, физической подготовке, уровню образования...

Корр. - Можете ли вы охарактеризовать нынешнего среднестатистического призывника?

С.И. - Пожалуйста: среднестатистический призывник - это учащийся ПТУ. Таких больше половины. Остальные - студенты, не одолевшие нагрузок высшего образования, либо ребята, бросившие учебу после 9-го класса.

Корр. - Призыв и уклонисты - понятия неразрывно связанные. Как боретесь с теми, кто “косит”?

А.С. - Между прочим, это в последние годы так сложилось, что главная задача военкомата - обеспечить для армии нужное количество солдат. Вообще же мы - учреждение, которое должно заниматься, в основном, воинским учетом, в том числе и учетом призывных ресурсов. А производить розыск и, при наличии законных оснований, задерживать граждан, уклоняющихся от воинского учета и призыва на военную службу, - дело МВД. Они этим и занимаются.

В связи с вопросом об уклонистах хочу через газету предупредить всех молодых людей призывного возраста, которые имеют право на предоставление им отсрочки от призыва на воинскую службу в связи с поступлением в институт: тот факт, что вы стали студентами, - это еще не официальный повод не служить в армии. Только после того, как вы явитесь в военкомат со справкой из вуза и пройдете медкомиссию, решением призывной комиссии отсрочка вам будет предоставлена. Таков порядок ее оформления. Иначе молодой человек - студент он или нет - будет считаться уклоняющимся от призыва.

Корр. - А после вузов многих в армию отправляете?

С.И. - В сущности - единицы. К концу учебы ведь многие семьями и детьми успевают обзавестись. У кого-то родители к этому времени выходят на пенсию. Впрочем, в прошлый - осенний -призыв одного выпускника вуза отправили на службу...

А вообще многие проблемы призывников связаны со сложившимся в последние годы негативным отношением общества к выполнению каждым молодым человеком обязанности защищать Родину. Мальчишка не успеет родиться, как только и слышит вокруг: “Только не в армию, только не в армию!” И когда в нее все-таки попадает, у него начинаются стрессы и нервные срывы.

А.С. - К большому сожалению, информация о военной службе в настоящее время подается однобоко. Не скажу, что неверно, но в первую очередь широкую известность получают все негативные случаи, которые порой имеют место в Вооруженных силах (кстати, как и в любой другой структуре). В то же время героические поступки, которые совершаются нашими военнослужащими, либо не освещаются вовсе, либо упоминаются мимоходом. А служба в обычных, негероических, но с хорошими традициями частях и вовсе не освещается. И это обидно.

Альтернативной службы добиться можно.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 2 апреля. Александр Колесниченко. Статья.

Закон об альтернативной гражданской службе вступит в силу с 1 января 2004 года. Реально он начнет действовать с 1 апреля, когда начнется весенний призыв-2004. А пока с москвичами, которые требуют альтернативную службу, обходятся по-разному.

Восемнадцатилетний бармен из Бутово Андрей Сарский отстоял свое право на АГС в ходе прошлого, осеннего призыва-2002. После двухмесячных споров с военкоматом о том, на что он имеет право и на что не имеет, его заставили подписать бумагу, что он обязуется явиться в военкомат для прохождения АГС после вступления в силу закона. И Андрей отправился домой, работать в баре и ждать 1 апреля 2004 года, когда его призовут на альтернативную службу.

А вот Александру Ковальчуку из Тимирязевского района добиться права на АГС не удалось. После того, как на заседании призывной комиссии, где решалась его судьба, он заявил о желании пройти альтернативную службу вместо военной, юрист военкомата вместе с заместителем военкома принялись убеждать его, что ни на какую альтернативную службу он не имеет права. Александр отказался подписывать предложенные ему бумаги и ушел домой. А когда через два дня вернулся за своим паспортом, его опять принялись убеждать, а паспорт не отдали. По поводу отобранного паспорта Александр Ковальчук обратился в районную прокуратуру. А там сообщили, что по заявлению военкомата на него заведено уголовное дело как на уклониста от службы в армии. Правда, дело очень скоро закрыли, но паспорт Александру так и не вернули. Сейчас начинается новый призыв, и Александр ожидает, что его снова будут пытаться забрать в армию.

Зампредседателя комитета Госдумы по безопасности Юрий Цыбакин сообщил “Столичной”, что документы, разъясняющие прием и рассмотрение заявок на прохождение АГС, до сих пор отсутствуют. Это притом, что прием этих заявок должен начаться уже этой осенью, потому что согласно закону о своем желании проходить АГС призывник обязан заявить за полгода до призыва.

Интервью с военным комиссаром Московской области генерал-майором Евгением Фуженко

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 64. Вадим Давыдов. Статья. Аты-баты, кто в солдаты?

Нынешний весенний призыв в армию

совпал с юбилеем всех военных комиссариатов — они учреждены 8 апреля 1918 года и уже 85 лет являются неотъемлемой частью органов местного военного управления и решают большие задачи по защите нашего Отечества. Например, в годы Великой Отечественной войны военкоматы Московской области отправили на фронт свыше 1,5 млн. бойцов и командиров, сформировали большое количество истребительных батальонов и частей народного ополчения, помогали партизанскому движению, сформировали и отправили на фронт более 12 полнокровных дивизий, эвакуационный госпиталь. Сегодня у работников военкомата тоже немало дел. И главное, конечно, призыв. О том, как он будет проходить, рассказывает военный комиссар Московской области генерал-майор Евгений ФУЖЕНКО.

- Евгений Иванович, каждую весну и осень миллионы людей в нашей стране с тревогой ждут объявления о начале очередного призыва в армию, а сотни тысяч мам и пап задолго до этого думают о том, как уберечь свое чадо от исполнения "воинской повинности", в которую для многих превратился конституционный "долг гражданина". Эта весна обещает что-то иное?

- Большинство молодых людей, по моему мнению, что бы там ни говорили, искренне желают послужить Отечеству. С нашей же стороны все проработано заранее с учетом демографического состояния, наличия людских ресурсов, их качественного состояния, в первую очередь здоровья. Несколько десятков тысяч молодых людей будут вызывать на медицинские и призывные комиссии, и только каждого десятого призовут. Остальные (а это повторяется из года в год) - будут иметь отсрочку или освобождение от службы. Право освобождения или отсрочки от военной службы дают медицинские комиссии. Ребята также получают отсрочку в связи с продолжением образования или тяжелым семейным положением.

- До 30 июня в целом по стране "под ружье" должно быть поставлено около 175 тысяч человек. Каково задание, определенное на Московскую область?

- Задание, выданное нам штабом Московского военного округа, — отправить в войска более 5200 человек. Более 65% призывников Московской области пойдут служить в Вооруженные силы РФ. Основная масса - в соединения и части Сухопутных войск, Военно-воздушных сил, на корабли ВМФ.

Около трети подмосковных "рекрутов" отправят в воинские формирования других министерств и ведомств, где федеральным законом предусмотрена воинская служба. Прежде всего мы ориентируемся на отправку в части гражданской обороны, пограничные войска, войска МВД, железнодорожные. Большинство, конечно, ждет ратная служба в составе внутренних войск и на границе.

Если рассматривать количественные и качественные показатели заданий, то они примерно такие же, как и осенью прошлого года.

- "Светит" ли кому-то отправка в Чечню?

- Жителей Подмосковья, как и призывников из других регионов, согласно законодательству, по принципу экстерриториальности будут распределять в любую точку России. Выбора тут нет. Однако мы не оформляем призыв в Чечню. И вообще в ближайшее время такого не предвидится. По указу президента солдат не менее полугода должен находиться в составе подразделений, расположенных вне конфликтов, получить какую-то военно-учетную специальность. И потом - уже по решению местного командования - он может быть направлен для выполнения боевых задач в любую, даже горячую точку.

- Многие города Подмосковья шефствуют над воинскими частями, кораблями. Пойдут ли призывники туда?

- В этом году сохраняется тенденция развития шефских связей городов и районов Московской области с воинскими частями и кораблями. Мы отправим большое количество призывников на тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" на Северный флот. В отборе кандидатов на головной корабль самого мощного флота российских ВМФ будут участвовать все 47 военкоматов области. А вот Ленинский военкомат города Видное пошлет своих представителей на эскадренный миноносец "Гремящий". Военкомат Щелкова - на сторожевой корабль "Задорный". Призывники Коломны пополнят экипаж большого тральщика "Коломна", а подольские - команду атомной подводной лодки "Подольск" Тихоокеанского флота.

Надо сказать, что, кроме подводных лодок и кораблей, города Коломна, Пушкино, Электросталь шефствуют у нас над пограничными заставами в Карелии, а города Шатура, Дзержинский, Можайск, Люберцы, Королев, Сергиев Посад, Троицк, поселки городского типа Красково, Котельники шефствуют еще над рядом частей сухопутных войск, ракетных и специальных войск. Одним словом, традиция службы на "именных" кораблях и заставах будет продолжена.

- И сколько примерно призывников пойдет в подшефные части?

- Человек 300. Это зависит от количества увольняемых в запас. Но шефские связи крепнут и развиваются. Только за последний год Ступинский военкомат и администрация города заключили договор с командованием одного из крейсеров, Дзержинский взял под свое крыло экипаж малого ракетного корабля "Гейзер" Балтфлота. То есть и там скоро в кубриках можно будет встретить наших земляков.

- Насколько успешно пройдет призыв весной этого года, в том смысле, что у нас меняется к худшему демографическая ситуация, в том числе и в Московской области?

- Московская область уже на протяжении 6 лет добросовестно выполняет плановые задания. И это при том, что, как и ранее, из всего количества призывников в армейский строй встанут только 10-11% юношей.

Призывной контингент в силу демографических проблем, конечно, сокращается. Но "в шеренгах бойцов промежутков не будет". Нет и других особо негативных тенденций, направленных на срыв призывной кампании. Проблема "уклонистов", правда, имеет место быть, но и с этим явлением мы пытаемся бороться. К примеру, этот вопрос осенью прошлого года рассматривался на специальном выездном заседании правительства Московской области с участием глав муниципальных образований, всех военных комиссаров. Но только разговором дело не закончилось. Почти в половине городских и районных газет мы опубликовали списки лиц, уклонившихся от воинской службы, пытаясь тем самым не столько "поставить на вид" или запугать, сколько докричаться: ребята, придите в военкомат! Придите не с повинной, а хотя бы потому, что большинству из вас так или иначе лбы не забреют - на сегодняшний день, согласно федеральному закону о воинской обязанности и воинской службе, определены категории лиц, которые имеют право на отсрочку или освобождение от призыва. Кстати, освобождения могут быть 9 видов, а отсрочки от армии — 13. Всего - 22 законных основания! А они вместо этого играют в "казаков-разбойников" ...

- И сколько беглецов сегодня числится в розыске?

- Около 3000, хотя прослеживается уменьшение этого количества. Лидеры среди "уклонистов" - крупные населенные пункты за кольцевой дорогой: Люберцы, Королев, Балашиха, где, судя по всему, "поколение next" считает, что без них "штыки, чай, найдутся". В дальних же районах — Шаховском, Зарайском — последние 5-6 лет в военкоматах даже не вспоминают об этой проблеме.

- Евгений Иванович, тема службы в армии занимает политиков, будоражит общество. Ибо затрагивает интересы, по сути, каждой семьи. Особенно на фоне "разборок" в частях и подразделениях, массовых случаев дезертирства, коллективных жалоб солдат на плохое обращение с ними сослуживцев и командиров. Есть ли жалобы от тех подмосковных ребят, что уже служат?

- Анализ, проведенный нами по итогам осеннего призыва, показывает, что фактов, связанных с негативным поведением ребят из Подмосковья, нет. Во многом это происходит потому, что за несколько лет отлажена система работы военкоматов не только как органов отправки, но и контроля. Пример: в Балашихе под присмотром каждый военнослужащий — уроженец Подмосковья. Работники военкоматов интересуются, как он служит, как складываются у него отношения с командирами и сослуживцами, получает ли он письма.

Итог такой работы доказывает ее эффективность: мы не имеем случаев массовых дезертирств, коллективных жалоб, что подтверждает анализ писем и обращений командования воинских частей на имя губернатора Бориса Громова.

- Евгений Иванович, новое Положение о военно-врачебной экспертизе, еще не вступив в силу, уже вызвало совершенно противоположные оценки. Что вы думаете об этом документе?

- Положение, утвержденное в этом году специальным постановлением правительства РФ, вступит в силу с 1 июня 2003 года. То есть нынешний призыв пройдет по старым правилам. А вообще я не понимаю той шумихи, которая поднялась в связи с этим. В документе всего лишь конкретнее определены и лучше закреплены отношения медицины, призывных комиссий к состоянию здоровья призывника. Они были конкретизированы, приведены в соответствие с международными и другими требованиями.

- Но ведь там записано, что в армию больше не будут брать молодых людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. В воинские коллективы больше не попадут умственно отсталые, алкоголики и наркоманы (кстати, призывные комиссии в прошлом году выявили среди призывников 5 тысяч ВИЧ-инфицированных и 19 тысяч наркоманов). Не будет хромых и кривобоких. А как при таком отсеве будут пополняться ряды Вооруженных сил?

- Больной солдат — "головная боль" для командиров. Повторюсь: новое положение просто учитывает изменения в законодательстве РФ и назревшую необходимость повышения требований к состоянию здоровья военнослужащих. В документе, правда, впервые определен орган, осуществляющий руководство военно-врачебной экспертизой в России. Эта обязанность отныне возложена на Центральную военно-врачебную комиссию МО РФ.

А пока, готовясь к весеннему призыву, мы более качественно укомплектовали призывные комиссии специалистами для медицинского освидетельствования и осмотра, увеличили материальную базу - стоматологические кабинеты, кабинеты профотбора. Думаю, проблем не будет. Тем более что распоряжением губернатора Бориса Громова утверждена областная призывная комиссия, председателем которой является первый заместитель председателя правительства Подмосковья Алексей Пантелеев, а с 1 апреля работа призывных комиссий, созданных решением глав муниципальных образований, началась во всех 47 военкоматах области. И хочу особо подчеркнуть: призыв осуществляет не военный комиссариат, а администрация района или города. То есть с вопросами надо обращаться прежде всего к председателям комиссий, которые представлены в лице заместителей органов местного самоуправления.

- И когда первые новобранцы отправятся на службу?

- 10 мая. Этот процесс продлится до 30 июня.

- Реально призвать на службу сегодня можно только каждого 10-го “юношу, обдумывающего житье”. Не слишком ли много законных оснований для отсрочек наплодили наши парламентарии?

- Отсрочек, пожалуй, многовато. Еще недавно их было 8. Сейчас - 22. Льготы предоставлены "недорослям", неспособным освоить программу средней школы, учителям, даже священнослужителям... Пора бы провести законодательную ревизию в этом вопросе. Отсрочки должны быть однозначно только у тех, кто работает на предприятиях обороной промышленности, кто укрепляет обороноспособность страны иными средствами, некоторым другим категориям граждан.

Есть тут еще один проблемный вопрос, который не решен. Он касается службы в милиции. Призывники, пытаясь избежать призыва в армию, идут туда. Их принимают, но в законе "О милиции" ничего не сказано о прохождении в органах внутренних дел действительной военной службы. Такая вот "лазейка" для уклонистов, которую надо или прикрыть, или закрепить право милицейской службы законодательно.

- Специалисты утверждают, что каждый 5-й из числа отправленных в войска молодых людей педагогически запушен и требует особого внимания и кропотливой работы. Верно ли это утверждение?

- К сожалению, да. Предыдущий призыв в области показал, что около 30% призывников до получения повестки нигде не работали и не учились. Наблюдается снижение общего образовательного уровня. В армию отправляли даже тех, кто имел по 6-7 классов.

- А достаточно ли внимания властей области, городов и районов уделяется допризывной подготовке?

- На заседаниях правительства регулярно проходят предметные обсуждения по вопросам подготовки молодежи к службе в армии. Изучается и совершенствуется система допризывной подготовки, состояние учебно-материальной базы. На основе этого принимаются конкретные решения за подписью губернатора. В прошлом году решением 'Бориса Громова выделялись дополнительные средства на организацию питания призывников на областном сборном пункте, на капитальный ремонт имеющихся там мест отдыха.

Представители правительства области постоянно участвуют в методических и командирских занятиях с военными комиссариатами. Традицией стало также проведение 2 раза в год специальных заседаний с участием первых лиц, глав городов и районов с обязательным участием главы правительства Московской области.

Тут у нас есть свои достижения. Сегодня в 1360 школах, ПТУ, техникумах проводятся занятия по начальной военной подготовке, которой охвачено 48 тысяч человек. Это при том, что в учебной программе этого предмета как бы нет вовсе. У нас создано около 700 кабинетов по предмету "Основы безопасности жизнедеятельности", 12 учебных пунктов, 900 спортивных городков, 20 стрелковых тиров. Действующие учебно-методические классы способствуют тому, что Московской областной организацией РОСТО осуществляется помощь в подготовке специалистов для армии и флота - водителей, связистов и по другим видам военных специальностей. Кроме того, в этом году более чем в 200 образовательных школах и трех учебных пунктах представители военкоматов рассмотрели работу военно-патриотических и военно-спортивных клубов, ориентированных на подготовку юношей к службе. Лучше в этом плане дела обстоят Ногинске, Балашихе, Волоколамске, Жуковском, Дзержинском.

- Что бы вы хотели сказать родителям, отправляющим своих сыновей в армию?

- Как человек, прошедший армейскую школу, хочу от чистого сердца сказать матерям и отцам: не верьте слухам о том, будто армия физически и духовно искалечит ваших сыновей. Сами потом увидите, какими настоящими мужчинами они возвратятся домой. И второе: обещаю принять все меры к тому, чтобы городские и районные военкоматы строго соблюдали законодательство, не допускали случаев призыва тех ребят, кому положена отсрочка, и тех, которые не годны к воинской службе по состоянию здоровья.

Права детей и женщин

О беспризорниках Москвы.

Московская правда, № 63. Максим Туровский. Статья. Республика ШКЕТ.

Кто из нас не попадал в такую ситуацию: стоишь у ларька, ждешь нехитрую “сигаретную” сдачу и слышишь вдруг откуда-то сбоку-снизу: “Дядь, а вам сдача нужна?”.

Обычно эту фразу произносит более чем скромно одетый худенький паренек, возраст которого колеблется от десяти до пятнадцати лет. Лучше всего для описания его образа подойдет слово “шкет”. Ответить ему по-жлобски: “Нужна мне сдача!” почему-то не получается. Впрочем, будьте уверены, что шкет тоже за словом в карман не полезет и может наговорить такого, что свое детство вы будете считать счастливым хотя бы потому, что таких слов не знали.

Мы не привыкли выделять этих шкетов из общего огромного количества попрошаек и нищих, давно ставших элементом жизни любого города. Их “выцепляет” только милиция во время рейдов. И хотя общение с человеком в погонах для малолетних беспризорников, пожалуй, самая неприятная процедура в жизни, милиционеры оказываются единственными, кому до них “есть дело”. Корреспондент “МП” принял участие в одном из таких рейдов в Центральном округе столицы.

Территорию, которая подпадает под юрисдикцию ОВД “Тверское”, при всем желании трудно назвать густонаселенным районом. Офисы, гостиницы, театры, государственные учреждения, магазины и клубы - этого навалом. Жилые дома, правда, тоже поосновном, солидная и за детьми своими следит пристально.

Так что с местными тинейджерами у Инспекции по делам несовершеннолетних (ИДИ) особых проблем нет. Зато сколько малолеток ежевечерне съезжается в центр со всех районов Москвы и Подмосковья в поисках приключений на свои шальные головы! Мы же отправились по улицам в поисках самих малолеток.

Юридическую основу нашей компании составляли две хрупкие девушки - инспектора ИДИ. Для ощущения полноты власти и одновременно выполняя функции физзащиты - два участковых капитана. Плюс милиционер-водитель, позже ненадолго переквалифицировавшийся в охранника, и ваш покорный слуга, выполнявший в основном роль статиста. Погрузились в “Газель” и поехали по знакомым каждому москвичу “точкам”. Почти все места “сшибания” денег с мирных граждан милиционерам известны. Поначалу мы боялись, что внезапное похолодание и выпавший снег загонит подростков в подъезды и метро, но вскоре стало понятно, что погодные условия для вольных “стрелков” вторичны.

На Цветном бульваре и около Большого театра, может быть, действительно из-за сильного ветра, никого не было. Зато рядом с ЦУМом непосредственно во время приставания к прохожим, мы задержали сразу двух друзей из Орехова-Зуева - Володю и Макса.

- Деньги зарабатываете?

- Зарабатываем... С вами заработаешь, пожалуй, - нехотя отвечает Володя. Видимо, он в этом дуэте за главного.

- Клей когда в последний раз нюхали? С собой есть?

- Вчера... есть...

Все понятно. Немного потеснившись, сажаем ребят в машину и отправляемся дальше - на знаменитую “Пушку”. Там чаще всего собираются те, кому уже исполнилось 18 лет, так что к нам они отношения не имеют. Однако и здесь удается “заарканить клиента”, к тому же, как оказалось, старого знакомого. Паренек, лет тринадцати, попытался было дать деру, но выросший как из-под земли капитан отрезал ему пути к отступлению: “Привет, Валентин, что же ты от меня бегаешь?”.

- Вот за этим следите внимательно, - сказал участковый, подводя парня к машине. - Чуть зазеваетесь - и поминай как звали.

Валентин начал ныть, впрочем, как-то монотонно и привычно. Как только машина тронулась с места и стало понятно, что в отделение ехать все же придется, паренек моментально успокоился.

В дежурной части ОВД “Тверское” было самое жаркое время. Какие-то странные однотипные мужики с одинаковыми “челночными” клетчатыми баулами стояли, казалось, в каждом углу. То ли задержанные с конфискатом, то ли обманутые торговцы с остатками товара - непонятно. “Наши маленькие друзья”, как обласкал задержанных дежурный, чувствовали себя довольно комфортно: Валентин даже вступил в пререкания с сержантом, не давшим ему сигарету, о пользе курения. Двое “первенцев” тоже не сильно переживали по поводу поимки, хотя и старались сохранить на лицах скорбные выражения.

Свободную комнату для “разбора” нашли не сразу, а когда все-таки отыскалась одна (оперативник уступил ненадолго), то выяснилось, что в ней одновременно помещаются только два человека, причем независимо от возраста, роста и комплекции. Так что опрашивать, вернее, брать официальное объяснение у малолетних правонарушителей пришлось стоя, держа протокольные листы на весу.

Бойкого Валю в принципе можно было и не опрашивать: про него и так здесь все всё знают. И про то, что живет с отцом, без матери, и уж точно про то, что отец вряд ли приедет за сыном в столь поздний час по причине ежедневных алкогольных возлияний. Валентин вел себя достойно: молча выслушивал обязательные слова инспекторов о гражданине, праве и настоящей лучшей жизни в перспективе. Кивнув в знак согласия, отправился в отведенный для задержанных закуток - ждать “скорой”, которая должна была доставить несовершеннолетних беспризорников в Морозовскую больницу.

По дороге успел даже осадить сотрудника милиции, пригрозившего ему “в воспитательных целях” спецприемником: “Меня нельзя, я - домашний”.

- Действительно, по закону нельзя, - объяснила инспектор ИДН Наталья Князева, которая каждый день занимается такими Вальками, - у него есть отец, который не лишен родительских прав. Если он не приедет за ребенком, что скорее всего, то мы на “скорой” отправим Вальку в больницу. Там его осмотрят, наверняка никаких болезней не обнаружат и отпустят.

Дело в том, что Валентину пятнадцать лет, хотя выглядит он в лучшем случае лет на десять (как он сам объяснил: “Курить рано начал”). Этот возраст “выпадает из системы”, то есть Вальку не примут ни в спецприемник, ни в какое-либо другое социальное учреждение. Пятнадцать лет - “пограничное состояние” между детством и предстоящей взрослой жизнью. Переживать это состояние Валька предпочитает на “Пушке”.

Двое друзей, задержанных у ЦУМа, - Володя и Макс - оказались воспитанниками орехово-зуевского детского дома. Володя спокойно выложил на стол четыре тюбика “Супермомента”, большую пластмассовую бутылку биокефира, пачку сигарет, семечки и справку, благодаря которой удалось доподлинно узнать, в каком году ее обладатель появился на свет. Сам он, хоть и уверяет, что нюхал клей вчера, соображает медленно: назвал неправильный год рождения и полчаса удивлялся, как мог ошибиться...

- Когда ты начал клей нюхать? - спросила Наташа.

- Недели две назад ребята научили. Прикольно. “Мультики” смотришь.

- Какие “мультики”, диснеевские?

- Не-е, круче! Все, о чем думаешь, можно на стене в “мультике” увидеть. И чего не хочешь - тоже видишь, - признался Володя.

Грамотный паренек, знает про вредность этилацетата и ацетона для организма и старается с помощью биокефира компенсировать их воздействие на организм. На вопрос: “Зачем сбежали из детдома?” - отвечал по-деловому и обстоятельно.

- Ну, как “сбежали”? Просто вышли за территорию, добрались до станции и поехали. Деньги нужны: сигарет купить, еще кое-чего...

Про это “кое-чего” распространяться не захотел и утверждал, что если бы их сегодня не поймали, завтра они и сами вернулись бы в детский дом. Инспектора не поверили: практика показывает, что “вольные” ночевки в холодных подъездах для этих ребят значительно комфортнее, чем в детдоме.

Младший приятель Володи -14-летний Максим и вовсе оказался неразговорчивым. Ответив на обязательные вопросы, занялся серьезным и нужным делом, а именно, старался улучить момент, когда Наталья отвернется, чтобы стащить со стола отобранную у него пачку “Явы”. Не удалось - заметили.

Когда я выходил из здания ОВД, к нему как раз подъезжала машина “скорой”, которая должна была увезти ребят в Морозовскую больницу. Можно было по крайней мере быть уверенным, что нынешнюю ночь они проведут не в грязном “парадняке”, а в стерильной палате, что их накормят и вымоют.

Московские беспризорники обычно не очень-то протестуют во время таких рейдов. Мальчишки принимают, как они полагают, “правила игры” и просто искренне недоумевают: “Ну, чего ментам еще надо, у них, что других дел нет?”. С их пока недолгих судеб можно смело написать современного Гекльберри финна, но общество, вряд ли, будет к ним столь же благосклонно, как к герою Марка Твена.

Современный мегаполис запросто может сожрать юных бродяжек. Дел у “ментов”, конечно, навалом, но и заботиться о маленьких, далеко не благополучных гражданах, одно из И совсем не последнее.

НАША СПРАВКА

По данным правительства Москвы, большинство юных бродяжек являются сиротами при живых родителях.

Около 56 процентов беспризорных и безнадзорных уходят из семьи добровольно, лишь 23 процента покидают детские дома и интернаты, 13 процентов составляют “оставшиеся без попечения родителей”, 8 процентов - это заблудившиеся и подкинутые дети.

Согласно Закону РФ “Об образовании” муниципальные детсады и школы вправе “привлекать дополнительные финансовые средства” за счет добровольных пожертвований. То есть из кошельков родителей. Но эта помощь, как выяснили сотрудники городской прокуратуры, зачастую оказывается принудительной.

Московская правда, № 63. Елена Серова. Статья. Вымогатели в длинных штанишках.

Согласно Закону РФ “Об образовании”, муниципальные детсады и школы вправе “привлекать дополнительные финансовые средства” за счет добровольных пожертвований. То есть из кошельков родителей. Но эта помощь, как выяснили сотрудники городской прокуратуры, зачастую оказывается принудительной”.

В телевизионной рекламе одного “крутого” дошкольного учреждения московских мам и пап разделили по финансовому признаку на “серьезных” и, видимо, “легкомысленных”, позвав детишек в “детский сад для серьезных родителей”. Если учесть, что отечественный “средний класс”, по мнению аналитиков, находится пока еще в стадии становления, а богатых москвичей - не более 5%, значит, все остальные - несерьезные люди. Которые, как и я, водят своих детей в муниципальные дошкольные учреждения (ДОУ). Легко ли туда попасть?

Казалось бы, чего уж проще! В России - демографический кризис, то есть детей рождается мало. Но тем не менее, чтобы попасть в муниципальное ДОУ, надо заранее “встать в очередь”. А детсадов с ясельными группами вообще днем с огнем не найдешь.

У Марины П. трое детей. Два старших сына ходят в школу, а младшей дочери всего два года. Сначала Марина планировала сидеть с девочкой дома до трех лет, но потом обстоятельства сложились так, что понадобилось срочно выйти на работу. Муж попал в автомобильную аварию и умер в больнице. Не помогли ни дорогие лекарства, ни “подарки” врачам.

- Я обошла несколько соседних детских садов, - рассказывает многодетная мать, - но везде мне сообщили, что мест нет, хотя я вхожу в льготную категорию.

Обращалась молодая женщина и в Центр развития ребенка недалеко от своего дома. Это муниципальное учреждение, но там официально потребовали заплатить единовременный вступительный взнос в размере шести тысяч рублей. Дальнейшая ежемесячная плата зависит от посещаемости: если ребенок ходит в сад пять дней в неделю, то платить надо 2,5 тысячи рублей. Если вы решили водить малыша всего два раза в неделю, это обойдется вам в полторы тысячи рублей. Для семьи Марины это дорого.

В другом муниципальном детском саду были готовы взять двухлетнюю девочку при условии, что ее мама предварительно “поможет саду”: заплатит по квитанции через Сбербанк две тысячи рублей за необходимый дошкольному учреждению инвентарь. Средств из бюджета выделяется недостаточно, так что руководству детсадов приходится крутиться.

В управе своего района, куда Марина обратилась за помощью, ей объяснили, что “у льготных категорий - своя очередь”, потому что льготников в Москве тоже немало. А помогать или не помогать детсаду - дело добровольное...

...Как уже было сказано, согласно пункту 8 статьи 41 Закона РФ “Об образовании”, детсады и школы могут “привлекать” средства родителей. Но добровольность - это обязательное условие. Марина П., помыкавшись по ДОУ, заняла денег и совершенно “добровольно” перечислила требуемую сумму на муниципальный детский сад. У нее просто не было другого выхода.

- Образовательное учреждение ни s коем случае не должно каким-либо образом использовать имеющиеся у него права для принудительного взимания денежных или иных средств с родителей, -объяснили нам в отделе по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры г. Москвы. - Однако принцип добровольности, как показала наша недавняя проверка, очень часто не соблюдается. А это существенно нарушает требования статьи 43 Конституции РФ, гарантирующей общедоступность и бесплатность дошкольного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

Например, за прием ребенка в одно из ДОУ заведующая получила от родителей более двухсот долларов наличными. Родители других воспитанников подтвердили, что за устройство их малышей в этот детский сад с них также брали “зеленые”. И отнюдь не через Сбербанк. Так что Марина П., во всяком случае, может быть спокойна: ее средства действительно пошли на инвентарь для детсада. “Взносы” других москвичей ложатся порой просто в карман руководства детсада.

В отношении некоторых руководителей ДОУ, вымогавших за прием детей от 200 до 300 баксов, возбуждены уголовные дела. Но и это еще не все. Руководители детсадов стали все чаще включать в договоры с родителями условия, серьезно ограничивающие права последних по сравнению с установленными законом. Там, например, оговорено, что родители обязаны ежемесячно оказывать материальную помощь для “обеспечения учебно-воспитательного процесса и укрепления материально-технической базы, оснащения игровыми и методическими материалами для занятий, а также оплачивать охрану и питание детей сверх .установленной нормы”.

В двух ДОУ Северного административного округа родителей даже обязали вносить вступительные взносы на организационные расходы! В договоре с государственным образовательным учреждением “Центр развития ребенка - детский сад” (Южный административный округ) в обязанности родителей включили оказание матпомощи для улучшения “технической базы и педагогического процесса”.

- Практически повсеместно пожертвования становятся не правом, а обязанностью родителей, - считают в городской прокуратуре. - В нарушение закона РФ “Об образовании” на родителей перекладываются обязанности по содержанию имущества дошкольных учреждений, которые должны нести сами ДОУ. В договоры включаются условия об обязанности родителей оказывать помощь в уборке территории и группы, проведении ремонта игрушек и детского оборудования, отработке нескольких часов в году на благоустройстве и озеленении участка...

Охранять ДОУ - тоже, оказывается, дело родителей. Во всяком случае, почти во всех проверенных детсадах заказчиками по договорам с охранными предприятиями выступают именно родительские комитеты. Но они даже не являются юридическими лицами! А главное, объекты, которые охраняют нанятые предприятия, находятся в управлении самих ДОУ, родительские же комитеты подобными полномочиями не наделены. Особенно “умиляет”, что родители ежемесячно платят деньги за охрану даже в том случае, когда в штатном расписании ДОУ... предусмотрены штатные единицы сторожей!

Мамы и папы, знайте: в штатных расписаниях большинства детсадов предусмотрено до четырех (!) “единиц” сторожей! Прокуратура Северо-Западного административного округа возбудила уголовное дело за злоупотребления служебными полномочиями в отношении заведующей детским садом. Она из личной заинтересованности оформляла на работу лиц, фактически не исполнявших свои обязанности, в том числе сторожей.

То же самое происходит в школах. По обращению группы родителей, прокуратура проверила деятельность одной из столичных школ. Выяснилось, что родительский комитет заключил договор с частным охранным предприятием на охрану здания школы. Естественно, деньги платили родители. Но ведь “функции по владению, пользованию и распоряжению имуществом” полностью возложены государством на само образовательное учреждение!

Казалось бы: родителей никто не может заставить “раскошеливаться”. Но... жизнь есть жизнь. Разве захочешь создавать проблемы своему ребенку? А ведь ясно, как божий день: если откажешься от “добровольных пожертвований”, твоему сыну или дочери в саду и школе не поздоровится.

...Конечно, в меру сил помочь ДОУ или школе - святое дело. Плата за муниципальный сад составляет сегодня 150 рублей в месяц. Малоимущие и многодетные родители платят вполовину меньше. За эти деньги с ребенком худо-бедно занимаются, кормят, выводят на прогулку, укладывают спать, делают необходимые прививки.

Группы, как правило, переполнены: от 18 до 26 детей. Персонала катастрофически не хватает. Очень часто одна воспитательница работает на две ставки, то есть находится в группе две смены подряд, с утра до вечера. Что, разумеется, негативно отражается на ее подопечных. Зарплата - около двух тысяч рублей. И это - за напряженную и ответственную работу! Ясно, что молодежь сюда не идет (на первых порах, без выслуги лет, начинающие Мэри Поппинс будут получать просто копейки). Нянечки - вообще дефицит, так что воспитательницам порой приходится выполнять еще и их обязанности. Но за третье “совмещение” уже не платят.

Забирать из сада ребенка в большинстве мест приходится (“добровольно”, разумеется) не позже 17.00 - 18.00 часов, хотя официально ДОУ работают до 19.00 - 20.00. Понять воспитателей можно: нагрузка огромная, заработок мизерный. Но работающим родителям от этого не легче.

НАША СПРАВКА

Первый частный и при этом бесплатный детский сад для малышей с 3 до 7 лет открылся в России 130 лет назад. Под него было отведено несколько лучших комнат в Тульском доме энтузиастки Елизаветы Павловны Смидович. Вдохновили ее на создание подобного учреждения труды немецкого педагога Фребеля, по мнению которого дети должны воспитываться заботливо, но без принуждения, словно растения у хорошего садовника. К сожалению, вскоре первый детский сад пришлось закрыть, потому что он поглощал все финансы супругов Смидовичей.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

При многих муниципальных детских садах сегодня действуют коммерческие группы. Плата за месяц составляет около двух тысяч рублей. Плюс дополнительные расходы на подарки воспитателям и нужды группы. Кроме обычных детсадовских занятий, “коммерсантам” предлагают обучение иностранному языку и танцам. За дополнительную плату муниципальные детсады предоставляют такие занятия, как обучение этикету, танцам, рисованию.

...Желающим попасть в частное дошкольное учреждение нужно заплатить вступительный взнос (порой до трех тысяч долларов США). Плата за месяц - до 500 долларов США. Естественно, требовать за такие деньги вы можете с персонала значительно больше.

Власти подмосковского региона всерьез озадачились проблемой беспризорных и безнадзорных детей.

Московский комсомолец, № 74. Марина Волкова. Статья. Цыганка, погероинь ручку.

Большинство детей засыпает под теплыми пуховыми одеялами сразу после "Спокойной ночи, малыши". Но есть меньшинство, которое зарывается с головой в кучи мусора на крупных свалках. Власти всерьез озадачились проблемой беспризорных и безнадзорных детей. Итоги прошлого года: в комиссиях по делам несовершеннолетних состоят на учете 12 тыс. 449 человек (!). Лишены родительских прав 1160 горе-"предков". Безнадзорных в Подмосковье выявляют не впервой. Ищут, почти как в известном стишке Михалкова: милиция, соцработники, работники комиссий по делам несовершеннолетних, врачи, педагоги. Операция "Поиск" проходит с раннего утра до поздней ночи во всех без исключения городах и районах, а также на столичных вокзалах и в метро. Вместе со спасателями "юных душ" мы отправились на Кучинскую свалку (Балашихинский р-н).

...Группка бомжей вяло взирает на появление комиссии. "Дети есть?" — спрашиваем. "Да есть, сейчас приведу", — говорит молодой маргинал и... пропадает бесследно. Беспризорники очень хитрые и свободолюбивые. Если чувствуют опасность, исчезают со скоростью звука. На Саларьевском мусорном полигоне нам удается найти двух девчонок 12 и 14 лет. Они из Малоярославца, но на свалке им жить почему-то приятнее. "Урожайным" на беспризорников оказался и Мытищинский район: 13-летняя цыганка из Донецкой области пыталась сбыть 0,6 г героина. Ее отправили в центр временной изоляции для несовершеннолетних. Туда же поместили 16-летнюю проститутку из Вологодской области, также промышляющую по району.

В Домодедовском районе — почти "сериальный" случай. 3-месячный ребенок горе-мамаши "ходил по рукам" ее подруг и в итоге оказался у сердобольного старичка. Через несколько часов за подкидышем явилась женщина, которая утверждала, что она его мать. Только у дамы почему-то не оказалось даже свидетельства о рождении чада. Понятное дело, ребенка ей не отдали.

В ходе рейда нашли целую "армию" горе-родителей (447 человек), обрекших своих детей на скитания. В основном дремучие алкаши, потерявшие человеческий облик.

— Из 613 задержанных детей 177 — малолетние правонарушители, 86 — иногородние, — сообщила "МК" председатель комиссии по делам несовершеннолетних при губернаторе Людмила Тропина. — Также выявили 13 фактов жестокого обращения, сексуального насилия.

В реабилитационные центры и приюты отправили 59 ребят, 38 тинейджерам потребовалась госпитализация.

Людмила Ивановна считает эти результаты не самыми удручающими и уверена, что количество местных безнадзорных сокращается. Это потому, что в области всеми ведомствами ведется ежедневная работа с подростками. База данных по несовершеннолетним в социально опасном положении включает в себя 4200 человек.

В 2001 году около 100 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступных посягательств.

Аргументы и факты, № 15. Екатерина Карачева. Статья. В логове педофилов.

ПРО ПЕДОФИЛИЮ в России говорили неоднократно, показывая жуткие кадры детей в объятиях здоровых мужиков, иностранцев, которые специально приезжают в нашу страну, чтобы дешево и безнаказанно попользоваться малолетками. Увы, ситуация не меняется. Почему? Редакция решила выяснить этот вопрос не у теоретиков-специалистов, а в реальной жизни.

Наедине с нелюдями

МЫ договорились встретиться около конечной станции метро. Время шло, я уже собралась уходить, как меня окликнул щупленький паренек: “Ты не меня ждешь? Я — Александр”. Он подвел меня к темно-синей “девятке”, усадил в машину и… завязал глаза. “Делай все, как я скажу, иначе никакого интервью не будет. И никаких записей”. Я послушно легла на заднее сиденье. Мы долго кружили по городу, где-то в спальном районе на окраине остановились, зашли в подъезд жилого дома. Помню, как прошла два пролета вверх по ступенькам, и только в квартире с меня сняли повязку и обыскали.

В 3-комнатной квартире мне разрешили находиться только на кухне и на “съемочной площадке”. Пока ждали актеров, Александр рассказал, что уже пять лет промышляет этим бизнесом. В юности он тоже занимался проституцией “сначала за кусок хлеба, потом за деньги”, а сейчас, в 29 лет, пишет сценарии фильмов, снимает, продает видеокассеты, создал даже свой сайт в Интернете. Не буду говорить о доходах, единственное, что поразило, — определенная сумма уходит милиции, чтобы не трогала. Уже три года он работает только “под заказ”. Клиенты — в основном голландцы, французы и немцы, редко американцы, русские эмигранты и даже наши высокопоставленные чиновники. Кроме того, он организует секс-туры для педофилов-иностранцев, которые приезжают “полакомиться русской клубничкой”. Такая путевка для гостя стоит порядка 5 тысяч долларов на неделю. Для хозяина же расходы минимальны — снять номер в гостинице и предоставить ребенка, бродяжку, который за тарелку горячего супа и ночлег готов выполнить любую прихоть иностранного господина.

Неожиданный звонок в дверь вернул меня к реальности. На кухню вбежала девочка. Маленькая, худенькая, как воробышек, с кудрявыми светлыми локонами. “Это Леночка, ей пять лет, — представил ребенка Александр. — А это, — он кивнул в сторону вошедшей неухоженной женщины, — ее мать”.

Женщиной Леночка стала в три года. Мать-алкоголичка продала свою дочь за… 100 долларов и бутылку водки. “Называйте меня… Консуэло”, — прошепелявило существо, которое язык не поворачивается назвать матерью, и дыхнуло перегаром. Пока мы беседовали на кухне, Лена вертелась около меня. Я спросила юную “актрису”, помнит ли она свой первый “киношный” дебют. “Сначала было больно,  сказала Леночка, — потом привыкла. Мама сказала, что нужно зарабатывать денежки на еду”. “Вот именно, — вмешалась мамаша, — че расселась, иди работай”, — и глотнула из стакана водки. “А сколько она зарабатывает?” — “Да не так много, — оживилась она. — За сеанс — тысячу рублей (!), в неделю три съемки”.

Через несколько минут я с ужасом поняла, что это не сон: 5-летняя девочка-женщина занималась на дешевой тахте “любовью” со взрослыми мужчинами… От увиденного мне стало дурно. “Ну, ты ж хотела, — словно во сне услышала я голос Александра, — смотри”. Страшное зрелище. Два здоровых парня, а между ними трепещет хрупкое тельце девочки. От детского крика можно оглохнуть. От боли она потеряла сознание, собственно, и я тоже. А насильники продолжали терзать распростертое на простынях бесчувственное тело, пока у них не наступил оргазм. Меня откачали нашатырем, но общаться с “актерами” запретили. Парни, не одеваясь, бродили по квартире в ожидании следующих съемок. Должен был прийти 11-летний мальчишка.

“Страна чудес”

БИЗНЕС у Александра четко налажен и не дает сбоев. Раскрытие порностудий в России — редкость и происходит, как правило, случайно. На памяти лишь одно громкое уголовное дело — “Голубой орхидеи” против изготовителей и распространителей детского порно через сеть Интернета. Задержаны были россияне — организаторы порносайта, но главным фигурантом по делу стал педофил из США, судили его в Америке. Сейчас российские правоохранительные органы обеспокоены ростом числа интернетовских порносайтов. Но “наше законодательство в этой сфере не дает нам эффективно бороться с создателями, — рассказал наш источник в милиции. — В УК РФ нет такого понятия, как “детская порнография”. В мире, по оценкам специалистов, существуют тысячи порносайтов для педофилов, и мы, к сожалению, ничего поделать не можем”.

Несколько лет назад оперативникам удалось выйти на след группировки некоего Кузнецова, который со своими единомышленниками занимался продажей детского порно. Все съемки переправлялись по отлаженному пути за границу. Многие получатели “чернухи” на Западе были осуждены на большие сроки тюремного заключения. В то время как дело Кузнецова до суда не дошло, и он был освобожден.

“В 2001 году около 100 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступных посягательств, — рассказала Ольга Пристанская, ведущий научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ. — 5,7 тысячи детей и подростков пострадали от насильственных преступлений сексуального характера, в том числе 17 детей погибли в результате убийств на сексуальной почве. Очень часто это снималось на видеокамеру”.

Ольга Пристанская говорит, что из ста предложенных поправок к статьям УК, касающимся изготовления, оборота порнографии и растления малолетних, депутаты приняли только сорок, которые фактически ухудшили положение детей — жертв педофилов. Почему? Мы не знаем, но ходят слухи, что среди депутатов достаточно тех, кто пользуется подобными услугами. Другая часть народных избранников, возможно, думает, что их детей эта беда не коснется. Но за последние 10 лет количество детей, пострадавших от сексуальных преступлений, увеличилось в десятки раз. И ставить вне закона нужно не только потребителей и изготовителей этой продукции, но и запретить даже хранение детского порно. В США, например, только за фотографию подобного содержания осуждают на 10 лет. В Англии знаменитого певца пресса и закон буквально растерзали только за то, что он два раза зашел на детский порносайт. Ему не помогли ни известность, ни большие деньги. В России проще. В недрах Госдумы до сих пор гуляет непринятый закон, по которому собираются увеличить срок наказания за растление малолетних от штрафа (!) или 4 лет до 10 лет лишения свободы. А за изготовление и оборот детского порно наказание пока не меняется — до двух лет лишения свободы. Почему, господа депутаты?

О работе детского дома № 19 г. Москвы, который соединяет в себе несколько функций – помимо основной, он работает и как приют для беспризорных детей, и как Центр помощи семье и детям, в котором готовят патронатных воспитателей.

Трибуна, № 62. Юлия Глущенко. Статья. Требуются папы и мамы.

Патронатное воспитание трудно приживается в столице.

Процедура усыновления в нашей стране всегда была сложной, и тысячи детей выросли без материнской ласки только потому, например, что органы опеки не жалуют одиноких женщин или потенциальные родители сломались морально, обивая пороги кабинетов. Патронатное воспитание - это принципиально новая форма помощи сиротам, предполагающая устройство ребенка в семью без усыновления. По закону Москвы оно может быть от одного дня до нескольких лет, вплоть до совершеннолетия. Для ребенка это значит свой дом, своя школа, свои капризы, свои каникулы. “Родители” же, помимо радостей воспитания, получают зарплату, пособия на ребенка, и им идет трудовой стаж. В процессе патроната ребенка можно усыновить, а можно оставить все как есть.

Детский дом № 19 Москвы соединяет в себе несколько функций - помимо основной, он работает и как приют для беспризорных детей, и как Центр помощи семье и детям, в котором готовят патронатных воспитателей.

Патронат, конечно, уже крайняя мера - социальные работники сначала пытаются образумить кровных родителей, если они живы. Кто бы спорил: мама - она и есть мама, даже когда она посылает малолетних детей побираться. Ребенку трудно втолковать, почему же его семья плохая, ведь это его мир, он к нему привык. Но бывает и из внешне благополучных семей сбегают дети, тогда сотрудники Центра тоже помогают найти потерянный контакт.

Создала этот детский дом при поддержке префектуры округа Мария Терновская. По ее словам, за такими структурами будущее:

- За семь лет нашего существования около 160 детей обрели свой дом, кто-то вернулся к папе с мамой, кого-то усыновили или взяли на патронат. Помимо этой гуманной выгоды, мы полезны государству и экономически - на содержание наших учреждений из-за их объединения под одной крышей требуется в три раза меньше средств. Кроме того, наша главная цель, чтобы дети не задерживались здесь. Мы проводим игры, тренинги, групповые беседы, чтобы максимально подготовить патронатных воспитателей к совместной жизни с неродным ребенком. Одного желания тут мало, необходимо понимать, что у ребенка был разрыв привязанности, что какие-то взгляды уже сложились, что он обязательно будет проверять родителей на прочность. Надо быть готовыми к постоянному сотрудничеству с нашими службами - мы регулярно наносим визиты в семьи, дети в любой момент могут нам позвонить со своими бедами или радостями, мы проводим семинары для тех, кто уже взял ребенка на патронат.

После обучения остается один человек из 20. Сотрудники Центра общаются со всеми членами будущей патронатной семьи, проверяют, насколько они готовы к новому человечку. Потом, согласно результатам тестов и пожеланий, подбираем досье ребенка, чтобы и его просьбы совпадали... За все время в детдом вернулись только двое.

Патронатные воспитатели получают в месяц 1362,57 руб., на питание детей государство выделяет в день 68 руб. дошкольникам и 80 руб. школьникам, раз в квартал выплачивается пособие в 1.218 руб. на покупку одежды, игрушек и прочие текущие расходы. Патронатная семья не может претендовать на жилплощадь, полагающуюся сироте по достижении совершеннолетия.

Но даже скромные подвижки в этом вопросе вселяют надежду: раз есть спрос на родительское счастье, значит, и патронат, глядишь, приживется в столице.

Свобода совести

На заседании Комиссии Мосгордумы по социальной политике обсуждалась проблема взаимодействия органов власти с религиозными организациями в столице

Московская правда, № 65. Галина Юдкевич. Статья. Когда религия смыкается с национализмом. Стр. 2 прилож.

На заседании Комиссии Московской городской Думы по социальной политике обсуждалась проблема взаимодействия органов власти религиозными организациями в столице.

Участники заседания - кроме депутатов МГД, в нем приняли участие представители МВД РФ и ГУВД Москвы, столичного Комитета по связям с религиозными организациями, общественных организаций, юристы, психологи - выразили озабоченность сегодняшней ситуацией в Москве в связи с расширением деятельности ряда религиозных организаций, создающих благоприятную среду для развития экстремизма, для нарушений прав и свобод человека на религиозной почве.

По данным, приведенным депутатом Михаилом Москвиным-Тархановым, на сегодняшний день 47% совершеннолетних москвичей исповедуют православие, 2% - протестантизм, 2% являются мусульманами, 0,5% - иудеями, 0,2% - католиками, 0,1% - буддистами. Почти половина москвичей - неверующие. Однако помимо традиционных конфессий в столице существует большое количество организаций, которые трудно идентифицировать с какой-либо из распространенных в мире религий. В большинстве случаев это религиозные секты, опасные не только разрушительным влиянием на психологический и социальный облик попадающих туда людей, но своим тесным взаимодействием с криминалом, с экстремистскими группировками. В качестве примера приводилась деятельность популярных среди молодежи сект сатанистов, связанная с наркоторговлей; активизация так называемых “неоязычников”, якобы возвращающих человека к его религиозным истокам, а на деле совместно со скинхедами пропагандирующих фашистскую идеологию и символику. Проблема осложняется тем, что зачастую подобные организации скрывают свое истинное лицо, проводя вполне благовидные гуманитарные акции для детей и молодежи, - например, печально известный “Нарконон” до сих пор действует под вывеской борьбы с наркоманией.

Немалую опасность, по мнению Москвина-Тарханова, представляют и организации, находящиеся “на краю” традиционных конфессий - в частности, мусульманства и православия. Как считает депутат, особенно опасным в этом случае становится смыкание религиозного сознания с национализмом.

Члены Комиссии по социальной политике приняли решение обратиться к мэру Москвы с предложением создать в столице специальный рабочий орган по вопросам профилактики религиозного и национального экстремизма с участием депутатов МГД, представителей правительства Москвы, федеральных органов власти, религиозных конфессий, с целью выработки комплекса эффективных мер по решению назревшей проблемы. Кроме того, решено обратиться к Полномочному представителю президента РФ в Центральном федеральном округе с просьбой рассмотреть возможность создания соответствующего рабочего органа для координации общих усилий региональных властей в работе по профилактике экстремизма на религиозной и национальной почве.

Свобода слова и информации

Высокий процент сцен насилия на государственных каналах - таковы результаты исследования, проведенного Национальным исследовательским центром телевидения и радио в Москве и Подмосковье.

АСИ (сайт), 8 апреля

Информ. сообщ. Сцены насилия наиболее представлены на государственных каналах.

МОСКВА, 8 апреля. "По результатам исследования, проведенного Национальным исследовательским центром телевидения и радио в Москве и Подмосковье, 32% опрошенных считают, что наиболее часто встречаются сцены насилия на телеканале "Россия", 18% назвали НТВ и 11% - "Первый канал", - рассказал директор Национального исследовательского центра телевидения и радио Алексей Самохвалов. По его словам, высокий процент сцен насилия на государственных каналах связан с недостатком средств для закупки дорогой продукции. Среди сериалов 2002-2003 годов, в которых чаще всего представлены сцены насилия, первое место заняла "Бригада" (41% опрошенных), на втором месте сериал "Кобра - антитеррор" (23%), первая часть "Бандитского Петербурга" заняла третье место (19%). По мнению руководителя Центрального территориального управления Минпечати России Бориса Непомнящего, Министерство не имеет права вмешиваться в редакционную политику телеканалов, поэтому важную роль в улучшении ситуации должны сыграть общественные организации, которые помогут осознать проблемы, связанные с появлением сцен насилия на телеэкранах.

Контакт: Национальный исследовательский центр телевидения и радио телефон: (095) 201-76-49.

АПН (web-сайт), 10 апреля

Информ. сообщ. “Московские новости” ждут страшной развязки.

Нефтяная компания ЮКОС ведет переговоры о приобретении контрольного пакета акций информационно-издательской группы “Московские новости”. Об этом сообщил АПН источник в аппарате группы.

По информации источника, продавцом выступает президент “Московских новостей” Александр Вайнштейн. Сумма сделки лежит в диапазоне $10-12 млн. Есть основания полагать, что приобретение влиятельной в столичных политических кругах газеты – очередной шаг на пути превращения главы ЮКОСа Михаила Ходорковского в публичного политика с далеко идущими амбициями.

Впрочем, по данным источника АПН, продажа “МН” во многом связана с инфраструктурными планами мэра Москвы Юрия Лужкова. Дело в том, что в 2005 году на Пушкинской площади столицы может быть построена ультрасовременная транспортная развязка, что приведет к сносу уникального здания (ул. Тверская, д. 16/2), в котором располагается редакция “Московских новостей”. Жертвами страшной развязки станут и популярные молодежные заведения “Гараж” и “Пушка”, находящиеся на территории “МН” и подконтрольные Александру Вайнштейну.

Как сообщало АПН, 49-летний Вайнштейн и прежде испытывал мистические проблемы с недвижимостью. Мы следим за развитием событий.

Основные социальные и трудовые права

Передача в частную собственность подъезда жилого московского дома.

Известия, № 60, 5 апреля. Анна Филимонова. Статья. 24 часа налево от лифта. Стр. 9

В редакцию "Известий" попало письмо группы жителей одного из московских домов, в котором они просят мэра "обеспечить их спокойствие и безопасность". Оказывается, половину их подъезда на первом этаже приватизировал некий коммерсант, а потом сдал его в аренду под круглосуточный продуктовый магазин. Над входом в подъезд уже висит козырек с надписью "Продукты", и жители со дня на день ожидают нашествия в дом любителей пива и закуски.

В свое время в столице приватизировали все подряд, начиная от квартир и заканчивая фабриками. И это нормально - государство не могло содержать столько собственности. Аномалии начинались, когда в пылу разгосударствления продавались, к примеру, подвалы с проходящими по ним трубами домовых коммуникаций. Таких случаев в Москве - сотни. Но передача в частную собственность подъезда - случай в своем роде уникальный.

Дом номер 2/17 по 1-му Хорошевскому проезду стоит в нескольких минутах ходьбы от метро "Беговая". Построенный в пятидесятых годах, он не был поражен минимализмом, поэтому подъезды в нем достаточно просторные и, главное, имеют два выхода. Жители обычно пользовались дверью, выходящей во двор, уличный же выход был, как правило, закрыт и считался запасным. В середине 90-х подъезд, не спрашивая жильцов, перегородили пополам глухой стеной, за которой образовалась комната размером 14 с половиной метров. Без окон, зато с дверью - той самой, которая когда-то была пожарным входом в подъезд. Граждане поначалу не обеспокоились: пройти можно, и ладно. Сначала в комнате с дверью кто-то жил, потом в ней устроили склад. В 1999 году помещение было передано в собственность некоему Камададзе Зураби Хашимовичу, о чем в Москомрегистрации была сделана запись и выдано свидетельство. Гражданин Камададзе, в свою очередь, распорядился собственностью с выгодой - сдал ее в аренду некоему предпринимателю (в документах значится "ПБОЮЛ Архарова").

Когда жители узнали, что за перегородкой в их подъезде появится круглосуточный магазин продуктов, то все как один пришли в ужас. Вдоль стены в помещении проходит газовый ввод для всего подъезда - если что, к трубе даже нельзя будет подойти. Кроме того, продовольственный магазин должен иметь холодильники, водопровод, горячую воду и канализацию - как можно оснастить всем этим часть лестничной клетки? Выдержит ли старая проводка такие нагрузки? Больше всего людей интересовал вопрос, как будут привозить продукты, если магазин имеет один-единственный вход - он же выход? Даже с точки зрения пожарной безопасности это нонсенс - хотя разрешения пожарной службы и санэпидстанции хозяйка будущего магазина получила.

"Юрий Михайлович, - пишет "с уважением и надеждой" старшая по дому Галина Лазарчук, - сколько же телевизионных башен и жилых домов должно сгореть, чтобы органы, отвечающие за пожарную безопасность, научились профессионально работать? Ни одной организации не дадут разрешение на деятельность, если там не будет запасного входа".

Без ответа остается и основной вопрос: как в принципе можно было приватизировать лестничную клетку, которая является местом общего пользования? Где гарантия, что не приватизируют всю лестницу и не заставят жителей входить через окно? Пока обитатели дома требуют расследования и гарантий, "Известия" попросили прокомментировать ситуацию специалистов.

Владимир АВЕКОВ, руководитель СГУП по продаже имущества города Москвы:

- Случай нетипичный, но в Москве подобные вещи случаются.

Обычно они очень мудро обставляются: коммерсант покупает первый жилой этаж дома, затем переводит его по каким-нибудь основаниям в нежилой фонд и просит разрешения у управы использовать помещение под магазин или склад. Продаются или сдаются в аренду и подвалы с проходящими в них коммуникациями - и здесь все не так однозначно: ведь за стеной в вашей приватизированной квартире тоже проходит общий стояк. Я бы посоветовал жителям вызвать административно-технического инспектора. Если разрешения на перепланировку подъезда не было, управе придется вернуть все в прежний вид. Город, конечно, заинтересован в продаже своих помещений в частные руки и получении дохода, но не любой же ценой.

Галина ХОВАНСКАЯ, глава комиссии по жилищной политике Мосгордумы:

- Видимо, когда эту часть подъезда приватизировали, ее "обозвали" не подъездом, а просто нежилым помещением. Управа или префектура (по безграмотности или по умыслу) дали информацию в бюро технической инвентаризации (БТИ), а оно уже передало дальше по инстанциям, так подъезд оказался в частной собственности. Корень зла - в безответственности БТИ, которое даже нельзя наказать за непроверенные данные. В головах чиновников только сейчас начинает брезжить сознание того, что такое общее имущество домовладельцев. Хотя в федеральном законе четко говорится, что, покупая квартиру, человек получает право на часть лестничной клетки, подвала, технического этажа. Если в доме есть хотя бы одна квартира в частной собственности, у ее владельцев должны были спросить согласия на изъятие части подъезда. Закон нарушен, и жителям надо обращаться в суд.

Квартплату москвичам повысили незаконно. Но денег никому не вернут. Московский комсомолец, № 73, 5 апреля. Екатерина Пахомова. Статья. Мэрия попала под амнистию.

Мосгорсуд вынес-таки долгожданное решение о ставках на техническое обслуживание, которые были самовольно повышены мэрией с 70 копеек до 1,80 руб. в начале 2002 года. Власти погорячились, рассудил суд. Повышение ставок незаконно. Но...

Решение суда, которого зачинщику процесса ветерану войны Виктору Анатольевичу Введенскому пришлось дожидаться почти месяц после заседания, написано в лучших совковых традициях — "и нашим, и вашим”.

Оно гласит: признать пункт 1 постановления правительства Москвы № 76-ПП противоречащим законодательству города Москвы, не действующим и не подлежащим применению со дня вступления решения суда в законную силу (выделено мной. — Авт.). А это значит: и ветеран победил, и мэрия не внакладе.

То есть, с одной стороны, суд признал повышение ставок незаконным: прежде чем их менять, мэрия обязана была согласовать это с городской Думой. А с другой — та самая строчка: "со дня вступления решения в законную силу — сводит на нет надежду горожан на возвращение переплаченных за квартиру денег.

Это несправедливо, считает Введенский. Но в том, что суд вынес такое решение, он винит себя.

— Заседание длилось три дня, — говорит бунтарь-ветеран.

— На второй день прокурор спросила меня, на какую сумму компенсации я буду претендовать в случае, если решение суда окажется положительным. Я ответил: "Около двух тысяч рублей". Тогда прокурор стала просить суд отложить дело, мотивируя это тем, что финансовые вопросы должны решаться в присутствии представителей финуправления мэрии и департамента экономической политики. И, чтобы не затягивать слушаний, я от компенсации отказался. Но я и подумать не мог, что вместе со мной без компенсации окажутся сотни тысяч незаконно обобранных мэрией москвичей.

Конечно, в том, что всех горожан оставили без перерасчета, Введенский не виноват. В решении суда прямо сказано, что признание постановления 76-ПП незаконным с момента его принятия "увеличит долю бюджетных расходов". Поэтому суд и постановил "амнистировать" мэрию за прошлогодние грехи, но как бы велел ей в будущем быть поосторожнее с повышением квартплаты.

Впрочем, пенсионер-правозащитник уже подал кассационную жалобу в Верховный суд России. А мэрия уже внесла на согласование в Гордуму новые ставки оплаты за техническое обслуживание. Вместо незаконных 1 рубля 80 копеек за квадратный метр власти теперь собираются ввести законные 2 рубля 34 копейки. С чем мы самих себя и поздравляем.

Вчера у главного входа НИИ судебной психиатрии имени Сербского прошел пикет, организованный правозащитной организацией “Гражданская комиссия по правам человека” (ГКПЧ). Участники акции потребовали у правительства России не увеличивать финансирование психиатрии, пока психиатры не научатся “видеть в своих пациентах людей” и перестанут “из людей делать овощи”.

Коммерсант, № 60. Галина Паперная. Статья. Правозащитники требуют освободить психбольницы.

Вчера у главного входа НИИ судебной психиатрии имени Сербского прошел пикет, организованный правозащитной организацией “Гражданская комиссия по правам человека” (ГКПЧ). Участники акции потребовали у правительства России не увеличивать финансирование психиатрии, пока психиатры не научатся “видеть в своих пациентах людей” и перестанут “из людей делать овощи”.

Все участники вчерашнего пикета бывали в психбольницах по разным поводам и знают многих людей, которые там бывают регулярно. Поэтому хорошо информированы о том, как в отечественных психиатрических стационарах лечат людей. “Вы смотрели фильм „Полет над гнездом кукушки"? — спросил у меня активист-правозащитник Вадим Мальчиков, работавший несколько лет назад санитаром в Самарской психиатрической больнице № 1.— Это цветочки! В России все значительно жестче и страшнее”. В подтверждение своих слов бывший санитар (а ныне бизнесмен) показал на свой белый халат, обильно заляпанный красной краской. В такие же “окровавленные” костюмы были одеты и другие участники акции, большинство из которых выстроились в ряд напротив главного входа НИИ имени Сербского с плакатами “Каратели готовят психиатрическую реформу”, “На наши деньги хотят построить психиатрический ГУЛАГ” и “Не дадим превратить Россию в дурдом!”. А большой красный транспарант “Психиатрия убивает!” держал мужчина с впалыми щеками в черном плаще и косой из фанеры. “Моя мать была красивой женщиной, пока не попала в больницу. Там ее закололи аминазином, от него она не могла спать ни одной ночи. Через месяц она умерла”,— сказал мужчина в костюме смерти.

Дверь психиатрического заведения поминутно открывалась, и в нее входили и выходили самые разные люди. Наперерез каждому бросалась Любовь Белокобыльская, руководящая психиатрическим направлением в ГКПЧ, со специально придуманной правозащитной “Клятвой психиатра” и требовала ее подписать. В клятве из 26 пунктов требовалось соблюдать конституцию “моей страны”, “не участвовать в заговоре с целью помещения людей в психиатрические учреждения” и “не заниматься промыванием мозгов граждан”. Но за два часа пикета ни один человек, выходивший из НИИ имени Сербского, не признался в том, что он психиатр. И клятву никто не подписал. Поэтому пришлось ограничиться раздачей всем желающим красочных буклетов “Как психиатрия подчиняет твою жизнь наркотикам”, отпечатанных в США и содержащих цитаты из трудов американского “писателя, гуманиста и просветителя Рона Хаббарда”, который психиатрическим правозащитникам как-то особенно дорог.

“Какой я психиатр, да вы что! Я дочку иду выписывать, пьет она, - дивилась немолодая женщина, которую пикетчики принуждали сознаться в причастности к „кровавому ремеслу".— Звонила она мне, все ей нравится, говорит, что пить больше не будет. Хорошо бы, а то я за лечение уже 8 тыс. рублей выложила”.— “И зря, все равно не поможет. Сразу возьмите телефончик нашей организации, мы вам поможем с врачами судиться”,— ошарашили женщину пикетчики.

“Моя фамилия Чикатило, и какая вам разница, психиатр я или нет, считайте меня просто доктором,— сообщил представительный мужчина, появившейся из двери института вслед за женщиной.— Вы тут ерундой занимаетесь, никогда вам не победить в стране, где даже Жириновский оказался не тем”. Тут уже правозащитники не нашлись, что сказать.

“По нашим данным, в психиатрических больницах только 2,5% пациентов действительно больные люди, а всех остальных там удерживают насильно и совершенно незаконно. Их надо немедленно отпустить домой, тогда и на настоящих больных средства найдутся. И никакой дополнительный бюджет не потребуется”,— разъяснила суть требований ГКПЧ Любовь Белокобыльская.

Состоялось заседание Комиссии по жилищной политике Московской городской Думы, на котором были подведены итоги работы согласительной комиссии по Закону “Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы”.Московская правда, № 65

Любовь Фомина. Статья. Улучшать условия на деле, а не на бумаге. Стр. 3 прилож.

Состоялось заседание Комиссии по жилищной политике Московской городской Думы, на котором были подведены итоги работы согласительной комиссии по Закону “Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы”.

Как заявила председатель Комиссии по жилищной политике депутат Галина Хованская, работа над документом продолжается уже год. Первоначально необходимость внесения изменений в постановление Думы “О Положении “О порядке улучшения жилищных условий граждан в городе Москве” было вызвано решением суда, признавшего ряд его норм не соответствующими федеральному законодательству и подлежащими отмене. Однако в дальнейшем в законопроект были внесены изменения, подсказанные практикой применения Положения о порядке улучшения жилищных условий.

15 января текущего года Думой был принят Закон “Об улучшении жилищных условий жителей Москвы” с учетом части поправок мэра. Между тем полученным результатом не были удовлетворены ни законодатели, ни исполнительная власть. В результате была создана согласительная комиссия, в которую вошли представители двух ветвей власти и которая выработала общее решение. Конечным итогом работы комиссии стало вето мэра, причем, по словам Галины Хованской, подготовленное депутатской стороной, что является беспрецедентным случаем.

Между тем при обсуждении на заседании Комиссии по жилищной политике официально внесенного документа выяснилось, что, по словам Г. Хованской, “в бочку меда опять попала ложка дегтя”. Ею оказались две поправки. Одна из них касается ухудшения жилищных условий граждан, в частности “выдела доли в натуре либо изменения долей собственниками помещения, повлекшего установление иного порядка пользования”. По мнению участников заседания, эта норма содержит две юридические ошибки, из-за которых является “мертвой”, то есть не действующей. А это означает, что в законе появляется “лазейка” для недобросовестных граждан.

Вторая поправка устанавливает, что в случаях, когда очередникам предоставляется квартира, превышающая норму предоставления на семью более чем на 9 кв. метров, с очередниками заключается договор коммерческого найма. Как заявила Галина Хованская, на этой норме настояла исполнительная власть (то есть Департамент жилищного фонда и жилищной политики). Однако, согласно решению Верховного суда, есть целый ряд категорий граждан, которым по договору коммерческого найма жилье предоставляться вообще не может (инвалиды, ветераны и т.д.) Помимо этого, в городе по-прежнему строится жилье, в котором квартиры не соответствуют нормам предоставления. Поэтому права многих очередников могут быть ущемлены, ведь коммерческий наем предполагает полную оплату коммунальных услуг, что большинству из них не по карману.

Между тем работа согласительной комиссии позволила вернуть в документ ряд исключенных из него норм, которые расширяли права москвичей. В частности, вновь предлагается запретить вселять в одну комнату совершеннолетних мать и дочь или отца и сына. Предлагается разрешить гражданам получать или приобретать с помощью субсидий жилье меньше социальной нормы (но не менее 16 кв. метров на каждого члена семьи). Эта норма, в частности, позволяет москвичам самим решить, какую квартиру они хотят получить - большей площади, но на окраине или чуть меньшую, но в районе их проживания. Как отметила председатель Комиссии по жилищной политике, все возможности по изменению текста закона депутаты практически исчерпали. Вето мэра будет рассмотрено на ближайшем заседании МГД в среду, 9 апреля.

9 апреля в Мосгордуме было принято постановление “О согласовании ставок оплаты жилищных услуг для населения”.

Богдан Степовой. Статья. Ставки сделаны. Известия, № 63.

В среду в Мосгордуме было принято постановление "О согласовании ставок оплаты жилищных услуг для населения". С 1 мая москвичам, проживающим в неприватизированных квартирах, придется платить городу за каждый квадратный метр своего жилья в 2 раза больше. Техобслуживание домов подорожает в 1,3 раза.

Деньги, полученные за счет повышения квартплаты, городские власти намерены пустить на увеличение зарплат работникам жилищно-эксплутационных контор (ЖЭК). Правда, в том, что это скажется на работоспособности столичных дворников, сантехников и электромонтеров, сами чиновники и депутаты вовсе не уверены.

- В Москве штаты дворников, слесарей и электромонтеров не укомплектованы примерно наполовину, - сказал "Известиям" заместитель начальника департамента экономической политики и развития города Валерий Жданов. - Дело в том, что средняя зарплата в ЖЭКах не превышает 3000 рублей, а прожиточный минимум в городе уже сейчас на тысячу рублей больше. Починкой электрики и труб в городе занимаются гастарбайтеры, а качество их работ мы не можем оценить. Что произойдет, если в массовом порядке в городе начнут лопаться трубы и гореть подстанции, говорить не приходится. Мы надеемся, что, повысив среднюю зарплату до 3400 рублей, сможем удержать оставшиеся кадры.

- Согласование ставок должно проходить раз в год до утверждения бюджета, для того чтобы была возможность увеличить и статьи дотаций, - сказал "Известиям" депутат Владимир Васильев. - Но уже давно эта процедура вызывает нарекания: депутаты утверждают предложенные мэрией ставки, не имея возможности принять участие в их формировании и тем более - их изменить. Боюсь, что очередное повышение тарифов ударит по карману москвичей, но не решит ни одной городской проблемы.

Новые ставки оплаты жилья в Москве.

В домах по договору социального найма

(содержание и ремонт, а также техническое обслуживание домов, за площадь, занимаемую в пределах установленных норм)

Жилые дома по видам удобств Для квартир на втором и последующих этажах дома Для квартир на первом этаже дома

(за 1 кв. м общей площади в месяц, руб./коп.)

Со всеми удобствами, с лифтом и мусоропроводом 2,34 2,00

Со всеми удобствами, с лифтом, без мусоропровода 2,26 1,92

Со всеми удобствами, без лифта, с мусоропроводом 2,08 1,76

Со всеми удобствами, без лифта и без мусоропровода 1,98 1,68

Без одного или более видов удобств или с износом 60 процентов и более, а также квартиры, признанные в установленном порядке аварийными или непригодными для постоянного проживания

В домах ЖК, ЖСК, ТСЖ (организация и выполнение работ по эксплуатации домов, за площадь, занимаемую в пределах установленных норм)

Жилые дома по видам удобств Для квартир на втором и последующих этажах дома Для квартир на первом этаже дома

(за 1 кв. м общей площади в месяц, руб./коп.)

Со всеми удобствами, с лифтом и мусоропроводом 2,10 1,76

Со всеми удобствами, с лифтом, без мусоропровода 2,02 1,68

Со всеми удобствами, без лифта, с мусоропроводом 1,84 1,52

Со всеми удобствами, без лифта и без мусоропровода 1,74 1,44

Без одного или более видов удобств или с износом 60 процентов и более, а также квартиры, признанные в установленном порядке аварийными или непригодными для постоянного проживания.

Выход из безвыходной ситуации. Недавно в городе Климовске был открыт Центр социальной помощи семье и детям, чья задача – помогать людям в безвыходных ситуациях.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 67. Елена Воронова. Статья. Выход из безвыходной ситуации.

На ступеньках магазина ко мне подошёл мальчик лет девяти: "Дайте денежку, пожалуйста, покушать купить не на что". По его лицу было видно, что покушать ему и правда хочется. Я дала ему денежку и увидела, как он с повеселевшим лицом побежал к прилавкам.

Потом он не раз встречался мне на тех же ступеньках; мы разговорились, и я узнала, что зовут его Саша, что у него ещё много братьев и сестёр, папы нет, а мама вроде как инвалид, что учится он хорошо... Он рассказывал с увлечением, как они с сестрой иногда выигрывают в автоматах — знаете, такие большие игральные штуки стоят в торговых залах, - и тогда им удаётся поесть колбасы...

Видимо, им с сестрой совершенно не на кого опереться.

Это довольно часто случается в жизни, когда не на кого опереться, — и иногда даже с самыми респектабельными и благополучными на первый взгляд людьми. Вдруг возникает ситуация, когда оказывается, что ты совершенно один, и некому помочь.

Что тогда делать? Не в петлю же лезть?

Недавно в Климовске был открыт Центр социальной помощи семье и детям, чья задача — помогать людям именно в таких безвыходных ситуациях. Помогать словом, делом и даже материально — продуктами и одеждой.

- "Существует немало социальных программ, разработанных и действующих на областном уровне, - говорит заместитель главы города Климовска, председатель комитета социальной защиты населения Ольга Воронина, - и наш город принимает в их реализации активное участие. Этот центр призван помочь семьям, которые особенно остро нуждаются в социальной реабилитации, где родители пьют, а дети предоставлены сами себе; одиноким пенсионерам, оказавшимся в трудном материальном и социальном положении; семьям, где есть дети-инвалиды, — одним словом, всем тем, кому нужна помощь, кто потерял себя в жизни. В центре работают грамотные специалисты — психологи, социальные педагоги, будет здесь оказываться и юридическая помощь. В городе уже существует некий банк данных, где содержится информация о семьях, нуждающихся в нашей заботе.

Новый центр включает в себя четыре отделения: приёмное, срочной помощи (это если совсем есть нечего или, например, вещи сгорели), по работе с беспризорными детьми и отделение помощи женщинам, оказавшимся в кризисной ситуации. Если с детьми у нас всегда велась какая-то работа (детская комната милиции не сидела без работы, школы помогали), то женщины были традиционно предоставлены сами себе. Известно же, что наши тётки и коня на скаку, и в горящую избу без проблем... Чего с ними возиться? Только на Восьмое Марта общественность погладит по головке — ах, какие вы у нас хорошие и милые! — а в другие дни выкручивайся сама. Поэтому проявление в Климовске этой заботы именно о женщинах внушает если не оптимизм, то хотя бы надежду — нашлась рука помощи.

Но не стоит думать, что здесь будут привечать только униженных и оскорблённых — то есть их тоже, но не только.

- Мало ли что может случиться с человеком в жизни, - продолжает директор центра Татьяна Шишмило, - когда ему может потребоваться помощь; это может быть пожар, затопление, ограбление, выселение - то есть некая ситуация, когда человек теряется и не знает, куда кидаться. Здесь мы, конечно, не найдём ему квартиру и не справим враз домашнее, хозяйство, но, кроме первой помощи в виде продуктов и кое-каких вещей, посоветуем, куда обратиться, что предпринять. Что касается нашей прямой специализации — то есть помощи семье, - то в нашем городе насчитывается десять категорий семей, которые могут к нам обратиться: это и молодые семьи, и многодетные, и студенческие, и малообеспеченные, и несовершеннолетние, и даже разводящиеся...

"Мы боялись, что никто к нам не пойдёт — дело-то новое, такого центра даже в Подольске нет, - говорит заместитель председателя комитета социальной помощи Валентина Воронова. – Но с первых дней, не успели мы и двери открыть, – люди уже идут: кому-то нужна правовая информация, кому-то консультация психолога, а кому-то просто поговорить не с кем. Уже сейчас, в самом начале, можно начать работу по изучению и прогнозированию социальных процессов в нашем городе”.

Центр социальной помощи семье и детям – это и жилетка, в которую можно всплакнуть, и друг, который вовремя протянет руку. И поможет не потеряться в жизни.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека

Regions.Ru, 7 апреля. Информ. сообщ. Московская область: деятельность омбудсмена.

На последнем заседании подмосковной областной Думы с информационным сообщением о деятельности Уполномоченного по правам человека (омбудсман) в Московской области за 2002 год выступил уполномоченный по правам человека в Московской области Сергей Крыжов.

Это уже второе ежегодное выступление Уполномоченного по правам человека в Московской области.

Как сообщили "Regions" в пресс-службе областной администрации, практически сразу после опубликования первого доклада уполномоченного была создана Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе. Уполномоченным также было обращено внимание правительства области на необходимость принятия мер по погашению задолженности перед инвалидами Отечественной войны в вопросе обеспечения их транспортными средствами. Участвуя на заседаниях правительства, он неоднократно выступал по корректировке отдельных постановлений с точки зрения соблюдения прав человека.

В течение 2002 года в адрес уполномоченного поступило более 1050 обращений граждан, из них письменных - 552. Было принято к рассмотрению 190 жалоб, отказано в принятии по 301 жалобе. Устных обращений в приемную уполномоченного было около 500.

Поступило более 30 коллективных жалоб. Больше всего жалоб было по вопросам действия (бездействия) судебных органов и неисполнения решений суда, нарушения жилищных прав граждан, социальной защиты, пенсионного обеспечения и льгот, действий (бездействия) ОВД и прокуратуры.

В целом прошедшие полтора года деятельности показали, что институт уполномоченного по правам человека в Московской области работу по достижению целей, поставленных перед уполномоченным в Уставе Московской области, выполняет успешно и создает дополнительные гарантии гражданам для защиты своих прав, отметили в пресс-службе.

Уполномоченный имеет свой "электронный почтовый ящик", издается "Вестник Уполномоченного по правам человека в Московской области". Сейчас ведется работа по развитию контактов уполномоченного с жителями области посредством создания системы регулярных публикаций в СМИ муниципальных образований Подмосковья, выездов уполномоченного в муниципальные образования с проведением там личного приема граждан, расширения информационной работы общественных представителей уполномоченного в муниципальных образованиях Московской области с населением.

8 апреля городские чиновники отчитались перед Правительством Москвы о результатах реформирования местного самоуправления в столице.

Газета, № 61. Мария Железнова. Статья. “Авторитет власти будет на уровне сарая”.

Вчера городские чиновники отчитались перед правительством Москвы о результатах реформирования местного самоуправления в столице. Они доложили, что реформа идет успешно, но дело портят оппозиционные "самоуправцы" и нехватка кадров.

Реформа местного самоуправления, о необходимости которой так долго говорят в администрации президента, в Москве успешно завершена. Как заявил куратор реформы в правительстве Москвы, заместитель мэра Анатолий Петров, с начала 2003 года в Москве зарегистрированы и полноценно функционируют 123 районные управы и 123 муниципалитета.

СПРАВКА

С 1997 года органом местного самоуправления в Москве на уровне муниципального района (их в столице 125) была районная управа. В ноябре 2002 года вступил в силу новый московский закон о местном самоуправлении, согласно которому управы районов стали третьим звеном исполнительной власти (после мэрии и префектуры). Были также образованы новые органы местного самоуправления - муниципалитеты.

Управы и муниципалитеты размещать в сараях конюшенного типа

Разделенные хирургическим путем органы местного самоуправления (на управы районов и муниципалитеты) должны были, по замыслу правительства, остаться соседями. В буквальном смысле слова - разместиться в одном здании, чтобы не путать жителей района.

Однако, по словам Петрова, не во всех случаях удалось подобрать помещения достаточной площади, в результате чего несколько муниципалитетов оказались в тесных и не отремонтированных зданиях без охраны и уборщиц, которые им не положены по штату.

“Если управы и муниципалитеты размещать в сараях конюшенного типа, то и авторитет власти будет на уровне сарая”, - мрачно прокомментировал слова своего зама Юрий Лужков.

Возникли проблемы и с подбором муниципальных служащих. Большая часть сотрудников старых районных управ перешли на работу в новые управы районов, а в муниципалитетах осталось только 15% прежнего аппарата. Особенно дефицитны сотрудники органов опеки и попечительства.

При устройстве на более престижную работу в управы не обошлось и без традиционного блата. “Были вопиющие случаи, когда на работу в управу принимали за знакомство с сыном главы. Это возмутительно!” - посетовал Анатолий Петров.

Больше всего вопросов возникло по финансированию работы управ и муниципалитетов. “Получить средства из закрепленных за муниципалитетами источников доходов оказалось проблематично”, - признал Петров, имея в виду плохую собираемость налогов на имущество физических лиц и на дарение, закрепленных за муниципалитетами. В результате неравномерного и часто непредсказуемого поступления доходов бюджеты 94 из 125 муниципалитетов оказались дотационными.

Городской бюджет предоставит им ссуду из расчета по 50 рублей на жителя района в год. Из этой суммы 20 рублей пойдет на исполнение муниципалитетом своих обязанностей (вопросы опеки и попечительства, охрана памятников местного значения, первичные меры противопожарной безопасности) и 30 – на обслуживание аппарата муниципального образования.

“А некоторые управы, например Пресненская и Дмитровская, до сих пор не перерегистрировались, даже этих денег не получают и существуют непонятно на что”, - заявил Петров и попросил прокуратуру обратить внимание на их необъяснимое финансовое благополучие.

“Какое развитие на 50 рублей?”

У представителей оппозиционных муниципалитетов ("Пресненский", "Дмитровский", "Левобережный") иная точка зрения на ход реформы. “Есть наглядная, в цифрах, оценка результатов реформы, - рассказал ГАЗЕТЕ глава управы Пресненского района Александр Краснов. - Если 300 млрд. рублей дохода городского бюджета разделить на 10 млн. москвичей, мы получим 30 тысяч рублей на каждого жителя города. 20 тысяч из этой суммы должны были идти в бюджет субъекта, а 10 тысяч – местному самоуправлению. Если раньше Лужков забирал себе 29 тысяч, а самоуправлению оставлял тысячу, то теперь он оставил муниципалитетам только 50 рублей на человека, забрав 29 тысяч 950 рублей! Какое может быть бурное развитие местного самоуправления на 50 рублей в год?”

Впрочем, мэрия признает, что такое финансирование нельзя считать достаточным. Доходы муниципалитетов могли бы вырасти, если бы Москва установила максимальную ставку налога на имущество физлиц стоимостью более 500 тысяч рублей.

Другой способ увеличения доходов местного самоуправления - передача им ряда государственных функций и, соответственно, источников доходов для их исполнения. Несмотря на то, что предложение о передаче части госфункций содержится в тексте одобренного вчера доклада, конкретных предложений у представителей мэрии пока нет. По словам Петрова, “мы должны быть теоретически готовы к передаче полномочий, но пока, я считаю, надо поработать годик-другой в текущем режиме”. Отраслевым комплексам в составе правительства Москвы предложили “поделиться” с муниципалитетами: предложения о "пожертвованиях" будут приниматься в течение года.

9 апреля депутаты Мосгордумы установили новые правила, по которым будут проходить выборы в городское законодательное собрание.

Время новостей, № 64. Александр Гудков. Статья. Беспартийный билет.

Депутаты Мосгордумы на прошедшем вчера заседании установили новые правила, по которым в городское законодательное собрание будут избираться их последователи. Принятый во втором чтении избирательный кодекс города Москвы должен привести столичное избирательное законодательство в соответствие с федеральным. Он, в частности, предусматривает переход на смешанную систему выборов московского парламента. Согласно проекту, половина московских депутатов будет избираться по одномандатным округам, а другая половина -- по партийным спискам. Формально выполнив требования федерального закона, многие столичные депутаты, однако, считают навязанную регионам избирательную систему неэффективной.

В беседе с корреспондентом газеты “Время новостей” депутат Степан Орлов заявил, что введение партийных списков на региональных выборах является ошибкой, так как депутаты регионов должны отчитываться только перед своими избирателями, а не перед политическими партиями. Депутат не исключает, что Мосгордума выступит с законодательной инициативой на федеральном уровне, дабы отменить нововведения и вернуться к прежней, аполитичной системе выборов. “Депутаты Мосгордумы должны заниматься решением текущих городских проблем, а не проведением в жизнь генеральной линии своей партии”, -- считает г-н Орлов. Однако, по его мнению, возврат к старой системе в любом случае можно будет осуществить только после очередных выборов в Госдуму, так как, “во-первых, депутатам нового созыва будет легче отменять решения своих предшественников, а во-вторых, за это время партийная система выборов региональных парламентов убедительно продемонстрирует свою несостоятельность”. У московских депутатов есть время на спор с федеральными законодателями, поскольку Мосгордума будет переизбираться только в 2005 году.

Второе чтение избирательного кодекса также пока не поставило точку в споре столичной мэрии и Генпрокуратуры о выборности вице-мэра Москвы. В законопроекте пока сохранены положения о выборности вице-мэра, однако, по словам главы Мосгоризбиркома Валентина Горбунова, это произошло лишь потому, что решение Верховного суда о запрете подобной практики было принято уже после начала работы над кодексом. И если мэр Москвы все еще продолжает защищать права своего соратника и заместителя Валерия Шанцева, то г-н Горбунов подчеркнул, что Мосгоризбирком не собирается спорить с Верховным судом. По его словам, соответствующие поправки, предусматривающие процедуру назначения мэром своих заместителей и вице-мэра на стадии формирования правительства Москвы, будут внесены в законопроект к третьему чтению.

Деятельность правозащитных организаций

“Макдональдс” атаковали самолетики. 5 апреля на Пушкинской площади в Москве митинг протеста против войны в Ираке провела московская антиглобалистская организация АТТАК.

Коммерсант, № 59/П

Галина Паперная. Статья. “Макдональдс” атаковали самолетики. Стр. 7

В субботу на Пушкинской площади митинг протеста против войны в Ираке провела московская антиглобалистская организация АТТАК. Ее последователи практикуют только ненасильственные методы борьбы с империализмом и мировой военщиной — играют на арфе и забрасывают “Макдональдс” бумажными самолетиками.

В субботу в полдень в сквере у закусочной “Макдональдс” на Пушкинской площади собрались столичные антиглобалисты, большинство из которых считают себя сторонниками международной левой организации АТТАК. По словам одной из активисток француженки Карин, работающей в Москве социологом, эта аббревиатура на языке оригинала означает “Действие за налог Тобина в помощь гражданам” (Action pour la taxe Toben en favour des citoyens). Что именно предложил Тобин, московские антиглобалисты вспомнить не могли (а предложил он всех граждан развитых стран обложить специальным налогом, который перечислять в бюджеты стран развивающихся), да и не до этого им было.

Митингующих, которых было меньше ста, снимали сразу десять телекамер. “Это не ксенофобский антиамериканский митинг,— сказал Дмитрий, опрятный молодой человек, работающий клерком в крупной машиностроительной компании.— Мы солидарны и с иракским, и с американским народом. Среди нас есть представители различных организаций, но мы все против войны”. Тонкие различия в идеологии радикальных экологов, социалистических сопротивленцев и новых анархистов прессе тут же принялись разъяснять товарищи Дмитрия. По их убежденности чувствовалось, что какая-то разница действительно есть. Но участники митинга ради борьбы за мир в Ираке временно закрыли на это глаза, как и подобает людям интеллигентным.

“Такие отморозки, как мы — неважно, правые или левые, — должны приставать к людям в метро. Давайте пойдем по вагонам и притащим настоящий народ. А то это не митинг, а кучка богемной эстетствующей молодежи!” — возмущался Давид, студент-филолог из МГУ Товарищи, к которым филолог взывал, натянуто заулыбались. Пришлось объясняться: “Ну, отморозки — это люди, которые в чем-то убеждены и готовы активно защищать свои убеждения. Как мы”. Но убежденные и активные люди на митинге все же были. Например, некоторые пришли с плюшевыми игрушками, которые должны были как-то вызвать ассоциации с солдатами антииракской коалиции. Один из активистов-социалистов даже бренчал на игрушечной арфе. “Я, известный московский поэт Максим Роганов, хотел устроить перформанс и петь антивоенный регги, но передумал,— сообщил юноша с арфой и спрятал ее в черный полиэтиленовый пакет.— И больше никогда не пишите в своей газете, что на митинги ходят только придурки, у которых слишком много свободного времени”.

По закону жанра завершиться акция антиглобалистов обязательно должна была неформально и несанкционированно, как это бывает за границей. Но в отличие от западных наши антиглобалисты заранее попросили разрешение у милиционеров, охранявших митинг. Под присмотром милиции толпа подошла к “Макдональдсу” и организованно забросала витрины американской закусочной бумажными самолетиками. Некоторые пытались кричать: “Люди, вас зомбируют!” Но с другой стороны стекла слышно этого не было поэтому посетители продолжали с удовольствием жевать гамбургеры и пить кока-колу. Особенно самолетикам обрадовались дети.

“Быстро все собрали! — приказал главный милиционер, когда самолетики закончились. — А организаторов мы ждем в нашем отделении писать объяснительную записку за срыв распорядка мероприятия”. Эстетствующая молодежь тут же собрала мусор и последовала за милиционерами в Tвeрское отделение милиции.

9 апреля в Москве прошла пресс-конференция организаторов митинга против войны в Чечне, который состоится 12 апреля.

Колокол.Ру, 9 апреля. Статья. Шендерович зовет москвичей на митинг против войны в Чечне.

9 апреля в Москве прошла пресс-конференция организаторов митинга против войны в Чечне, который пройдет 12 апреля. Как передает корреспондент Граней.Ру, на встречу с журналистами пришли поэт Игорь Иртеньев, журналист Виктор Шендерович, президент Русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко, глава Общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров, глава правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов и представитель движения "За права человека" Лев Пономарев. Все участники пресс-конференции отметили недостаток внимания к чеченской войне со стороны прессы, в особенности федеральных телевизионных каналов (кстати, на пресс-конференции не было ни одной телегруппы или репортера какого-либо телеканала). "Чего не существует в эфире, не существует и в общественном сознании", - отметил Виктор Шендерович. "Референдум ничего не изменил. Не надо ждать нового "Норд-Оста", чтобы схватиться за голову. Это надо делать сейчас и не дома, а выйдя на улицу и заявив о своем протесте во весь голос", - добавил известный журналист.

В качестве главной цели предстоящего митинга участники называли свое желание во всеуслышание заявить о неприятии войны, дать понять власти, что подписавшие обращение "Остановим чеченскую войну вместе" не хотят, чтобы бойня в Чечне продолжалась от их имени и предоставить такую же возможность высказаться всем людям. "Пора понять, что война подошла совсем близко. Если люди не хотят, чтобы их детей насильно забривали, а через несколько недель возвращали в запаянных консервных банках, чтоб в их подъездах гремели взрывы, надо кричать об этом. Надо дать понять президенту, что для большинства эта война вне закона", - сказал Игорь Иртеньев.

Митинг против войны в Чечне пройдет 12 апреля в 14.00 на Пушкинской площади. Организаторами акции под названием "Остановим чеченскую войну вместе! Митинг без политиков" являются сразу несколько общественных организаций, среди которых Русский ПЕН-Центр, правозащитный центр "Мемориал", движение "За права человека" и Общественный центр имени Андрея Сахарова. 18 марта было обнародовано обращение известных деятелей науки и культуры за мирное урегулирование в Чечне. Документ подписали 60 человек.

ИА “ПРИМА”, 9 апреля

Информ. сообщ. Виктор Шендерович призвал людей на митинг. *

РОССИЯ, Москва. (Соб. корр.) “Если бы телевидение так же часто показывало кровь в Чечне, как показывает кровь в Ираке, возможно тысячи людей собирались бы не у американского посольства, а у Кремля”, — заявил на пресс-конференции в Москве 9 апреля известный тележурналист Виктор Шендерович. Пресс-конференция была посвящена намеченному на 12 апреля антивоенному митингу в Москве на Пушкинской площади.

Виктор Шендерович — один из тех, кто недавно подписал обращение представителей российской интеллигенции с призывом немедленно прекратить чеченскую войну. В пресс-конференции участвовали также подписавшие это заявление президент Русского Пен-Центра Александр Ткаченко, поэт Игорь Иртеньев. На просьбу журналистов прокомментировать ответ на воззвание президента Чечни Аслана Масхадова, участники пресс-конференции сказали, что это положительный факт. В то же время они отметили полное его игнорирование со стороны российских властных структур. “Если для российского руководства такие люди, как Фазиль Искандер ничего не значат, то это показывает сущность нашей власти”, — сказал Виктор Шендерович.

Участвующий в пресс-конференции представитель “Мемориала” Олег Орлов ознакомил журналистов с фактами нарушений прав человека в Чечне после проведения референдума. Так, в конце марта были арестованы людьми в масках и увезены в неизвестном направлении Ваху Пикаев, братья Араб и Адам Исмаиловы.

12 апреля – антивоенная акция российской интеллигенции против войны в Чечне. Организаторами митинга являются сразу несколько общественных организаций, среди которых Русский ПЕН-Центр, правозащитный центр "Мемориал", движение "За права человека" и Общественный центр имени Андрея Сахарова. В преддверии митинга в Институте развития прессы состоялась пресс-конференция, целью которой было привлечь к акции внимание общественности.

Колокол.Ру, 11 апреля

Статья. 12 апреля в Москве пройдет акция "Остановим чеченскую войну вместе! Митинг без политиков". *

12 апреля в 14.00 на Пушкинской площади по инициативе известных деятелей культуры и науки состоится акция под названием "Остановим чеченскую войну вместе! Митинг без политиков". Организаторами митинга являются сразу несколько общественных организаций, среди которых Русский ПЕН-Центр, правозащитный центр "Мемориал", движение "За права человека" и Общественный центр имени Андрея Сахарова. В преддверии митинга в Институте развития прессы состоялась пресс-конференция, целью которой было привлечь к акции внимание общественности.

18 марта было обнародовано обращение творческой и научной элиты против войны в Чечне. Документ подписали 60 человек. Шестеро из них приняли участи во встрече с журналистами: поэт Игорь Иртеньев, журналист Виктор Шендерович, президент Русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко, глава Общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров, глава правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов и представитель движения "За права человека" Лев Пономарев. Все участники пресс-конференции отметили недостаток внимания к чеченской войне со стороны прессы, в особенности федеральных телевизионных каналов. Отметим, что на встрече не было ни одного представителя теле-СМИ. "Чего не существует в эфире, не существует и в общественном сознании", - отметил Виктор Шендерович. "Референдум ничего не изменил. Не надо ждать нового Норд-оста, чтобы схватиться за голову. Это надо делать сейчас и не дома, а выйдя на улицу и заявив о своем протесте во весь голос", - добавил известный журналист.

В качестве главной цели предстоящего митинга участники называли свое желание во всеуслышание заявить о неприятии войны, дать понять власти, что подписавшие обращение "Остановим чеченскую войну вместе" не хотят, чтобы бойня в Чечне продолжалась от их имени и предоставить такую же возможность высказаться всем людям. "Пора понять, что война подошла совсем близко. Если люди не хотят, чтобы их детей насильно забривали, а через несколько недель возвращали в запаянных консервных банках, чтоб в их подъездах гремели взрывы, надо кричать об этом. Надо дать понять президенту, что для большинства эта война вне закона", - сказал Игорь Иртеньев.

Разное

Мошенник комсомольской закваски. Прокуратура Москвы предъявила обвинение в мошенничестве председателю правления Благотворительного детского фонда Мира и Согласия Василию Приходько Известия, № 60, 5 апреля

Александр Андрюхин. Статья. Мошенник комсомольской закваски.

Прокуратура Москвы предъявила обвинение в мошенничестве председателю правления Благотворительного детского фонда Мира и Согласия Василию Приходько. В попечительский совет этой организации входили такие известные люди, как Александр Волошин, Геннадий Селезнев и Любовь Слиска. Однако ни глава администрации президента, ни руководители Госдумы об этом даже не догадывались.

Ни дня без строчки

Действовал Приходько по традиционной схеме: писал письма руководителям предприятий с просьбой помочь обездоленным детям. На перечисленные деньги устраивал пышные презентации, на которые приглашал представителей властей. Фотографировался с ними в теплой и дружеской обстановке, а потом при разговоре с меценатами небрежно упоминал о своих связях в правительственных кругах. Мало кто отказывался от посреднических услуг человека, у которого есть такие друзья.

- Причин не доверять Приходько у бизнесменов не было, - рассказывает начальник отделения по борьбе с мошенничествами Георгий Мамырин. - Он представлялся сотрудником ЮНЕСКО. Снимал шикарные офисы, предъявлял международные документы, и никому в голову не приходило, что они фиктивные. В поле нашего зрения он попал еще два года назад. Однако уличить его в мошенничестве было невозможно, поскольку он все делал официально.

К Приходько практически нельзя было придраться: у него были лицензия, юридический адрес, счета, международные документы. Он все делал открыто и ни от кого не прятался. Председатель фонда слал письма во все инстанции: в правительство России, в Думу, в мэрию, во всевозможные партии и даже в ЮНЕСКО. В попечительский совет его фонда входили такие известные люди, как спикер Госдумы Геннадий Селезнев, глава администрации президента Александр Волошин, вице-спикер Любовь Слиска. Последние об этом даже не подозревали.

- Но полгода назад к нам стали обращаться растерянные соучредители одного пионерского лагеря в Ногинском районе, - продолжает рассказывать Мамырин. - Их оказалось более двух десятков. Они все перечислили деньги в благотворительный фонд Мира и Согласия, но председатель фонда исчез, а его офис на Чистых прудах закрыт. Мы потянули за ниточку, и выяснилось, что председатель фонда Василий Приходько подписал договор с фирмой "Продаксон" на покупку этого лагеря.

По условиям договора он в течение месяца должен был перечислить 1,5 миллиона рублей на счет фирмы. Однако к недоумению руководства "Продаксона" не только ничего не перечислил, а бесследно канул. Договор автоматически аннулировался, но, как оказалось, председатель фонда даром времени не терял. Он успел взять в соучредители несколько коммерческих предприятий, каждое из которых перечислило на его счет энную сумму. В число будущих владельцев лагеря вошла даже администрация одного из районов Подмосковья, которая также перечислила в фонд деньги в размере 100 тыс. рублей. В ходе дальнейшей следственной работы было установлено, что за два месяца до этого Приходько "обул" один коммерческий институт, слупив с ректора наличкой 327 тыс. долларов на покупку здания в Одинцове. Но здания, разумеется, не купил, а исчез с деньгами в портфеле.

Бендер отдыхает

Спектр деятельности Приходько был намного шире, чем просто банальный поиск меценатов. Он обожал отправлять детей в международные лагеря. Дешевизна путевок изумляла родителей, но председатель фонда доходчиво разъяснял, что оздоровление детей проходит по линии ЮНЕСКО, поэтому половину платит международный фонд. Благодетель собирал деньги и паспорта, якобы для оформления, и бесследно растворялся. Так доверчивые родители лишались не только денег, но и паспортов. Во время обыска у него была изъята целая коробка чужих паспортов, а кроме того пачка фальшивых документов, удостоверяющих его причастность ко всем благотворительным фондам, какие только есть в мире.

Но это далеко не все. Удалось выяснить, что Приходько огромное внимание уделял безнадежно больным. Особенно питал слабость к несчастным с онкологическими заболеваниями. Энергично объявлял сбор средств на дорогостоящие операции за границей, но в результате больные оставались со своими болезнями, и Приходько - с космической суммой на счету.

Однако и это далеко не полный список его "благотворительных" деяний. В августе прошлого года он предложил управляющему сетью московских ресторанов обменять рубли на доллары по сверхльготному курсу: 24 рубля за один американский доллар. Уверил, что в кругах, в которых он вращается, подобная процедура в порядке вещей. В тот же день ему в офис доставили четыре мешка "деревянных" и после этого долго искали. Но так и не нашли.

По словам Мамырина, на данный момент доказано 10 эпизодов мошенничества подобного рода. Однако, по оперативным данным, их не менее сотни.

Умный, образованный, интеллигентный

- Следует сказать, - продолжает следователь, - что Приходько патологически жаден. С тех пор, как был организован его фонд, а появился он в 1991 году, не то что дети, его сотрудники не получили ни копейки. А их в фонде по договору работало около 180 человек, плюс 15 человек на постоянной основе. Самое трогательное, что председатель ни от кого не прятался и никогда не отказывался платить. Он просто задерживал зарплату и сердечно уверял, что как только поступят деньги, то тут же со всеми расплатится. Но время шло, а деньги не поступали. Сотрудники, устав ждать, в конце концов увольнялись, а председатель на их место брал новых. И так все двенадцать лет.

Приходько также ни рубля не перечислил за аренду своих офисов. Когда на него сильно наседали, он просто переезжал в другой.

- Приходько - человек умный. Этого не отнять, - развел руками следователь. - Он образованный, интеллигентный, с хорошо поставленной речью и искренними глазами. Он сразу входил в доверие, говорил с легким иностранным акцентом. Свой акцент объясняет тем, что долгое время жил в Канаде, закончил в Монреале университет и вот теперь по линии ЮНЕСКО творит добрые дела в России.

На самом деле ни в какой Канаде он не жил. Родился на Украине. В 1986 году закончил Харьковский государственный университет, после некоторое время работал учителем в селе Богдановка Днепропетровской области. Через пару лет его избрали секретарем райкома. В 1988 году он уже первый секретарь Днепропетровского обкома ВЛКСМ. Но 1991 год оборвал его комсомольскую карьеру. Пришлось начинать свое дело. Так и был организован детский благотворительный фонд. Дело новое, хорошее, престижное и, как оказалось, выгодное. Уже через год удачливый председатель возглавлял международный детский фонд, охватывающий Украину, Россию, Казахстан, Белоруссию, Узбекистан и Польшу. С тех пор он шел только в гору.

По словам оперативников УВД Северного округа, Приходько намеривался провернуть аферу с банком "Москва", сорвать 3 млн долларов и уехать за границу. "Я не нарушил никаких законов", - заявил он на допросе.

8 апреля в Мосгордуме члены московской комиссии по монументальному искусству приняли принципиальное решение о необходимости установки в Москве памятника Андрею Сахарову. Елена Боннэр заявила, что давать согласие на возведение памятника в ближайшие 10 - 15 лет не намерена: в нынешней России “идеи академика неуместны”.

Коммерсант, № 61

Сергей Сыров. Статья. Андрея Сахарова решили почтить памятником. Стр. 8 *

Вчера в Мосгордуме члены московской комиссии по монументальному искусству приняли принципиальное решение о необходимости установки в Москве памятника академику Андрею Сахарову. Об этом будет официально уведомлена вдова ученого Елена Боннэр, проживающая сейчас в США. „Ъ" проинформировал об этом госпожу Боннэр заранее. Вдова заявила, что давать согласие на возведение памятника в ближайшие 10-15 лет не намерена: в нынешней России “идеи академика неуместны”.

Ъ Решение об увековечивании памяти академика Андрея Сахарова было принято председателем Моссовета Гавриилом Поповым еще в декабре 1990 года, через год после смерти ученого. Тогда решили создать его музей, назвать его именем улицу и поставить ему памятник. Для памятника Андрею Сахарову было выбрано место — напротив памятника Александру Пушкину на Тверском бульваре. Идея поставить памятник здесь принадлежала господину Попову и вдове академика Елене Боннэр. Это место было традиционным для сбора правозащитников в советское время. Музей Андрея Сахарова московские власти создали и улицу назвали его именем. Деньги на создание памятника найти не успели: выбранному в 1994 году московским мэром хозяйственнику Лужкову было не до этого.

В 2002 году вновь возникла инициатива установки памятника известному ученому и правозащитнику. На этот раз с таким предложением выступил сопредседатель “Либеральной России” и депутат Госдумы Сергей Юшенков. Как рассказал господин Юшенков корреспонденту „Ъ", после съезда “Либеральной России” 30 марта 2002 года в мэрию Москвы было направлено письмо, в котором московским властям предлагалось выполнить постановление Моссовета от 1990 года и все же установить памятник Андрею Сахарову. Под письмом подписались известные деятели культуры и искусства. По словам господина Юшенкова, московские власти ответа не давали, однако один из представителей мэрии сказал ему, что нужно собрать на памятник 18 млн рублей. “Мы начали формировать фонд для сбора пожертвований и еще раз написали письмо в мэрию (теперь под ним подписались политики-демократы) с просьбой выбрать место для памятника. На этот раз нам ответили, пообещав рассмотреть вопрос”,— рассказал Сергей Юшенков.

На происходящее откликнулась вдова Андрея Сахарова Елена Боннэр, живущая сейчас в США. Вначале она написала письмо, в котором обвинила депутатов Мосгордумы, якобы объявивших сбор пожертвований от граждан, в политической спекуляции с целью “повысить чьи-то предвыборные рейтинги” и призвала не вносить деньги на памятник академику. Потом выяснилось, что денег никто не просил, и госпожа Боннэр написала второе письмо с извинениями. Во всем остальном текст остался неизменным: памятник надо было ставить десять лет назад, а не сейчас, когда треть населения страны живет за чертой бедности; и “нынешняя Россия, ведущая жестокую кровавую войну в Чечне, эта Россия вопиюще не соответствует идее памятника Сахарову, и его создание станет большой общенародной ложью, исходящей от тех, кто это инициировал”. Вчера в телефонном разговоре с корреспондентом „Ъ" Елена Боннэр назвала остальные причины, по которым она против установки в Москве памятника Андрею Сахарову. “Лично мне не хочется быть женой или вдовой памятника. Москву замусорили памятниками, и она стала похожа на кладбище. Общество сейчас относится равнодушно к памяти Андрея Сахарова, а политики спекулируют его именем,— сказала госпожа Боннэр.— Я думаю, что Россия по-настоящему вернется к идеям Андрея Сахарова лет через 10-15. Тогда можно и памятник поставить, но только уже без меня”. Со слов госпожи Боннэр вышло, что, пока она жива, разрешения на установку памятника покойному мужу она не даст.

Сергей Юшенков считает, что госпожа Боннэр не права. “Мы академика Сахарова не забыли, постоянно проводим конференции и выставки о нем. И если говорить о патриотическом воспитании молодежи, то памятник ученому просто необходим”,— рассказал господин Юшенков. По его словам, установка памятника возможна только с согласия Елены Боннэр. Пока же регистрация фонда для сбора частных пожертвований приостановлена. “Кстати, речь идет не о сборе средств со всего населения. Это должны быть частные пожертвования от богатых россиян. У нас зарегистрировано 17 долларовых миллиардеров. Если все они скинутся по миллиону рублей, то этих денег как раз хватит. Я из своих сбережений тоже дам денег”,— пообещал господин Юшенков и добавил, что расход средств будет четко контролироваться общественным советом фонда и что “никаких теневых средств не будет”.

Директор музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров считает, что памятник академику в России в принципе нужен, несмотря на то что “установка любого памятника у нас становится объектом политического пи-ара”. На его сооружение, по подсчетам господина Самодурова, вполне хватит 2-3 млн рублей. “Если московские власти называют цифру в 18 млн рублей, у меня сразу возникают вопросы, куда эти деньги пойдут”,— сказал Юрий Самодуров.

Впрочем, на вчерашнем заседании члены комиссии по монументальному искусству при Мосгордуме до обсуждения финансовых вопросов не дошли. Они не знали о втором письме госпожи Боннэр, да и первое читали невнимательно. “Может быть, она против того, чтобы памятник строили на бюджетные деньги? — предположил председатель комиссии Сергей Петров.— Надо сказать ей, что это не так, и надо убедить ее, что политизировать ситуацию не стоит”,— заключил он и добавил, что, в конце концов, мнение Елены Боннэр можно “поставить под сомнение”, а памятник все равно нужен. Председателя поддержал и член комиссии Владимир Федоров: “Памятник Андрею Сахарову, совести нашего народа, должен быть, и если провести референдум, то люди проголосуют „за". А сразу после смерти памятники никому не ставили”. Еще один член комиссии, Алексей Комич, сказал, что для него мнение госпожи Боннэр “не абсолютно”. В общем, решение о том, что памятник надо установить, приняли единогласно и решили написать госпоже Боннэр письмо, чтобы поставить ее в известность и узнать ее точное мнение. С местом установки памятника члены комиссии вчера не определились, однако точно решили, что не на Тверском бульваре. В качестве варианта рассматривался сквер на Полуярославской набережной вблизи от общественного центра имени Андрея Сахарова. Но это, по единогласному мнению членов комиссии,— предмет детального будущего обсуждения.

Мосгоркомиссия приняла решение поставить памятник Сахарову.

Колокол.Ру, 8 апреля. Информ. сообщ.

Городская столичная комиссия по монументальному искусству приняла решение поставить памятник известному правозащитнику, академику, лауреату Нобелевской премии мира Андрею Дмитриевичу Сахарову. Решение было принято без споров и разногласий на очередном заседании комиссии во вторник.

Как передает РИА "Новости", участники заседания также решили направить письма автору идеи установки памятника депутату Госдумы РФ Сергею Юшенкову и вдове Андрея Сахарова Елене Боннэр. Члены комиссии особо отметили, что считают необходимым "разговор лично с Еленой Боннэр".

Председатель комиссии Сергей Петров уточнил, что "какого-либо определенного проекта памятника или бюста" нет. По его словам, конкурс на разработку проекта еще будет объявлен.

Грани.Ру, 9 апреля. Илья Мильштейн. Статья. Памятник на заросшей тропе. *

Памятник на заросшей тропе

Столичная комиссия по монументальному искусству решала вопрос недолго и без дискуссий: в Москве должен стоять памятник академику Сахарову. Собственно, и решать было нечего - принципиальное согласие увековечить память Андрея Дмитриевича президиум московского горсовета дал еще 17 декабря 1990 года, в первую годовщину смерти. Что мешало все это время столичным властям сдержать свое обещание – можно лишь гадать. Скорее всего, у Зураба Константиновича просто руки не доходили. Тогда, пожалуй, оно и к лучшему. Остается надеяться, что и сегодня не дойдут.

Впрочем, сегодня, как известно, с установкой памятника вообще возникли проблемы – и нравственные, и личные, и политические. В обществе нет почти никакого интереса к идеям великого правозащитника, как нет интереса ни к кому и ни к чему – социум дремлет. У власти тоже явно иные заботы, оттого, видимо, она и собирает комиссию вместо средств на памятник, запамятовав, что вопрос решен еще в прошлом тысячелетии. Наконец, резко против этой монументальной акции против выступает Елена Боннэр. И с ее аргументами нельзя не считаться.

Вдова академика полагает, что сейчас не время для помпезных мероприятий в честь Андрея Дмитриевича. Говоря проще, эпоха не та. Памятник Сахарову нельзя ставить при Путине. По ее мнению, решение, принятое в начале 90-х годов, было оправдано отношением к памяти Сахарова в общенародном сознании, да и власть в стране была совсем другая. Она не убивала в Чечне, не вставала при звуках сталинского гимна, не судила экологов по шпионским статьям и не боролась со свободой слова. Из рук тех вождей, довольно искренне стремившихся вывести Россию на демократический путь, можно было принять такой подарок. А с нынешней властью в лице президента и московского мэра гражданка России Е.Г. Боннэр не желает иметь ничего общего, и никаких памятников ей от этой власти не нужно. Пусть она ставит памятники своим гэбэшникам – это будет по меньшей мере честней.

Так, не слишком отдаляясь от текста, можно пересказать недавние заявления вдовы Сахарова. И так же, как она, думают многие диссиденты минувших и нынешних времен – тот узкий круг, который четыре с лишним десятилетия представлял у нас общественное мнение. Собственно, оттого и нет у нас общества, что этих людей перестали слушать. Как не слушали бы сегодня и самого Андрея Дмитриевича, будь он жив. Призыв Елены Боннэр не ставить памятник Сахарову и не собирать на него пожертвования – акт глубокого личного презрения к путинскому режиму. Чувство это понятное и нравственно точное.

Однако кое в чем Елене Георгиевне можно и возразить. Заметить, например, что Россия всегда была далека от идей Андрея Сахарова и время, когда наш народ, не говоря уж о политических элитах, приблизится к их осознанию, как и к пониманию личности опального академика, представляется бесконечно далеким. Хуже того: от гуманистических принципов поведения в политике сегодня отказывается и самая либеральная в мире держава – США. Отказ от правозащитных убеждений, разочарование в них, попирание их – процесс почти всеобщий. Неуважение к законам, в том числе международным, – эксклюзивная наша болезнь – стала чумой планетарного масштаба. И если так пойдет дальше, то мало в мире останется государств, где дозволено было бы ставить памятники приличным людям. Перспектива нерадостная.

Оттого у меня лично решение московской комиссии не вызывает чувства протеста. В конце концов, не так уж важно, "при ком" был сооружен монумент, и никто никогда всерьез об этом не задумывается. К тому же просто хотелось бы, чтобы в родном городе стоял памятник великому человеку, исполненный таланта, достоинства, благородства. Желательно в центре города, возле правительственной трассы. И чтобы новые наши избранники, проносясь мимо него в двадцати джипах и членовозах, изредка выглядывали бы в окно и замечали свежие цветы у подножия. Это полезно в воспитательных целях, хотя и бессмысленно на первый взгляд. Но ведь крот истории роет незаметно, как любил повторять Андрей Дмитриевич, и кто их знает, какими они будут – грядущие наши вожди.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 10 апреля

Захар Артемьев, Дмитрий Комиссаров. Статья. Прописка признана глупостью.

Вчера правозащитная организация Privacy International подвела итоги конкурса на получение награды за нелепость и глупость. Второе место в номинации “Самая нелепая мера безопасности” занял мэр Москвы за упорство, с которым он поддерживает институт прописки.

Представители организации считают, что “прописка – это что-то вроде современного рабства, в которое вовлечены большие деньги и политика. Хотя теперь это называется регистрацией, смысл остается тем же. Изобретенная Сталиным в 1932 году, в наши дни прописка становится еще чудовищней. Она используется для того, чтобы рядовые милиционеры могли повысить свой доход со 100 долларов в месяц почти до тысячи”. Жюри конкурса выразило сомнения в том, что прописка сможет помочь в предотвращении терактов и преступности. На соискание награды Юрия Лужкова выдвинула организация “Нелегалы Москвы” в феврале 2003 года.

Первое место заняло правительство Австралии – за то, что оно активно борется с несуществующим в этой стране терроризмом. “Никаких террористических атак и террористических действий не было предпринято против Австралии”, – утверждают в Privacy International.

Третье место в номинации “Самая нелепая мера безопасности” занял нью-йоркский аэропорт имени Кеннеди за то, что пассажиров заставляли разуваться, ища взрывчатку в обуви, и в то же время не проверяли багаж. А премьер-министр Великобритании Тони Блэр получил почетную “Пожизненную награду злодея” за действия против Ирака.

– Нам ничего не известно о номинации Privacy International, в которой говорится о Юрии Лужкове, – сказали “Столичной” в пресс-службе мэра Москвы, – но дополнительные меры безопасности, предпринимаемые в нашем городе, согласитесь, никак нельзя назвать лишними.