ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 8-11 декабря 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система

Дело братьев В. и Ф. Байрамовых и следователем прокуратуры ЗАО, и судьей райсуда Москвы ведется с многочисленными нарушениями закона.

Русский курьер, № 165, 6 декабря. Георгий Целмс. Статья. Жаловаться опасно для здоровья.

Четверых заключенных отправили на этап до вступления приговора суда в законную силу. То есть фактически еще не осужденных. Причем никому не вручили копии приговора. Пятому их содельнику повезло больше: длительное нахождение в тюремной больнице, куда он попал после избиения в СИЗО, а потом перевод в другой изолятор спасли его от досрочного этапа в Архангельскую область. Куда уже прибыли его товарищи по несчастью.

Как мы уже писали в № 163, это далеко не единичный случай: из следственных изоляторов столицы в ноябре, не дождавшись кассационного рассмотрения дела, пошли на этап примерно 800 человек. В ходе дела, о котором пойдет речь, преступник и жертва менялись местами. И, похоже, явно торжествовала триада, не открытая почему-то Марксом: “закон - деньги - закон”.

Истоки истории уходят в восьмидесятые годы, когда в глухом грузинском селе Агтакля проживали две многочисленные азербайджанские семьи: Гусейновых и Байрамовых. И между ними сложились, мягко говоря, “неприязненные отношения”.

С наступлением всеобщей независимости и всеобщего же бардака семьи, чтобы выжить, стали перебираться в Москву. Там им удалось устроиться по-разному: клан Гусейновых преуспевал (хозяева многочисленных пунктов автосервиса и прочего бизнеса), а клан Байрамовых бедствовал (наемные работники: автослесари, помощники пекарей и пр.). Словом, Гусейновы стали богатыми, а Байрамовы бедными. Запомним это...

Не известно, по какой причине (следствие и не думало это устанавливать) однажды автомашину с братьями Байрамовыми, Вадимом и Фазилом, а также с семилетним сыном Фазила атаковали автомашины братьев Гусейновых. В результате чего она перевернулась. Байрамовы выбрались из своего покалеченного автомобиля, но тут на Вадима напали с ножом. И нанесли ему “тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни”. Как потом выяснилось, у него было несколько тяжелых ранений в живот, в том числе перерезана артерия, ведущая к селезенке. Но врачи больницы № 71 совершили чудо: Вадим выжил. И чуть придя в сознание, дал показания: “Меня порезал Аловсад Гусейнов”. Потом он повторил эти показания еще раз. А. Гусейнова задержали, но тот час же отпустили. По факту покушения на убийство не был допрошен ни один свидетель. Неслыханное дело! Не могу ничего утверждать, но лишь напомню: Гусейновы были богатыми, а Байрамовы бедными...

Затем в больницу к Вадиму зачастили родственники Аловсада, предлагая все разрешить миром. Больше других на него повлияла собственная жена — родная сестра жены покушавшегося на убийство. В конце концов Байрамов изменил показания: сказал, что не помнит, кто на. него напал. Похоже, следователей это вполне устраивало.

Пролечившись несколько месяцев, Вадим стал инвалидом. Но его обидчики не собирались выполнять своих обязательств. Ни публичных извинений, ни денег, компенсирующих затраты на лечение, потерпевший не дождался. Тогда Байрамов обратился в ОВД “Кунцево” и подтвердил свои первоначальные показания: указал на злодея, опасно ранившего его. Начальник службы криминальной милиции Сопелко развел руками: “Гусейнов скрылся, не можем его найти”. Он посоветовал потерпевшему самому искать своего обидчика. И по возможности доставить его в ОВД. Для чего дал свои телефоны. С этого момента начинается вторая серия триллера: потерпевший превращается в подозреваемого, затем в обвиняемого. А подозреваемый — в потерпевшего.

Вадим Байрамов с братом Фазилом и “с другими, не установленными следствием лицами”, выслеживают Гусейнова и силой пересаживают его в свою автомашину. Впоследствии этот эпизод будет квалифицирован следователями и судом как “похищение с целью выкупа”.

Как показывают Байрамовы, они везут Гусейнова в милицию. Но на беду - выходной день, и Сопелко на месте не оказывается. Тогда между Вадимом и Аловсадом происходит разговор, который сводится к обоюдному призыву “давайте жить дружно!”. Однако на сей раз Вадим желает гарантий: пусть соберутся почтенные старейшины и решат, какие деньги должен заплатить Гусейнов за муки, причиненные Байрамову. Пока же его вывозят в район Нижних Мневников. И, как я понимаю, удерживают там насильно. Когда молчит закон, вступает в дело самоуправство.

Пленник звонит родственникам по “мобильнику”. Он просит собрать старейшин и не обращаться в милицию. Однако те обращаются, утверждая, что брат похищен. На сей раз милиционеры действует очень активно. Берут, например, в заложники старшего брата похитителей Муту, никак не причастного к этому делу, и зверски его избивают. Когда же “братья-похитители” прибывают на совет старейшин, их при захвате также избивают.

Затем начинается следствие, при котором УПК нарушается буквально на каждом шагу. Обвиняемых, почти не знающих русского языка, допрашивают без переводчика, без адвокатов, бьют. Из-за жутких следов побоев их потом даже не захотят принять в изолятор. Деталь: когда суд определял меру пресечения младшему брату Сахибу, тот вообще не понимал, что происходит. Это, видимо, вполне устраивает судью. В протоколе она напишет: “С. Байрамов не возражал”. Даже год спустя, в изоляторе, изучая русский язык “по фене”, Сахиб будет общаться со своим защитником К. Гудковой лишь посредством жестов и рисунков. Он поначалу примет защитника за врача и станет показывать свои болячки...

Согласно версии следователя прокуратуры Западного административного округа В. Маркарова, преступление задумывалось и осуществлялось “в неустановленном месте, в неустановленное время”, “Байрамовы вступили в сговор с неустановленными лицами...” и т.д. и т.п. Не установлены ни мотивы, ни цели преступления. Все построено на путаных показаниях Аловсада. Тем не менее следователь предъявляет пятерым лицам по четыре статьи УК. Всем оптом. И тем, кто, по его мнению, осуществлял похищение, и тем, кто охранял похищенного, и тем, кто присутствовал на совете старейшин. Одна на всех формула обвинения, одни, слово в слово, доказательства вины...

Не знаю, владеет ли следователь юридическими знаниями, но компьютером, похоже, владеет. По крайней мере, операцией помещения информации в накопительный бункер и вставкой ее в нужное место. Куда как удобно! Меняешь только фамилию обвиняемого, а все остальное за тебя делает компьютер. Один из обвиняемых, например (сторож пленника), якобы ограбил жертву: забрал 700 рублей. Стараниями следователя компьютер послушно перебрасывает этот эпизод в обвинение всем “членам преступной группы”. Ох, на беду видно вооружили нынешних следователей электроникой! За час можно изготовить чуть ни сто страниц “обвинительного заключения”.

Судья Кунцевского районного суда Москвы О. Бессарабова, так же как и следователь, нарушает закон с первых минут своей работы. Она без согласования с участниками процесса решает проводить его единолично, без заседателей. Предварительные слушания проходят в присутствии свидетелей обвинения. И те впоследствии используют полученную информацию... Но судья все-таки явно превосходит незадачливого следователя в юридических познаниях: под давлением защиты она исключает ряд обвинений, полученных благодаря компьютеру. В частности, похищение 700 рублей вменяется уже только “сторожу”. Но главная фабула обвинения остается неизменной: похищение с корыстной целью и вымогательство. Так же как и следователя, ее, похоже, ничуть не интересует, что предшествовало похищению. Она, правда, запрашивает прокуратуру относительно уголовного дела, возбужденного по факту покушения на убийство. Но когда прокуратура отказывается его предоставить, ссылаясь на... тайну следствия, судья этим вполне удовлетворяется.

Итак, приговор вынесен, предстоит его кассационное рассмотрение. Но подсудимых спешно отправляют в Архангельскую область. По мнению защиты, сделано это, чтобы поскорее избавиться от жалобщиков. Все братья Байрамовы были зверски избиты. И милицией, и охранниками изолятора. И все трое писали жалобы во все инстанции. Они также настаивали на расследовании забуксовавшего уголовного дела: покушавшийся на убийство ведь по-прежнему на свободе.

Отсюда весьма пренеприятный вывод: жаловаться опасно для вашего здоровья.

Исправление судебной ошибки в деле 14-летней З. Муравьевой привело к увеличению ее срока тюремного заключения. Комментарий директора Центра содействия реформе уголовного правосудия В. Абрамкина

Русский курьер, № 166. Зоя Светова. Статья. “Послушала бы маму, не сидела бы в тюрьме...”

“Я судима в первый раз, раньше ничего нарушающего закон не творила... Теперь у меня срок 6 лет, но это во второй раз: когда меня судили первый раз по этому делу, дали 2 года, так как посчитали, что это было убийство по неосторожности, а когда пересматривали дело, то посчитали, что это убийство умышленное...” -это строки из сочинения Зои Муравьевой, заключенной Новооскольской воспитательной колонии (ВК) для девочек, что в Белгородской области.

Для 14-летней Зои судный день наступил 4 июля 2001 года. В этот день Заводской районный суд города Саратова осудил ее к двум годам лишения свободы за то, что во время “подростковой разборки” Муравьева ударила ножом другую девочку и, сама того не желая, убила ее. Вот как сама Зоя в уже процитированном мной сочинении описывает эту страшную ситуацию: “Они начали оскорблять мою маму. И когда она уже уходила, одна из девочек догнала ее и ударила. Ну а у меня в голове что-то замкнуло, и я схватила нож, и выбежала на улицу, где меня ждали 15 человек... Когда я узнала, что убила девочку, с которой у меня на то время не было неприязненных отношений, у меня была истерика, я долго не могла осознать... Говорила мне мама: “Зоя, сиди дома, никуда не ходи, не нужны тебе никакие разборки”. Если бы я ее послушала, то не попала бы в тюрьму”.

Через два месяца после вынесения приговора Муравьеву доставили в Новооскольскую ВК для девочек, где областной прокурор Н.И.Головин, познакомившись с ее личным делом, заметил ошибку, допущенную судьей Заводского районного суда города Саратова. Оказывается, Муравьеву незаконно осудили по статье, которая предусматривает уголовную ответственность с 16 лет(девочке было 15!) По инициативе администрации Новооскольской колонии и того же прокурора началось надзорное производство. Самое печальное, что оно не облегчило участь осужденной, а, напротив, закончилось для нее плачевно. Президиум Саратовского областного суда вернул дело на стадию предварительного следствия. Как считает директор Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин, “это было сделано для того, чтобы, как говорят арестанты, “перебить статью”, переквалифицировав обвинение на статью, по которой ответственность наступает с 14 лет и тем самым прикрыть судебную ошибку.

Муравьеву доставили из колонии снова в СИЗО Саратова. Там она четыре месяца дожидалась нового суда. Излишне говорить, что условия содержания в СИЗО во много раз хуже условий, в которых содержатся девочки в ВК.

И вот 26 марта 2002 года уже шестнадцатилетней Зое Муравьевой пришлось пережить второй судный день. В том же Заводском районном суде города Саратова ей вынесли приговор: шесть лет лишения свободы. Но уже по статье 105, часть 1 (“убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку”).

Теперь Зоя Муравьева, ее мама, уполномоченный по правам человека Саратовской области Александр Ландо и директор Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин надеются через другие вышестоящие судебные инстанции (президиум Саратовского областного суда, президиум Верховного суда) исправить последствия протеста, вынесенного прокурором Н.Головиным, заметившего судебную ошибку в первом приговоре. Они пытаются отменить второй приговор, поскольку он, по их мнению, противоречит нормам международного права. В частности, четвертой статье седьмого протокола Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая указывает на то, что (“никто не должен быть вторично судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом этого государства”).

Валерий Абрамкин считает, что, заметив ошибку в вынесении первого приговора по делу Муравьевой, надзирающий прокурор должен был обратиться в суд, требуя отмены незаконного приговора. В этом случае Зоя Муравьева вышла бы на свободу из зала суда.

Но тогда за судебную ошибку пришлось бы отвечать очень многим: и судьям, и прокурорам. И отвечать по всей строгости. Известно, что и так некоторые из местных прокурорских работников получили дисциплинарные взыскания.

Похоже, предвидя нежелательные последствия, надзирающий прокурор “перестраховался”. А в результате судьбой девочки вновь занялось следствие, которое, торопясь прикрыть и свою ошибку, и ошибку суда, “нашло” доказательства того, что Муравьева совершила убийство умышленно.

Что же получается? Если бы в Новооскольской колонии не так внимательно читали личные дела вновь прибывших заключенных, то “Зоя из Саратова” уже отбыла бы свой срок и сегодня сидела бы, “никуда не выходя из дома”, как ее просила прозорливая мама.

“Сама девочка сейчас была бы рада вернуть все назад,— сокрушается Валерий Абрамкин. — И если такое волшебство возможно, сделать так, чтобы этой судебной ошибки никто не заметил. Сколько мы еще будем топтаться в судебных инстанциях! А с каким результатом — неизвестно. А девочке - сидеть и сидеть. И никакой запоздавшей судейской справедливостью, призрачными “пряниками” реабилитации не “компенсировать” долгих дней, месяцев, проведенных в тюрьме. Напомню, даже в дикие времена, если веревка обрывалась; человека второй раз вешать было не принято”.

Никогда бы не подумала, что исправление иной судебной ошибки приводит к абсолютно противоположному результату. Одно очевидно и не нуждается в доказывании: тюремный опыт вряд ли пойдет на пользу девочке, которая и так уже осознала весь ужас произошедшего с ней в результате “девичьей разборки”.

Мосгорсуд, оставив в силе решение Тверского райсуда Москвы, подтвердил, что бывший первый зампрокурора Москвы Ю. Синельщиков уволен на законных основаниях.

Газета, № 229. Ольга Рощина. Статья. “Мятежный прокурор” – дважды безработный.

Он проиграл и суд, и выборы в Госдуму

Бывший первый зампрокурора Москвы Юрий Синельщиков уволен на законных основаниях. Это подтвердил вчера Мосгорсуд, оставив в силе решение Тверского районного суда столицы, который 23 октября отказался восстановить его на работе. Синельщикову в один день был нанесен двойной удар - утром он узнал, что проиграл на выборах в Госдуму по 200-му избирательному округу Москвы. В предвыборных листовках он именовался не иначе как "мятежный прокурор".

Синельщикова уволили 31 июля 2003 года после заседания коллегии Генпрокуратуры. Там были оглашены результаты проверки, свидетельствующие о крайне неудовлетворительной работе прокуратуры города. В приказе об увольнении было указано, что “он зачастую мирился с волокитой и нарушениями процессуального порядка расследований”, “не добился фактического улучшения надзора и следствия” и, кроме того, “сам неоднократно принимал по уголовным делам (всего в Генпрокуратуре насчитали 203 таких дела. - ГАЗЕТА) необоснованные решения”.

Синельщиков посчитал увольнение незаконным и обратился в Тверской суд с просьбой восстановить его в прежней должности. Но ему было отказано. Тогда Синельщиков обратился в Мосгорсуд. На вчерашнем заседании Синельщиков просил судей направить дело по его иску на новое рассмотрение. "Доводы Генпрокуратуры, изложенные в приказе об увольнении, в суде были опровергнуты", - сказал истец.

Затем последовало довольно пространное выступление адвоката Ольги Радчиковой. “Мне как гражданину РФ обидно за работников Генпрокуратуры, которая издала такой беззубый, неправовой акт”, - решительно заявила она судьям, имея в виду приказ об увольнении. Радчикова утверждала, что данный документ был подписан “неправомочным лицом”, а именно исполняющим в то время обязанности генпрокурора РФ Юрием Бирюковым (пока Владимир Устинов находился в командировке в Костроме). “Как почетный работник прокуратуры Синельщиков в соответствии с законом мог быть уволен только генпрокурором”, - подчеркнула адвокат. Второй представитель Синельщикова в суде, коллега Радчиковой Михаил Бурмистров, был более эмоционален. “За время работы в прокуратуре Юрий Петрович 23 раза поощрялся. Он заслуженный юрист и имеет различные награды. А в ноябре 2002 года прошел аттестацию, подписанную тем же Бирюковым и тем же Устиновым, в которой указывалось, что Синельщикова “отмечает высокое чувство ответственности за исполнение им служебных обязанностей, - сказал адвокат. - Проходит 8 месяцев, и выясняется, что он не только профессионально непригоден, но и является грузом для поступательного движения прокуратуры”. Защитник добавил, что увольнение Синельщикова не было согласовано с профсоюзным органом, который пришел к совершенно иным выводам о деятельности зампрокурора. "Истинной причиной увольнения Синельщикова стало его обращение к президенту, где он сообщил, что не торопился исполнять телефонные команды, а тщательно выверял все свои решения”, - заявил Бурмистров. Результаты проверки деятельности своего клиента и приказ о его увольнении Бурмистров (он в прошлом также работал в прокуратуре) охарактеризовал не иначе как “филькиной грамотой”.

"Я надеюсь, что закон существует и никому, даже Генпрокуратуре, его нельзя нарушать", - подытожил адвокат. Представитель Генпрокуратуры в суде Игорь Агафонов был более краток. Он тоже выбрал образную форму для изложения своей позиции, призвав судей от точечных выпадов адвокатов истца перевести взгляд на “картину в целом”. “Генпрокуратура - это живой организм, своевременно реагирующий на изменения в жизни РФ”, - начал он, но был одернут одной из судей, которая сообщила, что суду и так известно, чем является Генпрокуратура.

“Генпрокуратура уволила Синельщикова с соблюдением всех действующих норм закона”, - сказал тогда Агафонов.

Чтобы оставить решение Тверского суда в силе, Мосгорсуду понадобилось всего 10 минут. Юрий Синельщиков хоть и был расстроен, однако присутствия духа не потерял. “Обжаловать решение об увольнении буду всю жизнь, и не только в надзорных инстанциях. Есть основание для обращения в Конституционный суд”, - сказал он корреспонденту ГАЗЕТЫ. Он признался, что проигрыш на выборах в Госдуму (баллотировавшийся по 200-му избирательному округу Москвы от КПРФ Синельщиков проиграл кандидату от “Единой России” Владимиру Васильеву) его расстроил не особенно, но заниматься политикой он больше не собирается. “Я понял, что это дело грязное. Буду восстанавливаться на прежней работе”, - заявил Синельщиков

Скандалом обернулось рассмотрение в Верховном суде прокурорского представления на мягкость приговора по нашумевшему делу подполковника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью Михаила Игнатова.

Коммерсант, № 225. Екатерина Заподинская. Статья. Генпрокуратура выступила в роли адвоката.

Скандалом обернулось рассмотрение в Верховном суде прокурорского представления на мягкость приговора по нашумевшему делу подполковника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью Михаила Игнатова. Он обвинялся в том, что неоднократно превышал полномочия, подбрасывал своим жертвам оружие и истязал _ их. Мосгорсуд дал милиционеру три года тюрьмы. Поданное же прокуратурой Москвы представление о чрезмерной мягкости приговора было аннулировано в суде Генпрокуратурой.

Секретное дело подполковника милиции Игнатова рассматривалось в закрытом режиме. В августе нынешнего года судья Мосгорсуда Любовь Николенко вынесла по этому делу обвинительный приговор. Она признала доказанными девять эпизодов должностных преступлений, указав в приговоре: “Преступное поведение для Игнатова стало нормой”.

Пять эпизодов были связаны с поиском милиционерами в 1997 году похитителей директора парикмахерской госпожи Французовой. Рубоповец Игнатов узнал, что к похищению причастно ЧОП “Зевс”, руководителю которого господину Севрюку парикмахерская задолжала $10 тыс. Выбивая признательные показания, оперативник, как указано в приговоре, прыгал на груди сотрудника ЧОПа Баева, нанес пять ударов металлической трубой по голове его приятелю Липатову. Гендиректора же ЧОПа Севрюка по указанию господина Игнатова содержали под стражей трое суток, подбросив ему гашиш.

Не щадили борцы с оргпреступностью и своих коллег. Дознавателя 5-го отделения милиции Москвы Сергея Костюченко оперативники Игнатов и Михаил Микаэльян подвесили на охотничьем ружье, заведя руки в наручниках под колени. От боли тот потерял сознание.

Суд также признал Михаила Игнатова вместе с милиционерами Виталием Анисовым и Сергеем Золотовским виновным в избиении гендиректора страховой компании “Инфистрах” Сергея Пахомова, которому правоохранители подбросили браунинг с шестью патронами. Потерпевшими от действий группы Игнатова суд также назвал торговца бензином Владимира Спирина и предпринимателя Игоря Белозерцева: им были подброшены пистолет и граната.

Главным же в этом деле считался эпизод, по которому потерпевшей проходила известный тренер Елена Чайковская. Она дала для освобождения своего сына из-под стражи одному из его приятелей $170 тыс., которые, как признал суд, “в результате преступных действий” милиционера Игнатова безвозвратно потеряла. Частью денег, по данным суда, завладели господа Сидоров и Черемных, которых милиционер Игнатов регулярно привлекал в качестве понятых при проведении обысков и задержаний.

В итоге господин Игнатов получил три года заключения, милиционеры Виталий Анисов и Михаил Микаэльян, работавшие в МУ-Ре, а также Сергей Золотовский (экс-оперативник, сейчас адвокат) были приговорены к трем годам условно. Больше всех досталось понятым Сидорову и Черемных: суд признал их виновными в хищении путем мошенничества и осудил Сидорова на шесть лет неволи, Черемных – на пять. Сам же рубоповец по обвинению в получении $30 тыс. у госпожи Чайковской был оправдан.

Прокуратура Москвы, расследовавшая это дело, обжаловала приговор рубоповцу, признав его чрезмерно мягким (гособвинитель просил на суде для Михаила Игнатова 12 лет лишения свободы) и неверно квалифицирующим действия осужденного. В кассационном представлении прокуратура сослалась на показания в суде экс-юриста фракции “Единство” Госдумы Дениса Воро-ненкова, задержанного вместе с сыном госпожи Чайковской. Юрист заявил, что Михаил Игнатов требовал $250 тыс., говоря при этом “никому денег не давать, кроме него”. По мнению следствия, милиционер вымогал взятку. В прокуратуре были убеждены, что в целом рубоповец понес наказание, неадекватное содеянному. То же заявили в кассационных жалобах и представители потерпевших, в частности Елены Чайковской. Так, адвокат потерпевшего страховщика Пахомова Павел Терентьевский заявил „Ъ", что был полностью согласен с протестом обвинения: “За пять эпизодов превышения полномочий суд дал Михаилу Игнатову минимальный срок, предусмотренный данной статьей УК, — три года, то есть по полгода за каждую поломанную судьбу”.

Однако на заседании Верховного суда, который должен был рассмотреть прокурорское представление об отмене приговора в связи с мягкостью, произошло неожиданное событие. Прокурор Генпрокуратуры Владимир Титов, прикомандированный к Верховному суду для участия в кассационных слушаниях, встал и заявил: “Я отказываюсь поддержать представление, подписанное заместителем прокурора Москвы Владимиром Юдиным”. Это заявление сотрудника Генпрокуратуры, безусловно, повлияло на суд, который решил отклонить заодно и жалобы потерпевших и оставил приговор в силе.

В прокуратуре Москвы корреспонденту „Ъ" сообщили, что были шокированы позицией прокурора Титова, который в нарушение служебной этики не уведомил заранее авторов протеста о том, что аннулирует его в суде. В свою очередь, прокурор Владимир Титов заявил „Ъ": “Я никому ничего не обязан. Я ведь не свое личное мнение высказал — это было мнение Генеральной прокуратуры”.

Осужденный милиционер Игнатов, отсидевший более двух третей назначенного ему срока, уже подал ходатайство о своем условно-досрочном освобождении, которое должно быть в ближайшее время рассмотрено Преображенским райсудом Москвы. Не исключено, что до Нового года он окажется на свободе, однако на работу в милицию уже не вернется.

Мосгордума узаконила создание общественных пунктов охраны порядка. По мнению депутатов, они будут следить за озеленением, собаками, парковкой и беспризорниками. Правозащитники думают, что ОПОПы превратятся в оплот стукачества. Милиция же видит в них помощников в борьбе с террористами.

Газета.Ру, 10 декабря. Вита Лукашина, Александр Смирнов. Статья. Опоповцы присмотрят за собаками и шахидами.

Мосгордума узаконила создание общественных пунктов охраны порядка. По мнению депутатов, они будут следить за озеленением, собаками, парковкой и беспризорниками. Правозащитники думают, что ОПОПы превратятся в оплот стукачества. Милиция же видит в них помощников в борьбе с террористами

В среду Мосгордума в целом одобрила законопроект "Об общественных пунктах охраны порядка в городе Москве", определяющий правовое положение, основные задачи, порядок деятельности и структуру этих органов, а также устанавливающий права и обязанности их членов и советов. Как рассказала корреспонденту "Газеты.Ru" депутат Мосгордумы Нина Святенко, законопроект должны были рассмотреть только во втором чтении. Однако, когда выяснилось, что поправок к третьему чтению у депутатов не осталось, городской закон решили принимать окончательно. Что и было сделано единогласно.

По словам Святенко, ко второму чтению депутатом Груздевым была внесена только одна принципиальная поправка - о создании городского совета, который возглавит все столичные ОПОПы.

"Его члены будут разрабатывать методологию и координировать действия всех московских общественных пунктов охраны порядка, - заявила она. - Потому что направление работы у всех должно быть одинаковым. А дальше ОПОПы сами будут решать для себя, что им нужно, а что не нужно". Кроме того, городской совет, созданный из районных общественников, будет собирать сведения о работе ОПОПов и проводить круглые столы и конференции. "Мы подумали - а как иначе пункты охраны смогут обменяться опытом и узнать, что в соседних районах происходит?" - пояснила депутат.

Как уже рассказывала "Газета.Ru", первоначально, в старом варианте закона, предполагалось, что ОПОПы будут в основном заниматься профилактикой правонарушений. Это вызвало волну негодования среди правозащитников, которые объявили, что создаются узаконенные организации добровольных осведомителей. Кроме того, юристы мэрии обнаружили, что городской закон пытается управлять участковыми милиционерами и включает их в состав членов ОПОП. Однако городские власти не имеют права управлять служащими федерального ведомства. И законопроект был отправлен на доработку. В новом варианте сказано, что милиционеры не должны, но могут входить в состав работников пункта. В то же время полномочия ОПОПов расширили.

Теперь, сообщила Святенко, ОПОПам предстоит в основном следить за нарушениями, которые не влекут за собой ни административной, ни уголовной ответственности. "Они будут следить за порядком общественной безопасности, касающейся и вопросов экологии, контроля территории и парковки, санэпидобстановки - выгул собак и озеленение", - заявила депутат. Кроме того, общественники смогут работать с безнадзорными детьми. Правда, каким образом - решать придется им самим. "Это зависит от фантазии - либо танцевать с ними будут, чтобы они пиво не пили в подъезде, либо проводить профилактические беседы, либо отводить в какие-то клубы, или проводить беседы с их родителями - если дети вышли из-под контроля, потому что родители заняты", - пояснила Святенко.

Согласно закону, в каждый ОПОП должны входить не менее пяти человек. Оплачивать из городского бюджета будут только работу председателя, всем остальным предстоит работать на общественных началах. А сотрудников правоохранительных органов в пункты охраны будут делегировать сами УВД.

В том, что милиция примет активное участие в жизни пунктов охраны, сомнений нет. Дело в том, что, по мнению милиционеров, основным занятием пунктов должна стать профилактика терроризма, а не борьба с выгулом собак в неположенном месте.

Как заявлял еще в начале осени начальник Управления организации деятельности участковых уполномоченных милиции ГУВД Москвы Григорий Краснов, представители пунктов должны будут следить за подвалами и чердаками, сообщать о бесхозных предметах и подозрительных жильцах. Кроме того, им придется организовывать прием граждан, благо есть где: все 676 помещений ОПОПов в Москве уже прошли инвентаризацию и в них сделан ремонт.

Как считают правозащитники, Мосгордума лишь создала дополнительный источник финансирования для коррумпированной милиции.

Как рассказал корреспонденту "Газете.Ru" глава общественного движения "За права человека" Лев Пономарев, никакого толку от пунктов охраны по части борьбы с терроризмом не будет. "Только чердаки и подъезды, возможно, станут почище - да и то не факт, - заявил он. - В основном все это сведется к доносительству и сбору компромата на жильцов, которые слишком хорошо живут. А милиция начнет собирать с этих людей деньги".

Теперь в течение двух недель законопроект должен подписать мэр Москвы, затем текст будет официально опубликован в "Тверской газете" и "Вестнике мэрии", и через десять дней после этого он вступит в силу. И общественники смогут начать работу по-новому.

На днях Фонд “Общественное мнение” обнародовал результаты последнего исследования о том, как москвичи относятся к столичной милиции. Выводы – неутешительны.

Известия, № 228. Анатолий Гусев. Статья. Милиция спросила москвичей о себе.

На днях Фонд "Общественное мнение" обнародовал результаты последнего исследования о том, как москвичи относятся к столичной милиции. Результаты ошеломляют. По данным социологов, большая часть жителей столицы недовольна работой органов правопорядка, а 2% москвичей милиционеров просто боятся. Сами милиционеры отнеслись к таким показателям скептически. Специальная группа аналитиков ГУВД Москвы изучает "спрос" на услуги милиции каждые три месяца. У них показатели совсем другие.

Согласно данным опроса, который Фонд "Общественное мнение" провел в середине ноября среди 1200 москвичей, только 17% горожан безоговорочно считают, что столичная милиция хорошо справляется со своими обязанностями. Остальные к их работе относятся в разной степени отрицательно. По данным другого исследования, проведенного специальной группой ГУВД Москвы, положительно к труду стражей порядка относятся 42,7% москвичей, 30,1% ответить на такой вопрос затруднились, и только 27,2% работой милиционеров недовольны.

- В Управлении информации и общественных связей ГУВД Москвы есть отдел по взаимодействию с органами государственной власти, общественными объединениями и социологическими службами, - рассказывает "Известиям" замначальника управления Евгений Гильдеев. - Уже давно в составе этого отдела создана специальная группа, которая каждые три месяца проводит социологические опросы населения. Не представляясь сотрудниками милиции, работники этой службы обзванивают 1000 москвичей (по 100 человек в округе). Телефоны берутся произвольно из телефонного справочника. Задавая им по 6-7 вопросов ежеквартально, мы постоянно имеем полное представление о том, что думают о нас москвичи. Поскольку опрос проводится только для служебного пользования, получившиеся цифры никто не "улучшает". Самих себя нам обманывать смысла нет.

22% респондентов "Общественного мнения" полагают, что за последний год качество работы милиции в Москве ухудшилось, и только 9% опрошенных считают, что положение дел в этой сфере стало лучше. Впрочем, 42% не видят никаких изменений в работе столичной милиции.

- Первый вопрос, который мы задаем нашим респондентам: связан ли род их деятельности с правоохранительными органами, - поясняет "Известиям" Евгений Гильдеев. - Такие люди составляют 5,8% общего числа опрошенных. В последнем квартале 2003 года только 27,5% москвичей считали, что обращаться в милицию бесполезно. В то время как 51,7% жителей полностью доверяют нашей работе. Также, согласно нашему опросу, на улицах Москвы безопасно себя чувствуют 58,7% москвичей, а 30,4% думают, что до этого еще далеко.

Самый актуальный вопрос, который задают сами милиционеры в своих анонимных обзвонах: "Связываете ли вы образ сотрудника милиции со взяточником?". Честный ответ "да" этой осенью дали 33,5% москвичей, "нет" - 40,8%. Остальные затруднились ответить.

Главные различия опросов фонда и ГУВД - в общем отношении москвичей к милиции. "Общественное мнение" утверждает, что негативно к их деятельности относится 60% москвичей, а милиционеры утверждают, что 27,2%. Кому верить - решать, конечно, самим москвичам. - Мы не оспариваем и не подтверждаем ничьи исследования, для этого мы проводим свои опросы, - прояснил ситуацию "Известиям" начальник отдела по взаимодействию с органами государственной власти, общественными объединениями и социологическими службами Управления информации ГУВД Москвы подполковник Евгений Аверкин. - Руководство страны много раз просило граждан помогать правоохранительным органам. Мы готовы работать с населением. А сидеть в кабинете и писать цифры, позоря одним махом большую часть наших сотрудников, - это помощью не назовешь.

Самым радостным, с точки зрения гражданского общества, результатом милицейских исследований может служить осведомленность москвичей о руководстве ГУВД. Почти 80% жителей столицы, несмотря на постоянное внимание прессы к персоне начальника ГУВД Владимира Пронина, не смогли назвать фамилию главного московского милиционера.

Массовые волнения, митинги и демонстрации, футбольные матчи, теракты… Обеспечивать порядок во всех этих случаях призваны военнослужащие внутренних войск. О них репортаж в рамках рубрики “SOS” в большом городе”.

Итоги, № 49. Степан Кривошеев. Статья. Внутренняя сила.

Массовые волнения, митинги и демонстрации, футбольные матчи, терактый Обеспечивать порядок во всех этих случаях призваны военнослужащие внутренних войск. О них наш рассказ в рамках рубрики "SOS в большом городе"

...Первое, что открывается нашему взору, - остовы сгоревшей бронетехники. Бойцы в спешном порядке надевают бронежилеты, каски, хватают сумки с противогазами, штык-ножи, автоматы с полным боекомплектом. Через секунду осеннюю тишину разрывают треск одиночных выстрелов и грохот гранат. "В атаку!" - неожиданно раздается над самым ухом.

Мы не на передовой. Мы - на специальном полигоне внутренних войск в подмосковном Софрине, где на наших глазах бойцов учат военному искусству. И для солдат, и для офицеров норматив одинаков. Сначала стрельба по мишени из укрытия, затем короткая перебежка, бросок гранаты, еще одна перебежка и стрельба из положения "с колена". Огонь ведется как по неподвижным, так и по подвижным целям. Далее задание усложняется - противогаз на голову, и снова за автомат. Отстрелялись - и в спортзал, совершенствовать навыки рукопашного боя. После этого измотанные вконец солдаты отправляются по казармам, а для их командиров день продолжается. В тире офицерам предстоит стрелять из табельных пистолетов. И это еще не все. Впереди - ночные стрельбы. "Вы что, спецназовцев здесь готовите?" - спрашиваем полковника Сергея Черкасова, начальника отделения управления боевой подготовки главного командования внутренних войск МВД РФ.

- Вы верно заметили. Наша подготовка мало чем отличается от подготовки спецназа. Внутренние войска хоть и не участвуют в спецоперациях, но хорошо владеть оружием каждый боец просто обязан. Да и не только оружием. Впрочем, предлагаю вам самим в этом убедиться.

Юристы в строю

На следующий день ровно в 6.00 мы входим в расположение воинской части N 5129, что в районе Бутырского рынка. Здесь дислоцируется штаб 55-й дивизии внутренних войск МВД России.

Обязательная зарядка, быстрый завтрак, и уже через полчаса на плацу перед казармами, поеживаясь от ветра, выстроился весь личный состав полка. Командир части полковник Игорь Болохонов намечает план учебного дня. Сегодня это отработка методик сдерживания толпы при массовых беспорядках, а также задержания преступников с помощью служебных собак.

Первыми в дело вступают кинологи. Их основной козырь - огромный ротвейлер по кличке Даниэль, или Данила, как зовет его сам полковник. На краю площадки появляется одетый в специальный дрессировочный костюм "преступник". Звучат команда "Фас!", свисток инструктора, и Данила, словно пушечное ядро, устремляется к цели. Через секунду нарушитель уже лежит на земле, а над ним, грозно рыча, стоит пес.

- У нас больше двух десятков собак, - рассказывает Игорь Болохонов. - Они используются как для патрулирования улиц и задержания преступников, так и для обнаружения взрывных устройств.

Тем временем офицеры и солдаты делятся на две группы - одна будет изображать разъяренную толпу, а другая пытаться рассеять хулиганов и задержать организаторов беспорядков. Через несколько минут на плацу разворачивается настоящее уличное побоище - вооруженные щитами и резиновыми дубинками солдаты надвигаются на толпу "хулиганов". Последние бросают камни, размахивают деревянными палками и стараются как можно ближе подойти к первым рядам бойцов. Вскоре солдатам удается рассеять толпу.

- Небольшие разрозненные группы опасности уже не представляют, - продолжает рассказ командир. - Самое страшное, когда эти группы собираются в многотысячную толпу, как это было, например, на Манежной площади во время трансляции футбольного матча. Тогда пострадали несколько наших бойцов, однако нам вместе с ОМОНом удалось рассредоточить толпу и даже задержать нескольких вандалов. А в последнее время в связи с выборами мы активно готовились к пресечению возможных эксцессов и потому каждый день по два-три часа проводили занятия по тактико-специальным дисциплинам. Дополнительно к этому штудировали законодательные акты, связанные с выборным процессом.

- Начальная юридическая подготовка для наших военнослужащих крайне важна, - к разговору присоединяется командир дивизии генерал-майор Илья Королев. - Судите сами. Наши сотрудники каждый день выходят патрулировать улицы Москвы и по Закону "О внутренних войсках МВД РФ" имеют право задерживать подозрительных граждан. Бойцы должны быть в курсе всех нормативных актов правительства Москвы, касающихся деятельности правоохранительных органов. Без сомнения, наш солдат в правовом плане подкованнее представителей других родов войск. Офицеры же приходят к нам, уже имея высшее юридическое образование, все они, как правило, выпускники Военного института внутренних войск, где наряду с военным дипломом получают и диплом о высшем юридическом образовании.

Городской патруль

Структурную основу внутренних войск составляют специальные моторизованные воинские части. Помимо них в состав внутренних войск входят инженерные и разведывательные подразделения, подразделения связи. Особенно актуально на сегодняшний день наличие в рядах внутренних войск собственных саперов. Они и так-то без работы не сидят. Что ни неделя, в Москве при строительных работах находят неразорвавшиеся гранаты, бомбы времен Второй мировой, фугасы. Именно саперы внутренних войск аккуратно эвакуируют их за пределы города и затем подрывают на полигоне.

- Сегодня в каждом округе Москвы стоит специальный моторизованный полк внутренних войск, - рассказывает генерал Королев. - Как правило, военнослужащих задействуют для патрулирования улиц и обеспечения порядка на массовых мероприятиях. Сколько военнослужащих привлечь для работы в городе, всегда определяется в зависимости от ситуации. Если не происходит ничего экстраординарного, то от каждого полка для патрулирования города ежедневно отряжается 60 процентов личного состава. Еще 10 процентов личного состава пребывают в резерве, готовые в случае ЧП в течение получаса выдвинуться к месту происшествия. Оставшиеся 30 процентов охраняют свои военные городки и находятся в нарядах. В дивизии внутренних войск на данный момент числится около пяти тысяч военнослужащих. Вот и считайте. Получается, что ежедневно в помощь сотрудникам милиции выходят на дежурство около трех тысяч солдат и офицеров внутренних войск. Заступая в патруль, офицеры получают ориентировки на угнанные машины и преступников, находящихся в розыске. А бойцов обязательно инструктируют об особенностях криминогенной ситуации в тех районах, где им предстоит работать. Такое патрулирование приносит свои плоды. С начала этого года наши военнослужащие задержали за различные правонарушения около 130 тысяч человек, в том числе 287 - за различные преступления. Было изъято пять единиц оружия, три взрывчатых устройства и более 300 кг наркотиков.

- На каждый случай не напишешь инструкцию, - продолжает командир дивизии. - Взять хотя бы футбольные матчи. Одно дело, когда играют "Спартак" и ЦСКА, фанаты которых наиболее агрессивны, другое дело, когда встречаются "Локомотив" и "Торпедо", поклонники которых ведут себя более адекватно. В зависимости от этого мы определяем и количество резервных групп, и то, какой пропускной режим установить при входе на стадион. После окончания футбола выход зрителей с трибун производится потрибунно, с учетом расположения стадиона, станции метрополитена и остановок общественного транспорта. Группы с фанатами задерживаются на своих местах до выхода всех зрителей с трибун. Затем их рассредоточивают и сопровождают до посадки в метро и наземный транспорт. Организовать "театральный" разъезд зрителей - задача не из легких. Многим не по нраву идти по коридору сквозь строй военнослужащих и сотрудников милиции. Но поверьте, это - мировая практика предотвращения давки людей в толпе.

Работа бойцов внутренних войск на массовых мероприятиях порой требует чрезвычайных мер. Не следует удивляться, если заранее будет запрещена парковка автомобилей или, скажем, живая цепь военнослужащих начнет регулировать людские потоки. Если наряд внутренних войск посчитал необходимым изолировать человека, способного спровоцировать конфликт, не следует этому препятствовать. Всегда нужно помнить, что если внутренние войска, на ваш взгляд, в чем-то и перестраховались, то все это делается только во избежание неприятных инцидентов.

- Нам довольно часто приходится помогать сотрудникам милиции, а то и выполнять их функции, - говорит полковник Болохонов. - Например, недавно в районе Савеловского вокзала ночью наш патруль обратил внимание на мужчину, тащившего огромную спортивную сумку и все время озиравшегося по сторонам, словно за ним кто-то следит, а он пытается уйти от слежки. Патруль решил проверить у него документы. Те оказались в полном порядке, а вот в сумке лежали тротиловые шашки - около пяти килограммов. Взрывчатку мужчина, по его словам, нес на продажу. Обстоятельства несостоявшейся сделки сейчас выясняет милиция. А как-то раз наши патрульные около двадцати минут преследовали по дворам двух преступников, избивших девушку и вырвавших у нее сумку с деньгами и документами. В результате их догнали и скрутили. Уже в местном отделении милиции выяснилось, что эта пара неоднократно совершала разбойные нападения на женщин. И таких случаев в нашей работе наберется много, но это не значит, что мы подменяем милицию. Внутренние войска - это серьезная самостоятельная сила.

Это действительно так. На вооружении внутренних войск есть то, чего нет у милиции: бронетехника, спецтранспорт, предназначенный для освобождения заложников и пресечения массовых беспорядков, машины разбора завалов, водометы, транспортеры, позволяющие бойцам безопасно приблизиться к террористам.

Экипировка бойца внутренних войск помимо стандартного армейского стрелкового оружия включает бронежилеты, специальные шлемы и щитки для защиты рук и ног (последнее особенно актуально при пресечении массовых беспорядков), наручники, резиновые палки. В случае необходимости могут использоваться слезоточивый газ и светозвуковые средства отвлекающего воздействия. Все бойцы имеют при себе индивидуальные перевязочные пакеты, чтобы в любую минуту оказать первую помощь раненым. В этом году на деньги мэрии дивизия пополнила свой арсенал 600 радиостанциями и 550 бронежилетами.

- Мы не можем предотвратить террористический акт, - говорит полковник Болохонов, - потому что не ведем оперативно-розыскную деятельность, а вот поддержание порядка при трагических событиях - это наша прямая задача, с которой мы успешно справляемся. И надо заметить, что во многих случаях именно мы самыми первыми приходим на помощь москвичам.

В Мосгордуме состоялись депутатские слушания на тему применения домашнего ареста, как одной из форм наказания

Тверская, 13, № 149. Майя Саламова. Статья. Что такое домашний арест.

В рамках заседания комиссии Московской городской Думы по законодательству и безопасности состоялись депутатские слушания на тему: "О возможности практического применения статьи 107 ("Домашний арест") Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

В слушаниях приняли участие представители МВД и ГУВД Москвы, Минюста и Главного управления исполнения наказания по городу Москве, прокуратуры, Верховного суда, Мосгорсуда, правительства Москвы, Федеральной палаты адвокатов, а также представители Уполномоченных органов РФ по правам человека.

Как пояснил инициатор слушаний депутат МГД Владимир Платонов, в Думу обратились разработчики проекта "КИТМ" - комплекса оборудования индивидуального технического мониторинга, позволяющего организовать надзор за лицами, находящимися под домашним арестом. Авторы предложили законодателям и специалистам обсудить проблемы реального применения в Российской Федерации такой меры пресечения свободы подозреваемых или обвиняемых, как домашний арест и предложения для его практического внедрения.

Дело в том, что с июля 2002 года действует Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который позволяет судьям при определенных условиях принимать решение о домашнем аресте подозреваемых или обвиняемых лиц. Кстати, в царской России такой способ ограничения свободы действовал с 1864 года. В настоящее время он широко применяется в более чем 30 странах мира, а в России по-прежнему самой распространенной и самой строгой мерой пресечения является заключение под стражу.

Прежде всего участники дискуссии - отметили гуманную суть домашнего ареста, в частности по отношению к инвалидам, престарелым и несовершеннолетним гражданам, одиноким матерям, беременным женщинам, лицам, совершившим преступление впервые, и т.д. Институт домашнего ареста позволит также решить и другие задачи: "разгрузить" следственные изоляторы, сэкономить денежные средства на строительство новых СИЗО, их содержание и ремонт, а самое главное, с реальным применением этой нормы российское законодательство будет отвечать международным стандартам.

Однако, по словам специалистов, введение в повседневную практику домашнего ареста в настоящее время невозможно из-за отсутствия механизма осуществления этой процедуры, кадров и финансов для организации надзора за лицами, находящимися под домашним арестом. Ведь для наблюдения за каждым подозреваемым в домашних условиях потребуется задействовать как минимум четырех надзирателей. Если обратиться к предложению разработчиков "КИТМ", то только для организации электронного наблюдения, правда, за счет самого поднадзорного, понадобится не менее 2000 долларов США. Уполномоченный президента

РФ при Европейском суде по правам человека Павел Лаптев, представитель Уполномоченного по правам человека в РФ Владимир Тамбовцев, депутаты МГД Владимир Платонов и Сергей Гончаров, а также представители прокуратуры и ГУИН Москвы считают, что, поскольку речь идет об ограничении прав и свобод граждан, необходимо принять федеральный закон, в котором должны быть отражены основные проблемы, связанные с процедурой, порядком и условиями применения домашнего ареста.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

На прошлой неделе скинхедами был жестоко избит Я. Кун, уроженец Узбекистана.

Московская правда, № 49. Иван Темный. Статья. Обыкновенный фашизм.

Поздним вечером от дежурной по станции Кусково поступило сообщение о том, что в головном вагоне электропоезда Москва - Фрязино машинистами обнаружен молодой человек 20 - 25 лет, азиатской внешности с множественными колото-резаными ранами головы и лица. Пострадавшего доставили в больницу, где он скончался от полученных ранений.

Оперативникам Московско-Курского ЛУВД удалось установить личность погибшего: кореец Ярослав Кун родился и вырос в Узбекистане, много лет занимался восточными единоборствами и считался неплохим мастером. Найти хорошую работу на родине парню не удалось, поэтому он перебрался в Подмосковье к родственникам. Они помогли решить вопрос с регистрацией и пропиской, а вскоре в Москве удалось найти хороший заработок.

В тот злополучный вечер Ярослав возвращался с работы в Электросталь. Время было позднее, поэтому пассажиры в электричке почти отсутствовали. На одной из станций вошла шумная компания молодых ребят. В вагоне только Ярослав оказался с нерусской внешностью. Задав стандартный вопрос: “Что делаешь в России?” - толпа юных ублюдков стала избивать корейца. Ярослав попытался применить боевые приемы, однако это только разозлило стаю дебоширов. Раздался звон бьющегося стекла, и в руках нападавших блеснули бутылочные “розочки”... Спасаясь от ударов, Кун побежал по вагонам. Добежав до первого, упал. Решив, что с жертвы достаточно, преступники забрали у лежащего деньги, мобильный телефон и сошли с поезда.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий по подозрению в убийстве сыщики задержали группу людей в возрасте от 17 до 23 лет, жителей поселка Воровского Ногинского района. Все задержанные - приверженцы движения скинхедов.

Комментируя террористический акт, произошедший 9 декабря в центре Москвы у гостиницы “Националь”, автор указывает на то, что власти до сих пор не сумели разгромить бандформирования Ш. Басаева в Чечне.

Новые Известия, № 116. Валерий Яков. Статья. Смерть под стенами Кремля.

Живые снаряды чеченской войны вчера долетели под стены Кремля. Очередная смертница подорвала себя у входа в гостиницу "Националь", убив ни в чем не повинных прохожих. Взрыв именно в этом месте, скорее всего, был случайным, так как, по одной из версий, террористка направлялась к Думе и, возможно, хотела подорваться у входа в здание парламента. Так это или нет, особого значения не имеет. Главное в другом - снова погибли мирные люди. И трагедия произошла в самом охраняемом месте России - в считанных метрах от Кремля. И в нескольких шагах от Госдумы. Не хотелось бы говорить о символических или целенаправленных совпадениях, но приходится констатировать - сегодня ни одна из этих ветвей власти не гарантирует своим гражданам ни спокойствия, ни безопасности.

Упрекать столичную милицию в том, что она, при всех своих "усилениях", все же допустила очередной теракт, бессмысленно. Вряд ли стоит покрывать упреками и оперативников спецслужб, не сумевших предотвратить подготовку этого преступления. И те и другие работают как могут и благо хоть что-то, да умудряются выявлять. Исключить же возможность проведения терактов в принципе - нереально. Печальный тому пример - опыт Израиля, где и спецслужбы работают более профессионально, и население значительно внимательнее к потенциально опасным прохожим, а смертников остановить не удается, и жертв от терактов там не меньше. Вывод напрашивается печальный, но неизбежный: России пора привыкать к взрывам под окнами. Даже если это окна Кремля.

Судя по реакции общества, которое уже и не особо вздрогнуло от трагедии на Моховой, мы привыкаем. Вчера траур в Ставропольском крае после взрыва в электричке. Сегодня смертница у "Националя". Завтра рванет где-нибудь еще. Предугадать траекторию полета очередного живого снаряда, подготовленного в Чечне, невозможно. На войне как на войне. Просто снаряды летят все чаще и взрываются там, где гуще. При такой печальной тенденции напрашивается тревожное предположение, что один из ближайших снарядов может попасть в метро. О возможном количестве жертв в подземке в час пик при таком взрыве даже не хочется думать. Масштабы трагедии могут быть катастрофическими. И столичным властям совместно со спецслужбами уже сейчас следует ломать голову над тем, как изменить систему контроля за гражданами, входящими в метро. Задача немыслимой сложности, если учитывать, что счет ежедневного пассажиропотока идет на миллионы. Каждого ведь не досмотришь. А значит - никаких гарантий.

Милицейские усиления, круглосуточные бдения оперативников Лубянки, кордоны у метро и металлоискатели в местах культурно-политических тусовок - это всего лишь тактические меры защиты. Без них нельзя, но они не решают проблемы. Стратегическая линия защиты - это не охота за отдельными шахидками, а устранение причины их появления. Причина же одна - война в Чечне. Не важно, в какой форме она продолжается - в виде партизанских действий, в виде террористических вылазок или открытых боестолкновений. Война по-прежнему идет. Даже если телеканалы ее не замечают, а власти пытаются убедить нас всех в том, что обстановка в Чечне стабилизирована и находится под контролем Кадырова. О каком контроле может идти речь, если в лагерях Басаева по-прежнему готовят смертников и планируют новые теракты - вопрос.

Почему при всех усилиях наших силовиков, получивших от нынешней власти широчайшие полномочия и поддержку, лагеря Басаева до сих пор не уничтожены - вопрос. Почему у басаевцев после десяти лет войны не иссякают боеприпасы, оружие, взрывчатка из российских военных арсеналов - опять вопрос. Почему руководители контртеррористической операции один за другим получают награды и сохраняют за собой высокие посты или уходят на повышение, а операция никак не завершится уничтожением главных террористов - еще один вопрос. И подобных вопросов довольно много. Они уже не раз звучали публично, в том числе и со страниц нашей газеты, но до сих пор не находили официальных и убедительных ответов. Вряд ли имеет смысл надеяться на ответ теперь, после столь сокрушительной победы на выборах той самой партии власти. Партии, которая и должна была отвечать делом на все эти вопросы. Но вопросы остаются. Война продолжается. Басаев здравствует. Смертники тренируются. А значит - никаких гарантий.

Все эти реалии приходится учитывать без истерии и паники, как неизбежность, "подаренную" судьбой. Если мы выбрали такую власть и поддержали такие партии, то упрекать некого. Посмотрите в зеркало, "поблагодарите" самих себя, и, провожая детей к двери, попросите их быть внимательней. И у метро. И в электричке. И просто на улице. Лучше лишний раз подойти к скучающему милиционеру по поводу тревожного прохожего, чем спрятаться от действительности за наушниками плеера. Сегодня надеяться не на кого. Только на себя и на своих близких. Власти не до нас. Она празднует победу на выборах. И тасует думские портфели. А силовики готовят рекламные кампании по улучшению своего имиджа и консультируют многочисленные сериалы про свои победы над криминалом. До следующих выборов им всем не до нас. Не до войны в Чечне. И значит - никаких гарантий.

Пресс-служба министерства иностранных дел правительства Аслана Масхадова распространила сегодня заявление, в котором утверждают, что за сегодняшний взрыв возле московской гостиницы "Националь" ответственны российские спецслужбы.

ИА "ПРИМА" (web-сайт), 8 декабря. Информ. сообщ. МИД Чечни: "Сегодняшний теракт устроили российские спецслужбы".

Пресс-служба министерства иностранных дел правительства Аслана Масхадова распространила сегодня заявление, в котором утверждают, что за сегодняшний взрыв возле московской гостиницы "Националь" ответственны российские спецслужбы. "Терроризм в России организуют и направляют российские спецслужбы и военная разведка в целях пропаганды...Мы не думаем, что сегодняшний взрыв в Москве - исключение из правила".

Мощный взрыв прогремел в центре Москвы сегодня около 11 часов утра в 10 метрах от гостиницы "Националь", расположенной на Тверской улице, дом 1. В результате взрыва погибли шесть человек, ранены - 14. По факту взрыва возбуждено уголовное дело по статьям "терроризм" и "убийство".

В заявлении Масхадовского МИДа по поводу сегодняшних событий говорится: "Верно то, что российские спецслужбы сами проводят террористические акты в России и других местах, они используют своих агентов чеченского происхождения, но им не удастся свалить на чеченский народ и правительство Чечни ответственность за чудовищные преступления Кремля. Правительство Чечни - против насилия по отношению к мирным гражданам. Мы повторяем, что осуждаем терроризм в любых проявлениях.

МИД также осудил позицию западных стран, которые не готовы признать причастность ФСБ к терактам, несмотря на то, что существует много доказательств. Например, Ханпаша Теркибаев, этнический чеченец, один из организаторов захвата заложников в театральном центре на Дубровке в октябре 2002 года, работал на ФСБ. Этот факт служит прямым доказательством того, что терроризм в России берет начало в правительственных кругах. После "Норд-Оста" Теркибаев продолжил работать на ФСБ, а также в президентской администрации".

"Международная амнистия" осуждает нападения, подобные теракту у гостиницы "Националь".

АСИ (web-сайт), 10 декабря. Информ. сообщ.

МОСКВА, 10 декабря. Международная правозащитная организация "Международная амнистия" осуждает теракт, произошедший вчера в центре Москвы, и призывает российские власти обеспечить права человека в отношении всех граждан вне зависимости от их этнической принадлежности. Взрывы бомб, прогремевшие в последнее время на юге России и в Москве, демонстрируют вопиющее неуважение к жизни гражданских лиц, заявляет Международная амнистия. Правозащитная организация "безоговорочно осуждает такие нападения неизбирательного характера" и считает, что лица, причастные к совершению терактов, должны быть найдены и предстать перед судом. Кроме того, исследования Международной амнистии свидетельствуют о том, что в прошлом за подобными терактами следовала волна преследований этнических чеченцев со стороны милиции. Международная организация призывает российское правительство "сделать все необходимое для того, чтобы подобные трагические происшествия не вели к дальнейшим случаям нарушения прав человека, особенно в отношении представителей национальных меньшинств".

Контакт:Кривошеев Денис (Российский ресурсный центр Международной амнистии) телефон: (095) 291-29-04

Мосгорсуд, оставив в силе отрицательные вердикты по искам 12 бывших заложников Театрального центра на Дубровке и их родственников к правительству Москвы, по сути, перенаправил жалобщиков в Страсбург.

Время новостей, № 232. Ирина Белашева. Статья. Мосгорсуд направил заложников в Страсбург.

Вчера Мосгорсуд, оставив в силе отрицательные вердикты по искам 12 бывших заложников Театрального центра на Дубровке и их родственников к правительству Москвы, по сути, перенаправил жалобщиков в Страсбург. Добиваться возмещения морального ущерба, нанесенного во время спецоперации, жертвы "Норд-Оста" теперь собираются уже в Европейском суде по правам человека. Впрочем, как пояснил в беседе с корреспондентом газеты "Время новостей" адвокат заложников Игорь Трунов, надежды на кассационную инстанцию его клиенты и не возлагали, но получение формального отказа было необходимым условием для обращения в Страсбург, где не рассматриваются жалобы до тех пор, пока не пройдены все "ступени" отечественного правосудия.

Отклоненные вчера Мосгорсудом 12 исков от шести бывших заложников и семи родственников погибших, требовавших от правительства Москвы компенсацию в размере 10,5 млн долл., -- последние из 61 обращения, которые в общей сложности ранее рассмотрел и отверг Тверской суд. И теперь г-н Трунов намерен ходатайствовать перед Европейским судом об объединении всех этих дел в одно производство.

Правда, предварительно адвокат должен получить и ответ на свои жалобы из президиума Мосгорсуда. Г-н Трунов уверяет, что нарушены уже все сроки их рассмотрения. "Первые жалобы мы направили в июле, -- рассказал он корреспонденту газеты "Время новостей". -- Зампредседателя Мосгорсуда Вячеслав Горшков объясняет волокиту несерьезными причинами: кто-то болел, кто-то не пришел. А без ответа мы не можем обратиться в Верховный суд".

Как известно, российские суды, отказываясь удовлетворять иски о возмещении морального вреда, тем не менее решают в пользу заложников материальные требования. Однако Игорь Трунов считает это недостаточным. "У одной из наших истиц -- Светланы Губаревой -- во время штурма умер ребенок. Ее случай не подпадает под категорию материального возмещения, и человек оказывается не защищенным, что противоречит и законам, и Конституции".

Права военнослужащих и призывников

В Басманном суде Москвы начинается процесс: солдатская мать Н. Бушманова, потерявшая здоровье после гибели сына на второй чеченской войне, против генерала Казанцева, лично спланировавшего операцию, в ходе которой погиб ее сын. Стр

Новая газета, № 93. Анна Политковская. Статья. Солдат Слесаренко, погибший за генерала.

В Басманном суде Москвы начинается процесс: солдатская мать Надежда Бушманова, потерявшая здоровье после гибели сына на второй чеченской войне, против генерала Казанцева, лично спланировавшего операцию, в результате которой "свои" разбомбили "своих" и Саша погиб

Когда государство ведет войну, кто отвечает за ее последствия и совершенные ошибки? Пятый год идет вторая чеченская война, а ясности в ответе на этот вопрос все нет. Президент - он вообще святее папы римского, не тронь. Его генералитет бегает от ответственности в губернаторы и полпреды, а офицерская честь не поспевает за этим спринтом.

Но как быть людям, по вине генералов потерявшим на войне сыновей? Чьи судьбы оказались полностью исковерканы? Как они могут выживать среди нашей нынешней политпатриотической трескотни? Говорит ли хоть что-то имя Надежды Ивановны Бушмановой, жительницы нищего поселка Заречный в Скопинском районе Рязанской области, Виктору Казанцеву, нынешнему президентскому полпреду в Южном федеральном округе, а ранее командующему Северо-Кавказским военным округом? А имя Александра Слесаренко? Станислава Волкова? Николая Николаевича Волкова из Йошкар-Олы?

Похоже, ничего. Хотя Казанцев и отнял у Николая Николаевича и Надежды Ивановны все. Подчистую.

Мать Надежда

Надежда Ивановна стягивает с головы голубую вязаную шапочку, и, вдобавок к нарисованным по надбровным дугам черным полоскам и припрятанным за очки глазам без ресниц, обнажается ее голова. Она гладкая, как шар. Ни волоска.

- Потрогайте, - говорит Надежда Ивановна и проводит моей рукой по блестящей коже. - Ничего. Все мертво. Это тотальная скоротечная алопеция, я осталась полностью без волос. Все выпали за первые две недели после Сашиных похорон. Прядями лезли. Но я была такая плохая тогда, что было не до врачей... Теперь я инвалид. Левая часть тела ничего не чувствует. Утром не могу свет включить - такая слабость.

Ворошу ее фотографии - на них редкая красавица с густыми, вьющимися волосами и темными глазами, глубокими и прекрасными. Поверить, что это и есть Надежда Ивановна, сидящая рядом, нет никаких объективных "за".

- Все это было до 10 сентября 1999 года, - говорит она и смотрит на себя, прошлую, удивленно, как на постороннюю. - А после я уже и не снималась.

10 сентября 99-го года, четыре с лишним года назад, старший сын Надежды Ивановны Александр Слесаренко, не дожив до своего двадцатилетия пяти месяцев и будучи разведчиком-снайпером так называемого армавирского спецназа (в/ч 6761, 15-й отряд специального назначения Северо-Кавказского округа внутренних войск МВД России), погиб в результате операции, разработанной и лично проведенной тогдашним командующим Северо-Кавказским округом генерал-полковником Виктором Казанцевым: штурмовая авиация отбомбилась прямо по "своим". Среди "своих" был и Саша.

- Идейный он был. Несовременный, - произносит Надежда Ивановна. - Многие в поселке откупают сыновей от армии, а Саша сказал: "Нет, я должен".

...Фотокарточки сползают на пол - Надежда Ивановна не церемонится со своим красивым прошлым. Она говорит, что ей не просто "тяжело жить" - это не так называется... Ей невозможно выжить и примириться, что Сашу убили "свои"...

- Казанцев от имени командования принимает участие в вашей судьбе?

- Нет, никогда.

- Ни одного письма? Извинения?

- Им нужны только наши дети.

Из школы появляется Женя, младший сын Надежды Ивановны. Ему исполнилось двенадцать, он тоже в трудных отношениях с окружающим миром: старшего брата он боготворил и теперь обходит стороной его старых друзей ("они живы, а Саши нет"), бросил секцию борьбы, которую, оказалось, ведет бывший воин-"чеченец" ("он жив, а Саша нет")...

- Видишь? Журналисты приехали... Но я не хочу разговаривать... - громко шепчет он соседскому мальчишке.

- А ты бы им рассказал, что его убили наши. А не какие-нибудь фашисты...

Права детей и женщин

В середине декабря 2003 года в поселке Московский состоится конференция союза общественных объединений “Гражданское общество — детям России”.

Известия, № 225, 6 декабря. Информ. сообщ. Гражданское общество заботится о детях.

Члены союза - 462 общественные организации из 76 регионов России, активно работающие в интересах детей. Для участия в работе конференции приглашены вице-премьер правительства РФ Г.Н. Карелова, представители правительства, Верховного суда, министерств и ведомств, ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, Госдумы и Совета федерации ФС РФ. Основные вопросы для обсуждения: решение проблем взаимодействия российских НПО с органами власти и бизнесом по отстаиванию ключевых интересов детей на всех уровнях власти; участие НПО в процессах международного сотрудничества, направленных на защиту прав ребенка. Предполагается также обсудить выработанный на Российском форуме-2003 в Нижнем Новгороде “Меморандум о плане совместных действий по формированию и реализации социально-правовой политики в отношении детства в Российской Федерации”.

Больше всего шансов у сирот получить жилье в Москве, где ежегодно им предоставляется до 300 квартир. И здесь же больше всего шансов его лишиться. Потому что столичные масштабы привлекают мошенников всех мастей.

Русский курьер, № 166. Галина Ванина. Статья. Сирота и без квартиры.

Пятилетнюю Катю из Подмосковья отправили в детский дом. Ее родители погибли в автокатастрофе, а бабушка была слишком стара и больна, чтобы вырастить внучку. Когда девочке исполнилось 18 лет, она решила вернуться в родные края, где ее должна была ждать завещанная умершей бабушкой двухкомнатная квартира... Но, увы, квартира оказалась занята: ее "прихватизировала" местная администрация, поселив туда "нужных" людей. Узнав о возвращении законной хозяйки, власти стали клясться и божиться, что в самое ближайшее время предоставят ей равноценную жилплощадь. Но обещанного пришлось ждать так долго, что у девушки иссякло терпение и она обратилась в прокуратуру.

К счастью, эта история закончилась благополучно. Хозяйке вернули незаконно отнятую квартиру, правда, изрядно потрепав при этом нервы. Но гораздо чаще конец у подобных историй бывает печальным. Более того, если перефразировать крылатую фразу о том, что человечество испортил жилищный вопрос, то в отношении детей-сирот можно сказать, что жилищный вопрос их губит.

Кандидаты в бомжи

Старший прокурор Генпрокуратуры Галина Обедова утверждает, что из 650 тысяч воспитанников сиротских домов усыновляются и удочеряются, а значит, получают не только родителей, но и крышу над головой, всего 13 тысяч. Остальные становятся потенциальными кандидатами в бомжи. Хотя, казалось бы, на их стороне добрая стопка гуманных и справедливых законов.

По этим законам выпускник детского сиротского учреждения должен жить в доме, который он когда-то оставил. А если такого дома у него никогда не было (например, если он подкидыш и его нашли на улице завернутым в грязную тряпицу), то ему обязаны предоставить квартиру, в крайнем случае, комнату. При этом еще неизвестно, какой вариант лучше. Возвращаясь в дом, из которого его когда-то увезли от родителей-пьяниц, наркоманов или психически нездоровых, молодой человек или девушка рискуют быть вообще не пущенным на порог теми же мамочкой и папочкой. А если "предки" все же откроют им дверь и разрешат войти, то заставят мириться со своим криминальным образом жизни. И тогда детдомовцам, как ни кощунственно это говорить, останется только сожалеть о том, что они не круглые сироты. Потому что у сироты есть хоть небольшой, но все-таки шанс по-человечески устроится в этой жизни.

Во-первых, этот шанс появляется, если бывший детдомовец возвращается в квартиру, которая уже опустела - либо потому, что его родственники присмотрели себе другое место жительства и съехали, либо потому что их уже нет в живых. Такое бывает, но редко.

Во-вторых, искомый шанс может иметь место, если регион, который является для выпускника сиротского учреждения родным, возглавляет мудрый и законопослушный руководитель. Такое тоже случается, но в последнее время, к сожалению, все реже. В основном, у местных властей традиционная отговорка: нет финансовых средств, нет свободных помещений. В результате только вступающего во взрослую жизнь сироту ставят в бесконечную очередь, извините за тавтологию, "первоочередников". Там они томятся годами, подчас даже не подозревая, что местные администрации такими своими действиями нарушают Жилищный кодекс и Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". Потому что органы исполнительной власти просто обязаны выделить квартиру бездомному сироте либо по месту его регистрации и рождения, если ребенка оставила в роддоме мать, либо по месту выявления и первичного устройства, когда точное место рождения неизвестно, либо по месту последнего проживания.

Но, как известно, в законах достаточно лазеек, а в жизни много очень удобной и выгодной для чиновников путаницы. Например, бывает так, что женщина родила и оставила ребенка в роддоме Санкт-Петербурга, а потом он попал в детдом в Тверской области. Но Тверская область отказывается предоставлять сироте жилье: пусть, мол, ему дают квартиру там, где он родился, то есть в Питере.

А иногда сложности с предоставлением жилья возникают из-за того, что у ребенка есть свидетельство о рождении в одном регионе, а выявлен и устроен в детдом он был в другом. Вот и спорят регионы годами друг с другом о том, кому из них заниматься жилплощадью сироты. А сирота в это время либо бомжует, либо просто погибает где-нибудь от голода и холода. Ведь ему, не имеющему прописки, даже на работу устроиться невозможно.

Беспроцентная ссуда

Не знает подавляющее число выпускников детдомов и о том, что отсутствие в регионе свободного жилья - дело поправимое. Ведь по закону сирота может получить беспроцентную ссуду на приобретение квартиры. Правда, для этого ему придется доказывать свое право в суде: соответствующая законодательная норма выглядит весьма обтекаемо и гласит, что "специальные жилищные фонды для обеспечения жильем детей-сирот могут создаваться..." Именно "могут", а не "должны".

Но отстаивать свои законные интересы сироты не могут. По одной простой причине: их этому никто не учил. Казенное воспитание не дает им знания жизни, поэтому сироты в ней практически не умеют ориентироваться - барахтаются, как слепые котята. Даже если им повезло, и они получили положенные квадратные метры, вовсе не факт, что это спасет их от печальной участи бомжей. По статистике, более 30% выпускников детдомов в течение 2-5 лет после получения жилья его теряют - продают, обменивают на худшее, вступают в брак, который потом оказывается фиктивным...

Больше всего шансов у сирот получить жилье в Москве, где ежегодно им предоставляется до 300 квартир. И здесь же больше всего шансов его лишиться. Потому что столичные масштабы привлекают мошенников всех мастей.

За последние несколько лет столичной прокуратурой, органами попечительства и опеки, общественными организациями было инициировано порядка 250 судебных исков о признании недействительными сделок с жилыми помещениями выпускников сиротских учреждений. Оформлено же таких сделок в несколько раз больше. Примерно, у 15% сирот квартиры были отобраны посредством фиктивного брака, 25% выписаны со своей жилплощади в несуществующие жилые помещения за пределами города. Словом, обман выпускников детдомов приобрел такие масштабы, что в столице даже был выпущен документ, ограничивающий в течение 5 лет приватизацию, обмен и отчуждение жилища, предоставленного выпускнику сиротского учреждения.

В других регионах сироты ждут положенного им по закону жилья многие годы. Так, в Йошкар-Оле этот срок растягивается по меньшей мере лет на десять.

Целевые средства

"И все же нехватка средств и отсутствие свободного жилья для предоставления сиротам не могут служить оправданием для местных властей, - считает старший прокурор Генпрокуратуры Галина Обедова. - Ведь число выпускников детдомов вполне определенное и можно заранее принять меры для того, чтобы они вышли из их стен не в чистое поле, где у них нет ни кола, ни двора. Надо создать банк данных на будущих выпускников, подсчитать, сколько денег следует заложить в бюджет защищенной статьей, наконец, просто накапливать освобождающиеся жилые помещения".

Кстати, в некоторых регионах так и делают. Например, в Санкт-Петербурге действует целевая программа "Дети-сироты", предусматривающей решение вопросов социальной адаптации выпускников детдомов и предоставления им жилья. В Мордовии в течение уже нескольких лет закладываются целевые средства в республиканский бюджет на приобретение квартир для сирот. Но все это лишь малые островки в бескрайних просторах нашей страны, не способные обогреть и защитить всех российских сирот. А их становится день ото дня все больше. Повернуть этот процесс вспять способны не разовые подачки, а только целенаправленная политика федерального правительства.

Репортаж из Дома ребенка №24 на Второй Пугачевской улице Москвы.

Версты, № 138. Елена Денисова. Статья. Дом, где встречаются сердца. Репортаж из Дома ребенка №24 на Второй Пугачевской улице Москвы.

Кто-то детей бросает, кто-то их подбирает. Вот только первых пока гораздо больше...

Животное никогда не бросит своих детей, — сказал мой отец, когда наша кошка пропала на три дня, а на чердаке орали ее голодные котята. — Человек может оставить, а зверь — никогда”.

Отец оказался прав. Кошка Маша детей своих не бросила, она умирала на соседнем дачном участке, съев какой-то отравы. Оглашая окрестности отчаянным и совсем не кошачьим воплем, звала нас на помощь, а мы думали — чей-то кот... Только смерть и может помешать животному выполнить его родительский долг.

У людей все по-другому. Можно “забыть” собственное дитя на скамейке в парке, под кустом, в общественном туалете, а можно его выбросить в урну или мусорный контейнер. Подкидыши — это лишь часть воспитанников Дома ребенка № 24, что на Второй Пугачевской улице города Москвы. Больше всего здесь детей отказных — это когда мамочка пишет заявление с такими словами: “Я, такая-то, даю согласие на усыновление (удочерение) моего ребенка”. И далее: “Правовые последствия передачи ребенка на усыновление мне разъяснены”.

— А если мать вдруг одумается, что тогда? Ей вернут ребенка?

— Нет, если ребенок к тому времени усыновлен, — отвечает директор Дома ребенка Элеонора Мазанова.

— А бывают случаи раскаяния?

— На моей памяти один-единственный раз.

Впрочем, не все матери утруждают себя написанием заявления. Они поступают проще: бегут из роддомов, едва разрешившись от бремени. Не оставив даже записки, не распорядившись судьбой новорожденного. Всю заботу о таком ребенке берет на себя государство. Ну а для того чтобы определиться с правовым положением малыша, Дом ребенка вступает в длительную переписку с различными ведомствами и организациями. Иной раз найденная мать под давлением родственников соглашается взять собственного ребенка.

Есть среди воспитанников детского дома и такие, чьи родители хорошо известны правоохранительным органам, поскольку в свое время были лишены родительских прав. Причины — алкоголизм, жестокое обращение с детьми. Только из одной семьи сюда, на Вторую Пугачевскую, попали четверо ребятишек. Младший, годовалый, с диагнозом “сотрясение головного мозга”...

Сегодня в Доме ребенка № 24 воспитываются 100 детей в возрасте от нескольких дней до 4 лет. Большинство детей относительно здоровы и успешно усыновляются. Кстати, по этому показателю (количеству усыновлений) Дом ребенка № 24 — лучший в Москве. Только в этом году приемных родителей здесь обрели 24 малыша. Именно здесь нашла свою дочку Светлана Сорокина. Фото счастливо улыбающейся телеведущей обошло все газеты.

“Наша задача, — говорит Элеонора Сергеевна, — реабилитация, лечение и возвращение детей к нормальной жизни. Мы делаем все, чтобы устроить ребенка в семью. В детские дома от нас попадают единицы”.

Моя собеседница руководит Домом ребенка уже 11 лет. На Вторую Пугачевскую перешла с должности главного специалиста по детству управления здравоохранения Восточного округа. Свой пост покинула только потому, что хотела живой работы, ведь по профессии Элеонора Сергеевна — врач-педиатр. Свою деятельность в Доме ребенка начала с того, что очистила коллектив от пьяниц, приобрела стиральные машины и электроплиты, огородила территорию

— По сравнению с моей прежней работой нынешняя куда более ответственная, ведь наши дети не отличаются отменным здоровьем. Их матери во время беременности не наблюдались в женской консультации, могли употреблять наркотики, алкоголь. Результат —дети с врожденными пороками головного мозга, сердца, легких и так далее.

Главная проблема Дома ребенка на Второй Пугачевской — недостаточное финансирование. Денег не хватает ни на ремонт здания (за 40 лет его существования обновлено лишь одно крыло), ни на мебель. А вот едой, одеждой и лекарствами воспитанники Дома обеспечены полностью.

— Есть ли у вас спонсоры?

— Что вы! Какие спонсоры? Недавно была критическая ситуация с памперсами. Я написала письмо в муниципалитет “Преображенское” с просьбой помочь детям. Там нашли один коммерческий банк, который и оплатил покупку средств гигиены на сумму в тысячу долларов. Жаль, что такое в нашей практике случается не часто.

“Знают ли дети о существовании слова “мама”? — спросила я у врачей Дома ребенка — Галины Фроловой, Любови Колесниченко и Надежды Шиловой.

— Конечно. Оно у них в подсознании, даже если мамы нет рядом. О маме думают, о маме говорят, мечтают и называют этим словом нянечек, воспитателей, врачей. А был у нас такой мальчик Камран, который так и заявил: “Найдите мне маму!” И маму мы ему нашли — в Бельгии. Потом нам такие замечательные снимки присылали — Кама в Швейцарии, Кама в Венеции! Но что самое любопытное — они с приемным папой похожи! Смотришь — родные люди!

Конечно, новые родители не падают с неба. Поиск семьи для маленького человека начинается практически сразу. В первые 7 дней жизни готовятся необходимые документы, анкета с указанием диагноза заболевания, малыша фотографируют. На 7-й день сведения поступают в региональный банк данных. Через месяц, если ребенка не усыновили, — в государственный и федеральный банк данных. Ну а супругам, желающим взять ребенка, остается лишь обратиться в органы опеки и попечительства.

В Доме ребенка до сих пор вспоминают о Варваре и о том, как она встретила своего сына. Вошла в палату и увидела малыша — совсем не красавца и молчуна. Никто его не брал и не замечал, как не замечают придорожную травку. А мама Варвара с порога заявила: “Это мой!”

— У нас детишки хоть и маленькие, — говорит Татьяна Остропольская, музыкальный работник Дома ребенка, — а все равно понимают, когда их ведут на смотрины. Вот Надюшка — такая была вся собранная, так старалась понравиться! Пела, танцевала. Ведь никакие заботливые воспитатели не заменят ребенку его мамы. Кстати, Надюшку тогда удочерили. Мы очень радуемся за детей, когда они уходят в семью, и переживаем, если этого не происходит.

— А что, детей возвращают назад?

— Один случай был. В пятницу девочку удочерили, а в понедельник вернули. Помню, прихожу после выходных на работу, заглянула в группу. А там Катюшка сок пьет. Я глазам своим не поверила. Спрашиваю у воспитателей “Что случилось?” Оказалось, не понравилась наша Катюшка собаке приемных родителей. Пес выл до тех пор, пока девочку не увели из квартиры.

— А что было потом?

— Другие люди удочерили.

...Двухлетняя Светочка понравилась представительной даме лет тридцати. Дама часто играла с ребенком, дарила подарки и внимательно выслушивала профессоров, которых приглашала к девочке. Однажды дама приехала вместе с мужем, чтобы показать предполагаемую дочку. Мужчине Светочка не понравилась, и дама исчезла. А ребенок ее ждал. Подбегал к каждому, кто заходил в группу... Потом Светочка перестала есть и разговаривать. С диагнозом “нервный срыв” попала в детскую Морозовскую больницу.

А маму девочке все же нашли, правда, не в России, а в Голландии.

Пока мы беседовали с Татьяной Григорьевной на одном конце музыкального зала, в другом его конце, посреди груды игрушек, расположилась семейная пара из США и крошечная девочка.

“Mother!” — показывала на себя американка и что-то быстро говорила. Девчушка удивленно смотрела то на женщину, то на мужчину. Потом американец прижал малышку к груди и долго ходил с ней по комнате, как это делают все любящие отцы.

Не всем нашим гражданами зарубежные усыновители по вкусу. “Что им, своих детей, что ли, не хватает?” Действительно, наверное, не хватает, раз готовы лететь сюда за тысячи километров. Приезжают и берут самых больных детей, делают им дорогостоящие операции за свой, разумеется, счет. Здесь же, в Москве, работу хирургов оплачивает Дом ребенка.

Анаида Балоян — повар Дома ребенка. 15 лет назад до землетрясения в Ленинакане имела свой дом. Сейчас единственное ее богатство — семья, дети. Каждый день Анаида встает в 5 утра и отправляется на работу.

— Как подумаю о сотне ребятишек, которых нужно накормить, сон тут же пропадает. Малыши должны поесть вовремя. В Дом ребенка, можно сказать, лечу. Для меня дети — это святое.

— А вы всегда готовите то, что предписывается справочником по питанию?

— Нет. К примеру, на Пасху я всегда пеку куличи. Пусть детишки знают, что есть такой замечательный и светлый праздник.

— Анаида, а что означает ваше имя?

— С армянского — “богиня красоты и плодородия”.

От вкуса и деловых качеств Людмилы Шестаковой, сестры-хозяйки, зависит то, как ребятишки будут одеты. “Мы не покупаем вещи на рынке, — говорит она, — а только на фирмах, торгующих по безналу. Так получается дешевле, да и качество изделий лучше. Увидев наших детей, мамы из близлежащих домов нередко спрашивают: “А это вы где покупали?”

Самый счастливый день для коллектива Дома ребенка — тот, когда за малышом приезжают мама и папа. Во двор выходят воспитатели, няни, врачи и не скрывают слез волнения: ведь они провожают маленького человека.

Свобода совести

Русские мусульманки. Почему московские девушки принимают ислам?

Московский комсомолец, № 273. Игорь Сергеев. Статья.

- А-аллах акбар! - заунывно неслось по тихим московским переулкам. Правоверных звали на вечерний намаз. Людмила плотнее закутала платок на голове и прибавила шагу: не опоздать бы...

Любовь по-русски

Зульфией Людмила стала недавно, когда пришла учиться в исламский университет.

- Смотрю на список группы, а рядом с моей фамилией - "Зульфия". Так и получила имя. Зато дочек назвала по-правильному, по-арабски, уже сама: старшую - Амина, в честь матери Мохаммеда - да благословит его Аллах! А младшую - Айша, в честь его жены.

К Аллаху Зульфия-Людмила взывает каждый раз, когда упоминает Пророка: так положено. Как и творить намаз по пять раз в день, носить платок на голове и платье до пят. Исламские обряды Люда соблюдает строго. А всего пять лет назад она была простой столичной девчонкой: училась на парикмахера, увлекалась конным спортом...

Смотрю на фотографии тех лет. Вот Люда верхом на красавце жеребце. Высокая, стройная, с копной густых каштановых волос, она несомненно нравилась многим мужчинам. Недоумеваю: с такой-то внешностью - и в 18 лет замуж, сидеть дома, воспитывать детей?..

- На все воля Аллаха, - скромно опускает глаза нынешняя Зульфия.

Судьбу Люды решила встреча с Тахиром. Солидный, на двадцать лет старше ее, он уже имел солидный жизненный опыт. В том числе два неудачных брака. Первый раз его женили родители - совсем еще юным, по договоренности с родственниками невесты. Девочку подобрали что надо: сама невинность, из приличной татарской семьи (отец Тахира - узбек, мама - татарка), где исправно соблюдались заветы Пророка. Но ранний брак отчего-то не заладился, как и вторая женитьба Тахира.

Зато Люду он оценил сразу. Ей новый знакомый тоже понравился. Импонировали внимание и солидное ухаживание взрослого мужчины с горячими черными глазами. Люда и Тахир стали встречаться. Мама Людочки лишь вздохнула, узнав об увлечении дочки: уж больно велика разница в возрасте. Папа был настроен решительно против: какой брак в 17 лет?! Родители жениха также были не в восторге от русской невесты: слишком молода, не мусульманка, обычаев не знает. "Не успеешь оглянуться, как она тебя бросит", - уверяли они сына. Но Тахир проявил настойчивость и, когда Людмиле исполнилось 18, сделал ей предложение. Родственникам пришлось смириться...

- Меня больше волновало, что скажет бабушка, чем папа или мама, - вспоминает Зульфия, - она верующая, православная...

Люда тоже была христианкой: ее крестили. Но с церковью отношения не сложились.

- Я была в храме всего два раза. Первый раз пришла за святой водой. Простояла службу, подошла к батюшке. Он сразу: "Была ли ты, дочь моя, на исповеди?" Я: "Нет, а что для этого нужно?" Батюшка сует такой огромный талмуд, где все расписано: что можно кушать, как себя вести, как молиться и т.д. Посмотрела я - и раздумала исповедаться. Второй раз меня пригласили на крещение ребенка, и я случайно стала свидетельницей шокирующего случая. Одна женщина хотела креститься, но у нее не хватало денег. Так ей отказали! Выходит, пока человека не искупают в воде, он не имеет права верить в Бога? А если я не схожу на исповедь, то Бог не узнает о моих грехах?..

Арабское ученье - свет

Три года назад Люда решила пойти на курсы арабского языка и ислама при мечети. Этническим мусульманам, по ее словам, проще: они впитывают веру с молоком матери. Но если ты уже взрослый человек и живешь в чужой семье, то хочется понять, почему следует поступать именно так, а не иначе. Осознавать, а не просто верить. Через месяц после начала учебы Людмила приняла ислам.

- Раньше я думала, что женщины-мусульманки - это тетки, закутанные в черную одежду с прорезями для глаз. Но все обстоит иначе.

Есть, конечно, определенные запреты: не обнажать при посторонних аурат - части тела, не предназначенные чужому взгляду (открывать можно лицо, кисти рук и стопы ног), не есть свинину, не пить вино. В другом, по словам Зульфии, никаких серьезных ограничений нет.

- В вашей семье женщины едят отдельно от мужчин?

- Если к мужу пришли гости, зачем мне быть с ними? - удивляется Зульфия. - У них свои, мужские разговоры. Да и не всякой девушке или замужней женщине захочется сидеть рядом с незнакомым человеком. Уж лучше я в это время пойду в другую комнату, попью чаю, посплетничаю с подружками. Когда мы обедаем семьей, без посторонних, то, разумеется, все едим за одним столом.

- Закрытое платье приходится носить постоянно? - обращаю внимание на длинное одеяние собеседницы.

- Нет, конечно, - кокетливо улыбается Зульфия. - Только на занятия и в мечеть. Для женщин-мусульманок красивой одежды мало: в Москве всего один модный магазин. Может быть, мы сами займемся своей одеждой, будем шить по мусульманской моде, чтобы выглядеть красиво и ходить с гордо поднятой головой.

Четыре года назад Люда произнесла по-арабски священную шахаду: "Нет Бога, кроме Аллаха, а Мохаммед - пророк его" и стала мусульманкой. Муж и родители восприняли ее поступок как должное. Была еще причина: родились дети, возникла необходимость определиться с верой.

- Если воспитывать детей христианами, то отец получится как бы не с семьей, - рассуждала Зульфия, - если же мусульманами, то "за бортом" окажусь я сама...

Я не мог удержаться, чтобы не спросить о событиях на Дубровке (разговор происходил до взрыва у "Националя" - авт.).

- Было страшно, - нервно теребит она рукав платья. - Не за себя - за мужа. Он темноволосый, внешность очень характерная. Боялась милиции, скинхедов...

- Там было много женщин-шахидок...

- Я не понимаю, почему они назывались мусульманками, - в голосе Зульфии появляется металл. - Аллах запрещает убивать себя. Самое ценное, что есть у человека, - жизнь, и никто, кроме Всевышнего, не имеет права отобрать ее. Правильно говорят: "Есть ислам без мусульман и мусульмане без ислама".

Переселение славянских душ

- Салям алейкум! - здоровается, входя в класс, Амина Саидова.

Несколько лет назад девушку звали Елена Гладышева. В судьбе Лены много общего с судьбой Зульфии: та же любовь к человеку иной национальности и веры, такое же раннее замужество и принятие ислама. Ради семьи Лена пожертвовала карьерой юриста.

- Я училась в институте. Прошла отбор на профпригодность, получила направление на учебу в юридической академии с последующим распределением в прокуратуру. Из более чем ста человек взяли всего четверых...

Но прокурорским работником Лене не суждено было стать. Ее жених Кадир, таджик по национальности, в принципе не имел ничего против учебы и работы будущей супруги, однако все сложилось по-другому.

- На день рождения мне подарили Коран. Я открыла первую страницу, начала читать - и не могла оторваться. Взяла книгу о жизни и деяниях пророка Мохаммеда, прочла от корки до корки. И поняла, как мне жить дальше. Попросила Кадира отвести в мечеть. Помню, очень волновалась - даже не могла войти внутрь, но поборола свою робость, а потом ощутила такое спокойствие, такую уверенность в себе...

Через полтора года Лена произнесла священную шахаду и стала мусульманкой. Муфтий провел и обряд никях - бракосочетания по-исламски. Так вместе с верой Лена получила супруга. Расписались, как положено, и в загсе, устроили торжество для родственников и друзей. Русские гости долго чесали в затылке: странная какая-то свадьба - без водки... Потом было знакомство с родителями мужа, рождение дочери, сына. О прокурорской карьере пришлось забыть. Теперь Амина мечтает, чтобы после университета ей разрешили нести свет ислама людям - разъяснять веру русским девушкам...

- Мне подружки завидуют, - говорит Амина. - Муж не пьет, не курит, все деньги в дом. А я думаю: "И у вас могло быть так же..."

...Почему благополучные русские девушки, выросшие в исконно православных семьях и живущие не где-нибудь на Кавказе, а в Москве, безоговорочно принимают ислам? Идут при этом против воли родителей, традиций своего народа, его исторических корней...

...Своего русского имени Аминат просила не называть: родители и друзья не знают, что она стала мусульманкой. Аминат из новообращенных: приняла ислам два месяца назад. В отличие от однокурсниц, она не замужем и к новой вере пришла исключительно сама, через собственные духовные поиски.

- Я увлекалась философией, читала Блаватскую, Кастанеду, но не могла найти ответы на вопросы: для чего человек существует? В чем смысл жизни? И только поговорив с муфтием, поняла, что истина - в исламе...

Аминат приходится труднее, чем ее однокашницам: она учится в Тимирязевской сельхозакадемии, работает в больнице санитаркой, три вечера в неделю зубрит арабский и Коран в исламском университете. Когда девушка говорит об исламе, в ее глазах загорается фанатичный огонь. И это единственное, что мне не нравится в женщинах-мусульманках.

Свобода слова и информации

9 декабря Симоновский суд Москвы возобновляет слушание дела 24-летнего корреспондента журнала “Компьютерра” Д. Коровина, которого обвиняют в клевете.

Известия, № 226. Анатолий Шведов. Статья. Статья за статью.

Во вторник Симоновский суд Москвы возобновляет слушание дела 24-летнего корреспондента журнала "Компьютерра" Дмитрия Коровина. Проанализировав уже опубликованные в печати данные о ситуации на компьютерном рынке, журналист написал аналитическую статью. Ее выводы не понравились некоторым участникам этого рынка. Журналиста обвинили в клевете. За последнее время это далеко не первый случай, когда журналист подвергается уголовному преследованию за свою профессиональную деятельность.

Дмитрию Коровину предъявлено обвинение по статье 129, часть 2 - "Клевета, содержащаяся в средствах массовой информации". Ему грозит наказание в виде штрафа в 100 минимальных зарплат, либо до двух лет исправительных работ, либо ареста сроком на полгода. Вся вина журналиста в том, что он проанализировал ситуацию на рынке компьютерных дисков и пришел к неизбежному выводу. Одни и те же люди производят, распространяют диски, и они же возглавляют структуры, созданные для борьбы с пиратством, что позволяет в рамках закона подавлять конкурентов, оставляя себе полную свободу действий. Речь идет об Олеге Гордийко и его партнере по бизнесу Александре Лигае. Завод "Руссобит" - крупнейший производитель лазерных дисков. Фирма "XXI век" обеспечивает распространение. Национальное агентство по защите авторских прав имеет возможность осуществлять санкции против пиратских тиражей других фирм. Административную поддержку монопольной структуре оказывает созданный при Торгово-промышленной палате Комитет по защите интеллектуальной собственности, который возглавляет один из руководителей "Руссобита" Олег Гордийко.

После выхода статьи Олег Гордийко и Александр Лигай сочли себя оскорбленными и потребовали опровержения. Редакция отказалась. Тогда бизнесмены обратились в ОВД "Донское". Следователи не хотели делать из журналиста уголовника. Дело дважды приостанавливалось, но по требованию Симоновской прокуратуры дважды возобновлялось и все же дошло до суда. Молодому журналисту инкриминируют "клевету".

Адвокат Дмитрия Коровина Лариса Полякова считает, что уголовная статья в отношении ее подзащитного применена абсолютно неправильно.

- Нет даже особой нужды исследовать, соответствуют ли действительности приведенные Коровиным сведения или нет, - сказала она "Известиям". - Статья 129 обязательно предусматривает заведомую осведомленность о ложности распространяемых сведений, а нет никаких данных о том, что Коровин знал о ложности используемых им сведений, он же брал их из печати.

Это далеко не первый случай за последнее время, когда журналиста обвиняют по статье 129, часть 2 - "Клевета, содержащаяся в средствах массовой информации". К счастью, не все суды принимают сторону гособвинения. Недавно Пермский суд оправдал двух журналистов из местной газеты "Заря", обвинявшихся в разглашении государственной тайны. Милиционеры задержали наркодилера, а тот оказался агентом ФСБ. Милиции указали, что так делать нельзя. В ответ правоохранители рассказали об этом случае журналистам. После выхода статьи местное управление ФСБ возбудило против них уголовное дело о разглашении государственной тайны. Однако суд справедливо решил, что журналисты не являются носителями секретов. В итоге журналистов оправдали, а милиционеру дали условный срок.

Выборы

Самым массовым нарушением прав избирателей в Москве было нарушение тайны голосования. Причем данное нарушение было инициировано не избирательными участками, а московским избиркомом. Большинство московских кабинок для голосования не были оборудованы шторкой, которая защищала бы избирателя от посторонних взглядов внутри кабинки.

Колокол.Ру, 7 декабря. Женя Снежкина. Статья. Жалобный голос.

Пожалуй, самым массовым нарушением прав избирателей в Москве было нарушение тайны голосования. Причем данное нарушение было инициировано не избирательными участками, а московским избиркомом. Большинство московских кабинок для голосования не были оборудованы шторкой, которая защищала бы избирателя от посторонних взглядов внутри кабинки.

Избирательный участок # 1443, 15.30 по Москве. После стандартной процедуры получения бюллетеней избиркомовская дама машет рукой в сторону кабинок для голосования: "А вот туда вы можете волеизъявиться". Только в этот момент я обращаю внимание на то, как устроены кабинки. Это стандартные трехсторонние боксы, защищенные от посторонних взглядов только с трех сторон - торцевой (там находится собственно столик для голосования) и с боков. При желании любой любопытствующий может встать за спиной и посмотреть, как заполняются бюллетени.

Отсутствие шторок в кабинках можно расценивать как нарушение тайны голосования. Статья 77 закона "О выборах депутатов Государственной Думы Российской Федерации" гласит: "Каждый избиратель голосует лично. Голосование за других избирателей не допускается, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 10 настоящей статьи. Избирательные бюллетени заполняются в кабине, ином специально оборудованном месте для тайного голосования, где присутствие других лиц недопустимо, за исключением случая, указанного в пункте 10 настоящей статьи". Ясно, что надо писать заявление о нарушении.

Иду к секретарю. Тот посылает меня к председателю избирательного участка Владимиру Зубареву. Услышав, что у меня есть претензии к соблюдению на участке тайны голосования, председатель меняется в лице:

- Девушка, что вам не нравится на нашем участке?

- Мне все нравится, кроме того, что на кабинках отсутствуют шторы.

- Девушка, мы же не виноваты, нам вот такие кабинки привезли...

- Я понимаю. Я же вас не обвиняю. Я хочу написать заявление о нарушении тайны голосовании на этом участке. Где я могу это сделать?

- Ну что же вы, девушка, честное слово, мы же не в Советском Союзе, чтобы со шторками...

- Уверяю вас, никаких личных претензий к вам у меня нет, я просто хочу зафиксировать нарушение.

Председатель участка продолжает мяться: дескать, ну что же вы так, девушка, мы же вам все условия, а вы жалобы катать. Я настаиваю. Тогда он тяжело вздыхает и ведет меня куда-то - говорит, "к начальнику". Почему Зубарев называет этого человека "начальником", я так и не поняла: человек, судя по всему, председатель другого избирательного участка (в школе, где я голосовала, располагалось два участка).

"Начальник" - нормальный партийный работник: костюм плюс белая рубашка плюс галстук – глазу не за что зацепиться. Разговор со мной начался с наезда:

- А почему у вас паспорт старый?

- Потому что я его не поменяла.

- А вы знаете, что было распоряжение правительства, чтобы паспорта всем менять? У нас во всем районе 300 человек всего не поменяли, и вы среди них!

- При чем тут распоряжение правительства? Я избиратель, мой паспорт позволяет мне голосовать. В данный момент я хочу составить заявление о тех нарушениях, которые я зафиксировала на избирательном участке № 1443. Где я могу это сделать и могу ли я ознакомиться с образцом такого заявления?

- Девушка, да вы что! У всех паспорта как у людей, а вы страну подводите!

- Секундочку. Я бы хотела написать заявление о нарушении тайны голосования...

- Да откуда вы знаете про такую тайну?

- Из Конституции.

Препирательства продолжаются довольно долго. Наконец, я говорю, что я журналист и если мне сейчас не дадут написать заявление, то через три минуты об этом узнает вся страна.

Мне тут же выдают бумагу и ручку и говорят, что заявление писать надо на имя председателя моего избирательного участка (а к "начальнику" меня зачем водили?). Пока я пишу заявление, "начальник" стоит у меня за спиной, судорожно набирает какой-то телефон и, дозвонившись, громким шепотом сообщает: "Здесь журналисты".

Потом я иду обратно к Зубареву, минут двадцать мы с секретарем ищем книгу регистрации жалоб избирателей, потом находим и начинаем заполнять графу "описание нарушения". "Нарушение тайны голосования," – диктую я. Секретарь смотрит на меня очень жалобно: "Девушка, а может, не будем писать?"

Заявление было составлено и зарегистрировано. Я свое слово сказало, теперь ждем ответ избиркома.

В Подмосковье зафиксирован крупный вброс бюллетеней.

Грани.Ру, 8 декабря. Информ. сообщ.

В Лотошинском районе Московской области избирательных бюллетеней оказалось примерно в 2 раза больше, чем голосовавших избирателей, сообщил РБК источник, близкий к Мособлизбиркому.

Вероятно, произошел вброс бюллетеней. В настоящее время избирательная комиссия проводит проверку по данному факту. Тем не менее, в Центризбиркоме сообщают, что никакой информации о нарушениях на избирательных участках к ним не поступало.

Как сообщил глава Центризберкома Александр Вешняков, ЦИК подробно изучает всю информацию, приходящую в комиссию. Кроме того, отметил глава ЦИК, он внимательно отслеживает все, что передается по центральным каналам, и "пока не слышал никаких заявлений о грубых нарушениях".

Вместе с тем Вешняков заметил, что, может быть, пока еще рано говорить о каких-либо грубых нарушениях, так как вовсю идет подсчет голосов. По его мнению, только к утру подсчет голосов может достигнуть 80%. Когда будет подсчитано большинство голосов на всей территории России, только тогда из избирательных участков можно ожидать заявлений о каких-либо грубых нарушениях, сказал Вешняков. Он заверил, что все заявления по нарушениям будут персонально рассматриваться представителями избирательных комиссий.

Ранее заместитель руководителя партии "Яблоко" Сергей Митрохин утверждал, что в 192-м Бабушкинском избирательном округе Москвы готовится подтасовка результатов выборов. "Есть все основания полагать, что здесь идет подготовка к фальсификации итогов выборов", - сообщил РИА "Новости" по телефону Митрохин. По его словам, в Ярославскую территориальную избирательную комиссию, находящуюся в 192-м Бабушкинском округе, "были доставлены упаковки избирательных бюллетеней без печатей и без подписей, что заметил наблюдатель от "Яблока". Партия "Яблоко" намерена обратиться в суд. Как заявил член избирательной комиссии с правом совещательного голоса от партии "Яблоко" Максим Жданов, следивший за ходом выборов на 537-м участке 192-го Бабушкинского округа, когда во время сортировки бюллетеней был замечен бюллетень без печати и подписи, на него поставили печать и засчитали за действующий. Кроме этого, при составлении черновиков протоколов секретарь не оглашал данные, так что никто из членов комиссии не знал, какие данные вносятся. Также, по словам Жданова, неиспользованные бюллетени погашались не в том зале, где проходило голосование, а в соседней комнате. Жданову, по его словам, не дали поставить подпись на упакованных документах. "Мы будем обращаться в суд по этому вопросу и будем привлекать виновных к уголовной ответственности", – заявил, как передает РИА "Новости" Митрохин.

Между тем, в Мосгоризбиркоме РИА "Новости" сообщили, что никаких данных о подтасовках в этом округе в горизбирком не поступало. По предварительным данным ЦИК, Сергей Митрохин пока проигрывает в этом округе представителю "Единой России" Сергею Широкову.

Ранее на избирательном участке #1160 Октябрьского района Саратова сотрудники избирательной комиссии не досчитались 100 бюллетеней. Об этом сообщил журналистам глава Саратовского областного избирательного комитета Владимир Мустафин. "Эти бюллетени не могут быть использованы на других участках, так как на них стоит печать и подписи членов избиркома именно этого округа", - подчеркнул Мустафин. По предварительным данным, бюллетени пропали сегодня ночью. О случившемся поставлены в известность органы внутренних дел и прокуратуры.

Первый секретарь московского городского комитета КПРФ Александр Куваев выступил с обвиненями в адрес московских избиркомов, сообщает Газета.Ру. По его словам, наблюдатели от компартии на 60 участках в московском районе Марьино так и не смогли ознакомиться с окончательным протоколами. "И говорили "все равно не дадим", "ксерокс сломался" или что-то еще. Есть информация, что сотрудники избиркомов получили указание, во что бы то ни стало скрывать протоколы", – заявил Куваев.

Кроме того, Куваев сообщил, что на участках №1455-57 в Москве зафиксированы факты подкупа избирателей. Куваев утверждает, что "пьяные члены избиркома раздавали неизвестным людям бюллетени, а после того, как те голосовали, давали им талоны на водку". Зюганов обвинил власти в фальсификации выборов и сказал, что коммунисты ведут параллельный подсчет голосов.

Экология и права человека

О вредных выбросах в атмосферу табачной фабрики “Дукат” (г. Москва), в связи, с чем в близлежащем районе резко увеличилось число астматиков.

Вечерняя Москва, № 228. Дмитрий Анохин. Статья. Ждем команды “Воздух!”

Старейшая московская табачная фабрика “Дукат” в 1990-х годах стала первенцем городской программы вывода промпредприятий из столичного центра. После того как четыре года назад предприятие заработало на новом месте, обитатели ближайших жилых домов, расположенных напротив фабрики через Каширское шоссе, сразу же принялись жаловаться на постоянное табачное амбре. Несть числа совещаниям, прошедшим с тех пор по поводу табачного запаха, но воз и ныне там.

Еще пять лет назад на громадном пустыре по четной стороне Каширки меж Ореховым бульваром и Шипиловской улицей высились неприглядные остовы сооружаемого завода “Физтехприбор”. Стройка превратилась в устойчивый долгострой, поэтому городские и местные власти с радостью пошли навстречу предложению “Лиггетт-Дуката” перестроить корпуса и перебазировать сюда все мощности по производству табака. О неприятном запахе тогда вряд ли кто думал, тем более что проект в то время соответствовал всем санитарным нормам и правилам. К примеру, ближайшие многоэтажки - №№ 102, 104 и 106 по Каширскому шоссе, удаленные от фабрики на 105 метров, стоят за пределами 100-метровой санитарно-защитной зоны. И дело даже не в том, что нынешние нормативы не предусматривают размещение подобных производств ближе 300 м от жилья. Что делать с запахом? Ведь пахнет-то табаком в нескольких кварталах!

- Табачные миазмы мы ощущаем почти каждый день! - жалуется Елена Хлыстова, чья квартира - в 1 -м корпусе дома № 84 по Каширскому шоссе. - Почему мы вынуждены дышать этой гадостью? Ведь о переезде фабрики нас никто не информировал и тем более не интересовался нашим мнением об этом! Возможно, жители субъективны. Запах вообще - вещь в очень большой степени субъективная. Как признался “ВМ” заведующий лабораторией атмосферного воздуха НИИ экологии человека и окружающей среды Мигмар Пинигин, четких правил нормирования запаха не существует практически нигде в мире, хотя Россия в этом направлении едва ли не “впереди планеты всей”:

- Еще в 1950-е годы в нашем институте сформулирован критерий, из которого следует исходить при рассмотрении подобных коллизий, - говорит Мигмар Александрович. - Он звучит так:

“Запах не должен быть навязчивым”. К сожалению, с тех пор продвинуться в классификации навязчивости ароматов не удалось. Как сейчас принято считать в научном мире, сам по себе запах не способен негативно влиять на здоровье, скорее его можно рассматривать как индикатор неблагополучного состояния атмосферы. “Дукат” мы попытались исследовать именно с этих позиций, и, к сожалению, четких результатов получить не удалось. Выбросы вредных веществ на предприятии находятся в рамках предельно допустимых концентраций. Но ПДК разрабатывались исходя из усредненных по времени концентраций вредных примесей. А если из трубы какая-то грязь выбрасывается очень быстро, то как раз это и может вызвать неприятный запах.

На самом предприятии категорически отвергают подозрения в несанкционированных пиковых выбросах:

- Совсем недавно в охрану окружающей среды мы вложили более 8 миллионов долларов, - заявила нам начальник отдела по корпоративным отношениям “Лиггетт-Дуката” Яна Гуськова. - Сейчас вредные примеси у нас улавливают 17 новых фильтров сухой очистки и 4 фильтра мокрой очистки. Кроме того, мы уменьшили количество пересыпок табака в технологическом процессе. В июле прошлого и августе нынешнего года мы проводили контрольные замеры запаха, и сравнительный анализ показал: ситуация улучшается.

- Но раз четких приборов пока не существует, вероятно, у вас интенсивность запаха определяли эксперты?

- Да, оба раза привлекались по 16 независимых добровольцев.

- Очевидно, это были одни и те же люди?

- Нет, разные. Иначе во второй раз они субъективно были бы настроены на улучшение результатов.

Последний ответ поверг меня в глубочайшее недоумение. Как же можно говорить об объективном сравнении силы запаха, если его измеряют разные люди, обонятельные аппараты у которых, само собой, различаются?!! Да, общегосударственной нормативной базы по запаху не существует, но десяткам предприятий, снабжающим россиян питьевой водой, это не мешает ежедневно анализировать поступающую в потребительские сети воду! Иначе “Мосводоканалу”, к примеру, контролирующие органы просто не разрешили бы забирать воду из источников. И постоянный контингент лаборантов, профессионально нюхающих питьевую воду, - одно из важнейших условий объективного измерения запаха. А как же иначе “вписаться” в десятибалльную шкалу силы запаха?

Но мы слегка отвлеклись. Быть может, влияние выбросов можно отследить хотя бы косвенно? Что говорят медработники из расположенных в этой части Орехова-Борисова поликлиник?

- Двадцать первого ноября табачный запах в воздухе стоял постоянно, - вспоминает главный врач 66-й детской поликлиники (ул. Шипиловская, 23) Валентина Беляева. - А на следующий день к нам косяком пошли дети с больным горлом. Дети первого года жизни переболели у нас простудными заболеваниями в среднем по полтора раза. А с учетом особенностей развития младенцев подобные симптомы говорят о высоком риске развития бронхиальной астмы у детей. На постоянном учете в нашей поликлинике уже сегодня - 120 детей-астматиков, причем каждому шестому из них мы поставили этот диагноз в нынешнем году.

- Оппоненты часто приводят следующий аргумент: выбросы от автомобилей на Каширском шоссе многократно превышают вредное влияние табачной фабрики, а воздух во всем Южном округе плохой, - говорит главный врач 54-й поликлиники (ул. Генерала Белова, 19, корп. 2) Ирина Бутурлинцева. - Но Каширское шоссе проходит по многим районам юга Москвы. Почему же только у нас по статистике болезни органов дыхания опережают сердечно-сосудистые заболевания, в то время как и в среднем по округу, и вообще по Москве ситуация обратная?

В Департаменте природопользования и охраны окружающей среды тоже недоумевают, отчего на “Лиггетт-Дукат” так много жалоб, а вот недовольных работой другой московской табачной фабрики - “Ява” - вообще не зафиксировано. Странная ситуация с табачным запахом на юге столицы заинтересовала даже советника мэра Москвы Константина Затулина. Константин Федорович пообещал, что скоро этим вопросом! займется самое высокое городское руководство. Так что понюхать воздух на Каширке, возможно, придется и министрам городского правительства!

ДОСЬЕ “ВМ”

В прошлом десятилетии производственные мощности табачной фабрики перешли в ведение совместного предприятия “Лиггетт-Дукат”, существенная часть акций в котором принадлежит американским и английским предпринимателям. Положительное заключение Государственной экологической экспертизы о перемещении предприятия с ул. Гашека к метро “Домодедовская” выдано в 1995 г. Сейчас на московской фабрике Лиггетт-Дукат”, расположенной по адресу Каширское шоссе, 61, корп. 4, работает более 7,3 тыс. чел. Средняя зарплата на предприятии - 18 тыс. руб.

Интервью с председателем комиссии Мосгордумы по законодательству и безопасности генерал-майором запаса Ю. Поповым о комплексной программе развития гражданской обороны Москвы на 2004-2008 годы.

Труд, № 230. Юрий Третьяков. Статья. Противогаз двойного назначения.

Более половины россиян живут в зоне, подверженной угрозе техногенного терроризма, заявил на днях заместитель главы МЧС Михаил Фалеев. По его данным, в стране находятся 2,5 тыс. предприятий и объектов, представляющих химическую опасность, 1,5 тыс. - радиационную и около 1,5 тыс. - гидротехническую.

В следующем году на стол президенту ляжет ряд программ по защите опасных объектов, которые сейчас разрабатывает МЧС. Москва, похоже, оказалась на шаг впереди, приняв недавно комплексную программу развития гражданской обороны столицы на 2004-2008 годы. Рассказать о ней редакция попросила председателя комиссии Московской городской Думы по законодательству и безопасности генерал-майора запаса Юрия ПОПОВА.

- Юрий Юрьевич, скажите, кто и как защитит москвичей в чрезвычайных ситуациях?

- Конечно, система гражданской обороны столицы устарела. Последние десять-двенадцать лет на ее поддержание выделялись сущие гроши. Да и прямой военной угрозы сейчас нет. Но это не значит, что москвичи могут чувствовать себя в полной безопасности. После трагедии на Дубровке мы все остро почувствовали, что практически каждый может стать жертвой террора. Кроме того, стремительно растет опасность техногенных катастроф, ведь износ оборудования на московских предприятиях в среднем составляет 70 процентов. Мы не можем позволить себе роскошь иметь систему гражданской обороны отдельно для военного и мирного времени. Эту систему мы будем делать единой, постоянно действующей и, подчеркну, находящейся в высокой степени готовности.

- Для этого нужны немалые деньги...

- Программа стоит 6 миллиардов рублей. Договорились, что половину выделит федеральный центр. Кроме того, программа заметно подешевеет, если мы будем неуклонно придерживаться принципа: все, что создается в системе гражданской обороны, кроме НЗ, разумеется, должно быть двойного назначения. И если уж она не сможет приносить городскому бюджету прибыль, то должна хотя бы сама себя содержать.

- Значит, бросившись в бомбоубежище, мы рискуем попасть на склад или дискотеку?

- Я раньше был противником принципа двойного назначения. Но когда сам поездил по объектам, убедился, что многие из тех 7 тысяч бомбоубежищ, которыми располагает Москва, удалось сохранить именно благодаря тому, что они сдавались в аренду. Основная часть защитных сооружений была построена еще в 60-70-е годы прошлого века. За десять последних лет хронического безденежья она безнадежно обветшала, а часть объектов, которые мы просто закрыли на замок, восстановлению не подлежит.

- Трудно поверить, что коммерсанты начнут вкладывать средства в восстановление этой неприбыльной инфраструктуры.

- Очень даже прибыльной. Иначе 300 бомбоубежищ не оказались бы приватизированными. Пока удалось вернуть в собственность города чуть более 70. С остальными тоже будем разбираться. А вот сдавать их в аренду на строго оговоренных условиях выгодно и властям, и предпринимателям. Ведь арендатор получает большие, надежно защищенные площади, причем на льготных условиях. Но в ответ - и это четко прописано в каждом договоре - обязуется не только сделать косметический ремонт помещения, но и поддерживать в жизнеспособном состоянии системы электро- и водоснабжения, вентиляционные установки. Кроме того, он может занимать только часть площадей и обязан освободить их в случае возникновения чрезвычайной ситуации в течение 6 часов.

Строить новые объекты защиты очень дорого, на бюджетные средства город может осилить не больше десяти в год. Поэтому столица начинает массовую реконструкцию старых бомбоубежищ. Возможен и такой подход: обязать частных инвесторов при строительстве коммерческих объектов проектировать и объекты защиты населения. Тот же подземный гараж или помещения под супермаркетом можно с успехом использовать в этих целях.

- А противогазов хватает на каждого москвича?

- В идеале надо учесть и те 3-4 миллиона гостей, которые ежедневно приезжают в столицу. Пока же индивидуальными средствами защиты город обеспечен на 75 процентов. У трети из них истек срок годности. Будем обновлять. Программа предусматривает даже разработку средств защиты отдельно для детей до полутора лет, для дошкольников. В срочном порядке предстоит довести до нормы неприкосновенные запасы продовольствия, лекарств, дезинфицирующих средств.

- В Москве сотни опасных объектов. Не дай Бог случится крупная авария - как жители узнают о ней?

- Для этого существует система оповещения. В густонаселенных районах, на площадях развешано больше тысячи электросирен, которые, правда, "охватывают" только 80 процентов населения. При чрезвычайной ситуации они начинают подавать сигнал "Внимание всем". После этого сообщение о случившемся будет немедленно передано по 1-й программе проводных радиоприемников и 3-й программе ТВ.

- И все же редкий москвич знает точный адрес своего убежища, где лежит его противогаз и вообще - что ему делать в случае ЧП.

- С обучения населения программа как раз и начинается. Раньше оно проводилось на государственных предприятиях. Сейчас большинство москвичей работает в небольших частных фирмах. Уже со следующего года будут разрабатываться и внедряться учебные программы подготовки по гражданской обороне всех категорий граждан. По месту жительства планируется развернуть сеть учебно-консультационных пунктов.


У Президента на подписи находятся поправки к Лесному кодексу, одобренные парламентом накануне выборов. Если Кремль их утвердит, экологическая обстановка в мегаполисе, и так далекая от идеальной, резко ухудшится. И без поправок в кодекс строительство дач и коттеджей в запрещенных местах Подмосковья разбалансировало экосистему

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 9 декабря. Алла Тучкова. Статья. Дачники из МВД уничтожили последних серых журавлей.

Судьба москвичей, которые сейчас только учатся ходить, зависит теперь от Владимира Путина. У президента на подписи находятся поправки к Лесному кодексу, одобренные парламентом накануне выборов. Если Кремль их утвердит, экологическая обстановка в мегаполисе, и так далекая от идеальной, резко ухудшится. И без поправок в кодекс строительство дач и коттеджей в запрещенных местах Подмосковья разбалансировало экосистему. Причем активную роль в этом играет Управление делами администрации президента.

Год назад несколько академиков написали письмо президенту страны, депутатам Госдумы и членам Совета Федерации, в котором просили обратить внимание на уничтожение лесов, особенно в Московской и Ленинградской областях, и принять меры к тому, чтобы остановить вырубку деревьев. Но тогда никакого ответа ученые не получили. Он пришел через год в виде поправок к Лесному кодексу, которые одобрили депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. По словам экологов, если поправки одобрит президент, то можно будет на законных основаниях уничтожить практически все леса Подмосковья.

- Теперь перечень нужд, для которых можно изымать леса, дополнили строительством объектов жилищно-коммунального хозяйства, - сказала "Столичной" юрист "Гринписа" Гусляна Картюшева. - Раньше такое строительство осуществлялось полулегальным или нелегальным путем, и всегда существовала опасность, что суд запретит строительство. И такие прецеденты были, вплоть до сноса незаконно построенных домов.

Сейчас, как говорят юристы, благодаря новым поправкам арендаторы смогут без труда вычеркивать свои участки из земель лесного фонда и делать там все что угодно.

- Инициатором внесения этих поправок был депутат Кулик, который прикрывался заботой о сельскохозяйственных землях, которые заросли лесами, - сказал "Столичной" депутат прошлой Госдумы от "Яблока" Сергей Митрохин. - А главными лоббистами в этом вопросе были правительство и Управление делами администрации президента. Существует много чиновников, которые хотят получить землю под строительство дач и коттеджей в местах, являющихся заповедниками, но до полного утверждения этих поправок есть опасность, что они будут привлечены к ответственности. Есть желающие построить дачи в таких местах и среди состоятельных людей. Если будут окончательно утверждены поправки, чиновники получат полное право предоставлять участки состоятельным людям и получать за это деньги.

Вообще, по сведениям "Столичной", Управление делами приобрело уже немало лучших лесов Подмосковья. Сейчас, например, идет процесс отвода 270 гектаров леса первой группы с вековыми деревьями рядом с поселком Петрово-Дальнее Одинцовского района. Из них 90 гектаров передаются управлению для индивидуального жилищного строительства, 90 гектаров - ему же для Центра стратегических исследований развития. И еще 90 гектаров этого леса должны отойти правительству Московской области и "Абсолют-банку". Неподалеку от этого места и фонд "Горбачев-центр" надеется получить 35 гектаров леса.

Еще один коттеджный поселок, за которым стоит Управление делами, возводится в Звенигородском лесхозе Одинцовского района, несмотря на многолетние скандалы, сопровождающие это строительство. Там лес пыталась отстоять даже горпрокуратура Одинцова. Но коттеджи уже практически построены, а вековые сосны почти все вырублены.

А сотрудники МВД вообще умудрились построить свои дачи на том участке леса Талдомского района, где находилась единственная в Подмосковье популяция серого журавля. После того как милиционеры возвели свои дачи, журавли исчезли.

Вообще, по словам представителей "Гринписа", ученым удалось доказать, что некоторые виды животных и растений оказались в Красной книге Московской области исключительно из-за высокопоставленных и состоятельных дачников. Из-за них в местную Красную книгу попал не только серый журавль, но и обыкновенный зимородок и седой дятел.

Кроме того, из-за уничтожения лесов происходит обмеление, заиливание и загрязнение водоемов. Да и сами дачники загрязняют все, что их окружает, включая и водохранилища. Весной этого года, например, в Клязьминское водохранилище попало две тонны керосина из коттеджа в поселке Терпигорьево, с владелицей которого сейчас судятся. А возведение дач на берегах Иваньковского водохранилища привело к тому, что обнажилось несколько могильников животных, умерших от сибирской язвы. Всего же в этом месте находится около 150 таких могильников.

В общей сложности за последние годы под дачи и коттеджи в Подмосковье отдали примерно три тысячи гектаров лесов. Так что и без новых поправок областные чиновники работают в этом направлении с очень большой результативностью. Сейчас академики, направившие год назад письмо президенту, отказываются обсуждать эту проблему. Но тогда в своем письме они написали: "Местные администрации руководствуются не здравым смыслом, а жаждой наживы. В этой ситуации все решают только деньги. Учет мнения населения является чистой профанацией. Новые хозяева не скупятся на подкуп людей, отсутствие возражений против их планов щедро вознаграждается. Законы нарушаются, причем безнаказанно. Особое возмущение вызывают случаи, когда в этом участвуют высокопоставленные чиновники". Среди подписавшихся под этим письмом - вице-президент Российской экологической академии Виктор Данилов-Данильян, директор Института геоэкологии РАН Виктор Осипов, директор Центра по проблемам экологии и репродуктивности лесов РАН Александр Исаев.

Сколько всего денег могут получить чиновники на таких операциях, узнать невозможно. Но о выгодности такого рода бизнеса говорит хотя бы то, по какой цене можно продать эти участки земли. По сведениям "Столичной", перевод одной сотки леса в районе Барвихи в нелесную территорию стоит в соответствии с госрасценками 157-160 долларов, тогда как рыночная стоимость этой сотки составляет 30 тысяч долларов.

Но областные чиновники отвергают все обвинения в свой адрес, кивая на лесничих и прикрываясь борьбой с жуком-короедом. "Никто кроме лесников не имеет права выдавать порубочные билеты, - сказал "Столичной" заместитель министра экологии и природопользования подмосковного правительства Юрий Гудков. - У нас такого права нет. Здесь проблема крутится вот вокруг чего: когда наступает эпидемия жука-короеда, деревья, пораженные им, приходится вырубать, поскольку ничего другого в мировой практике пока не придумано. И из-за этого у нас довольно много жалоб бывает. А если происходят какие-то случаи незаконной вырубки, граждане сообщают нам, мы проверяем сведения и затем принимаем меры, когда подтверждается обоснованность жалоб".

Вчера в администрации президента "Столичной" не смогли рассказать, будут ли утверждены или отклонены поправки к Лесному кодексу. Там даже не знают, когда президент закончит работу с этим документом. "Мы получаем уже подписанные документы, и какой сейчас рассматривается - не знаем", - сказал "Столичной" дежурный по пресс-службе администрации.

В конце ноября Госдума приняла поправки к лесному законодательству, разрешающие переводить лесные земли в “нелесные” и позволяющие вести на них строительство

Комсомольская правда, № 230. Василий Песков. Статья. Заповедники. Внимание! Они под угрозой.

В конце ноября Дума приняла поправки к лесному законодательству, разрешающие переводить лесные земли в "нелестные" и позволяющие вести на них строительство. Люди, понимающие, что стоит за поправкой к закону, решительно воспротивились. Депутат Сергей Митрохин сказал: "Эти поправки позволяют росчерком чиновничьего пера переводить под коммерческую застройку национальные парки, заповедники, защитные зоны вокруг водоемов и больших городов". Под этими словами подпишется каждый, кто знает, какова нынче роль заповедников в мире и в каждой стране. Рассмотрим кое-что для непосвященных.

Интенсивная деятельность человека на Земле возрастает лавинообразно. Спасти островки дикой природы могут только заповедники. Истину эту не надо доказывать. Американцы свои национальные парки и заповедники считают высшей национальной ценностью. Она неприкосновенна! Политик, который в США попытался бы на нее покуситься, немедленно поставил бы крест на своей политической карьере. Африка, сто лет назад являвшаяся "сплошным заповедником", сегодня сохранила диких животных только на заповедных территориях. Отсталым в своем развитии государствам хватило "цивилизованности" эти заповедники учредить и бережно к ним относиться.

В Советском Союзе реконструкция хозяйства страны в 30-х годах прошлого века заставила создать продуманную систему заповедников. Кое-кому из хозяйственников они мешали. Некоторые (и при Сталине, и при Хрущеве) закрывали, но потом, одумавшись, открывали вновь. И оберегался в неприкосновенности статус заповедного дела. Эта форма охраны природы превосходно работала. Благодаря заповедникам удалось сохранить соболя, исчезавшего в Сибири повсюду. В Казахстане и в Калмыкии строгой охраной почти из небытия удалось вернуть антилопу сайгу. Воронежский государственный заповедник помог сохранить повсюду исчезнувшего бобра и расселить его не только в нашей стране, но и во всех странах Восточной Европы. В европейской части страны в сотни раз удалось увеличить численность лосей. В 1928 году на территориях Московской, Тверской, Калужской, Костромской, Ярославской, Новгородской областей насчитали всего 27 (!) лосей. А в 60-х годах благодаря строгой охране только в московских лесах было их несколько тысяч. Сегодня же тут даже следа лосиного не увидишь! Истребило лосей выделение под садовые участки "лесных болотистых неудобий", где животные имели убежища, и еще - бесконтрольная вольница "охотников-браконьеров". Лоси в серединной России сохранились практически лишь в заповедниках.

И вот теперь уже не "болотистые неудобья", а самые что ни на есть ценные заповедные земли могут попасть под застройку. И чем? Престижными особняками разбогатевших людей. Слово "заповедник" дразнит их слух так же, как "Рублевское шоссе", как "Барвиха". Денег укорениться в заповедниках у них хватит. И чиновники, готовые положить в карман свой деньги, найдутся везде.

Удивляет логика нашей власти. Это не первый шаг в наступлении на все, что хоть как-то сохраняло природу и не роняло нас в ряду "цивилизованных государств". Нынешняя реконструкция экономики побудила ликвидировать Комитет по охране природы, учрежденный у нас, когда уже в каждом государстве Европы такие комитеты (или министерства) существовали. Следом было ликвидировано Лесное Ведомство, существовавшее в России (лесном государстве!) 200 лет со времен императора Павла. За плечами этого Ведомства - созданная с нуля система лесопользования, лесная наука, обдуманные законы, традиции, кадры лесных работников. Вместо того чтобы повернуть Ведомство лицом к новым проблемам, его упразднили с явной целью убрать все препятствия на путях захвата природных ресурсов. Мы присутствуем сейчас не только при расхищении земных недр, но и при разбойничьих вырубках наших лесов. При такой ситуации логика требует сберечь хотя бы самое ценное - заповедники - как резерв возрожденья природных ценностей в государстве. Увы, поднята рука и на заповедники. Мало того что в руках Министерства природных ресурсов оказались они беспризорными, новый закон позволяет их попросту растоптать. Потери тут будут не только экологические, но и очень большие нравственные.

Понимая наши нынешние трудности, международные организации по охране природы и общественные фонды в разных странах помогают заповедникам выжить. Маленькая Голландия уже многие годы финансирует Союз охраны птиц России, борется за спасение дальневосточного леопарда. Энтузиастами во многих государствах предпринимаются отчаянные попытки спасти амурского тигра. (И леопард, и тигр оказались под угрозой исчезновения из-за пожароподобной, бесконтрольной вырубки леса.) Международные фонды охраны заповедников уже несколько лет финансируют наш экологический просветительный центр "Заповедники". Ученые получают международные гранты для поддержанья науки и охранных мер в наших заповедниках. Не стыдно ли принимать эту помощь при том, что сами мы законодательным порядком готовы пройтись по заповедным территориям катком строительства частных особняков?!

В Америке я специально интересовался проблемой сохраненья и расширенья оберегаемых территорий. Если там в момент организации заповедника или Национального парка оказалась чья-то постройка или хотя бы маленькое производство, государственные и частные организации стараются выжить "червяка из яблока". И выживают, выплачивая ему компенсацию, часто безмерно завышенную. Мы же хотим законодательно "червоточиной" заповедное дело разрушить.

Как проходила поправка к закону в Думе? Слава Богу, нашлись там люди, объяснившие, какие последствия влечет поправка к Закону "О лесных землях". Поправка вначале не была принята. Но в тот же день, через несколько часов (почему?!), назначили переголосованье. И на этот раз добавились голоса "за". Каким образом за два-три часа перерыва удалось заставить людей переменить свои взгляды на противоположные? Ясно: осуществлялось давление (говорят, "колоссальное"). Кем, чем? Давила исполнительная власть "локтем" или "заинтересованные граждане" тугим кошельком? Возможно и то, и другое. Голосов "Яблока" и КПРФ не хватило противостоять постыдному "подкопу" под заповедники и особо охраняемые территории. Любопытно, что все голосовавшие "за" слова не проронили, что это, мол, заповедникам ничем не грозит. Знают: грозит! Но своего добивались.

Читая о драматическом голосовании в газетах, я вспомнил, как Владимир Вольфович Жириновский весной в "День птиц" на Тверской улице топтался среди детишек, держа в руках скворечник и готовый перед телекамерой даже влезть с ним на дерево - пусть все знают: "Я за охрану природы". Но вот наступил момент истины, и скандальный наш депутат, не задумываясь, сбросил маску - сам и его подручные в партии голосовали за принятие поправки.

Изумляться поведению Жириновского было бы наивным. Таков он всегда. Удивило и, признаюсь, очень огорчило другое - позиция в этом принципиальном споре Председателя Совета Федерации Сергея Михайловича Миронова. С геологическим молотком Сергей Михайлович обошел горы и долы Отечества и, не сомневаемся, хорошо понимает, как раз за разом сдаются позиции в охране природы. Сергей Михайлович создал "Партию Жизни", декларируя защиту всего живого и здоровой среды для жизни людей. И что же? Зажег Сергей Михайлович поправке к закону заградительный свет, объяснил сенаторам, как проходило голосование в Думе и как минимум попросил ли отложить голосование в совете для внимательного изучения проблемы? Ничуть не бывало! Решение Думы в пожарном порядке Советом Федерации было одобрено. Вот тут есть о чем всем нам подумать - о личности человека, о словах и делах его партии, о гражданственности, наконец...

Мне говорят: поздно писать - поезд ушел, президент подпишет закон - и все. Нет, не все! Речь в данном случае идет не только о возможных экологических ранах, но и больших моральных потерях. Мы должны иметь хоть небольшие победы на этом фронте. Иначе двигаться будем не вперед, а назад. Необходимо добиться, чтобы поправка к закону была возвращена президентом на доработку в новую Думу. И чтобы в поправке было четко записано следующее: "Водоохранные леса, леса, окаймляющие большие массивы жилья, территории национальных парков и заповедников неприкосновенны. В них недопустима никакая застройка - ни государственная, ни частная". Этого достаточно для записи в Конституции. Всех, кто с этим согласен, мы просим немедленно нам написать с пометкою на конверте: "Заповедники". Пакет или мешок ваших писем мы публично передадим в Думу с требованием вернуться к злополучной поправке. И не дадим заморочить нам голову словесами вроде того, что никаким водоохранным зонам и заповедникам поправка не угрожает. Угрожает! Поглядите, что делается возле московских водохранилищ. Когда-то к ним на два километра не подпускали даже сборщиков грибов. И правильно делали: питьевая вода должна быть чистой! Посмотрите теперь на берега этих водохранилищ - какие там бабки с грибами, там и сям - поселки трехэтажных особняков у самой воды! И все, что из этих поселков льется и сыплется, попадает в воду, которую мы с вами пьем. Кто, за какие деньги разрешил это преступное строительство? И как сковырнуть теперь эти "чирьи" у источников питьевой воды? Сами обитатели "замков" пьют воду из бутылок, спокойно наблюдая, как по воде, предназначенной для снабжения огромного города, плавают мусор и фекалии. И так обстоит дело не только вблизи Москвы.

Что ж удивляться вспышкам гепатита, дизентерии и всего, чему способствует загрязнение вод. За вилы браться против таких порядков? Попробуем более спокойные средства. Напишите нам непременно! Естественно было бы обнаружить в почте этой и письмо Виталия Григорьевича Артюхова (министра природных ресурсов) - заповедники находятся в его ведении, и он обязан хотя бы по долгу службы их защищать. С удовольствием мы дали бы слово в газете Председателю Совета Федерации Сергею Михайловичу Миронову... Еще не все потеряно. "Поезд" можно остановить - попросить президента не спешить с подписанием закона - и сделать пристальный досмотр груза "в поезде" - не опасен ли он для общества?

Основные социальные и трудовые права

Похоронная контора узнает о смерти человека раньше родственников – это гарантирует ей минимум тысячу долларов с “солидного” покойника.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 229. Константин Благодаров. Статья. Живые деньги мертвых душ.

Отче наш, что ж ты такое творишь? Почему там, за пеленой слез, возле свежего гроба бойко шныряют какие-то энергичные личности с внешностью и повадками клерков? Я имею в виду агентов разнообразных ритуальных бюро, похоронных компаний и тому подобных заведений, коих расплодилось только в одной Москве более 500 штук.

Дело, понятно, не в том, что они вообще существуют (без них, конечно, нельзя), а в методах, которые они применяют в своем бизнесе. Бизнесе, надо сказать, весьма деликатном и, следовательно, требующем соответствующего отношения.

- Здравствуйте, Светлана Владимировна. С глубоким прискорбием сообщаем, что ваша дочь Ирина Сергеевна скончалась, - голос в телефонной трубке в меру скорбен, в меру напорист. - Примите наши соболезнования. Мы готовы вам помочь. Когда прислать нашего сотрудника?

По свидетельству очевидцев, Светлана Владимировна никак не могла сообщить, когда нужен сотрудник, поскольку потеряла сознание и мягко сползла на пол. Ее дочь Ирина неделю назад попала в реанимацию одной из московских больниц из-за острого приступа астмы. Сами понимаете - то еще сообщеньице... Не успели женщину привести в чувство, как телефон зазвонил снова и тот же голос нетерпеливо спросил насчет времени явки сотрудника. Звонили не из милиции или больницы - первой оказалась фирма ритуальных услуг “Прощание”.

Не будем утомлять читателя подробностями похорон и той нечеловечески активной деятельности, которую развила контора. Это вообще тема для отдельного репортажа, который пропахнет смешанным ароматом формалина, ладана, валерьянки и денег. Сконцентрируемся сейчас на сверхъестественной осведомленности фирм, которые “с удовольствием помогают решать проблемы”.

Наше расследование дало совершенно неожиданные результаты. Понятно, что покойники - это хлеб насущный подобных заведений (да простят мне эту людоедскую метафору), однако около 500 ритуальных московских контор в результате конкуренции добились слишком уж невероятных успехов.

Нам удалось разговорить одного из бывших агентов московского ритуального бюро -работу он уже сменил и проблем не боялся. Игорь Кедринев, подмастерье смерти с семилетним стажем:

- Если у ФСБ возникнут проблемы с квалифицированными сотрудниками, рекомендую их отделам кадров пошарить в похоронных бюро. Там сейчас работают люди с высокими навыками в деле сыска, вербовки агентов, перевербовки информаторов, а также контактов с представителями самых разных религий. Нет, серьезно: готовые кадры!

Оказывается, любой похоронный агент только тогда ценен для конторы, если у него есть собственная сеть осведомителей в больницах, моргах, милиции, в приходах - православных, иудейских, мусульманских и так далее. Разве что буддисты пока не охвачены - там своя специфика. Хороший агент постоянно платит сотруднику морга не менее 100 долларов в месяц в виде зарплаты либо договаривается на премиальные - порядка 500 рублей с покойника. За эти деньги человек из морга сообщает агенту на праве эксклюзивной информации о каждой смерти. Точно такой же договор существует с сотрудниками ГАИ, которые обычно первыми прибывают на место автокатастроф.

Таким образом, агент первым узнает о смерти и сам (это очень важно - САМ) звонит родственникам. Если расчет на шок окажется правильным, родные и близкие скончавшегося в трансе подпишут все, что он им предложит. А полный набор услуг огромен, в него может входить до сотни пунктов – от оформления свидетельства о смерти до организации поминального стола. (Кстати, если поминки состоятся, ресторан отстегнет агенту комиссионные). Во многих конторах включена даже такая услуга, как выставление почетного траурного караула - стоимость от 1,5 тысячи рублей.

Отдельная статья - перевозка тела в другой город. Тот, кто никогда не пробовал самостоятельно оформить все нужные бумаги для железной дороги или самолета, никогда не поймет, что это такое. К сведению: агент это сделает в десять раз быстрее; и не только потому, что он такой грамотный, а потому, что у агентства и там есть “лапа”.

Со служителями культа разговор особый. Крайне, я вам доложу, капризный народ. Ни один православный священник в Москве не согласится на гонорар меньше 100 долларов. Но это минимальное вознаграждение, обычно батюшка с ходу требует все 200 баксов и уступает очень неохотно. Тут все зависит от характера отношений агентства с конкретным приходом. Много тонкостей, однако могу заверить, что родственники обычно переплачивают вдвое.

В результате средний контракт тянет примерно на 2 - 3 тысячи долларов, из которых 1 -1,2 тысячи агентство кладет в карман. Свою роль, конечно, играет кредитоспособность клиентов. Но на тех, кто не в состоянии выложить хотя бы тысячу “зеленых”, агентства давно уже не обращают внимания - такими людьми занимаются разные мелкие шабашки.

А то, что творится на кладбищах, вообще описать невозможно. Хотя, естественно, самое прибыльное дело - продажа элитной могилы в центре погоста, на чем систематически попадается администрация. Потому что элитная могила в центре, скажем, Ваганьковского кладбища стоит не меньше 30 тысяч долларов, а в ней ведь кто-то уже лежит. По закону, руководство погоста имеет право вторично использовать участок только через 25 лет, но так то ж по закону. По понятиям, в могилу ложится тот, за кого внесут самый большой чемодан с деньгами.

Теперь об обороте. Ежегодно в Москве и Московской области умирает более 230 тысяч человек. То есть в кассы столичных (Россия - это уже совсем другое дело) похоронных агентств легально попадает до 500 миллионов долларов, а это, согласитесь, деньги немалые. Еще, между прочим, есть нелегальные доходы, которые подсчитать и вовсе невозможно. А потому на рынке ритуальных услуг довольно жесткая конкуренция - вплоть до заказных убийств конкурентов.

Между прочим, наш собеседник сообщил, что даже за переманивание хорошего агента запросто можно схлопотать пулю. И превратиться из бизнесмена в клиента. Со всеми вышеописанными прелестями..

В москве опять рухнул башенный кран.

Мир новостей, № 50. Елена Хакимова. Статья. Безбашенное строительство.

В МОСКВЕ ОПЯТЬ РУХНУЛ БАШЕННЫЙ КРАН. ЧП ПРОИЗОШЛО НА УЛИЦЕ ИСАКОВСКОГО, ГДЕ С ВЕСНЫ ЭТОГО ГОДА ВЕДЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВО КУЛЬТУРНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНОГО ЦЕНТРА "СТРОГИНО". КОНЕЧНО, ПАДЕНИЕ КРАНА - НЕ РЕДКОСТЬ НА НАШИХ СТРОЙКАХ, НО ТО ЧТО ОГРОМНЫЙ МЕХАНИЗМ ЧУТЬ БЫЛО НЕ РАЗРУШИЛ ЧАСТЬ 14-ЭТАЖНОГО ЖИЛОГО ДОМА, А ОБЛОМАННОЙ ВЕРХУШКОЙ СО ВСЕГО МАХУ ГРОХНУЛСЯ К ЕГО ОСНОВАНИЮ, ТАКОЕ, ПОЖАЛУЙ, В СТОЛИЦЕ ВПЕРВЫЕ.

...С 4-го этажа "везучего" дома хорошо виден теперь уже мертвый железный "строитель", припорошенный снегом. Еще две недели назад, когда его привезли на смену менее высокому собрату, он весело крутился в разные стороны и, управляемый крановщиком с дистанционного пульта, помогал рабочим возводить бетонные стены. 3 декабря кран французской фирмы "Rentakran" прекратил свое существование. Что произошло с громадным монстром, выяснит следствие, но, по предварительным данным, крупногабаритный груз, находившийся на многометровой высоте, нарушил устойчивость конструкции и она рухнула. Падая, кран переломился в нескольких местах и только благодаря этому сократился в длину, не задев квартир.

- Раньше на том месте, где сейчас идет строительство, была детская площадка, - ветеран войны Антонина Гавриш показывает в окно. - Мы, когда сюда въехали, посадили деревья на ней, дети там играли, мы, старики, на лавочках сидели. А накануне Пасхи, 20 апреля, раз - и не стало ничего.

- Я дома была, - подхватывает Клавдия Фалина, соседка Антонины Алексеевны по подъезду и тоже ветеран войны. - Вдруг в 10.15 что-то грохнуло. Дом аж вздрогнул. Глянула в окно - нет крана, он под балконами лежит - весь асфальт расковырял. Начали всюду звонить. И в префектуру, и бог знает куда, а нас спрашивали: "Жертвы есть?" "Нет", - говорим. "Раз нет, то и делать нам там нечего", - отвечали. Вот если бы кто-то пострадал, то тут же прибежали бы. Правда и "скорая" была, и МЧС, и реанимация. Всех видели, кроме префекта. У нас дом перекосило: рамы не закрываются, ящики из шкафов сами выезжают. Эту стройку вообще закрыть надо. Мы уже подписи против строительства собрали - 1300 человек им недовольны, а толку - ноль. Если бы кран не сломался, нас, может, уже по косточкам собирали бы.

Только по счастливой случайности никто не пострадал. Физически. Моральный ущерб никто подсчитывать не собирается, хотя, как утверждают шокированные происшествием люди, будущий развлекательный комплекс возводится у них под носом незаконно. Люди даже создали инициативную группу и подали на заказчика стройки в суд. Как гласит информация на заборе, окружающем стройплощадку, им является московская игровая система "Джекпот", известная своей сетью игровых автоматов. С самого начала стало понятно, что строительство комплекса "Строгино" ведется с нарушением. Вот только одна "маленькая" деталь: расстояние от забора стройки до стены дома -22,5 метра, хотя такой объект положено отдалить от жилых строений минимум на 50 метров. Но это еще цветочки. У адвоката, ведущего "джекпотовское" дело в суде, на руках документы, по которым закрыть стройку можно хоть сегодня. Но судья постоянно на больничном, а из официальных структур приходят положительные ответы - оснований закрывать стройку нет, у фирмы все чисто и законно. Но так ли это на самом деле?

- Дело в том, что примерно в этом месте должны были построить 2-этажный банный комбинат, - поделился с "Миром новостей" председатель правовых организаций (Ассоциация "Общественная социальная инициатива") Олег Ладыгин, - но его руководитель умер, и вся утвержденная документация оказалась у "Джекпота". Чтобы начать новое строительство, надо пройти порядка 30 инстанций. На баню все документы были в порядке, но строить-то по ним начали развлекательный комплекс, гораздо выше двух этажей. Сейчас из дома по улице Исаковского по-прежнему видны Москва-река, парк и церковь. Если под носом у жильцов вырастет джекпотовский комплекс, то те, кто проживает с 1-го по 6-й этаж, будут видеть лишь его стену. Кроме того, по документам бани, она должна была занимать площадь 1460 квадратных метров, а "Строгино" размахнулось аж на 16 000 квадратных метров. Есть разница? Для нас - да, а для суда похоже, нет. Впрочем, я думаю, что суд, как и многие другие

инстанции, вынесет вердикт в пользу "Джекпота", хотя на основании ряда федеральных законов точечное строительство вблизи жилья категорически запрещено. И вообще 51% жителей микрорайона должны быть не против строительства любого вида объекта в непосредственной близости с их проживанием. В данном случае ничье мнение не спрашивали. В этом нет ничего удивительного - у Москвы свои законы, и в московских судах, естественно, опираются на них, а не на федеральное законодательство.

Случай со строительством развлекательного комплекса на улице Исаковского в Северо-Западном округе - это только краешек той проблемы, которой давно охвачена столица. Во всяком случае, у адвоката Ладыгина сейчас в работе находятся дела по 400 объектам, также незаконно строящимся в непосредственной близости от жилых домов. Всех адресов не перечислишь, но среди них Печатников, Молочный и Бутиковский переулки, Дмитровский проезд и даже целые микрорайоны. Кипит строительство в Печатной слободе, где даже лопатой копать нельзя, не то что экскаватором, на Остоженке - на землях федерального значения, на которых в том числе располагаются уникальные исторические и архитектурные памятники...

Самое интересное, что если отвлечься от происшествия в Строгино, то возникает закономерный вопрос: а зачем строить столько жилья? Домов новых сейчас столько выросло, что яблоку упасть негде, а очередники по-прежнему к заветным квартирам продвигаются с большим скрипом. Посмотрите на фасады новых домов: только и читаешь растяжки с предложением купить квартиру от инвестора. По нашим данным, себестоимость одного квадратного метра в новых домах обходится примерно в 300 долларов. Продают же его за 1300 - 3600, а кое-где и по 15 тысяч долларов. А теперь посчитайте, есть смысл строить там, где федеральные законы запрещают, зато московские дают зеленый свет? Или вот такая интересная информация. В Мещанском районе сносят дома в целях обеспечения жильем очередников. По первоначально заключенному с городом контракту 60% будущих площадей должны были отойти инвестору, 20 - городу и 10% - стоящим на очереди сотрудникам ФСБ. Всего 10%, обратите внимание. Или другой пример. Новый дом на Сретенке. В этом доме по контракту, заключенному с городом, инвестор должен был отдать очередникам 50% площадей. Дом построили, и полсотни сократились до 5%. Как, скажите, такое получается? Рядовым жителям не по зубам противостоять хорошо отлаженной государственной машине, которая при желании может не то что игровые автоматы под вашими окнами построить, но и из собственной квартиры в центре Москвы выгнать в Капотню. Было бы у кого-то такое желание. Средства всегда найдутся.

Законодательство и деятельность государственных структур в сфере прав человека

Интервью с Уполномоченным по правам человека в Московской области С. Крыжовым, приуроченное к 10-летию Конституции.

Московский комсомолец, № 270. Владимир Чуприн. Статья. Интересные положения.

Из всех основополагающих документов и нормативных актов, от которых зависит наше с вами бытие, о Конституции мы вспоминаем в самый последний момент. То ли воспитание у нас такое, то ли реалии жизни сказываются, но всем красивым словам о правах человека мы дружно не верим.

Между тем Конституция России, принятая ровно 10 лет назад, даровала россиянам такие свободы, которые нам и не снились. Мы просто не умеем ими пользоваться. По той причине, что о них и не знаем.

“По вере вашей и будет вам!” — так, кажется, говорится в Священном Писании. Впрочем, в Подмосковье есть люди, которые каждый свой шаг или шаг ближнего своего сверяют еще с одной любимой настольной книжкой — Конституцией России.

В канун 10-летия принятия Основного закона мы беседуем с его главным ревнителем

в губернии — уполномоченным по правам человека в Московской области Сергеем КРЫЖОВЫМ.

— Сергей Борисович, как, на ваш просвещенный взгляд, в области обстоят дела с соблюдением Конституции?

— Для начала хочется сказать, что о ней у нас далеко не все знают. Когда в чиновничьих кабинетах я начинаю по памяти цитировать Основной закон, мне прямо говорят: умеешь, мол, ты трепаться... И очень удивляются, узнав, что это положения Конституции.

Например, принцип о том, что права человека в России могут быть ограничены только в той мере, которой требуют сохранение конституционного строя, здоровья людей, обороноспособности государства и охрана прав других лиц.

Этот святой принцип должен быть у каждого чиновника и законодателя в голове. Ведь законы подчас принимаются таким образом, что сам процесс его внедрения уже нарушает права человека. У которого по жизни все было нормально. Тот же Закон о гражданстве. Человек сдает документы на оформление гражданства — вдруг в Госдуму вносится соответствующий законопроект. Органы внутренних дел уже не принимают документы, потому что когда-то в процедуре оформления бумаг произойдут изменения. Почти девять месяцев оформление гражданства для миллионов не велось!

Или семипалатинцы, пострадавшие от радиации на полигоне. Там уполномоченным органом по предоставлению льгот была Алтайкомрадиация. Вступил в силу новый закон, где сказали, что оформлять документы будет другая структура, а какая конкретно — не сказали. Полгода люди не знали даже, куда подать заявление. Это тоже явное нарушение прав.

Я читаю нашу Конституцию каждый день. И практически всегда открываю в ней что-то новое. Душа радуется, что Основной закон у нас такой мудрый.

— Даже не верится...

— Потому что вы ни разу в него не заглядывали. Я всегда говорю: Конституция России по объему меньше, чем “Муму” Тургенева. “Муму” все читали. А вот Конституцию... Хотя ее нужно минимум раз в год перечитывать, чтоб почувствовать себя человеком.

— Вы хотите сказать, что “человек — это звучит гордо” отдыхает в сравнении с нашей сегодняшней Конституцией?

— Вот именно! Иное дело, что многие люди уже ни во что не верят. Но это каждому из нас решать: имеет он право или не имеет. Когда меня некоторые спрашивают: а у меня есть права? — я отвечаю: если ты задаешь такой вопрос — значит, нет.

Тут совершенно справедливо действует римское право: если человек не знает, что его обворовали, — он не обворован. Если ты не знаешь, что твои права нарушены, — можно считать, что ничего не нарушено. Это правильный принцип. Когда нет заявителя, то и обсуждать нечего.

— Знать свои права и уметь их защитить — насколько это может облегчить жизнь человеку?

— У меня был приятель, офицер. Его выгоняли из армии, ситуацию довели до того, что ему пришлось обращаться в суд. Т.е. он был поставлен в условия, когда должен сам за себя бороться. Я ему помогал. И в суде мы выставили к его командиру 18 требований: отменить незаконно наложенные взыскания, незаконные приказы в отношении дежурств, пр. А ответчиками у него являлись генералы с большими звездами.

И мы выиграли процесс! Мой товарищ будто заново на свет родился, впоследствии сам стал правозащитником. К сожалению, недавно его не стало...

Повторю: чтобы были права — надо их знать. Возьмем Всеобщую декларацию прав человека, которая принята ровно 55 лет назад. В основном все права, которые в ней записаны, задекларированы в нашей Конституции уже как юридические нормы, обязательные к исполнению...

— Вы с таким восхищением говорите о нашей Конституции, что я, наверное, ее прочитаю. Но вряд ли советский Основной закон был хуже: он тоже звучал гордо...

— Там не был прописан правовой статус личности. Главным образом все сводилось к обязанностям государства. Это, бесспорно, очень важная составляющая — ведь государство для того только и необходимо, чтоб соблюдать права человека.

Это, кстати, тоже не вошло “под кожу” нашего чиновника. К Основному закону они относятся как к некому второстепенному документу. Даже суды, когда в них ссылаешься на положения Конституции, только под очень большим нажимом применяют ее положения.

Словом, для нашего Основного закона 10 лет — это детский возраст.

— Тем не менее это плохо, что мы такие невежды и не интересуемся дарованными нам свободами...

— Ошибка государства в том, что оно не пропагандирует Конституцию. С государственных гимна, флага и герба начинаются все первые уроки в школах. Они преподносятся как наша национальная гордость. А Конституция России — еще большая гордость — почти не рассматривается.

В 1993 г. переворот в каком смысле произошел? Официально заявили, что каждый человек — свободный, что он имеет права. Действительно, прав у нас с вами очень много, в том числе и по защите своих прав.

— Простите, как много? Десять? Двадцать?..

— Их лучше в килограммах мерить, чем в штуках! (Смеется.) Во Всеобщей декларации записано тридцать прав. В нашей Конституции их гораздо больше. Допустим, право на информацию, право на доступ к базе данных...

— Которых как не было, так и нет?!..

— Ну почему? Принимаются нормативные акты на реализацию и этих прав. И на защиту своих прав у нашего человека есть все права. В том числе основанные на международных нормах. Когда я об этом говорю чиновникам или тем, кто приходит ко мне на прием, они обычно отмахиваются: “А-а-а, так это же у них там, в Страсбурге!..” — “Не у них там, — возражаю я, — а у нас в Страсбурге!” Это наш Европейский суд, мы в нем — равноправные члены. Наш в той же самой мере, что и для Германии, и для Франции... Нужно четко представлять, что он способен дать нашему человеку.

* * *

— Мы с вами в высокие материи ударились. Давайте спустимся с небес в Московскую область. Сколько ваш аппарат рассмотрел жалоб?

— За 2,5 года работы — около двух тысяч. Прием я веду раз в неделю, принимаю от трех до десяти человек. Я не очень гонюсь за статистикой и стараюсь ее лучше преуменьшить, чем преувеличить. Звонки по юридическим разъяснениям мы вообще не регистрируем.

— Наверное, легче спросить, каких жалоб у вас не бывает.

— По неравным возможностям мужчины и женщины. В жизни такие ситуации, конечно, встречаются. Но ко мне с ними почему-то не обращаются.

— А если все-таки попытаться жалобы разложить по полочкам?

— Больная тема — жилье. Это предоставление квартир, временного жилья пострадавшим от пожаров и стихийных бедствий. В общем потоке обращений они занимают примерно 15—20%.

Потом идут права детей, права потребителей жилищно-коммунальных услуг, оформление гражданства и пострадавшие от радиации.

По последней категории есть судебные решения, что этим людям положены компенсации. Не выплачиваются ни в какую!

— А сколько таких людей насчитывается в области?

— Ко мне обращались около 25 человек...

— Так это же мало! На них, наверное, можно и не тратить драгоценное время!

— К уполномоченному обращается примерно один человек из тысячи. А что касается большой или маленькой группы жалобщиков, могу напомнить очень мудрые слова: “Несправедливость, допущенная где бы то ни было, представляет собой угрозу несправедливости повсюду”.

— Опять древние римляне?..

— Нет. Мартин Лютер Кинг. Он тысячу раз прав: к “человекам” нельзя подходить оптом, это понятие штучное.

— Сергей Борисович, как вы гордитесь Конституцией России — так жители области могут гордиться, что у них такой уполномоченный по правам человека!..

— Года два назад у нас в области обсуждалась злободневная тогда тема внедрения на рынках контрольно-кассовых аппаратов. Далеко не все предприниматели желали с ними связываться. И тогда один из чиновников сказал: “Ну, таких предпринимателей у нас раз-два и обчелся, всего 10%. На них можно и не обращать внимания...”

Я тогда возмутился. Нельзя принимать закон, если он ущемляет права хоть одного человека! Не 10% населения, а даже одного человека! Эту мысль я стараюсь все время проводить в своей работе. К сожалению, не всегда это удается.

— Вы можете описать среднестатистический портрет ходока к уполномоченному по правам человека?

— Это, как правило, пенсионер, скорее женщина, чем мужчина. Каждый говорит, что именно его проблема — самая острая и болезненная. Я отвечаю: только не мне рассказывайте! Я насмотрелся такого, что не дай Бог.

Есть например, ужасная ситуация: 18-летняя девочка без документов. Пока никто даже точно не знает, откуда она: то ли из Подольского района, то ли из Калуги. У нее вообще нет никаких бумаг — ни паспорта, ни даже свидетельства о рождении. И никогда не было! Ее рождение мать не зарегистрировала — есть только справка, что она родилась в таком-то роддоме...

По нашим законам, она должна уже сама себя защищать, а у нее за душой — ни единого документа. Боюсь, как бы ее не запихнули в психбольницу. Ее судьбой мы занимаемся совместно с уполномоченным по правам ребенка в Москве Алексеем Ивановичем Голованем.

— Вернемся к тематике жалоб. С квартирами все понятно: они положены нам по Конституции. Это знает любой человек, даже который сроду не заглядывал в Основной закон. Но ЖКХ... Оно ведь не является органом государственной власти. Вы такие жалобы вправе рассматривать?

— Не вправе. Но в случае массовых нарушений или в случае грубых нарушений прав я рассматриваю жалобы даже без заявлений.

К грубым относятся любые нарушения прав ребенка. Даже если мне просто приходит такое сообщение, я на него тут же реагирую.

А массовые нарушения касаются каждого человека. Реформа ЖКХ — самое массовое явление в нашей жизни. Там две главные проблемы: социальные нормы и как себя вести, если не предоставляются услуги надлежащего качества. Допустим, вместо непрерывной подачи воды она идет по графику. Полностью люди должны платить за эту “услугу” или не полностью?

— Ну и как же правильно?

— Не полностью! Но чтобы защитить свои права, в Московской области должен быть специально принят нормативный акт. Он предусмотрен федеральным законодательством. Его отсутствие приводит к тому, что люди не могут себя защитить.

— Если б был акт, на коммунальщиков можно было бы подать в суд?

— Конечно. Дело в том, что наша нормативная муниципальная база такова, что если она и есть, то ее часто нельзя применить в суде. Нормативные акты не принимаются к рассмотрению, если они не опубликованы в печати. Хоть 20 постановлений может издать глава района, но если они не напечатаны, то не должны применяться. Применяются напропалую.

Есть еще одно массовое нарушение. Оно связано со всеми льготами и надбавками. Я летом был в Сочи, ездил на маршрутном такси. У меня самого четыре основания ездить на них бесплатно. Но попробуй бесплатно проехаться в маршрутке в Подмосковье — до поножовщины дело дойдет! В Сочи летом полно отдыхающих — в 2,5 раза больше, чем населения. Но все льготы там соблюдаются. Водителю это, конечно, не очень нравится, он бурчит, но сажает людей. У нас в лучшем случае льготникам выделяются два места, да и то при соблюдении каких-то условий. И что самое возмутительное — только для жителей своего района!

— Ну, это вы сказки рассказываете! Я сам живу в Балашихе, у нас льготников, даже коренных жителей в пятом поколении, к маршруткам и на пушечный выстрел не подпускают!

— Льготы на проезд в отдельно взятом районе говорят о том, что местные власти никогда не читали Конституцию России. Потому что ограничение прав граждан по признаку местожительства нарушает равноправие людей. А это недопустимо Конституцией. Ко мне матушка приезжает в Сергиев Посад — она пенсионерка, инвалид, блокадница, участник войны, пострадавшая от репрессий, от радиации и почетный донор СССР. Восьмикратная льготница! И ей говорят: вы не из нашего района, платите!..

Можно по-разному относиться к льготам и социальной справедливости. Но все это прописано в федеральном законодательстве. И если их не предоставляют на местах — это нарушение прав человека.

Такая же ситуация — и с военнослужащими, когда их лишали разных льгот.

Удивляюсь почему у меня по этому поводу нет ни одной жалобы. Это дело Конституционного суда. Раз государство установило льготы — это уже называется “общепризнанные права”.

— Может, чиновники своевольничают от того, что наши законы — что дышло?..

— Не вполне с этим согласен. Чтобы не зависеть от воли чиновников, нужно самому кое-что знать. Когда решаешь свой вопрос, прочитай литературу. Идешь в суд — возьми с собой Гражданский или Уголовный процессуальный кодекс. Прочитай те позиции, которые тебя касаются. Это вполне доступно.

Не все в это верят. Многие приходят за юридической помощью: “А если я напишу заявление, они опять его не примут! Что тогда?..” Но это же детский сад! Для нас подать иск в суд с тем же проездом в общественном транспорте — уже чрезвычайное событие. Нужно указать фамилии водителя и кондуктора, приложить билет, который заставили купить, сообщить номер автобуса... Не укладываются все эти действия в наш менталитет. Твердо настаивать на своих правах — тоже непривычно, дико. “Что, тебе больше всех надо?!”

— Сергей Борисович, вы как крупный эксперт в защите прав человека можете дать прогноз на ближайшее будущее? Откуда и когда ждать ущемления наших прав?

— Да ждать осталось недолго... Предвижу, что с 1 февраля 2004 года начнется поток жалоб на суды, что они не рассматривают жалобы на вступившие в силу решения по гражданским делам.

Теперь срок подачи таких надзорных жалоб ограничен одним годом. То есть если ты недоволен вердиктом — обжалуй его в течение года. Раньше сроков вообще не существовало — жалуйся хоть через 10 лет. У меня, например, есть жалобы на нарушение прав человека от 1984 г. Просто человек этот только недавно узнал, что его права нарушены.

Теперь установили срок — один год. Сделали это для судов, чтоб облегчить им жизнь. Но мы ведь не о судах печемся, а о людях! Закон этот будет наверняка пересмотрен, но пройдет года полтора-два. Пока лучше всего надзорные жалобы в вышестоящие суды направить до 31 декабря. Иначе вам откажут в их рассмотрении. Времени почти не осталось...

ЗАПИСЬ НА ПРИЕМ К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В МО — ПО ТЕЛ. 207-78-98.

Закон г. Москвы от 3 декабря 2003 г. N 73 "О внесении изменений в Закон города Москвы от 11 марта 1998 года N 6 "Основы жилищной политики города Москвы (в редакции законов города Москвы от 12 мая 1999 года N 23-52, от 10 июля 2002 года N 40)"

Устанавливается, что пересмотр или изменение цен на содержание, ремонт жилья, наем жилых помещений и тарифов на коммунальные услуги в жилых помещениях может существляться, как правило, не чаще одного раза в год одновременно с принятием закона о бюджете города Москвы на очередной финансовый год в первом чтении. Не допускается изменение этих цен и тарифов в течение финансового года без одновременного внесения изменений и дополнений в закон о бюджете города Москвы на текущий финансовый год. Ранее действовала норма, установленная Постановлением Московской городской Думы от 18 октября 2000 г. N 109, согласно которой изменение ставок оплаты и нормативов потребления населением коммунальных услуг, а также уровня оплаты за пользование жилыми помещениями могло осуществляться не чаще двух раз в год, если иное не вызвано принятием федеральных нормативных актов.

Цены на содержание, ремонт жилья, наем жилых помещений в жилищном фонде города, тарифы на коммунальные услуги в жилых помещениях, а также порядок их взимания утверждаются Правительством Москвы после принятия закона города Москвы о бюджете города Москвы на очередной финансовый год.

При внесении платы за жилье и коммунальные услуги с нарушением сроков, предусмотренных законом, начисляются пени. Размер пеней не может превышать одну трехсотую действующей на момент оплаты ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Ранее размер пени не мог превышать ставку рефинансирования.

Закон вступает в силу через десять дней после его официального опубликования.

Текст Закона опубликован в газете "Тверская, 13" от 6 декабря 2003 г. N 147.

Закон г. Москвы от 26 ноября 2003 г. N 70 "О внесении изменений и дополнений в Закон города Москвы от 11 июня 2003 года N 36 "Избирательный кодекс города Москвы"

Изменения касаются, в основном, проведения выборов в органы местного самоуправления.

Устанавливается ограничение числа депутатских мандатов, подлежащих распределению в многомандатном избирательном округе. Число мандатов не может быть более 5-ти. Данное ограничение не применяется при выборах в орган местного самоуправления в избирательном округе, образованном в границах избирательного участка. Выборы депутатов представительного органа местного самоуправления признаются состоявшимися независимо от числа избирателей, принявших участие в голосовании.

Закон вступает в силу через 10 дней после его официального опубликования. Текст Закона

опубликован в газете "Тверская, 13" от 6 декабря 2003 г. N 147.

Постановление Правительства РФ от 4 декабря 2003 г. N 731 "О признании действительными до 1 января 2006 г. паспортов гражданина СССР образца 1974 года для некоторых категорий иностранных граждан и лиц без гражданства"

Текст документа на момент размещения на сайте официально опубликован не был.

До 1 января 2006 г. признаются действительными паспорта граждан СССР образца 1974 г.,

удостоверяющие личность иностранных граждан, имевших гражданство СССР, прибывших в РФ из государств, входивших в состав СССР, и зарегистрированных по месту жительства в РФ по состоянию на 1 июля 2002 г. для постоянного проживания в РФ.

Кроме того, указанные паспорта признаются действительными в отношении лиц без гражданства, имевших гражданство СССР и прибывших в РФ из государств, входивших в состав СССР,зарегистрированных по состоянию на 1 ноября 2002 г., либо получивших разрешение на временное проживание в РФ для пребывания, временного и постоянного проживания в РФ.

Закон г. Москвы от 19 ноября 2003 г. N 71 "О стандарте максимально допустимой доли

расходов на оплату жилищных и коммунальных услуг в совокупном доходе семьи"

Устанавливается стандарт максимально допустимой доли расходов граждан на оплату жилищных и коммунальных услуг в совокупном доходе семьи, доходе одиноко проживающего гражданина (компенсационный стандарт).

Размер компенсационного стандарта устанавливается от 3 до 10 процентов в зависимости от среднедушевого дохода в пределах социальной нормы площади жилья и нормативов потребления коммунальных услуг. Одиноко проживающие граждане и семьи, имеющие среднедушевой доход 600 и менее рублей в месяц, освобождаются от оплаты жилищных и коммунальных услуг.

Расходы на оплату жилищных и коммунальных услуг в пределах социальной нормы площади жилья и нормативов потребления коммунальных услуг, превышающие установленный размер компенсационного стандарта, возмещаются из бюджета города.

Закон вступает в силу с 1 января 2004 г. Текст Закона опубликован в газете "Тверская, 13"

от 6 декабря 2003 г. N 147.

Председатель Мосгордумы В. Платонов обратился на заседании Совета законодателей к Президенту РФ В. Путину с просьбой инициировать принятие закона о досрочном прекращении полномочий

Тверская, 13, № 149. Информ. сообщ. Досрочный отзыв.

Председатель Московской городской Думы Владимир Платонов обратился на заседании Совета законодателей к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой инициировать принятие закона о досрочном прекращении полномочий депутатов.

"Нужно принять закон о возможности досрочного отзыва депутатов всех уровней", - сказал Владимир Платонов. По его словам, зачастую можно наблюдать по телевидению, как депутаты "голосуют уже не за двоих, а за два ряда, отсутствуют годами в зале, не встречаются с законодателями".

Между тем, отметил он, депутаты парламентов всех уровней обязаны присутствовать на заседании, участвовать в голосовании и систематически встречаться со своими избирателями.

Председатель Мосгордумы напомнил, что "с россиянином, отсутствующим четыре часа на рабочем месте, может быть расторгнуто трудовое соглашение, с депутатом же - никогда". Он заметил, что "российское законодательство слишком гуманно к нарушителям".

"В законе, который должен быть принят, должно быть четко определено, что при определенном количестве пропусков заседаний без уважительной причины, при отсутствии в парламенте и неучастии в голосовании депутат может быть досрочно отозван", - сказал председатель Мосгордумы. По его словам, подобное предложение - "это не репрессии, а законное решение". "Если такой закон будет принят, его никто не захочет нарушать, так как досрочный отзыв - это политическая смерть для депутата", - сказал Владимир Платонов.

Президент России согласился с председателем Законодательного собрания Москвы Владимиром Платоновым, который на заседании Совета законодателей высказался по этой проблеме.

Президент привел следующие данные, подтверждающие актуальность этой темы. По словам Владимира Путина, "57 депутатов Государственной Думы за всю предыдущую работу были в здании парламента не более трех раз". Владимир Путин назвал это "печальным фактом" и заявил, что нужно подумать, как с этим бороться.

10 декабря в Кремле прошла встреча Президента РФ с членами Комиссии по правам человека при Президенте РФ и руководителями правоохранительных органов, приуроченная ко Дню прав человека.

Деятельность правозащитных организаций

В посольстве Чехии в Москве был вручен орден Чешской Республики имени Т. Масарика второй степени С. Ковалеву. По статусу ордена им награждается лицо, внесшее выдающийся вклад в продвижение демократии, гуманизма и прав человека.

Московские новости, № 46. Михаил Гохман. Информ. сообщ. Награда нашла Ковалева.

На прошлой неделе в посольстве Чешской Республики в Москве известному правозащитнику Сергею Ковалеву был вручен орден Томаша Масарика второй степени. На самом деле указ о награждении был подписан первым президентом Чехии Вацлавом Гавелом почти год назад, незадолго до окончания его полномочий, но Ковалев не смог раньше прилететь в Прагу.

Томаш Масарик был президентом независимой Чехии между двумя мировыми войнами. Орден его имени - высокая государственная награда. Первой степенью награждаются лишь действующие главы государств.

Сам Ковалев относится к своему награждению вполне буднично: "Да, пригласили, наградили, дали коробку, там все и лежит: звезда, знак - крестик, колодка, а самое главное, инструкция, что из этого по каким случаям положено носить, поскольку я в этом сам никогда не разберусь".

Теперь у Сергея Адамовича две высокие награды: литовский орден Гедиминаса и чешский - Масарика. Есть еще и чеченский орден "Рыцарь чести", но правозащитник не может считать его государственной наградой: "Орден должен быть учрежден суверенным государством, каковым Чечня не является. Так что воспринимаю его как знак доброго отношения ко мне чеченского народа".

Кстати, советских или российских наград, а также почетных званий у парламентария с тринадцатилетним стажем нет. Родина в свое время "наградила" правозащитника Ковалева семью годами лагерей и тремя ссылки. И это, как он считает, была весьма высокая оценка его скромной работы.

В Москве стартовал международный кинофестиваль “Сталкер”

Трибуна, № 219. Елена Медичева. Статья. Есть из чего выбирать.

Уже в девятый раз зрителям будет предложено поразмышлять о правах человека сквозь кинопризму. В конкурсной программе заявлены уже нашумевшие фильмы - "Бумер" Петра Буслова, "Коктебель" Хлебникова и Попогребского, "Возвращение" Андрея Звягинцева...

Уже на старте фестиваля произошел небольшой скандал: фильм Алексея Германа-младшего "Последний поезд" едва не оказался вычеркнутым из списка по причине того, что еще не был показан широкой публике. Однако конкурсная комиссия настояла на участии дебютанта.Судить о том, как кинорежиссеры защищают права человека в своих лентах, будет жюри: писатель Анатолий Приставкин, документалист Сергей Говорухин, кинорежиссеры Валерий Ахадов, Елена Цыплакова. Фильмы будут рассматриваться в категориях "игровое" и "неигровое" кино. Всего на суд жюри представлено 19 художественных, 29 документальных и 5 анимационных лент. Итоги фестиваля будут подведены 17 декабря на торжественном вечере в Доме кино.