ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 11-14 марта 2003 г.

(Использованы материалы Информационного центра правозащитного движения)

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система.

Почему условия пребывания в тюрьме “суточников” значительно хуже, чем у подследственных, проходящих по уголовным делам.

Московский комсомолец, № 51. Игорь Сергеев. Статья. Ну, за закон!

Жизнь подкидывает иногда весьма неожиданные сюжеты. Не так давно я оказался административно арестованным (см. “На дне Петровки, 38” в номере “МК” от 12 февраля). Мотать срок мне пришлось сначала в приемнике-распределителе “Северный”, а потом — на самой Петровке, 38, в изоляторе временного содержания. Там же находились заключенные, проходящие по уголовным делам. Больше всего удивило, что условия пребывания в тюрьме “суточников” оказались значительно хуже, чем у подследственных, проходящих по уголовным делам. Грабители, насильники, вымогатели и убийцы содержатся намного лучше, чем обычные пьяницы и дебоширы.

— Дело в том, что права административно арестованных (на срок от 1 до 15 суток) сегодня не прописаны ни в одном федеральном законе, — объяснил ситуацию начальник отдела конституционного и административного права Аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Сергей Михайлович ФИЛИППЕНКО. — Если человека задерживают по подозрению в преступлении (хотя бы на трое суток), то условия его пребывания под арестом четко прописаны в законе. Подозреваемому предоставляют спальное место, выдают постельные принадлежности, выводят на прогулку и т.д. Аналогичного закона, касающегося “суточников”, пока не существует. Есть постановление Правительства РФ “Об утверждении Положения о порядке отбывания административного ареста”, подписанное Михаилом Касьяновым в октябре 2002 г. Но оно слишком расплывчатое по содержанию. Человек, допустим, получил 10 или 15 суток, а какие у него права и обязанности — не ясно. Практически все определяется ведомственными инструкциями.

Пока нет закона — нет и порядка. Когда меня доставили в поселок Северный, то оказалось, что в камере не хватает матрасов. О постельном белье, одеяле и подушке речь даже не шла... Свет не гасили всю ночь, а холодрыга была такая, что приходилось активно заниматься физическими упражнениями, чтобы хоть как-то согреться. На прогулку нас, “суточников”, не выводили, качество кормежки можно охарактеризовать одним словом — помои. В душе, само собой, полотенца не выдавали — все средства личной гигиены ограничились маленьким кусочком хозяйственного мыла...

Ненамного лучше оказались условия и в ИВС на Петровке. В “хатах”, правда, было тепло, но зато заставляли работать по 10—12 часов в сутки: мести снег, колоть лед, таскать мебель. Без выходных и оплаты. По сути — рабский труд на благо милицейского ведомства. За 8 дней пребывания в главном московском ИВС я отработал более 90 часов — полумесячная норма. Так заплатите хотя бы по ставке дворника!

Те же зэки, как выяснилось, обязаны бесплатно отработать только 2 (!) часа в месяц, остальной труд — строго за деньги. И попробуй не выдать им матрасы и одеяла! Засыплют жалобами все инстанции. “Суточники” же фактически находятся в положении безмолвных и бесправных рабов. Это очень выгодно милицейскому начальству: бесплатная рабсила пригодится всегда. Но невыгодно гражданам — ежегодно административному аресту подвергается несколько сот тысяч (!) человек, и все они попадают в полную зависимость от местного милицейского начальства. Отсюда — ментовский произвол и вседозволенность.

P.S. Аппарат уполномоченного по правам человека в РФ готовит обращение в Конституционный суд, чтобы признать постановление правительства, касающееся административно арестованных, неконституционным. Вместо него должен быть принят федеральный закон. Поводом для обращения стало заявление корреспондента “МК”, на своей шкуре испытавшего все “прелести” административного ареста.

Кто имеет право проверять документы у граждан.

Россiя, № 39. Дмитрий Карманов. Статья. Свисток, дубинка, хочет паспорт...

Москва заинтересованно обсуждает новость - право требовать паспорт на улице есть только (!) у сотрудников Патрульно-постовой службы (ППС). По столице пронесся слух, что милиционеры в метро, участковые, инспектора ДПС и военнослужащие ВВ с конца февраля требовать для проверки паспорт не имеют права. Эта информация не подтвердилась. На вопрос корреспондента “Россiи” в пресс-службе ГУВД Москвы ответили, что каждое структурное подразделение милиции на своей территории имеет право требовать документы. Можно предположить, что милиция не готова сообщить публично об ограничении числа проверяющих - а ну как всех стражей начнут подальше посылать?

“Сержант Петренко, трое детей”

Есть мнение, что Москва придумала правила пребывания на своей территории иногородних для того, чтобы московская милиция не голодала. Активно охраняющие порядок у метро сержанты это подтверждают. Правда, анонимно. Очень важно знать права и обязанности как защитника правопорядка, так и свои собственные. Элементарное знание некоторых пунктов милицейских уставов даст вам преимущество во время встречи с мздоимцами в погонах, а в некоторых случаях позволит ее избежать.

В Москве, страдающей от милицейского паспортно-уличного произвола, в последнее время родился обычай - рассылать друг другу памятку “Как вести себя при встрече с милиционером?”. Красивой двадцатилетней девушке Ане, студентке МГУ, у которой славянская наружность, интеллигентное лицо, изящные очечки и длинные ноги, 30-летний друг по электронной почте прислал такую памятку. Друг знает, что у милиции интерес к Ане может быть совершенно иным, нежели к какому-нибудь Махмуду, но юридически он будет выражен во фразе “Предъявите ваши документы”. И вот тут-то памятка вам пригодится! (см. “Закон”.)

Безопасность имеет цену

Москве необходим особый паспортный режим. Спорить с этим может только невменяемый “правозащитник”, нуждающийся в рекламном скандале. Привлекательность столицы для разномастных террористов очевидна, случайный выборочный контроль на улице теоретически может предотвратить преступление. За безопасность необходимо платить некоторым ограничением своей личной свободы. Бороться необходимо не с досмотром документов, а со взяточничеством милиционеров, за мешок сахара готовых пропустить грузовик с гексогеном. Как это сделать — то ли никто не знает, то ли никто не хочет знать.

Предупрежден - значит вооружен, или Краткое содержание памятки

Сотрудник милиции обращается к вам на улице. У него должна быть закреплена на одежде бляха с персональным номером и указанием подразделения, в котором блюститель служит. Милиционер обязан по требованию граждан предъявить свое служебное удостоверение, не выпуская его из рук, и должен быть вежливым.

Милиционер, требуя ваши документы, должен иметь достаточные основания подозревать вас в совершении преступления или административного правонарушения. Правда, что это такое - пятна крови на одежде, автомат в руках или лицо бен Ладена на вашем лице - неизвестно. Собственно, милиция этим и пользуется. К документам, удостоверяющим личность, относятся любые документы, выдаваемые официальными органами и учреждениями и имеющие степени защиты от подделки: загранпаспорт, водительские права, военные билеты, служебные удостоверения, выдаваемые государственными и муниципальными органами, студенческие билеты, пенсионные и ветеранские удостоверения, удостоверения предприятий, фирм и организаций них должна быть фотография, ваши ФИО, срок действия документа, кем выдан, печать и подпись должностного лица.

Если вы носите паспорт с собой, то он должен быть в порядке, как в смысле своей подлинности, так и внешнего вида. Но в любом случае сотрудник милиции не может изъять ваши документы или взять их в залог.

Обратите внимание, что сотрудники милиции могут проверяя ваши документы только во время исполнения ими своих обязанностей. И помните: зарабатывающие незаконной проверки паспортов милиционеры в случае аргументированного отпора скорее всего, предпочтут не связываться с вами.

Досье

Чтобы понять, представитель какой службы проявляет к вам интерес и какому начальству жаловаться, если буква закона не соблюдена, предлагаем перечень зон ответственности людей в милицейской форме.

Управление вневедомственной охраны занимается охраной объектов, выездом на квартиры, в которых сработала охранная сигнализация, и т.д. Заниматься проверкой прописки и временной регистрации у торговцев на городских рынках сотрудники УВО не должны, кроме случаев отработки специальных планов.

Патрульно-постовая служба охраняет общественный порядок. Сотрудники ППС часто останавливают для проверки документов прохожих и автомобили, при этом они обязаны соблюдать предусмотренный законом порядок проведения личного досмотра и досмотра транспортного средства с составлением соответствующих протоколов и привлечением понятых. При проверке автомобиля, однако, сотрудники ППС не должны вторгаться в область ведения ГАИ и проверять техническое состояние автомобиля и т.д.

ОМОН создан для подавления массовых беспорядков.

Милиция в аэропортах, на вокзалах, в портах несет службу на борту самолетов и кораблей, в поездах дальнего следования и пригородного сообщения, в автобусах и прочих транспортных средствах (за исключением метро).

Милиционеры в метро отвечают за охрану порядка только на объектах метро.

ГАИ контролирует выполнение Правил дорожного движения его участниками и предупреждает связанные с этим преступления.

Солдаты внутренних войск в милицейской форме охотно проверяют документы у прохожих и иногда из-за низкой юридической подготовки допускают при этом существенные нарушения. Нередки случаи, когда солдаты ВВ просят их поддержать материально.

Участковый не обязан носить милицейскую форму, поэтому знать своего участкового нужно в лицо.

УБЭП (Управление по борьбе с экономическими преступлениями), УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью) и УБНОН (Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков), как правило, не цепляются к прохожим без серьезных причин.

На средства Фонда Сороса издано справочное пособие о том, как вести себя при проверке документов милицией.

Новая газета, № 18. Ирина Гордиенко. Статья. Как правильно общаться с милицией.

К многочисленным путеводителям по столице нашей Родины прибавилось еще одно пособие. Расцвеченная в цвета российского флага книжица советует, как вести себя при проверке документов милицией.

Советы, приводимые книгой, точны и правильны. Начиная с того, по каким признакам отличить настоящего сотрудника милиции от человека в форме, “желающего пополнить свой бюджет” (ведь не все знают, что из всех служб милиции непосредственно проверять документы, по КоАПу, имеют право только участковые инспектора). Новое пособие советует, как построить свой разговор со стражами порядка, чтобы не попасть под психологический прессинг. Вывод один: при любых обстоятельствах сохраняйте свое достоинство и помните — милиция существует на ваши деньги и призвана защищать ваши интересы.

Книга адресована не только гостям столицы, но и москвичам, и “всем, кто хочет жить в мире с законом и постоянно сталкивается с милицейским произволом на улицах нашей столицы”. Любопытно, что выпущена она на средства Фонда Сороса.

Продолжаются аресты "искателей счастья" в России. "Четыре члена общественной организации ПОРТОС уже полтора года находятся за решеткой, несколько человек – в розыске", - рассказывает председатель фонда "Гласность" Сергей Григорьянц.

АСИ (сайт), 12 марта. Информ. сообщ. Осужденные “портосовцы” надеются на восстановление справедливости

МОСКВА, 12 марта. Продолжаются аресты "искателей счастья" в России. "Четыре члена общественной организации ПОРТОС уже полтора года находятся за решеткой, несколько человек – в розыске", - рассказывает председатель фонда "Гласность" Сергей Григорьянц. Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья (ПОРТОС) существует уже более 10 лет. По словам Дмитрия Аграновского, адвоката осужденных Юрия Давыдова и Евгения Привалова, "портосовцы" занимались общественно-полезным трудом, служили в городских дружинах, участвовали в сборе подписей во время президентской кампании Михаила Горбачева. При организации был создан Фонд помощи пенсионерам и ветеранам, "портосовцы" развозили им продукты по сниженым ценам или бесплатно. В последние годы члены ПОРТОСа занялись и предпринимательской деятельностью. Четверым активистам (Ю.Давыдову, Е.Привалову, Т.Ломакиной и И.Дергузовой) предъявлены обвинения в создании незаконного вооруженного формирования, истязании несовершеннолетних, создании организации, посягающей на личность и права граждан, угрозе убийства и незаконном лишении свободы. Признание Давыдова и Привалова психически ненормальными у президента Независимой психиатрической ассоциации Юрия Савенко вызывает сомнения. По мнению Д.Аграновского, из всех обвинений в адрес ПОРТОСа внятные доказательства удалось получить лишь по факту “истязания”. Дело в том, что правила коммуны запрещали пить, курить, употреблять наркотики и ругаться матом. В случае нарушения ребят наказывали или предлагали покинуть ПОРТОС. Накануне налета РУБОПа на организацию несколько подростков были выпороты добровольно, поэтому потерпевшими себя не считают. Аграновский убежден в том, что молодые люди были осуждены несправедливо, поэтому приговор по делу Дергузовой и Ломакиной будет обжалован, а Давыдов и Привалов уже направлены на проведение новой психиатрической экспертизы.

Контакт:Адвокат Дмитрий Аграновский телефоны: (257) 6-34-51, (257) 6-49-41.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

В трех регионах — Москве, Московской области и Краснодарском крае (в регионах наибольшей концентрации нелегалов) объединены два подразделения МВД: ФМС и ПВС и созданы иммиграци-онные инспекции.

Российская газета, № 48. Ираида Семенова. Статья. Миграционные карты – без посредников.

В ФЕДЕРАЛЬНОЙ миграционной службе МВД России стал работать “телефон доверия” (095) 923-63-31. В течение одного месяца—до 12 апреля, каждый иностранец, которому отказали в выдаче миграционной карты, может позвонить по этому номеру. Инспекторы ФМС обещают рассмотреть каждый факт отказа.

“Никто не вправе отказать иностранцу в выдаче миграционной карты, и тем более оштрафовать его за отсутствие регистрации”, — заявил корреспонденту “РГ” начальник ФМС МВД, генерал-полковник Андрей Черненко. “РГ” уже сообщала о том, что с ноября прошлого года во всех регионах страны в территориальных отделах виз и регистрации паспортно-визовых управлений МВД приступили к выдаче миграционных карт. По данным ФМС, на 1 марта 2003 года уже выдано более 700 тысяч миграционных карт.

При этом Андрей Черненко призвал иностранцев отказаться от услуг посредников. Кстати, их предложения появились в рекламных изданиях сразу же после начала выдачи миграционных карт. Похоже, этот вид бизнеса сегодня приносит хорошие деньги. Расклейки с объявлением быстро и за доступную цену оформить миграционную карту (обычно — до двух тысяч рублей) появились уже и в вагонах столичного метро. Андрей Черненко предупредил: посредники продают только поддельные карты. Глава ФМС посоветовал приезжим “не выбрасывать деньги и не подвергать себя реальной опасности. Лица, задержанные с фальшивками, будут привлекаться к уголовной ответственности”, — подчеркнул генерал-полковник.

Вообще-то миграционные карты — это только шаг к реализации планов, которые наметила ФМС. Напомним, что 1 марта вице-премьером Михаилом Касьяновым подписано постановление Правительства, которым утверждена концепция регулирования миграционных процессов в РФ. В документе оговаривается необходимость создания единой системы иммиграционного контроля.

До конца года все пограничные пропускные пункты будут оснащены компьютерами, появится федеральный банк данных приезжих. При этом в трех регионах — Москве, Московской области и Краснодарском крае (в регионах наибольшей концентрации нелегалов) объединены два подразделения МВД: ФМС и ПВС и созданы иммиграционные инспекции. В интервью “РГ” первый заместитель главы ФМС Игорь Юнаш подробно рассказал о новой службе. Он сообщил, что дополнительного “раздувания” штатных единиц не потребовалось. Три года инспекторы совместно с местными администрациями станут наводить на этих территориях порядок. Затем эксперимент будет продолжен в остальных регионах. Безусловно, с хождением миграционных карт “вычислить нелегалов” будет проще. Сложнее будет с их легализацией. Пока нет реального механизма вывода из тени на свет тех же гастарбайтеров.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация

Жестокую расправу над уроженцем Армении устроили подростки в субботу в поезде метро на Калужско-Рижской линии. Сначала они избили иностранца, а потом зарезали его.

"Московский Комсомолец" от 25.02.2003.СРОЧНО В НОМЕР!

ПОДРОСТКИ ЗАРЕЗАЛИ ГОСТЯ СТОЛИЦЫ В ВАГОНЕ МЕТРО

Жестокую расправу над уроженцем Армении устроили подростки в субботу в поезде метро на Калужско-Рижской линии. Сначала они избили иностранца, а потом зарезали его. На трупе патологоанатомы насчитали 15 ножевых ранений!

Как сообщили “МК” в УВД на метрополитене, убийству предшествовала ссора, которая возникла, как только поезд, следовавший в сторону центра, отошел от станции “Свиблово”. Группа подвыпивших подростков в хвостовом вагоне начала нецензурно высказываться в адрес 25-летнего Зорика Гаямяна. Последний не стал молчать и ответил им тоже бранью. После словесной перепалки ссора переросла в драку. Армянин оказался крепким парнем, но отбиться от нападавших не мог. Его забили до полусмерти. Когда на станции “Ботанический сад” Зорик попытался выползти из вагона, зачинщики драки за ноги втащили его обратно. Неожиданно один из нападавших вытащил нож и несколько раз пырнул иностранца в область сердца и живота. От полученных ран Гаямян скончался на месте.

Пассажиры, ставшие свидетелями убийства, по внутренней связи связались с машинистом поезда и рассказали о произошедшем. Он вызвал наряд милиции на станцию “ВДНХ”. Но чтобы злодеи не смогли скрыться, машинисту пришлось задержать состав в тоннеле. Убийцу и одного из его товарищей, того, чьи руки также были в крови жертвы, оперативники арестовали прямо в вагоне. Остальных участников драки (выделено мною Д.Б.) отпустили под подписку о невыезде.

Свидетелей произошедшего сыщики просят звонить 921-10-76 или 335-64-85.

Права военнослужащих и призывников

В Москве под эгидой “Комсомольской правды” прошел съезд “дедов”, на котором разбирались причины неуставных отношений в армии.

Комсомольская правда, № 45. Вопрос дня. А на ваш взгляд, кто виноват в армейской “дедовщине”?

В Москве под эгидой “Комсомольской правды” прошел съезд “дедов”, на котором разбирались причины неуставных отношений в армии

Евгений ГАНКЖОВ, подполковник, бывший замкомандира парашютно-десантного полка:

- В “дедовщине” надо винить офицеров. Мой ротный говорил: “Я здесь самый главный “дед”, а все остальные для меня молодые. Если кто-то лучше меня умеет воевать, давайте проведем соревнование. Я вам докажу, что я - лучше”. А сейчас в армию приходят такие офицеры, которым лучше этого не говорить...

Лидия НИКОВА, эксперт по работе с военнослужащими Союза комитетов солдатских матерей России:

- В армии должны служить только контрактники-профессионалы. А когда не будет в войсках случайных людей, согнанных туда насильно, исчезнет и “дедовщина”.

Валерий ФРОЛОВ, генерал-майор, • лидер оппозиционной группы “Республика” в парламенте Белоруссии:

- Природа человека. Это начинается еще с детского сада. Но в армии притирка идет жестче. Там мужской коллектив, одна цель. Но появилось что-то звериное в 70-х, когда в армию начали набирать всех. Уголовники привнесли свои привычки, которые легли на благодатную почву - инстинкты.

Вадим ОРЛОВ, депутат Госдумы, член ЦК Народной партии:

- Крайне низкое финансовое довольствие офицеров, не заинтересованных в наведении строгого уставного порядка, отсутствие государственной политики в области патриотического воспитания, СМИ, акцентирующие на негативных событиях в армии.

Юрий КОПЦИК, полковник, военный комиссар города Балашихи Московской области:

- Главная причина “дедовщины” - очень слабая подготовка к службе. Особенно - моральная. Я давно хочу сказать нашему министру культуры: “Милый друг, что ж ты творишь? Ты возьми программу телепередач и прочти, что смотрит молодежь. Убийства, ужасы, насилие. Ты передвинь передачу “Служу России!” с 7 утра на 11 часов. Кто сейчас ее смотрит? А фильм “ДМБ”, подробное пособие по “дедовщине”, с широкой рекламой прокрутили накануне призыва. Это нормально? Надо вернуть старые, добрые и поучительные фильмы про армию, если не можете создать ничего нового”.

Владимир УСТИНОВ, Генпрокурор РФ (на вчерашнем совещании руководителей правоохранительных органов):

- Каждое четвертое преступление в армии связано с неуставными взаимоотношениями и рукоприкладством командиров. Отсюда дезертирство, побеги солдат. Они составляют две трети от преступлений против порядка пребывания на службе. К сожалению, в борьбе с неуставными отношениями речь идет только о последствиях.

Виктор Баранец, Сергей Герасименко, Александр Евтушенко, Александр Коц, Михаил Фалалеев. Статья. Съезд “дедов”: мужской разговор. Стр. 8-9

Первое, что мы сделали, открыв съезд: попросили поднять руки тех делегатов-“дедов”, кого ни разу в армии не били. Руки подняли только четверо из пятидесяти (8%). Думаем, эта статистика корректна по отношению к армии в целом.

Иными словами, 92% российских военнослужащих подвергаются мордобою. На этой оптимистической ноте и начал работу съезд “дедов” Московского военного округа.

За пять минут до открытия (кулуары съезда)

Рядовой Р.:

- Нас п...ли, а мы только крепчали. Если кто ломался, так он и по жизни - чмо. В армии, как нигде, важна градация. Если хотите, касты. Кто чистит сортиры, за тем в атаку не пойдут, когда убьют командира. А за нормальным “дедом”, если он не быковал, не издевался, а службе учил, как мог, - пойдут. И выиграют бой.

Сержант Илья Х.:

- Я так скажу: армия - это не балет, а жестокая школа мужчин. Конфликты всегда будут. И так будет до тех пор, пока в армии будут срочники - сержанты и рядовые.

А не сделать ли “деда” лидером?

“КП”: - Мы неустанно пишем о “дедовщине”. Но зайдите в наш военный отдел: там горы свежих писем о “неуставняке”. Возникает ощущение, что без толку ходим по замкнутому кругу. Как его разорвать? Может, пойти от обратного, вытащить “дедовщину” из тени? Торжественно выводить старослужащих на плац за 100 дней до приказа? Проводить обряды посвящения в “деды” не в заплеванном туалете, а перед строем?

Майор Александр БАРАНОВ, психолог воинской части:

- Есть такая идея. Один мой коллега даже защитил кандидатскую диссертацию на эту тему. Но вы плохо представляете наш контингент. По результатам многолетних исследований мы составили типичный портрет злостного нарушителя уставных взаимоотношений.

“КП”: - Рисуйте, товарищ майор.

А. БАРАНОВ:

- Из всех молодых солдат Московского военного округа работали до армии только 26,9%. Нигде не работали и не учились 39,2% - вдвое больше, чем в 1996 году. Неполное образование - 44%. Родители били в детстве - 48%. Уверен, что был нелюбимым ребенком в семье - 36%. Занимался до службы восточными единоборствами, боксом, борьбой - 52%. Имел друзей и родственников с криминальным прошлым - 32%. Это из них воспитывать неформальных лидеров?

Полковник Юрий КОПЦИК, военком города Балашиха (Московская область):

- Хорошенькое предложение: выпускать нагрудные цацки “100 дней до приказа”! А я убежден: “дедовщину” надо искоренять. И не в армии. Что могут сделать офицеры, психологи, если к 18 годам человек уже полностью сформировался?

Когда я надел сапоги, мы тренировались, кто быстрее разберет автомат. А сейчас... У меня есть письма от ребят, которые первый раз выстрелили и плачут от страха.

Старший сержант Андрей СОКОЛОВ:

- Вот таких и бьют. Маменькиных сынков. Я тоже когда-то был “салагой”. А тут у “дембеля” в роте перед увольнением пропал фотоаппарат. И он пропажу решил на меня свалить. Говорит: “Или ты мне даешь деньги, или покупаешь новый”. Я отказался. Произошла потасовка. Я себя в обиду не дал. После этого он про фотоаппарат больше не заикался. И ребята его призыва совсем по-другому стали ко мне относиться. Это я к тому, что многое зависит от характера солдата. Он сам должен быть лидером.

Сержант А.:

- Если вырос человек тряпкой, то в армии об него обязательно будут ноги вытирать.

“КП”: - В редакционной почте масса случаев, когда издеваются даже над спортсменами-разрядниками...

Генерал-майор Юрий СМЕТАНА, заместитель начальника штаба МВО:

- Я бы с сержантом согласился вот в чем: сегодня в армию многие идут уже с паническим настроем на то, что будет тяжело. Внутренняя установка призывника на страх. И не каждый может ее преодолеть. А помочь порой некому.

У кого “салаге” искать защиту?

Рядовой Владимир М.:

- У нас в части висят номера телефонов прокуратуры командования, по которым нужно сообщать о неуставных взаимоотношениях. Есть в части и командиры. Но солдат не рассчитывает на то, что кто-то ему поможет. И боится. Ведь в итоге он останется служить там, где служил. А относиться к нему будут еще хуже. Я по себе знаю: не стал бы никуда звонить.

Старший сержант Андрей СОКОЛОВ:

- Кому хочется прослыть стукачом? Поэтому некоторые считают: лучше убежать от “деда” из части, чем идти к офицеру закладывать обидчика.

“КП”: - А пожаловаться прокурору?

Подполковник Евгений ГАНЮКОВ, в прошлом замкомандира десантно-штурмового полка:

- Ну, привезли солдата в госпиталь с травмой, он говорит: “Меня гражданский человек ударил”. А реально его приложил рядовой Петров, который старше по призыву. И что дальше?

Капитан Игорь ДОЛГОВ, командир танковой роты:

- Не согласен! Что бы там ни говорил солдат - с лестницы упал, на грабли наступил, - обязательно проводится дознание, предварительное следствие, возбуждается уголовное дело по факту травмы.

Подполковник Евгений ГАНЮКОВ:

- Да кто проводит расследование?! Офицер, дознаватель части, который параллельно занимает какую-то основную должность. Дознание для него - “общественная нагрузка”. И, как правило, он относится к ней не очень ревностно.

Где должен быть командир?

Рядовой Николай М.:

- “Дедовщина” - это система. И начинается она не с солдат, а с неграмотных, ленивых офицеров. Им неохота сидеть с нами в казарме, бегать, ремонтировать технику в боксах. Вот они и поручают за этим следить “дедам” и как бы договариваются, что у тех будут “дедовские” привилегии. И эту систему не остановить. За ту зарплату, которую платят офицерам, они вряд ли захотят что-то менять.

Старший сержант Виктор К.:

- Кого часто делают сержантом? Того, кто сильнее всех орет. Офицерам такие нравятся, они их поддерживают, даже тогда, когда сержант не прав. Вот под такой “крышей” и вырастает армейский “пахан”. Он знает, что офицер его простит.

А у нас в роте командир с такого сержанта-“деда” шкуру сдерет.

“КП”: - Этот командир тоже прибыл на съезд? Давайте его послушаем.

Старший лейтенант Владимир ЧЕРНЯКОВ, командир мотострелковой роты:

- У меня совсем не волшебная рота. Просто я еще в училище усвоил, что уважения у солдат надо добиваться личным примером. Личным! Мне потребовалось две недели, чтобы рота меня зауважала. Да, поначалу были усмешки. Что ж, собираю “дембелей” отдельно, провожу не только физическую подготовку, но и строевую, огневую - по полной программе, со сдачей всех нормативов. А чтобы никому не было обидно, сам показываю все упражнения. Мне не жалко - я могу выполнить вдвое больше любого “деда”.

“КП”: - А если и это не действует?

Старший лейтенант Владимир ЧЕРНЯКОВ: - Элементарно. У нас проходят состязания по рукопашному бою. Если солдату не терпится показать свое “я”, он может официально записаться на ринг. Со мной. Я снимаю свой китель, он - свой, мы с ним - два бойца. Все смотрят и делают выводы. Правильные...

Где взять настоящего командира?

Генерал-майор Евгений ВЕСЕЛОВ, зам. командующего войсками МВО по воспитательной работе:

- Вы посмотрите, что творится: 80% офицеров боевого полка - офицеры-двухгодичники. Все они, за редким исключением, приносят больше вреда, чем пользы. Таких лейтенантов самих нужно воспитывать два года. Он же от солдата ничем не отличается!

Генерал-майор Юрий СМЕТАНА:

- Начиная с 93-го года стали резать и рушить систему военного образования. Сейчас мы пожинаем плоды. Командиры взводов - двухгодичники, ротные - лейтенанты. В советское время командир роты был седой, опытный капитан. Он мог мальчишку-солдата научить всему. А чему научит роту двухгодичник?

И последнее, самое оптимистическое выступление Сержант В.:

- Тут очень много было сказано, как наказать солдата, гауптвахту возродить. И ни слова о том, как его поощрить. Чтобы у “деда” появилось желание не ударить молодого солдата, а воспитать его. Нужна система поощрения старослужащих. Давать льготы при поступлении на работу в госучреждения. Или просто помочь семье.

Вон, в институтах - хорошо учится студент, ему стипендия повышенная. Так бы и солдату - выдать в конце службы денежную премию. И у него будет стимул хорошо отслужить. Сейчас же и хороший, и плохой - увольняются одинаково.

АНКЕТИРОВАНИЕ

Били много, не вспомню сколько...”

Все делегаты по нашей просьбе заполнили анонимные анкеты. Публикуем часть ответов.

За что вас унижали? Сколько раз вас били “деды”?

- Из-за моей тупости. Били много, не вспомню сколько, - “дедам” некуда было выплеснуть излишнюю энергию. Били каждый день первые два месяца службы, - били часто за незнание военного ремесла, - за мое неопрятное отношение к форме одежды.

Как бы вы боролись с “дедовщиной”, если бы стали министром обороны?

- Сделал контрактную армию, - ужесточил отбор призывников в военкомате, - ужесточил наказание за мордобой. А один из “дембелей” пошел поперек течения: “С “дедовщиной” нечего бороться, ее надо поддерживать. Если всех “дедов” убрать, то солдат ничего не будет знать. “Дедовщина” нужна!!!”

УЧАСТНИКИ И ГОСТИ СЪЕЗДА

Из 50 участников съезда “дедов” 38 являются старослужащими. Из них половина - сержанты последнего периода службы, им до “дембеля” осталось меньше ста дней. Только четверых из них не били в армии. И лишь 15 признались, что никогда не поднимали руку на младших сослуживцев.

Двое за рукоприкладство отсидели по году в дисциплинарном батальоне, восемь человек отмучились на гауптвахте.

К разговору на съезде мы пригласили генералов и старших офицеров штаба Московского военного округа, а также командиров из войск - от взводного до командира полка.

ПИСЬМА К СЪЕЗДУ

Госдуме РФ следует принять специальный Закон: после службы в армии военнослужащий может приниматься на работу или учебу с учетом записей в его личном деле. Если он унижал сослуживцев, то должен лишаться права пользоваться любыми льготами при поступлении на учебу или на работу.

Александр Кольцов, подполковник.

Надо срочно найти адекватную замену гауптвахтам. После их ликвидации командиры потеряли действенный рычаг перевоспитания нарушителей дисциплины.

Андрей Масюра, старший лейтенант. Североморск, Мурманская обл.

ВОПРОС МИНИСТРУ ОБОРОНЫ

Готово ли военное ведомство провести общероссийский съезд старослужащих, чтобы выработать государственную программу борьбы с “дедовщиной”?

Редакция “КП” благодарит командующего войсками Московского военного округа генерал-полковника Ивана Ефремова за помощь в организации съезда и готовность открыто обсуждать проблемы “дедовщины”.

Права детей и женщин

О проблеме московских беспризорников.

Московская правда, № 44. Наталия Покровская. Статья. Подворотня. О проблеме беспризорников.

Я не искала их специально. Просто, бродя по центральным улицам столицы, не застывала в немом восторге перед витринами магазинов. Потянувший меня за рукав чумазый мальчишка коротко, не просит, а именно требует: “Денег дай”. Предложение купить ему в ближайшей палатке какую-нибудь еду встречает настороженно и, подумав, упрямо твердит: “А потом дай денег”.

НАША СПРАВКА

3а последние десять лет количество детей, чьи папы и мамы были лишены родительских прав, увеличилось более чем в три раза. Беспризорных детей, по данным Минтруда РФ, сегодня около 80 - 120 тысяч человек, а Институт социально-экономического положения населения Российской академии наук утверждает, что их около 2 миллионов.

Толпы беспризорников, давно ставшие привычным зрелищем на московских вокзалах и прилежащих к ним улицах, у большинства рядовых горожан вызывают чувство, которое иначе как “брезгливым состраданием” назвать трудно. С одной стороны, жалко - голодные, оборванные... С другой - вряд ли кому-то может быть приятно от того, что группка явно бродяжничающих подростков облюбовала в качестве места своей постоянной дислокации лестничную клетку подъезда: жалость жалостью, а “этих” лучше бы здесь не было. Помимо прочего, не секрет, что в среде “трудных и беспризорных” пышным цветом расцветают опасные болезни, наркомания, а правонарушения малолетних давно стали нормой, но не исключением. И встреча с ними в темном переулке, когда “детям” понадобились деньги на сигареты, чаще всего не сулит ничего хорошего обладателю толстого кошелька. Ну и зачем все это добропорядочным гражданам? Правильно, лучше отшатнуться, а еще разумнее - перейти на другую сторону улицы. Мало ли что...

Символ нашего времени - новый термин, понятие “социальное сиротство”. То есть сирота при живых родителях. Если можно назвать родителями тех, кто собственное произведение считает обузой и к его существованию не проявляет никакого интереса.

...История Руслана, совершенно неожиданно для меня вдруг согласившегося попировать за мой счет в “Макдональдсе”, поначалу показалась неправдоподобной. Руслан - путешественник, пять из двенадцати лет своей жизни “изучает окрестности” родной Калуги, в которой у него живут мать и сестра. Перед новогодними праздниками снова показалось скучно дома (“Да и мать опять запила”), стащил из комода 500 рублей и отправился в первопрестольную - “гулять и ни в чем себе на эти средства не отказывать”. Насадная столица понравилась, но домой парень все же собирается: “На днях”, - заявил он важно, запихивая второй гамбургер в рот. На мой вопрос, где же ночевал все это время, почему-то надулся и пробурчал: “А тебе какое дело?”

Нашу “задушевную” беседу прервало появление Санька. “Друган мой, тоже пожрать не дурак”, - вопросительно смотрит на меня Руслан. Угостился и тот. Санек, как оказалось, один из частых посетителей всевозможных спецучреждений. Но его основное пристанище - Старый Арбат (“Там тусовка, ребята хорошие, песни поют”). А еще “одна бабка со Смоленской иногда переночевать пускает, но только когда ее сына дома нет”. Про свою семью рассказывать не стал, но за нехитрое угощение поблагодарил почти куртуазно.

С Русланом мы расстались на Киевском вокзале, возле электрички до Калуги, денег я, честно говоря, не дала - купила ему билет на электричку. Но сама до дома добиралась “зайцем”: потерю кошелька пережила, благо после посещения “Макдональдса” там мало что осталось...

Как бы ни банально это звучало, все мы родом из детства. В теории, по мнению психологов, в это время формируется не только тело, но и душа, чувства, отношение к окружающему миру и прочие человеческие ценности.

Как-то от сотрудницы одного столичного управления опеки и попечительства услышала: “Все они - испорченные средой нахалы”. Спорить трудно - наглости у “трудных” значительно больше, чем счастья. И помогла им сформироваться действительно именно среда: обеспечила получение сурового жизненного опыта, заставила пройти своеобразный, не по возрасту, “тест на выживание”, освоить законы жизни “в стае”. В той человеческой стае, где не принято интересоваться внутренними переживаниями друг друга, где страдания и боль плотно маскируются замкнутостью и напускной агрессивностью, а психологические проблемы решаются с помощью всевозможных зелий.

Не заглянуть на Старый Арбат, где, по словам Санька, “тусуются хорошие ребята”, не позволило любопытство. Уличных музыкантов трудно было не заметить - “стена Цоя” до позднего вечера буквально облеплена “своими”. Лезть в толпу с вопросами о жизни, понятно, не стала.

Но ждать пришлось недолго. “Стоишь, слушаешь - плати”, -только так и можно было расценить протянутую ко мне грязноватую ушанку в руках одетого в какой-то немыслимый кожан юноши.

Не стану утомлять читателя длительным рассказом о том, как, петляя в многочисленных переулках, прилегающих к главной пешеходной улице столицы, знакомилась я с “суровыми буднями” московской подворотни. Правда, съеденный Санькой гамбургер сыграл в этом немаловажную роль: благодаря моему провожатому (я все-таки разыскала Саньку с помощью того самого “кожаного” парня) чувствовала себя в подворотнях почти в безопасности.

Итак, подворотня - это некое общество, попасть в которое может практически каждый подросток, совершенно независимо от социального статуса его родителей и наличия (или отсутствия) благополучного климата в семье. Путей сюда предостаточно. Почти все они, как я поняла, созданы все-таки взрослыми, хотя последние об этом и не подозревают. Но основной “клиент” подворотни - все-таки ребенок из неблагополучной семьи, изо дня в день видящий пьяных родителей, слышащий их брань, наблюдающий за драками в семействе (а часто и принимающий в них самое непосредственное участие) и принимающий в конце концов такое поведение за основу. Но нужны подворотне и богатые. Зачастую это дети из семей среднего и высокого достатка, чьи родители, занятые работой, бизнесом и собой вообще, мало обращают внимания на времяпрепровождение своего чада. Таким “корешам” в подворотне стараются угождать, взяв за правило, что деньги решают все, их берегут и защищают. Глава подворотни - обычно самый сильный, старший подросток. Здесь на сто процентов срабатывает поговорка “Сила есть - ума не надо”. Отношения внутри каждой, даже самой малочисленной по составу подворотни зависят от связей с главарем, финансового положения и многих других факторов.

- У меня в школе очень мало друзей было, - делится со мной своей историей совершенно обычный, на мой взгляд, и, кстати, неплохо одетый мальчик. - А ребята во дворе как-то пригласили потусоваться с ними. Теперь здесь - мои самые лучшие друзья, в обиду не дают, да и вообще весело тут, здорово! Но мать узнает - убьет.

Казалось бы, все безобидно! За что же “убьет мать”? Но не все так просто: за “дружбу и защиту” парнишка исправно таскает в подворотню деньги из дома, а ко всему прочему еще и в обязательном порядке выполняет нехитрые поручения старших: сгонять за куревом и пивом, спереть мелочь из шапки какого-нибудь бомжа. Тренирует подворотня и “боевой дух” соплеменников. Практически ежедневные драки с соседней “стаей” часто доходят до серьезных физических повреждений. Но на это здесь обращать внимание не принято - “шрамы ведь украшают...”, вы понимаете?

Конечно, всю подноготную подворотни мне открывать не стали. Зачем? Я - чужая, да и по определению из противоположного лагеря взрослых.

- Да тебе половины не рассказали, - пожимает плечами сосед-студент. - Знаю я все эти дворовые компании, сам в них время проводил, пока в школе учился. Пили на спор, самые рьяные считали особым шиком “обуть” вечером припозднившегося пьяного, да и просто прохожих пугали. Весело, казалось, лихо так выскочить из-за гаражей наперерез какой-нибудь барышне поздним вечером. Казалось, все можно - кто с нами связываться-то будет? Главное - чтоб не затянуло совсем. Мне удалось уйти, слава Богу. Самый надежный путь проститься с боевым детством - порвать раз и навсегда со всеми связями.

Но удается это не всем. Уйти - это все равно куда-то. А если некуда? А если в погоне хоть за какой-нибудь дружбой, хоть за каким-нибудь, пусть призрачным ощущением, что ты не одинок, в один прекрасный момент понимаешь: все, не отпустит подворотня. Потому что здесь есть то, без чего уже невозможно обойтись: травка, алкоголь, “крутизна” авторитетов и... оставшаяся из детства уверенность в том, что Колобка съели, потому что он, убежав из дома, не позаботился о дружбе с Лисицей.

...Вечером позвонил Руслан и сказал, что он дома. Чуть помявшись, пробурчал: “Ты это, прости, там денег-то было всего ничего”. Я простила.

Экология и права человека

Московская правда, № 45. Майя Саламова. Статья. Как вести экологический контроль.

Московская городская Дума приняла в первом чтении проект городского закона “О государственном экологическом контроле и административной ответственности за правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования”.

Как сообщил Думе министр природопользования и охраны окружающей среды Москвы Леонид Бочин, представленный им законопроект вызван целым рядом причин.

В соответствии с принятым в 2002 году федеральным законом “Об охране окружающей среды” правительством РФ должен быть определен порядок осуществления государственного экологического контроля, однако он до сих пор не установлен. Принятый в 2002 году перечень объектов, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю, также не дает возможности четко разграничить эти объекты между федеральными органами исполнительной власти и органами государственной власти города Москвы. К тому же, по словам министра, Кодекс об административных правонарушениях РФ не позволяет учесть в полной мере особенности Москвы - чрезвычайную уязвимость природного комплекса, озелененных и особо охраняемых природных территорий в условиях современного индустриального мегаполиса.

В Москве уже создана основа для государственного экологического контроля: в столице, кстати, впервые в РФ определен порядок осуществления экоконтроля на промышленных предприятиях.

В новом законопроекте определены основные понятия, связанные с осуществлением в Москве государственного экологического контроля, задачи, объекты и субъекты контроля, а также его организационные основы: какие виды экологических проверок могут осуществляться в городе, какими лицами они должны проводиться и как должны оформляться их результаты.

Главным отличием этого документа является то, что в нем конкретизированы составы экологических правонарушений, которые не были отражены в Кодексе об административных правонарушениях РФ, но имеют значение для Москвы, для сохранения ее природного комплекса. В частности, речь идет об установлении штрафов за уничтожение животных и растений, внесенных в Красную книгу города Москвы, за уничтожение информационных щитов, за нарушение правил природопользования и условий проведения экологического мониторинга. Причем для усиления будущего закона размеры штрафа в нем предусмотрены более значительные, чем в КоАП.

По мнению депутатов МГД, законопроект нуждается в доработке. Они считают, что в нем не хватает норм, определяющих участие общественности в проведении государственного экологического контроля, что в целях исключения злоупотреблений необходимо дать более четкие формулировки таких понятий, как приостановление и запрещение хозяйственной деятельности за нарушения закона об экологическом контроле и условий, при которых эти меры могут быть применены.

15 активистов-экологов задержаны 13 марта в Москве за проведение несанкционированного пикета около венгерского посольства. Экологи протестовали против ввоза в Россию ядерных отходов из Венгрии.

Колокол.Ру, 14 марта

Информ. сообщ. За проведение пикета в Москве задержаны 15 активистов-экологов.

15 активистов-экологов задержаны 13 марта за проведение несанкционированного пикета около венгерского посольства. Экологи протестовали против ввоза в Россию ядерных отходов из Венгрии. Акцию проводили организации "Экозащита" и "Социально-экологический союз". Поводом послужила информация о предстоящих в конце марта переговорах между Минатомом России и представителями венгерской АЭС "Пакш" о ввозе ядерных отходов. В акции протеста у венгерского посольства приняли участие 25 человек из Москвы, Нижнего Новгорода, Воронежа и других российских городов.

Как сообщила ИА "ПРИМА" пресс-секретарь "Социально-экологического союза" Елена Колесникова, экологи не подавали уведомление о предстоящей акции из принципа, поскольку российское руководство разрешило ввозить ядерные отходы в страну, проигнорировав мнение подавляющего большинства россиян.

Двое представителей пикетчиков были приняты послом Венгрии, который специально попросил милицию не трогать демонстрантов. Тем не менее, после окончания встречи 15 активистов были задержаны и доставлены в Раменское РОВД Москвы.

Основные социальные и трудовые права.

Коммерсант, № 43. Галина Паперная. Статья. Москвичей оставляют с носом.

Вчера в департаменте жилищной политики и жилищного фонда Москвы прошло закрытое совещание “По вопросу переселения жителей, проживающих в Центральном административном округе”. Такие заседания департамент проводит регулярно, переселение идет полным ходом.

Подобные заседания департамент всегда проводит при закрытых дверях, так как стоит москвичам узнать, какие дома в центре собираются снести, они тут же начинают в них прописываться всеми возможными способами.

Переселяют жителей ЦАО в основном из ветхих пятиэтажек, определенных под снос. Программа ликвидации этих зданий на период с 2002 по 2005 год была утверждена в октябре прошлого года. Согласно программе, в центре города на первом этапе намечено снести 43 ветхие пятиэтажки (более 118 тыс. кв. м жилья). Сносить будут только панельные дома серий К-7 и П-32. Блочные пятиэтажные дома серий 510, 511 и 515 обязательному сносу не подлежат.

Вопрос отселения доставляет департаменту немалые сложности из-за того, что жильцы боятся быть обманутыми в результате переселения. Петр Сапрыкин, руководитель департамента, в последнее время сделал несколько специальных докладов на эту тему в правительстве города. По его данным, в прошлом году для переселения жителей пятиэтажных, ветхих и аварийных домов в общем в Москве было построено 841,4 тыс. кв. м жилья.

Переселение из домов, подлежащих сносу, осуществляется в соответствии с Жилищным кодексом РФ, законом Москвы “О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения” от 9 сентября 1998 года, Положением о порядке переселения собственников, нанимателей, арендаторов жилых помещений и подлежащих освобождению домов, в которых имеется муниципальная и государственная собственность Москвы.

Но департамент постоянно сталкивается в ходе переселения со сложностями, особенно в ЦАО. Господин Сапрыкин считает, что у здравомыслящих людей не может быть возражений против бесплатного переселения из старого, изношенного, малоценного жилья в новые, благоустроенные и более дорогие квартиры. Но на самом деле, как сказали „Ъ" в департаменте жилищного фонда при условии анонимности источника, как раз здравомыслящие владельцы приватизированных квартир, подлежащих сносу, противятся выселению, потому что по закону имеют право выбора — получить равноценное жилье или денежную компенсацию (см. справку).

На освобождающемся месте департамент строит новые “точечные дома”, но, по словам господина Сапрыкина, со “скоростью, оставляющей желать лучшего”. Тем не менее в прошлом году ЦАО смог превысить средний показатель по городу по обеспечению жильем очередников. Здесь этот показатель составляет 45%, жилой площадью обеспечили 1109 семей-очередников. Похожие показатели еще только у СЗАО и Зеленограда.

Как выселяют москвичей

За последние 10 лет население Центрального округа Москвы сократилось на 100 тыс. человек. Сегодня в центре постоянно проживают 570 тыс. москвичей. В 1996 году в округе было зафиксировано 150 конфликтных ситуаций, связанных со строительством, а в 2000 году их число увеличилось до 600. В целом около 100 тыс. жителей ежегодно так или иначе участвуют в акциях протеста (подписывают обращения, приходят на собрания, митинги, пикеты). В большинстве случаев это разовые акции, но иногда для борьбы с новостройками или принудительным переселением создаются инициативные группы, которые со временем регистрируются как территориальные общины или комитеты территориально-общественного самоуправления. Однако отстаивание собственных прав чаще заканчивается не в пользу граждан. Так, из дома 6 в Варсонофьевском переулке была насильно выселена семья преподавателя Валерия Тарасова. Принудительное переселение произошло несмотря на то, что инициативной группе жильцов дома удалось оспорить в Верховном суде России акт городской комиссии, которым в 1997 году их дом в числе прочих строений в центре признали аварийным. Это здание было построено в 1896 году знаменитым русским архитектором Кекушевым. Жильцы собрали все необходимые документы для признания дома памятником архитектуры. Вместо этого после сноса здания в охраняемой исторической зоне будет построено высотное здание и большой подземный гараж. Юрий Жданов, собственник частного дома на Большой Тульской улице, подал жалобу на свое принудительное переселение в Европейский суд по правам человека. В 1999 году его дом помешал строительству третьего транспортного кольца. После двухгодичного противостояния с городскими властями Юрия Жданова выселили, а дом снесли. Ходатайство находится на рассмотрении, истец намерен добиться компенсации.

Иногда жителям все же удается отстоять свои права. Во дворе дома 36 на Ленинском проспекте (“Дом фарфора”) планировалось возведение элитного 20-этажного жилого дома. Местный комитет самоуправления создал инициативную группу по борьбе с новостройкой и добился того, что строительство было остановлено, а котлован засыпан.

Как расселяют москвичей

До марта прошлого года квартиры жителям домов, предназначенных к сносу, предоставлялось за счет доли жилья (30-50%), возведенного на освобождаемых после сноса площадках. Девелоперы, застраивающие центр элитными домами, как правило, расплачивались с городом новостройками, приобретаемыми на периферии города. Программа сноса ветхого и пятиэтажного фонда получила название “волновое переселение”. Ситуация изменилась в марте прошлого года, когда мэрия отметила “затухание волнового переселения” и решила перейти к продаже прав застройки земельного участка за “живые” деньги. Было проведено несколько пилотных тендеров, и в июле 2002 года появилось постановление правительства Москвы, регламентирующее правила проведения денежных конкурсов (первый был проведен 6 марта этого года) и строительства на вырученные на конкурсах средства жилья для переселяемых москвичей. Предполагается, что москвичам при сносе домов будут предлагаться квартиры как в районе их проживания, так и на периферии города, но с коэффициентом, предусматривающим существенное увеличение площади предоставляемых квартир. Функции генерального инвестора застройки ЦАО выполняет департамент инвестиционных программ строительства Москвы (ДИПС), возглавляемый Леонидом Краснянским. ДИПС, как городская структура, получает участки вне конкурса. Для переселения жильцов сносимых домов ДИПС передает департаменту жилищной политики (ДЖП), возглавляемому Петром Сапрыкиным, вновь возведенное жилье именно в ЦАО. По словам руководителя отдела перспективных проектов ДИПС Евгения Леонова, в прошлом году департамент передал ДЖП вместо плановых 40 тыс. кв. м 49 тыс. кв. м.

Комментарий

МАКСИМ ЧЕРНИГОВСКИЙ, юрист

В соответствии со статьей 4 закона г. Москвы “О гарантиях лицам, освобождающим жилые помещения” в случае, если жилое помещение является единственным местом жительства собственника, ему предоставляется равноценное возмещение (компенсация) в виде другого благоустроенного жилого помещения либо в денежном выражении. Размер денежного возмещения соответствует сумме рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения и компенсации за непроизведенный ремонт дома. Размер компенсации за непроизведенный ремонт определяется в соответствии с нормативами, утвержденными правительством Москвы.

На практике наибольшие трудности вызывает определение рыночной стоимости сносимого жилья. Естественно, что выселяемый ориентируется на цены, декларируемые агентствами недвижимости, а московские власти — на некие “нормативные цены с учетом степени износа”. Компенсация в натуральной форме предоставляется по правилам, установленным московским правительством, и в основном в районах массовой застройки. Однако теоретически можно получить и денежную компенсацию, которая выделается исключительно в безналичной форме и может быть потрачена только на покупку нового жилья в том же районе. Некоторые риэлтеры готовы работать с безналом, но и для агентства, и для продавца недвижимости такие безналичные расчеты — лишняя головная боль.

Что касается нанимателей, т. е. жильцов, не успевших приватизировать свои квартиры, то у них мало шансов остаться в родном районе. Закон гарантирует им предоставление жилого помещения не ниже установленных норм: 18 кв. м общей площади на каждого члена семьи, разные комнаты для членов семьи старше 9 лет (кроме супругов), дополнительная жилплощадь в 10 кв. м или отдельная комната некоторым видам хроников, аспирантам, ученым, писателям и т. д. Однако жилье может быть предоставлено в пределах населенного пункта. Естественно, что московским властям и инвесторам выгоднее предоставлять квартиры в районах массовой застройки.

Между инвестором или московским департаментом муниципального жилья и выселяемым заключается договор. Если выселяемый не согласен с предложенными ему условиями, выселение производится в судебном порядке. В ряде случаев через суд удается добиться более приемлемых условий предоставления нового жилья.

Прямая речь. Вам есть что терять при переезде? Стр. 7

Павел Лобков, автор и ведущий программы "Растительная жизнь" телеканала НТВ:

– Я живу на Тверской. Я не смогу жить на окраине, я не вожу машину и на метро добираться к черту на кулички не собираюсь. И если вдруг меня начнут переселять, то это будет трагедия. И я буду бороться. В такой ситуации главное – не сдаваться. Надо судиться с московскими властями, чтобы выбить такую компенсацию, чтобы хватило на покупку квартиры в том же ЦАО.

Денис Евстигнеев, режиссер:

– Я живу на Поварской улице и не собираюсь менять центр на Бутово или Бирюлево. Конечно, там и воздух чище, и цены ниже, но мне в центре удобно. А если что, буду действовать по ситуации. Наведу справки, подниму все мыслимые и немыслимые связи, буду судиться. А если и это не поможет – с места не сдвинусь: забаррикадируюсь и буду держать оборону. Тогда подтвердится высказывание "Мой дом – моя крепость".

Аркадий Мурашев, президент Ассоциации ипотечных банков:

– Я живу на Малой Бронной. Я долго жил в спальном районе, но всегда хотел в центр. Меня все тут устраивает, и до работы идти пять минут. Чтобы переехать сюда, я потратил много сил. Поэтому, если наш дом, а он старый и непрестижный, захотят снести, а нас переселить, я буду сопротивляться и использую все законные средства. Человека нельзя просто взять и переселить, пусть даже и без потери жилых метров.

Ефим Шифрин, артист:

– Я живу на проспекте Мира. Я мог бы сто раз переехать в пригород и, может быть, даже стал бы лучше спать, потому что там, где я живу, спать невозможно, но я не променяю этот район. Иначе я тогда потеряю качество своих рабочих ночей. А спальные муравейники и загородные дома формируют других людей – уже не москвичей, а жителей оруэлловской антиутопии. Жизнь за городом – это на большого любителя, и переселить коренного жителя Арбата или Замоскворечья – значит погубить его, ведь москвич – почти национальность.

Элла Памфилова, председатель комиссии по правам человека при президенте России:

– Я живу недалеко от улицы Косыгина. Не центр, но и мне есть что терять. Начиная от чувства собственного достоинства и кончая материальными потерями. Нельзя просто так нарушить права людей. Нужно с каждым жителем заключать индивидуальный договор на переселение, а не действовать по-советски.

Виктор Мережко, драматург:

Я живу в районе еврейской бедноты – около метро "Аэропорт". Не думаю, что меня будут когда-нибудь выселять. Но если такое произойдет, то я потеряю очень много. Тут своя энергетика, которую я готов защищать. Я куплю огромное ружье, забаррикадируюсь и буду отстаивать квартиру до последнего.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека.

Теперь депутата Мосгордумы можно будет привлечь к уголовной или административной ответственности в соответствии с федеральным законодательством. Правда, решение о возбуждении подобного уголовного дела должен принимать прокурор города Москвы на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Московского городского суда.

Время новостей, № 44. Кирилл Василенко. Статья. Прощание с неприкосновенностью.

Последние дни остались депутатам столичной Думы до прощания с парламентской неприкосновенностью. Вчера они приняли в окончательной версии изменения к закону “О статусе депутата Московской городской думы”. Через десять дней документ вступит в силу. Согласно ранее действовавшей редакции документа, лишиться неприкосновенности столичные парламентарии могли только с согласия Мосгордумы. Теперь депутата можно привлечь к уголовной или административной ответственности в соответствии с федеральным законодательством. Правда, решение о возбуждении подобного уголовного дела должен принимать прокурор города Москвы на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Московского городского суда.

Стоит отметить, что инициатива исходила не столько от самих парламентариев, сколько от Конституционного суда. Напомним, что КС еще летом 2002 года признал, что члены законодательных (представительных) органов субъектов РФ неправомерно наделены депутатской неприкосновенностью. К тому же в июле 2002 года вступили в силу новые Уголовно-процессуальный и административный кодексы, устанавливающие особый порядок привлечения к ответственности региональных депутатов. Противников ограничения собственных прав среди столичных законодателей не нашлось.

Примечательно, что отказаться от полной неприкосновенности столичным законодателям пришлось меньше чем через год после того, как они сами установили себе такую привилегию. Лишь в апреле 2002 года Мосгордума обновила закон о статусе городского депутата, согласно которому права региональных парламентариев уравнивались с правами их федеральных коллег. Причем сделано это было с согласия Минюста. Теперь же, по просьбе конституционных судей, столичные депутаты отказались от иммунитета.

Деятельность правозащитных организаций

Бывшие заложники "Норд-Оста" создают организацию по защите пострадавших от террористических актов.

АСИ (сайт), 7 марта. Информ. сообщ.

МОСКВА, 7 марта. Принято решение о создании Региональной общественной организации по защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост". В собрании заложников, состоявшемся 3 марта в центральном офисе Общероссийского общественного движения "За права человека", приняли участие 20 человек. На собрании был избран координационный совет организации, сформулированы ее цели: защита пострадавших от террористических актов и оказание им общественной поддержки, правовой, психологической и информационной помощи, содействие в защите их прав и законных интересов, создание благоприятных условий для их сотрудничества с федеральными и региональными органами власти. До регистрации организации связь с ней обеспечивает Движение "За права человека". Контакт: Налетов Андрей Александрович e-mail: analetov@mail.ru телефон: (095) 202-22-24.

АСИ (сайт), 11 марта

Информ. сообщ. Известные писатели и правозащитники обсудили со студентами войну в Чечне.

МОСКВА, 11 марта. "На территории Чечни осуществляется террор, который происходит под контролем спецслужб. В результате зачисток, проводимых федеральными властями, исчезли тысячи мирных жителей", - рассказал сегодня на встрече со студентами факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова председатель совета Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов. По его мнению, большую роль в разрешении проблемы играет участие молодых людей в антивоенном движении. Известный публицист, автор и ведущий программы "Итого" Виктор Шендерович придает огромное значение образованию общества и отдельной личности, призывая собравшихся обратить внимание на проблему Чечни. Проанализировав сложившуюся в Чеченской республике ситуацию и ответив на вопросы студентов, участники рассказали о цели прошедшей встречи. По их мнению, подобные мероприятия позволяют услышать мнения молодых людей, оценить их позицию и заставляют задуматься о сложности проблемы.

Письмо протеста деятелей искусства против травли в средствах массовой информации организаторов и участников выставки “Осторожно, религия”.

Полит.Ру, 12 марта. Статья. Погром становится методом художественной критики.

Выставка “Осторожно, религия” в Сахаровском центре кому-то очень не понравилась.

Она не мешала никому молиться, ибо находилась в общественном месте некультового назначения, не призывала к дискриминации верующих. Но ее разгромили.

Кто именно – духовные вдохновители погромщиков, можно было вполне догадаться и раньше, но сейчас они высунули головы сами.

Мало кого удивит присутствие в этом ряду хвастающегося переходом в черносотенство Дмитрия Ольшанского или публикация в нынешней “Литгазете” – менее привычно попадание в “дурное общество” “Известий”. Но главные критики-погромщики обосновались в нетрадиционном для них Интернете – Никита Михалков и Валентин Распутин, Илья Глазунов и Николай Бурляев.

Сегодня Полит.ру публикует “Письмо протеста против травли в средствах массовой информации организаторов и участников выставки “Осторожно, религия”. Его авторы  известные художники, критики, философ.

Россия, слава богу, - светское государство. Не “равноудаленное” от верующих разных конфессий, а именно СВЕТСКОЕ. Судя по всему, в сумятице неопределенных жестов государства об этом многие успели забыть. И напрасно – никто эту светскость без боя не отдаст.

Письмо протеста против травли в средствах массовой информации организаторов и участников выставки “Осторожно, религия”

14 января в Музее им. Андрея Сахарова открылась выставка “Осторожно, религия”, в которой участвовало около сорока художников из России, США, Японии, Кубы, Армении и Грузии. Некоторые из этих художников хорошо известны в России и за рубежом. 18 января выставка была разгромлена шестью хулиганами. Художникам был нанесен существенный материальный ущерб (многие работы были порваны, замазаны краской, разбиты), не говоря уже об ущербе моральном: выставка закрылась на три недели раньше.

Пресса отреагировала на это событие неоднозначно. Было множество статей, осуждающих погром. Однако появилось немало статей, авторы которых, явно не видевшие выставку, солидаризуются с погромщиками, причем, делается это от имени народа или православных верующих.

Особое возмущение вызвала статья Дмитрия Ольшанского “но… И целого бульдозера мало”, напечатанная в газете “Консерватор” (24-30 января 2003 г.). В ней содержится клевета на художников, занимающихся современным искусством, которые, якобы, “портили, гадили, громили, издевались, убивали (пусть только животных)”. В принципе, -- продолжает Ольшанский, -- в любом разумно организованном обществе, непохожем на какую-нибудь чудесно либеральную Голландию или Британию, подобного рода мастеров культуры попросту сажают. В обществе более строгом, религиозном – поступают более жестко. Бедная наша Россия в девяностых была государством ультралиберальным, и защитить нас от прикрывающихся словом “художник” агрессивных уродцев было некому”. Перед нами не просто недопустимое оскорбление достойных людей, названных “агрессивными уродцами”, но и явный призыв к физической расправе над художниками. Что может быть более жестко, чем тюремное наказание: санкционированный расстрел всех художников или может быть, нападение и убийство из-за угла поодиночке? Что имеет в виду господин Ольшанский, когда пишет о “строгом, религиозном обществе”? Может быть, Иран, где писатель Рушди был приговорен к смерти за сборник стихов? Он предлагает и в России приговаривать к смерти за высказывания и убеждения? Пока в этой стране в Конституции записаны права на свободу слова, совести и вероисповеданий, высказывания Ольшанского подпадают под определение экстремистских, так как являются прямым натравливанием одних людей на других, то есть разжиганием розни.

Неприкрытое подстрекательство к убийству звучит в интервью Ивана Охлобыстина, опубликованном Дмитрием Соколовым-Митричем в “Известиях” 7 марта 2003 г. Охлобыстин заявляет: “Я не удивлюсь, если что-нибудь случится с организаторами выставки. И даже при всем терпении православных людей – я не уверен, что они будут скорбеть об этом”. “Я бы на месте властей посадил бы их, причем максимально быстро. Потому что, если они останутся безнаказанными, их здесь убьют”. Поразительно, что человек, для которого основная заповедь любой религии “не убий” является пустым звуком, называет себя священником (Иоанном).

Недопустимые высказывания и оскорбления в адрес художников можно найти и в статье кандидата искусствоведения Капитолины Кокшеневой “Злоумышленное глумление”, напечатанной в “Литературной газете” (5-11 февраля 2003 г.). Кокшенева считает “совершенно естественной” реакцию людей, которые испортили работы. “Ими, и только ими, держалась земля наша во все времена, а не мелкими пакостниками, назвавшими себя “художниками””. Среди нас есть люди православного вероисповедания, и нам не понятно, на каком основании госпожа Кокшенева присваивает себе право говорить от лица всех православных верующих, ведь в ее интерпретации они с неизбежностью должны придавать погрому и хулиганству статус героического действия.

Далее она апеллирует к “государственным органам, призванным поддерживать исполнение законов”. Впрочем, как выясняется, законы Кокшеневу не волнуют, ведь они однозначно на стороне художников, ставших жертвами хулиганских действий. Кандидата искусствоведения волнует “порядок”. “Порядок, -- учит она, – это наличие в государстве закона о государствообразующей титульной нации (о русском народе). И тогда все встанет на свои места – основные символы и духовные святыни будут определены непосредственно в государственном законе и защищены им”. Что означают подобные призывы для многонациональной и многоконфессиональной России, надеемся, понятно всем!

Поразительно по своему взвинченному тону и Обращение деятелей науки и культуры “В связи с организацией кощунственной выставки в Центре Сахарова”, помещенное на новостной ленте www.portal-credo.ru 22 января. Явно не видевшие выставку, приписывающие работы не тем авторам, подписанты: Валентин Распутин, Никита Михалков, Игорь Шафаревич, Василий Белов, Николай Бурляев, Илья Глазунов, Вячеслав Клыков, Михаил Назаров и Лина Мкртчан, -- заявляют, что выставку “Осторожно, религия” “нельзя сравнить даже с коммунистическими аналогами: тогдашние безбожники были одурачены и думали, что Бога нет. А здесь сознательный сатанизм, новый его этап”. Здесь оскорбительным для художников является обвинение в сатанизме и странная забывчивость подписавшихся, которые фактически утверждают, что высылка священников в концлагеря, их расстрел, невозможность для их детей получить высшее образование, практиковавшиеся большевиками, ничто по сравнению с несколькими работами, выставленными в Сахаровском центре. Концовка этого письма также вызывает недоумение: “Это событие как бы бьет в набат. Оно должно стать последней каплей, переполнившей чашу народного терпения. Необходимо мобилизовать все силы, способные оценить, какого масштаба национальная катастрофа происходит на наших глазах. Иначе – конец. Иначе – предательство России, Православия, Христа, за которое не может нам быть прощения”. Хочется спросить господ-подписантов, как же они представляют себе современное искусство? Неужели воздействие выставки может быть столь разрушительным, что под ее давлением может обрушиться Россия и Православие? Неужели Россия настолько слаба, а православие настолько не укоренено, что могут рухнуть под влиянием нескольких фотографий и инсталляций?…

Требуем прекратить травлю организаторов выставки и художников в средствах массовой информации, так как они способствуют разжиганию межрелигиозной розни и противоречат конституции Российской Федерации.

Анна Альчук, художница, литератор

Михаил Рыклин, ведущий сотрудник Института философии

Игорь Макаревич, художник

Елена Елагина, художница

Ирина Вальдрон, художница

Марина Любаскина-Шутц, художница

Марина Обухова, художница

Герман Виноградов, художник

Татьяна Антошина, художница

Олег Кулик, художник

Людмила Бредихина, арткритик

Наталья Каменецкая, художница

Мария Пожарицкая, художница

Александр Панов, арткритик, журналист, заведующий отделом “Искусство” журнала “Еженедельный журнал” .

Движение “За права человека” оспаривает в Верховном суде два приказа Налоговой полиции – о создании “обстановки нетерпимости” вокруг потенциальных налоговых нарушителей и об использовании спецсредств в борьбе с налоговыми нарушениями.

Еженедельный журнал, № 9. Игорь Пылаев. Статья. Полиграфисты в мундирах.

Общероссийское движение “За права человека” обратилось в Верховный суд с двумя исками к Федеральной службе налоговой полиции (ФСНП) и Министерству юстиции. Правозащитники протестуют против решения ФСНП, которое вводит проверку на детекторе лжи для лиц, подозреваемых в уклонении от уплаты налогов. Истцы ссылаются на резолюции ООН, принятые в 1958–1960 годах в ходе трех региональных семинаров по защите прав человека в уголовном праве. В них проверка на полиграфе названа “возвратом к средневековому варварству”, а “главным основанием для недопущения подобных методов является то обстоятельство, что эти методы составляют посягательство на важнейшие функции человеческого рассудка и, следовательно, составляют нарушение прав человека”.

Полицкорректность

В России уклонение от уплаты налогов – явление вполне рядовое. В целом размер теневой экономики страны, по оценкам Госкомстата, превышает 30 процентов ВВП. А по расчетам Всемирного банка – и все 50 процентов. Рецепты, как вывести бизнес из тени, предлагаются разные. Предприниматели, например, настаивают на значительном снижении налогового бремени, снятии многочисленных административных барьеров, обеспечении гарантий прав собственности. Но фискальные органы предпочитают более простые лекарства: проверять налогоплательщиков и членов их семей на детекторе лжи, или, как его называют специалисты, полиграфе. Хотя предполагается, что проверка будет проводиться на добровольной основе, далеко не у каждого законопослушного налогоплательщика достанет решимости отказать полицейским.

Смелая инициатива налоговой полиции закреплена в двух подзаконных актах. Порядок проведения опросов посредством полиграфа определен приказом №426, а форма работы по предупреждению преступлений и правонарушений в налоговой сфере – приказом №525. Первым делом ФСНП обязана выяснить у гражданина, есть ли у него желание пройти проверку на детекторе лжи. Для этого “лицу, подлежащему опросу”, направляется уведомление о “возможностях, сроках, целях и порядке” проведения проверки. В случае согласия гражданин дает соответствующее письменное подтверждение. Проверка проходит в специально оборудованном помещении и по требованию опрашиваемого должна быть в любой момент прекращена. Однако в этом случае специалистам ФСНП следует выяснить у испытуемого условия, на которых опрос может быть продолжен. Пройти проверку на детекторе лжи полицейские вправе предложить и подросткам старше 14 лет, но уже с письменного согласия одного из родителей. Все сведения, полученные посредством полиграфа, носят конфиденциальный характер. Согласно второму приказу ФСНП организует учет “профилактируемых лиц”: тех, от кого “можно ожидать совершения преступления или правонарушения”. Впоследствии на них оказывается воздействие с целью “изменения поведения от антиобщественного к законопослушному”. Задача – “создать в обществе нетерпимость к совершению противоправных посягательств, направленных на подрыв экономической безопасности страны”.

Оба документа зарегистрированы в Минюсте – его чиновники не усмотрели в них никакого ущемления прав граждан. Словом, полицейская корректность соблюдена. Однако действия ФСНП тотчас получили огласку. Член комитета Госдумы по законодательству Александр Баранников в разговоре с корреспондентом “Еженедельного Журнала” назвал оба приказа настоящим безобразием: “Презумпцию невиновности в России еще никто не отменял”. И посоветовал гражданам обращаться в суд.

Первым на борьбу с полицкорректностью поднялось общероссийское общественное движение Льва Пономарева “За права человека”. По словам руководителя информационно-аналитической службы движения Евгения Ихлова, инициатива налоговой полиции – это “легализация той практики, которую 20 лет назад воплощал КГБ в борьбе с диссидентами и отказниками... Все то же самое: взять человека на карандаш, влиять на его родных и работодателя через публикации в прессе, создавать вокруг личности атмосферу нетерпимости. В этом заключалась профилактическая работа КГБ с элементами, потенциально опасными для режима. Все это легализуют сейчас. Мы все отлично понимаем: если суд утвердит законность этих приказов ФСНП, то вслед за ними потянутся и другие ведомства”.

По словам Ихлова, иски в Верховный суд опираются на поступившие в правозащитную организацию жалобы трех граждан: заместителя директора небольшого предприятия и двух бригадиров – охранной фирмы и “евроремонтной” бригады. Правозащитник не стал называть фамилии этих людей, дабы оградить их от преследований со стороны налоговой полиции. “Мы настаиваем на полной отмене приказа №426, который утверждает инструкцию о порядке проведения оперативно-розыскного мероприятия – опроса в виде специального психофизического исследования, то есть полиграфа. Во втором приказе нас не устраивает 23-я глава: “Индивидуальная профилактика преступлений и правонарушений”. В ней идет речь о выявлении конкретных лиц, от которых можно ожидать совершения преступления или правонарушения. Получается, что человек еще не совершил ничего противозаконного, но уже вызывает подозрение.

Помимо обращения в Верховный суд движение “За права человека” объявило о начале гражданской кампании – бойкоте детектора лжи. “Уже сейчас налогоплательщика могут пригласить для прохождения проверки на полиграфе, – продолжает Евгений Ихлов. – Что делать? Если просто отказаться, то можно сразу же попасть под подозрение в соответствии с уже упоминавшейся 23-й главой. Иное дело, когда причиной отказа становится участие в гражданской акции. Кстати, ныне покойный профессор Ларин, бывший главный научный сотрудник Института государства и права, считал, что полиграф относится к области паракриминалистики, как и участие в следственных мероприятиях экстрасенсов”.

Сила убеждения

ФСНП не видит ничего плохого в использовании полиграфа в ходе оперативно-следственных мероприятий. На эту тему у корреспондента “Еженедельного Журнала” состоялся разговор с представителем управления информации и общественных связей ФСНП. Он попросил не называть его фамилию, сказав, что выражает общую позицию управления. Вкратце она такова: ФСНП намеренно сделала приказ об использовании полиграфа достоянием гласности – он полностью опубликован в “Российской газете”. Предвидя неоднозначное отношение общества, юристы ФСНП ручаются за его юридическую чистоту. Человек, которому предлагают психофизическое исследование, может взять этот документ и ознакомиться как со своими правами, так и с обязанностями должностных лиц налоговой полиции. Оба приказа действуют в рамках закона об оперативно-розыскной деятельности. Психофизическое исследование на полиграфе является опросом, который относится к числу разрешенных оперативно-розыскных мероприятий. В ходе их проведения оперативники вправе использовать оборудование для видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки. Дозволяется также применять “другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде”. По мнению представителя ФСНП, полиграф и есть “иное техническое средство”, отвечающее указанным требованиям.

“Если у правоохранительных органов – ФСБ, милиции или налоговой полиции – имеется информация о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, они вправе провести оперативно-розыскные мероприятия с использованием полиграфа. Но, думаю, наша служба будет редко прибегать к таким средствам. Тем более что сведения, полученные в результате исследования, не могут служить ни доказательством вины гражданина, ни основанием для обвинения в суде. Для наших сотрудников данные полиграфа не более чем информация к размышлению”, – считает наш собеседник из ФСНП.

Вырисовывается странная картина. Есть узаконенные формы взаимоотношений граждан со следственными органами в рамках уголовного дела. В частности, когда человека вызывают на допрос, ему присылают повестку, где должно быть указано, в каком качестве – свидетеля или подозреваемого – он приглашен. Какой статус будет у приглашенного для опроса (допроса?) на детекторе лжи? Какие сведения налоговики собираются получать у ребенка? Не прячет ли отец под матрацем банкноты зеленого цвета? Движение “За права человека” рассчитывает получить в Верховном суде ответы, в том числе и на эти вопросы. Полезно было бы также узнать цену полицейской инициативы. “Я не могу сказать, сколько понадобится денег для реализации этого проекта. Одно известно, никаких дополнительных источников финансирования не предусмотрено. Будем обходиться уже имеющимися у нас полиграфами, приобретенными еще в 90-х годах. Сколько понадобится полиграфов для Москвы? Я не знаю”, – признал уже упоминавшийся представитель ФСНП. Ясно, что полиграф – удовольствие не из дешевых. Его цена колеблется от 4,5 до 13 тыс. долларов.

Кстати, на прошлой неделе на заседании фракции “Отечество – Вся Россия” замминистра по налогам и сборам Наталья Аристархова заметила, что МНС к подготовке этих приказов не имеет никакого отношения. Кто-то из народных избранников даже пошутил, что первыми, кого следует проверить на полиграфе, – это сами депутаты Госдумы.

РОССИЯ, Москва (Соб. корр.) 12 марта активисты Транснациональной радикальной партии (ТРП) провели в Москве манифестацию против режима Саддама Хусейна.

ИА “ПРИМА”, 12 марта. Информ. сообщ. В Москве собирают подписи против Саддама Хусейна.

РОССИЯ, Москва (Соб. корр.) 12 марта активисты Транснациональной радикальной партии (ТРП) провели в Москве манифестацию против режима Саддама Хусейна.Несколько десятков манифестантов собрались под американскими, британскими и израильскими флагами и флагом ТРП на Пушкинской площади.

Они собирали подписи под воззванием ТРП и одного из ее лидеров — депутата Европарламента Марко Паннеллы к Совету Безопасности ООН с требованием установить в Ираке демократическое правление под международным контролем и вынудить Саддама Хусейна уйти в отставку. Этот документ уже подписало более 19 тыс. человек из 137 стран мира, в том числе и из России. Во время акции прохожие весьма активно подписывали воззвание.

На митинге выступили координатор ТРП в России Николай Храмов, лидер партии “Демократический союз” Валерия Новодворская. Они говорили об опасности террористического режима в Ираке и о том, что только его устранение обеспечит подлинный мир в этом регионе. После начала акции к ней присоединилась группа проживающих в Москве иракских курдов.

Организаторы акции рассчитывали провести ее в течение двух часов (с 18.00 до 20.00), однако московские власти потребовали сократить время проведения акции до одного часа.

12 марта в Москве прошел митинг протеста против политических репрессий в Туркменистане, организованный партией “Яблоко”.

Московский комсомолец, № 53. Мария Мартова. Статья. “Яблоко” против Туркменбаши.

В среду возле посольства Туркменистана в Филипповском переулке собралось несколько десятков человек, многие из которых были хорошо узнаваемы.

Поддержать московскую организацию партии “Яблоко”, проводившую митинг протеста против политических репрессий в Туркменистане, пришел не только один из лидеров партии Владимир Лукин, но и многие известные правозащитники и журналисты — Валентин Гефтер, Лев Пономарев, Аркадий Дубнов. Наибольшее внимание привлекло выступление сестры осужденного оппозиционера Ларисы Шихмурадовой. В интервью “МК” Лариса сказала, что после того, как ее брат добровольно сдался властям, его никто не видел. Позже родственникам удалось узнать, что так называемый суд над Шихмурадовым проходил в его отсутствие. Неделю назад из достоверных источников семья узнала, что к нему применяются пытки и истязания. Он находится в камере полтора на два метра без света, и ему делают какие-то уколы. Стало известно, что Ниязов не разрешил работать на территории Туркменистана комиссии ОБСЕ. Участники митинга держали лозунги: “Остановим Туркменбашизм”, “Режим Ниязова — угроза России”, “Туркменские спецслужбы — вон из России”. Никакой реакции со стороны работников посольства не последовало.

Разное

13 марта перед зданием Госдумы члены Союза пчеловодов России провели митинг протеста. Главное требование собравшихся – не выселять пчеловодов из павильона “Пчеловодство” на территории Всероссийского выставочного центра.

Российская газета, № 48. Ирина Огилько. Статья. Горький мед.

ВЧЕРА перед зданием Государственной Думы члены Союза пчеловодов России провели митинг протеста. Главное требование собравшихся — не выселять пчеловодов из павильона “Пчеловодство” на Всероссийском выставочном центре.

Собравшихся было немного — человек двенадцать. Все они были в “пчелиных” желтых куртках в черную и рыжую полоску. Сбоку на этих несколько неуместных в центре города нарядах красовалась надпись “Куртка пчеловода России”. Головы собравшихся окутывали плотные, круглые, как шлем у скафандра, серые сетки с многочисленными молниями у шеи. Сквозь них лица участников митинга проглядывали с трудом.

Протестующих пчеловодов, по идее устроителей акции, должны были заметить торопящиеся на работу депутаты Госдумы. Им-то и собирались пожаловаться на свою горькую участь российские пасечники.

— Мы занимаем наш павильон вот уже семь лет, — рассказал “РГ” директор отраслевого выставочного центра “Пчеловодство” Владимир Кулаков. — Аренду нам не стали продлевать впервые. И никто внятно не объясняет почему. Куда нам с медом деваться? На пасеки к нам не доедешь: все разбросаны по российской глухомани. А народ уже привык на ВВЦ за медом со всей страны приезжать.

Пока длился митинг, многочисленные прохожие любопытствовали, что за тусовка, почем мед и можно ли сейчас купить баночку, например, верескового меда. Активисты сетовали, что с собой меда захватить не подумали, зато советовали ехать тут же на ВВЦ, там пока хоть что-то осталось. По завершении митинга участники поехали пить чай с медом, обсуждая свое “массовое” выступление.